Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Водолечение. Средства для лечения болезней и сохранения здоровья

   Эту книгу на основании личной 35-летней лечебной практики  составил Севастиан Кнейпп, священник из Верисгофена (Бавария) в конце 19-го века. В книге описаны способы и методы лечения водой, даны сведения о лекарственных растениях и их применении при лечении болезней. Многие рецепты из этого лечебника могут быть дополнением к современным методам лечения, но использовать их можно только по совету врача.


Кнейпп Севастиан Водолечение. Средства для лечения болезней и сохранения здоровья.

Введение

   Если нет двух листьев на дереве, совершенно похожих друг на друга, то тем более нет двух людей на свете с совершенно одинаковой судьбой; и если б каждый мог перед смертью описать свою жизнь, то различных биографий было бы столько же, сколько людей. Часто кажется, что жизненные тропы человека так же перепутаны друг с другом, так же перекрещены, как нитки в запутанном клубке без всякой цели, без всякого порядка; на деле никогда этого не бывает. Светоч веры бросает свой освещающий луч в запутанную тьму и показывает нам, как все эти перекрещивающиеся и перепутанные пути ведут к одному и служат мудрым предначертаниям и целям Создателя. Пути Провидения неисповедимы!.. Когда я, удрученный годами, бросаю взгляд на прожитые годы и наблюдаю извилины моего жизненного пути, я вижу, что часто стоял на краю гибели; но потом, вопреки всякому ожиданию, путь мой осветился лучом призвания, и я имею тем большее основание ценить мудрое и любвеобильное Провидение, что оно, путем, ведущим, по людскому мнению, к гибели и смерти, указало мне и массе мне подобных новый источник жизни.
   Мне было около двадцати одного года, когда я с путевой книжкой в кармане покинул родину. В книжке было написано, что я ткацкий подмастерье; но в сердце у меня было написано иначе, еще с самых детских лет. В безызвестности, со страстной тоской мечтал я об осуществлении своего идеала и ждал своего отъезда – я желал сделаться священником. Итак, я ушел не для того, чтобы дальше иметь свой ткацкий станок, а чтобы отыскать кого-нибудь, кто бы помог мне учиться. Во мне принял участие прелат Матиас Меркле (1881), бывший тогда капелланом в Грененбахе, и два года давал мне частные уроки с таким усердием, что я за это время был подготовлен и мог быть принят в гимназию. Труд был не легкий и, как казалось, напрасный. После пяти лет всяких лишений и напряженного труда я был разбит телесно и душевно. Однажды отец приехал, чтобы увезти меня из города, и у меня до сих пор еще звучат в ушах слова моего квартирного хозяина: «Послушайте, господин ткач! Нa этот раз вы увозите своего сына в последний раз». И не он один так думал. Знаменитый в то время военный врач, большой филантроп и великодушный утешитель бедных больных, посетил меня в предпоследний год моего пребывания в гимназии девяносто раз; в последний год – более ста раз; но моя все прогрессирующая хилость побеждала его познания и готовую на всякие жертвы любовь к ближнему. Я сам потерял надежду на выздоровление и с тихой покорностью ждал конца.
   Для развлечения я часто с удовольствием перелистывал книги. Случай (я пользуюсь этим общеупотребительным, но ничего не значащим словом, потому что случая нет) подсунул мне под руки незначительную книжку, где речь шла о водолечении. Я ее перелистывал; там были написаны невероятные на взгляд вещи; в конце мне блеснула вдруг мысль: «Да ведь здесь описано твое собственное состояние». Я начал перелистывать дальше. Действительно, оно было похоже, подходило, как две капли воды! Что за радость, что за утешение! Новые надежды оживили мое вялое, слабое тело и еще более слабый дух. Книжка эта сначала была соломинкой, за которую ухватился утопающий; потом она сделалась опорой для больного; теперь, наконец, она является мне спасением, посланным милосердным Провидением в минуту крайней опасности.
   Книжка, в которой трактовалось о силе свежей воды, написана была одним врачом; само применение было большей частью очень сурово и строго. Я попробовал три месяца, потом полгода; заметного улучшения не было; но не было и ухудшения. Это придало мне бодрости. Наступила зима 1849 года, я был в Диллингене. Два – три раза в неделю я выбирал уединенные места и купался несколько минут в Дунае. Быстро я подходил к месту купанья, еще быстрее шел домой в теплую комнату. Эти холодные ванны никогда не вредили, но пользы приносили, как я думал, мало. В 1850 году переехал я в Мюнхен. Там встретился я с одним бедным студентом, которому было еще хуже, чем мне; по мнению врача того заведения, где он был, ему жить оставалось очень недолго. Теперь у меня был товарищ. Я его посвятил в тайну моей книжки, и мы вместе пробовали и практиковали наперерыв друг с другом. Теперь этот господин еще жив. Я сам крепнул все более и более, сделался священником и отправляю св. Службу уже более тридцати восьми лет. Друзья мои, льстя мне, говорят, что они удивляются силе моего голоса и моей телесной крепости, при моем семидесятилетнем возрасте. Вода сделалась и осталась моим верным другом; неужто можно на меня пенять за то, что и я остался ей навсегда верен.
   Кто сам терпел нужду и несчастие, тот умеет сочувствовать нужде и несчастию.
   Не все больные несчастны в одинаковой степени. Кто обладает средствами и путями к излечению, тот легко может примириться с кратковременным страданием. Таких больных я сам отсылал сотнями и тысячами обратно. В нашей помощи нуждается больше всего тот бедняк, который, сам нищий и оставленный, обречен врачами и лишен помощи и лекарств... Всю массу таких людей я причисляю к своим друзьям; и таких бедных или обедневших больных я никогда не отсылал от себя. Мне всегда казалось, да и теперь кажется жестоким, бессовестным и неблагодарным запирать пред такими несчастными двери, отказывать им в том источнике помощи, который принес мне самому исцеление и спасение.
   Громадное количество больных, еще большее разнообразие всевозможных болезней побудили меня стараться обогатиться опытностью в этом деле, усовершенствовать методы водолечения.
   Своему первому советнику – вышеупомянутой книжке, за ее советы я приношу мою сердечную благодарность. Но скоро уже я понял, что многие способы применения слишком сильно действуют на человеческий организм, устрашают своей суровостью. Водолечение называли прежде «лошадиным лечением», да и теперь еще называют многие, которые, совсем не изучив или не изучив основательно этого дела, бранят без разбора все касающееся лечения водой, – шарлатанством, невежеством и т. п. Я, впрочем, охотно допускаю, что некоторые, еще малоизвестные и неисследованные способы врачевания водою подходят более к одаренному крепкими мускулами и костями коню, чем к слабому творению – человеку, обладающему нежными покровами и сильно развитыми нервами.
   В биографии знаменитого «Pater Ravignan S. I.» есть следующее место: «Болезнь его, страдание горла, от напряжения (патер был знаменитый проповедник, отправлявший свой долг в Лондоне, Париже и других больших городах с чисто апостольским рвением) ухудшалась и скоро перешла в хроническую... Дыхательное горло представляло почти одну сплошную рану. Голос почти не был слышен, словом, орган его был как бы истощен.
   Целых два года (1846–1848) он, больной, страждущий, должен был провести в бездействии. Лечение в различных местах, перемена воздуха, юг – все оставалось без желанного результата. В июне 1848 года патер Ravignan остановился у доктора К. R... на его даче, в одной долине, около Б. Однажды, после мессы, в час, когда собрались вместе все обитатели дачи, доктор с озабоченным лицом объявил собравшимся, что патер Ravignan не явится к завтраку, так как чувствует себя хуже. С этими словами он и сам ушел и подошел к больному и сказал ему: «Встаньте и следуйте за мной!» «Куда же вы меня ведете?» – спросил тот. – «Я хочу вас бросить в воду». «В воду, – спросил Ravignan, – при лихорадке, при кашле? Ну что ж, делать нечего, я в вашей власти и должен вам повиноваться!» Дело шло о быстрой, внезапной ванне (Sturzdad), очень сильном, но действенном средстве, как говорит биограф. Результат был удивительный. Уже к обеду доктор с триумфом привел больного, который себя очень хорошо чувствовал, и, утром еще немой, он вечером рассказывал историю своего исцеления».
   Это я и сам считаю чем-то вроде «лошадиного лечения» и, несмотря на его успех, никогда сам не применял и никому не советовал бы пробовать.
   Здесь я должен оговориться, что я согласен далеко не со всеми способами лечения водою в наших водолечебницах, некоторые же прямо не одобряю. Многие кажутся мне слишком сильными и, если можно так выразиться, слишком односторонними. Часто лечение ведется по одному и тому же способу, невзирая на различие между пациентами, их большую или меньшую слабость, более или менее укоренившуюся болезнь, различные степени ее разрушительного действия, последствия и т. д. Здесь-то, в применении разнообразнейших способов лечения, в применении одного и того же способа отдельно к каждому пациенту, и должен выказаться знающий свое дело. Ко мне являлись из различных водолечебниц больные с подобными жалобами: «Это невозможно выдержать, я совершенно обессилен!» Этого не должно быть. Один здоровый мужчина рассказал мне, что он испортил себе здоровье умыванием. «Я каждый день, – последовал отчет, – держал пятнадцать минут голову под колодезной трубой, и вода была холодна как лед!» Удивительно было бы, если бы подобный смельчак не заболел серьезно! А между тем, сколько людей, которые, по-видимому, должны были бы уметь применять водолечение, действовали еще безумнее и тем отвратили навсегда многих пациентов от этого спасительного средства. Многочисленные примеры могу я привести в подтверждение своего мнения.
   Я предостерегаю от всякого слишком сильного, слишком частого применения воды. Польза, ожидаемая от лечения, превращается во вред, надежда и доверие пациента превращаются в страх и ужас.
   Тридцать лет я исследовал и изучал всякое отдельное применение на самом себе. Три раза, сознаюсь в этом открыто, я был вынужден изменять свою систему водолечения. По теперешнему моему твердому убеждению, основанному на семнадцатилетней практике, на многочисленных излечениях, только тот может принять воду с надлежащим действием, с вернейшими результатами, кто умеет пользоваться ею в простейшей и невиннейшей форме.
   В первой части моей книги указано, в каком виде вода целебна, а в третьей указаны отдельные болезни. Во второй части (читайте особое введение к ней) я собрал, особенно для поселян, некоторые средства для домашней аптеки, которые служат внутри организма для той же цели, что и применение воды: для растворения, выделения и укрепления.
   Каждому, кто обращается ко мне за помощью, я предлагаю несколько вопросов, чтобы не действовать поспешно и себе во вред.
   В этой книжке я должен сам ответить вкратце на следующие вопросы:
   1. Что такое болезнь, какой общий источник всех болезней?
   Человеческий организм – одно из чудеснейших творений Создателя. Всякий членик подогнан, так сказать, к члену, всякий строго размеренный член составляет часть одного гармоничного, данного целого. Еще удивительнее соприкосновение органов и их общая деятельность внутри организма. Даже наибольший скептик из врачей и естествоиспытателей, «не открывший еще ланцетом и скальпелем души», не может не подивиться неподражаемому образу человеческому.
   Все внутри и вне человека говорит: «Все внутри и вне меня пусть благословляет имя Господне!» Эта гармония, это благосостояние, называемое здоровьем, нарушается самыми разнообразными расстройствами, самыми разнообразными нарушениями, обозначаемыми именем «болезнь». Болезни внутри, болезни, страдания снаружи тела приходится терпеть большинству людей, все равно, по собственному желанию или против воли.
   Все эти болезни, как бы они ни назывались, по моему личному мнению, имеют своим основанием, своей причиной, свой корень, свое начало в расстройствах крови, вызванных или ненормальной ее циркуляцией, или же ненормальным составом, или же тем, что кровь испорчена другими тканями. Кровь по своему руслу проникает во всем теле повсюду, во всякую его часть, во всякий орган, питая его и оживляя. Во всем есть известный строгий порядок; всякое усилие или ослабление течения крови, всякое проникновение в нее посторонних элементов нарушает равномерность, правильность, вызывает расстройство, а следовательно, вместо здоровья – болезнь.
   2. Как достигается излечение
   Опытный охотник по следам на снегу узнает род животного. Если он хочет настигнуть оленя, козу, лисицу, то идет по этим следам. Искусный врач быстро узнает, где гнездится болезнь, где ее корень и как далеко она распространилась. По симптомам он узнает болезнь, а узнав ее, он выбирает уже соответственные средства. Можно подумать, что эта наука, этот процесс очень прост. Иной раз да, а иной раз далеко не прост. Если кто-нибудь придет ко мне с отмороженными ушами, то я прекрасно знаю, что это произошло от холода; если кто-нибудь отдавит себе у мельничного жернова палец и сильно вскрикнет, я его не стану спрашивать, где у него болит. Далеко не так просто дело с обыкновенной головной болью или же желудочными, нервными, сердечными и другими страданиями, которые могут быть вызваны не только многими разнообразнейшими причинами, но очень часто происходят вследствие страданий соседних органов, которые и распространяют болезнь на желудок, сердце, мозг и т. п. Соломинка может остановить ход самых больших часов. Самая незначительная вещь может обусловить мучительнейшее сердечное волнение. Отыскать эту незначительную вещь и составляет искусство. Это исследование бывает часто очень сложно, запутано и вводит иногда даже в обман. Немало примеров этому есть в третьей части моей книги. Если ударить ногой или топором в ствол молодого дуба, он дрожит, а вместе с ним дрожит каждая ветка, каждый листик. Обратно можно вывести следующее заключение: листик дрожит, и это дрожание вызвано чем-нибудь! Конечно, он дрожит потому, что и ветка дрожит, а листик ведь – часть ствола. Нервы – такие же ветки нашего тела. «У него нервное расстройство!» Что это значит? Весь организм получил удар, ослаблен, поэтому и нервы дрожат.
   Разрежьте осторожно ножницами паутину, идущую от центра к периферии (к краю). Вся она распустится с замечательной правильностью, как бы отмеренные циркулем, сотканные четырехугольники превратятся в беспорядочные, неправильные фигуры. Казалось бы, что труд паука пропал даром.
   Но стоит ему только найти конечную нить своей сети, и он снова приведет все в прежний удивительный порядок. Найти эту тонкую конечную нить и составляет все искусство! Если же, вместо того, чтобы искать ее, он стал бы возиться в своей ткани без толку, она пропала бы тогда совсем, он уничтожил бы ее этим.
   Теперь я дам ответ на наш вопрос. Как просто, легко и несложно, почти безошибочно лечение, если я знаю заранее, что всякая болезнь происходит вследствие расстройств в крови! Лечение тогда имеет только двоякую задачу: или я должен восстановить правильное течение крови, если оно нарушено, или же я должен постараться удалить из крови все дурное, нарушающее нормальный состав ее, все портящие ее соки вещества. Другой работы в данном случае, исключая укрепление ослабленного организма, нет.
   3. Каким образом содействует вода при излечении? Чернильное пятно на руке быстро смывается водою, а кровоточащая рана вычищается ею. Летом после дневного труда вы, утомленный, смываете струящийся с вашего лица пот холодной водой и оживаете снова: она освежает вас, подбодряет и доставляет вам облегчение. Мать, увидев на головке своего ребенка струпья и нечисть, берет теплую воду и смывает все это.
   Трех свойств воды: растворять, удалять (медленно смывать) и укреплять вполне достаточно для нас, чтобы утверждать, что вода, и в частности наше водолечение, излечивает все вообще излечимые болезни, ибо всякое применение воды при лечении имеет целью удалить корень болезни.
   Благодаря этому возможно:
   а) растворить в крови болезненные вещества;
   б) удалить растворенное;
   в) сделать снова правильным течение крови по ее руслу после такого очищения;
   г) наконец, еще укрепить ослабленный организм, т. е. сделать его способным к новой деятельности.
   4. Как объяснить чувствительность нашего поколения, такую быструю восприимчивость ко всевозможным заболеваниям, которых, по крайней мере частью, прежде не знали даже по имени?
   Не один человек, вероятно, предложил бы мне этот вопрос. И мне самому он кажется вопросом первой важности, и я спешу сказать, что это громадное зло зависит от недостаточной закаленности. Изнеженность современного поколения достигла высочайшей степени. Тщедушные, слабые люди, малокровные, нервные, сердечные и желудочные больные составляют теперь большинство населения, а здоровые и вполне крепкие являются исключением. Мы очень чувствительны ко всякой перемене погоды; перемена времен года не проходит без насморков и катаров; даже быстрый переход от холодной температуры наружного воздуха к теплой, поспешный вход с холодной улицы в теплую комнату не остается безнаказанным и т. д. А пятьдесят, шестьдесят лет тому назад было совсем иначе! К чему же мы придем, если человеческая жизнь и человеческие силы так быстро уменьшаются, если болезни появляются еще в зародыше, когда еще не наступила настоящая жизнь? Пора, наконец, обратить на это внимание, пора, наконец, прийти в себя! Кроме своего применения воды, я еще советую пользоваться указываемыми здесь невинными и безопасными средствами, которые также могут закалить кожу, все тело и отдельные его части.
   Очень много лиц разных сословий уже пользовались этими средствами, сначала с недоверчивой улыбкой на лице, а впоследствии с одобрением. Vivant sequentes!
   Не меньшее внимание, чем на закаленность, следовало бы обратить на питание, одежду и на проветривание. Но об этом в другой раз. Я знаю, мои взгляды встретят сильное противоречие. Тем не менее я держусь их твердо, потому что они созданы долголетним опытом. Это не грибки, выросшие в одну ночь в мозгу, а благородные плоды, твердые и кажущиеся незрелыми для предубежденных, но зато отлично соответствующие и годные для здорового ума.
   Замечу только вкратце, что относительно питания я придерживаюсь следующих правил: сухая, простая, питательная пища, не приправленная всякими искусственными способами, острыми пряностями, и обыкновенная вода, которая есть в любом источнике, по воле Божией, и то и другое в умеренном количестве, самое полезное и необходимое для человеческого организма. (Я не пуританин и сам охотно выпиваю стакан вина или пива, но не придаю ему того значения, как все. С медицинской точки зрения, например, при болезнях, эти напитки играют иногда некоторую роль; но для здорового человека фрукты, по моему мнению, имеют гораздо большее значение). Относительно одежды я придерживаюсь правил старины: сам соткал, сам сделал, вот и отличное платье. Я против странной неравномерности, против неодинакового распределения одежды, что особенно зимой, причиняет немало вреда здоровью. На голове меховая шапка; на шее галстук, а сверху еще аршинный шерстяной шарф; плечи покрыты трижды или даже четырежды, а если выходишь на улицу, еще одеваешь шубу; только ноги, бедные заброшенные ноги, покрыты, как и летом, одними чулками или носками, и ботинками или сапогами. Какие же последствия от такого неразумного распределения? Верхняя одежда тянет вверх, как насос воду, кровь и теплоту в верхнюю часть тела, а в нижних частях уменьшается количество крови, появляется простуда и всякие заболевания другого рода. Затем я против того, чтобы носить на голом теле шерстяное платье; по-моему, гораздо лучше платье, приготовленное из сухого, крепкого льна. Для меня это самое лучшее платье: оно не изнеживает кожи и постоянно оказывает немало услуг. Шерсть на голом теле, по моему мнению, отнимает у него тепло и влажность; это тоже одна из причин, обусловливающих страшно возрастающее малокровие нашего слабого, жалкого поколения. Будем надеяться, что новое, улучшенное применение шерстяных изделий избавит следующие поколения от этого малокровия.
   Я перехожу к проветриванию. Мы обыкновенно предпочитаем рыб, водящихся в ключевых водах, особенно горных форелей. Речные рыбы уже не так вкусны; наконец, рыбы, водящиеся в стоячих водах, обладают отвратительным вкусом. Существует также и испорченный воздух, подобный стоячей болотной воде. Кто его вдыхает, питает свои легкие буквально ядом. «Воздух, вдыхаемый в третий раз, говорит один знаменитый врач, становится решительно ядом». Да, если бы люди понимали это и пользовались в своих квартирах, а особенно спальнях, исключительно чистым, богатым кислородом воздухом, они избежали бы множества болезней! Мы знаем, что самое малое количество ладана наполняет благовонием целую комнату; пятнадцать – двадцать сигаретных затяжек сейчас дают себя чувствовать, т. е. самое малое, незначительное нарушает состав воздуха в благоприятном или неблагоприятном отношении: разве своим выдохом мы не достигаем того же эффекта?
   Сколько выдохов производим мы в минуту, час, за день, за ночь! Как же должен от этого испортиться воздух, если даже мы и не видим сигаретный дым? Если я не буду проветривать, т. е. обновлять эту испорченную, насыщенную углекислотою атмосферу, то сколько испорченного воздуха и вредоносных миазмов устремится в мое легкое!
   Во всяком случае, последствия должны быть вредны, даже гибельны! Так же вредно, как выдыхаемый воздух, или порча его каким-нибудь посторонним веществом, действует и слишком высокая температура, особенно высокая температура в комнатах. И она портит воздух, так как уменьшает количество кислорода, необходимого для жизни, и делает, поэтому, воздух вредным. 12–13°R совершенно достаточно, свыше 15° никогда не нужно переходить. Итак, о проветривании всех комнат, и особенно спален, необходимо заботиться каждому и вести это дело неустанно и последовательно каждый день. Это никого не может обременить и полезно для общего здоровья. Нужно также много заботитьея о проветривании постелей. Я сказал здесь то, что счел уместным. Сказанного достаточно, чтобы видеть, о чем будет речь, в чем сущность моей книги. Ее можно принять или благоприятно, или даже не читать. К тому и другому приему я подготовлен и согласен с каждым заранее.

Часть первая
Применения воды

   «Aquae omnеs... laudent nomen Domini».
   «Вы, воды, все восхваляйте имя Господне!»

Общая часть

   Применения воды, употребляемые мною и описанные в этой первой части, разделяются на: компрессы, ванны, пользование паром, обливания, обмывания, питье воды. Эти подразделения помещены в первом отделе. Все, что может показаться неясным, объяснено в своем месте.
   Сообразно сущности всех болезней, по которой все они происходят вследствие расстройств крови, именно, или вследствие неправильного, ненормального течения крови, или же вследствие появления в ней посторонних вредных для нее веществ, – сообразно с этим применение воды имеет своей задачей растворять и выделять болезнетворные вещества и укреплять организм. В общем можно сказать, что первого (растворения) мы можем достигнуть паром и теплыми ваннами из трав; второго, т. е. выделения, мы достигаем повторными обертываниями, а отчасти обливаниями и компрессами; третье, наконец, достигается холодными купаньями, всякого рода обливаниями, отчасти обмываниями, наконец, всем тем вместе, чем мы закаляем свое тело. Так как всякая болезнь обусловливается, как это указано выше, расстройствами крови, то ясно, что во всяком болезненном случае можно применить все три способа, одним словом, стараться растворить, выделить и укрепить; ясно, кроме того, что при этом мы лечим не только больную часть тела, как, например, голову, ногу или руку, но и все тело, потому что больная кровь в таком случае течет по всему телу; больное место преимущественно и с особенным вниманием, все же тело, как страждущее с ним вместе. Было бы ошибочно, да и недостаточно в обоих случаях поступать иначе. Доказательств этому есть много в третьей части.
   Тот, кто для лечения пользуется водой так, как я это думаю и желаю, тот никогда не станет этого делать только потому, что это ему так в данную минуту нравится; он никогда не будет находить удовольствия в том, что может обливаться, париться и обворачиваться в мокрые простыии, сколько ему угодно. Для благоразумного человека это является средством к достижению известной цели.
   Цель его – помочь природе восстановить здоровье, снять цепи, наложенные болезнью, страданием. И как только лечащий достиг этого, он уже больше ничего не делает.
   Это замечание весьма важно, но не менее важно и следующее.
   Водолечение может повести к недоверию и дурной славе очень легко, если применять его неразумно, без меры, если приемы суровы, резки и круты. Лица, называющие себя специалистами в водолечении, своими бесконечными обворачиваниями, своими чуть ли не вызывающими кровь наружу испаринами запугивают только пациентов и приносят этим большой вред, с трудом только поправимый потом. По-моему, это не значит пользоваться с лечебными целями; по-моему, это просто, прошу извинить мне это выражение, позорить воду. Кто понимает действие воды и умеет применять ее в разнообразных видах, тот обладает таким лечебным средством, подобного которому другого, пожалуй, не найти. Ни одно средство не обладает таким разнообразным, так сказать, растяжимым действием, как вода. В природе она содержится, невидимая для нас, в воздухе и паре, из которого она собирается в капли и переходит в океаны, составляющие большую часть земного шара. Поэтому всякий гидропат должен помнить, что применение воды, будь она в каплеобразном состоянии или в виде жидкости, может достигать какой угодно степени, начиная от самой умеренной до самой высокой, что во всяком отдельном случае не пациент должен применяться к обертываниям, пару и т. д., а наоборот, всякое применение должно быть сделано соответственно пациенту. Выбирать соответственное лечение водой нужно уметь. Лечащий должен прежде всего исследовать внимательно больного. Сначала следует обратить внимание на вторичные заболевания, которые вырастают на болезненной почве, как ядовитые грибки. Они обыкновенно дают указание на очаг болезни, на главное страдание. Затем спрашивают и смотрят, как далеко зашла болезнь, какие страдания вызывает она. Затем смотрят, стар ли пациент или молод, слаб он или силен, худ или плотен, малокровен ли, нервен ли и т. д. Все эти явления и многое другое создают в уме известную правильную картину болезни, и только уж после этого можно взяться за лечение водой, помня все-таки следующее основное положение: чем умереннее, чем осторожнее – тем лучше и действительнее результат.
   Здесь можно еще сделать следующие замечания относительно применения воды.
   Всякое применение какого угодно средства не может принести вреда, если пользоваться им правильно и умеренно. Это же самое можно сказать и о холодной воде, будь то колодезная, ключевая, речная вода и т. д. Во всех тех случаях, где не назначается прямо теплая вода, под словом «вода» мы разумеем холодную воду. При этом я держусь следующего данного мне опытом положения: чем холоднее, тем лучше. Зимою я советую здоровым примешивать еще холодный снег.
   Начинающим только что водолечение, слабым, особенно молодым, и старым лицам, удрученным годами, больным, боящимся холода, людям, имеющим мало природного тепла, малокровным, наконец, нервным я позволяю в зимнее время пользоваться теплыми ваннами и душами (14°–15°) для начала. И мух ведь я заманиваю медом, а не солью или уксусом.
   Пользование теплой водой должно быть известной продолжителыюсти при известной температуре: вообще должно в этих случаях придерживаться особенных правил. Температуру я принимаю по Реомюру и обозначаю буквой R.
   Вкратце укажу еще, как должно держать себя до, во время и после применения холодной воды.
   Никто не должен во время озноба, лихорадки и т. п. пользоваться холодной водой без особого для каждого отдельного случая разрешения на то.
   Должно это делать по возможности быстро (но все-таки без страха и неторопливо); затем при одевании и раздевании не должно быть никаких проволочек, как, например медленное застегивание, завязывание. Все эти посторонние работы можно делать тогда, когда все тело достаточно хорошо закрыто.
   Так, например, холодная ванна вместе с раздеванием и одеванием должна длиться не больше пяти минут. Для этого нужна только некоторая привычка. Если указано применить известный способ водолечения в одну минуту[1], это значит, что нужно здесь тратить самое короткое время; если указано две – три минуты, то не следует дольше оставаться в воде.
   После холодного купания не следует вытирать тело (за исключением головы и кистей рук, чтобы не замочить при одевании платья). На мокрое тело быстро надевают рубашку и остальное платье; делать это следуете по возможности быстро, чтобы не дать высохнуть сразу мокрым местам. Этот способ кажется многим странным, потому что, по их мнению, они целый день «будут мокры». Но прежде, чем говорить, я посоветую им испробовать это. Они сейчас же почувствуют, почему хорошо и полезно не вытираться. Вытираясь, вы производите трение; так как невозможно тереть повсюду с одинаковой силой, то поэтому на различных местах этим вызывается неодинаковая температура кожи, что для здоровых не имеет почти никакого значения, для больных же и слабых часто очень много значит. Не вытираясь, мы способствуем правильному, равномернейшему и быстрейшему распространению природного тепла. Внутреннее тепло тела пользуется находящейся на наружных покровах водой, как материалом для образования наибольшего, интенсивнейшего тепла.
   Строго предписываю я одевшемуся, делать после купания, какого бы оно рода ни было, движение (все равно, работая или гуляя) и до тех пор, пока все части тела не высохнут и не достигнут нормальной температуры. Сначала можно быстро ходить, а когда станет уже тепло, несколько медленнее. Человек сам прекрасно чувствует, когда наступает нормальная температура тела, и тогда можно прекратить движение, ходьбу. Такие пациенты, которые быстро разогреваются и легко потеют, должны с самого начала ходить медленно, но зато несколько дольше, и не должны разгоряченные и вспотевшие ни садиться, ни входить в теплую комнату, потому что катар является тогда непременным следствием.
   Как общее правило, можно сказать, что минимальное время движения после купанья должно быть не больше четверти часа. Какого же рода эти движения (ходьба ли, или физическая работа и т. п.), это, как сказано выше, безразлично. Эти же правила остаются в силе для такого рода применений воды, при которых больные должны оставаться в постели, т. е. при компрессах и обворачиваниях. Если кто-нибудь при пользовании ими засыпает, то пусть себе спокойно спит, его не нужно беспокоить, даже если пройдет установленное для этого время. Природа и сама в данном случае найдет возможность и способ разбудить его.
   Если нужны простыни, то я рекомендую всегда пользоваться не тонкими полотняными, а возможно более грубыми плотными простынями. Вымыть тело можно одинаково хорошо грубой льняной или пеньковой простыней.
   Вследствие известных оснований, указанных уже мною в введении, я против ношения на голом теле шерстяного платья. Напротив того, шерсть служит мне превосходным покрывалом при холодных, как лед обертываниях.
   Так называемое натирание, производимое терками или щетками, не имеет применения у меня. Цель этого – нагревание – достигаю я гораздо равномернее и правильнее тем, что не позволяю вытираться; второго же, именно открытия пор, повышения кожной деятельности и т. д. достигаю я грубой полотняной рубахой, с тем еще преимуществом, что она действует не временно, как щетка, а днем и ночью, без всякой затраты на то сил и времени. Если я местами и говорю о сильном обмывании, то я подразумеваю под этим быстрое обмывание. Суть дела в том, чтобы сделаться мокрым, а не в трении.
   Следует упомянуть еще об одном пункте. Применение воды вечером, перед сном, не годится для большинства людей, потому что это возбуждает их и лишает их сна. Напротив, другие очень скоро засыпают после этого. Я не советую вообще делать это; впрочем, в данном случае, по-моему, каждый может поступать по своему усмотрению, на основании его опытности, тем более что ему же самому придется нести все последствия.
   В первой части помещены указания относительно применения каждого отдельного вида водолечения, а в третьей части указано, как применять их к больным. Здесь же указано, какие виды, так сказать, самостоятельны, какие связаны с другими, а также когда следует быть особенно осторожным (пары).
   Заканчиваю эту общую часть пожеланием, чтобы благодаря применению воды здоровые люди еще больше крепли, а больные излечивались.

Как закалить себя

   Средством для этого, по моему, служат: хождение босиком, хождение по мокрой траве, по мокрым камням, по только что выпавшему снегу, в холодной воде, затем холодные обмывания рук и ног и обмывание колен (с общим обливанием или без него).

   1. Самое естественное и простое средство – это ходить босиком. Оно может быть применяемо самым разнообразным образом в различных возрастах.
   Совсем маленькие дети, которые всецело находятся на попечении других, которые еще в пеленках, не должны никоим образом иметь какую бы то ни было обувь на ножках. Если бы все родители, особенно матери, держались этого правила! Родители с известными предрассудками, пусть по крайней мере, одевают на ножки маленьких, беспомощных деток такую обувь, через которую свежий воздух мог бы достигать до кожи. Дети, которые умеют сами ходить, сами помогают себе в таких случаях. Они, не обращая ни на что внимания, сбрасывают с себя тяжелые, стесняющие ноги ботинки и чулки и счастливы этим, особенно раннею весною, когда их выпускают на вольный воздух. Иной ребенок зашибает себе до крови при этом палец, но все-таки это не отнимает у него охоты ходить босиком. Дети делают это совершенно инстинктивно, повинуясь требованиям природы; и мы, старшие, чувствовали бы то же требование, если бы шаблонные, претонкие приличия не лишали нас всякого здорового чувства.
   Дети бедняков редко встречают препятствия к своему удовольствию. Менее счастливы в этом отношении дети знатных и богатых, а они ведь чувствуют эту потребность не меньше своих товарищей бедняков. Мне пришлось как-то видеть детей одного знатного сановника.
   Как только они были далеко от пронизывающих глаз их отца, с их ног быстро слетали тонкие башмачки и красные, желтые или белые чулочки, и они начинали бегать и резвиться на влажной зеленой лужайке. Мать их, здравомыслящая женщина, позволяла им делать это, но стоило только отцу увидеть своих принцев в таком неприличном виде, и начинались длинные нотации. Но это так трогало детей, что они на следующий день повторяли то же самое еще с большим удовольствием. Повторяю еще раз: оставляйте детям, еще не искаженным воспитанием, эту радость! Благоразумные родители, которые позволяют это детям, но, живя в городе, не имеют садика или площадки для игр, должны позволять детям ходить иногда босиком по комнате или коридору, чтобы и ноги их, как лицо и руки, хоть по временам получали свежий воздух.
   Взрослым людям, особенно же сельским жителям, мне незачем напоминать об этом; они ходят достаточно босиком и, я думаю, они нисколько не завидуют горожанам в том, что те носят узкие, сковывающие ноги ботинки и чулки. Глупые сельчане, которые стараются подражать манерам горожан и стыдятся поэтому своих деревенских обычаев, достаточно наказаны, благодаря своему самолюбию. В дни моей молодости все в деревне ходили босиком: дети и взрослые, отцы и матери, братья и сестры. В школу, в церковь нужно было идти целый час. Родители давали нам на дорогу кусок хлеба и несколько яблок. Мы брали с собой сапоги и чулки; но они висели у нас на руке или плече до самого прихода в училище или церковь, и это не только летом, но и в самую холодную зимнюю пору. Как только раннею весною начинал таять снег на горах моей родины, мы сейчас же отправлялись гулять босиком по лужам, и нам это было весело и приятно, и мы были здоровы.
   Взрослые горожане, особенно принадлежащие к высшим классам, не могут этого делать, это ясно. Если их предубеждения в данном случае заходят так далеко, что, по их мнению, стоит только ступить босой ногой при раздевании или одевании на голый пол, а не на теплый мягкий ковер, чтобы сейчас схватить ревматизм, катар, боль в горле или что-нибудь подобное, то я не хочу разубеждать их. Но если все-таки найдутся такие, которые пожелают закалить себя, то что мешает им совершать такую прогулку в течение десяти, пятнадцати, двадцати минут перед сном или утром, вставши? Сначала можно это сделать в чулках, чтобы не было для первого раза так чувствительно, а дальше уже и босиком, причем сначала следует подержать некоторое время ноги в холодной воде.
   При хорошем распределении, при доброй воле, при истинном стремлении поддержать свое здоровье, всякий человек найдет достаточно времени, чтобы сделать себе самому это добро.
   Один мой знакомый священник отправлялся ежегодно в гости на некоторое время к приятелю, у которого был большой сад. Утренние прогулки по мокрой от росы траве босиком освежали все его тело, как он мне не раз сам говорил.
   Я мог бы назвать целый ряд имен лиц, которые отнеслись достойным образом к моему совету и весною по утрам совершали прогулки босиком для закаливания в уединенном лесу или по лугу.
   Один из них говорил мне между прочим, что у него редко проходила неделя без маленького катара; благодаря этому простому упражнению он навсегда избавился от такой чувствительности и восприимчивости.
   Матерям посвящаю я здесь несколько отдельных слов. Теперь я должен говорить об этом вкратце, но если я, с Божьей помощью, буду жив и здоров, то обещаю им в другой раз дать несколько более подробных указаний для воспитания. Первая обязанность матерей – позаботиться воспитать более крепкое поколение, стараться устранить возрастающую и так опустошающую человеческое общество изнеженность, слабость, малокровие, нервозность и тому подобные явления, сокращающие человеческую жизнь. Этого можно достигнуть, если закалять детей с самого малого возраста. Воздух, питание и одежда одинаково нужны старику и грудному младенцу. Чем чище воздух, которым дышит ребенок, тем в лучшем состоянии его кровь. Чтобы приучить эти слабые создания к свежему воздуху, многие матери очень благоразумно после теплых купаний обмывают детей в течение нескольких секунд в более холодной воде. Теплая вода обессиливает и изнеживает, холодное же купанье после этого укрепляет, закаляет и способствует здоровому развитию тела. Первоначальные признаки чувствительности, выражающиеся в плаче, исчезают сами собой после трех – четырех раз. Таким образом маленькие дети предохраняются от простуды и ее последствий; матери тогда могут не укутывать детей в различные шерстяные материи, мешающие доступу воздуха. В этом отношении очень много грешат против здоровья маленьких детей. Нежные тельца находятся как бы в шерстяной печи; маленькое тельце кряхтит под тяжестью повязок и покрывал, головка укутана, так что ребенок не может ни слышать, ни видеть; на шее, которую прежде всего следует приучить к холоду, кроме всего этого есть еще какой-нибудь теплый шарф, так что ребенок совершенно отделен от наружного воздуха. Еще когда только нянька взяла на руки ребенка, чтобы идти с ним гулять, нежная мать начинает снова осматривать, хорошо ли закрыт малейший уголок. Можно ли, следовательно, удивляться, что при таких обстоятельствах, при полнейшем отсутствии мало-мальски рационального отношения к закаленности, столько маленьких жертв ежегодно уносится в могилу дифтеритом, горловой жабой и т. п.? Что многие семьи переполнены слабыми детьми? Что матери чуть ли не ежедневно жалуются на различные изнурительные, судорожные явления, прежде почти неизвестные, особенно встречающиеся у девочек! Mens sana in corpore sano. Здоровый дух только в здоровом теле. Продолжительного здоровья можно достигнуть, только если закалять себя с ранних лет; это главное условие для его нормального и хорошего состояния. О, если бы все матери достаточно рано и глубоко вникли в свои задачи и ответственность, падающую на них, и не упускали случая, пользуясь всяким добрым советом.
   2. Весьма полезно ходить босиком по мокрой траве, все равно, смочена ли она росой, дождем или просто полита водой. В третьей части часто встречается этот способ закалить себя, и я рекомендую его старым и молодым, здоровым и больным.
   Чем мокрее трава, чем дольше совершать прогулку по ней и, наконец, чем чаще совершать ее, тем лучших результатов можно достигнуть. Прогулка по траве в общем по правилу должна продолжаться от одной до трех четвертей часа. Окончив прогулку, не следует сейчас же стерать с ног траву или песок, который останется на них, a in status quo, т.е. в таком самом виде, надеть на них сейчас же обувь. После прогулки по траве нужно походить обутыми ногами по сухому, покрытому песком или камнями месту сначала быстро, а затем постепенно переходя на обыкновенный шаг. Продолжительность этой прогулки зависит от того, как скоро высыхают и нагреваются ноги, и не должна продолжаться более четверти часа.
   Я настоятельно требую обратить внимание на слова «сухая обувь» и никогда не одевать после этого мокрые, сырые чулки. Последствия от этого сейчас же появятся на голове и шее, это значит не создавать, а разрушать. Следует напоминать всегда молодым, нетерпеливым, неразумным людям, чтобы они не бросали чулки и ботинки в мокрую траву и оставляли их в сухом месте, для того, чтобы можно было сразу согреть потом мокрые, холодные ноги. Этот способ, как и вообще хождение босиком, можно применять даже и тогда, если ноги холодны.

   3. Совершенно так же, как хождение по мокрой траве, действует и хождение по мокрым камням, что для большинства гораздо возможнее и легче. В каждом городе можно найти большую или меньшую каменную мостовую, и та и другая годна для нашей прогулки босыми ногами по мокрым камням. Если мостовая велика, то можно ходить взад и вперед по ней большими шагами; если же мостовая состоит только из четырех – пяти каменных плит, то нужно, конечно, ходить мелкими шажками. Суть дела в том, что камни мокры и что на них не стоят спокойно, а совершают более или менее сильное движение. Чтобы помочить камни, берут лейку или просто кувшин и наливают воду полосой соответственно величине пространства, а затем уже во время ходьбы ее расплескивают повсюду. Если камни быстро высыхают, следует повторять поливания даже до трех раз; здесь лучше всего действует холодная вода. В тех случаях, когда этот способ закаливания применяется с лечебными целями, он не должен продолжаться больше трех – пятнадцати минут, что зависит от состояния пациента; слаб ли он или крепок, малокровен ли и т. д. Здоровые же, делающие это только для того, чтобы закалить себя, могут делать это по получасу и даже больше без всякого вреда. Я рекомендую этот способ всем тем, которые желают закалить себя как следует. Даже слабые и чувствительные субъекты могут смело пользоваться этим способом.
   У кого холодные ноги, кто подвержен горловым болезним, катарам, приливам крови к голове и вследствие этого страдает головными болями, пусть часто пользуется этими прогулками по камням. При этом недурно прибавить к воде, которой поливают камни, немного уксуса.
   Относительно одевания и движения здесь остаются в силе те же правила, что и при хождении по мокрой траве. Как и в этом последнем случае, по мокрым камням можно ходить, если ноги холодны.

   4. Лучшего действия, чем в обоих предыдущих случаях, можно достигнуть хождением по только что выпавшему свежему снегу. Я обращаю внимание на слова: «только что выпавший», свежий снег, т. е. такой, который сворачивается легко в комок или пристает, как пыль, к ногам, а не старый, твердый, замерзший снег, который охлаждает очень чувствительно и не годится для закаливания. Кроме того, этот способ не должен применяться никоим образом при сильном, холодном ветре, разве только раннею весною, когда солнышко уже заставляет снег таять. Я знаю некоторых, которые гуляли таким образом по снегу по получасу, целому часу и даже полтора часа с отличнейшими результатами. Только в первые минуты нужно употребить некоторое усилие, затем уж не остается и следа от чувства холода. Такая прогулка, по правилу, должна продолжаться от трех до четырех минут. Я еще раз повторяю, что не следует стоять на одном месте, а нужно ходить.
   Иногда бывает, что нежные пальцы, совершенно отвыкшие от наружного воздуха, воспаляются, т. е. краснеют, делаются горячими, болезненными и распухают. Но этого не следует пугаться, так как это не имеет никакого значения: стоит только часто слегка натирать сухие пальцы снегом или обмывать снежной водой, и они совершенно излечиваются.
   Осенью можно прогулку по снегу с успехом заменить прогулкой по траве, покрытой изморозью. Холод ощущается здесь гораздо лучше, так как тело в это превосходное время еще не совсем отвыкло от летнего тепла. Зимой можно заменить прогулку по снегу прогулкой по каменным плитам, покрытым снеговой водой. Относительно одевания и движения те же правила, что и выше.
   «Это глупости и безумие» и т. д. говорят, пожалуй, об этом способе закалить себя, которым можно вызвать простуду, катар, ревматизм, горловую болезнь и т. д. Но следует только заставить себя и испробовать это, и тогда можно будет убедиться, что этот предрассудок совершенно безоснователен и что от прогулок по снегу является не вред, а польза.
   Много лет тому назад знавал я жену одного сановника. Эта энергичная женщина придавала большое значение закаливанию своих детей. Как только выпадал первый снег, она обещала своим детям дать хлеб с медом, если они выбегут босиком на снег на одну минутку. Так делала она многие годы, и ее дети выросли крепкими, здоровыми людьми. Всю жизнь свою были они благодарны матери за воспитание. Эта мать отлично понимала свою задачу.
   Привожу здесь еще два случая, чтобы показать, как иногда хорошо прогулка по снегу босиком помогает при некоторых заболеваниях.
   У одного господина из года в год зимою появлялись нарывы, которые вскрывались, гноились и причиняли ему большие страдания. Как только выпал первый снег, он, по моему совету, начал ходить босиком по снегу, повторял это очень часто, и на этот раз нарывы у него не появились.
   Недавно пришла ко мне семнадцатилетняя девушка, жалуясь на сильную зубную боль. «Походи минут пять по только что выпавшему снегу, – сказал я ей, – и твоя зубная боль пройдет». Она немедленно, следуя моему совету, отправилась в сад и десять минут спустя явилась ко мне с радостной вестью, что зубная боль совершенно прошла.
   Никогда не следует ходить по снегу, если все тело недостаточно согрето. Если кто-нибудь мерзнет, если его морозит, то следует раньше согреться движением и работой. Лица, у которых ноги потеют, у которых на ногах от холода появляются нарывы, само собой разумеется, не должны ходить по снегу, пока не устранят это соответственным лечением (ножные ванны, паровые ванны для ног).

   5. Хождение по воде. Этот способ, весьма простой на первый взгляд, также способствует закаливанию тела, потому, что таким образом мы, во-первых, действуем на все тело, укрепляем его, во-вторых, он, действуя благоприятно на почки, способствует выделению мочи, чем предохраняет нас от многих страданий, имеющих место в почках, мочевом пузыре и в брюшной полости: он действует хорошо на грудь, облегчая дыхание, и выводит газы из желудка; он действует еще хорошо против страданий головы и головных болей.
   Этот способ можно делать в обыкновенной ванне, делая движения в холодной воде. Сначала погружают ноги до лодыжек, но затем следует погружать до икр, а еще лучше, если вода доходит до колен.
   Сначала следует это делать одну минуту, а затем уж пять, шесть минут. Чем холоднее при этом вода, тем лучше. После такой прогулки следует делать движения зимой в теплой комнате, летом на воздухе, до тех пор, пока тело не нагреется, как следует. Зимой можно прибавлять к воде снег.
   Слабые могут начинать с не очень теплой воды и переходить затем к более и более холодной.
   6. Чтобы закалить преимущественно конечности: руки и ноги, годится следующий способ. Погружают ноги до или выше колен в холодную воду не больше, чем на одну минуту. Обувши ноги, обнажают руки до плеч и погружают их тоже в холодную воду на одну минуту. Гораздо лучше, впрочем, делать и то и другое одновременно. У кого есть большая ванна, тот может легко это сделать. Можно еще поставить ноги в какой-нибудь сосуд, стоящий на полу, а обнаженные руки опустить в ведро, поставленное на стул.
   Я советую применять этот способ после некоторых болезней, чтобы ускорить кровообращение в конечностях.
   Погружать руки в холодную воду особенно полезно для тех, у кого часто от холода появляются на них нарывы, у кого вообще холодные руки.
   Необходимо при этом, чтобы температура тела была нормально высока (чтобы не морозило).
   7. Последним средством закалить себя я считаю обливание колен. Как применять этот способ, указано при обливаниях. Этот способ, действующий только на ноги, заставляет кровь пройти в их пустые сосуды[2]. Здесь я только посоветую здоровым людям, пользующимся обливанием колен, делать это в более сильной степени. Этого можно достигнуть, например, зимой, прибавляя к воде лед, снег и т. п.
   Этот способ применим только тогда, если тело достаточно нагрето (не морозить). Если ноги холодны только до лодыжек, то это не мешает делать обливание колен. Обливания колен без другого какого-нибудь способа применения воды не следует делать дольше трех – четырех дней. Если же кто-нибудь дольше делает это, должен попеременно делать общие обливания или погружения рук и обливание колен, один способ утром, а другой в полдень.
   Этих способов закаливать свое тело достаточно. Они применимы в любое время года, и летом и зимой. Зимой следует проделывать их несколько поскорее, зато движение после них должно быть дольше. Непривычные, делают хорошо, начиная закалять свое тело этими способами не зимой, в самую холодную пору года. То же самое следует порекомендовать всем малокровным, привыкшим к шерстяному платью и изнеженным. Я говорю это не потому, что боюсь, как бы это не повредило им; я боюсь, как бы холод не запугал их так, что они совсем откажутся от такого прекрасного дела.
   Здоровые и больные могут сразу применять несколько способов, но с известной осторожностью, следуя моим указаниям. Дурные последствия следует всегда приписать не лечению, а большей или меньшей неосторожности. Даже к чахоточным, у которых болезнь зашла уж довольно далеко, я применял с громадным успехом первый, второй, третий и шестой способы. Мне нечего говорить о закаливании тем людям, для которых я главным образом написал эту книгу. Их призвание, их ежедневные обязанности дают им ежедневно, даже ежечасно немало средств к этому. Пусть же они никому не завидуют, кому по-видимому лучше, чем им. Это обман, очень часто, даже в большинстве случаев, большой обман. Тем моим читателям, которым еще не приходилось никогда слышать о всем приведенном здесь, я предлагаю, прежде чем произнести обвинительный приговор, сделать самую незначительную пробу. И если таковая удастся, я буду очень доволен, не ради себя самого, но ради самого дела. Немало бед рушится на человеческое здоровье в жизни. Благо тому, кто, закалив свое здоровье, укрепил хорошо корни его!

Применения воды

   Я разделяю применяемые мною средства для водолечения на:
   ● Компрессы.
   ● Ванны.
   ● Паровые души.
   ● Обливания.
   ● Обмывания.
   ● Обвертывания.
   ● Питье воды.

Компрессы

   Так как нижеизлагаемый способ применения воды укоренился и известен в народе под именем «компрессов», то я охотно сохраняю здесь это название, рискуя даже сделать не совсем точное определение. Между компрессами употребляется:

   1. Компресс для туловища
   Достаточно большой кусок грубой льняной ткани (для этого может пригодиться и пеньковая пряжа для мешков) складывается в 3–4–6–8–10 раз таким образом, чтобы, сложенный, он мог закрыть горло, грудь и живот. Он должен не кончаться у боков тела, а свешиваться по обе стороны небольшими кусками. Сложенное таким образом полотно опускают в холодную воду (зимой в теплую), вымачивают, хорошо выкручивают и накладывают вышеописанным способом на тело пациента. Поверх этого нужно положить одеяло шерстяное или полотняное, но сложенное вдвое или втрое, чтобы дать как можно меньше доступа воздуху к мокрому компрессу. Поэтому хороша для этой цели перина. Для горла я ставлю себе за правило обернуть его еще порядочным куском сукна или материи, для предохранения от напора наружного воздуха. С покрываниями этими нужно быть осторожным, потому что иначе можно легко простудиться.
   Компресс должен лежать от сорока пяти минут до одного часа; если в способе применения указано, что он должен действовать холодом, как в данном случае, то нужно продолжать, т. е. переменить согревшийся компресс, т. е. намочить ткань опять. Когда назначенное время прошло, мокрый компресс снимают, одеваются и делают движения, или лежат еще немного в постели. Применением компресса для туловища действуют специально на скопление газов в желудке и животе. При этом, как и при последующих применениях, необходимо, чтобы тело было теплым.

   2. Компресс на спину
   Компрессу на передней поверхности туловища соответствует компресс на спину, который всегда производится сначала, если нужно применить оба рода компрессов. При этом необходимо заметить следующее: так как и этот компресс производится в кровати, то чтобы предохранить от мокроты постель, на ткань накладывают еще кусок полотна и потом – шерстяное одеяло пошире. Намоченный и выкрученный кусок ткани, сложенный в три – четыре раза, раскладывается на шерстяном одеяле так, чтобы он был достаточной длины – от первого шейного позвонка до самого конца позвоночного столба. Потом ложатся в постель на приготовленный компресс, на спину, закладывают шерстяное одеяло на бока и прикрывают еще периной, для предохранения от доступа воздуха. И этот компресс должен лежать около сорока пяти минут, и при более долгом употреблении возобновляем, снова смачиваем, так как и он, как компресс для туловища, действует холодом. Правила – те же, что указаны выше. Он прекрасно действует при болях в спине, страданиях спинного мозга, позвоночного хребта.
   Я знаю, например, много случаев, где подобное средство, примененное два раза в день, избавляло совершенно от страдания. Отлично действует он также при застоях крови, при лихорадочном жаре. Как часто его употреблять и когда возобновлять, скажем мы при описании отдельных болезней.

   3. Компрессы для туловища и спины, взятые вместе
   Их можно производить один после другого, или оба одновременно.
   Приготовляют, как сказано, компресс № 2 и вместе компресс № 1, который кладут возле постели. Ложатся на спину в постель на спинной компресс и накладывают на себя готовый компресс для туловища. Накрыться потом шерстью и периной очень легко. Если при этом кто-нибудь присутствует, то он может хорошенько укутать лежащего со всех сторон, чтобы ниоткуда не было доступа свежему воздуху. При этом необходимо, чтобы шерстяное одеяло, лежащее под спинным компрессом, было такой ширины, чтобы могло закрыть сразу оба компресса. Продолжительность компресса от сорока пяти минут до одного часа. Он прекрасно помогает при большом жаре, при скоплении газов, приливах крови, ипохондрии и других страданиях.

   4. Компресс на живот
   Пациент лежит в постели. Полотно, сложенное в четыре – шесть раз, намачивается в воде, насухо выкручивается (чтоб не капало), кладется на нижнюю часть живота (от желудка и вниз). Хорошенько покрывается затем шерстяным покрывалом и периной. Длится от сорока пяти минут до двух часов. При двухчасовом сроке, однако, компресс очень полезен при отягощении желудка, коликах, и хорош также, чтоб отогнать кровь от сердца и из грудной полости. Часто для этого вместо воды употребляется уксус, особенно разведенный (1/3 часть), отвар из сенной трухи, овсяной соломы, цитварного семени и т. д. Чтобы тратить меньше уксусу, я сначала смачиваю уксусом с водой (1:1) сложенный вдвое кусочек полотна и накладываю на тело, а затем покрываю еще куском, сложенным вчетверо и намоченным только в воде.
   Часто меня спрашивали, как я смотрю на ледяные компрессы, кровопускания и т. д. Здесь я скажу об этом несколько слов.
   Кто, примиряясь с врагом, подает ему руку с нахмуренным лбом, тому труднее достигнуть своей цели, чем тому, кто протягивает руку с радушной физиономией. Кажется, это сравнение не особенно плохо там, где дело идет о применении воды и льда. Я постоянно считал ледяные компрессы, особенно при наложении на благородные части нашего тела (голову, глаза, уши и т. д.), самыми сильными и суровыми из всех средств, какие только могут быть применимы. Средство это не идет рука об руку с природой, помогая ей восстановить нормальные отправления – оно насильно требует от нее чего-то, и это должно отомстить за себя. Ледяной компресс и ледяной пузырь никогда не употребляются в моих заведениях, и так пусть навсегда останется. Представьте себе только эти ужасные контрасты: изнутри большой жар, снаружи лед, а между ними страдающий орган, состоящий из нежного мяса и крови! Последствий такой обоюдной работы я всегда ожидал с большим страхом, и мои опасения, по большей части, всегда оправдывались! Я знал одного господина, который носил на ноге беспрерывно целый год, днем и ночью, ледяной компресс. Было бы чудом, если б этот ледяной покров не отнял у него не только жар, но и все природное тепло ноги! Исцеления ноги не было и следа! Но, возразят мне многие, в некоторых случаях это действительно помогает. Может быть, что болезнь и не могла противостоять этим принудительным средствам; но что же выходило? Многие приходили ко мне с потерями частей лица, более или менее значительной глухотой, с различного рода ревматизмами, с чрезмерной чувствительностью кожи, особенно головной, и т. д. И все откуда? «Да вот, с тех то и тех пор, – следовал ответ, – от пузыря со льдом; теперь я страдаю этим уже много лет». Конечно, и многие, наверное, будут страдать всю жизнь.
   Итак, я говорю еще раз: я решительно против всякого ледяного компресса и утверждаю, что даже самый сильный жар, существующий в каком бы то ни было органе или части тела, может быть всегда смягчен и понижен просто водой, если только ее правильно употреблять. Легко, кажется, понять, что, если пожар нельзя потушить водой, то его нельзя потушить и льдинами. Я сказал только что, что вода всегда окажет помощь, если ее правильно применять. Это не значит, конечно, что вместо обыкновенно употребляемого пузыря со льдом или ледяного компресса нужно наложить как можно больше обертываний, мокрых повязок, например при воспалении на голове или внутри ее.
   Сотня головных повязок и компрессов в этом случае не уничтожат жар, а еще более увеличат его. Нет, мы должны стараться прогнать кровь, распределить ее по другим органам; т. е., я, при лечении должен действовать не только на больное место, но на все тело. Прогоняя, например, этого врага, сидящего на голове или внутри ее, я начинаю с ног и постепенно действую на все тело.
   Лед очень пригоден, впрочем, и в нашем водолечении – хотя косвенно: летом, когда вода становится слишком теплой, он охлаждает ее.
   Теперь, что я скажу о кровопускании, пиявках и вообще о каком бы то ни было уменьшении крови?
   Еще шестьдесят, сорок, тридцать лет тому назад редко встречали женщину, которая не пускала бы себе три – четыре раза в год кровь. Дни, благоприятные для этого, были суеверно обозначены различными значками и пометками в календарях. Сами врачи, земские и другие цирюльники, называли в этом отношении свою работу резнею. Даже в лечебницах, монастырях были установлены особые сроки для кровопускания, причем предписывалась строгая диета (умеренный образ жизни).
   Перед этой кровавой резней желали друг другу счастья, после окончания поздравляли друг друга. И оно, пожалуй, стоило того! Одно духовное лицо того времени уверяло меня, что ему делались кровопускания в течение тридцати двух лет, но четыре раза в год, и каждый раз по восемь унций! Итого, этот господин потерял 4x8x32=1024 унции крови! Кроме кровопусканий употреблялись еще пиявки, кровососные банки и т. д.
   Но как времена переменились! На все эти операции смотрели как на единственное, важнейшее средство для сохранения здоровья; как же на это смотрят теперь? Теперь смеются над старым безумным взглядом, будто у человека может быть слишком много крови! Около двух лет тому назад один иностранный врач, деятельный и известный в литературе, сказал мне, что он никогда пиявки в глаза не видал! Многие врачи приписывают даже малокровие нынешнего поколения – злоупотреблениям кровопусканиями наших отцов. Быть может это и так, но это не единственная причина.
   Но, к делу! По моему мнению, в человеческом теле все так гармонирует друг с другом, часть с частью, и каждая часть с целым, что несомненно человеческое тело представляет совершеннейшее произведение, идея которого могла возникнуть только в творческом духе Создателя, и Его только творческой силою могло быть выполнено! Этот же порядок, эта же мера и гармония существуют и между приходом и расходом веществ, необходимых для поддержания и сохранения здоровья, если только человек, разумный и свободный, поступает по воле Божией и не вносит различными злоупотреблениями в эту гармонию диссонанс и беспорядок. Если дело обстоит так, то мне не понятно, каким образом в нашем теле было бы без меры и без порядка количество крови и кровообразование, один из важнейших жизненных процессов! Мне представляется, что каждое дитя, вместе с жизнью, получает от матери известное количество материи для образования крови, назовите – эссенции что ли, без которой кровь не может образоваться. Нет больше этой эссенции – нет и кровообращения, прекращается, значит, и настоящая жизнь (потому что болеть, чахнуть – это уже не значит «жить»). При каждой же потере крови, будь это от падения, кровопускания, пиявок, банок – все равно, теряется частичка этой кровообразовательной, необходимой для жизни эссенции; на столько же человеку остается меньше жить. Каждое кровопускание означает уменьшение жизни, потому что жизнь наша зависит от крови.
   Мне возразят: нет ничего быстрее, чем образование крови; терять кровь, производить новую – почти одно и то же. Действительно, вырабатывание крови идет очень, неимоверно быстро; но позвольте мне привести следующий аргумент, взятый из опыта (мои читатели из крестьян наверное подтвердят его): чтобы откормить за короткое время животное, ему делают значительное кровопускание и затем начинают откармливать; при этом животное быстро жиреет: в очень короткое время появляется масса прекрасной, свежей крови. Через три – четыре недели опять делают значительное кровопускание и опять начинают откармливать и давать питательное пойло. Ожирение идет прекрасно, и даже старое животное дает при убое не меньше крови, чем и молодое. Но присмотримся внимательнее к этой крови: она безвкусна, водяниста, безжизненна! У такого животного нет силы, выносливости, жизненности, и если его не употребят на мясо, оно в скором времени заболевает водянкой.
   А разве у людей иначе? Кому уже за шестьдесят лет и кто приобрел несколько опытности и знает немного жизнь, тому известно, как сильно влияет злоупотребление кровопусканиями наших предков на способности, таланты и долговечность потомков. Вышеупомянутый господин, делавший себе столько кровопусканий, умер в цветущие годы от водянки. И если женщины делали себе (это факты) по триста – четыреста кровопусканий и делались от этого хилыми и больными, то не понятно ли, что последующие поколения должны родиться слабыми, болезненными, склонными к конвульсиям и другим заболеваниям? Я охотно допускаю, что бывают случаи, несомненно исключительные, когда в случае недостатка под рукой других быстродействующих средств кровопускание устраняет внезапную опасность.
   Но, во всяком случае, пусть мне ответят беспристрастно, что лучше: лишать себя постепенно, по частям, жизненных сил, или с помощью воды распределять кровь так равномерно, чтобы и самый полнокровный человек не чувствовал излишка крови? Каким образом и каким употреблением воды можно этого распределения достигнуть, я расскажу в своем месте. Часто приходится слышать, что при апоплексическом ударе кровопускание единственное средство к спасению жизни. Здесь припоминается мне один случай при сильном ударе, когда первый из приглашенных врачей сделал кровопускание, а второй ясно объяснил, что именно вследствие кровопускания больной должен умереть, как оно на самом деле и случилось. Не от полнокровия, излишка крови бывает удар, как ошибочно думают, а от малокровия. «Случился удар» – значит количество крови истощилось, и с нею ушла и жизнь. Масло выгорело и перестало напитывать фитиль, и светильня погасла.
   Какую пользу приносит вода именно в параличных случаях, увидим мы в третьей части. Здесь замечу еще только, что мой предместник три раза имел удар и был уже приговорен врачами. Вода не только спасла его, но и дала ему возможность потрудиться еще несколько лет для общества.

Ванны

I. Ножные ванны

   Ножные ванны бывают холодные и теплые.

   1. Холодная ножная ванна.
   Она заключается в том, что нужно постоять в воде одну – четыре минуты по икры или выше их.
   Преимущественно ножные холодные ванны служат для того, чтобы прогнать кровь вниз от головы и груди; но большей частью они употребляются совместно с другими применениями воды, когда больной, по какой-либо причине, не переносит полной ванны или полуванны.
   Для здоровых они важны как освежающее и укрепляющее средство, и особенно полезны сельским жителям, когда после жаркого, утомительного дня не наступает сон. Они устраняют усталость и приносят покой и здоровый сон.

   2. Теплая ножная ванна.
   Она может производиться разными способами:
   а) в теплую воду 25–26°R кладут полную горсть соли и две горсти древесной золы и хорошо перемешивают. Продолжительность: двенадцать – пятнадцать 15 минут.
   Иногда я советую употреблять, но каждый раз по особому совету, такую ванну с температурой до 30°R, но за ней сразу же должна следовать холодная ножная ванна, не долее полминуты.
   Ножные ванны превосходны во всех случаях, когда вследствие болезненности, слабости, малой теплоты тела и т. д., суровые и холодные средства с трудом могут быть употреблены, или там, где реакция слишком слаба, т. е. где холодная вода вследствие низкой температуры тела развивает слишком мало тепла.
   Ножные ванны предназначаются собственно для слабых, малокровных, нервных, очень молодых и престарелых особ, для женщин, и прекрасно действуют при препятствиях в кровообращении, при приливах, головных и горловых болях, судорогах и т. д.
   Ванны эти отвлекают кровь к ногам и действуют успокоительно.
   Против ножного пота я не советую их употреблять.
   Нашим сельским жителям эти теплые ванны хорошо знакомы, и действие их повсюду признается, что доказывается обширным применением их;
   б) очень укреляющая ножная ванна из сенной трухи (стеблей, листьев, семян и пр.).
   Наливают на тридцать пять горстей сенной трухи кипяток, посуду закрывают и дают охладиться до температуры 25–26°R, для ножной ванны.
   Безразлично, останется ли сенная труха в ванне или употребляется в дело один отвар.
   Эти ножные ванны действуют растворяющим, выделяющим и крепительным образом и очень полезны при страданиях ног, ножном поте, открытых ранах, разного рода ушибах (кровоточащих или кровоподтечных), при опухолях, подагре, при хрящевых узлах, нагноениях между пальцами, нарывах под ногтями, повреждениях от тесной обуви и т. п.
   В общем могу сказать, что эти ванны отлично помогают, если ножные соки нездоровы и склонны к разложению. Один господин страдал сильной подагрой. Он кричал от боли. Такая ножная ванна, с обертыванием ноги в холст, намоченный в отваре сенной трухи, вылечила его в один час от ужасных страданий;
   в) на только что описанную ванну очень похожа ножная ванна с отваром из овсяной соломы.
   Нужно овсяную солому варить около получаса и отвар, охлажденный до 25–26°R, употреблять в течение двадцати – тридцати минут для ножной ванны.
   На основании опыта я могу сказать, что эти ванны не имеют средства себе равного, когда дело идет о размягчениях всякого рода затвердений на ногах. Они помогают отлично при суставном ревматизме, подагре, мозолях, врастающих и гниющих ногтях, водяных пузырях от ходьбы. Даже открытые и гноящиеся раны на ногах, повреждения от разъедающего ножного пота излечиваются этими ваннами.
   Один господин срезал себе мозоли. Образовавшееся злокачественное воспаление наводило на мысль о заражении крови; три овсяные ванны в день и обертывание ноги в ткань, намоченную в этом же отваре, вылечили его в четыре дня. Одному больному предстояло потерять все пальцы на ноге; темно-синие опухоли заставляли опять предполагать заражение крови; ножные ванны и обертывания вылечили его в короткое время.
   В некоторых случаях я советую при описанных ножных ваннах, как и при полных теплых ваннах, троекратную перемену.
   В заключение, как здесь, так и там, употребляется холодная ванна. Исключение составляет вышеописанная теплая ножная ванна 25–26°R с солью и золою. Эта ванна важна для усиленного отвлечения крови сверху вниз и для распределения ее; а потому, если после нее принять опять холодную ванну, то кровь, с силой прилившая к ногам, опять поднялась бы вверх. Таким образом желаемое действие было бы ослаблено заключительной ванной.
   Особенный род ножной ванны, которую можно назвать скорей сухой, чем жидкой. Имея возможность употреблять ее, не нужно ею пренебрегать; я очень часто пользовал ими с большим успехом. Нужно положить в кадушку теплый еще солод; ноги отлично чувствуют себя, погрузившись в него. Продолжается ванна от пятнадцати до тридцати минут. Еще лучше действуют виноградные выжимки. Эти ванны известны в местностях, где разводится виноград, и очень распространены, как прекрасно действующие.
   Лучше всего почувствует целительное действие этих ванн тот, кто страдает ревматизмом, подагрой и т. п. страданиями. Касательно всех ножных ванн необходимо заметить следующее: люди, страдающие расширением ножных вен (varicеs), не должны принимать ванн выше 25°R и должны погружать ноги только до начала икр.
   Теплых ножных ванн без всяких примесей я никогда не принимаю и не назначаю.

II. Полуванны

   Под «полуваннами», в общем, я подразумеваю такие ванны, при которых вода доходит не выше средины живота, т. е. приблизительно до области желудка, а чаще еще ниже этого. Они представляют среднее между полными ваннами, которые часто дают слишком много, и ножными ваннами, которые иногда недостаточны. Это то среднее я и назвал «полуваннами».
   Применение их возможно троякое:
   1. Стоять в воде таким образом, чтобы она была выше икр или колен.
   2. Стоять в воде на коленях так, чтобы все бедра были в воде.
   3. Сидеть в воде.
   Собственно, только третий способ есть настоящая полуванна; вода достигает при этом до середины живота, до поясничной области.
   Все три способа применения полуванн, всегда из холодной только воды, причисляются прежде всего к средствам для закаливания тела. Поэтому они очень полезны для здоровых, желающих сделаться еще здоровее, слабых, желающих окрепнуть, и выздоравливающих, которые желают поправиться совершенно. В болезнях же употребление этих ванн должно быть специально и ясно предписано; иначе, при известных обстоятельствах, употребление их могло бы окончиться нехорошо.
   При применении каждого из трех способов, будь это здоровый или больной человек, употребление этих ванн всегда бывает только в связи с другими применениями воды и продолжительность не должна превышать 0,5–3 минут. № 1 и 2 (стоять в воде и быть в воде на коленях) я употреблял с прекрасным успехом в начале лечения у таких субъектов, которые, в силу различных причин, совсем потеряли силу. Не называя этих причин, скажу только, что есть много лиц, которые сначала не в состоянии переносить давления воды при полных ваннах без очень неприятных последствий. Над этим не должно смеяться. Я могу привести сотню несомненных примеров. Эти то больные (вследствие слишком большой слабости и малокровия) и навели меня на мысль об этом двояком применении воды; их состояние требовало этого умеренного и осторожного применения воды, иной раз очень продолжительного в течение нескольких недель, пока, наконец, они не набирались больше сил и выносливости.
   Как второе средство для укрепления тела, соединяется с этим погружение рук в воду по плечи (см. главу о закаливании тела). Это средство применяется мною также специально, как целое (состоящее из двух применений), против холода ног.
   № 3. Собственно полуванна. Ее то я советую особенно настоятельно всем здоровым. Ею также уничтожаются в зародыше и излечиваются уже существующие слабость и болезни живота, а таких легион, и все они происходят только от недостатка закаленности организма. Эти полуванны укрепляют живот, сохраняют и увеличивают силу. Многие люди носят один, а то и несколько набрюшников; этим они не улучшают, а еще ухудшают болезнь; они, так сказать, сами задерживают болезненность в несчастном животе. Пусть бы лучше они попробовали наши полуванны. Тогда наверно уменьшатся геморрой, колики от газов, ипохондрия, истерия – эти болезни, доводящие даже до душевного расстройства!
   Здоровые люди должны утром обмыть верхнюю половину тела, а перед вечером или вечерком хорошо принять нашу полуванну; или, если им утром некогда, то вечером, при полуванне, нужно обмывать водой грудь и спину.
   О пользе, приносимой этими тремя способами водолечения, достаточно говорят примеры.
   Один молодой человек так ослабел от тифа, что совершенно не был способен к работе. Принимая через день или через два дня полуванну N 2, сначала минуту, а потом две – три минуты, он начал с каждой неделей все крепнуть и вскоре сделался таким же крепким, как и до болезни.
   Один господин страдал сильно приливами крови, происходящими из области живота. Он попеременно, через день, обмывал себе усиленно верхнюю часть тела и становился коленями в воду. Через некоторое время он освободился от приливов крови. Также проходят от этого и желудочные боли, происходящие от скопления в желудке газов. Против скопления газов специально эта ванна может служить исключительным превосходным средством, specificum.

III. Сидячие ванны

   Бывают холодные и теплые.

   1. Холодная сидячая ванна
   Нарочно купленная для этого сидячая ванна или, за неимением, просто не особенно глубокая посудина из дерева или жести или цинка, наливается водою приблизительно до 1/4, или 1/5. Садятся в эту ванну, как на стул, так, чтобы нижняя половина живота, приблизительно до почек, была в воде, а также и верхняя половина бедер. При некотором навыке можно и не совсем раздеваться. Продолжительность ванны 1/2–4 минуты.
   Эти холодные сидячие ванны вместе с полуваннами представляют самое значительное и действенное средство специально для органов живота. Они помогают выделению газов, усиливают пищеварение и стул, регулируют кровообращение, помогая, следовательно, при хлорозе (бледной немочи), кровотечениях и других женских болезнях. Бояться употребления этой холодной, продолжающейся всего одну – три минуты, ванны совсем не нужно; если ее употреблять правильно и осторожно, она никогда не повредит.
   Чтобы избежать простуды, чтобы стать закаленным, невосприимчивым к переменам температуры, которая часто играет такую важную роль, лучше всего применять эти ванны почаще прямо с постели, ночью. Проснувшись ночью (ведь раздеваться уже не нужно), нужно сесть в ванну и потом тотчас опять в постель. Не нужно только применять эти ванны чаще двух – трех раз в неделю, чтобы от сильного прилива крови к поясничным частям не усилился геморрой.
   Кто с трудом засыпает по вечерам, просыпается ночью, или страдает бессонницей, тот пусть аккуратно пользуется этой сидячей ванной. Сидение в воде в течение одной – двух минут унимает возбуждение и доставляет покой. Один пациент в продолжение долгого времени страдал бессонницей и всю ночь ворочался на постели, возбуждаемый всякого рода мыслями. Принимая эти ванны, он вкушал покойный сон.
   Кто встает утром с тяжелой головой, кому сон не приносит желаемого отдыха – тем я смело могу посоветовать эти ванны. Еще раз от всей души советую их и всем здоровым.

   2. Теплая сидячая ванна
   Я никогда не делаю ее из одной теплой воды, а всегда из отвара: а) полевого хвоща; б) овсяной соломы; в) сенной трухи.
   Приготовление всех трех сортов ванны совершается одинаково. Наливают на эти травы кипяток и дают смеси постоять некоторое время на огне. Потом посуду снимают с огня, охлаждают до 24°–26°R, редко до 30°R, и выливают отвар с травой в приготовленную ванну. Продолжительность ванны около пятнадцати минут. Чтобы не выливать понапрасну этого отвара, я советую употреблять его еще на две следующих ванны, конечно, уже холодных: одну через три – четыре часа после первой, и другую – через час после второй; каждая продолжительностью в одну – две минуты.
   Такие сидячие ванны с отваром я назначаю не более двух – трех раз в неделю, чаще только вперемежку с холодными, или там, где дело идет о глубоко укоренившейся болезни, например при сильном геморрое, фистуле толстой кишки, болях в слепой кишке и т. п.
   Страдание грыжею не должно препятствовать пользованию этими ваннами:
   а) специально ванна из отвара полевого хвоща служит при конвульсивных и ревматических страданиях почек и мочевого пузыря, при каменной болезни и затрудненном мочеиспускании;
   б) ванна из овсяной соломы отличное средство против ломоты всякого рода;
   в) ванна с отваром из сенной трухи имеет больше общее действие и может быть употреблена во всех перечисленных случаях при недостатке хвоща и овсяной соломы, хотя действует и не так сильно.
   Она всегда оказывала мне большие услуги при застоях крови и ослаблении в желудке, при наружных опухолях и нарывах, при запоре, геморрое и коликах от скопления газов.

IV. Полные ванны

   И эти ванны делятся на холодные и теплые. И те и другие одинаково годны больным и здоровым.
   1. Холодные полные ванны
   Их можно принимать двояким образом: становятся или ложатся всем телом в ванну с холодной водой или же входят в воду до подмышек, чтобы избежать чувствительного давления воды на легкие (на грудь) (хотя в этом нет ничего опасного), и обмывают верхнюю часть тела просто рукой или же грубым, толстым полотенцем.
   Самое меньшее время, которое можно оставаться в такой холодной ванне, полминуты; оно, во всяком случае, не должно превышать трех минут.
   Об этом мне придется упомянуть еще не раз в дальнейшем изложении. Здесь я только замечу, что еще двадцать лет тому назад я сам был другого мнения и советовал брать ванны подольше, полагая, что водолечебницы ненамного станут все-таки уклоняться от настоящей методы.
   Но долголетний опыт, ежедневная практика на самом себе и других давно уже научили меня, как мне кажется, лучшему. Благодаря этому я пришел к тому твердому убеждению, что при пользовании холодными ваннами следующее положение самое верное.
   Чем короче ванна, тем лучше ее действие.
   Остающийся в холодной ванне не больше одной минуты поступает гораздо благоразумнее того, кто сидит в ней пять минут.
   Каждому, все равно, болен ли он или здоров, я советую оставаться в ванне не больше трех минут. Это положение, основанное и подтвержденное многочисленными фактами, объясняет вполне то, что я придерживаюсь особого взгляда на суровый метод применения воды в лечебницах и на неразумное иногда купание летом.
   Что касается последнего, то есть люди, которые остаются в воде по получасу и даже больше, каждый день, даже два раза в день. О хороших пловцах, делающих сильные движения, а после купанья принимающих хорошую питательную пищу, мне нечего много распространяться. Что купание отняло, быстро восстановлено будет крепкой натурой. Те же, которые остаются в воде по получасу без всякого сильного движения, не только не извлекают из этого никакой пользы, но, напротив, вредят себе даже очень сильно, если это повторяется часто. Такого рода купание утомляет, ослабляет; вместо того, чтобы быть полезным организму, оно ослабляет его; вместо того, чтобы укреплять и питать, оно истощает его.

   а) холодные полные ванны для здоровых.
   Часто мне приходилось получать от знакомых и незнакомых советы обратить внимание на то, что применение холодной воды равносильно лишению тепла, которое так вредно для малокровных и в высшей степени повышает нервозность. Но я готов поручиться, что в описанном мною способе нет ничего резкого. Холодные полные ванны я рекомендую прежде всего всем здоровым людям во всякое время года, летом и зимою, и утверждаю, что именно эти ванны существенно способствуют сохранению и укреплению здоровья, они очищают кожу, повышают ее деятельность и вообще освежают, оживляют и укрепляют весь организм. Зимою число таковых ванн должно быть не больше двух в неделю, а смотря по обстоятельствам, даже не больше одной в неделю, в две недели.
   Здесь следует еще сказать о двух пунктах.
   Чтобы быть здоровым, нужно закалить себя против различных влияний, против перемены температуры (погоды, времен года). Несчастен тот человек, у которого малейший ветерок поражает легкие, горло, голову, кто в течение всего года должен следить за состоянием погоды. Дереву, растущему на свободе, все равно – буря ли или тихая погода, жарко или холодно. Оно сопротивляется всякому ветру, всякой погоде, потому что оно закалено. Пусть здоровый попробует наших ванн, и он будет так же силен, как дерево.
   Многие избегают применять холодную ванну из страха; это, по-моему, похоже на idee fixe относительно потери тепла. Холод ослабляет и должен ослаблять, говорят они, если сейчас после его действия не следует ощущение тепла. Совершенно верно, и я согласен с этим. Но я утверждаю, что благодаря сильным движениям, находящимся в строгой связи, по нашим правилам, с применением холодной воды, наши холодные ванны не только не отнимают у организма его тепла, но скорее сохраняют его и повышают. Так, например, если ослабленный, изнеженный постоянным пребыванием в комнате человек, решающийся выйти зимой на улицу, и то только в случае крайней надобности, если такой человек благодаря ваннам и обмываниям так закалит себя, что может в любую погоду выходить без всякого опасения, почти не чувствуя сильнейшего холода, то неужели у него не возросло природное тепло? Неужели это все только кажется и обман?
   Приведу один пример здесь.
   Один знатный господин, шестидесяти лет, ужасно боялся воды. Всякий раз, выходя из дому, он заботился главным образом о том, как бы не забыть какого-нибудь из своих многочисленных шарфов, полагая, что следствием такой непростительной забывчивости могут быть всевозможные и невозможные простуды и т. п. Горло этого господина было особенно чувствительно, так что он с трудом мог предохранять его от простуды, всячески окутывая его. В это время вмешался в его привычки «варвар». Он с некоторым даже злорадством прописал ему наши холодные ванны. Этот господин повиновался. Каковы же были последствия? Замечательно хорошие. Уже через несколько дней он сбросил с себя первую кожу; за первой шерстяной и фланелевой рубашкой последовала вторая, туда же скоро последовали и шерстяные шейные шарфы. Всякий день, в который он не брал ванны, он считал плохим днем, настолько стал он нечувствителен к климату и погоде. Он брал ванны не только в теплой комнате, но купался и и октябре ежедневно во время прогулок в реке, предпочитая ее холодную воду воде домашней ванны.
   Мы должны теперь главным образом ответить на следующие вопросы:
   В каком состоянии должно находиться здоровое тело, для того, чтобы были хорошие последствия от таких холодных полных ванн?
   Сколько времени должен здоровый оставаться в ванне?
   Хорошим состоянием для принятия холодных ванн можно считать такое, при котором все тело вполне тепло.
   Итак, значит, кто достаточно согрелся благодаря пребыванию в теплой комнате, работе или ходьбе, тот находится в хорошем для этого состоянии.
   Кому холодно, у кого холодные ноги, кого морозит, тот в таком состоянии никоим образом не должен принимать холодной ванны, не согревшись предварительно ходьбой и т. п.
   Напротив того: кто в поту, разгорячен (я говорю о здоровых людях), как бы купается в поту, тот может смело принять нашу полную ванну[3].
   Даже спокойные, рассудительные и благоразумные люди очень боятся идти в холодную воду разгоряченными, вспотевшими. А ведь это совершенно не опасно! Да, я смело привожу здесь свое мнение, испытанное и хорошо обдуманное в течение многих лет; чем сильнее пот, тем лучше, тем действительнее купание[4].
   У массы людей, думавших прежде, что от такого «лошадиного» лечения их поразит удар, всякий страх, всякое предубеждение исчезло после первой же пробы.
   Разве кто-нибудь задумается или побоится умыть руки, лицо и даже грудь и ноги, возвратившись домой вспотевшим настолько, что пот ручьями катится по его лицу, а пальцы слипаются? Всякий делает это, потому что оно освежает его и приятно. Разве же действие такого обмывания на все тело – таково прямое следствие – не должно быть таким же! Может ли что-нибудь быть полезно отдельной части тела, быть для нее благодеянием, и быть в то же время вредным, пагубным для всего тела?
   Опасение вредного действия холодных ванн, я думаю, основано на том наблюдении, что многие лица, которые, вспотев сильно, выходили на холод или же на свежий воздух, особенно же подвергшись действию сквозного ветра, на всю жизнь расстраивали свое здоровье. Это совершенно верно.
   Я прибавлю еще больше, именно, что многие, вспотевши, получали зародыши тяжелых болезней, входя в холодную воду. Чем же это было вызвано: потом или холодным купаньем? Ни тем, ни другим! И здесь, как и вообще во всем в жизни, должно быть на первом плане не то, что сделано, а как сделано; в данном случае нужно обратить внимание, как потные люди пользуются холодной водой. Безумный может перочинным ножиком совершить ужасное преступление. Неразумное применение может причинить высочайшее зло. Странно только, что в таких случаях обвиняют только добро, а не злоупотребления, которые должны были бы быть осуждены. Итак, вопрос в том, как употреблять воду. Кто в данном случае поступает по своему усмотрению, тот пусть и несет сам ответственность за все последствия этого. Чтобы ответить на вопрос, как долго должен здоровый человек оставаться в ванне, я привожу следующий пример.
   Один господин, которому я велел брать две таких ванны в неделю, явился ко мне через две недели, жалуясь: что здоровье его еще более ухудшилось, что он холоден как лед. Выглядел он действительно очень плохо, и я никак не мог понять, почему вдруг я ошибся в действии воды. На мой вопрос, делал ли он все, как следует по указанию, он ответил: точнейшим образом; я сделал еще больше, чем вы велели: вместо одной минуты я оставался в воде пять минут, после чего я с трудом мог кое-как согреться. В следующие недели он делал уже все правильно, и скоро к нему возвратилась прежняя свежесть и природная теплота.
   Этот случай прекрасно может пояснять все те случаи, когда вода причинила видимый вред. Виною этому не вода, не применение ее, а неосторожные, неаккуратные люди. Но по привычке людей, вина падает на невинную воду.
   Кто берет полную холодную ванну, должен быстро раздеться и лечь на одну минуту в приготовленную уже ванну. Если кто вспотел, то пусть он сядет в ванну, т. е. погрузится в воду до груди и сильно и быстро обмывает верхнюю часть тела. Затем он должен погрузиться на один момент до шеи, немедленно выйти из воды и одеться, не вытираясь, по возможности быстрее. Ремесленник или земледелец может приняться сейчас же за свою работу; другие же должны (по крайней мере четверть часа) делать движения до тех пор, пока тело не высохнет совсем и не согреется до нормальной температуры. Безразлично, производится ли это в комнате или на воздухе, я лично даже осенью, зимою предпочитаю свежий воздух. Все, что ты делаешь, мой читатель, делай разумно и не переступай меры! Число холодных ванн в неделю не должно быть больше двух.
   Когда лучше всего начать принимать эти ванны? Важную работу укрепления тела или, что равносильно, предохранения его от болезни нельзя начать очень рано. Начни сегодня же, но начни с более легких способов, а не с более тяжелых, не то, это может отнять у тебя охоту! Если ты крепок, то можешь начать наши холодные полные ванны после некоторой подготовки, если же ты слаб, то сообразно с обстоятельствами – после более долгих предварительных упражнений. Это весьма важная статья. Не нужно стараться достигнуть чего-нибудь сразу, непосредственно, самыми суровыми мерами! Это, по меньшей мере, было бы неразумно.
   Один врач посоветовал больному нервной горячкой просидеть в холодной воде четверть часа. Больной сделал это, но после того ему стало так холодно, что потом он, вполне естественно, и слушать не хотел о целебной ванне. Специалист решил после этого, что из этого опыта ясно, что больному нельзя уже применять воду и что состояние больного безнадежно. С этим смертным приговором пришли ко мне. Я посоветовал больному попробовать еще раз воду, но быть в ней не четверть часа, а десять секунд (войти и выйти), обещая, что результат будет другой. Сказано – сделано. Через несколько дней больной поправился.
   В таких случаях мне всегда приходило в голову, что применяют воду таким резким, суровым способом намеренно, чтобы возбудить в народе вместо доверия страх к этому мокрому чудищу. Я знаю, я чудак; поэтому, я надеюсь, мне простят эти причуды.
   Те, которые хотят серьезно взяться за это, пусть, воспользовавшись тем или другим указанным выше способом закалить себя, начнут с обмывания всего тела (см. обмывания) и, если эти обмывания не возбуждают их и не лишают сна, то пусть делают их вечером перед сном, в противном же случае – утром, при вставании. Вечером время на это не тратится вовсе, а утром это можно сделать в минуту. Кто не может сейчас же после этого заняться какой-нибудь физической работой или же делать движения, должен снова (пока он не высохнет и не согреется) лечь в постель на четверть часа.
   Это упражнение, совершаемое два – четыре раза в неделю, чего вполне достаточно, или даже практикуемое ежедневно, представляет самую лучшую подготовку к нашей холодной полной ванне. Стоит попробовать это только один раз! За первым неприятным ощущением по всему телу как бы разольется приятное чувство, и то, что прежде пугало, чего прежде опасались, сделается скоро почти потребностью.
   Один знакомый мне господин в течение восемнадцати лет брал ежедневно перед сном полную ванну. Я ему не велел этого делать, но он сам не пожелал оставить это упражнение. И за эти восемнадцать лет он ни разу не был болен. Многим, принимавшим в ночь две, три ванны, мне пришлось запретить это. Если бы это применение воды было бы для них суровым или несносным, как об этом кричат, они наверно прекратили бы его. Кто серьезно хочет закалить свое тело, сохранить свое здоровье, укрепить себя вообще, пусть обратит внимание на холодную полную ванну[5], но только пусть не остается при одном добром намерении.
   Сильные народы, племена, были всегда верными друзьями холодной воды, именно нашей полной ванны. Чем больше наш век приобретает название и характер изнеженного, тем скорее нужно возвратиться к здравым естественным взглядам и основным принципам древних.
   Есть еще, среди дворян особенно, много таких, которые смотрят на наше применение воды, как на семейную традицию и как на важное средство для сбережения здоровья и воспитания, и желают, чтобы это переходило из рода в род.
   Итак, нам нечего стыдиться нашего дела.

   б) холодная полная ванна для больных.
   При описании отдельных болезней (в третьей части) будет точно указано, когда и как часто нужно применять этого рода ванну. Здесь же будет сделано несколько замечаний общего характера.
   Здоровый организм сам в силах выделить образующиеся в нем болезненные вещества.
   Больному же, ослабленному болезнью телу приходится помочь, чтобы оно снова само могло взяться за эту работу. Такую именно помощь и оказывает полная холодная ванна, которая в таком случае служит опорой, укрепляющим средством.
   Эта ванна главным образом применяется при так называемых «горячечных заболеваниях», т. е. всех тех болезнях, которые имеют своим предвестником и спутником сильную лихорадку. Особенно опасны эти лихорадки при температуре в 39–40° и выше; они лишают сил и сжигают человеческое тело. Иной, пощаженный болезнью, становится жертвой слабости, истощения. Смотреть и выжидать, чем может кончиться такой ужасный жар, мне кажется, опасно. Какую же пользу может принести в таком случае «каждый час по столовой ложке», что пользы в дорогом хинине, дешевом антипирине или в микстуре ядовитого дигиталиса, последствия которых для желудка нам всем известны! Лекарства в таких случаях мало могут ослабить лихорадку. Какое значение могут иметь те искусственные, опьяняющие средства, даваемые больному внутрь или впрыскиваемые, от которых он в самом деле пьянеет так, что уж ничего больше не знает, ничего не чувствует и не ощущает! Не говоря уж о нравственной и религиозной точке зрения, жаль просто смотреть на такого полуживого, скорее опьяневшего больного, как он лежит с искаженными чертами лица, закатив глаза. Может ли это помочь? Такой жар можно унять, только туша его. Огонь и пожар можно потушить водой, а жар, охвативший все тело, где все в пламени, – лучше всего полной ванной. При всякой новой вспышке, т. е. когда жар усиливается, такая ванна, повторяемая в начале лихорадки даже через каждые полчаса и применяемая к тому же вовремя, скоро возьмет верх над жаром. (См. воспаления, скарлатина, тиф).
   Уже прежде мне приходилось слышать, что в больших общих больницах для бедных больных, которым нечем платить за дорогой хинин, часто применялись ванны; в последнее время в некоторых газетах появилось радостное для меня известие, что во многих, главным образом, военных госпиталях Австрии снова применяют воду для лечения некоторых болезней, как например тиф. Является вопрос: почему же только тиф! Почему и не все те болезни, которые являются последствием лихорадки! Кто говорит А, должен сказать и Б; многие напряженно ждут этого Б, в том числе и специалисты. Я сделаю здесь еще одно замечание, которому, пожалуй, скорее место в отделе об обмываниях. Не все больные могут пользоваться полными ваннами; некоторые, может быть, уже настолько ослаблены, что не только не могут сами подниматься и поворачиваться, но даже не могут быть подняты с постели.
   Но следует ли лишать таких больных употребления холодной воды? Ни в каком случае. Наши способы применения воды так разнообразны, и каждый отдельный способ имеет столько степеней и разновидностей, что и больной и здоровый могут всегда найти для себя и своего состояния подходящий способ. Нужно только стараться выбрать правильный способ применения воды.
   Для тяжелобольных, которые настолько слабы, что не могут употреблять холодные ванны, они вполне заменимы обмываниями всего тела, что можно легко делать с каждым, даже самым слабым больным в постели. Как это делается, указано в статье об обмываниях. Обмывания эти делать нужно, как и холодные ванны, всякий раз, когда жар усиливается или дыхание сильно затрудняется; применяя воду к таким тяжелым больным, прикованным к постели, следует особенно быть осторожным и избегать ошибки, потому что иначе болезнь только усилится.
   Я мог бы назвать одного человека, пролежавшего одиннадцать лет в постели и все это время лечившегося у врача. Пробовали применять и водолечение; все усилия были тщетны.
   После излечения этого человека, последовавшего в шесть недель, сам врач заявил, что это просто какое-то чудо для него. Он сам был у меня и хотел узнать, как это произошло. Дело было для него тем непонятнее, как он сам говорил, что, по его мнению, больной был очень слаб, и все его применения воды остались без всяких последствий. Я объяснил этому врачу простое мое лечение и еще более простое применение воды. Для нас обоих стало ясно, что тлеющую лучину не тушат пожарной трубой. Он применял воду сурово, резко, я же слабо, осторожно, сообразно с силами больного.
   Мне часто с болью в сердце приходилось слышать и читать, что во многих больницах и частных домах люди не оставляют постели по пятнадцать и двадцать лет. Это достойные сожаления создания. Впрочем, я этого не понимаю и не понимал, за исключением нескольких случаев. И в Св. Писании упоминается о больных, бывших в постели по тридцать восемь лет. Но я твердо убежден, что многих из этих больных можно было поставить на ноги, применяя точное и продолжительное водолечение.

   2. Теплая полная ванна
   Она служит, как и холодная, здоровым и больным. Способ пользования ею двоякий:
   Входят в ванну, настолько наполненную теплой водой, чтобы вода покрыла все тело, т. е. все части его были в воде. В ванне остаются от двадцати пяти до сорока минут. Затем быстро переходят в другую ванну, стоящую тут же, с холодной водой, и погружаются до головы в воду; если же нет такой ванны, то обмывают все тело холодной водой по возможности быстрее. Холодная ванна или обмывание должно быть кончено в одну минуту. Затем, не вытираясь, одевают быстро платье и совершают движение в комнате или на воздухе до тех пор, пока тело совершенно не высохнет и согреется (по крайней мере полчаса). Сельские жители могут сейчас же браться за свою работу. В первой ванне температура воды должна быть от 25 до 28°, а для более старых – от 28 до 30°R. Я советую измерять ее всегда аккуратно, внимательно, с термометром в руках, который очень легко всегда достать. Недостаточно трубочку с ртутью погрузить и сейчас вынуть ее, она должна оставаться в воде некоторое время.
   Только спокойное состояние ртути показывает, что измерение сделано хорошо и правильно. Кто приготовляет ванну, должен относиться серьезно к ее приготовлению и связанной с этим ответственности. Беспечность и невнимание менее всего уместны при этих услугах ближнему.
   Второй способ следующий:
   Ванна наполняется, как и в первом случае, но температура воды в ней выше – от 30 до 32°R. Температура в этого рода ваннах не должна никогда превышать 35° и не должна быть ниже 28°, я сам советую и приготовляю ванны в 31–33°R.
   В теплую ванну входят не один раз, а три раза, также и в холодную не раз, а три раза. Это так называемая полная ванна с тройной переменой. Вся ванна продолжается ровно тридцать три минуты. Различные перемены распределяются в это время следующим образом (нужно положить на стул часы и считать внимательно):
   10 минут – в теплой ванне.
   1 минута – в холодной ванне.
   10 минут – в теплой ванне.
   1 минута – в холодной ванне.
   10 минут – в теплой ванне.
   1 минута – в холодной ванне.
   Всегда следует оканчивать холодной ванной. Здоровые, крепкие люди садятся в ванну с холодной водой и медленно погружаются по шею. Чувствительные лица садятся в ванну и обмывают быстро грудь и спину, не погружаясь. Обмывание всего тела может вполне заменить холодную ванну тому, кто боится холодной воды. Не следует никогда мочить головы. Если она случайно замочилась, ее следует насухо вытереть; точно так же следует вытереть насухо и руки при выходе в последний раз из холодной ванны, чтобы не замочить при одевании платья.
   Относительно дальнейшего, особенно относительно движений после купанья, остается все то же самое, что и в первом способе.
   Здесь я должен сделать некоторые замечания. Я никогда не назначаю теплых ванн одних, т. е. без следующих за ними холодных ванн или холодных обмываний. Более высокая температура, особенно если она действует более долго, не укрепляет, а ослабляет весь организм, она не закаляет кожу, а делает ее гораздо чувствительнее к холоду; она, наконец, не предохраняет, а подвергает опасности. Теплая вода открывает поры; туда проникает холодный воздух, последствия чего являются уже очень скоро. Следующие за теплыми холодные ванны и холодные обмывания устраняют это (я не знаю ни одного способа применения теплой воды, за которым не следовало бы применение холодной воды); холодная вода укрепляет, понижая повышенную температуру; она освежает, устраняя излишний жар; она, наконец, предохраняет, закрывая поры и укрепляя кожу.
   Здесь мы снова сталкиваемся с тем же предубеждением против быстрого перехода от тепла к холоду. Благодаря тому, что за теплыми ваннами следуют сейчас холодные, эти теплые ванны могут быть более высокой температуры, чем обыкновенно, и выше той, которую я назначаю при других обстоятельствах. В теле накопляется столько тепла, что оно легко может выдержать действие проникающего в него холода. Кто боится холодной ванны, пусть делает холодные обмывания, благодаря чему он станет смелее. Все это приходит после первой же пробы. Кто испытает один раз, тот уже всегда для полноты удовольствия будет брать холодную ванну после теплой.
   Многим, которые дрожали сначала от страха, а потом привыкли к этой замечательно действующей перемене и полюбили ее, я должен был указать строгие пределы, чтобы избыток хорошего не причинил им вреда.
   Не следует бояться дрожи и как бы «ползания по коже мурашек», что ощущается при переходе из теплой ванны в холодную; после это переходит в приятное чувство.
   Особой подготовки для восстановления в теле нормальной температуры в данном случае не нужно. И здесь, как и вообще при всякого рода теплых купаньях, я никогда или очень редко употребляю для здоровых одну только теплую воду, а примешиваю всегда отвар из разных целебных трав.

   а) теплая полная ванна для здоровых
   Если я назначаю здоровым, т. е. относительно здоровым людям (здоровым, но слабым) полные теплые ванны, то это бывает только тогда, когда такие ослабленные люди не могут отважиться принять холодную ванну, и с той целью, чтобы при помощи теплой полной ванны и следующего за ней холодного обмывания постепенно приучить их организм к холодной ванне.
   В этом отношении мой опыт и практика дали мне следующие правила: совершенно здоровым, крепким людям, которых румяное лицо пышет жаром и жизнью, я редко, почти даже никогда не назначаю теплых ванн. Они и не требуют этого: им, как и рыбам, нужна холодная вода, они сами стремятся к ней.
   Эти ванны хороши для более молодых, слабых, малокровных, нервозных субъектов и особенно для тех, которые расположены к судорогам, ревматизмам и тому подобным страданиям.
   Можно указать здесь на матерей семейств, которые так рано расстраивают свое здоровье всевозможными трудами. Таким лицам достаточно одной ванны в месяц в 29°R, продолжающейся от двадцати пяти до тридцати минут, со следующим за ней холодным обмыванием.
   При предрасположенности к подагре, суставному ревматизму лучше принимать две такие ванны в месяц. Летом более молодые субъекты должны пробовать купаться в холодной воде. Пожилым, слабым людям я рекомендую для чистоты кожи, для освежения и укрепления по крайней мере ежемесячно теплую полную ванну от 28 до 30°R, продолжительностью в двадцать пять минут, с последующим сильным обмыванием. Всякий раз после этого они как бы будут оживать вследствие усиленной транспирации и более сильной циркуляции крови.

   б) полная теплая ванна для больных
   При каких болезнях следует применять полную теплую ванну, указано при описании отдельных болезней. И тот, и другой род этой ванны вполне применимы без всяких опасений при известной осторожности и точности. Ванны имеют двоякую цель: во-первых, они должны поднять, увеличить теплоту тела; во-вторых, они должны содействовать растворению и выделению веществ, которых больной организм не может сам удалить. Теплые ванны подразделяются на ванны:
   ● из сенной трухи;
   ● из овсяной соломы;
   ● из сосновых веток;
   ● смешанные ванны.
   Сущность приготовления и действия двух первых ванн уже указана в статье о сидячей теплой ванне. Только для предосторожности я повторю здесь некоторые пункты.

   А. Ванна из сенной трухи
   Маленький мешочек с сенной трухой погружается в котел с горячей водой и остается в нем по крайней мере четверть часа. Весь отвар сливается в приготовленную уже с теплой водой ванну и к этой смеси прибавляют теплую или холодную воду, пока она не достигнет назначенной температуры. Эта ванна самая простая и употребительная, самая невинная, самая нормальная ванна для согревания тела. И здоровые могут пользоваться ею во всякое время. Кофейного цвета вода открывает поры и усиливает кровообращение.

   Б. Ванна из овсяной соломы
   Прокипятив значительный пучок овсяной соломы в котле в течение получаса, поступают с отваром так же, как и в предыдущем случае. Эта ванна укрепляет лучше первой и полезна при болезнях почек и мочевого пузыря, при ревматических болях.

   В. Ванна из сосновых веток
   Она готовится следующим образом: берут сосновые иглы (чем свежее, тем лучше), мелко изрубленные веточки и изрезанные еловые шишки и, смешав все это, кипятят полчаса в воде. С отваром поступают, как и в первом случае. И эта ванна оказывает хорошее действие на почки и мочевой пузырь, но все-таки более слабое, чем ванна из овсяной соломы. Главным же образом она действует на кожу, деятельность которой возбуждается этим, и на внутренние сосуды, которые укрепляются. Эта приятная по своему запаху и укрепляющая ванна особенно хороша для старых людей.

   Г. Смешанные ванны
   Смешанными ваннами я называю такие, для которых смешивается отвар из нескольких растений, если случайно нет нужного количества какого-либо из этих целебных растений; чаще всего я смешиваю отвар сенной трухи и овсяной соломы, причем оба растения варились вместе. Ванна из овсяной соломы получает таким образом приятный запах.
   Ванны, пожалуй, хороши, скажут мне, может быть, некоторые, но это очень дорого и хлопотливо. С полным правом мог бы мне возразить это тот из моих читателей, которого я послал бы на воды в Рейхенгаль, или Карльсбад, или куда-нибудь в другое место, или которому я велел бы покупать маленькие, черные, тщательно закупоренные, дорогие бутылочки с экстрактом из сосновых веток и выливать в каждую ванну половину или даже треть их содержимого.
   Но ни у кого нет даже малейшего основания к такой жалобе, к такому оправданию. Даже самый беднейший может готовить для себя смешанные ванны и во всяком случае получить самый чистый экстракт, какого он, пожалуй, и не получит нигде в более чистом и натуральном виде.
   Я долго отыскивал такие ванны для более бедных и не состоятельных, чтобы и они не были лишены благодеяния ванн, так хорошо действующих на здоровье. Для этого не нужно отправляться в дальние путешествия; самое большее, что приходится сделать: это пойти на сеновал или в лес. Каждый крестьянин охотно даст сенной трухи или пучок овсяной соломы; на любой ели можно достать шишки и зеленые ветки. Деревянная посуда (бочка, ушат) есть у каждого в хозяйстве; а в крайнем случае, всякий сосед охотно займет это.
   Вот все, чего это может стоить. Что касается труда и хлопот, то я только спрашиваю: неужели же твоим близким меньше будет хлопот с тобой, если ты по целым неделям лежишь в постели больной или если тело, оставленное без попечения, ослабевшее и не освежаемое никогда, будет медленно хиреть? О труде и хлопотах здесь не может быть и речи. По-моему, это просто лень, если кому-либо трудно сделать мои предписания. Кто такого мнения, тот даже не заслуживает такой ванны.

   3. Минеральные ванны
   Здесь я должен сказать несколько слов о минеральных ваннах, о которых меня неоднократно спрашивали. Мой взгляд на них следующий. Сообразно с основаниями моего водолечения я не могу быть на стороне минеральных ванн, потому что не одобряю все сильнодействующее, насильственное, все равно, действуют ли этим как наружным или внутренним средством. Мое мнение было и будет следующее: самое умеренное пользование самое лучшее, все равно, касается ли это водолечения или вообще медицины, и, раз данным применением цель достигнута, не следует повторять его ни в каком случае. Мы должны прийти на помощь природе, больному или ослабленному организму спокойно, а не сурово и резко. Мы должны, так сказать, кротко водить за руку больное тело и поддержать его, а не толкать и дергать его. Мы не должны тем или другим путем стремиться достигнуть чего-либо абсолютного, а должны только содействовать тому, чтобы тело справилось со своей работой, и сейчас же оставить, прекратить эту умеренную поддержку, как только оно в состоянии будет само справиться.
   Все, вероятно, обратили внимание, что в моих способах я не применяю общеизвестные проволочные щетки, жесткие полотенца и т. д. Эти вещи я применял прежде, да и то только в отдельных случаях, но я убедился, что вода сама, без этих более или менее насильственных манипуляций, действует гораздо лучше, если только применение ее правильно (в этом случае бедному телу приходится при всей работе еще возвратить в нормальное состояние измятые и натертые мускулы и точно так же обработанную кожу).
   Трение у меня производит целые дни и ночи толстая холщовая рубаха, которую я здесь особенно рекомендую. Уже само название минеральной ванны показывает на сильное действие. Все воды, употребляемые для этого, где бы они ни были и как бы ни назывались, содержат всегда более или менее слабые или сильные соли. Такие соленые воды, употребляемые внутрь, имеют, по-моему, такое же значение, да простят мне это выражение, как тряпка или зернистый песок, если бы их вздумали употреблять для чистки серебра или других более благородных металлов. Золото и серебро тонко и мягко. Неужели же внутренние органы менее тонки и мягки, чем они? Дыханием можно уничтожить блеск серебра, грубой чисткой портят, ранят его. Пожалуй, при такой обработке оно хорошо блестит; тряпкой и песком можно снять основательно с него пыль и грязь. Да, даже слишком основательно, и серебро не долго выдержит такое дурное обращение с ним. Сравнение это понятно, и я не стану объяснять, над каким чувствительным, мягким, чрезвычайно благородным металлом производят такие воды свою чистку.
   Подтверждается ли это мнение опытом?
   В больших городках, где есть купанья, часто выносят покойников на кладбище не днем, а ночью, не с музыкой и пением, а тихо, чтобы не мучить этим живых и не беспокоить их. Но выносят их довольно много. Довольно значительная часть человечества умирает ежегодно на различных водах. «Он или она, – говорят тогда обыкновенно, – был в таком и таком то году здесь впервые, ему или ей стало гораздо лучше». «Старое страдание возвратилось снова, и он или она поехали снова». «В таком то году был он там во второй раз, – говорят родственники, – но все-таки это ему помогло гораздо меньше. Болезнь усилилась, и он решил поехать в третий раз. Вернулся он, по-видимому, укрепившись; казалось, он отлично излечился. Но он вернулся назад только для того, чтобы умереть дома». Ранняя смерть на месте освобождает многих от путевых издержек. Эту историю и многие такие же слышал я бесчисленное число раз.
   Тому, кто посещает эти места только для развлечения, ради общества, тому нечего опасаться вышесказанного: здесь подвергался, впрочем, самому безжалостному лечению его кошелек[6].
   Даже простые, деревенские люди, которые уж тоже начинают терять голову, которые желают подражать высшим классам, ученым, образованным людям прогресса, хоть они и не посещают еще вод, этому, к их счастью, мешает пустота в карманах, и эти люди, говорю я, начинают уже твердить разные глупости.
   Раз пришел ко мне крестьянин и сказал: «Теперь я нашел отличное средство для очищения тела; это нечто вроде целебной воды, и я ее принимаю довольно часто». «Что ж это за вода?» – спросил я. После некоторого колебания он сознался мне, что ежедневно выпивает натощак раствор (ложки) соли в воде; это хорошо прочищает его и для него лучше всякой минеральной воды. Я предостерегал крестьянина; но он не хотел оставить своего собственного, открытого им, лечения. Он пил такую воду еще некоторое время; но скоро у него появилось страдание желудка, малокровие, и он умер, истощенный, обессиленный, в самом цветущем возрасте.
   Итак, всегда следует быть скромным и благоразумным и не завидовать богатым и знатным, которые могут позволить себе многое, благодаря своим средствам! Это было бы не по-христиански и неразумно.
   Не завидуйте также и тем болезненным, расположенным к чахотке людям, которые могут посещать так называемые климатические курорты, которые отправляются в Мелан, на юг Франции, в Италию или Африку. Я думаю так: лучшее место для рыбы вода, птица лучше всего чувствует себя на вольном воздухе; для меня же самый лучший, полезный климат там, где я родился. Если воздух станет для меня слишком суровым, я постараюсь закалить себя; если я заболею, вода моей родины поможет мне так же хорошо, как и та, что течет в чужих странах. Если я должен буду умереть но воле Божьей, что должно же когда-нибудь случиться, то родная земля легче, в ней лучше и спокойнее лежать.
   Каковы же ежегодно проверяемые результаты пребывания на таких водах и гористых или низменных климатических станциях?
   Я предлагаю только два вопроса: сколько людей из действительно больных возвратились на родину, вполне излечившись? Далее: сколько человек умерло и похоронено, особенно в теплых курортах?
   Итак, оставайся на родине, живи честно и мойся ежедневно.

V. Ванны для отдельных частей тела

   Следующие ванны носят одно общее название ванн для отдельных частей тела, во-первых, потому, что они касаются отдельных частей тела, главным же образом для того, чтобы из-за этих мелочей мне не пришлось делать еще больших подразделений, глав.

   1. Ручная ванна (ванна кисти и всей руки)
   Само название уже достаточно поясняет, а в своем месте будет указано, когда и в каких случаях они применимы, холодными или теплыми, как долго: две – три минуты или четверть часа, как часто повторять их, с каким именно отваром и т. д.
   Относительно самого применения довольно следующего замечания: положим, что у кого-нибудь болит палец. Я действую не только на палец, но и на кисть, на всю руку, на все тело. Больной палец только больной плод больной ветки, больного сучка, больного ствола. Если ствол здоров и вырабатывает хорошие и здоровые соки, то и плод должен быть здоров.
   Улучшение состояния ветвей и сучьев, т. е. кисти и руки, достигается еще, кроме обертываний, ваннами для кисти всей руки.

   2. Головная ванна
   Одна из важнейших ванн для отдельных частей тела – головная ванна. Ее, холодную или теплую, берут следующим образом: сосуд с водой ставят на стул и погружают в холодную воду верхнюю часть головы на одну минуту, а в теплую – на пять – семь минут. Если вода не доходит до задней части головы, то следует обливать это место рукой, т. е. волосы, оставшиеся сухими, можно тоже смочить. После ванны следует старательно вытереть насухо голову. Всегда следует, по моему мнению, делать это, так как при известной небрежности могут появиться тяжелые головные боли, головной ревматизм и т. п. После обтираний следует оставаться в комнате или же, выходя на воздух, надевать на голову шапку таким образом, чтобы покрыть ею всю мокрую часть головы, до тех пор, пока голова и волосы совсем не высохнут.
   Многие, особенно же молодые сельские жители, делают эти головные ванны гораздо проще. Они погружают голову несколько раз подряд в бочку у колодца или же подставляют голову под водяной насос.
   Это доставляет им большое удовольствие. Прекрасно! Им не следует только злоупотреблять этим (не делать это долго и часто) и помнить всегда правила о вытирании. Особенно полезна холодная головная ванна для того, у кого волосы коротко острижены. Если же волосы длинные, то вода с большим трудом проникает к коже головы – что в сущности и составляет цель этих ванн, – и они гораздо медленнее высыхают. В этом случае я рекомендую теплую ванну, так как она более продолжительна.
   Головные ванны я назначаю иногда при страданиях головы, тогда они всегда холодны и непродолжительны, главным же образом таким людям, у которых на волосистой части головы находятся всевозможные нарывы и разного рода сухая чешуйчатая сыпь, перхоть и многое другое, чему вовсе не место в волосах. В таких случаях следует брать продолжительные теплые головные ванны с последующими холодными обливаниями и обмываниями.
   Я обращаю внимание читателей на эти головные ванны. Если в маленькой деревенской избушке целую зиму не открываются окна, то образуется в ней такой густой воздух, который можно буквально резать и который отталкивает всякого входящего чужого человека своей тяжестью.
   Если комнату никогда не чистят, не моют, каков становится в ней тогда пол! А разве с волосистой частью головы происходит не то же самое, если длинные волосы или двойные и тройные головные повязки по полугоду не дают проникнуть воздуху или солнечному лучу к коже головы, которая и так достаточно закрыта! И здесь может образоваться болото из струпьев и т. п., и не одна мать знает, что делает такая язва.
   К сожалению, это правда, что на чистоту головы обращают мало внимания. Изо дня в день моют себе по утрам лицо и думают, что этим уж все сделано. Но это еще далеко не все. Я советую заботиться и о чистоте головы ради здоровья, как молодым, так и пожилым; особенно же обращаю на это внимание матерей.

   3. Глазная ванна
   Она обыкновенно принимается холодной или теплой. В обоих случаях ее приготовляют для глаз следующим образом: погружают лицо в холодную воду и открывают глаза в ней на четверть минуты. Затем поднимают голову и через четверть или полминуты снова погружают в воду лоб и глаза. Это можно повторять сорок пять раз.
   За теплой глазной ванной (24–26°R) следует всегда холодная, так что или в конце берут холодную ванну, или же просто вытирают глаза холодной водой. Теплая ванна готовится не только из теплой воды; к ней примешивается еще отвар разных растений. Пол-ложки растертого укропа или отвар из глазной травы оказывали мне всегда хорошую услугу:
   а) холодная глазная ванна отлично действует на здоровые, но слабые глаза. Она укрепляет и освежает весь зрительный аппарат, как внутри, так и снаружи;
   б) теплая глазная ванна применяется, чтобы размягчить опухоли снаружи глаза и чтобы растворять и выделять изнутри глаза вредную гнойную жидкость.

Паровые ванны

   Паровые ванны в самой легкой форме действуют так же, как и прочие наши способы применения воды, и поэтому они совершенно безопасны и безвредны. Тем не менее при применении паровых ванн нужна все-таки большая осторожность. То, что может принести пользу даже больному при известной внимательности и осторожности, может еделать больным здорового при небрежности и невнимании. Кто, например, сейчас же после паровой ванны выходит, не охладившись предварительно, на свежий воздух, тот может заболеть, и даже смертельно заболеть. Применение воды в данном случае так же мало виновно, как новорожденный младенец. Это замечание пусть вызовет осторожность, а никак не страх. Повторяю, что при правильном употреблении воды нечего бояться даже и малейшей опасности.
   Нужны ли для лечения паровые ванны? Если хозяйка стирает белье, ей нужна и теплая, и холодная вода. Теплая вода должна растворить все, что нужно удалить, и холодная смыть растворенное. Такой же процесс имеет место и при лечении. И при болезнях нужно растворить и удалить все негодное, как, например, испорченные соки. Это достигается посредством теплоты. После этого нужно укрепить и закалить тело. Это достигается посредством холода.
   Итак, каждое тело должно содержать определенное количество, определенную меру тепла, чтобы хорошо совершать свою работу. В здоровом теле достаточно природного тепла, оно не нуждается в прибавлении его.
   Всякое же больное тело скоро чувствует недостаток внутреннего тепла, и его необходимо каким бы то ни было образом восстановить. Для многих пациентов достаточны обертывания и компрессы; другим гораздо лучшую услугу оказывают в этом отношении паровые ванны.
   Каково же именно правильное применение паровых ванн?
   Ответить на этот вопрос не легко. Я привожу здесь только свои опыты и сознаюсь откровенно в самом начале, что часто менял этот способ применения воды.
   Сначала я, подобно многим другим, предпочитал полные паровые ванны и применял их в течение тринадцати лет. Но так как ожидаемых результатов не было, то я изменил способ. В течение трех лет это произошло три раза, пока, наконец, я пришел к заключению, что лучше всего применять паровые ванны для отдельных частей тела в умеренном, лишенном всякой суровости, резкости виде, и вот уж многие годы я делаю это с отличнейшими результатами.
   Здесь мне нужно, однако, несколько побольше сказать.
   Лет тридцать тому назад стали и у нас в Южной Германии применять русские паровые бани. Так как многие семьи не в состоянии были пользоваться этими полезными для здоровья банями, находившимися только в больших городах, то и придумали, как я думаю, вместо этого известный паровой ящик, который должен был оказывать такое же потогонное действие.
   И я заказал себе такой паровой ящик, т. е. ящик с дверью для входа и с отверстием наверху, через которое можно было бы высовывать голову. Пары получались в ящике снаружи: пациент или вообще всякий, пожелавший вспотеть, стоял или сидел внутри ящика и с тихим смирением покорно смотрел на находившийся перед ним термометр. На шею повязывался сухой платок, чтобы помешать пару выходить; голова покрывалась мокрыми компрессами, что бы охладить ее в то время, когда все тело, спустя десять – пятнадцать минут, будет в сильнейшем поту.
   После паровой ванны делали обливание всего тела или же брали полную ванну. Когда нужно было, чтобы больной сильнее потел, я заставлял его входить в ящик два раза сряду по пятнадцать минут, с быстрым после этого обмыванием в полминуты каждый раз.
   Способ приготовления этой полной паровой ванны казался мне замечательным; меня только удивляло, почему результаты не были так же хороши. Особенно зимою дело это было очень затруднительно. Горячий пар в несколько минут окружал равномерно все тело со всех сторон и вызывал в нем сильнейший пот, чем оно делалось весьма чувствительным к холоду. Мне, по крайней мере, было всегда трудно предохранить кожу после ванны от холодного зимнего воздуха, так чтобы не пострадало ни одно местечко на коже и чтобы не причинить более или менее продолжительных страданий и даже иногда очень сильных.
   Я перепробовал многое, чтобы избежать этих неудобств, и еще больше думал об этом.
   Однажды зимой мне пришлось быть в Мюнхене; у меня был довольно сильный катар. Случайно попалась мне здесь в руки газета, где на последней странице восхвалялось до небес чудесное действие русских паровых бань. Между прочим было сказано следующее: «Стоит только один раз попробовать: от одной такой бани излечивается сильнейший катар». «Нужно проверить это» – подумал я. Я отыскал это заведение, взял одну такую ванну, и действительно, после этого русского парового лечения от моего катара не осталось и следа. Но едва прошло пять – шесть часов, как во всем теле появился новый катар, гораздо сильнее того, что я оставил в русской бане.
   «Вот что! – подумал я. – Этот способ применения паровых ванн, вероятно, неправилен. В этом я убедился на самом себе. Как же может применять больной, ослабленный человек, или же тяжелобольной то, что пугает даже здорового, крепкого человека? Очевидно, с таким больным нужно иначе в данном случае обходиться».
   Дальнейшие исследования и попытки привели меня к тому убеждению, что то же положение, которое имеет такое значение во всех случаях применения воды, остается в силе и здесь, именно: чем умереннее применение, тем оно лучше. По-моему, самым умеренным применением будет то, которое наипроще и безвреднее всего для тела. Никогда я не стану употреблять паровую ванну в таком случае, где вполне достаточно незначительного применения воды, обливания, например, или полуванны; никогда не стану я мучить и ослаблять все тело полною паровой ванной в тех случаях, где вполне достаточно действия паровой ванны на отдельные части.
   No quid nimis, т. е., применяя паровые ванны, я придерживаюсь золотой середины: не насиловать природу, а помогать ей, заставить ее при помощи незначительных средств действовать самостоятельно на пользу себе. Все мои паровые ванны служат, собственно, только для применения к отдельным частям тела; каждая из них действует и на все тело. Именно в этом и заключается большое их преимущество перед другими. Паровые ванны действуют, ослабляют, если угодно, только больные части тела, совершенно не затрагивая, не ослабляя остальные, здоровые части. Тело сохраняет все свои силы и как бы отдыхает немного в то время, когда больная часть, подверженная действию пара, в полной работе. Многие из моих способов применения паровых ванн служат только для того, чтобы приучить организм употреблять воду, чтобы сделать это более возможным для него, повышая природное тепло или же помогая внутри тела действующим снаружи способам применения воды. Очень редко приходится применять тот или другой вид паровых ванн отдельно, самостоятельно, без другого способа.
   Необходимые меры предосторожности относительно охлаждения тела, одевания, движения указаны в специальном описании отдельных способов применения паровых ванн.
   Необходимо еще предостеречь от ошибки. Очень часто случается, что некоторые виды паровых ванн, особенно для головы и для ног, особенно хорошо действуют. Они, весьма сильно растворяя и выделяя из организма болезненные продукты, делают счастливыми и веселыми многих пациентов. Опасность тут только в том, что они злоупотребляют добром, слишком часто пользуются этими ваннами, чем и причиняют большой вред своему здоровью. Modus est in rebus! Во всем следует держаться меры. Я приведу здесь для примера несколько случаев.
   У выздоравливающего от тифа или какой-нибудь другой тяжелой болезни есть еще значительные застои крови на поверхности головы или внутри ее. Паровые ванны в таком случае очень полезны. Следует применять при этом умеренные и более легкие паровые ванны, головные или ножные, потому что в данном случае мы имеем дело с малокровным и ослабевшим индивидуумом. Чтобы потушить спичку, мне не нужен кузнечный мех, достаточно для этого и легкого дыхания. Это же относится ко всем малокровным лицам. Согревающие паровые ванны приятны им; слишком же сильные паровые ванны отнимают только кровь, тепло и жизнь. Могут ли здоровые, полные люди перенести много паровых ванн, могут ли много потеть? Эти люди менее всего, потому что они малокровны. Именно им я редко назначаю паровые ванны, а предпочитаю обертывание, чтобы усилить транспирацию. Там же, где транспирация в порядке, там усиленное потение не нужно.
   Пациент жалуется на сильную боль в ногах и просит паровых ванн для своих сухих истощенных ног. Как было бы глупо исполнить его просьбу! Здесь уж нечему испаряться и выделяться. Тут следует употреблять полуванны и частые обливания колен.
   Паровые ванны, применяемые мной, располагаются в следующем порядке:

   1. Головная паровая ванна
   Употребление головной паровой ванны требует нескольких незначительных приспособлений: довольно глубокая, неширокая деревянная посудина с ушками, на которые можно было бы удобно опираться руками, плотно приходящаяся к ней крышка, два стула и достаточно большое шерстяное одеяло для прикрытия пациента. Более высокий стул служит для сидения, пониже – как подставка для посуды (ушата, лоханки, ведра).
   Когда все это приготовлено, наполняют посуду до трех четвертей кипятком и прикрывают крышкой и мокрым холстом, чтобы выходило как можно меньше пару.
   Верхняя часть туловища пациента обнажена до пояса; оставшаяся одежда закрывается, чтобы пот не промочил ее. Пациент садится на большой стул и наклоняет туловище над посудой, опираясь обеими руками на ушки. Затем посудина вместе с пациентом накрывается большим шерстяным одеялом слегка; но таким образом, чтобы пар совсем не пробивался наружу. Тогда помогающий, стоя прямо против больного, приподнимает немного одеяло и снимает крышку с мокрым холстом; пар, не стесняемый ничем, устремляется, точно огненный поток, на голову, грудь и спину и начинает свое действие. Помогающий пациенту должен смотреть за тем, чтобы более слабые, у которых скоро начинает болеть спина, имели удобное положение, чтобы спина имела опору, и т. д., на жалобы же на высокую температуру и на различные крики, например: «Со мной случится удар, я не выдержу», и т. д., напротив, не следует обращать никакого внимания. Сначала, действительно, некоторые пугаются слишком сильного жара; но вскоре пациенты привыкают к этому и находят способы несколько уменьшить жар – поворачивают голову, приподнимают ее, выпрямляют туловище и т. д. Привыкнув несколько, туловище опять наклоняют вперед.
   Опасаться решительно нечего. Я не знаю ни одного случая, чтобы головная паровая ванна причинила какой-нибудь вред, если только ее принимают точно по предписанию. Я их применял многим лицам при самых различных болезнях, и всегда с большим успехом. Если и бывали вредные последствия, то вовсе не от паров, а от самонадеянности людей, которые поступали по-своему, а не так, как им предписано. Продолжительность этой ванны двадцать – двадцать четыре минуты. Пациент во время ванны должен держать по возможности открытыми нос, рот, глаза и вдыхать как можно больше паров.
   После ванны шерстяное одеяло снимается и вся верхняя часть тела старательно омывается свежей водой. Потом делают движения: зимой в комнате, летом – на свежем воздухе, пока тело не примет нормальной температуры и не обсохнет.
   Здесь, кстати, несколько необходимых замечаний.
   Чистые водные пары действуют иногда не совсем благоприятно на глаза и на желудок (при вдыхании). Поэтому я всегда в ванну прибавляю трав. Лучше всего взять укроп: одна ложка смолотого укропа на ванну. Превосходно действуют также травы: шалфей, мята, бузина, подорожник и липовый цвет; если и этих трав нет под рукой, то достаточно прибавить горсть крапивы или сенной трухи; последняя хотя и в загоне, но приносит большую пользу.
   Люди обыкновенного телосложения скоро начинают потеть: минут через пять пот начинает струиться со лба, через восемь – десять минут – выступает из всех пор.
   На некоторых, преимущественно малокровных, пар не производит так быстро своего действия. Оно достигается тогда тем, что накаливается на огне кирпич и опускается минут через десять после начала в ванну. Пар снова начинает выделяться гуще и в большом количестве.
   Головная ванна и охлаждение тела после нее должны производиться зимою в теплой комнате, и сейчас после ванны нельзя выходить на свежий воздух без холодного обливания, благодаря которому закрываются поры, расширенные действием пара. Прежде чем выйти на воздух, нужно зимою оставаться около двадцати минут в теплой комнате, прохаживаясь по ней. Иначе можно не только схватить катар, но и простудиться насмерть. Упомянутое холодное обливание производится различно. Простейший способ, который я применяю, особенно когда пациент слаб и нуждается в чужой помощи, заключается в том, что больного обмывают намоченным в свежей воде полотенцем. В случае опухолей, сыпи на голове, течи из ушей, вообще в случаях, где необходимо значительное выделение нездоровых соков, необходимо применять после первой и второй головных ванн – подобное обливание или, лучше, обмывание. При упущениях происходят побочные явления, если и неопасные, то очень неприятные, например сильный шум в ушах и т. п. После происшедшего уже значительного выделения болезненных соков, за ванной могут следовать обливания; в этом случае медленно обливают водой (1 или 2 лейки) части тела, на которые действовал пар, кроме головы; грудь старательно обмывается. Затем следует поступать так же, как и после обливаний: т. е. вытирают только лицо и волосы, оставляя остальное тело мокрым, одеваются и делают движения, пока тело не согреется и не обсохнет совсем.
   Хорошо также немедленно после употребления головной ванны принять полную холодную ванну, но не долее одной минуты продолжительностью.
   Результаты этого применения воды очень значительны: пар действует на кожу, поры которой расширяются, затем на внутренние органы, производя выделение и размягчение в носу, дыхательных органах, легких и т. д. Головные паровые ванны превосходны при головных болях, простуде от быстрой перемены температуры, шуме в ушах, ревматических и конвульсивных болях в верхней части туловища, при стеснении дыхания и других явлениях, соировождающих разного рода катары.
   Две такие ванны большей частью совершенно излечивают все эти болезни. Для уничтожения начинающихся катаров вполне достаточно одной ванны.
   При опухолях головы, шейных желез, несоразмерно полной шее нужно принимать две – три таких ванны в неделю. То же самое при воспалении глаз от холода, простуды, гноетечениях и т. п. Еще лучшие результаты для больного получатся, если накануне паровой головной ванны принять теплую ножную ванну с золой и солью, продолжительностью в пятнадцать минут.
   При сильных приливах крови, даже при ударе (апоплексич.), головные пары отлично помогают. Обыкновенно в таких случаях опасаются, что пары притянут еще больше крови к голове; но этого бояться не следует. Впрочем, в своей практике (в двух последних случаях я рекомендую это и другим) я не продолжаю паровой ванны более пятнадцати – двадцати минут и сопровождаю ее ножными ваннами.
   Нe нужно принимать эти ванны слишком размягчающе и расслабляющим образом. Только в редких случаях, когда необходимы очень обильные выделения, можно в течение недели принимать их через день, и то не более пятнадцати – двадцати минут.

   2. Ножная паровая ванна
   Действие, подобное действию на голову паровой ванны, оказывает на ноги и нижнюю часть туловища ножная паровая ванна.
   Приготовляется она так:
   На стуле для сидения расстилается широкое и плотное шерстяное одеяло (в длину). На стул садится пациент, обнажив ноги и нижнюю часть тела. Перед ним ставят ушат, посудину, как и для головной ванны, наполненный кипятком более чем до половины. На верхних краях посудины, по сторонам ушек, помещают две неширокие дощечки, на которые можно было бы поставить ноги. Дощечки эти нужно укрепить как нибудь, чтобы пациенту не нужно было бояться обварить ноги от соскальзывания.
   Когда больной занял уже место, то посудину обворачивают и закрывают плотным шерстяным одеялом так, чтобы пар не пропадал, а поднимался по одеялу, как по трубе. Для ножных ванн я употребляю вскипяченные отвары из сенной трухи, но менее крепкие. Как и в вышеупомянутой ванне (для головы), можно усилить выделение и действие паров, опуская раскаленный кирпич в воду, минут через пять – десять после начала ванны; бросать кирпич не годится, так как кипящие брызги могут причинить ожоги. Число раскаленных кирпичей и продолжительность ванны обусловливаются, конечно, силой желаемого действия. Иногда нужно, чтобы потели только нижние части ног, например: при страданиях ножным потом; иногда должны потеть ноги и бедра, часто и живот, даже все тело. Для самого легкого действия ванна длится минут пятнадцать – двадцать, и достаточно одного раскаленного кирпича или камня, для наиболее сильного действия нужно двадцать пять – тридцать минут и раскаленные камни нужно опускать каждые пять – десять минут.
   После паровой ванны всегда следует охладить тело или части его, смотря какие именно части были в поту. Если ноги потели только до колен, то достаточно обмывания куском холста, намоченного в холодной воде; или, при более крепком телосложении обливания от колен. Если потели и бедра и живот, нужна полуванна. При общем потении тела нужна или полуванна с обмыванием верхней половины туловища, или полное обмывание. Правила относительно обмываний и обливаний указаны ниже, на своем месте. После ножной паровой ванны поступать так же, как и после головной.
   

notes

Примечания

1

   Крестьянам, у которых обыкновенно нет часов, я советую считать зa минуту время, в которое они прочитывают два раза «Отче наш».

2

   У одного господина на пальцах образовалась вместо ногтей какая-то мягкая масса. Когда он начал делать обливания колен, кровообращение в ногах сделалось правильным; благодаря этому ногти опять сделались тверды.

3

   Кто промок от дождя или чего-либо другого, не должен купаться в таком состоянии; это не принесет ему пользы. Тут же замечу, что после такого купания не следует одевать мокрое платье! Оно должно быть совершенно сухим.

4

   Сравните статью «обильное потение» в третьей части.

5

   Подробно некоторые действия см. в третьей части в статье об «обильном потении».

6

   Немало веселых и вместе с тем печальных эпизодов можно было бы привести здесь из жизни на водах. Но лучше, мне кажется, умолчать, даже если эти истории и поучительны. Возможно, что я когда-нибудь позже расскажу об этом.
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать