Назад

Купить и читать книгу за 100 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Половая идентификация ребенка в кинетическом рисунке семьи: психодиагностическое пособие

   Здоровые семейные отношения – это залог успешной полоролевой идентификации ребёнка. Начинаясь с рождения, процесс идентификации протекает непрерывно, с заострениями и актуализациями переживаний на кризисных этапах психосексуального развития. Одним из таких этапов является возраст эдипова комплекса. Конфликты и искажения воспитательного процесса на этом этапе никогда не проходят бесследно и могут с новой силой реанимироваться уже в подростковом возрасте. В пособии представлены основные критерии анализа и подходы к пониманию проблем половой идентификации ребёнка с помощью популярной рисуночной методики. Автор, основываясь на опыте реальной практической работы с обычными российскими детьми, приводит многочисленные иллюстрации и примеры, которые приближают читателя к пониманию основных семейных тем и проблем ребенка в рисунке.
   Для студентов психологических факультетов, а также психологов-практиков.


Сергей Сергеевич Носов Половая идентификация ребёнка в кинетическом рисунке семьи

ВВЕДЕНИЕ

   Предваряя настоящее психодиагностическое пособие, стоит прежде всего обозначить нашу собственную позицию в отношении проективных рисуночных методов исследования.
   В современной психодиагностике существуют довольно неоднозначные мнения по этим методам исследования личности. Проективные рисуночные тесты несут на себе отпечаток клинической ориентации, они появились на почве психоанализа и предназначены во многом для выявления стиля поведения, неосознаваемых особенностей личности и её реагирования в конфликтных ситуациях. К таким значимым, конфликтным, кризисным ситуациям в онтогенезе ребёнка мы причисляем периоды завершения этапов психосексуального развития – половой идентификации в 6 лет и половой роли в 13 лет. Эти возрастные рамки, естественно, могут варьироваться в зависимости как от биологических, так и социально-психологических особенностей индивидуума.
   Обсуждая проблемы психосексуального развития, шестилетнего возраста, семейной ситуации в контексте проективной методики, невозможно обойти базовое положение классического психоанализа об эдиповом комплексе. Мы постараемся осторожно коснуться этой проблематики, не слишком погружаясь в глубины психоанализа, а рассматривая данный период в жизни ребёнка как нормальный и необходимый этап психосексуального развития, во многом определяющий особенности становления Я-концепции ребёнка. Указанный период имеет большое значение, в частности, для аспектов полового самосознания: адекватной идентификации и усвоения половой роли.
   В пособии представлен реальный практический опыт работы с обычными российскими детьми, воспитанниками детских садов и учащимися средних школ. Содержание книги освещает вопросы психологии пола, поскольку мы проводим активные исследования именно в этой области. Выбор исследования проективным методом – кинетическим рисунком семьи – мотивирован несколькими причинами.
   Рисунок – прежде всего потому, что детям проще рисовать, чем развёрнуто и каузально рассуждать о своих проблемах. Ребёнок обычно более естественно выражает себя через действие, а уже потом через слово. Рисуночные тесты просты и не рождают излишнего сопротивления со стороны ребёнка; они чрезвычайно информативны. Рисунок выявляет не только особенности самосознания, но и общей ситуации развития ребёнка (особенности интеллектуальной, эмоциональной, моторной, формально-динамической, социальной сферы). При умелом обращении с тестом и адекватной интерпретации рисунок даёт такую информацию, которая ускользает из сферы сознательного контроля испытуемого. Рисунок и обязательная беседа по нему раскрепощают ребёнка, способствуют установлению контакта и служат необходимым условием дальнейшей продуктивной психодиагностической или коррекционной работы.
   Кинетический (динамический) прежде всего потому, что движение изображаемых фигур делает рисунок неформальным, наполняет содержание новыми красками, обогащает интервью по рисунку, способствует лучшему пониманию ребёнка. На выбор именно этого варианта рисунка семьи нас натолкнула замечательная монография Роберта С. Бернса и С. Харварда Кауфмана, которые предложили методику с кинетическими инструкциями, исходя из определения понимания (нооса), данного Анаксагором из Клазомены: «придание движения, единства и системы тому, что прежде было смешением инертных элементов» [2]. В дальнейшем мы будем придерживаться стиля интерпретации американских авторов, но все описываемые темы и синдромы были получены на материалах рисунков именно российских детей.
   Семьи – прежде всего потому, что именно в семье возникает эдипов комплекс, семья является важным институтом социализации ребёнка, в том числе и социализации половой. Семья служит источником идентификаций ребёнка, семейный сценарий часто оказывается сценарием всей его дальнейшей жизни, семья для ребёнка – это если не всё, то очень и очень многое.
   Большое влияние на особенности интерпретации рисунков и подходы к анализу деталей оказало наше общение с доктором психологических наук A.JI. Венгером, кандидатом психологических наук Е.И. Морозовой, кандидатом психологических наук Е.В. Свистуновой, замечательными московскими психологами – специалистами в области проективных методов исследования личности ребёнка. Их идеи и профессионализм послужили примером исследовательской работы детского психолога и помогли в создании данного пособия.
   Отдельную благодарность хочется выразить всем исследователям, с кем довелось работать по направлению сохранения психического здоровья детей и подростков, прежде всего всем сотрудникам отдела по изучению состояния риска функциональных психических расстройств НЦПЗ РАМН г. Москвы, а также президенту Ассоциации детских психиатров и психологов, кандидату медицинских наук, врачу-психиатру высшей категории А А. Северному и ведущему специалисту в области психологии пола, кандидату психологических наук Н.В. Дворянчикову.
   Особую благодарность выражаем педагогическим коллективам детских садов (в частности, педагогу-психологу Д.Ю. Ходыреву) и общеобразовательных школ г. Электростали Московской области, в которых проводилась большая часть исследований. Также мы признательны активным студентам МГГУ им. М.А. Шолохова, МЭИ и МосГУ и, конечно же, всем детям, которые выполняли рисунки. Ведь именно они по сути являются авторами этой книги.

1. ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕДУРНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ МЕТОДИКИ

Особенности проведения рисунка
   «Кинетический рисунок семьи» является вариантом методики «Рисунок семьи», который был разработан Р. Бернсом и С. Кауфманом. Оригинальное название методики «Kinetic Family Drawing (K-F-D)» нередко переводят на русский язык как «Кинетический рисунок семьи» (в частности, таково название книги, выпущенной в переводе на русский язык издательством «Смысл») [2]. Однако английскому слову «kinetic» в данном употреблении больше подходит русское прилагательное «динамический». Считается, что методика вполне доступна детям, начиная со старшего дошкольного возраста, приблизительно с 5 лет.
   В сравнении с тестом «Рисунок семьи» тест «Динамический рисунок семьи» позволяет получить более полную информацию о том, как обследуемый воспринимает распределение ролей в семье, какова основная, с его точки зрения, функция у каждого из её членов. Подростки по этому заданию часто делают очень выразительные рисунки, позволяющие понять основные конфликтные сферы их взаимоотношений. Вместе с тем некоторые исследователи часто отмечают, что диагностическая направленность дополнительного варианта более очевидна, чем у исходного теста, и при определенной установке обследуемый может сознательно исказить результаты.
   Тем не менее придание динамики изображаемым фигурам, снятие с них инертности и статичности значительно обогащает рисунок и делает его более информативным. Однако, давая испытуемому кинетическую (динамическую) инструкцию, следует помнить ряд необходимых правил любого рисуночного теста. Например:
   • Проективный тест проводится в совокупности с другими методами и служит им дополнением.
   • Психолог не выносит заключения о ребёнке только лишь по одному рисунку.
   • Обязательно следует проводить беседу как до задания, так и после него.
   • Применять методику должен только специально подготовленный психолог.
   • Интерпретировать рисунок следует только после знакомства с личным делом, анамнезом и проведения беседы с испытуемым.
   • Следует учитывать физическое состояние, самочувствие, настроение и другие ситуационные факторы при выполнении задания.
   • Заключение психолога – это не медицинский диагноз, поэтому психолог не берёт на себя врачебных функций и должен остерегаться гипердиагностики. Психолог может строить гипотезы и потом проверять их.
   • Психолог должен помнить, что не всё можно и нужно говорить ребёнку или родителям ребёнка, поскольку специалист – только он сам. Резкая, категоричная, неправильная и двусмысленная интерпретация может нанести значительный психический урон клиенту.
   • Исключено домысливание информации: психолог видит только то, что действительно есть в рисунке. Специалист помнит о возможности собственных проекций на рисунок.
   • Психологу лучше не применять методику на своих родственниках и близких знакомых.
   • В проективном тесте важен не только результат задания, но и процесс его выполнения.
   Это лишь небольшая часть необходимых правил и требований к проведению кинетического рисунка семьи (К-Р-С). Они во многом совпадают с общими этическими правилами работы психолога и обязательны к выполнению, в противном случае существует риск психического ущерба как для клиента, так и для самого специалиста.
Процедура проведения
   Исследование проводится индивидуально. Заданию предшествует период знакомства и беседы с испытуемым. Важно установить спокойную и доброжелательную атмосферу. Ребёнку должно быть удобно и комфортно (следует учитывать размер стула и стола).
   Предлагается листок простой писчей бумаги (формат A4), который располагается на столе напротив испытуемого. Также предлагается простой карандаш средней мягкости, который кладётся перед испытуемым на равном расстоянии от обеих рук (важно, какой рукой – правой или левой – ребёнок возьмёт карандаш) в центре листа. Ластик мы предпочитаем не давать, поскольку важно именно то, что ребёнок нарисовал сразу (его первая непосредственная реакция – самая информативная).
   Задание выполняется только простым карандашом. Можно вводить цвет, предлагая наборы цветных карандашей, но практика показывает, что выбор цвета и увлеченность раскрашиванием уменьшают спонтанность и экспрессивность рисунка. Пусть дети рисуют, а не думают об украшательстве.
   Ребёнка просят: «Нарисуй всех членов твоей семьи, включая тебя, делающих что-нибудь. Рисуй не мультяшек и не людей, состоящих из палочек. Важно, чтобы каждый был занят каким-либо делом».
   Инструкцию желательно повторить дважды, можно переспросить ребёнка, как он понял задание и что ему надо сделать.
   Сразу возможны отказные реакции испытуемого типа: «Я не умею рисовать!» или «А себя тоже рисовать?», на что психолог доброжелательно отвечает, что он сам не художник и его творчество не на выставку готовится: «Рисуй так, как умеешь, и рисуй то, что считаешь нужным».
   Время не ограничено, очень важно не вмешиваться в процесс и резко его не прерывать. Ребёнок сам сообщит, когда он уже всё сделал. Если ребёнок в процессе отказывается от задания или жалуется на то, что у него ничего не получается, то соответственно его надо подбодрять и стимулировать на работу. Экспериментатору лучше не находиться в поле зрения ребёнка, желательно сесть неподалёку сбоку от испытуемого. Можно покинуть комнату, время от времени возвращаться и проверять ход работы. Не рекомендуется садиться близко к ребёнку и напротив него.
   После того, как испытуемый словом или жестом показал вам, что работа закончена, начинается очень важная часть исследования – беседа по рисунку. Прежде всего следует спросить, как он себя чувствует и трудно ли было рисовать. Важно выяснить, кого он нарисовал (иногда бывает сразу трудно понять, что изображено на картинке) и чем заняты фигуры, сколько кому лет, а также порядок рисования (кто был нарисован в первую очередь, а кто потом).
   Далее беседа может строиться вокруг интересующей психолога темы (часто тема для опытного диагноста становится очевидной сразу из только что выполненного рисунка), следует также выяснить отношение к каждому члену семьи. Вопросы задавать нужно осторожно, их не следует излишне конкретизировать (во избежание ответов типа «да-нет») или задавать «в лоб», иногда полезно использовать паузы и незаконченные вопросы. В любом случае психолог больше слушает, чем говорит сам.

2. ОБЩИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

   От процедурных моментов следует перейти к моментам практическим. Интерпретация полученного графического продукта и понимание ребёнка во многом зависят как от умелого использования структурных и содержательных характеристик рисунка, так и от аналитических и интуитивных особенностей мышления психолога. Остановимся на некоторых критериях анализа кинетического рисунка семьи.
Стиль
   Отделение и интеграция
   Отделение. Разделение фигур вертикальными линиями, присутствие членов семьи в разных комнатах, «капсулирование» (заключение в капсулу, оболочку, плаценту, отдельную комнату и т. п.) фигуры можно рассматривать как попытку чувственной изоляции себя (других) от остальных членов семьи. При эдиповой ситуации возможно намеренное капсулирование фигуры (например, материнской) как навязчивое стремление «защитить» мать от отца и сохранить её для себя. Признаками нарушения эмоциональных контактов могут выступать не только присутствие оболочек и перегородок (или стен), но и пространственная удалённость фигур друг от друга, показ человека со спины.
   Интеграция. Под интеграцией понимается близкое расположение фигур друг к другу или занятие персонажей рисунка общим делом. Обычно люди, взявшие друг друга за руки, интерпретируются в позитивном ключе, характеризуются миролюбивыми и дружелюбными отношениями. Возможно сознательное демонстрирование ребёнком хорошей атмосферы, показ социальной желательности или потребности в таких отношениях. Это не что иное, как психологическая защита от реальной дискомфортной ситуации, а значит, требует анализа в совокупности с другими критериями. Соединения фигур, сверхтесные контакты, пересечение, включённость фигур друг в друга указывают на симбиоз и зависимость.
   Подчёркивание и штриховка
   Подчёркивание. Прорисовывание опоры, т. е. горизонтальной линии, внизу страницы или под ногами фигуры обычно бывает характерно для детей, испытывающих чувство неуверенности и дискомфорта.
   Штриховка. Часто случается, что такая «опора» дополняется снизу ещё линиями перекрёстного или косого (или крестообразного) штрихования (дети объясняют это как «паркет», «линолеум», «коврик с узорами»), такое «контролируемое» штрихование связано с наличием навязчивых мыслей. Всё это лишь усиливает нестабильность семейной ситуации.
   В целом излишнее и обильное штрихование может говорить об общей тревожности испытуемого.
   Искажение и игнорирование
   Искажение. Трансформация размера фигуры по типу её увеличения говорит об отношении доминирования, о претензии на главенствующую роль в семье (если увеличение фигуры брата/сестры, то это связано с ревнивостью). Мелкое, преуменьшенное изображение связано с подавленностью, заброшенностью, депрессивностью. Если уменьшена только фигура родителя, то это скорее говорит о его малой значимости в семье. Уменьшение брата/сестры говорит о сопернических и конкурентных отношениях, отражает ревность.
   Игнорирование. Пропуски и игнорирование частей тела у изображаемых фигур связаны с отрицанием функций этих частей, а укрупнение говорит о навязчивой озабоченности функциями этой части тела.
   Игнорирование может проявляться и в отсутствии рисующего, что свидетельствует о чувстве отверженности. Если отсутствует другой член семьи, то скорее всего для ребенка он имеет малую значимость, зачастую отмечается негативное отношение к этому члену семьи.
   Возможно также включение в рисунок лишних людей, например, если это отсутствующие в реальности другие члены семьи, то это может говорить о восприятии семьи как дефицитарной, неполной, ущербной. Введение посторонних людей в состав семьи (друзей, соседей, гостей) часто говорит о семейной дезинтеграции, эмоциональном голоде и потребности ребёнка в близком понимающем человеке.
   Аккуратность и небрежность
   Аккуратность. Аккуратное выполнение рисунка, опрятность и упорядоченность деталей часто отражают навязчивые мысли и потребность в структурированном окружении, иногда отмечаются выраженные тенденции к перфекционизму. Избыточность и излишнее структурирование образов говорит о потребности в контроле угрожающих импульсов.
   Небрежность. Небрежность часто выявляет формальное выполнение задания либо импульсивность ребёнка. Кроме того, такие рисунки встречаются в случаях когнитивных нарушений (при олигофрениях, задержках развития, гиперактивности и других особенностях мозговых структур, связанных с органической недостаточностью) при поведенческих расстройствах и девиациях. Небрежность может служить и защитным механизмом, например, если небрежно изображены только некоторые фигуры (как попытка скрыть тревогу, тенденция к пренебрежению или уходу от эмоциональных контактов, отсутствие эмоциональной привязанности).
   Динамичность и статичность
   Динамичность. Динамика выполняемых действий говорит об общей энергетической заряженности эмоционального фона семейных отношений, которые могут быть негативными или позитивными. Интенсивность выполнения движения фигурами (например, показ ветра или силы при перебрасывании мяча отражает большое напряжение в соперничестве или зависти).
   Статичность. Несмотря на инструкцию рисовать семью делающих что-либо, ребёнок может изображать весь рисунок или отдельные фигуры статичными, обездвиженными. Такой вариант встречается (особенно в сочетании с неразработанностью) при плохо установленном контакте с ребёнком, при когнитивной недостаточности, при «глухих» психологических защитах. Лишение фигуры движения напрямую говорит о нежелании ребёнка, чтобы этот член семьи делал то, что он обычно делает (это может быть отдельной темой при беседе). Возможны конфликтные отношения, опасения, травмирующие переживания, связанные с этим человеком.
   Формальность и разработанность
   Формальность. Формализация выполнения рисунка часто сочетается со статичностью изображаемых фигур. Это трактуется как уход от контакта, отсутствие мотивации к исследованию. Формальные фигуры, мелкие и без лица часто выполняются в условиях дефицита эмоционального общения, а также депрессивными и шизоидными детьми.
   Разработанность. Разработанность рисунка, обилие деталей часто свидетельствуют о хорошем интеллектуальном уровне, творческих способностях, демонстративности. Чрезмерная фиксация на изображении предметов расценивается как недостаток взаимопонимания и эмоционального общения в семье, а большое количество однотипных предметов (окон, звёзд, узоров, кирпичей на здании) зачастую говорит о ригидности, застреваемости, инертности психических процессов, излишнем напряжении, склонности к навязчивым страхам и опасениям.
Действия
   Матери
   Готовка – это наиболее частое действие в рисунках детей, в целом расценивается позитивно. Мать занята удовлетворением потребности детей: обычно хорошая, любящая мать.
   Уборка – элемент компульсии и педантичности. Такая мать больше занята наведением лоска и порядка в доме, чем эмоциональным общением с ребёнком. Свойственно педантичным, ригидным, жестким матерям. Возможен авторитарный или эмоционально отвергающий стиль воспитания.
   Мытьё посуды – встречается у матерей, которые чрезмерно отягощены ведением домашнего хозяйства. Возможна эмоциональная истощённость, усталость, депрессивность.
   Глажка – чрезмерная вовлечённость матери в воспитание, она слишком усиленно пытается наделить ребёнка «теплом». Возможны проявления гиперопеки.
   Разговоры по телефону – расцениваются двояко: отвлечённость матери от ребёнка, самоизоляция от процесса воспитания, решение своих личных проблем и истощённость матери участием в семейных хлопотах, попытка переключиться, не слышать семейной суеты. Возможна гипоопека в воспитании ребенка.
   Шитьё – встречается у контролирующих, жестких, авторитарных, проверяющих матерей.
   Стирка – может отражать как компульсивность, так и эмоциональный голод, дефицит общения и внимания, депрессивность.
   Отцы
   Занятия домашними делами – чтение газеты, игры с детьми являются частыми действиями нормальных отцов.
   Просмотр телевизора – часто встречающееся действие усталых от работы отцов, в целом расценивается позитивно (особенности кресла и дистанционного пульта анализируются особо).
   Едет на работу или находится на работе – отстранённость отца от семьи, невключённость в быт и воспитание ребенка.
   Ремонтные работы по дому – частый признак доминантных, «жёстких», «кастрирующих» отцов (инструменты и характер работ анализируются особо).
   Другие действия членов семьи
   Соперничество – применение силы или конфликт, конкуренция между членами семьи (перебрасывание мяча, теннисного шарика и т. п.). Часто рисуют очень «ревнивые» дети.
   Резание – отражает «комплекс кастрации», запреты, ограничения, фрустрации, исходящие от родителей (встречаются как у отцов, так и у матерей).
   Приём пищи – потребность в любви, внимании и заботе.
   Водные процедуры – депрессивность или соматические недомогания, отражает негативные отношения, амбивалентность, страхи.
   Сон, лежание, болезнь – астения или попытка избавиться от угрозы, фобии.
   Кормление домашних животных или игра с ними – неудовлетворённые аффилиативные потребности, стремление к опеке и любви.
Дополнительные критерии
   Признаки пола
   В норме дети 5–6 лет изображают формальные признаки пола (банты, косы, одежду), отсутствие этих признаков может указывать на некоторое отставание, инфантильность. При интерпретации и анализе половой идентификации следует также учитывать похожесть или непохожесть фигуры ребёнка на родителя своего или противоположного пола.
   Для подросткового возраста нормативное акцентирование половых атрибутов тела (например, выделение груди, мышц) обычно говорит о повышенном внимании к аспектам мужественности или женственности в эти периоды онтогенеза.
   Изображение полового члена (в подростковом возрасте) зачастую указывает на негативизм, девиантность. Наоборот, пропуски зон гениталий и половых признаков, асексуальность фигуры, как и чрезмерное их выделение, соответствуют сомнениям в половой идентичности или половой роли, отставаниям в психосексуальном развитии, навязчивым фиксациям, страхам (у подростков).
   Особое внимание следует обращать на полоролевое распределение домашних дел (кто в реальности выполняет традиционные мужские и женские роли – приготовление пищи, занятия ремонтом, уборка и стирка).
   У детей 6–7 лет возможно обилие в рисунках фаллической символики, что показывает отголоски эдипова конфликта и отражает завершающийся процесс половой самоидентификации.
   Месторасположение
   Основное значение в интерпретации расположения рисунка следует уделять объёму незаполненного пространства между фигурами, что буквально означает дистанцирование как эмоциональное, так и контактное. Заполнение всего пространства листа как вариант встречается при повышенной демонстративности, но может отражать и уровень тревожности.
   Чаще всего рисунок располагается в центре листа или с равномерным распределением изображаемого вокруг. Смещение вправо указывает на устремлённость в будущее, экстравертированность, открытость, искренность. Смещение влево показывает закрытость, тенденцию к уходу, избеганию, интровертированность. Расположение вверху бывает признаком повышенной энергичности, внизу – астении, гипотимности. «Прижимание» фигуры к краю листа указывает на неуверенность в себе и зависимость.
   
Купить и читать книгу за 100 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать