Назад

<>

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ
ДИНАМИКА
В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ
Ответственные редакторы: А.Л.Журавлев Е.В.Шороховя
Москва 1998 Издательство "Институт психологии РАН"
Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений. Ответственные редакторы: кандидат психологических наук А.Л.Журавлев, доктор философских наук Е.В.Шорохова. М.: Издательство "Институт психологии РАН", 1998. 295 с.
JSBN 5-201-02218-9
Монография подготовлена авторским коллективом:
Предисловие - А.Л.Журавлев; Раздел I: Глава 1 - А.Л.Журавлев; Глава 2 - Е.В.Шорохова; Глава 3 - Е.В.Шорохова; Раздел П: Глава 4
- В.А.Хащенко; Глава 5 - Е.Д.Дорофеев; Глава 6 - А.Л.Журавлёв, Е.Н.Сиващеико; Глава 7 - В.П.Позняков; Глава S - Е.В.Журавлева; Глава 9 - М.Е.Колесникова; Раздел Ш: глава 10 - А.Л.Журавлев, Н.А.Журавлева; Глава 11 - В.П.Позняков, В.В.Поанякова; Глава 12 • А.Л.Журавлев, В-А-Сумарокова; Глава 13 - А.НЛебедев; Глава 14
- М.В.Кирюхина.
Научно-техническая работа выполнена Е.Н.Аксамит. Оригинал-макет — В.С.Фёдоров.
Издание коллективной монографии финансировалось Российским гуманитарным научным фондом. Грант № 96-03-04315.
© Институт психологии РАН, 1998
Л.Р.М021044 от 25 марта 1996г.
Отпечатано е типографии
Изд-ва «Институт психологии РАН*,
12936Й, Москва, ул. Ярославская, 13
заказ J* 273 ?тираж 500 экз.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие........................................................................7
Раздел I
Историко-теоретичеекий анализ социально-психологической динамики в изменяющемся обществе Глава 1. Взаимодействие социально-психологических
и социально-экономических феноменов в изменяющемся обществе....................................................................... 11
1.1. Влияние социально-экономических изменений на социально-психологическую динамику личности и малой группы.........................................................................14
1.2. Основные формы социально-психологического опосредствования экономических изменений..............................21
1.3. Влияние социально-психологических факторов
на экономические изменения..........................................27
1.4. Типичные зоны взаимодействия социально-психологических и социально-экономических факторов..................30
Глава 2. Психологические особенности социально-экономических преобразований в сельском хозяйстве России в 20-30-х гг. XX века.....................................................37
2.1. Основные этапы социально-экономического развития деревни ........................................................................37
2.2. Психологическая готовность крестьян к социально-экономическим преобразованиям...................................40
2.3. Межгрупповые и впутригругшовые отношения
в условиях экономического расслоения крестьянства.......42
2.4. Психологические особенности субъектов собственности ..46
2.5. Личностные проявления в отношениях собственности.... 63 Глава 3. Динамика психологии личности и групп в условиях
НЭПа ...........................................................................81
3.1. Характеристика социально-экономических преобразований в период НЭПа.......,..............................82
3.2. Психологические проблемы изменения экономических отношений..................................................,.................88
3.3. Динамика общественно-психологических явлений .........92
3.4. Динамика психологии личности...................................95
3
3.5. Динамика психологии групп в условиях НЭПа............ 101
Раздел П
Социально-психологическая динамика в условиях изменения форм собственности Глава 4. Ценностные ориентации различных социальных
групп в условиях разных форм собственности............... 107
4.1. Структура ценностных ориентации различных социальных групп........................................................ 108
4.2. Экономические ориентации различных
социальных групп........................................................ 114
Глава 5. Внутригругшовая ответственность при разных
формах собственности.................................................. 122
5.1. Понятие внутригрупповой ответственности и ее социально-психологические типы ................................. 123
5.2. Распределение типов внутригрупповой ответственности
в условиях разных форм собственности ........................129
5.3. Мотивация и внутригрупповая ответственность
при разных формах собственности................................ 132
Приложение 1. Программа интервью по изучению
принятия ответственности в группе............................... 137
Приложение 2. Анкета для изучения причин принятия
ответственности в группе.............................................. 140
Глава 6. Предпочтение личностных качеств руководителя
работниками предприятий с разными формами
собственности..................................................,........... 142
6.1. Представления работников о качествах реальных
и идеальных руководителей.......................................... 143
6.2. Представления работников о качествах руководителей
на государственных и приватизированных предприятиях 145
6.3. Вааимосвяаь представлений работников о качествах руководителей и удовлетворенности производственной обстановкой................................................................. 151
Приложение 1. Программа опроса для изучения предпочтений личностных качеств руководителей работниками государственных и приватизированных предприятий..... 156
Глава 7. Психологические отношения и экономическое поведение сельских жителей, связанные с выбором формы собственности ................................................... 160
7.1. Программа и методы исследования..............................160
7.2. Отношения сельских жителей к условиям экономической деятельности......................................................162
7.3. Оценка сельскими жителями своей деловой активности
и успешности хозяйственной деятельности.....................167
7.4. Психологические отношения сельских жителей в сфере экономической деятельности, связанные
с выбором формы собственности....................................172
Приложение 1. Программа опроса для изучения отношения сельских жителей к социально-экономическим изменениям..........................................179
Глава 8. Динамика экономических представлений
работников в условиях приватизации их предприятий
(по материалам прессы)................................................185
8.1. Методика и этапы исследования..................................186
8.2. Основные направления анализа данных........................187
8.3. Динамика оценок экономической ситуации
и представлений об основных жизненных ценностях ......190
8.4. Динамика социальных отношений работников приватизируемых предприятий......................................193
Приложение 1. Код контент-анализа газеты "Деловой мир" .200 Глава 9. Динамика отношения руководителей к изменению формы собственности на предприятии: программа социально-психологического исследования.....................204
9.1. Обоснование концептуального подхода к исследованию .206
9.2. Методики исследования и регистрируемые показатели..211 Приложение 1. Программа опроса для изучения динамики
отношения руководителей к изменению формы собственности на предприятии...................................................215
Раздел Ш
Психологические особенности экономического сознания и поведения Глава 10, Влияние субъективного экономического статуса
на экономическое сознание личности.............................221
10.1. Социально-демографические характеристики личности
и субъективный экономический статус...........................224
10.2. Субъективный экономический статус представителей различных социальных групп........................................229
10.3. Влияние субъективного экономического статуса
на ценностные ориентации личности.............................231
10.4. Влияние субъективного экономического статуса
на некоторые элементы экономического сознания..........237
Приложение 1. Программа исследования...........................243
Глава 11. Исследование сберегающего поведения жителей
Москвы......................................................................245
11.1. Исследования сберегающего поведения в зарубежной экономической психологии ..........................................247
11.2. Эмпирическое исследование отношения к деятельности финансовых компаний и сберегающего поведения жителей Москвы .........................................251
Глава 12. Доверие предпринимателей к разным видам
организаций: региональные особенности.......,...............258
12.1. Имплицитные представления предпринимателей
о феномене доверия.....................................................260
12.2. Доверие предпринимателей к разным видам организаций................................................................261
12.3. Региональные особенности в проявлении доверия предпринимателей.......................................................265
12.4. Влияние фактора пола на проявление доверия предпринимателей к различным организациям.............269
Глава 13. Психологическое исследование воздействия
рекламы на поведение потребителей.............................273
13.1. Теоретические модели исследования взаимосвязей рекламы и потребителей....................,.........................274
13.2. Экспериментальное исследование воздействия
рекламы на потребителей.............................................280
Глава 14. Отношение к собственности как регулятор i
экономического поведения...........................................286 *
14.1. Анализ современных исследований отношения > к собственности...........................................................288
14.2. Предварительные результаты исследования отношения к собственности..........................................291
ПРЕДИСЛОВИЕ
Данная коллективная монография продолжает, можно сказать, уже серию книг лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН, которые объединяются формирующимся научным направлением, получившим общее название "Социальная психология экономических изменений". Предыдущие работы этого направления были следующие: Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе /Отв.ред. А.Л.Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН. 1996, 226 с; Совместная деятельность в условиях организационно-экономических изменений /Отв.ред. А.Л.Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 1997. 142 с. В настоящее время есть полная уверенность в том, что социально-психологические исследования по этому направлению будут продолжаться.
В книге изложены результаты многолетних исследований социальной психологии личности, малых групп, межличностных и межгрупповых отношений в современном российском обществе. Эти исследования ведут свое начало с 1992 года, когда фактически были получены первые эмпирические данные, послужившие впоследствии "отправной точкой" в изучении социально-психологической динамики. При этом главный акцент сделан на исследовании динамики социально-психологических явлений в связи с социально-экономическими изменениями, среди которых нас, в первую очередь, интересовали изменения форм и отношений собственности, в которые вступают индивиды и группы в экономических условиях, сложившихся в России в 90-е годы XX века.
В данной работе используется несколько организационных моделей исследования социально-психологической динамики в связи с экономическими изменениями:
а) анализируются изменения социально-психологических явлений при смене, например, формы собственности на предприятии или в организации, т.е. сравниваются одни и те же субъекты, а формы собственности разные;
б) сравнение социально-психологических характеристик членов разных социальных групп (предприятий, организаций и т.п.) с различными экономическими условиями жизнедеятельности, т.е. варьируются и субъекты, и экономические условия;
7
в) изучение социально-психологической динамики в условиях образования новых социальных групп (трудовых коллективов, малых предприятий и т.п.), функционирующих с самого начала при разных формах собственности, т.е. тем самым усиливается "динамическое начало", связанное с образованием новых групп.
Различные организационные модели исследования были необходимы прежде всего для повышения надежности и обоснованности получаемых результатов. При проведении эмпирических исследований высока вероятность действия случайных факторов, которые могут быть нивелированы через применение, в частности, разнородных организационных моделей, хотя возникающие при этом другие трудности нами вполне осознаются.
Представленные здесь данные есть результаты исследования разных форм тесного взаимодействия психологических и экономических феноменов в жизнедеятельности личности и группы. Выполненные работы фактически интегрируют исследования, традиционные для социальной психологии, а также типичные психолого-экономические исследования. Поэтому содержание этой книги в соответствии с ее отраслевой принадлежностью наиболее полно к точно может быть отнесено к "социально-экономической психологин", которая в нашей стране только формируется. Само собой разумеется, что эта отрасль психологии является пограничной, однако, явно недостаточно при этом говорить, что она есть результат интеграции только социальной и экономической психологии. По сути она во многом базируется на данных и организационной психологии, и психологии личности, труда и управления. Именно в этом убеждают представленные здесь исследования. В настоящее время интеграционные тенденции чрезвычайно сильны в психологической науке.
Однако вопрос о научном статусе социально-экономической психологии во многом неясен потому, что нет еще глубокого осмысления и понимания связей (соотношения) социальной и экономической психологии. Последняя может рассматриваться как раздел социальной психологии, изучающий как отдельные характеристики, так и в целом поведение индивида и группы в системе экономических отношений, которые есть одна из форм социальных (общественных) отношений между людьми. И в то же время экономическая и социальная психологии могут пониматься как рядоположенные, на
8
границе которых возникает "поле" общих интересов, представляющее собой предмет социально-экономической психологии. Безусловно, постепенное накопление данных может прояснить этот вопрос.
Историко-психологический анализ социально-психологической дкнамики в условиях экономических преобразований в России в 20-х годах нашего столетия оказался полезным для понимания этой же динамики в настоящее время. В результате было обнаружено много сходного, повторяющегося во взаимодействии экономических и психологических факторов. Глубокое изучение исторических аналогий в социально-психологической динамике - это сложнейшая задача для специальных яеследований, однако, полагаясь на уже имеющиеся данные, можно отметить некоторые общие социально-психологические феномены разного исторического времени в развитии российского общества, периодов НЭПа (19214928гг.) и современной либеральной экономической реформы (1992-1998гг.). К ним относятся следующие феномены:
преимущественная ориентация на экономические ценности, ярко выраженная материальная заинтересованность становятся ведущими в структуре ценностей личности и многих социальных групп в обществе;
формирование индивидуалистической направленности как альтернативы общанности, соборности, коллективности (совместности) и т.п. через развитие мелкой частной собственности, индивидуальной организации труда и личной заинтересованности;
усиление межгрупповой напряженности как результата резкого имущественного расслоения общества в целом и отдельных больших социальных групп;
появление новых социальных и социально-психологических типов людей, постепенно порождающих и новые социальные группы в российском обществе (нэпманы и бизнесмены, торговцы и коммерсанты, кулаки и фермеры, предприниматели и т.д.).
Даже перечисленное выше • это уже свидетельство наличия общих закономерностей, что позволяет, опираясь особенно на опыт НЭПа, воздействовать и прогнозировать последующие тенденции в динамике психологии личности и групп в изменяющихся экономических условиях.
И исторический анализ, и современные данные убедительно доказывают тесную связь и, главное, взаимозависимость психоло9
гических и экономических факторов, однако, первые не являются непосредственным отражением вторых (или наоборот). Их взаимодействие значительно сложнее: существуют как инерционные процессы (отставание изменений), так и опережающая дивамика одних феноменов по отношению к другим; непонятна пока и природа "параллельной" динамики экономических и психологических явлений. Многое еще предстоит изучить и понять в этом взаимодействии. Не все ясно с социально-психологической динамикой даже в условиях НЭПа, а прошло столько лет, что же тогда говорить об объяснении этой динамики в современных условиях.
Конечно, глубокое теоретическое осмысление социально-психологической динамики в настоящее время во многом является делом будущего, но для этого сейчас необходимы строгая фиксация и описание явлений, измерения происходящих изменений в социальной психологии личности и различных групп, накопление конкретных фактов, полученных в специально организованных исследованиях, и т.д. Авторский коллектив стремился к этому.
Одновременно и особые сложности, и особый интерес вызывают исследования новых для отечественной психологии феноменов, таких как: субъективно-экономический статус личности, сберегающее и инвестиционное поведение, осознание человеком себя как собственника, отношение личности и группы к различным формам собственности, предпочтение и реальный выбор социально-экономических условий и др.
Наряду с результатами теоретических и эмпирических исследований, в форме приложения к отдельным главам представлены некоторые программы (или части) исследований, позволяющие ознакомиться с конкретными способами получения первичных данных. По нашему мнению, это поможет не только глубже понять полученные в исследовании результаты, но и может инициировать аналогичные или близкие исследования в других научных центрах и других регионах нашей страны. В этом существует огромная потребность, т.к. социально-психологическая динамика в разных общностях (например, регионах, типах организаций и т.п.) неравномерна, поэтому необходимы многочисленные исследования, чтобы убедиться в их закономерных результатах.
А. Л. Журявлев
10
Раздел I
ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ
В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ
Глава 1. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ*
Введение
Постановка проблемы. Социально-психологические исследования в Институте психологии РАН в последние годы направлены на изучение типичных изменений социально-психологических феноменов в условиях социально-экономических изменений в российском обществе. При этом изучается социально-психологическая динамика различных традиционных для социальной психологии объектов: личности, малой группы, межличностных и межгрупповых отношений и т.д. Среди социально-экономических изменений наибольший интерес вызывает смена форм и отношений собственности между людьми, которая и есть главное изменение в процессе перехода к рыночной экономике. Фактически в последние семь лет в масштабах целой страны осуществляется естественный экономический «эксперимент», важнейшим элементом которого является переход от государственной и колхозно-кооперативной форм собственности (т.е. ограниченного их числа) к большему их разнообразию, многоукладности. Среди новых форм собственности появились акционерные общества закрытого и открытого типов, товарищества (общества) с ограниченной ответственностью, индивидуальные частные предприятия, предприятия с совместным иностранным капиталом и др.
Социально-экономические эксперименты, многократно и глубоко изучавшиеся психологами в 60-80-е годы, по нашему мнению, были двух типов. В первом типе экспериментов затрагивались только крупные пласты в экономике страны (региональные, отраслевые уровни и т.п.), но они не доходили до уровня
"' Исследование финансировалось РГНФ (ГРАНТ № 96-03-04315)
11
первичных трудовых коллективов и конкретных участников совместной трудовой деятельности и тем самым как бы не «возбуждали», не актуализировали действие социально-психологических (личностных и групповых) феноменов. К такому типу социально-экономических экспериментов могут быть отнесены, например: преобразования министерств в совнархозы, а позднее, наоборот, совнархозов в министерства, перевод экономики на 2-3-звенную систему управления и др. Социально-экономические преобразования во втором типе экспериментов относились только к самым низовым субъектам трудовой деятельности, т.е. к работнику и первичному трудовому коллективу, но они по большому счету ничего не изменяли на уровне крупных экономических субъектов (отраслей, регионов и т.п.). Примерами таких социально-экономических экспериментов являются внедрение бригадной формы организации труда, выборов руководителей трудовых коллективов, социально-психологические следствия которых были хорошо изучены социальными психологами /2, 5, 12,13 /.
Общее у тех и других экспериментов в том, что они не касались изменений форм и отношений собственности в трудовой деятельности, поэтому, хотя они и назывались «социально-экономическими экспериментами», по сути своей они были не столько экономическими, сколько организационно-управленческими изменениями, однако не менее интересными для их исследования.
Масштаб и радикальность тех социально-экономических изменений, которые происходят в российском обществе в 90-е годы, сопоставимы разве что с 20-ми годами нашего столетия, когда экономические изменения также глубоко касались форм и отношений собственности. Поэтому именно тот период в истории нашей страны вызывает огромный интерес в связи с рассматриваемой здесь проблемой.
Если проанализировать социологическую литературу последних лет, то можно обнаружить интенсивное формирование такого научного направления исследований как социология социальных изменений. Среди различных видов социальных изменений Л.Н.Москвичей, например, выделяет и так называемые мотиваци-онные /7, с.265/, которые наиболее близко стоят к социально-психологическим изменениям, однако, социологами они не подверга12
ются специальному анализу. Среди основных факторов социальных изменений, как и в совокупности факторов социальной стабильно* сти, социально-психологические переменные не называются. В наиболее фундаментальной работе польского социолога П.Штомпки, посвященной социальным изменениям /15/, динамика социально-психологических явлений остается без внимания. К пониманию значимости социально-психологической проблематики наиболее близко подошел коллектив социологов под руководством В.А.Ядова, который в своей программе исследования социальных преобразований призывает разрабатывать методологии исследований с учетом социально-психологических факторов: применять качественные (гибкие) методьг , ориентироваться на человека, использовать "понимающие" парадигмы и т.п. /1, с. 23-24/.
Проблема заключается в том, что социально-психологическая динамика и социально-экономические изменения тесно взаимосвязаны, однако, неясны конкретные механизмы взаимодействия этих факторов (переменных). Возникают просто формулируемые, но по сути непростые вопросы о том, что на что влияет, в каких условиях, по каким механизмам, как происходит смена причинно-следственных связей и т.д.
Основная цель данной главы - опираясь на результаты конкретных исследований, раскрыть механизмы и условия взаимодействия социально-психологических и социально-экономических факторов в совместной трудовой деятельности.
Общее предположение, которого мы придерживаемся в проводимых исследованиях, состоит в том, что динамика тех или иных социально-психологических феноменов есть результат (или следствие) реально сложившейся формы взаимодействия социально-психологических и экономических переменных в конкретных условиях их функционирования. Принципиально в этом предположении то, что социально-психологические феномены не всегда являются просто отражением или следствием экономических условий, а взаимодействуют с последними в каком-то смысле как равнозначимые, и их реальные состояния определяются этим взаимодействием.
Такое предположение попытаемся ниже обосновать, опираясь на последние исследования, в основном, членов авторского коллектива данной книги, результаты которых сгруппируем в соответствии с логикой изложения.
13
1.1. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ДИНАМИКУ ЛИЧНОСТИ И МАЛОЙ ГРУППЫ
Первую группу результатов исследования составляет следующее, 1. Среди личностных феноменов важное значение придается отношению личности к собственности как ценности. Динамика этого отношения изучалась В.А.Хащенко на следующих семи социальных группах: старших школьников, студентов, учителей, военных офицеров, работников госпредприятий, предпринимателей сферы малого бизнеса и безработных (всего 297 человек). При этом использовалась известная схема изучения ценностных структур, предложенная Рокичем. В целом по всей выборке обнаружена общая тенденция возрастания значимости таких ценностей, как: «собственность», «богатство», «материальная обеспеченность», которые были объединены в единый комплекс «экономических ценностей». Принципиальные изменения в значимости перечисленных ценностей были зафиксированы в 1994 г., сравнивая их с данными 1990 г., т.е. после 3-х лет реализации либеральной модели экономической реформы, начатой в январе 1992 г.
Анализ данных по различным социальным группам показал, что один из элементов комплекса «экономических ценностей», как правило, это "материальная обеспеченность", наряду с такими традиционно высокими ценностями как «здоровье» и «семья», входят в первую пятерку наиболее предпочитаемых ценностей фактически во всех группах, включая и старших школьников. Значительно чаще стала выделяться и «предприимчивость» как инструментальная ценность, что не было характерно для россиян на рубеже 80-90-х годов.
Тенденция возрастания значимости материального благополучия была подкрепчена результатами исследования Е.В.Журавлевой. С помощью контент-анализа статей еженедельника «Деловой мир», посвященных проблемам приватизации (т.е. смены формы собственности) государственных предприятий в 1993-95 гг., было обнаружено, что в группе руководителей-акционеров наибольший ранг имеет такая ценность как «материально обеспеченная жизнь».
14
На основании приведенных результатов исследований можно сделать предварительный вывод о том, что социально-психологическая динамика в структуре ценностей личности произошла под непосредственным влиянием социально-экономических изменений в обществе, происшедших за последние годы. Этот вывод строится на основе анализа данных либо по всей выборке, либо по большим социальным группам, что характерно для обычных социологических исследований. К специфике социально-психологического анализа вернемся ниже.
2. Исследование различных критериев (или оснований) внут-ригруппового сравнения участников совместной трудовой деятельности, позволил выделить три основных их группы: деятельност-ные, или трудовые критерии сравнения (реальный уровень квалификации, занимаемая должность, разрядность, объем и качество произведенной продукции, отношение к труду и т.п.), отношен-ческае критерии (отношение к другим членам трудового коллектива, индивидуальный вклад в формирование социально-психологического климата, нравственно-этические качества, принятие ответственности за группу и т.п.) и экономические, или имущественные критерии (заработная плата, в целом оплата труда, другие реальные доходы работника, число акций предприятия, на чем ездит на работу, как одевается, жилищные условия, наличие другой недвижимости и т.п.).
Обнаружена динамика значимых критериев взаимного оценивания участников совместной трудовой деятельности. Следует, во-первых, отметить, если ранее (в 70-80-е годы) экономические критерии социального сравнения были представлены небольшой совокупностью и сводились фактически к зарплате и качеству жилья, то в 90-е годы в трудовых коллективах принципиально увеличилась их совокупность и прежде всего за счет сравнения долей собственности предприятия (как своего , так и других) и дополнительных доходов, например; банковских накоплений, дивидендов, сдачи в аренду лишней жилой площади и т.д. Во-вторых, самое главное то, что изменилось соотношение значимости деятельностных, отношенческих и экономических критериев оценивания друг друга, а именно: существенно возросла значимость последней группы. В результате, при примерном сохранении «веса» отношенческих критериев, значи
15
мые оценки сместились с деятельностных показателей на экономические.
Интересно то, что в явном виде такая тенденция была обнаружена уже весной-летом 1992 года, фактически в самом начале процесса либерализации цен на продукты питания и товары первой необходимости, когда работники предприятий и организаций стали остро испытывать нехватку денежных средств в условиях высокой инфляции. Далее выделенная тенденция закрепилась. Поэтому можно сделать два важных вывода. Во-первых, критерии взаимного сравнения участников трудовой деятельности относятся к числу достаточно чувствительных референтов экономических условий, в которых приходится трудиться. Во-вторых, изменения значимости различных критериев взаимного сравнения, а это социально-психологический феномен, по нашему мнению, является реакцией на экономические изменения.
3. В результате ранее выполненных исследований авторитета личности руководителя трудового коллектива, который изучался через социальную перцепцию, оценки и представления участников совместной трудовой деятельности, т.е. как социально-психологический феномен, были выделены его основные компоненты, а именно: компетентность руководителя, организационно-управленческие способности, педагогические, коммуникативные и нравственно-этические качества. Однако изучение руководителей коллективов, работающих в условиях новых форм собственности (акционерных обществ закрытого типа, товариществ с ограниченной ответственностью и др.) позволило выделить принципиальные изменения в социально-психологических механизмах формирования их авторитета. Во первых, существенно изменилось представление об основных составляющих (видах) компетентности руководителей: если ранее таковыми были профессиональная и организационная компетентность, то в последнее время - это экономическая и юридическая компетентность. Во-вторых, экономическая компетентность руководителя стала пониматься членами трудовых коллективов чрезвычайно узко, прежде всего как его способность обеспечить участников совместной трудовой деятельности приемлемой материальной (финансовой) оплатой их труда. И в-третьих, по сравнению с экономической компетентностью, снизился «вес» других составляющих авторитета, причем не толь16
ко педагогических и нравственных качеств, но и профессиояаль-ной компетентности руководителей, уровня их образования, профессиональной подготовки, общей культуры и т.д.
В целом та же тенденция проявилась я в динамике феномена социальных ожиданий исполнителей по отношению к их руководителям как важного элемента управленческих отношений. Исполнители психологически готовы переносить различные организационные сложности (сбои, неритмичность работы и т.п.), нарушения (причем грубые) этики со стороны руководителей по отношению к себе и другим, однако, чрезвычайно остро воспринимают свое финансовое обеспечение и различные, по их оценкам, финансовые нарушения руководителей. Можно сказать, что у рядовых членов трудовых коллективов повысилась чувствительность в оценке руководителей по своей субъективной финансовой шкале. Острые эмоциональные переживания относятся к разнице оценок материального (финансового) положения своего и руководителей. Если рядовые работники оценивают свое финансовое положение как более-менее достаточное, то они чаще проявляют безразличие к доходам руководителей на том же предприятии, если же считают свое положение явно недостаточным, то остро желают быть информированными о доходах руководителей, пытаются контролировать источники доходов, выражают неудовлетворенность, в том числе могут идти на прямой конфликт с администрацией (требовать, ставить условия, бастовать, обращаться в суд и т.п.).
4. Одним из самых первых исследований, в котором был поставлен вопрос о динамике социально-психологических феноменов в связи с экономическими изменениями, является работа В.П.Познякова, выполненная еще в 1988-90 гг. Исследование посвящено динамике межгрупповых и внутригрупповых отношений в сельскохозяйственных коллективах в условиях их перехода на арендный подряд, т.е. в естественных условиях изменения отношений собственности между участниками совместной трудовой деятельности /8/, Уникальность данного исследования состоит в том, что в течение 2 лет реализации социально-экономического нововведения было сделано 3 замера («среза») социально-психологических феноменов в одних и тех же трудовых группах. В контек сте нашего анализа валены следующие результаты.
17
Во-первых, ведущим основанием (критерием) становления в самоопределения трудовых арендных коллективов постепенно становятся экономические отнопгенкя совместной (коллективной) собственности на средства производства и на его продукты. Оказалось, что арендные коллективы формируются не только как субъекты совместной трудовой деятельности, в которых ведущими являются трудовые отношения между их членами, но и как субъекты совместной экономической (хозяйственной) деятельности, в которых ведущими становятся экономические отношения между участниками трудовой деятельности по поводу собственности. Экономический фактор в виде отношений собственности органично «вплетен» в межгрупповые и внутригрупповые (включая межличностные) отношения.
Во-вторых, переход трудовых коллективов на арендный подряд существенно повлиял на динамику различных видов отношений. Внутри арендных коллективов усилились такие групповые качества, как: взаимопомощь, взаимные требовательность и ответственность, забота об интересах своего коллектива, привлекательность коллектива для его членов, сходство и согласованность внутригрупповых оценок, эмоциональная приверженность своему коллективу. Все эти социально-психологические феномены свидетельствуют об усилении внутригрупповой интеграции. Вместе с тем в межгрупповых отношениях возросли субъективно воспринимаемые различия между своим и другими (как арендными, так и традиционными) коллективами, увеличились частота конфликтов, проявления недоброжелательности и даже враждебности во взаимодействии с представителями других коллективов, снизилась психологическая готовность к сотрудничеству и согласованному решению спорных вопросов и т.п. Эта совокупность социально-психологических феноменов свидетельствует об усилении межгрупповой дезинтеграции.
Один из выводов, данного исследования заключается в том, что описанная динамика межгрупповых и внутригруггпоньгх отношений (т.е. социально-психологических феноменов) стала, по нашему мнению, следствием экономических изменений, в частности отношений собственности между участниками трудовой деятельности.
5. В специально организованном исследовании Е.Д.Дорофеева, был выполнен сравнительный анализ внутригрупповых про18
I
цессов в трудовых коллективах, работающих при разных формах собственности /4/. При этом по содержанию совместной трудовой деятельности были отобраны как сходные, так и различные трудовые группы численностью по 2-6 человек в каждой: брига-] ды железнодорожного транспорта (государственная собственность), -, торговые группы (госторговля) и коммерческие ларьки {индивидуальные частные предприятия по форме собственности). Сравнение внутригрупповых процессов было выполнено на примере распределения различных видов внутригрупловой ответственности: за себя, за других членов группы и за общие результаты ее работы. Разнородность объекта исследования была необходима для выделения высокочастотных референтов внутригруггаовой ответственности и ее социально-психологических типов. Типы выводились из соотношения процессов принятия ответственнос- ти за себя, за других и за общие результаты работы группы.
В исследовании были получены следующие интересующие нас результаты. В госторговле наиболее часто встречается * избирательный» (в терминологии Е.Д.Дорофеева) тип, когда члены группы принимают ответственность за себя и выборочно за других членов коллектива, но при этом нет принятия ответственности за результаты работы группы в целом {последнее • удел руководителей). Для частной торговли, в отличие от государственной, наиболее характерными являются «индивидуализированный « (принятие ответственности только за себя) и «прагматичный» (принятие ответственности за себя и за результаты работы группы в целом, т.к. «я от них зависим», «мне это выгодно» и т.п.). Для государственных транспортных бригад (другое содержание и организация трудовой деятельности) наиболее распространенным является * генерализованный» тип внутригрупдовой ответственности, характеризующийся принятием ответственности по всему спектру (за себя, за других, за группу в целом), и тот же «избирательный* тип, что был типичен и для госторговли.
Следовательно, форма собственности, в условиях которой работают трудовые коллективы, оказывает влияние на распределение социально-психологических типов внутригрупповой ответственности. Работники государственных и частных предприятий прежде всего по-разному принимают и переживают ответственность ja других людей и за общие результаты работы трудовой группы.
19
Обобщая результаты описанных выше исследований, можно сделать заключение, что в условиях социально-экономических изменений в российском обществе обнаружена динамика социально-психологических феноменов, таких как:
— повышение значимости и изменение места экономических ценностей в структуре ценностных ориентации участников совместной трудовой деятельности;
— изменение значимости различных критериев взаимного сравнения (оценивания) членов трудовых коллективов;
— изменение оснований формирования авторитета руководителя трудового коллектива, а также социальных ожиданий по отношению к нему со стороны участников совместной трудовой деятельности;
— повышение социальной чувствительности членов трудовых коллективов к финансовым доходам своих руководителей (так называемой «финансовой чувствительности»);
— усиление, с одной стороны, внутригрупповой интеграции, а с другой- межгрупповой дифференциации;
— изменение психологических процессов принятия различных видов ответственности в группе (за себя, за других, за общие результаты и др.)
Результаты, полученные в целом по изучавшимся выборкам или в целом по конкретным социальным группам, свидетельствуют о том, что социально-психологическая динамика личности и группы имеет место в непосредственной связи или под непосредственным влиянием социально-экономических изменений, либо как следствие последних, либо как сопутствующие, тесно связанные с ними социально-психологические процессы, состояния или свойства личности и группы.
Однако обобщенный анализ имеет существенное ограничение: не позволяет получить данные по отдельным группам людей, дифференцируемых не столько по их социальным признакам, сколько по социально-психологическим, например по типам их отношения, оценкам изучаемых явлений и т.п. Более глубокий дифференцированный анализ изучавшихся выборок поможет выделить и различные социально-психологические типы людей.
20
1 2 ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОПОСРЕДСТВОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ
Обратимся к более тонкому анализу данных вышеописанных и других исследований, и из такого анализа представим вторую группу результатов.
1. Дифференцированный анализ результатов упоминавшегося исследования ценностных ориентации показал следующий очевидный факт: изменения социально-экономических условий трудовой деятельности (например, смена формы собственности) вызывает динамику в структуре ценностей не у всех изучавшихся испытуемых, более того, у части из них структура ценностей полностью сохраняется прежней, выраженная ориентация на комплекс экономических ценностей («собственность», «богатство», «материальная обеспеченность» и т.п.) характерна прежде всего для работников, относящихся к определенному социально-психологическому типу людей, частота которого возрастает в периоды резких экономических изменений. То есть, данный социально-пси-холОгический тип актуализируется при возникновении благоприятных для него экономических условий в обществе.
Здесь возникает очень сложный вопрос о том, какие социально-психологические свойства характеризуют такой тип. Можно попытаться ответить на него с помощью некоторых результатов исследований. Первое основано на том, что изменения в системе ценностей характерны прежде всего для тех испытуемых, у которых она еще не сложилась (например, у старших школьников) или недостаточно устойчива (например, у студентов). Поэтому можно утверждать, что ценности легче изменяются под влиянием новых социально-экономических условий у людей с неустойчивой, несложившейся или нечетко выраженной их системой. Второе заключается в том, что изменения ценностей наиболее характерны для тех, у кого они организованы не по типу * пирамиды» (есть что-ю главное, что и выступает системообразующим фактором), а скорее по типу «трапеции» {есть много одинаково значимых ценностей). Первый тип организации ценностей может быть более устойчивым к воздействиям различных факторов, в том числе и экономических, по сравнению со вторым. Эти
21
данные не снимают поставленного здесь вопроса о характеристиках социально-психологического типа людей, ориентирующихся на экономические ценности, поэтому к нему еще вернемся ниже. Однако не менее, а может и более интересным является вопрос о свойствах тех социально-психологических типов людей, у которых под воздействием новых социально-экономических условий не изменяются сложившиеся системы ценностей. Ответить на эти вопросы пока не представляется возможным.
Вывод, который можно сделать из приведенного анализа, следующий: социально-экономические факторы воздействуют неоднозначно, дифференцированно на изменения ценностей разных людей, а эффект воздействий во многом определяется их социально-психологическими типами.
2. Более глубокий анализ результатов исследования значимых критериев взаимного сравнения участников совместной трудовой деятельности, о которых упоминалось выше, позволил обнаружить самые разные констелляции связей между деятельностными, отно-шекческими и экономическими показателями социального сравнения. Выборка из 230-ти человек была сгруппирована в соответствии с тем, какие показатели социального сравнения для испытуемых являются ведущими, в результате чего были выделены три наиболее типичные группы работников, то есть те, кто ориентируется в оценках других людей на экономические, отношенческие, либо на деятельностные критерии межличностного сравнения.
Б контексте проводимого здесь анализа нас интересует прежде всего тот факт, что преимущественная ориентация на экономические показатели социального сравнения характерна ве для всей выборки, а для определенной группы участников трудовой деятельности, относящейся к некоторому (или некоторым) социально-психологическому типу. Концептуальное положение о типах как опосредствующем факторе во взаимодействии социально-экономических и социально-психологических переменных имеет непосредственное отношение ко всем группам работников, в том числе к тем, которые преимущественно ориентируются на деятельностные или отношенческие критерии взаимного сравнения.
Следовательно, одни и те же социально экономические условия трудовой деятельности сочетаются с принципиально разными ори-ентациями в выборе критериев оценки других людей - участников
22
совместной трудовой деятельности. Важно то, что экономические факторы непосредственно не детерминируют социально-психологический процесс взаимного сравнения, а их воздействия опосредствуются социально-психологическими типами людей.
3. Истоком описываемого ниже исследования является попытка проверить утверждения многих экономистов о том, что «люди напряженно начнут трудиться тогда, когда будут созданы благоприятные условия для высокого заработка» или «в том, что люди плохо трудятся, виноват экономический механизм* и т.п. В этих утверждениях явно подразумевается доминирующее положение экономических факторов по отношению к психологическим.
Членам трудовых коллективов была предложена совокупность полярных шкал для оценки различных условий трудовой деятельности, в которых они предпочитают работать. Среди использованных шкал для нашего анализа важны следующие две: «Я предпочитаю трудиться «напряженно-комфортно* и «с высоким материальным доходом - с низким материальным доходом».
В результате исследования было получено, что такие иотива-ционные предпочтения как «высокая, средняя или низкая напряженность работы» и «высокий, средний или низкий материальный доход от работы» оказались нежестко связанными, часто даже относительно независимыми в совокупности предпочтения условий совместной трудовой деятельности. Выделилось пять принципиально различных групп, отличающихся друг от друга соотношением указанных видов мотивации: «предпочитаю напряженный труд при высоком материальном доходе * (1), «предпочитаю высокий материальный доход в комфортных (ненапряженных) условиях труда» (2), «предпочитаю низкий материальный доход, но и низкую напряженность работы* (3), «предпочитаю напряженно трудиться («по-человечески», «как привык всегда»), а уж сколько заплатят, столько заплатят» (4), «предпочитаю средний материальный доход и среднюю напряженность работы» (5).
Чрезвычайно интересно то, что стремление к достижению высокого материального дохода не является глобальной мотивацией в совместной трудовой деятельности, хотя она и характерна для первой и второй выделенных выше групп работников, составляющих более половины опрошенных. Для тех членов трудовых коллективов, которые относятся к 3, 4 и 5-й выделенным груп23
пам, более важными являются такие условия, как: «совместность труда {не в ущерб другим людям)», * доброжелательность межличностных отношений», «возможности личностного роста (профессиональное обучение, повышение квалификации и т.п.), «сохранение здоровья», «нерегламентированность работы» и другие, В основе предпочтения перечисленных условий лежат соответствующие виды мотивации, которые являются ведущими и объясняющими слабое стремление к высокому материальному доходу.
Таким образом, полученные данные не позволяют рассматривать экономические факторы (новые формы собственности, ры-[ ночные экономические механизмы и т.д.), полностью детермини»Е рующие динамику социально-психологического феномена предпочтения условий трудовой деятельности. Последний во многом определяется мотивационной структурой членов трудового коллектива, которая и выступает опосредствующим фактором взаимодействия экономических и психологических феноменов.
4. Выше упоминавшееся лонгитюдное исследование В.П. Познякова позволило также установить, что отмеченные им феномены внутригрупповой интеграция и межгрупповой дезинтеграции проявляются по-разному на разных этапах (или стадиях) социально-экономических нововведений (перехода коллективов на арендный подряд). Усиление этих феноменов наиболее характерно для начального периода экономических изменений, когда зависимость социально-психологических феноменов от социально-экономических проявляется в большей степени. В последующие периоды, как правило, происходит следующее.
Во-первых, по мере работы трудовых коллективов в изменившихся отношениях собственности интенсивность межгрупповой дезинтеграции в целом постепенно снижается. Во-вторых, также снижается и внутригрупповая интеграция, а по некоторым показателям внут-ригрупповые отношения как бы «возвращаются» к тому уровню, который был до изменения отношений собственности.
Следовательно, существует гетерохроиность в динамике не только межгрупповых и внутригругшовых отношений, но и в интенсивности взаимных влияний социально-экономических и социально-психологических факторов в процессе их взаимодействия. По нашему мнению, обнаруживается некий «маятниковый эффект»: когда возрастает влияние экономических факторов (на24
пример, на первом этапе изменения отношекий собственности), то снижается роль социально-психологических, и наоборот, когда усиливается воздействие социально-психологических факторов (это было обнаружено во время третьего «среза», после 1,5-2-х лет работы в новых условиях), то нейтрализуется влияние социально-экономических. В промежуточный, или средний, период экономические и социально-психологические факторы взаимодействуют как паритетные.
В этой связи важно подчеркнуть, что соотношение интенсивности влияний тех и других факторов не является раз и навсегда установившимся, в их взаимодействии имеет место закономерная периодичность. Пока невозможно объяснить, почему принципиально может изменяться соотношение сил воздействия того или иного фактора, причем до такой степени, что социально-психологические феномены — следствия экономических изменений становятся причинами последующей динамики экономических феноменов, т.е. ставших, в свою очередь, следствием.
Более того, дифференцированный анализ социально-психологических феноменов в разных трудовых коллективах убедительно показал неоднозначность и неоднонаправленность в их динамике даже на первом этапе экономических изменений, когда экономические факторы в целом по выборке имеют более сильное влияние, по сравнению с социально-психологическими. Если комплектование арендных коллективов проходило формально, не соответствуя принципу добровольности, без учета желания или нежелания людей работать совместно, то внутригрупповая интеграция не наступает и при новых отношениях собственности. То есть воздействию новых социально-экономических условий противодействовали социально-психологические факторы, полностью нейтрализуя, таким образом, влияние первых.
Результаты данного исследования убеждают в том, что влияние новых отношений собственности опосредствуется сложившейся групповой психологией, характерной для конкретных трудовых коллективов. От одних и тех же экономических факторов социально-психологические могут полностью зависеть в одном коллективе, слабо зависеть — в другом, а в третьем коллективе они могут быть фактически независимыми или становиться непреодолимым препятствием социально-экономическим изменениям и т.д.
25
Подведем предварительный итог анализу выделенной здесь второй группы результатов.
Во-первых, можно говорить лишь о чрезвычайно дифференцированном влиянии новых социально-экономических условий тру довой деятельности на социально-психологические (личностные и групповые) феномены: на одних участников совместной трудовой деятельности или на одни трудовые группы они воздействуют заметно или даже определяюще, а на другие оказывают слабое воздействие или оно полностью отсутствует. В процессе взаимодействия роль экономических факторов трансформируется, преломляется или сводится к нулю через опосредствующие социально-психологические факторы, к которым можно отнести, например, социально-психологические типы личности, структура ценностных ориентации, мотивационные предпочтения и т.п., т.е. сложившиеся более-менее устойчивые психологические образования.
Во-вторых, связь социально-экономических и социально-психологических феноменов целесообразно рассматривать не столько с позиции определяющего воздействия первых (отражаемых) на вторые (отраженные), сколько с позиции их взаимного воздействия, когда причина и следствие могут меняться местами.
В-третьих, полученные данные позволяют говорить не только об определяющем значении взаимодействия, но и о паритетной роли социально-экономических и социально-психологических факторов в этом процессе, а результат их взаимодействия определяется тем, какие факторы становятся ведущими, доминирующими. Остаются пока неясными причины того, какие переменные (экономические или психологические) становятся определяющими. Можно предположить, что актуализация (или неакгуализа-ция) тех или других социально-психологических феноменов в их взаимодействии с социально-экономическими, скорее всего, зависит от так называемых «третьих факторов», которыми могут, например, выступать дополнительные сложившиеся условия, внешние по отношению к конкретной личности или трудовой группе (мнение руководства, позиция другой трудовой группы, производственные и внепроизводственные условия и т.п.).
Если согласиться с положением об определяющем значении взаимодействия социально-экономических и социально-пеихоло26
i
гических факторов, с их паритетными ролями, а также с положением о том, что социально-психологические факторы могут трансформировать воздействия экономических условий трудовой деятельности, способствовать или препятствовать социально-экономическим изменениям, а именно об этом, по нашему мнению, свидетельствуют описанные выше результаты, то целесообразно далее задаться новым вопросом, логично вытекающим из предыдущих рассуждений. Могут ли социально-психологические переменные (факторы) оказывать определяющее влияние на динамику социально-экономических условий трудовой деятельности личности или группы?
1.3. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
' Чтобы попытаться ответить на поставленный выше вопрос, рассмотрим третью группу результатов исследований, хотя и неоднозначных, но, по нашему мнению, таких, с которыми необходимо считаться и учитывать в анализе проблемы.
1. Изучение процесса акционирования госпредприятий в 1993-94 гг. позволило выделить интереснейший, с нашей точки зрения, феномен - это выбор трудовым коллективом конкретной формы (или как говорили, модели) акционирования. Абстрагируясь от практики, этот процесс должен был бы определяться объективными (производственными, экономическими, законодательными и т.п.) условиями.
Однако в реальной практике оказалось, что для многих предприятий не существовало единственно приемлемой модели акционирования, поэтому трудовые коллективы стояли перед выбором равнозначимых альтернатив и одинаково поддерживали несколько вариантов. В таких условиях выбор только одной модели определялся не столько социально-экономическими факторами, сколько сложившимися в тот период представлениями конкретных групп (или группировок) работников предприятий, то есть социально-психологическими феноменами. В этом процессе, естественно, совершались ошибки, к исправлению которых трудовые коллективы возвращались позднее. Но чтобы последнее произошло, должны были либо измениться представления об акцио27
нировании у тех же работников, либо стать ведущими представления других групп работников предприятий.
Изучение процесса образования предприятий с новыми формами собственности (ТОО, АО ЗТ, ИЧП и т.п.) показало особую роль лидера (организатора, официального руководителя), от мнения и представлений которого зависит в том числе и выбор формы собственности организуемого предприятия, не говоря уже о других экономических условиях трудовой деятельности. Было обнаружено типичное явление, когда смена официального лидера приводит к изменению вариантов приватизации, смене форм собственности, что обычно сопровождалось официальной перерегистрацией предприятия и т.д.
Следовательно, социально-психологические феномены, а именно социальные представления членов трудовых коллективов, мнения их руководителей и т.д., могут определять социально-экономические условия трудовой деятельности и тем самым задавать направление экономических изменений на предприятии.
2. В результате исследования отношения к труду в коллективах с разными формами собственности был обнаружен социально-психологический феномен предпочтения человека работать в экономических условиях, соответствующих тем или иным формам и отношениям собственности с другими участниками совместной трудовой деятельности. Этот феномен, конечно, имеет мотивационную основу. Предпочтение определенных экономических условий и деятельность в конкретных условиях могут как соответствовать, так и в разной степени расходиться, причем такое расхождение проявляется как у работников госпредприятий, так и у предпринимателей сферы малого бизнеса и у людей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. Феномен предпочтения, когда он переживается достаточно остро, оказывает влияние на реальный выбор предприятия с той формой и отношениями собственности, которым соответствуют предпочитаемые социально-экономические условия. Этим нередко объясняются переходы работников с предприятия одной формы собственности на другое предприятие с иными отношениями собственности.
Была сделана попытка найти неэкономические корреляты предпочтения человека работать в определенных социально-эко28
комических условиях. Естественно ожидалось и подтвердилось наличие связей поло-возрастных характеристик и данного феномена. Например: в женской выборке и старших (свыше 45 лет) возрастных группах с большей частотой, соответственно по сравнению с мужской выборкой и возрастными группами до 45 лет, обнаруживается предпочтение работать на государственных, предприятиях; предпринимательство значительно чаще предпочитается мужчинами и молодыми людьми (до 35 лет), по сравнению соответственно с женщинами и работниками старше 35 лет.
Более неожиданными являются данные о том, что феномен предпочтения связан с такими социально-психологическими факторами, как: «консерватизм-радикализм» личности, ее отношения к риску* конкуренции с другими людьми, совместному и индивидуальному труду. В контексте данного анализа важно не столько то, как конкретно они связаны, сколько наличие самих связей, так как они позволяют предполагать, что при некотором симптомокомплексе социально-психологических свойств он может определить не только предпочтение, но и реальный выбор конкретных социально-экономических условий (форм и отношений собственности).
3, Сравнительный анализ личностных характеристик работников государственных и частных предприятий, т.е. отличающихся формами собственности, но по содержанию относящихся к одному и тому же типу трудовой деятельности (в данном случае к торговле), выполненный Е.Д.Дорофеевым /4/, показал некоторые различия не только по распределению типов внутригрупповой ответственности, но и по психологическому типу локуса контроля (уровню субъективного контроля}. Локуе контроля (экстернальность-интернальность) и внутригрупповая ответственность в тенденции оказались связанными и друг с другом, и с формами собственности предприятий, на которых работали изучавшиеся испытуемые.
Следует подчеркнуть, что высокая общая экстернальность более характерна для людей с «генерализованным» и «избирательным» типами принятия ответственности в трудовой группе, которые, в свою очередь, более типичны для работников госпредприятии. Высокая общая интернальность чаще соответствует «индивидуализированному» типу принятия ответственности, более характерному для работников частных предприятий.
29
На основании полученных данных можно в какой-то степени предположить, что такой психологический феномен как тип локу-са контрюля может оказывать влияние на выбор субъектом определенных социально-экономических условий трудовой деятельности, соответствующих конкретным формам собственности.
По нашему мнению, третья приведенная группа результатов свидетельствует о главном: социально-психологические феномены влияют на динамику социально-экономических не только в форме опосредствования или трансформации, но и непосредственно определяя их.
В заключительной части целесообразно сформулировать наиболее важные теоретические положения, включая и предположения, которые, по нашему мнению, интегрируют и, в некоторой степени, объясняют результаты выполненных эмпирических исследований последних лет.
1.4.ТИПИЧНЫЕ ЗОНЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ
Важное теоретическое положение относится к так называемому ? зональному» характеру взаимодействия социально-психологических и социально-экономических факторов. Содержание и результат их взаимодействия определяются интенсивностью (или силой) проявления, воздействия каждого из них. В зависимости от того, какое соотношение сил сложится, появляются качественно различные «зоны» интенсивности взаимодействия, обозначенные на схеме 1.
Кратко охарактеризуем представленные на схеме 1 зоны интенсивности взаимодействия.
Зона поляризованного взаимодействия (1) характеризуется одновременно максимальной интенсивностью как социально-экономичес-ках, так и социально-психологических факторов. Результат такого взаимодействия может быть представлен в нескольких формах:
а) аккумуляция или интеграция воздействий высокой интенсивности и социально-психологических, и социально-экономических феноменов (например: личность или группа с ярко выраженной экономической ориентацией попадают в соответствующие благоприятные экономические условия, в которых они в полной
30
e реализуют свою направленность), то есть, силы воздействия тех и других факторов как бы складываются или умножаются;
б) взаимная нейтрализация: при максимальной интенсивности социально-психологических и социально-экономических факторов ни один иа ник не определяет поведения личности и группы, т.к. они «гасят» друг друга (например: сталкиваются жесткая налоговая политика и явное нежелание платить налоги, что порождает нечестное экономическое поведение в виде 'избегания от уплаты налогов (т.е. определяющим становится нравственный фактор), или криминальное экономическое поведение в виде подделки документов и т.п. (т.е. определяющим становится правовой фактор).
Зона жесткой экономической детерминации поведения личности и группы (П) описывается максимальной интенсивностью воздействия экономических факторов, определяющих поведение, и минимальной социально-психологических. Примером может служить законопослушное поведение налогоплательщиков: люди с самыми разными социально-психологическими характеристиками проявляют одинаковое экономическое поведение.
Зона невыраженного взаимодействия (Щ) характеризуется одинаково слабым влиянием и социально-экономических, и социально-психологических феноменов, а поведение личности и группы полностью определяется третьими (например, нравственными, правовыми и др.) факторами. Предполагается при этом, что первые факторы могут быть представлены в латентном виде, потенциально они могут влиять на поведение, но реально не влияют из-за сложившихся условий.
Зона жесткой социально-психологической детерминации поведения личности и группы (IV) описывается высокой интенсивностью воздействия социально-психологических факторов, определяющих экономическое поведение, и минимальной - социально-экономических. Примерами могут быть выше приведенные факты об экономических изменениях на предприятии, вызванных сменой его официального лидера (учредителей, руководителей и т.п.). Мнение лидера может определять даже изменение формы собственности на предприятии.
Зона взаимодействия с паритетной интенсивностью (V) характеризуется примерно близким воздействием тех и других факторов в средних зонах его интенсивности. Результатом такого взаи31
Схема 1. Распределение зон взаимодействия разных по интен- ' сивности социально-психологических и социально-экономи- ' ческих факторов. -.'
модействия является, как правило, колеблющееся, неуверенное эко^ * номичесиое поведение, когда человек с трудом принимает тот или иной вариант решения и поведения. Примером могут служить различные типы экономического поведения российских вкладчиков. Процесс паритетного взаимодействия неустойчив, а принятие одного из вариантов происходит в двух основных формах:
а) наступает преимущественное влияние одного из факторов, либо социально-психологического, либо социально-экономического;
б) поведение определяется какими-то дополнительными условиями, случайностями, различными обстоятельствами (например, случайно услышанным мнением другого человека и т.п.).
Четыре промежуточные зоны на схеме 1 объединяются тем, что какой-то один из факторов имеет крайнюю (максимальную или минимальную) степень проявления, а оставшийся — сред нюю Трудно выделить референты, по которым можно было бы принципиально дифференцировать взаимодействие с такими ин-тенсивностями факторов от уже описанных зон, поэтому они были отнесены к промежуточным.
32

Описанные здесь факты и закономерности взаимодействия социально-психологических и социально-экономических феноменов во многом являются сходными, аналогичными тем, что были ранее (в 1980-е годы) получены в исследованиях лаборатории социальной психологии Института психологии АН СССР при изучении взаимодействия социально-психологических и организационно-управленческих факторов в условиях изменения последних. Имеются в виду исследования, посвященные динамике социально-психологических феноменов при внедрении бригадных форм организации труда /2, 12,13/, коллективных органов управления /14/, выборов руководителей трудовых коллективов /5/. Это сходство позволяет высказать предположение о том, что в совместной трудовой деятельности существуют общие закономерности взаимодействия, с одной стороны, интересующих вас социально-психологических феноменов, с другой - организационно-управленческих, социально-экономических и, возможно, других (технико-тех-нологических, административно-правовых и т.д.).
В результате обобщения упомянутых эмпирических исследований был сформулирован так называемый теоретический "треу-гольники,описывающий совместную трудовую деятельность, "вершинами" которого являются предмет (содержание), субъект и организация. В соответствии с ними были выделены и реализованы предметный, субъектный и организационный направления (аспекты) в анализе совместной трудовой деятельности /10, 11/.
Рассмотренные исследования последних лет убеждают в необходимости внести принципиальные дополнения в теоретическую схему анализа совместной трудовой деятельности, рассматривая экономические факторы (феномены) как одну из важнейших "вершин" в этом анализе и соответственно выделяя экономический его аспект. Когда имеем дело с одной формой собственности и при этом не изменяющейся, то экономические переменные представлены в виде отношений между членами коллектива по поводу оплаты их труда. Принципиальное дополнение стало возможным в результате изучения совместной трудовой деятельности в условиях радикальных экономических преобразований - изменений форм и отношений собственности в трудовых коллективах.
33

выводы
1. Динамика социально-психологических (личностных и групповых) феноменов совместной трудовой деятельности в условиях социально-экономических изменений в современном российском обществе определяется типом (или характером) взаимодействия социально-психологических и социально-экономических факторов (переменных). Выделены следующие основные типы их взаимодействия:
а) непосредственное воздействие социально-экономических изменений (например, смены формы и отношений собственности) на социально-психологическую динамику личности и группы (это тип прямого причинно-следственного взаимодействия);
б) социально-психологические феномены опосредствуют воздействия социально-экономических факторов на личность и груп-лу в формах усиления или торможения их влияния, способствования или препятствования (тип количественно опосредствованного взаимодействия);
в) социально-психологические феномены личности и группы трансформируют воздействия социально-экономических факторов вплоть до их качественного преобразования (тип качественно опосредствованного взаимодействия);
г) социально-психологические (личностные и групповые) феномены непосредственно влияют на социально-экономические изменения в формах полной нейтрализации экономических факторов или определяющего воздействия на них (тип реверсивного причинно-следственного взаимодействия);
д) социально-психологические и социально-экономические феномены имеют примерно одинаковую интенсивность воздействия друг на друга, поэтому динамика тех и других определяется влияниями «третьих факторов», например: технико-технологических, организационно-управленческих, правовых и т.д. (тип паритетного взаимодействия).
Взаимодействие социально-психологических и социально-экономических феноменов протекает в конкретно сложившихся условиях (производственных и внепроизводственньгх) совместной трудовой деятельности, которые оказывают влияния как на формирование типа взаимодействия, так и на саму динамику тех и других феноменов.
34
2 Различные социально-психологические феномены имеют и оазвую силу (или «вес») во взаимодействии с социально-экономическими факторами, способствуя или препятствуя их воздействиям трансформируя или полностью их определяя. Наибольшую силу имеют следующие соцналыю-психологнческне феномены:
_- мотивационкые характеристики участников деятельности;
— ведущие ценностные ориентации и их организация в социально-психологической структуре личности и группы;
— предпочтение работать в тех или иных социально-экономических условиях;
— психологический тип локуса субъективного контроля в трудовой деятельности и в экономическом поведении человека;
_симптомокомплекс адаптивных свойств личности при взаимодействии с новой социально-экономической средой: отношение к риску, отношение к конкуренции с другими людьми; оценка своих возможностей в преодолении трудностей, уровень подготовленности к жизнедеятельности в новых условиях и др.
Различные симптомокомплексы перечисленных и других свойств составляют социально-психологические типы личности или группы, которые играют важнейшую роль во взаимодействии социально-психологических и социально-экономических феноменов и во многом определяют его результаты, т.е. динамику тех и других.
3. Социально-психологические феномены реально выполняют несколько функций во взаимодействии личности и группы с новой социально-экономической средой. Во-первых, они оптимизируют этот процесс взаимодействия и тем самым способствуют большей адаптированности личности и группы в микросреде (это функция оптимизации). Во-вторых, социально-психологические феномены, будучи связанными и даже порождаемыми социально-экономическими условиями, являются первичными сигналами, показателями, по которым можно оценивать состояние социально-экономических условий жизнедеятельности личности и группы. Фактически они позволяют выполнять раннюю диагностику экономических условий совместной трудовой деятельности, причем более раннюю, по сравнению с диагностикой по экономическим показателям. То есть, они являются самыми первичными референтами того, что конкретные социально-экономические условия необходимо изменять или, наоборот, закреплять (диагнос35
тическая функция). В-третьих, социально-психологические феномены оказывают в самых разных формах воздействия на социально-экономические условия трудовой деятельности личности и группы, особенно на условия в ближайшей социальной среде (ре-гуляторная функция).
Литература
1. Альтернативы социальных преобразований посттоталитарного общества: исследовательская программа / Рук.В.А.Ядов. М.: ИС РАН, 1992.
2. Бригадная форма организации труда в разных видах трудовых коллективов (социально-психологические особенности) /Отв.ред. А.Л.Журавлев М.: ИП АН СССР, 1989. 176 с.
3. Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе /Отв.ред. А.Л Журавлев. ИП РАН, 1996. 226 с.
4. Дорофеев Е.Д. Внутригрупновая ответственность в условиях совместной деятельности. Автореф.канд.дисс. М.: ИП РАН, 1994. 22 с.
5. Журавлев А.Л. Психологические трудности внедрения выборности руководителей // Перестройка социально-экономической жизни и промышленная социология. Курган, 1988, С. 49-51.
6. Журавлев А.Л. Социально-психологическая динамика в изменяющихся экономических условиях // Психологический журн. Т.19. 1998. № 3 С.3-16.
7. Москвичев Л.Н. Социальные изменения и социальная стабильность // Социология. М.: Наука, 1995. С. 263-290.
8. Позняков ВМ. Социально-психологические отношения в трудовом коллективе в условиях изменения форм собственности // Совместная деятечьность: методы исследования и управления. М.* ИП РАН и др., 1992. С 140-165.
9 Совместная деятельность в условиях организационно-экономических изменений /Отв ред. А.Л .Журавлев. М : ИП РАН, 1997 142 с.
10. Совместная деятельность: методология, теория, практика /Отв.ред. А.Л.Журавлев, П.Н.Шихирев, Е.В.Шорохова. М.: Наука, 1988 229с.
11 Совместная деятельность: методы исследования и управления / Отв.ред. А.Л.Журавлев М : ИП РАН и др., 1992. 258 с.
12 Социально-психологические проблемы бригадной формы организации труда /Отв.ред. А Л.Журавлев, Е В.Шорохова. М : Наука, 1987. 214 с.
13. Социально-психологические фаьторы эффективности деятельности бригад /Отв ред. А.Л.Журавлев. М.: ИП АН СССР, 1987. 172 с.
36
14 Хащенко В,А. Исследование коллективного субъекта управления II Совместная деятельность: методология, теория, практика М.: Наука, 1988. С. 88-98.
15 Щтомпка П. Социология социальных изменений. Пер. с англ. М..: Аспект Пресс, 1996. 416 с.
Глава 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ РОССИИ В 20-30-Х ГГ. XX ВЕКА *
2.1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕРЕВНИ.
В истории развития России специфическое место занимают отношения собственности. Эти отношения были различными в разные периоды. Уникальное место занимают 20-30-е годы XX в. — период бурных социальных изменений, интенсивной смены форм собственности. Особенно ярко это проявилось в развитии сельского хозяйства. В этой сфере резко менялись отношения собственности. В 20-30-ые годы выделяются три этапа: военный коммунизм, период НЭПа, коллективизация.
К октябрю 1917 г. Россия пришла с многообразием форм собственности. Главной собственностью в сельском хозяйстве была земля. Земли были казенными, удельными, дворянскими, общинными, помещичьими, надельными, подворными, церковными, монастырскими. Разными были виды землепользования: чересполосица, много-полосица. дальноземелье и др. Послереволюционное преобразование форм собственности произошло двумя путями. Во-первых, была осуществлена национализация всей земли, при которой недра лемли, леса, водоемы и часть сельскохозяйственных угодий становились всенародной собственностью. Во-вторых, большая часть земель, отобранных у помещиков, монастырей, церквей, банков передавалась беднякам, батракам, середнякам. В Декрете о земле были определены основные социальньсе отношения: право частной собственности на землю отменялось навсегда. Вся земля становилась народным достоянием и переходила в пользование всех работающих на ней. Право пользования ею получали все граждане, желающие обрабатывать ее своимтрудом. Наемный труд не допускался. Земля распре-"? Исследование финансировалось РГНФ (Грант Ш 96-03-04315)
37
Раздел III
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ
Глава 10. ВЛИЯНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТАТУСА НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ*
Введение
Постановка проблемы. Реальный экономический статус человека и субъективные психологические оценки его чаще всего не соответствуют друг другу. Можно встретить несколько вариантов отражения в сознании реального имущественного положения. Адекватное, когда психологическая оценка и реальное экономическое положение практически совпадают. Второй вариант — это завышенная оценка, когда представление о своем экономическом статусе превышает реальное имущественное положение, т.е. человек воспринимает себя как более богатого или менее бедного, чем он есть реально. И третий вариант — это заниженная оценка, когда человек оценивает себя как более бедного или менее богатого, чем он есть на самом деле.
Таким образом, под объективным экономическим статусом мы понимаем конкретное экономическое положение человека, которое определяется реальными источниками дохода, наличием в собственности недвижимости, ценных бумаг банков, фондов, фирм, уровнем доходов (заработная плата, прибыль, дивиденды и т.п.), доходом на одного члена семьи, наличием денежных вкладов в банках, акций прибыльных предприятий, наличием драгоценностей, дорогих вещей и твердой валюты.
Субъективный экономический статус определяется как самооценка человеком своего материального благосостояния и своих экономических возможностей, отнесение себя к какой-либо имущественной группе (к богатым,к людям среднего достатка, к бедным, к категории людей, живущих ниже уровня бедности и т.д.). В соответствии с этим критерием человек переживает свою при~ Исследование финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315)
221

надлежность к определенной социальной группе (переживание себя как бедного, как богатого и т.п.). ведет себя в соответствии с ее стандартами, нормами поведения, принятыми в ней.
Социальные позиции, роли /1/, социальный статус и социальные функции определяют жизненную направленность, мировоззрение личности /2/, детерминируют сферу ценностей человека Д/. Известно, что "социально-конкретные формы жизнедеятельности", характерные для образа жизни социальной группы, к которой принадлежит человек и с которой он себя идентифицирует, обусловливают формирование его ценностных ориентации, мировоззрения и образа мыслей /3, 4/. Об этом свидетельствуют представления Б.Г.Ананьева, А.Г.Ковалева, В.А.Ядова и других о социальной психологии личности.
В исследовании мы исходим из общего предположения, что субъективный экономический статус личности (социальные представления о себе как об экономическом субъекте, переживание своей принадлежности к определенной имущественной группе и идентификация с ней), являясь важнейшим элементом экономического сознания, оказывает влияние на ценностные ориентации личности и, в частности, на экономические ценности. Мы предполагаем также, что представление о своем экономическом положении или отнесение себя к определенной имущественной группе и поведение в соответствии с принятыми в ней стандартами и нормами, связано с определенной спецификой экономического сознания, в частности, с такими элементами как отношение личности к богатым людям, ее представления о богатстве и о доходных видах деятельности.
Таким образом, целью данной работы выступает изучение влияния субъективного экономического статуса на различные элементы экономического сознания.
В задачи данного исследования входит:
1. Проанализировать субъективный экономический статус в группах с различными социально-демографическими характеристиками.
2. Изучить влияние субъективного экономического статуса на ценностные ориентации личности.
3. Исследовать влияние субъективного экономического статуса на отношение личности к богатым людям, представления личности о богатстве и о доходных видах деятельности.
222
Основным объектом исследования, которое проводилось в середине 1997 г., выступило население Московского региона общей выборкой 314 человек, которые примерно в равных частях распределились по следующим социальным группам: работники государственных предприятий, частных предприятий, акционерных обществ открытого типа, товариществ (обществ) с ограниченной ответственностью, военнослужащие, предприниматели, безработные, студенты и старшие школьники. Выбор социальных групп производился по трем критериям. Во-первых, по роду занятий (от работников различных предприятий и организаций до учащихся и безработных). Во-вторых, по работе на предприятиях с разной формой собственности (от работников частных предприятий до работников государственных предприятий). В-третьих, по возрастному критерию. Тем самым достигалась высокая степень разнородности выборки.
Основная гипотеза исследования состояла в предположении о том, что субъективный экономический статус оказывает влияние на различные элементы экономического сознания, определяя прежде всего их модальность — позитивную, нейтральную, негативную.
Методика исследования. Была разработана специальная программа стандартизированного опроса (Приложение 1). Для изучения ценностных ориентации применялся адаптированный В.А. Ядо-вым вариант /3/ методики М.Рокича /5, 6/ в модификации В.А. Хащенко. С учетом задач исследования из списка терминальных ценностей "общая хорошая обстановка в стране", "общественное признание", "равенство", ''самостоятельность" заменены на "счастье других", "бессмертие", "богатство", "собственность", а из списка инструментальных ценностей "аккуратность" и "высокие запросы" заменены на "предприимчивость", "богатство", "собственность". В результате респондентам предъявлялось 18 терминальных и 19 инструментальных ценностей, среди которых предлагалось проранжяровать в каждой группе первые семь наиболее важных для них ценностей.
Интегральный показатель субъективного экономического статуса для каждого испытуемого был получен путем усреднения двух частных показателей, для выявления которых были предложены два вопроса в программе. Содержание первого заключалось в оценке уровня своего материального благосостояния по
223
шкале от очень низкого (1 балл) до очень высокого (7 баллов). В следующем пункте программы предлагалось, расположив все российское население в соответствии с уровнем материального благосостояния на шкале с двумя полюсами, от самых бедных до самых богатых, отметить свое место на данной шкале. Таким образом, в описании результатов исследования используется интегральный показатель как среднее значение двух приведенных показателей.
10.1. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИЧНОСТИ И СУБЪЕКТИВНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТАТУС
Результаты исследования свидетельствуют о том, что никто из опрошенных не указал на самый высокий из предложенных уровень материального благосостояния (значение шкалы — 7), поэтому максимально высоким экономическим статусом в описании результатов остается значение шкалы — 6. Распределение всей выборки по различным уровням субъективного экономического статуса (СЭС) представлено в таблице 1.
Таблица 1
Распределение уровней субъективного экономического статуса
(%, N=314 чел.).
Показатели Уровень субъективного экономического статуса
Баллы I I 3 I 5~~ 5"
%_________________ 10 22 32 26 8 2
Результаты исследования показали, что все 6 уровней СЭС примерно в близкой степени присущи как женщинам, так и мужчинам (табл.2). Исключение составляет группа людей с наиболее высоким уровнем благосостояния (уровень 6), которая на 86% состоит из мужчин. Следует отметить также некоторую разницу по 3-му уровню СЭС, где 59% составляют женщины, т.е. на 18% больше, чем мужчин.
В отличие от женщин у мужчин наблюдается некоторое смещение в сторону более высокой оцрнки своего благосостояния. Среднее значение по выборке мужчин = 3,16, а по выборке женщин =2,96. Показательно то, что на нисших уровнях СЭС (на 2-м и 3-м) преобладают женщины, а на более высоких (4-6) — мужчи224
ны. Так, 69% женщин и 59% мужчин относят свой уровень благосостояния к 1-3 позициям на шкале, тогда как к 4-6 уровням СЭС относят себя 41% мужчин и 31% женщин.
Таблица 2 Пол респондентов и субъективный экономический статус {%)
Пол респондентовУровень субъективного экономического статусам,
баллы
13456
Мужчины50(10*)47(22)41(27)53(28)56(9)86(4)3,16Женщины50(9)53(24)59(36)47(23)44(7)14(1)2,96* В скобках указан % от общей выборки респондентов данного пола
Таблица 3 Возраст респондентов и субъективный экономический статус (%>Возраст респондентовУровень субт>ективного экономического статусам
баллы
123456
до 25 лет20(5*)26(16)36(31)53(37)32(7)58(4)3,3726-30 лет—13(20)18(42)14(26)20(12)—3.3031-35 лет17(16)20(46)6(19)6(16)__14(3)2.4736-40 лет27(18}12(18)11(25)9(18)32(18)14(3)3.0941-45 лет30(26)9(17)15(43)4(9)8(5)—2.5046-50 лет3(4)6(20)8(41)6(25)8(10)—3.1751-55 лет3(6)13(42)4(19)7(28)—14(5)2,89св. 55 лет—1(33)2(34)1(33)——3.00* В скобках указан % от общей выборки респондентов данного возраста
Анализируя связь СЭС с возрастными характеристиками респондентов (Таблици 3), мы пришли к следующим выводам. Группу опрошенных с очень низким уровнем благосостояния (уровень 1) на 74% составляют люди 31-45 лет, но более других сюда входят респонденты 36-40 лет (27%) и 41-45 лет (30%). Показательно, что четверть опрошенных 41-45 лет отнесли себя именно к этому уровню материального благосостояния. Следует отметить, что данный уровень субъективного экономического статуса оказался не характерным для лиц 26-30 лет и старше 45 лет.
Второй уровень СЭС (низкий) на 60% составляют опрошенные в возрасте до 35 лет, а также 13% составили люди 51-55 лет. Практически половина (46%) респондентов 30-35 лет и 42% рес225
пондентов 51-56 лет считают свой уровень благосостояния низким. Так же, как и последующие два уровня экономического статуса (3-й и 4-й), данный уровень встречается с достаточно большой частотой среди всех возрастных групп.
Третий уровень субъективного экономического статуса (ниже среднего) на 54% представляют опрошенные в возрасте до 30 лет, а на 26% — 35-45 лет. К уровню материального благосостояния ниже среднего относит себя наиболее многочисленная группа респондентов. Так, 43% всех опрошенных 40-50 лет входят именно в эту группу, а также 34% всех опрошенных в возрасте до 30 лет.
Четвертый (средний) уровень субъективного экономического статуса представлен на 67% молодыми респондентами в возрасте до 30 лет. 34% лиц этого возраста, а также 27% респондентов 46-55 лет считают свой уровень материального благосостояния средним.
Пятый уровень СЭС (выше среднего) вообще не встречается среди опрошенных 31-35 лет и старше 50 лет. Данный уровень благосостояния указали 18% группы лиц 36-40 лет и 12% группы респондентов 26-30 лет.
Наиболее высокий (шестой) уровень субъективного экономического статуса наиболее часто (в 58% случаев) отмечался людьми моложе 25 лет, а также 28% составили лица 31-40 лет и 14% — лица 51-55 лет.
Опираясь на средние значения (М) субъективного экономического статуса (Табл. 3) по каждой возрастной группе, можно заключить, что выше других уровень своего материального благосостояния оценивают респонденты до 25 лет (М=3,37). Так, 68% из них считают свой уровень благосостояния средним (37%) и ниже среднего (31%). За ними следуют лица 26-30 лет (М=3,30) и 46-50 лет (М=ЗД7), которые показали практически идентичные распределения по всем уровням субъективного экономического статуса. Соответственно 68% и 66% этих групп оценили свой СЭС ниже среднего (42% и 41%) и средний (26% в 25%). По сравнению с другими возрастными группами наиболее низкий субъективный экономический статус присущ лицам 41-45 лет (М=2,5), 69% из которых оценили его ниже среднего (43%) и очень низко (26%).
На следующей ступени за ними стоят респонденты 31-35 лет (М=2.47), 65% из них указали на низкий (46%) и ниже среднего (19%) уровень своего материального благосостояния. Следует от226
метить, что наибольший разброс по шести представленным уровням наблюдается в группе респондентов 36-40 лет.
Важной социально-демографической характеристикой в нашем исследовании выступил уровень образования. Наиболее высокий субъективный экономический статус обнаруживается у респондентов, имеющих неполное среднее (М>3,75) и среднее образование (М=3,3б). Ни один опрошенный из первой группы и всего 2% из второй оценили свой уровень благосостояния как очень низкий, тогда как соответственно 14% и 10% из них относят свой экономический статус к высокому и выше среднего уровням. Разница между этими двумя группами заключается в том, что у респондентов с неполным средним образованием обнаруживается преобладание среднего экономического статуса (47%), а у опрошенных со средним образованием преобладает субъективный экономический статус ниже среднего уровня — 37% (таблица 4).
Наиболее низкий уровень материального благосостояния был отмечен респондентами со средним специальным (М=2,77) и высшим гуманитарным образованием (М=2,79). Так, никто из них не оценил свой экономический статус как высокий, а выше среднего оценили лишь 6-8%. Низким и очень низким свой экономический статус считают 47% опрошенных со средним специальным и 39% — с высшим гуманитарным образованием.
Что касается респондентов с высшим техническим образованием, то среднее значение их субъективного экономического статуса (М=3,06) практически совпало со средневыборочным значением (М=3,07), поскольку среди данной группы опрощенных наблюдается наибольший разброс в ответах. Так, 13% из них имеют очень низкий экономический статус и столько же — выше среднего и высокий, 18% имеют низкий уровень СЭС и 21% — средний.
Большие различия по параметру субъективного экономического статуса наблюдаются между опрошенными, имеющими и не имеющими детей (табл. 5). У первых (М=2,84) обнаруживается смещение оценок в сторону более низкого уровня материального благосостояния, чем у вторых (М=3,36). Эта разница намного существеннее, чем между женатыми (М=2,92) и неженатыми (М=3,26), хотя имеет место та же тенденция к понижению экономического статуса у женатых (замужних) респондентов по сравнению с неженатыми (незамужними). Так, 41% опрошенных, име227
Таблица 4
Уровень образования респондентов и субъективный экономический статус(%)
Уровень образованияУровень субъективного экономического статусаМ, баллы
123456
Неполн. ср.—4(7*)11(32)20(47)8(7)29(7)3,75Среднее3(2)14(17)20(37)22(34)16(7)29(3)3,36Ср. спец30(12)40(35)19(25119(20)24(8)—2,77Высш. гуман27(16)16(23)16(33)15(22)12(6)—2,79Высш. техн.40(13)23(18)32(35)23(21)36(10)42(3)3,06Научн.ст-нь—3(33)2(33)1(17)4(17)—3,18* В скобках указан % от общей выборки респондентов данного уровня
образования
ющих детей, оценивают свой экономический статус как низкий и очень низкий, тогда как в два раза меньше подобных ответов было среди опрошенных, не имеющих детей. В первой группе лишь каждый шестой оценивает свой уровень благосостояния как средний (уровень 4), а во второй группе каждый третий отвечает подобным образом. Между женатыми и неженатыми обнаруживаются аналогичные различия, но проявляющиеся в более мягкой форме. Интересно, что среди представителей всех 4-х групп наблюдается близкое количество респондентов, имеющих высокий и выше среднего уровень материального благосостояния (10-11%).
Таблица 5
Семейное положение, наличие детей н субъективный экономический статус (%)
ПоказателиУровень субъективного экономического статусам, баллы
123456
Женат (замужем)77(13)*65(25)57(31)49(21)56(8)43(2)2,92Неженат (незамужем)23(6)35(19)43(32)51(32)44(8)57(3)3,26Есть дети80(14)68(27)56(32)40(17)56(8)43(2)2,84Нет детей20(4)32(17)44(32)60(36)44(8)57(3)3,36л выборки респондентов в данной строке таблицы
228
10.2. СУБЪЕКТИВНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТАТУС ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП
Сравнивая представителей различных социальных групп по параметру субъективного экономического статуса, следует отметить, что наиболее высокое среднее значение по данному показателю имеют предприниматели (3,76), далее следуют старшие школьники (3,68) и студенты (3,40). Как среди предпринимателей, так и среди школьников не встречаются ответы, оценивающие свой уровень материального благосостояния как очень низкий (уровень 1), а среди студентов такие ответы встречались в 9% случаев (табл. б).
Таблица 6
Распределение уровня субъективного экономического статуса в различных социальных группах (%)
Социальная группаУровень субъективного экономического статусам.
баллы
123456
Военнослуж.30(26*)16(31)10(29)5(11)4(3)—2,34Безработные33(29)14(29)5(14)7(17)16(11)—2,52АООТ13Ш>16(31>13(26)10(22)——2,69Работники гос. пр-тий3(3)16(34)13(38)5(H)20(14)_2,99Работники
ичп8(6)9(18)12(37)15(36)4(3)—3,12ООО (ТОО)3(3)9(17)15(43)16(37)——ЗД4Студенты10(9)6(11)12(34)12(29)16(11)29(6)3,40Ст. школьн.__4(8)12(34)20(46)8(6)29(6)3,68Предприним__Ш20>8(25)10(23)32(23)42(9)3,76Оценки трех перечисленных социальных групп показали сходные результаты, резко отличающие их от других групп тем, что всего лишь 42-45% из них оценивают свой экономический статус как низкий и ниже среднего (уровни 2 и 3), тогда как такой уровень благосостояния имеют от 55 до 72% опрошенных, относящихся к другим социальным группам. Интересно, что предпри* В скобках указан % от общей выборки респондентов каждой социальной группы
229
ниматели примерно в равной степени распределяются между 2-м и 3-м уровнями экономического статуса (соответственно 20 и 25%), в то время как у школьников и студентов наблюдается явный перевес оценок в сторону более высокого (3-го) уровня. Так, 34% опрошенных студентов и столько же школьников относят свой экономический статус к этому уровню.
Только представители этих трех социальных групп оценивали свой уровень материального благосостояния как высокий (уровень 6), причем преимущество здесь имеют предприниматели. Почти половину респондентов (42%), оценивших свой экономический статуе как высокий, составляют предприниматели, что означает, что 9% опрошенных предпринимателей давали такие оценки. Среди школьников и студентов 6% отвечали подобным же образом. Показательно, что каждый третий предприниматель (32%) имеет субъективный экономический статус выше среднего и высокий (уровни 5 и 6), что абсолютно не характерно для других социальных групп.
Очень близкие средние значения (3,14 и 3,12) и распределения показали работники ТОО и частных предприятий. Большинство из них (80% а 73% соответственно) оценивают свой экономический статус ниже среднего и как средний (3-й и 4-й уровни), тогда как ни один опрошенный работник ТОО не относит свой уровень благосостояния к 5-му уровню (выше среднего) и всего 3% работ-ников частных предприятий ответили подобным образом.
Следующими в иерархии идут работники государственных предприятий и акционерных обществ открытого типа: средние значения субъективного экономического статуса составляют соответственно 2,99 и 2,69. Эти две группы так же, как безработные и военнослужащие, оценивают СЭС ниже среднего показателя по всей выборке субъективного экономического статуса, то есть относятся к группе населения с низким и ниже среднего уровнями материального благосостояния.
Сходство процентных распределений работников госпредприятий и АООТ обнаруживается и в том, что примерно одинаковое количество опрошенных и в той, и в другой группе оценивают свой экономический статус как низкий и ниже среднего (соответственно 72% и 67%). Среди работников АООТ больше респондентов с очень низким субъективным экономическим статусом
230
(11%), а среди работников госпредприятий такие оценки встретились лишь в 3% случаев. Тенденция к более низкой оценке своего уровня благосостояния работниками АООТ обнаруживается и в том, что никто из них не указал на 5 уровень (выше среднего), тогда как 14% работников госпредприятий отметили этот уровень экономического статуса.
Самый низкий субъективный экономический статус имеют, в первую очередь, военнослужащие и безработные. Они имеют такие средние значения, как 2,34 и 2,52. Среди них каждый третий опрошенный оценивает свой уровень материального благосостояния как низкий (уровень 2), а каждый четвертый — как очень низкий (уровень 1). Более низкий экономический статус военнослужащих проявляется в том, что среди них в два раза меньше (14%), чем среди безработных (28%) встречаются респонденты со средним и выше среднего уровнем благосостояния (уровни 4 и 5). Примерно каждый третий военнослужащий (29%) относит свой уровень благосостояния к 3-му уровню (ниже среднего), тогда как 31% безработных примерно в равной степени распределяются между 3-ми 4-м уровнями.
Таким образом, самая неблагоприятная картина обнаружена среди военнослужащих, а наиболее благоприятная — среди предпринимателей.
10.3. ВЛИЯНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТАТУСА НА ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ
Результаты ранжирования испытуемыми 7 ведущих ценностей обрабатывались следующим образом. Вначале подсчитыва-лось среднее значение рангов, присвоенных разным ценностям, в каждой из групп людей с различным субъективным экономическим статусом. Эти средние значения приводятся в скобках в представленных таблицах. Нами выполнялось также вторичное ранжирование, т.е. выстраивание ценностей в соответствии с возрастанием средних значений рангов. Вторичный ранг представлен цифрой перед скобками в таблицах.
Исследование показало, что влияние субъективного экономического статуса на ведущие терминальные ценности ярко прояв231
ляется на самом высоком уровне материального благосостояния (значение шкалы 6).' На примере наиболее важной терминальной ценности "здоровье" следует отметить наличие изменения ее значимости в зависимости от субъективного экономического статуса. Как видно из таблицы 7, с возрастанием оценки респондентами своего благосостояния поступательно падает значимость для них здоровья как ценности таким образом, что у опрошенных, максимально высоко оценивших свой уровень благосостояния, ценность здоровья, отходя на 2 место, уступает ценности материальной обеспеченности* Можно предположить, что в представлении этой группы опрошенных высокий уровень материального благосостояния гарантирует в какой-то степени здоровье автоматически, образно говоря, "его тоже можно купить".
Группа с высоким субъективным экономическим статусом — это особая группа людей в том смысле, что она отличается ярко выраженной ориентацией на материальную обеспеченность (1 место среди терминальных ценностей), что не наблюдается ни у какой из других групп, где обычно эта ценность распределяется между 3 и б рангами. Хотя с ценностью богатства наблюдается явно другая картина. При максимально высоком уровне благосостояния богатство не становится значимой ценностью, оно переходит в разряд низко значимых. Так, ни один из респондентов этой группы не назвал богатство среди 7 наиболее важных ценностей-целей, и оно занимает последнее 17 место в иерархии терминальных ценностей наряду с ценностями творчества и бессмертия, в то время как другие группы опрошенных относят богатство на 10-12 места. Однако в структуре инструментальных ценностей у людей с высоким субъективным статусом богатство занимает 5 место, хотя у других групп эта ценность продолжает оставаться на 10-12 ранговых позициях. Таким образом, не являясь самоцелью, богатство есть один из важных способов достижения основных жизненных целей. Аналогичная тенденция просматривается в отношении еще одной экономической ценности — собственности. Занимая 14 место среди терминальных ценностей этой группы, собственность выходит на 7 место в списке ценностей-средств, хотя у представителей других групп эта ценность находится на 17-19 ранговых позициях. Следовательно, богатство и собственность выступают необходимыми инструментами в дости232
Таблица 7
Распределение рангов териивальаых ценностей у респондентов с различным субъективным экономическим статусом
Терминал ьны е ценностиУровень субъективного экономического статуса
12 1 3456Здоровье1*<1,87**;1(2,01) 1(2,16)1(2,98)1(2,16)2(4,14)Друзья5(5,37)6(6,0) 4(6,4)4(5,22)3(5,2)4(4,86)Бессмертие17(8,0)17(7,81114(7,61;14(7,5i;17(7,68)17(8,0)Познание9(7,23)10( 7,17)h 3(7,54 j16(7,61;15(7,6)10(7,0)Счастье других12(7,6)14(7,53117(7,73]12(7,43;11(7,36)12(7,43;Богатство10(7,27)11(7,41112(7,43;Ю(7,1б;10(7.0)17(8,0)Работа3(4,73)4(5,24) 5(5,59)5(5,48)6(5,8)8(6,71)Свобода8(7,07)8(6,56) 8(6,54)7(6,1)9(6,68)5(5,29)Любовь4(5,27)5(5,56) 3(5,15)3(4,7)4(5,56)8(6,71)Мудрость11(7,3)9(6,93) 9(6,98)15(7,52!12(7,44U1(7,29;Красота17(7,78)|16(7,69 i 16(7,7)17(7,6318(7,8)15(7,86;Собстве нностъ16(7,93)18(7,84 J 8(7,74]18(7,7)15(7,6)14(7,57;Материальная обеспеч-ть6(5,6)3(5,1) 6(5,63)6(5,89)5(5,68)1 1(4,0)Творчество12(7,6)13(7,51111(7,3913(7,4713(7,48117(8,0)Развлечения15(7,9)15(7,67115(7,6411(7,3514(7,56;i2(7,43;Активная жизнь14(7,67)12(7,49110(7,04)9(7,12)8(6,4)7(6,0)Уверенность в себе7(6,37)7(6,1)7(6,46)8(6,42)7(6,12)6(5,86)Семья2(3,47)2(4,59)2(4,93)2(5,89)2(4,92)3(4,29)жении основных целей жизни, важнейшее место среди которых в этой группе занимает материально обеспеченная жизнь.
Интересная закономерность обнаруживается на примере ценности работы. С возрастанием субъективного экономического статуса от 1 До 6 уровня наблюдается постепенное снижение значимости работы с 3 ранга к 8. То есть для респондентов с очень низким уровнем благосостояния работа есть одна из трех наиболее значимых ценностей-целей, уступая лишь ценностям семьи и * присвоенный ранг; ** среднее значение рангов по всей выборке
233
здоровья. Постепенно, с возрастанием оценки своего материального благосостояния, ценность работы переходит на 4,5,6 места. У группы людей с максимально высоким субъективным экономическим статусом работа отходит на 8 место, уступая ценностям активной жизни, свободы и общения с друзьями. То же 8-е, поразительно низкое ранговое место для этой ценности, в данной группе людей занимает любовь, в то время как у других групп она не опускается ниже 5-й позиции.
Обратная тенденция характерна для ценности активной жизни. Так, будучи на 14 месте в иерархии терминальных ценностей в группе людей с низким СЭС, эта ценность переходит на 12,10,9,8 места с возрастанием уровня благосостояния и становится 7 по значимости для опрошенных с наиболее высоким субъективным экономическим статусом.
Следует отметить, что для людей с наиболее высоким СЭС в отличие от других групп опрошенных особую значимость представляют ценности свободы и независимости (соответственно 5 и 2 места), тогда как обычно ранговые позиции этих ценностей распределяются соответственно между 7-9и 4-7 местами в общей иерархии ценностей.
Переходя к анализу влияния СЭС на инструментальные ценности (таблица 8), следует остановиться на ведущих из них. С 1 по 3 уровни субъективного экономического статуса наиболее существенной ценностью выступает честность, а 2-й по значимости является образованность. На 4-5 уровнях СЭС на 1-е место выходит образованность, а честность занимает 3 место.
Самый высокий уровень (6-й) оценки благосостояния резко отличается от предыдущих по отношению к образованности как ценности: она занимает лишь 5 место. Наблюдается постепенное возрастание значимости предприимчивости с б места для людей с низким уровнем благосостояния до 1 места для опрошенных 6-го уровня СЭС. Эта же тенденция характерна и для ценности независимости, вес которой возрастает от б ко 2-му месту. Следует отметить и возрастание веса смелости в отстаивании взглядов: с 17 места для опро-шенных с низким СЭС до 8-9 места для респондентов с высоким и выше среднего уровнями материального благосостояния.
234
Таблица 8
Распределение рангов инструментальных ценностей у респон-центов с различным субъективным экономическим статусом
Инструмеяталь- Уровень субъективного экономического статуса ные ценности 1 2 3 4 5 6
Честность1*(3,8**)1(4,44)1(4,57)3(5,52)3(5,36)3(4,57)Самоконтроль9(6,47)9(6,47)9(6,35)7(6,33)9(6,56)11(7,14)Терпимоеть3(5,53)7(6,41)8(6,31)8(6,36)6(6,16)9(6,71)Жизнерадостность10(6,5)13(6,94)10(6,56)9(6,63)16(7,28)19(8,0)Образованность2(4,47)2(4,63)2(4,95)1(5,06)1(4,6)5(6,29)Богатство11(6,77)10(6,57)12(6,94)12(6,8)12 (6,96)5(6,29)Предприимчивость6(6,37)4(6,07)3(6,02)5(5,91)2(5,28)1(3,86)Твердая воля3(5,53)3(5,89)5(6,17)2(5,51)4(5,44)4(5,29)Воспитанность8(6,4)8(6,43)6(6,24)12(6,8)10(6,8)14(7,43)Чуткость13(7.33)15(7,41)16(7,24)16(7,25)16 (7,28)13(7,29)Ответственность5(5,9)6(6,24)4(6,04)6(6,32)7(6,48)11(7,14)Рационализм14(7,37)16(7,43)19(7,67)15(7,24)И (6,92)14(7,43)Независимость6(6,37)5(6,14)7(6,27)4(5,85)5(6,0)2(4,14)Собственность19(7,9)19(7,67)18(7,62)17(7,32)18 (7,48)7(7,43)Непримиримость к недостаткам в себе и других 18(7,83) 17(7,49)17(7,52) 19(7,64) 19(7,76)9(6,71
Широта
взглядов 16(7,53) 14(7,21) 15(7,18) 14(6,99) 15(7,16) 18(7,86)
Эффективность в
делах__________15(7,43) 12(6,89)11(6,74)12(6,8) 14(7,08)16(7,57)
Исполнительность__________12(6,97) 18(7,53)14(7,17) 18(7,42) 12(6,96)16(7,57)
Смелость в отстаивании взглядов 17(7,63) 11(6,79) 13(6,97) 19(6,72) 8(6,52) 9(6,71)
— присвоенный ранг ** — среднее значение рантов по всей выборке
235
Люди с высоким экономическим статусом резко выделяются по значимости для них непримиримости к недостаткам в себе и других, которая занимает 9 место среди инструментальных ценностей, тогда как другие группы респондентов относят эту ценность на 17-19 ранговые позиции.
Особое внимание привлекает некоторое снижение значения ответственности с возрастанием материального благосостояния: с 5 места для 1-го уровня СЭС до 11 места для людей с высоким субъективным экономическим статусом. То же относится и к воспитанности как инструментальной ценности, которая для респондентов 1-3 уровня СЭС располагается на 6-8 местах, а для 4-6 уровней СЭС — на 10-14 местах. Интересна еще одна тенденция, которая заключается в резком снижении значимости для респондентов, высоко оценивших свой материальный уровень, ценности жизнерадостности. От 9-13 ранговых мест для респондентов с низким и средним субъективным экономическим статусом ориентация на жизнерадостность опускается на 16-19 позиции в иерархии у представителей 5 и 6 уровней СЭС, вплоть до того, что ни один опрошенный из группы 6-го уровня СЭС не включил эту ценность в число 7 наиболее важных для себя ценностей-средств.
Таким образом, группа людей с высоким субъективным экономическим статусом стремится к достижению материальной обеспеченности, здоровья, семейного благополучия через такие инструментальные ценности, как предприимчивость, независимость и честность. В отличие от опрошенных с другими уровнями СЭС они придают особое значение таким инструментам как богатство и собственность.
Респонденты с низким субъективным экономическим статусом ориентированы прежде всего на здоровье, семейное благополучие и работу, к достижению чего они стремятся посредством честности, образованности, твердой воли и терпимости. От других групп они отличаются выраженной ориентацией на терпимость как ценность — средство.
236
10.4. ВЛИЯНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТАТУСА НА НЕКОТОРЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
Одна из гипотез исследования состояла в предположении о том, что субъективный экономический статус оказывает влияние на отношение личности к богатым людям, то есть чем выше экономический статус, тем доброжелательнее отношение, и наоборот, чем ниже экономический статус, тем недоброжелательнее отношение к состоятельным людям.
Исследование показало, что если полагаться на средние показатели отношения к богатым людям, то наиболее враждебное отношение (или крайне неодобрительное) имеет место в группе с самым низким субъективным экономическим статусом (М=2,53) (таблица 9). Противоположная картина обнаружена в группе с самым высоким экономическим статусом. Респонденты этой группы проявляют наиболее одобрительное отношение к состоятельным людям (М=3,57). Следовательно, оценки, полученные на полярных по субъективному экономическому статусу группах, подтверждают обе части выше сформулированной гипотезы. Что касается групп с промежуточным экономическим статусом (уровни 2-5), то оценки их отношения к богатым людям близки друг к другу и незначительно колеблются вокруг М=2,8(2,75-2,89) при среднем значении по всей выборке М=2,82, что соответствует отношению близко к нейтральному.
Если обратиться к анализу парного распределения уровней субъективного экономического статуса и показателей отношения к богатым людям, то можно отметить следующее. Группа респондентов с самым низким уровнем материального благосостояния относится к богатым людям максимально негативно: 60% из них оценивают свое отношение как враждебное или скорее враждебное и 20% из этой группы (т.е. в 3 раза меньше), относятся к богатым людям позитивно. В группе опрошенных с максимально высоким (б-м) уровнем благосостояния отрицательное отношение встречается в 2 раза реже, а позитивное — более, чем в 2 раза, чаще. Нейтральное отношение к состоятельным людям характерно прежде всего для лиц с 3-м уровнем субъективного экономического статуса, что близко к средним показателям СЭС
237
(встречается в 30% случаев). Близкая частота нейтрального отношения (27% и 29%) встречается и в группах с 4-м и 6-м (со средним и высоким) уровнями материального благосостояния. Таким образом, и показатели средних значений, и результаты парного распределения подтверждают выдвинутую гипотезу, хотя наиболее четко это подтверждается на группах с полярными уровнями субъективного экономического статуса.
Таблица 9
Распределение показателен отношения к богатым людям в группах с различным субъективным экономическим статусом
(N=314,%)
Отношение к богатым людямУровень субъективного экономического статуса 12 3 4 5 6Враждебное139128Ь—Скорее враждебное474327374529Нейтральное201630272129Скорее одобрительное1323222029_Одобрительное7998—42(М, баллы)2,532,802,892,812,753,57В качестве частной задачи изучалось влияние субъективного экономического статуса на представление личности о богатстве. Наиболее показательным здесь так же является сравнение групп с полярными уровнями субъективного экономического статуса. Наиболее выраженные различия обнаружены по таким признакам богатства, как наличие прибыльного дела (этот признак указали 27% из группы с минимальным уровнем материального благосостояния и 86% из группы с максимальным экономическим статусом), наличие модной машины (соответственно 3% и 43%) и наличие валютных сбережений (3% и 29%) (табл. 10). Фактически, это те показатели богатства, которые совершенно не доступны для людей с низким экономическим статусом. Интересно, что эти две группы респондентов дают сходные значения по такому признаку богатства, как возможность помогать близким. Отсутствие разницы объясняется тем, что этот признак не
238
фиксирует размеры финансовых расходов, то есть в той или иной степени помогать близким имеют возможность многие.
Таблица 10
Парное распределение уровней субъективного экономического статуса и представление о богатстве (N=314, %)
Представление о богатстве1Уровень субъективного 2 3экономического статуса 4 5 6Возможность не думать о завтрашнем дне574941385243Наличие высокооплачив. работы474647422829Наличие прибыльного дела274338413286Возможность помогать близким302720211629Наличие недвижимости1317232028_..,Возможность жить там, где захочется201615233243Наличие валютных сбережений32027122429Возможность путешествовать137151712__Наличие модной машины3147_43Представление о богатстве в группе лиц с очень низким уровнем благосостояния прежде всего связано с двумя признаками: возможность не думать о завтрашнем дне (57%) и наличие высокооплачи^ ваемой работы (47%). Частота использования других признаков существенно ниже. Представление о богатстве респондентов с высоким экономическим статусом в первую очередь связано с наличием прибыльного дела (86%) и в 2 раза реже отмечаются два других
239
признака богатства — наличие модной машины (43%) и возможность жить там, где'захочется (43%). Таким образом, обнаружены принципиальные различия в представлении о богатстве у людей с разным уровнем субъективного экономического статуса.
В исследовании изучалось и представление людей о наиболее доходных видах деятельности, с помощью которых можно разбогатеть. Интересно, что группы с полярным экономическим статусом имеют сходные представления по этому поводу (Табл. 11). И в той, и в другой группе наиболее часто в качестве особенно доходных отмечались банковская деятельность и торговля, а наиболее редко или совсем не отмечались — посредничество и консультирование.
Таблица 11
Парное распределение уровней субъективного экономического статуса и представлений о доходных видах деятельности
(N=314, %)
Доходная деятельность1Уровень 2субъективного экономического статуса 3 4 5 6Банковская деятельность474051383257Операции с недвижимостью134027332814Торговля332128312857Валютные операции201622152014Рэкет1311171712—Посредничество37754Брокерское дело 103468Консультирование734116_Таким образом, представление о доходных видах деятельности как элемент экономического сознания не связано и не зависит от субъективного экономического статуса людей. Видимо, такие представления формируются общественными институтами и, в первую очередь, средствами массовой информации.
240
I
выводы
1. Анализируя связь субъективного экономического статуса с социально-демографическими характеристиками респондентов, мы пришли к следующим выводам:
а) Среди опрошенных с наиболее высоким субъективным экономическим статусом преобладают:
— мужчины
— молодые респонденты в возрасте до 30 лет
— имеющие неполное среднее и среднее образование
— неженатые (незамужние) респонденты, не имеющие детей
— предприниматели, старшие школьники и студенты
б) Группу респондентов с низким субъективным экономическим статусом составляют прежде всего:
— женщины
— респонденты в возрасте 30-35 и 40-45 лег
— имеющие среднее специальное и высшее гуманитарное образование
— женатые (замужние) респонденты, имеющие детей
— военнослужащие и безработные
2. Изучение влияния субъективного экономического статуса на ценностные ориентации личности позволяет заключить о следующем:
а) лица, высоко оценивающие свой уровень материального благосостояния, ориентированы прежде всего на материальную обеспеченность, здоровье и семейное благополучие, к достижению которых они стремятся посредством предприимчивости, независимости и честности; в отличие от других они придают особое значение таким инструментальным ценностям, как богатство и собственность, непримиримость к недостаткам в себе и других;
б) наиболее приоритетными для респондентов с низким субъективным экономическим статусом являются ценности здоровья, семьи и работы, ради которых они особое значение придают таким ценностям-средствам как честность, образованность, твердость воли и терпимость. В отличие от других опрошенных эти люди отличаются выраженной ориентацией на терпимость как инструментальную ценность;
241
в) с возрастанием субъективного экономического статуса меньшее значение люди начинают придавать работе, ответственности, воспитанности и жизнерадостности, а все большее значение для них начинают приобретать такие ценности, как активная жизнь, свобода и независимость, предприимчивость и смелость в отстаивании взглядов.
3. Субъективный экономический статус оказывает влияние на отношение личности к богатым людям. Наиболее враждебное отношение имеет место в группе респондентов с самой низкой оценкой своего материального благосостояния. А наиболее доброжелательное отношение обнаруживается среди лиц, выше других оценивших свой материальный уровень жизни.
4. Субъективный экономический статус оказывает влияние на представление личности о богатстве. Для людей с низким уровнем материального благосостояния богатство означает прежде всего возможность не думать о завтрашнем дне и наличие высокооплачиваемой работы. В представлении респондентов с высоким субъективным экономическим статусом богатство, в первую очередь, связано с наличием прибыльного дела.
5. Представление о доходных видах деятельности как элемент экономического сбзнания не зависит от субъективного экономического статуса. Люди с полярными оценками уровня своего благосостояния имеют сходные представления, которые заключаются в том, что наиболее доходными видами деятельности они считают прежде всего банковскую деятельность и торговлю.
Литература
1.Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука,
1977.
2.Ковалев А.Г, Психология личности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1963. 3.Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности.
/Под ред. В.А.Ядова Л.: Наука, 1979. 4.Ядов Б. А. О диспозиционной регуляции социального поведения
личности // Методологические проблемы социальной психологии/
Под ред. Е,В. Шороховой М.: Наука, 1975. b.Rokeach М. Beiefs, Attitudes and Vaues. San Francisco: Josey-Bass Co,
1971. b.Rokeach M. The Nature of Human Vaues. N.Y.: Free Press, 1973.
242
Приложение 1 Программа исследования
1. Где Вы работаете б настоящее время? (укажите, пожалуйста, основное место работы)
— на госпредприятии
— в кооперативе, ТОО(ООО), АОЗТ
— на частном предприятии
— в акционерном обществе открытого типа
— занимаюсь бизнесом (предпринимательством)
— военнослужащий
— нигде не работаю
— учусь в ВУЗе
— учусь в школе
2. Что в Вашем представлении олицетворяет богатство? (выберите не более 3-х вариантов ответа)
— наличие прибыльного дела
— наличие модной машины
— наличие высокооплачиваемой работы
— возможность не думать о завтрашнем дне
— возможность помогать близким
— возможность путешествовать
— наличие недвижимости
— возможность жить там, где захочется
— наличие валютных сбережений
— другое (напишите)_______________________
3. Какие виды деятельности приносят, по Вашему мнению, самый большой доход? (отметьте не более 3-х вариантов ответа) торговля - банковская деятельность посредничество - валютные операции брокерское дело - консультирование
рэкет - операции с недвижимостью другое (напишите)______________________
4. Как Вы оцениваете уровень своего материального благосостояния? (Обведите на шкале цифру, соответствующую Вашему мнению)
очень низкий 12 3 4 5 6 7 очень высокий
243
5. Как, по Вашему мнению, большинство окружающих Вас людей относится к богатым, состоятельным людям? — враждебно — скорее враждебно, чем одобрительно — нейтрально — скорее одобрительно, чем враждебно — одобрительно 6. Выберите из перечисленного ниже списка ценностей 7 наиболее важных для Вас (для Вашей жизни). Делайте это следующим образом: прочитайте список, затем рядом с самой важной для Вас ценностью поставьте цифру 1, следующей по важности цифру 2 и т.д., пока не выберите 7 ценностей - здоровье - работа - материальная обеспеченность
- друзья - свобода - творчество - бессмертие - любовь - развлечения - познание - мудрость - активная жизнь
- счастье других - красота - уверенность з себе - богатство - собственность - семья 7. Выберите из представленного ниже списка 7 наиболее важных ценностей для решения Ваших жизненных проблем (цифрой 1 отметьте самую важную ценность, цифрой 2 — следующую по важности из оставшихся и т.д. до 7). - честность - ответственность - непримиримость - самоконтроль - рационализм к недостаткам в себе и других
- терпимость - независимость - широта взглядов - жизнерадостность - собственность - эффективность в делах - образованность - твердая воля - исполнительность
- богатство - воспитанность - смелость в отстаивании - предприимчивость - чуткость взглядов
8. Если расположить все российское население на шкале в соответствии с уровнем материального благосостояния так, что на крайнем левом полюсе окажутся самые бедные, а на крайнем244
правом — самые богатые, то в какую точку на этой шкале Вы поместили бы себя? (отметьте вертикальной чертой)
самые бедные________________самые богатые
Укажите, пожалуйста, некоторые сведения о себе (подчеркните):
Ваш пол: — муж. — жен. Возраст (лет):
до 25; 26-30; 31-35; 36-40; 41-45; 46-50; 51-55; свыше 55 Образование:
— неполное среднее
— среднее
— среднее специальное
— неполное высшее
— высшее гуманитарное
— высшее техническое
— научная степень Семейное положение:
— женат (замужем)
— неженат (незамужем)
Есть ли у Вас дети? —да — нет
Глава 11. ИССЛЕДОВАНИЕ СБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ
Введение
В связи с развитием в нашей стране новых экономических отношений в сфере финансов, ростом количества банков, акционерных обществ, инвестиционных и пенсионных фондов, предлагающих населению услуги, подразумевающие возможность сбережения и увеличения денежных средств, проблема изучения сберегающего поведения выступает на первый план как в научном, так и в прикладном аспектах. Точный прогноз возможных объемов сбережения представляется необходимым для осуществления стабилизирующей экономической политики: сбережение играет важную роль в формировании капиталов и процессе экономического роста.
Если в первые годы перестройки экономики конкуренция в основном сосредотачивалась вокруг государственных средств, то сегодня на рынке финансов она перемещается в сферу личных
245
правом — самые богатые, то в какую точку на этой шкале Вы поместили бы себя? (отметьте вертикальной чертой)
самые бедные________________самые богатые
Укажите, пожалуйста, некоторые сведения о себе (подчеркните):
Ваш пол: — муж. — жен. Возраст (лет):
до 25; 26-30; 31-35; 36-40; 41-45; 46-50; 51-55; свыше 55 Образование:
— неполное среднее
— среднее
— среднее специальное
— неполное высшее
— высшее гуманитарное
— высшее техническое
— научная степень Семейное положение:
— женат (замужем)
— неженат (незамужем)
Есть ли у Вас дети? —да — нет
Глава 11. ИССЛЕДОВАНИЕ СБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ
Введение
В связи с развитием в нашей стране новых экономических отношений в сфере финансов, ростом количества банков, акционерных обществ, инвестиционных и пенсионных фондов, предлагающих населению услуги, подразумевающие возможность сбережения и увеличения денежных средств, проблема изучения сберегающего поведения выступает на первый план как в научном, так и в прикладном аспектах. Точный прогноз возможных объемов сбережения представляется необходимым для осуществления стабилизирующей экономической политики: сбережение играет важную роль в формировании капиталов и процессе экономического роста.
Если в первые годы перестройки экономики конкуренция в основном сосредотачивалась вокруг государственных средств, то сегодня на рынке финансов она перемещается в сферу личных
245
доходов населения. У населения резервных денег оказалось в таком количестве, что на них обратили внимание бизнесмены, доказавшие, что за короткий срок у частных лиц можно собрать большой капитал.
Финансовый рынок Москвы — это своеобразная экспериментальная площадка для всей России, где возникают, растут и распадаются новые фирмы, использующие разнообразные формы и методы работы с финансами. Именно в Москве раньше всего возникают как новые финансовые способы работы с населением, так и новые методы его обмана. Наиболее известны в этом отношении — АО МММ, фирмы «Валентина», «Тибет», банк «Чара». Наиболее крупные аферы на финансовом рынке в подавляющем большинстве осуществлялись в Москве. И это понятно, если учесть, что в Москве зарегистрированы 35% коммерческих банков России, более 30% страховых компаний и пенсионных фондов.
В связи с вышесказанным более глубокое изучение социально-психологических особенностей экономического поведения москвичей на финансовом рынке представляет большой практический интерес. Полученные результаты могут быть полезными для руководителей и специалистов как государственных, так и частных финансовых компаний. Они позволят оптимизировать виды услуг и формы отношений с клиентами, а также рекламную деятельность с учетом социально — психологических особенностей экономического и, в частности, сберегающего поведения. Психологические исследования сберегающего поведения представляют и большой научный интерес особенно для российской психологической науки, в которой исследования экономического поведения только разворачиваются.
Поскольку специальные исследования, посвященные психологическому анализу сберегающего поведения в России, практически отсутствуют, одной из задач данной работы явился анализ публикаций по этой проблеме, имеющихся в зарубежной экономической психологии. Во второй части статьи излагаются результаты эмпирического исследования, посвященного изучению социально-психологических факторов регуляции сберегающего поведения на примере инвестиционного поведения жителей Москвы.
246
11.1. ИССЛЕДОВАНИЯ СБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
В течение последних десяти лет западные психологи и социологи проявляют повышенный интерес к исследованию сберегающего поведения (saving behavior). Хотя общепринятая модель сберегающего поведения до настоящего момента не разработана, изучение вопросов влияния социальных и психологических переменных на сберегающее поведение ведется достаточно интенсивно.
Наиболее широко в исследованиях используются такие психологические переменные как "потребительские настроения" {Ка-тона, 1975), мотивы и цели сбережения (Линдквист, 1981), "установки на сбережение и займы" (Лунт и Ливингстон, 1991), "финансовые стратегии" (Гуннарсон и Валунд, 1994) "финансовый стиль" (Лунт и Ливингстон, 1991). В последнее время исследованию подвергаются ранее не учитывавшиеся переменные, такие как временные установки и самоконтроль (Мэйтел и Мэйтел, 1993).
В экономической литературе под сбережением обычно подразумевается та часть индивидуального дохода или дохода семьи, которая не расходуется в целях потребления в течение определенного периода времени (1). С психологической точки зрения сбережение представляет собой воздержание от потребления в течение определенного периода в пользу будущих возможностей потребления (Вер-нерид, 1989). Сберегаемые средства представляют собой остаток средств, не использованных в результате реализации решения о расходах. Сбережение является результатом сознательного сберегающего решения: в остатке оказываются средства, предназначенные на потребление. Обе точки зрения представляются правомочными, так как, с одной стороны, сбережение может выступать как результат экономического поведения, при котором получаемые доходы превышают расходы, а с другой — люди столкнувшись с соблазном потребления часто обнаруживают трудности в выполнении сберегающих планов, сбережение может рассматриваться как результат противостояния этому соблазну.
В рамках западной экономической психологии разработан целый ряд подходов к изучению сберегающего поведения. Один из них представлен в работах Катоны (3). С точки зрения этого ов247
тора предпосылками сбережения являются, с одной стороны, уровень дохода, а с другой,— некоторые психологические переменные ("потребительские настроения", такие как оптимизм или пессимизм), отражающие влияние на мировосприятие человека индивидуального или общего экономического климата. В контексте этого подхода, сберегающее поведение детерминируется, во-первых, состоянием экономики, а, во-вторых, личными установками того или иного человека, его мотивами и целями, в зависимости от которых сберегающее поведение приобретает различные формы.
В основе подхода к исследованию сберегающего поведения, выдвинутого Оландером и Сейпелем (7), лежит принцип "принятия решения". По их мнению сбережение — результат рационального, ориентированного на достижение цели поведения, которое опирается на антиципацию последствий определенных действий и предполагает предварительную обработку доступной экономической информации свойственным данному человеку образом. Говоря о сберегающем поведении, Оландер и Сейпел специально останавливаются на вопросе о планировании и способах дробления времени, создания временных ориентиров, так как сбережение подразумевает сознательное структурирование деятельности, направленное на достижение конкретной цели в определенных временных рамках, различных для разных людей. К тому же сбережение не предполагает прямого, сиюминутного вознаграждения, отодвигая результат на отдаленное (или не столь отдаленное) будущее, что требует от человека большего или меньшего самоконтроля.
Оба упомянутые выше подхода, несмотря на различие акцентов, предполагают, что мотивы и личностные свойства являются основными психологическими предпосылками сберегающего поведения. С этой точки зрения, сбережение не может рассматриваться как исключительно экономическая категория, но представляет интерес и для психологического анализа как совокупность форм экономического поведения, регулируемых различными мотивами и целями и связанных с реализацией различных психологических функций. Одним из первых эту идею сформулировал экономист Кейнс (1993), который предложил перечень мотивов и личностных черт, заставляющих воздерживаться от расходова248
ния средств. В их числе — забота о будущем, осторожность, стремление к независимости, предприимчивость, скаредность и т.д. Раз-ным мотивам и целям соответствуют разные виды сбережения. Так Кейнс выделяет 3 вида сбережения:
1) целевое сбережение (направленное на некое приобретение в будущем);
2) страхующее сбережение (сбережение средств йа случай непредвиденных обстоятельств);
3)спекулятивное сбережение (сбережение, имеющее целью увеличение денежных средств).
Другие исследователи также предлагали более или менее пространные по сравнению с Кейнсом перечни мотивов и свойств, связанных со сберегающим поведением. Например, Линдквист (1981), расширив перечень Кейнса, предложил свою иерархию видов сбережения. По Линдквисту, сбережение может рассматриваться в зависимости от ситуации, как:
1) финансовый менеджмент (сбережение, направленное на обеспечение краткосрочных финансовых потребностей);
2) "буферное" сбережение (на случай непредвиденных обстоятельств);
3) целевое сбережение (направленное на приобретение в дальнейшем предметов долговременного пользования, недвижимости, обеспечение средств для проведения отпуска и т.д.);
4) сбережение, направленное на создание состояния.
Непосредственно связан с проблемами мотивов, целей и принятия сознательного решения вопрос о способах размещения сберегаемых средств (хранение их в качестве наличных, на банковских счетах, в виде акций и т.д.). Разработке этого вопроса много внимания уделяет Ван Вельдховен (8). Он выделяет три уровня размещения в зависимости от степени проработанности сберегающего решения. Первый, "общий уровень", связан с подходом к сбережению как противоположности расходованию. Человек, принимающий решение на этом уровне, оперирует двумя общими категориями: "сбережение" — "расходование". Вопрос о том, каким формам сбережения отдается предпочтение в этом случае, по существу не ставится.
Второй уровень получил название уровня "модального размещения". На этом уровне размещение предстает как сложное об249
разование, имеющее различные формы или виды. Человек, решение которым принимается на этом уровне, скорее всего, дифференцирует и по-разному оценивает такие виды размещения как заклад, покупка в рассрочку, сбережение средств на банковских счетах, приобретение акций и т.д.
Третий уровень сбережения Ван Вельдховен определяет как "специфический". Выбор на этом уровне связан не только со строго определенными формами сбережения, но и объектами вложения средств. Здесь речь идет о выборе между конкретными банками, акционерными обществами и т.д., который обуславливается конкретными процентными ставками, условиями договоров и т.п.
Анализ существующих подходов к исследованию сберегающего поведения, позволяет выделить некоторые их общие проблемы. Остановимся на характеристике некоторых из них.
Проблема социальных установок в отношении сберегающего поведения ("потребительских настроений" по терминологии Ка-тоны). Изучение сферы потребительских настроений, установок и намерений является одним из традиционных направлений психологического анализа экономического поведения. Распространенность таких исследований обусловлена тем, что их результаты показали свою полезность и необходимость для прогнозирования тенденций к расходованию и сбережению.
Проблема мотивов, целей, личностных свойств. Психологические предпосылки сберегающего поведения лежат, по мнению ряда исследователей, в основе дифференциации форм сберегающего поведения: определенные мотивы и цели детерминируют выбор определенной формы сберегающего поведения.
Проблема субъекта принятия решения. Здесь исследователи, в частности, ставят вопрос: если речь идет о сберегающем поведении семьи, следует ли рассматривать ее как орган принятия решения, или же решение принимается одним или большим количеством членов семьи? Некоторые авторы предполагают, что по общему согласию семьи один из ее членов (это может быть глава семьи) берет на себя обязанности по реализации финансового менеджмента.
Проблема культурных аспектов сберегающего поведения. Связь сбережения с социо-культурными факторами очевидна. В некоторых культурах сбережение рассматривается как разновидность доб250
родетели. Установки, убеждения и социальные нормы, связанные со сберегающим поведением, требуют кросс-культурных исследований.
Проблема экономического климата. При рассмотрении этой проблемы, исследователи выделяют структурные и динамические факторы. Структурные факторы связаны с организацией системы социального обеспечения, банковской системы, налоговой политикой и т.д. Динамические факторы связаны с" различными внешними событиями, экономическими а политическими процессам^ которые могут влиять на сберегающее поведение.
Обзор исследований сберегающего поведения, выполненных зарубежными экономическими психологами, показывает, что психологический подход к его анализу позволяет выделить такие его стороны, которые при экономическом анализе остаются недифференцированными. За общей экономической категорией скрываются разновидности экономического поведения, регулируемые различными мотивами и целями и выполняющие различные психологические функции в жизнедеятельности субъекта.
Подходы к исследованию сберегающего поведения в целом и отдельных проблем, разрабатываемых зарубежными авторами, представляются универсальными и вполне приложимы к отечественным условиям. Однако стоит сделать оговорку. Необходимо сделать особый акцент на оценке структурных и динамических факторов сберегающего поведения в российских условиях. Это связано, с одной стороны, с недостаточной степенью организационной зрелости системы социального обеспечения, банковской системы и т.д., а с другой — с влияниями на сберегающее поведение экономической и политической нестабильности в стране.
11.2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОТНОШЕНИЯ К ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИНАНСОВЫХ КОМПАНИЙ И СБЕРЕГАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ МОСКВЫ
Осенью 1995 г. мы провели социально-психологическое исследование отношения вкладчиков Москвы к деятельности различных финансовых компаний. Целью исследования было изучение социально-психологических факторов регуляции сберегающего поведения и выявление социально-психологических типов вклад251
чиков. Объектом исследования выступало сберегающее (инвести-ционное)поведение, под которым мы понимаем поведение, связанное с вложением средств, являющихся собственностью субъекта, в различные финансовые компании с целью сохранения покупательской способности вложенных средств и (или) получения дохода.
Поскольку очевидно, что речь идет не только о сбережении, но и об извлечении дохода, наряду с традиционным в западной экономической психологии термином «сберегающее поведение», мы используем термин инвестиционное поведение, который имеет более определенное значение и связан с вложением денег в ту или иную финансовую компанию независимо от преследуемых при этом целей.
Предметом исследования выступали психологические отношения индивидов и групп к условиям и видам финансовых услуг, предоставляемых различными финансовыми компаниями, а также к самим компаниям как реальным или потенциальным объектам вложения средств. Специальной задачей исследования было изучение мнений вкладчиков об источниках информации о деятельности финансовых компаний.
Основным методом исследования выступал письменный опрос. Было опрошено свыше 400 человек, представляющих различные социальные группы москвичей.
По опыту использования услуг компаний, работающих на финансовом рынке, опрошенные разделились следующим образом: 13,1% впервые стали клиентами финансовой компании в год опроса; 12,5% пользуются услугами компаний менее полугода; 10,8% — от 6 месяцев до 1 года; 12,3 % имеют опыт взаимодействия с компаниями 1-2 года и 17,5 % более 2-х лет. Около трети опрошенных (31,5%) либо не пользуются услугами вообще, либо на данный вопрос не ответили; 42,3% опрошенных пользуются услугами только одной финансовой компании; 24,1% являются клиентами двух — грех различных компаний, и 2,1% — четырех — пяти. Таким образом, инвестиционное поведение, связанное с использованием услуг финансовых компаний, для большинства опрошенных было сравнительно новым видом экономической деятельности. Большинство из опрошенных имеет небольшой практический опыт работы аа финансовом рынке как по его продолжительности, так и по интенсивности.
252
В какие же конкретно финансовые институты предпочитают обращаться москвичи, желающие вложить свои денежные средства? Наиболее предпочтительными формами хранения денег, по мнению опрошенных, являются: Сберегательный банк (его отметили 34,7 %), хранение средств у себя дома (25,3%), коммерческие банки (22,0%), финансовые компании (5,4%). Однако при оценке таких параметров как выгодность и надежность (безопасность) различных институтов финансового рынка мнения опрощенных существенно расходятся. При этом наблюдается обратная зависимость между оценками выгодности и безопасности различных видов вложения (см. Табл.1 и 2).
Таблица 1 Рейтинг надежности различных институтов финансового рынка
Варианты надеж- не наде- не отве- рейтинг ные жные тили
коммерческие банки 13.5 41.9 44.6 3 Сбербанк РФ 40.8 15.8 43 4 1 пенсионные фонды 7.8 52.5 39.7 б страховые компании 10,8 53.3 35.9 4 инвестиционные фонды 7.0 54.6 38.4 6 финансовые комяании 2.8 62.4 34.8 7 акционерные общества 23.3 37.2 39.5 2
Таблица 2 Рейтинг прибыльности различных институтов финансового рынка
Варианты прибыль- не при- не отве- рейтинг ответов ные быльные тили
коммерческие бавки 37,4 6,9 55,7 1 Сбербанк РФ 6,7 36,6 56,7 7 пенсионные фонды 11,2 28,5 60,3 6 страховые компании 12,4 23,5 64,1 5 инвестиционные фонды 16,7 21,7 61,6 4 финансовые компании 22,7 12,2 65,1 2 акционерные общества 21,2 18,3 60,5 3Так, Сбербанк РФ оценивается как наиболее безопасное, но и наименее выгодное место хранения денег, а коммерческие банки и финансовые компании — как наиболее выгодные, но наименее безопасные. Покупка акций крупных приватизированных предприятий занимает в этом списке промежуточное место (2 — ой ранг по оценке надежности и 3-й по оценке прибыльности). К числу наиболее выгодных способов хранения денег опрошенные
отнесли также покупку недвижимости, валюты и драгоценностей. Но эти же виды вложения оцениваются как наиболее опасные и рискованные. При этом речь идет в данном случае уже не о финансовом риске (связанном с возможностью банкротства компании), а о реальной угрозе для личной безопасности, связанной с возможностью воровства или грабежа
Таким образом, в середине 90-х годов объективные условия российской действительности (экономическая нестабильность, инфляция, преступность) поставили граждан в ситуацию выбора либо сравнительно более высокой надежности сохранения вклада при низком уровне выгодности, либо сравнительно более высокой выгодности при низком уровне надежности и безопасности. Объективная необходимость совершения такого выбора определяет субъективные особенности мотивации поведения различных категорий вкладчиков.
Так, по результатам опроса (см. Табл.3) основными мотивами выбора конкретной финансовой компании являются: получение быстрой прибыли в виде наличных денег (25,4% опрошенных), сохранение денег от инфляции(28,2%), отсроченная, но стабильная прибыль (15,3%). Наконец, 22% считают, что просто ничего более выгодного нет, то есть их выбор является в значительной степени вынужденным. Таким образом, отчетливо выделяются группы вкладчиков, различающихся по доминирующим мотивам их инвестиционного поведения. Эти мотивы и определяют предпочтение конкретных финансовых компаний и видов финансовых услуг.
Таблица 3
Основные мотивы, по которым москвичи вкладывают свои деньги в Финансовые компании
Варианты ответов % ответивших
чтобы получить быструю прибыль в виде наличных денег 25,4 чтобы сохранить деньги от инфляции 28,2 подождать 1-2 года, а потом получать стабильную прибыль 15,3 просто ничего более выгодного нет 22,0 другое 9,1Результаты рангового корреляционного анализа показали статистически значимую связь {на уровне p=0.05) между оценками значимости мотивации инвестиционного поведения и предпочте254
нием того или иного вида инвестирования. Чем в большей степени вкладчик ориентирован на получение быстрой прибыли, тем более предпочтительными для него являются более выгодные и менее надежные виды инвестиций. И наоборот, чем в большей степени вкладчик ориентирован на отсроченную, но стабильную прибыль, тем предпочтительнее для него являются более надежные, но менее выгодные виды инвестирования.
Специальной задачей исследования было выявление уровня информированности вкладчиков об интересующих их компаниях и предлагаемых услугах и основных источниках получения информации. Результаты опроса показывают, что только 1,9% опрошенных считают, что она знают правила оформления договора о денежном вкладе очень хорошо, на профессиональном уровне. Около третьей части (33,2 %) клиентов дали ответ «достаточно хорошо». Вместе с тем, 20,9 % ответили «плохо», а 11,6 % вкладчиков вообще незнакомы с условиями оформления договора. Таким образом по субъективным оценкам степень информированности московских вкладчиков об условиях и правилах пользования услугами финансовых компаний существенно различается.
Каковы же источники информации вкладчиков о деятельности финансовых компаний и предлагаемых ими услугах. Как видно из таблицы 4, основными источниками информации являются: телепередачи и газеты. Журналы, специальные брошюры и пособия, а также уличная реклама занимает значительно более скромное место среди источников информации.
Вместе с тем, чрезвычайно большую роль в получении сведений о финансовых компаниях и услугах играет непосредственное общение. В совокупности источники информации, связанные с непосредственным общением (от друзей, знакомых или соседей, от родственников и от коллег по работе) занимают ведущее место, опережая и телевидение, и печатную продукцию, взятые в отдельности.
Полученные данные свидетельствуют, по нашему мнению, о том, что российские граждане склонны в своем финансовом поведении руководствоваться в большей степени неформальными сведениями и советами, получаемыми в ходе доверительного общения, чем сведениями, поступающими через средства массовой информации.
255
Таблица 4
Распределение мнений об основных источниках информации о компаниях, предлагающих свои услуги на финансовом рынке
256
Варианты ответов % о к числу опрошенных
пз газет 24,0 и» журналов 6,6 из телепередач 25,9 из брошюр, пособий 2,0 от друзей, знакомых, соседей 17,4 от родственников 10,3 от коллег по работе 9,0 затруднилась ответить 4,8С психологической точки зрения интересны ответы на вопрос о том, кто в семье принимает решение о выборе конкретной компании для вложения денег. Хотя наиболее часто такие решения принимаются совместно, мнение супруги чаще оказывается решающим, чем мнение мужа. Этот феномен может иметь различное объяснение, однако, в любом случае он может учитываться в планирования и организации рекламной деятельности финансовых компаний и стимулировать инвестиционное поведение.
ВЫВОДЫ
Анализ исследований сберегающего поведения в зарубежной экономической психологии показал, что этим термином обозначаются различные виды экономического поведения, связанного с распоряжением финансовыми ресурсами. Это поведение может определяться различными мотивами и преследовать различные цели. Поэтому для определения поведения вкладчиков финансовых компаний более подходящим является термин инвестиционное поведение, которое может раесматриваться как один из видов сберегающего поведения.
Результаты исследования показали, что в современном российском обществе существуют типы населения, различающиеся по их психологическим отношениям к финансовым компаниям, условиям и видам предоставляемых ими финансовых услуг. Эти отношения фиксируются в экономическом сознании вкладчиков в форме социальных стереотипов, то есть устойчивых, обобщенных, эмоционально окрашенных представлений и оценок степени
привлекательности данной компании, ее надежности и выгодности предоставляемых услуг.
Психологические отношения вкладчиков к финансовым компаниям формируются иод влиянием, с одной стороны, мотивов и целей инвестиционной деятельности, с другой стороны — информации о деятельности финансовых компаний, поступающей к вкладчикам из различных источников. Эти отношения определяют степень доверия клиента и его готовность начать и продолжать сотрудничество с компанией, то есть выступают социально-психологическими регуляторами инвестиционного поведения.
Литература
1. Кейис Дж. Общая теория процента я денег. М-, 1993.
2. Gunnarsson J. & R. Wahund. Saving behaviour over the ife-cyce and time preference in financia strategies. IAKEP/SABE conference Integrating Views on Economic Behaviour. 1994. P.70-88.
3. Katona G. Psychoogica Economics. New York: Esevier,1975.
4. Lindqvist A. A note on determination of househod saving behavior. Journa of Economic Psychoogy. 1981. 1. P.39-57.
5. LuntP.K. & Livingstone S.M> Psychoogica, socia and economic
determinats of saving. Journa of Economic Psychoogy. 1991. 12. P,621-641.
6. MaitaJS. & Maita S. eds., Economics and Psychoogy. United Kingdom: Edward Egar Pubishing, 1993.
7. Oander F.&Seipe CM. Psychoogica approaches to the study of saving. Urbana, IL: University of Iinois, 1970.
8. Van Vedhoven G. & Groeaand A.G. Exporing saving behavior. Journa of Economic Psychoogy. 1993. 14. P. 507-522.
9. WarnerydK.-E- On the psychoogy of saving: An essay of economic behavior. Journa of Economic Psychoogy. 1989. 10. P.515-541.
257
Глава 12. ДОВЕРИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К РАЗНЫМ ВИДАМ ОРГАНИЗАЦИЙ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ*
Введение
Постановка проблемы. В настоящее время феномен доверия вызывает большой интерес у социальных психологов, ему посвящены крупные исследования В.С.Сафонова /3,4/, Т.П.Скрипкиной /5/ в России, а также Р.Левицки, М.Стивенсон, Б.Банкер /6,7/ и других — в США. В этих исследованиях доверие рассматривается как межличностный или коммуникативный феномен, в то же вре-мя доверие становится важным фактором взаимодействия личности с организациями (общественными институтами и т.п.). Такое исследование было предпринято на примере предпринимателей, тесно связанных с различными видами организаций, государственными и предпринимательскими.
Основными задачами данного исследования были следующие:
— выделить типичные имплицитные представления предпринимателей о феномене доверия;
— изучить доверие предпринимателей к разным социальным объектам: государственным и предпринимательским организациям;
— выявить региональные особенности в проявлении доверия предпринимателей к разным видам организаций;
— рассмотреть влияние пола предпринимателей на их доверие к разным видам организаций.
Описание объекта исследования. В исследовании приняли участие 196 предпринимателей, которые делятся по полу в следующей пропорции: мужчины 65,8% от общей выборки, а женщины — 34,2%. По территориальному признаку общая выборка включает 100 чел. — предпринимателей-москвичей и 96 чел. — из других регионов России (гг. Калуга, Курск, Самара).
По возрасту выборка распределилась следующим образом: до 25 лет — 13,27%, 26-30 лет — 19,39%, 31-35 лет — 18,88%, 36-40 лет — 18,37%, 41-45 лет - 15,82%, 46-50 лет - 11.73% и свыше 50 лет Исследование финансировалось РГНФ (Грант "Эксперимент") 258
2,56%, т.е. большую часть выборки (72,46%), составляют предприниматели в самом трудоспособном возрасте от 26 лет до 45 лет.
В данной выборке широко представлены различные сферы предпринимательства, например: розничная торговля — 42,3%, сфера обслуживания — 21,4%, производство — 10,7%, оптовая торговля — 6,1%, информационные услуги — 4,1%, банковское дело — 3,1% и другие сферы — 12,3%.
Методика исследования. Использовался очный ("лицом к лицу") стандартизированный опрос с нримеаением 7-балльной шкалы. Вопрос о доверии предпринимателей формулировался следующим образом:
Оцените, пожалуйста, уровень Вашего доверия к ниже указанным видам организаций. Оценку произведите по 7-балльной шкале, где: "Iя означает крайне низкий уровень доверия, а "7" — крайне высокий. Обведите кружком цифру, соответствующую уровню Вашего доверия к каждому из 2-х видов организаций: крайне крайне
низкий высокий
а) доверие к гос.
организациям 1 2 3 4 5 6 7
б) доверие
к предпр-ским
организациям 12 3 4 5 6 7
Данный вопрос и шкала входили в более общую программу социально-психологического исследования региональных особенностей развития предпринимательства в России, выполненного в июне-июле 1997 г.* Этой программой фактически продолжались ранее выполнявшиеся исследования /1,2/.
В связи с использованием выше приведенной шкалы необходимо сделать два замечания. Во-первых, в основу выделения видов организаций (объектов доверия) положена не какая-то принятая их классификация, например по основным формам собственности (и это можно было бы реализовать в исследовании), а эмпирическим путем выделенное группирование организаций в обыденном сознании самих предпринимателей. Сделано это с целью достиже* В опросе предпринимателей принимали участие Ю.А.Лунев, В.П.Позняков, В.В.Спасенников, В.А.Сумарокова, Е.И.Чердымова и др. Обработка данных выполнена Л.В.Ключниковой.
259
ния удобства (легкости) оценивания доверия к понятным для предпринимателей видам организаций. Интересующие, в частности, различия в формах собственности предприятий практически сохранялись в основе такого разделения организаций.
В представлении предпринимателей к группе "государственных организаций" относятся прежде всего самые различные органы власти, с которыми им приходится иметь дело, а также разнообразные госпредприятия.
"Предпринимательские организации" включают в себя прежде всего предприятия малого и среднего бизнеса (по формам собственности это ТОО {или 000), АОЗТ, кооперативы, ИЧП и т.п.), а также различные предпринимательские ассоциации, объединения и т.п.
Во-вторых, в процессе оценивания уровня доверия по шкале нередко обнаруживалось, что предприниматели фактически дают оценку отдельным представителям той или иной группы организаций, с которыми они чаще всего взаимодействуют. Это известный и естественный социально-психологический механизм переноса (или смещения) оценки с отдельного представителя группы на всю группу, к которой он принадлежит в представлении оценивающего.
В данном исследовании ни по первой, ни по второй позиции никакой дифференцированной (или: специализированной) оценки не вводилось.
12.1. ИМПЛИЦИТНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ О ФЕНОМЕНЕ ДОВЕРИЯ
Одной из предварительных задач, которые решались в данном исследовании, было выделение наиболее типичных социальных представлений предпринимателей о доверии, сложившихся на уровне их обыденного сознания, или так называемые житейские представления. Был выполнен устный экспресс-опрос 20-ти предпринимателей, первичные результаты которого в виде нестрогих суждений были проанализированы по их содержанию с помощью качественного контент-анализа. В конечном результате были выделены наиболее типичные представления о доверии следующего содержания:
— качество отношения к другому человеку, группе лиц или организации в целом, в основе которого лежит их оценка как
260
людей честных, правдивых, искренних и т.п., т.е. наделенных определенной группой качеств (такое представление условно можно назвать "доверие как оценка"};
— процесс передачи другому человеку, группе лиц или организаций значимой для передающего информации, секретов, различных материальных ценностей, финансов, бумаг и т.п. при полном убеждении в их неразглашении или возможности их возврата (т.е. "доверие как процесс передачи");
— качество поведения по отношению к другому человеку, группе лиц или организаций, характеризующееся опорой, полаганием на них в жизнедеятельности человека ("доверие как поведение");
— состояние короткой психологической дистанции между людьми, их психологическая близость друг с другом, переживания социальных чувств "мы", "свои" и т.п. ("доверие как групповое состояние").
Учитывая близкую частоту использования предпринимателями вышеперечисленного содержания доверия, мы не сочли возможным предпочесть какой-то из них, а дифференцировать все имплицитные представления об этом феномене означало бы серьезное усложнение последующей программы эмпирического исследования предпринимателей. Поэтому ниже под доверием будет пониматься интегральное представление, предполагающее разные смыслы этого феномена. Однако в исследовании респонденты преимущественно имели в виду первый смысл, т.е. "доверие как оценка".
В контексте данного исследования нам представляется более важным дифференцировать доверие предпринимателей по его объекту, а именно: к государственным организациям или их представителям и к предпринимательским организациям или их представителям.
12.2. ДОВЕРИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К РАЗНЫМ ВИДАМ ОРГАНИЗАЦИЙ
В таблице 1 приводятся данные распределения уровня доверия опрошенных предпринимателей к государственным и предпринимательским видам организаций, а также средние значения оценок их доверия.
261
Таблица 1
Распределение оценок уровня доверия предпринимателей к развым видам организаций (N=196 чел., % >
Вид организации123Баллы
45б7м,
баллыДоверие к государственным организациям8.123,518,916,310,71,51,02,67Доверие к предприн-ским организациям*4,811,221,430,113,37,70,53,41Полученные данные свидетельствуют, что наиболее высокочастотными оценками доверия предпринимателей к госорганизациям являются 1-2 балла (51,6% выборки). Такие оценки их доверия к предпринимательским организациям встречаются в 2 раза реже (26,0%). Доверие к предпринимательским структурам с высокой частотой (51,5%) оценивается в 3-4 балла по 7-балльной шкале, что практически в 1,5 раза чаще таких оценок доверия к госорганизациям. В 5-балльных оценках разницы в частоте фактически не обнаружено, а далее разница усиливается снова. Если оценки доверия к госорганизациям в 6-7 баллов редки (2,5% или 5 предпринимателей из общей выборки в 196 человек), то к предпринимательским организациям такой высокий уровень доверия встречается в 3 раза чаще {8,2%).
На основании приведенных распределений оценок можно заключить, что на общей выборке доверие предпринимателей к государственным структурам и предприятиям оценивается преимущественно как крайне низкое, а к предпринимательским структурам и предприятиям — преимущественно как доверие среднего уровня. Главное же в том, что различия в уровнях доверия к разным видам организаций обнаружены.
Наряду с констатацией таких различий, возможно предположить и разный психологический тип доверия, проявляемого предпринимателями к различным видам организаций, то есть,
респондентов отказались оценить доверие к предпринимательским организациям
262
проявляя даже один и тот же количественный уровень доверия, фактически предприниматели выражают по психологическому содержанию качественно различное доверие к госорганизациям и предпринимательским структурам. Если использовать дифференциацию из 3-х психологических типов доверия (по расчету, основанное на знании и на тождестве), предложенную Р.Левицки, М.Стивенсон и Б.Банкер /7/, то доверие к предпринимательским организациям характеризуется прежде всего вторым типом, т.е. основанным на знании того объекта (организации), которому предприниматель доверяет или не доверяет. Именно к такой интерпретации подвигают многочисленные комментарии самих предпринимателей "по ходу" опроса. Их хорошее знание законов функционирования предпринимательской организации позволяет им дифференцировать то, что можно доверять, и то, что нельзя, кому можно доверять и кому нельзя, в какой ситуации можно доверять и в какой нельзя и т.д. Кстати, в большинстве своем предприниматели хорошо осознают, что они "доверяют тем, кого хорошо знают", поэтому и оценивают выше уровень своего доверия к предпринимательским организациям.
Но несмотря на более высокий уровень доверия, изучавшиеся предприниматели не относятся к предпринимательским организациям с доверием, основанном на тождестве, т.е. третьим, высшим типом доверия. Не происходит автоматического отождествления себя с предпринимательскими организациями, когда речь идет о доверий к ним. И это достаточно часто выражается предпринимателями через высказывания типа: "Я веду более честную игру, по сравнению с другими", "Мошенничество среди предпринимателей встречается нередко", "У меня есть принципы, строгие правила, а это не у всех" и т.д.
Доверие к госорганизациям у них, в первую очередь, основано на расчете, а затем на знании, потому что от этого вида организаций им обычно что-то необходимо. Уровень их доверия определяется точностью расчета, степенью соответствия их ожиданий и реальностей и т.п. У приведенных выше авторов /7/ психологический тип доверия по расчету находится ниже по качественному уровню, по сравнению с доверием, основанном на знании. С этим положением хорошо согласуются полученные в нашем исследовании результаты.
263
Необходимо также отметить, что не наблюдается явно выраженной поляризации в рассматриваемых видах доверия по объектам, предположения о существовании которой (т.е. поляризации) можно нередко встретить в средствах массовой информации и популярной литературе о предпринимательстве. Якобы крайне низкое доверие предпринимателей к государственным структурам сочетается с высоким доверием в предпринимательской среде. Полученные данные иа общей выборке это не подтверждают.
Более того, анализ результатов позволяет обнаружить даже общую тенденцию некоторого смещения оценок по шкале в зоны средних и низких баллов. Например, в оценках доверия к государственным организациям 97,45% предпринимателей, т.е. подавляющая часть выборки, используют оценки от 1 до 5 баллов. Практически то же самое наблюдается в распределении оценок доверия к предпринимательским организациям: ту же часть шкалы используют 90,82% предпринимателей. То есть, крайне высокий уровень доверия (6-7 баллов) по его первому виду встречается лишь у 2,55% предпринимателей, а по второму — у 8,26%. Такие смещения оценок могут свидетельствовать об отсутствии высокого уровня доверия предпринимателей к различного рода организациям, как государственным, так и предпринимательским. Об этом свидетельствуют и средние значения оценок доверия предпринимателей к государственным (М-2,67) и предпринимательским (М=3,41) организациям. При существенной их разнице между собой оба средних значения находятся в левой половине шкалы (от 1 до 3,5 баллов), т.е. в зоне средних и низких оценок доверия. Необходимо отметить также, что показатели разброса индивидуальных оценок доверия предпринимателей к разным организациям чрезвычайно близки друг к другу: С(сигма)гос.орг.=1,467; С(сигма)предпр.орг.=1,473. Следовательно, полученную разницу в доверии предпринимателей к двум рассматриваемым видам организаций можно оценивать как достаточно надежную.
В целом можно заключить, что предпринимательская субкультура отношений с другими людьми, группами или организациями характеризуется средним и низким уровнями доверия. Такое заключение не снимает предположение о высокой избирательности предпринимателей в проявлении доверия, т.е. высокое дове264
рие с их стороны может иметь место, но как низкочастотный феномен и проявляющийся к узкому кругу лиц.
12.3. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ В ПРОЯВЛЕНИИ ДОВЕРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ
Общую выборку предпринимателей (196 чел) целесообразно разделить на две сопоставимые территориальные группы (это предполагалось на стадии планирования и организации исследования): предприниматели-москвичи (100 чел.) и предприниматели из регионов России( г. Калуга — 25 чел., г. Курск — 36 чел. И г. Самара — 35 чел., всего — 96 чел.),которых ниже будем условно называть "региональные предприниматели" в отличие от московских, хотя по существу речь идет лишь о разных российских регионах (московском и не московском).
Оценки доверия территориальных групп предпринимателей к разным видам организаций представлены в таблице 2.
Таблица 2
Распределение оценок уровня доверия предпринимателей
разных территориальных групп (москвичи, N-10O; регионы
России, N=96; %)
Территориальные группы предприюш-ей 12Ба 3л л ы 4567Москвичи:Доверие к гос. организациям 28212024822Доверие к предпр. организациям 141224291261Регионы России:Доверие к гос. организациям 33,326,017,78,313,61,1_Доверие к предпр. организациям 15,610,418,831,214,69,4—Полученные данные свидетельствуют о том, что существуют принципиальные различия в проявлении доверия предпринимателей, делающих свой бизнес в Москве или в регионах России.
265
Во-первых, эта разница касается их доверия к государственный предприятиям. Самой высокочастотной у москвичей является средняя оценка (4 балла), которую выразили 24% из них, и только следующей по частоте идет крайне низкая оценка (1 балл), региональные же предприниматели в 33,3% ответов выразили крайне низкое доверие к государственным организациям. Такие распределения неизбежно сказались и на разнице средних показателей доверия к государственным организациям: для москвичей — М=2,87, а для региональных предпринимателей — М=2,46, что для изучавшихся выборок становится принципиальной.
Следовательно, доверие предпринимателей к государственным организациям в целом значимо выше в Москве и ниже в регионах.
Во-вторых, если сравнивать распределения оценок доверия к госорганизациям, то можно выделить тенденции, заслуживающие внимания. Предприниматели-москвичи подавляющей своей частью (88%) используют оценки 1-4 балла, прячем практически равномерно распределяясь по этим 4-м оценкам (см. таблицу 2). Иное распределение б группе региональных предпринимателей: оно не только неравномерное, но и выделяется особая группа предпринимателей (13,5%), которая выражает высокое доверие к госпредприятиям на уровне 5 баллов, что по частоте выше, чем средняя оценка в 4 балла (лишь 8,3%). Более того, такое высокое доверие к госорганизациям встречается в регионах чаще, чем у москвичей (только 8%). Эти данные, скорее всего, объясняются тем, что в регионах России существуют предприниматели, тесно связанные с государственными структурами и предприятиями. Они могут быть совсем недавними выходцами из госорганизаций и теснее, чем в Москве, связанными с ними, а возможно и совмещающими разные виды деятельности. То есть, доверие к госорганизациям у этой группы становится по типу "доверять самим себе", отсюда и идет повышение оценок доверия.
Однако такое объяснение, относящееся только к одной из выделенных групп (13,5%) из выборки региональных предпринимателей, может служить, в какой-то степени, возможной схемой объяснения и более высокого доверия к гос.организациям в среде московских предпринимателей в целом: в Москве предприниматели и представители гос.организаций теснее взаимодействуют друг с другом.
266
Что касается доверия к предпринимательским организациям, то в этом обнаружены более сходные оценка: у москвичей М=3,36 и у региональных предпринимателей — М=3,47. Небольшая раз-ница в средних оценках получена за счет некоторого смещения оценок доверия к предпринимательским структурам в сторону средних и высоких значений у региональных предпринимателей по сравнению с московскими. Поэтому можно отметить как тенденцию более доверительные отношения в социальной группе региональных предпринимателей друг с другом.
Таким образом, сравнивая предпринимателей-москвичей и региональных, обнаружены контрастные оценки доверия к разным видам организаций со стороны региональных предпринимателей: меньшее, по сравнению с москвичами, доверие к государственным организациям, и большее, по сравнению с москвичами, доверие к предпринимательским организациям. В отличие от них московские предприниматели характеризуются более умеренными и близкими оценками доверия к разным видам организаций, т.е. имеет место менее дифференцированная оценка доверия к ним.
В некоторой степени полученные данные позволяют предположить о наличии в регионах России более напряженных межгрупповых отношений между группой предпринимателей, с одной стороны* н группой представителей государственных структур и предприятий, с другой стороны, что и выразилось в некотором контрасте на фоне оценок московских предпринимателей. Кстати, очень важно подчеркнуть, что обнаруживается данный феномен (контраст оценок) только при сравнении территориальных групп, а не оценок доверия к разным видам организаций на общей выборке предпринимателей, когда полярные оценки не были обнаружены.
И еще об одном важном моменте. Если полагаться на мнение о том, что экономические реформы в Москве опережают регионы, то обнаруженный контраст доверия к разным видам организаций отражает определенное социально-экономическое состояние, поэтому по мере экономических изменений контрастные оценки доверия могут становиться более умеренными. Однако это должно стать следствием снижения межгрупповой напряженности. Но пока это лишь некоторое предположение.
267
Если же в целом социально-экономическую среду в регионах России оценивать как менее благоприятную, по сравнению с Мое-квой, для развития предпринимательства, то именно этим можно объяснить несколько меньшее доверие, выраженное к разным организациям региональными предпринимателями (М=2,96 по 7-ми балльной шкале), по сравнению с доверием, характерным для московских предпринимателей (М-3,11). И это, на первый взгляд, может противоречить существующим представлениям на уровне обыденного сознания, что доверие между людьми в российских провинциях выше, чем в столицах (Москве и Санкт-Петербурге).
Полученные результаты можно было бы объяснить следующим образом. Во-первых, сложившиеся обыденные представ-ления об уровне доверительных отношений между людьми в Центре и регионах России, которые в данном контексте нами не подвергаются пересмотру, нельзя распространять на любые социальные группы, в частности, на предпринимателей, доверительные или недоверительные отношения которых, по нашему мнению, в большой степени зависят от экономических условий жизнедеятельности, по сравнению с другими группами населения. Это в том смысле, что, например, улучшение экономических условий жизни может приводить к возрастанию доверия предпринимателей к другим людям и организациям (в первую очередь, в связи со снижением уровня предпринимательского риска), и, наоборот, ухудшение экономических условий вызывает снижение уровня их доверия. Действительно, предприниматели как социальная группа чрезвычайно зависимы от социально-экономических условий, благоприятность/неблагоприятность которых, как ни в какой другой социальной группе, может приводить к процветанию или к полному провалу (банкротству) их бизнеса. Поэтому данную специфику социальной группы предпринимателей необходимо учитывать при интерпретации полученных данных о более низком в целом уровне доверия региональных предпринимателей, по сравнению с московскими.
Во-вторых, можно предположить существование различий в проявлении межличностного доверия, в терминологии Р.Левиц-ки и др. /7/, и доверия к официальным организациям, что может
268
непосредственно относиться к изучавшимся группам предпринимателей. А по уровню межличностного доверия предприниматели-москвичи и региональные могут характеризоваться противоположно тому, что было описано выше, т.е. региональные предприниматели, может быть, проявляют выше, чем москвичи, межличностное доверие, но при этом ниже — доверие к организациям. Тем более, что в регионах психологическое (но значительно реже политическое) противостояние личности и власти выражено сильнее, чем в Центре.
Таким образом, полученные на предпринимателях результаты не следует рассматривать как противоречащие сложившимся традиционным представлениям о том, что в российских регионах люди проявляют более высокое доверие друг к другу.
12.4. ВЛИЯНИЕ ФАКТОРА ПОЛА НА ПРОЯВЛЕНИЕ ДОВЕРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К РАЗЛИЧНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ
В данном исследовании приняли участие 67% мужчин и 33% женщин, но несмотря на асимметричность распределения, оно вполне позволяет сопоставлять их оценки друг с другом. Полученные данные приведены в таблице 3 (распределение данных по двум факторам-кросстабуляции).
В результате анализа распределений по двум факторам одновременно обнаружены половые различия в проявлении доверия предпринимателей к различным видам организаций.
Во-первых, в группе женщин-предпринимателей распределение 60% оценок доверия к государственным организациям концентрируется в крайне низкой зоне (1 и 2 балла). В группе мужчин-предпринимателей оценки распределяются более-менее равномерно по большей части шкалы (1-4 балла). Следовательно, в качестве тенденции обнаружено: женщины-предприниматели в меньшей степени, чем мужчины оценивают свое доверие к государственным структурам и предприятиям.
Во-вторых, половые различия в проявлении доверия к предпринимательским организациям выявлены в двух зонах распределения оценок: средней (3-4 балла) и низкой (1-2 балла), 57,37% предпринимателей-мужчин оценивают свое доверие к этим орга269
Таблица 3
Распределение уроЬня доверия предпринимателей к государственным и предпринимательским организациям с учетом фактора пола (%, N=196 чел.)
Доверие предпр. разного пола12Баллы 3 4567Доверие к гос. организациям:Мужчины24,6223,8522,3116,9210,00,771,54Женщины35,9423,449,3815.6312,53,130,0Доверие к предпр организациям:•Мужчины12,49,323,2634,1110,8510,080,0Женщины20,6315,8717,4622,2219,053,171,58низациям на среднем уровне, в то время как женщины выражают средний уровень доверия только в 39,68% ответов. Эта разница превышает примерно в 4 раза допустимый уровень ошибки в такого рода исследованиях. В зоне же низких оценок доверия (1-2 балла) получена обратная картина. Женщины-предприниматели чаще (36,5%), чем мужчины (21,7%) низко оценивают свое доверие к предпринимательским структурам и организациям. В зоне высокого доверия (5-7 баллов) значимых половых различий практически не обнаружено (разница в пределах лишь 3%).
Следовательно, отмеченная выше тенденция в проявлении низкого доверия женщин-предпринимателей к госорганиааци-ям повторяется и по отношению к предпринимательским структурам и предприятиям. По-видимому, поло-ролевые стереотипы по отношению к женщинам в бизнесе примерно одинаково проявляются и в тех, и других видах организаций, поэтому к ним женщины выражают примерно близкий (а именно низкий) уровень доверия. Последнее объясняется тем, что женщины в бизнесе ведут себя в общем более настороженно, переживая легкое чувство опасности, некоторый страх быть обманутой — все это в целом снижает доверие к организациям. По-видимому, здесь сказывается их представление об ожиданиях со стороны социального окружения (в том числе с которым они имеют деловое взаимодействие), "отягощенного"
270
действием полоролевых стереотипов. Причем не столько реально действующих стереотипов, сколько имеющих место в представлениях женщин-предпринимателей. Если же в поведении им ориентироваться на прогнозируемое ими действие стереотипов, то получается, что "предпринимательская деятельность — это не совсем женское дело". Ожидание со стороны социального окружения настороженного и недоверчивого отношения к себе как к предпринимателю женщины начинают сами относиться настороженно и недоверчиво. Описанный здесь психологический механизм можно назвать "механизмом рефлексивного недоверия".
Женщины-предприниматели считают (а главное ожидают), что действие полоролевых стереотипов сильнее в государственных организациях, отсюда и возникает несколько более настороженное и менее доверчивое отношение к ним, по сравнению с отношением к предпринимательским предприятиям.
Выводы
1. По содержанию имплицитных представлений предпринимателей о феномене доверия выделены 4 основных типа, функционирующих в обыденном сознании, как: отношение (оценка), процесс передачи значимого, реальное поведение, групповое состояние. Однако чаще всего имеется в виду доверие в смысле оценки другого человека, группы или организации в целом.
2. Выявлены значимые различия в уровнях доверия предпринимателей по отношению к государственным и предпринимательским организациям. Они выше доверяют предпринимательским организациям или их представителям по сравнению с доверием к госорганизациям (или представителям).
3. Обнаружены значимые региональные различия в уровнях доверия предпринимателей: москвичи доверяют госорганизациям и их представителям выше, чем предприниматели других изучавшихся регионов России. Это объясняется тем, что в Москве предприниматели-москвичи более тесно взаимодействуют с государственными органами власти. Оценки доверия к предпринимательским организациям у предпринимателей-москвичей и немосзсвичей ближе друг к другу, хотя как тенденция выделены
271
более доверительные отношения в группе региональных (не столичных) предпринимателей.
4. Предприниматели как социальная группа в целом характеризуются невысокими (низкими и средними) показателями доверительного отношения к различным видам организаций. При этом, однако, региональные предприниматели проявляют несколько меньшее доверие к организациям, по сравнению с москвичами, что объясняется экономическими условиями жизни.
5. Обнаружено влияние фактора пола на проявление доверия предпринимателей: в целом женщины ниже оценивают уровень своего доверия как к государственным, так и к предпринимательским организациям, однако, на отношении к госорганизациям тендерные различия проявляются значительнее.
Литература
1. Журавлев А.Л., Поавяков В.П. Социально-психологические трудности развития малого бизнеса в России // Психологич-журн. Т.14. 1993. М 6.
2. Журавлев А.Л., Позняков В.П. Социально-психологические
проблемы становления российского предпринимательства // Малое предпринимательство в контексте российских реформ и мирового опыта /Под общ. ред. А.Ю.Чепуренко. М., 1995. С.82-102.
3. Сафонов B.C. Особенности доверительного общения. Автореф. канд.дисс. М-: ИП АН СССР, 1978.
4. Сафонов B.C. О психологии доверительного общения//Проблема общения в психологии /Отв.ред. Б.Ф.Ломов. М.: Наука, 1981. С. 264-272.
5. Схрппкяна Т.П. Психология доверия (теоретико-эмпирический анализ). Ростов-на-Дону: Изд-во пед.ун-та, 1997. 247 с.
6. Lewicki R.J., Bunker В.В. Trust in Reationships: A Mode of Trust Deveopment and Decine // B.B.Bunker, J.Z.Rubin. Confict, Cooperation and Justice. San Francisco, 1995.
7. LewickiR. J., Stevenson M.A., Bunker B.B. The Three Components of
Interpersona Trust: Instrument Deveopment and Differences Across Reationships. Max. M.Fisher Coege of Bussines. The Ohio State University. WPS 97 — 4 February, 1997.
272
Глава 13. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗ ДЕЙСТВИЯ РЕКЛАМЫ НА ПОВЕДЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
Введение
Развитие рыночных отношений в нашей стране Привело к интенсивному развитию рекламы, которая превратилась в самостоятельный весьма доходный вид коммерческой деятельности /7, 8, 11/. Сегодня широко распространено мнение, что реклама глобально влияет на важнейшие политические, экономические и социальные процессы в обществе. При этом многие считают, что ее воздействие на поведение людей прямолинейно и ничем не ограничено. В этом случае потребители рекламируемой продукции часто рассматриваются как материал, поддающийся психологическому давлению со стороны тех, кто делает рекламу.
Некоторые авторы (особенно в периодической печати) представляют рекламу только как способ манипулирования сознанием и подсознанием людей. Потребители в этом случае выглядят существами, не способными самостоятельно мыслить, сравнивать, делать выводы и критически относиться к тому, что предлагает рекламный рынок. В таких моделях им отводится достаточно примитивная роль: отвечать простейшими реакциями на рекламные стимулы. Однако не учитывается, что а) существуют объективные факторы, ограничивающие и направляющие потребительское поведение {социальные, экономические, психологические, физиологические и пр.); б) существуют разные психологические типы потребителей, которые по-разному воспринимают рекламу; в) психология потребителя развивается, изменяется во времени его отношение к тем или иным товарам (услугам) и т.д.
Сегодня рекламу следует рассматривать как один из основных инструментов маркетинговых коммуникаций /2, 3, 6, 9, 11, 13/. Реклама так же, как и другие маркетинговые мероприятия, может быть эффективной только в том случае, если она участвует в процессе удовлетворения потребностей людей в качественных товарах и услугах. Если реклама манипулирует человеком, пытается навязать чуждые ему потребности, то постепенно складывается ситуация неприятия потребителем и рекламы, и рекламиру273
емых товаров /1-6, 9, 10, 13/. Известно, что не только успех, но и быстрый крах в России многочисленных финансовых пирамид был обусловлен именно интенсивной рекламой.
13.1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ РЕКЛАМЫ И ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
Маркетинг существенно изменил взгляды специалистов на роль и задачи рекламы в экономике, так как выдвинул в качестве основного критерия эффективности экономической деятельности самого потребителя, его потребности. Традиционную для современной отечественной рекламы, но психологически недостаточно эффективную схему: товар — реклама — потребность заменили на: потребность — товар — реклама. При этом выделяют базовые потребности человека и потребности в конкретных товарах /5/.
Из последней схемы следует вывод, который поддерживают многие как отечественные, так и зарубежные авторы: реклама способна воздействовать на сознание и подсознание потребителя, она участвует в развитии его мотивации и влияет на процесс принятия решений, но она не создает новых базовых потребностей, а лишь способствует их опредмечиванию.
В обществе с эффективной экономической и политической системами реклама занимает определенное место, приносит пользу как рекламодателям, так и потребителям, выступает как необходимое условие развития рынка. Для того, чтобы понять роль, место и возможности рекламы нужно учитывать всю совокупность значимых факторов, воздействующих на сознание и поведение человека.
Очень часто эффект воздействия рекламы на потребителей обнаруживается вовсе не потому, что рекламисты используют какие-то очень мощные приемы такого воздействия, а потому, что в нашем обществе намного больше средств вкладывается в рекламу, чем, например, в культуру, искусства, образование или институты, поддерживающие нравственные ценности.
Объективно от недобросовестной рекламы страдает не только потребитель, но и производитель. Этому есть примеры в мировой экономической истории. В настоящее время не только спрос рождает предложение, но и предложение — спрос. Тем не менее было
274
бы неверно считать, что порождение спроса на новые еще неизвестные потребителю товары и услуги происходит благодаря рекламе. Не реклама порождает новые потребности, не она их истинная причина, а объективные социально-экономические процессы, в которых реклама выступает лишь как средство опредмечивания потребностей. Бедняка, лишенного материальных средств к существованию, реклама не сделает покупателем новой марки автомобиля, а глухой человек под воздействием рекламы не пойдет в магазин за новым аудиоцентром. Возможности рекламы воздействовать на потребительское поведение человека ограничены внешними и внутренними условиями его существования /5,10/.
Большинство российских рекламистов искренне верит в то, что самым главным фактором эффективной рекламы является ее способность привлекать внимание потенциальных потребителей, что именно с привлечения внимания начинается любая рекламная кампания, что это обеспечивает максимальное количество продаж.
В литературе, как отечественной, так и зарубежной, можно встретить формулу, которая характеризует некогда популярную модель воздействия рекламы на психику потребителя, определяет этапы и механизмы такого воздействия: AIDA или AIMDA. Где А — attention (внимание); I — interest (интерес); М — motive (мотив); D — desire (желание); А — activity (активность). Предполагается, что процесс воздействия рекламы (а также процесс организации рекламной деятельности) всегда начинается с привлечения внимания потребителя. Далее рекламист стремится вызвать интерес к рекламе, потом мотив, желание и наконец — деятельность по приобретению рекламируемого товара. Однако в настоящее время эта модель подвергается критике. Эта критика исходит от тех специалистов, которые занимаются маркетинговыми исследованиями. Они настаивают на том, что рекламисты должны прежде всего учитывать потребности людей (потенциальные или актуальные) и лишь после этого разрабатывать способы привлечения внимания потребителей к рекламируемым товарам или услугам. Бессмысленно привлекать внимание людей к тому, в чем у них нет объективной потребности. Бросающаяся в глаза реклама в этом случае вызывает раздражение, а значит неэффективна /3,6/.
275
Исследования показывают, что могут быть выделены три ситуации, описывающие три типа поведения человека в качестве потребителя в зависимости от степени актуализации потребности в рекламируемом товаре и условий, при которых они становятся актуальными.
1. Ситуация предполагает наличие у потребителя осознанной потребности в каком-либо товаре или услуге. Субъект осуществляет активный поиск предмета ее удовлетворения, который может выступать как в виде конкретного товара, так и в виде группы товаров. В последнем случае субъект находится на стадии принимаемого решения, выбора. Реклама помогает сделать этот выбор. При этом чаще всего обнаруживаются два варианта.
а) Если субъект осознал не только свою базовую потребность, но и выбрал конкретный товар (услугу) в качестве способа ее удовлетворения, то наилучшей рекламой во всех отношениях будет четкая информация о наличии, свойствах, уникальных особенностях, цене и других характеристиках товара, причем информация, представленная в оптимальном для потребителя объеме. Однако, как показывает опыт, даже если рекламист допускает здесь профессиональные (например, психологические) ошибки, потребитель все равно оценивает рекламу достаточно высоко, так как он нуждается в рекламной информации не меньше, чем в самом товаре. Это, в частности, объясняет, почему часто срабатывает малопрофессиональная реклама. В данном случае чрезмерно навязчивые способы увещевания, воздействия, вовлечения, внушения, убеждения и пр. могут восприниматься субъектом как лишние, ненужные, мешающие, вызывающие эмоциональное раздражение и др.
б) Проблема несколько меняется, если человек осознал потребность в чем-либо, но еще не выбрал конкретный товар (услугу), способный ее удовлетворить. То есть базовая потребность пока еще не нашла своего предмета. Это бывает, например, в том случае, если на рынке представлено большое количество аналогичных товаров, трудно различимых по своим потребительским характеристикам. В этом случае рекламист получает возможность с помощью не только экономических, но и психологических методов управлять процессом принятия решения о покупке товара потребителем.
Один из важнейших психологических механизмов, на которых основано управление процессом принятия решений в рекла276
ме, а значит и реальный выбор на уровне поведения, есть положение о том, что образы восприятия всегда психологически сильнее, эмоционально ярче, чем образы представлений, что и учитывается опытным рекламистом.
Покупая в магазине, например, пиджак, мы выбираем лучший из тех, что видим, что нами воспринимается. Но выбранный пиджак лучший только из тех, которые продаются в данном магазине. Образы представления, основанные на воспоминаниях, в этом случае слишком бедны, чтобы существенно повлиять на принятие решения о покупке. В любом случае принятие решений, то есть выбор всегда осуществляется в рамках осознанной актуальной потребности.
2. Ситуация наличия у потребителя неосознанной (потенциальной) потребности. У субъекта есть внутренние предпосылки (условия) для ее возникновения (биологические, физиологические, психофизиологические, психологические, социально-психологические и др.). Потенциальная, неосознанная потребность может выражаться в проблемах, затруднениях, неудобствах, осознанию которых способствует реклама. Она предлагает конкретный способ их устранения.
Здесь работа рекламиста становится эффективной, если он концентрируется на образной сфере человека. Частое повторение рекламной информации, объяснение как товар устраняет проблемы человека, расхваливание объекта с различных сторон, сравнение его достоинств с недостатками аналогичных товаров, представленных на рынке и др., то есть все то, что создает у потребителя яркий запоминающийся образ, может оказаться достаточно эффективным для осознания потенциальной потребности и возникновения желания сделать покупку или воспользоваться услугой.
Если человеку пока еще не нужна рекламируемая вещь (то есть потребность не осознана), то полученные посредством рекламы знания о свойствах и особенностях предлагаемого товара сыграют свою роль, когда она появится, и субъект столкнется с необходимостью выбрать и приобрести ставший нужным ему товар. Прочно закрепившийся в памяти яркий, эмоционально окрашенный образ, сформированный на основе установок, ожиданий и стереотипов субъекта, скорее всего положительно повлияет на принятие решения о покупке. Так, например, человек, не страдающий заболеванием, лекарство от которого широко рекламируется, мо277
жет приобрести его только потому, что реклама, создав яркий образ, убедила его сделать покупку "на всякий случай". В другом варианте она (опять же с помощью ярких образов, мнемотехники или частым повторением) может заставить человека запомнить название лекарства, что сыграет определяющую роль при выборе товара, если заболевание возникнет.
3. Ситуация отсутствия у потребителя не только конкретной потребности, но и предпосылок для ее возникновения (внутренних условий). В этом случае субъект в силу объективных причин в принципе не может быть потребителем рекламируемого товара (услуги). Так, например, люди, лишенные зрения или слуха, не являются потенциальными потребителями товаров, предлагаемых фирмами, торгующими бытовой радиоаппаратурой. Прямая реклама, призывающая сделать покупку телевизора и многократно расхваливающая товар, может вызвать у них лишь чувство раздражения, так как постоянно будет напоминать о имеющихся у них физических недостатках.
Здесь и традиционная реклама, и попытки воздействовать иа подсознание, как правило, оказываются малоэффективными: ничто не может заставить людей идти против своей природы. Никакими яркими образами, частым повторением рекламной информации, ни внушением, ни гипнозом нельзя добиться устойчивого спроса. В этой ситуации возможны лишь кратковременные, разовые эффекты, которые быстро исчезают и рассчитывать на которые недальновидно.
Определенного успеха в этом случае рекламист достигает только тем, что предлагает с помощью рекламируемого товара удовлетворить какую-либо неадекватную потребность: купить вещь в подарок, поучаствовать в конкурсе и получить приз, вложить деньги в приобретаемую вещь для последующей перепродажи и пр. Человек, например, может купить объективно ненужный ему товар из любопытства, соображений престижа и др. Однако это опять же не даст стабильного поведенческого эффекта, так как не соответствует основному функциональному назначению товара, противоречит объективным потребностям субъекта.
Отсутствие достаточного количества научно обоснованных фактов о психологии человека, воспринимающего рекламу, в целом ряде случаев приводит к многочисленным мифам, например, о том, что реклама способна создавать новые человеческие потреб278
ности из ничего, на пустом месте. Интересно по этому поводу высказался социальный психолог Т.Шибутани. "Для индустрии рекламы, — пишет он, — выгодно создать впечатление, что она владеет "научным" знанием, которое дает ей возможность манипулировать поведением. Бели агенты рекламы смогут убедить своих клиентов, что это так, они, безусловно, повысят свои собственные доходы, если и не увеличат доходы заказчиков. Не приходится сомневаться, что многие компании по рекламе достигли больших успехов, но является ли успех результатом достоверного знания или интуитивных предположений способных исполнителей — это предмет догадок. Некоторые претензии предполагают систематическое знание того, что даже не существует. Многие искусные пропагандисты вырабатывают свои приемы методом проб и ошибок; часто то, что они делают, является эффективным в силу причин, которых они не понимают". /14, с, 506-507/.
Таким образом, проблема изучения потребностей человека является одной из важнейших проблем психологии рекламы. Однако, как показывает анализ, для того, чтобы решать прикладные задачи, необходимы теоретические обобщения и модели, адекватно отражающие роль потребностей в рекламе. Главная задача в этом случае будет заключаться в том, чтобы осознать, какую объективную реальность это понятие отражает, какие объективные процессы стоят за термином "потребность".
Так анализируя роль потребностно — мотивационной сферы в маркетинге, Ф. Котлер, различает такие понятия как "нужда", "потребность" и "запрос" /3/. "Запрос" — это потребность, подкрепленная покупательской способностью. "Нужда4 — это "чувство ощущаемой человеком нехватки чего-либо" и "потребность" — это нужда, принявшая специфическую форму в соответствии с культурным уровнем и личностью индивида. Ф. Котлер пишет, что проголодавшемуся жителю острова Бали требуются плоды манго, молоденький поросенок и фасоль, а проголодавшемуся жителю Соединенных Штатов — булочка с рубленным бифштексом, обжаренная в масле картофельная стружка и стакан кока-колы. Потребности выражаются в объектах, способных удовлетворить нужду тем способом, который присущ культурному укладу данного общества. По мере прогрессивного развития общества, — считает автор, — растут и потребности его членов. Деятель маркетинга не
279
создает нужду, она уже существует. Ф. Котлер считает, что продавцы часто путают потребности с нуждами. Производитель буровых коронок может считать, что потребителю нужна его коронка, в то время как на самом деле потребителю нужна скважина. При появлении другого товара, который сможет пробурить скважину лучше и дешевле, у клиента появится новая потребность (в товаре-новинке), хотя нужда останется прежней (скважина) /3/.
Ту же мысль мы находим у другого американского автора Т. Левитта, который считает, что потребляются не вещи, а ожидаемые выгоды; не косметика, а сулимые ею чары; не сверла диаметром в четверть дюйма, а отверстия того же диаметра; не акции фирмы, а доходы от прироста капитала... /б/.
13.2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ РЕКЛАМЫ НА ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
Исследование влияния рекламы на поведение потребителей тесно связано с изучением восггриятя потребителем как рекламы, так и самого товара. Это позволяет поставить некоторые вопросы.
1) Если известна степень актуализации потребности в рекламируемом товаре, то будет ли это влиять на восприятие рекламы, на оценку ее характеристик?
2) Оценивают ли потребители рекламу независимо от степени актуализации потребности, или при каких-то условиях есть устойчивая связь между оценками рекламы потребителями и объективной потребностью в товаре?
Для изучения этих вопросов нами было проведено три серии психологических экспериментов.
Серия 1. В этой серии исследовался вопрос о том, как испытуемые оценивают рекламу товаров, в которых у них нет актуальной потребности, а также внутренних условий для ее возникновения. (Исследование проводилось совместно с Т. Дудкиной).
Для этого группе испытуемых (N=24), из которых 13 мужчин и 11 женщин были предложены рекламные видеоролики. Причем мужчинам предлагалась реклама женских товаров (в данном случае гигиенических прокладок "Aways"), а женщинам — мужских (в частности, импортного машинного масла для автомобиля). По нашей классификации этот случай относится к ситуации третьего
280
типа. Исследование проводилось по методике семантического дифференциала Ч. Осгуда. Затем были подсчитаны суммы положи-тельных и отрицательных оценок в баллах по каждой анкете. По-лученно распределение оценок представлено в таблицах 1 и 2.
Таблица 1 Распределение сумм положительных оценок в баллах
по методике семантического дифференциала
при предъявлении видеороликов с рекламой товаров,
неадекватных потребностям потребителя.
РекламаМужчиныЖенщины"Aways"17494Машинное масло для автомобиля4547Таблица 2
Распределение сумм отрицательных оценок в баллах по методике семантического дифференциала при предъявлении видеороликов с рекламой товаров, неадекватных потребностям потребителя.
РекламаМужчиныЖенщины"Aways"2359Машинное масло для автомобиля225116В эксперименте установлено, что различия между полученными значениями статистически существенны. В данном случае и мужчины, и женщины оценили рекламу в соответствии с ее качеством, а именно: реклама прокладок была оценена выше, а реклама машинного масла — ниже. То есть реклама при данных экспериментальных условиях оценивается по ее качеству, а не в соответствии с характером имеющихся потенциальных потребностей.
Серия 2. В первой экспериментальной серии исследовалась оценка рекламы товаров, рассчитанных на удовлетворение потенциальных потребностей (для мужчин это автомобильное масло, для женщин — гигиенические прокладки). Во второй серии мы рассматривали оценку рекламы в условиях актуальной потребности {исследование проводилось совместно с Т.Дудквной). В исследовании приняли участие 10 испытуемых, из которых были сформированы две группы по 5 человек (экспериментальная и контрольная).
281
Перед экспериментом первой группе испытуемых предлагался напиток "Спрайт" (по 0,5 литра каждому человеку). Затем испытуемые обеих групп должны были проанализировать и оценить по методике семантического дифференциала плакат с рекламой данного напитка. На плакате была изображена откупоренная бутылка "Спрайта" с выливающимся напитком. Эксперимент показал наличие статистических различий между оценками экспериментальной и контрольной групп. То есть испытуемые из экспериментальной группы (которым был предложен данный напиток и которые не испытывали актуальной потребности (жажды), оценили рекламу в целом хуже, чем представители контрольной группы.
Серия 3. В третьей серии рассматривалась проблема восприятия рекламы (торговой марки) испытуемыми в зависимости от оценки ими характеристик рекламируемого товара (N=30). (Исследование проводилось О.В. Гордяковой, Г.Г. Гафуровой для фирмы "ВМ Pryde", производящей мужскую одежду в России под англоязычной торговой маркой ESSEX). В исследовании определялось, как влияет отношение к торговой марке ESSEX на восприятие потребителями продукции фирмы, то есть в какой степени реклама способна повлиять на отношение к товару.
Четырем группам испытуемых предлагалось 10 костюмов. Задача состояла в том, чтобы определить, влияет ли изменение содержания рекламной информации на восприятие и оценку качества товара.
Группа 1. Первой группе предъявлялись костюмы, у которых зашивались бирки с названием торговой марки, так, чтобы испытуемые не могли определить страну, в которой произведена данная продукция. То есть оценка костюмов проводилась лишь по их внешнему виду. Здесь возможное воздействие знания торговой марки (и соответственно страны — изготовителя) устранялось полностью. Испытуемых просили назвать страну — производителя данной продукции. Оценивая продукцию, они ориентировались только на ее качественные характеристики.
Группа 2. Второй группе испытуемых предлагалось выполнить оценку продукции с установкой на то, что все они произведены в России (ткань, пошив, фурнитура и пр.).
Группа 3. Третьей группе предъявлялись костюмы с торговой маркой ESSEX (бирки открывались). Испытуемым предлагалось выполнить все задания по оценке костюмов с установкой на их
282
импортное изготовление. В качестве страны-производителя называлась Англия.
Группа 4. Четвертой группе испытуемых показывали костюмы с торговой маркой ESSEX и говорили о том, что ояи сделаны в России, но "под Запад" и также предлагалось оценить ах по специальной шкале.
Результаты исследования в первой группе показали, что большинство испытуемых при оценке представленных им костюмов сделали предположение о том, что они изготовлены в России. (Как известно, при оценке костюмов по внешнему виду ни торговая марка, ни какая-либо другая информация о предложенных товарах не предоставлялась: бирки были зашиты). На втором месте — оказалось предположение о том, что страной-производителем является Польша, на третьем — Чехия. Лишь в семи из представленных оценок фигурирует такая страна как Англия, что соответствует торговой марке ESSEX. Это составляет 5,8% от максимально возможного количества предположений о производстве костюмов в Англии и 7,2% от количества оценок, которые были вообще представлены испытуемыми в эксперименте.
Испытуемых просили проранжировать костюмы по характеристикам качества. Коэффициенты ранговой корреляции всех четырех групп оказались значимыми на уровне p=0.05, то есть ранжирование осуществлялось по одним и тем же критериям. Знание торговой марки и соответственно страны-производителя существенно не изменило критерии оценки качества представленных группам испытуемых товаров. То есть психологическая установка, представленная в рекламе (торговая марка и страна-производитель), на оценку товара существенного влияния не оказала.
Та же закономерность проявилась и при оценке отдельных характеристик продукции (модель, ткань, качество пошива, фурнитура). Для этого по всем четырем этапам подсчитывались коэффициенты достоверности статистических различий по t — критерию Стьюдента. Результаты показали следующее. Во всех случаях испытуемые не продемонстрировали никаких значимых различий в оценках моделей костюмов. Модели оценивались независимо от предлагаемых установок.
У 2-й и 4-й групп при оценке ткани выявились статистически достоверные различия. То есть те испытуемые, которым было
283
сказано, что костюмы с торговой маркой ESSEX произведены в Англии и те, которым сказали, что это имитация "под Англию", хоценивали ткань по-разному. В 4-й группе она оценивалась в целом хуже. В остальных случаях значимых различий выявлено не было. То есть если люди узнают, что ESSEX — это имитация "под Запад", они оценивают ткань ниже.
При оценке фурнитуры выявилось несколько достоверных различий. То есть в ряде случаев различные психологические установки в эксперименте повлияли на оценки фурнитуры. Так, значимые различия проявились в 1-й и 2-й группах. Испытуемые, которые знают, что костюмы изготовлены в России, оценивают фурнитуру ниже, чем те, которые ничего не знают о стране-производителе костюмов. Это означает, что установка на российскую продукцию повлияла на оценку фурнитуры.
Существенные различия обнаруживаются в ряде случаев и при оценке качества пошива костюмов. Так знание о том, что костюмы сделаны в Росснй влияет на оценку качества пошива по сравнению с ситуацией, когда страна производитель, фирма и торговая марка не известны испытуемым (1-я и 2-я группы). В последнем случае качество пошива оценивается выше.
Группа испытуемых, которой сообщили торговую марку ESSEX (Англия), оценила качество пошива костюмов иначе, чем га группа, которой сказали, что костюмы сшиты в России. Испытуемые, которые знали, что костюмы изготовлены в России, оценили качество пошива выше, чем те, которые думали, что они сделаны в Англии. Этот факт, на первый взгляд, кажется парадоксальным. Однако он может свидетельствовать об эффекте, который хорошо известен в психологии рекламы. Суть его состоит в том, что реклама при предъявлении товара оценивается не сама по себе, а с учетом характеристик товара. В этом случае психологи часто сталкиваются с закономерностями, разрушающими стереотипные представления рекламистов о поведении потребителей. Например, эти явления часто возникают по механизму контраста. В данном случае можно предположить, что у группы испытуемых с установкой на импортное происхождение костюмов, увиденное не соответствовало представлению о качестве английских товаров. То есть испытуемые в 3-ей группе ожидали от "английских" товаров чего-то большего, поэтому и дали оценки более низкие, чем испытуемые из 2-ой группы.
284
При сравнении достоверности различий в оценках качества пошива во 2-й и 4-й группах также обнаружены значимые различия. То есть испытуемые, которые считают, что костюмы сшиты в России, иначе оценивают этот фактор по сравнению с группой испытуемых, которым известно, что торговая марка лишь имитирует страну производителя — Англию. Здесь качество пошива костюмов с "установкой на имитацию" оценивается намного ниже, чем "российская" продукция.
Заключение
В результате проведенных исследований были выявлены и проанализированы условия, при которых отношение к рекламе влияет (или не влияет) на потребительское поведение. Это влияние осуществляется через оценку как самой рекламы, так и рекламируемых товаров. Данная проблема достаточно сложна и требует детального изучения, В частности, следует определить роль таких психологических категорий как "потребность", "мотив", "оценка", "отношение", "выбор", "принятие решения " и других. Реклама создает некую психологическую установку на осуществление потребительского выбора через формирование определенного отношения человека к рекламируемому товару. Однако, по-видимому, реклама не создает новых потребностей, а лишь участвует в их опредмечивании, где в качестве мотива выступает конкретный товар. Это свидетельствует о способности потребителей критически относиться к рекламе и использовать собственные критерии оценки предлагаемой им продукции. Не выявляется зависимости между оценками рекламы я потенциальными потребностями в рекламируемых товарах. Однако зависимость обнаруживается при изучении актуальных потребностей.
Литература
1. Картер Г. Эффективная реклама. М.: Прогресс, 1991. 280 с.
2. Котлер Ф. Управление маркетингом. М.Экономика, 1980. 224 с.
3. Котлер Ф. Основы маркетинга. М.: Бизнес-книга, ИМА-Кросс.Плюс,
1995. 702 с.
4. Крылов И.В. Теория и практика рекламы в России. М.,1996. 184 с.
285
5. Лебедев А.Н., Боковиков А.К. Экспериментальная психология в
российской рекламе*. М., Академия, 1995.144 с.
6. Маркетинг. Под ред. А.Н.Романова. М.: Банки и биржи ЮНИТИ,
1996. 560 с.
7. Музыкант В. Реклама: международный опыт и российские традиции. М.: Право и закон. 1996. 222 с.
8. Наймушш А.Д. Основы организации рекламы. М.: Вяештортздат,
1992. 214 с.
&. Ромпт Е. Реклама в системе маркетинга. Харьков: НВФ. "Студцентр", 1995. 214 с.
10. Рябивскии Л.С. Поведение покупателей в условиях рыночной экономики. М.,1991. 96 с.
11. Серегина Т.К., Титова Л.М. Реклама в бизнесе. М.: ИВЦ "Маркетинг", 1996.112 с.
12. Хромов Л.Н. Рекламная деятельность: искусство, теория, практика. Петрозаводск: АО "Фолиум", 1994. 312 с.
13. Швольбе К. Практика маркетинга. М.: Республика, 1995. 317 с.
14. Шибутйни Т. Социальная психология. М., 1969.
Глава 14. ОТНОШЕНИЕ К СОБСТВЕННОСТИ КАК РЕГУЛЯТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
Введение
Постановка проблемы. В экономическом смысле собственность представляет собой совокупность отношений между людьми по поводу средств производства и предметов потребления. "С одной стороны, отношения собственности предстают как безличные социальные отношения, юридически и организационно оформленные в виде тех или иных прав, а с другой — как психологические отношения субъектов, проявляющиеся в их действиях, переживаниях, стремлениях"/12, с.47/. Отношения собственности — это отношения между социальными субъектами, психология которых является неотъемлемой составляющей этих отношений. "Собственность — объект человеческих эмоций, чувств, нравственных мук, переживаний, надежд, радости и счастья'' /11, с.54/. На основе собственности люди становятся богатыми и бедными, свободными и зависимыми, социально защищенными и беззащитными. Отношения собствен286
5. Лебедев А.Н., Боковиков А.К. Экспериментальная психология в
российской рекламе*. М., Академия, 1995.144 с.
6. Маркетинг. Под ред. А.Н.Романова. М.: Банки и биржи ЮНИТИ,
1996. 560 с.
7. Музыкант В. Реклама: международный опыт и российские традиции. М.: Право и закон. 1996. 222 с.
8. Наймушш А.Д. Основы организации рекламы. М.: Вяештортздат,
1992. 214 с.
&. Ромпт Е. Реклама в системе маркетинга. Харьков: НВФ. "Студцентр", 1995. 214 с.
10. Рябивскии Л.С. Поведение покупателей в условиях рыночной экономики. М.,1991. 96 с.
11. Серегина Т.К., Титова Л.М. Реклама в бизнесе. М.: ИВЦ "Маркетинг", 1996.112 с.
12. Хромов Л.Н. Рекламная деятельность: искусство, теория, практика. Петрозаводск: АО "Фолиум", 1994. 312 с.
13. Швольбе К. Практика маркетинга. М.: Республика, 1995. 317 с.
14. Шибутйни Т. Социальная психология. М., 1969.
Глава 14. ОТНОШЕНИЕ К СОБСТВЕННОСТИ КАК РЕГУЛЯТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
Введение
Постановка проблемы. В экономическом смысле собственность представляет собой совокупность отношений между людьми по поводу средств производства и предметов потребления. "С одной стороны, отношения собственности предстают как безличные социальные отношения, юридически и организационно оформленные в виде тех или иных прав, а с другой — как психологические отношения субъектов, проявляющиеся в их действиях, переживаниях, стремлениях"/12, с.47/. Отношения собственности — это отношения между социальными субъектами, психология которых является неотъемлемой составляющей этих отношений. "Собственность — объект человеческих эмоций, чувств, нравственных мук, переживаний, надежд, радости и счастья'' /11, с.54/. На основе собственности люди становятся богатыми и бедными, свободными и зависимыми, социально защищенными и беззащитными. Отношения собствен286
ности определяют место и. положение социальных групп и конкретного индивида в обществе, детерминируют его поведение, формируют его внутренний мир (потребности, мотивы, интересы, ценностные ориентации и т.д.)- Собственность является той объективной основой, на которой возкикает чувство хозяина, а именно это чувство и составляет основу мотивационной сферы деятельности человека. Собственность представляет собой постоянный и естественный источник самого мощного стимула к труду. То или иное субъективное отношение к собственности формирует определенный тип экономического поведения.
Психологическое содержание отношений собственности обусловливает актуальность и необходимость изучения этих отношений как социально-психологического явления.
Целью исследования является изучение социально-психологического отношения к собственности. Данное исследование планируется осуществить в форме эксперимента. На первом этапе с помощью специально разработанных методик выявляются: отношение к существующей форме хозяйствования на предприятии, потребность в ее изменении, предпочтение работниками той или иной формы собственности, психологическая готовность к изменению существующих форм и др. Следующим этапом исследования является разработка, совместно с экономистами и юристами, экономической модели преобразования собственности на данном предприятии с учетом результатов психологического исследования. На заключительном этане исследования будут фиксироваться изменения, происшедшие в ходе организационно-экономического преобразования.
Объект исследования — персонал крупной строительной компании (рабочие, линейно-управленческий персонал, руководители). Выборочная совокупность — 410 человек.
Методы исследования. На подготовительном этапе исследования осуществлялась работа по изучению организационно-экономической структуры холдинга, выявлялись экономические и функциональные связи между фирмами (опрашивались эксперты-руководители). Для проведения основного исследования были разработаны программа стандартизированного интервью и специальная анкета.
287
14.1. АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ОТНОШЕНИЯ К СОБСТВЕННОСТИ
Одним из основных направлений реформирования экономики России в 90-е годы является преобразование отношений и структуры собственности. Приватизация, прошедшая в два этапа (чековый и денежный), имела целью утверждение господства частного сектора экономики и включение посредством него активной мотивации экономического поведения. С одной стороны, цель была достигнута, образовалась новая имущественная структура общественного производства. Появился новый социальный слой — частные собственники, акционеры. Но, с другой стороны, сложилась противоречивая ситуация: количественно частная собственность доминирует в структуре экономики, качественно же ее мотивационные механизмы малоэффективны. На взгляд А.Колганова: "Создание большого слоя мелких собственников-акционеров носит по существу фиктивный характер. Рабочие... не чувствуют себя собственниками..." /4, с.35/. Предполагалось, что превращение работников в совладельцев производства (через владение акциями) даст им возможность почувствовать себя подлинными хозяевами и соответственно повысит их ответственность за результаты труда, коренным образом изменит их отношение к работе. Данный подход не был российским изобретением и экспериментом. В США еще в 1974 году был принят закон о поощрении корпоративных планов распространения акций среди рабочих. Позднее 26 стран создали программу (ESOP), стимулирующую и регулирующую выкуп предприятий и коммерческих структур трудовыми коллективами. Участвуя в таких программах, рабочие, особенно низкооплачиваемые, получают возможность стать собственниками средств производства, не покупая их, а постепенно приобретая свою долю собственности за счет будущих доходов от расширения производства, повышения его эффективности и прибыльности. Таким образом, изменяется статус работника, его самоощущение, возникает основа для развития хозяйского отношения и личная заинтересованность в дальнейшем развитии и процветании фирмы. Работник уже небезразличен к судьбе фирмы, ему есть что терять; работают психо288
логические механизмы сопричастности, сопереживания. Отсюда возникает экономическая инициатива, экономическое творчество. За счет укрепления индивидуально-коллективной собственности в разных ее формах ликвидируется "анонимность" труда человека и усиливается "эффект" справедливости через коллективное участие в распределении и управлении.
Но в России владение рабочими акциями не привело к ожидаемым результатам. Согласно исследованию, выясняющему как изменилось отношение к труду непосредственных работников производства на предприятиях с различными формами собственности (акционерное, частное, государственное), проведенному В.Д. Патрушевым и А.Л. Темницким, та или иная степень участия рабочих в собственности на средства производства не привела к повышению ответственности, степени удовлетворенности непосредственно трудом. Как отмечают авторы, мотивационное ядро трудовой деятельности имеет примерно идентичную структуру у рабочих разных по форме собственности предприятий. Абсолютно преобладающее значение в ней занимает мотив заработка, а мотив участия в управлении производством находится на периферии мотивационного ядра /8/. В результате другого исследования, осуществленного В.П.Позняковым и имевшего целью изучение динамики социально-психологических отношений в первичных трудовых коллективах в условиях изменения формы собственности (переход на арендный подряд), было выявлено, что оценки членами коллектива изменений неоднозначны и противоречивы. "По целому ряду качеств большинство опрошенных отметили (по прошествии времени) отсутствие изменений, в их числе профессиональное мастерство (75%), предприимчивость (73%), трудолюбие (62%), хозяйское отношение к делу (60%), работоспособность (57%). Значительная часть опрошенных отметила, что их коллектив стал меньше сотрудничать с другими коллективами (52%), ослабла доброжелательность по отношению к другим коллективам(43%)" /9, с.97/.
Анализ данных этого исследования и некоторых других / 2,10,12/ позволяет сделать вывод о том, что владение собственностью (в какой-либо форме) и участие в управлении не являются залогом хозяйского отношения к делу и надежным основанием интеграции индивидов в единый коллектив. Боль289
шинство рядовых работников, ставших акционерами, собственниками себя не почувствовали, не заработали механизмы, побуждающие и регулирующие экономическую деятельность. На взгляд Т.В.Наумовой: "Большинство работников связывает результаты приватизации с усилением самоидентификации себя в качестве бесправных наемных работников" /7, с.56/. Причинами такого положения могут быть нарушения законодательства в процессе акционирования предприятий, несвоевременность проводимых изменений, но скорее всего психологическая неготовность населения, отсутствие экономических знаний, длительный период фактического отчуждения от собственности, сформировавший "комплекс нанятости", потребительские интересы и т.п.
При изучении отношений к собственности необходимо учитывать опыт других стран и особенности развития России. Так, мировой опыт и экономическая теория утверждают, что прогрессивна та экономическая система, которая большую часть членов общества делает собственниками. И видимо, нам следует учесть то новое, что уже внесла технологическая революция в отношения собственности самых динамичных экономик. Но наши проблемы должны решаться "не тем, что есть на Западе (хотя опыт этот необходим), а в сфере наших реалий, среди которых — артельность, общинность, даже настроения эгалитаризма" /5, с.51/. Процесс приватизации в нашей стране по существу не создал пока новых мотивационных механизмов, позитивно влияющих на развитие экономики, но успел подорвать ряд старых. Русскому народу свойственны солидарность, общинное владение землей, соуправление, ведение дел всем "миром", и корни этих феноменов лежат глубоко в истории и психологии народа. Существуют российские традиции в отношении к собственности, своеобразная крестьянская психология, специфические характеристики отношения к владельцу собственности.
На наш взгляд, требуется прежде всего социально-психологическое осмысление исторического развития отношений собственности, глубокий анализ недавних преобразований и их последствий и разработка предложений по построению модели экономического развития (в области отношений собственности), психологически соответствующей историческим, этнокультурным и другим особенностям развития России.
290
14.2. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТНОШЕНИЯ К СОБСТВЕННОСТИ
В настоящее время выполнен первый этап исследования. На данный момент мы располагаем результатами пилотажного исследования, в ходе которого было опрошено 50 работников строительной компании, среди них 18 мужчин и 32 женщины. Полученные нами данные позволяют сделать предварительные выводы. Анализируя результаты пилотажного исследования, мы будем обращаться и к другим исследованиям, проведенным в том же регионе и, на наш взгляд, дополняющим наше исследование.
Были выявлены некоторые общие тенденции в отношении к собственности. Половина опрошенных (52%) хотела бы иметь собственность, собственное дело и готова стать сохозяевами своей фирмы; 32% работников чувствуют себя хозяевами на своем рабочем месте, в реальности собственниками не являясь. При ответе на вопрос о форме собственности предприятия, на котором они трудятся, 64% считают, что это частное предприятие, 16% полагают, что трудятся на предприятии с коллективной формой собственности, 20% затруднились ответить. Возможно, эти цифры свидетельствуют об экономической непросвещенности работников, а может быть указывают на случаи переживания работником своей причастности к предприятию. А.И.Китов акцентировал внимание на том, что очень важно, особенно для психологического подхода, каковой представляется эта причастность каждому отдельному человеку. Он отмечал, что "субъективное, личностное отношение далеко не всегда совпадает с фактическим:, объективно заданным отношением" /3, с.95/.
В исследовании был выявлен следующий факт: более половины работников в настоящий момент чувствуют себя собственниками по складу характера и психологически готовы быть хозяевами, но не хотят брать на себя ответственность за дела предприятия, принимать решения, особенно в сложных, критических ситуациях. И вину за неприятности они приписывают, в первую очередь, руководству.
Сходные данные были получены в ходе исследования, проведенного в 1995г. специалистами Уральской академии государственной службы. Данным исследованием был охвачен ряд пред291
приятии (акционерных обществ) Уральского региона. Примерно 30% опрошенных среди мотивов участия в акционировании выделили желание стать одним из собственников предприятия.Од-нако доминирующим мотивом для большинства являлось намерение получать дивиденды. По прошествии 3-х лет работы АО только 5,1% заявили, что у них "начало появляться чувство собственника, хоаяина", а желание участвовать в управлении производством осталось только у 2,8% опрошенных (из первоначальных 11,2%). Более того, почти половина опрошенных считает, что они стали еще более бесправными, чем раньше.
Исследование показало, что среди опрошенных оказалось мало тех, кто стал более требовательным к результатам своей работы и работы других. Между тем, как собственник, акционер должен задумываться о развитии и совершенствовании производства, направлять на это средства. Было выявлено, что такую позицию занимают только 11,7% опрошенных, а 77,6% считают, что в первую очередь им должны выплачиваться дивиденды. То есть, они живут сегодняшним днем и не мыслят, как хозяева предприятия. Более того, в случае, если внешний инвестор пожелает купить контрольный пакет акций, то 45,8% не будут возражать, если он гарантирует высокий заработок и крупные вложения в социальную сферу; 14% не будут возражать, если он гарантирует крупные вложения в производство; и 22,4% будут возражать при любых условиях. Эту последнюю группу составляют работники старшего возраста и имеющие высшее образование. Молодежь меньше ценит право управлять и распоряжаться собственностью.
Исследователи делают вывод: у большинства рядовых акционеров господствует психология наемного работника, главное для них — своевременная и хорошая зарплата. Но прослеживается готовность большинства акционеров передать управление и распоряжение тому, кто обеспечит высокую зарплату и социальную защищенность, при этом 43,6% опрошенных — потенциальные продавцы своих акций. Именно рабочие более настроены продавать акции, чем ИТР а управленцы. Л.Самуэли, изучавший участие трудящихся в собственности фирмы, делает вывод: "В поведении и сознании трудящегося по-прежнему доминирует менталитет работника, а не собственника; владению акциями он предпочитает выплаты налич292
ностью, а сознанию хозяина, собственника — возможность участия в решении собственной участи" /13, с.7/.
В результате другого KccneROBaHi&Xt проведенного нами в общеобразовательных учреждениях г. Лобни, были получены следующие данные: 61% опрошенных школьников старших классов хотели бы жить в государстве, в котором некоторые фабрики, заводы, земля, магазины и т.п. принадлежат государству, а некоторые — частным хозяевам; 18% считают, что все должно принадлежать народу, трудовым коллективам; а 6% — считают, что частным хозяевам. Причем, 70% видят себя в будущем хозяевами и только 15% — наемными работниками.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, представители разных поколений сегодня желают быть хозяевами, собственниками. Но российская модель приватизации, видимо, не создала условий, способствующих развитию хозяйского отношения к своим предприятиям. Вопреки прогнозам авторов этой модели, фактически на приватизированных предприятиях не возникли ассоциации свободных собственников, приватизация массово не побудила работников к более интенсивному и качественному труду. Как отмечают многие исследователи, не произошло особых изменений в сознании, психологии трудящихся, ставших собственниками через владение акциями. На наш взгляд, не были учтены психологическая составляющая отношения к различным формам собственности, а также историко-культурный опыт России.
Во-первых, у работника должен быть шанс выбора: идти ему в наемные работники и отвечать только за свой труд или стать совладельцем предприятия и отвечать как за свой труд, так и за все предприятие. Во-вторых, важно учесть психологический запрос каждого отдельного человека на владение собственностью. Следует получить ответ на вопрос: "Какими должны быть условия для того, чтобы работник почувствовал себя на своем рабочем месте хозяином, собственником на предприятии?" Основываясь на идеях психологов У.Джемса (1) и Р.Мэйли (6), можно сказать, что человек чувствует личную заинтересованность в деятельности, в которой задействованы объекты, составляющие "мое" (т.е. то, что
293
субъект считает относящимся к его "Я"), или есть возможность расширить психологические границы собственности.
Реальность собственности в субъективном плане выступает как осознание субъектом возможности и самой действительности присвоения объекта в форме простого пользования или в формах владения и распоряжения. Это осознание присвоения в процессе практического превращения возможности в действительность трансформируется в соответствующие интересы, чувство хозяина, мотивы, стимулы, установки и т.д. В целом же можно сказать, что чем больше возможностей предоставляет предприятие для формирования отношения работника к чему-либо как к своему, тем психологически комфортнее чувствуют себя люди и стремятся выполнить предъявляемые им требования, тем теснее их связь с предприятием.
Таким образом, выживание отдельных предприятий и экономики страны в целом связано, прежде всего, с решением проблем собственности и формированием новых стимулов к труду, основанных на переживании собственности. Особое внимание следует уделить психологической составляющей отношения к собственности, выступающей важнейшей детерминантой экономического поведения.
Литература.
1. Джеме У, Личность // Психология личности: Тексты /Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, А.А.Пуаырея. М.: Изд-воМГУ, 1982. С. 61-70.
2. Жукова Я.И. Изменения в сознании людей в связи с приобретением ими статуса собственников (по материалам прессы) // Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе/ Отв. ред. А.Л. Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 19%. С.103-108.
3. Китов А.И. Экономическая психология. М. :Экономика, 1987.
4. Калганов А. Бесплодные эксперименты // Политэконом. 1996. Ns 3, С.35-37.
5. Лпппо Ф.Ф. Воспоминания об одной конференции // Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 1. С. 47-53.
6. Мейли Р. Различные аспекты Я// Психология личности: Тексты/ Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, А.А.Пузырея. М.: Изд-воМГУ, 1982. С.132-141.
7. Наумова Т. В Рыночные реформы в российском измерении // Социе. 1998. № 1. C.56-6I.
294
8. Патрушев В. Ф., Темшщкий А.Л. Собственность и отношение к
! труду// Социс. 1994. № 3. С.52-59.
' 9- Позняков В.П. Социально-психологические отношения в трудовом
коллективе в условиях изменения форм собственности // Совместная деятельность в условиях организационно-экономических изменений/ Отв. ред. А.Л. Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 1997. С.91-1ОЗ.
10. Позняков В.П. Социально-психологическая регуляция деловой активности в условиях разных форм собственности // Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе / Отв. ред. А.Л.Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 1996. С173-178.
11. Попов В.Д. Психология и экономика. Социально-психологические очерки. М.: Советская Россия, 1989. 304с.
12. Предприниматель: экономико-психологический профиль // Психологический журнал. Т,13. 1992. X? 3. С.42-53.
ХЪ.Самузлн Л. Собственность трудящихся и участие трудящихся // Приватизация в производственной и социальной сферах (зарубежный опыт). М., 1992. С.3-12.
295
14 Хащенко В,А. Исследование коллективного субъекта управления II Совместная деятельность: методология, теория, практика М.: Наука, 1988. С. 88-98.
15 Щтомпка П. Социология социальных изменений. Пер. с англ. М..: Аспект Пресс, 1996. 416 с.
Глава 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ РОССИИ В 20-30-Х ГГ. XX ВЕКА *
2.1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕРЕВНИ.
В истории развития России специфическое место занимают отношения собственности. Эти отношения были различными в разные периоды. Уникальное место занимают 20-30-е годы XX в. — период бурных социальных изменений, интенсивной смены форм собственности. Особенно ярко это проявилось в развитии сельского хозяйства. В этой сфере резко менялись отношения собственности. В 20-30-ые годы выделяются три этапа: военный коммунизм, период НЭПа, коллективизация.
К октябрю 1917 г. Россия пришла с многообразием форм собственности. Главной собственностью в сельском хозяйстве была земля. Земли были казенными, удельными, дворянскими, общинными, помещичьими, надельными, подворными, церковными, монастырскими. Разными были виды землепользования: чересполосица, много-полосица. дальноземелье и др. Послереволюционное преобразование форм собственности произошло двумя путями. Во-первых, была осуществлена национализация всей земли, при которой недра лемли, леса, водоемы и часть сельскохозяйственных угодий становились всенародной собственностью. Во-вторых, большая часть земель, отобранных у помещиков, монастырей, церквей, банков передавалась беднякам, батракам, середнякам. В Декрете о земле были определены основные социальньсе отношения: право частной собственности на землю отменялось навсегда. Вся земля становилась народным достоянием и переходила в пользование всех работающих на ней. Право пользования ею получали все граждане, желающие обрабатывать ее своимтрудом. Наемный труд не допускался. Земля распре-"? Исследование финансировалось РГНФ (Грант Ш 96-03-04315)
37
делилась по трудовой или потребительской нормам. Формы пользования землей должны быть свободными, их должны определять сами крестьяне в своих селениях и поселках /см. 13, C.25-2G/. Государство ставило своей целью, чтобы * крестьянин получил наибольшее удовлетворение от земли» /33> с. 247/.
Был реализован принцип уравнительного распределения земли. Он был поддержан большинством крестьян и был отражен во всех 242 крестьянских наказах. В результате перераспределения земли между разными категориями крестьян произошло выравнивание их имущественного положения, начался рост средних слоев крестьянства. Имущественно крепкие слои населения ослаблялись. Ориента-ция на бедняка существенно снижала общий позитивный итог послереволюционных социально-экономических преобразований.
Последовавший сразу после октября 1917 г. период изменений в сельском хозяйстве был непродолжительным. Ряд объективных и субъективных факторов - начавшаяся гражданская война, провалившаяся политика непосредственного продуктообмена между деревней и городом, завышенная оценка коммунистических методов хозяйствования, упрощенное отношение к роли экономических стимулов к труду, разруха, голод - привели к политике военного коммунизма. «Весь период военного коммунизма характеризуется неограниченной диктатурой плана при фактическом его бессилии. Характерной особенностью этой плановости был принцип ударности, фактически служивший главнейшей формой хозяйствования» /25, с. 121/.
Развертка выступала как основной способ экономических отношений в деревне. Отрицательные последствия разверстки заключались в том, что на крестьян возлагались неимоверные тяготы. Крестьянин обязан был сдавать фактически все, что производил. На долю семьи оставалось минимум продукции. (Правда, взыскиваемое разверсткой называлось изъятием излишков). Это состояние ограничивало расширение посевных площадей, увеличение количества скота, инвентаря. Снизилась положительная мотивация труда. Крестьянин не был заинтересован в расширении п укреплении своего хозяйства. Крестьянин не мог распоряжаться результатами своего труда.
Психологическая атмосфера в проведении политики военного коммунизма ярко описана В.Сарабьяновым: «Итак, линия пове38
ения к крестьянству определена, лозунг дан и ею, этой линией, йоактеризуется вся наша продовольственная политика. *Ограбь ака, не обидь середняка, дай бедняку». Нечего и говорить о том что этот лозунг проводился не без исключений, что во многих и многих случаях продовольственные отряды отбирали, не считаясь с классовыми различиями сельских хозяев. Сплошь и рядом середняк попадал в разряд кулаков просто в силу субъективности оценок продовольственных комиссаров. Нельзя отрицать и того, что кулак через взятку совсем избавлялся от выдачи излишков. Ведь немало проходимцев примазалось к партии и продовольственным отрядам с целью поживиться» /47, с. 160/.
Кризисная экономическая ситуация , социальная нестабильность, психологическая напряженность в обществе настоятельно требовали изменения политики. & 1921 г. была принята новая экономическая политика. О переходе к ней интересны продиктованные в конце 1923 г. высказывания В.И.Ленина. «Конечно, мы провалились. Мы думали осуществить новое коммунистическое общество по-щучьему велению. Между тем, это вопрос десятилетий и поколений. Чтобы партия не потеряла душу, веру и волю к борьбе, мы должны изображать перед ней возврат к меновой экономике ... как некоторое временное отступление. Но для себя мы должны ясно видеть, что попытка не удалась, что так вдруг переменить психологию людей, навыки их вековой жизни нельзя. Можно попробовать загнать население силой, но вопрос еще, сохранили бы мы власть в этой всероссийской мясорубке» /цит. по: 48 /.
Экономическая суть НЭПа состояла в замене разверстки продовольственным натуральным налогом. Затем он был заменен денежно-натуральной формой. Продналог был экономически выгоден крестьянству. По объему он был значительно меньше продразверстки. Государству отдавалась лишь часть дохода хозяйства. При исчислении дохода учитывались природно-экономические и местные условия. Оставшейся от налога частью продукции крестьянин распоряжался по своему усмотрению. Увеличивалась заинтересованность в повышении производительности труда, в улучшении организации хозяйствования. Переход к НЭП"у соответствовал российским традициям, возобновлял товарно-денежные отношения, господствовавшие до революции. Он отвечал стремлениям крестьян быть свободными в своих экономических отношениях. Продать
39
остаток продукции, обменять на другой ее вид, приобрести промышленные товары было привычным для экономического поведения крестьян. Важное социально-экономическое преобразование этого периода состояло и в том, что в 1922-23 гг. правительство разрешило аренду земли и каем рабочей силы. Эти меры позволяли расширить обрабатываемые площади за счет арендования земли у бедняков, более интенсивного их использования путем вложения средств более обеспеченных крестьян на приобретение техники и проведение агротехнических мероприятий.
Но товарно-денежные отношения этого периода, по мнению ряда теоретиков и практиков, не соответствовали стратегическим задачам строительства социализма.
Страна перешла к новому этапу социально-экономических преобразований. Усилилось государственное регулирование хозяйственной деятельности. Начался период коллективизации сельского хозяйства.
2.2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ КРЕСТЬЯН К СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПРЕОБРАЗОВАНИЯМ
Одним из важных регуляторов поведения личности и групп в изучаемый период была психологическая готовность крестьян к социально-экономическим преобразованиям. Динамика этой готовности определялась главным образом отношениями собственности.
Всем ходом дореволюционного развития сельского хозяйства большинство крестьян и экономически и психологически было готово к коренным социально-экономическим преобразованиям. Вековечной мечтой крестьянина было иметь свою землю. Уравнительным распределением земли удовлетворялись ожидания людей улучшить жизнь, решить вопросы развития сельского хозяйства.
Политика военного коммунизма разрушила надежды крестьян решить свои проблемы. Политикой и практикой военного коммунизма крестьянство было крайне недовольно. Разверстка гибельно влияла на сельское хозяйство.
Неприятие военного коммунизма, протесты против него выражались в жалобах, в лозунгах на собраниях, конференциях. Ши40
покое распространение получил саботаж и бандитизм среди крестьян. Эта ситуация имела и психологические корни. В.И.Ленин отмечал: «Война приучила нас и всю нашу страну ... только к военным задачам и когда после решения этих военных задач большая часть армии застает в деревне невероятные трудности и не имеет возможности в силу этого и общего кризиса применять свой труд, получается нечто среднее между войной н миром, ... когда десятки и сотйи тысяч демобилизованных не могут приложить своего труда, возвращаются обнищавшие и разоренные, привыкшие заниматься войной и чуть ли не смотрящие на нее, как на единственное ремесло, мы оказываемся втянутыми в новую форму войны, новый вид ее, который можно объединить одним словом - бандитизм» /32, с. 10/.
Сформировалась готовность не принимать эту политику, противостоять ей, искать новые пути и возможности улучшить жизнь, а для некоторых слоев и просто выжить. I,
Такие возможности предоставлял НЭП. Изменение форм хозяйствования, собственности определили в основном положительные отношения крестьянства к новой экономической политике. Вместе с тем, имели место и нарушения крестьянами налоговых обязательств, несоблюдение сроков сдачи хлеба государству или уплаты денежного налога. Часто эти уплаты были неполными, скрывались от налога размеры пахотной земли. Вмешательство государства в исправление этих нарушений вызывало крайнее недовольство крестьян. Негативная реакция возникала также в ответ на субъективизм, беззаконна, нередко насилие государственных чиновников, ведающих налогообложением и взиманием налогов.
На формирование психологической готовности к тем или иным социальным преобразованиям, кроме указанного выше, оказывал влияние ряд психологических факторов. Среди них исключительное значение имеют прежний опыт, традиции. В частности, традиции единоличного хозяйствования на земле русского крестьянина передавались многим поколениям, приобретали силу привычки, отражались в его сознании, определяя его доведение. Вместе с тем, не менее традиционными были и формы объединения крестьян в общности.
Важным фактором формирования психологической готовности выступает интерес крестьянина. Удовлетворение этого инте
41
peca, б частности при смене форм собственности, определяло положительный или отрицательный знак социально-психологических отношений к преобразованиям. Личная и групповая заинтересованность определяла мотивацию их поддержки. Наглядным примером является принятие и активная деятельность крестьян при проведении НЭП"а.
Психологической составляющей положительного отношения к преобразованиям является понимание крестьянами их смысла. Недаром некоторые авторы считали, что непонимание того, что предпринимается, является врагом осуществления политики государства.
Одним из барьеров формирования психологической готовности является ситуация неопределенности. В анализируемый период эта ситуация отчетливо выражалась в ряде форм: в неопределенности критериев отнесения крестьян к разным социальным слоям, группам, в нечеткости форм и размеров налогообложения, в неупорядоченности землепользования, выражавшейся в бесконечных переделах земли. По образному выражению С.М.Дубровского «земля как бы расплавилась и ежегодно перетекала из рук в руки» /17 ,с.27/.
Эти неопределенности не стимулировали развитие сельскохозяйственного производства и являлись основанием и поводом возникновения психологической напряженности в среде сельских тружеников.
2.3. МЕЖГРУППОВЫЕ И ВНУТРИГРУШЮВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАССЛОЕНИЯ КРЕСТЬЯНСТВА
Расслоение деревни прошло несколько стадий. В 1918-20 гг., при национализации земли были перераспределены основные средства производства. Они были отобраны у крупных владельцев и переданы беднякам и середнякам. Произошло «осредня-чивание» крестьянства. Середняк вырос количественно. Сократились полярные в экономическом отношении группы. Середняк стал главной фигурой в деревне. Это определяло его отношения с другими слоями населения.
В период НЭП"а процесс социальной дифференциации приобрел новые формы. Произошло расслоение середняцкой части
42
населения: часть крестьян разоряется, пополняя слой бедняков, часть обогащается и составляет слой зажиточных крестьян. Зажиточный крестьянин становится главной фигурой в сельском хозяйстве. В свою очередь происходит дальнейшее расслоение основных групп крестьян. Так, по свидетельству Я.Яковлева, выделяются две прослойки маломощных. К первой относятся те хозяйства, которым развитие товарного хозяйства закрывает возможность подняться. Перспектива безнадежна. Большинство из них ожидало выселение из деревни и прекращение существования как социальной группы. Представители этой группы пополняют армию безработных в городе. Вторая прослойка состоит из хозяйств, у которых имеются те или иные материальные возможности выжить и продолжать существовать. В группе зажиточных выделяются тоже две прослойки. Первая состоит из хозяйств, остающихся чисто земледельческими, а вторую составляют хозяйства, сочетающие земледелие с торговлей, ростовщичеством и т.п. /64, с.14,17/.
Оценка социальной и экономической дифференциации в деревне, группирование сельскохозяйственного населения выступали как специальные научные и практические задачи. При этом обращалось внимание на условность группирования по отдельным критериям: размеру посева, количеству скота, инвентаря и др.
Существуют многочисленные попытки группирования сельскохозяйственного населения. В них, как правило, отражается классовый подход их авторов и соответствующая интерпретация статистических и других результатов обследований.
Вопрос о социально-экономической дифференциации в деревне был предметом широких дискуссий в литературе 20-х годов. Ряд крупных ученых (Н.Д.Кондратьев, А.И.Хрящева, А.В.Чаянов и др.) считали, что после национализации земли в стране подорваны основы для обогащения в деревне. Особую остроту приобрел вопрос о существовании кулаков. По мнению этих ученых кулачества в деревне нет.
В эти острые дискуссии включались и зарубежные авторы. Некоторые из них считали, что в русской деревне классового расслоения, а соответственно и классовой борьбы, не существует.
По их мнению, это расслоение и борьба между разными группами насаждались большевиками: они разделяли сельское насе43
ление на богатых (кулаков), средних и бедных. Зажиточность крестьян якобы создавалась не эксплуатацией одними других, а собственным трудом крестьян. i
Дискуссии о классовом расслоении в деревне не снимали вопроса о реальном существовании имущественных различий между разными слоями, группами крестьян. Эти различия в значительной степени характеризовали взаимоотношения крестьян. Отношения в основном определялись отношениями собственное-1 ти. Объектами этих отношений выступали: наем рабочей силы, рабочего скота, сдача земли в аренду, кредитование, аренда инвентаря, починка инвентаря. В экономическую зависимость попада-| ли прежде всего бедные слои населения: они вынуждены были сдавать землю в аренду, наниматься на разные сроки на работу к имущим крестьянам. С другой стороны, не имея возможности своими силами обработать землю, они арендовали рабочий скот и инвентарь у зажиточных крестьян. Психологически это выглядело так: одни были просителями, другие благодетелями. Зажиточные свои отношения к зависимым от них крестьянам нередко объясняли в психологических терминах: «работаю из жалости», *работаю по-сродственному», «помогаю своей лошаденкой по-семейному», «помогаю по-соседству», «пособляю бедняку, до-* могаю по-свойски, из милосердия, за одолжение, за спасибо» /64t с. 26/. В каждой из форм экономических отношений крестьян по поводу разных объектов собственности существуют нюансы. Однако общей их чертой является экономическая и психологи!-1 ческая зависимости одних от других.
Интересную иллюстрацию этой зависимости приводит Я.Яковлев. «Красноармеец рассказывает: ? Бедный человек не может итти против богатого на сходе и перекричать его не сможет. Боимся мы против них бороться, потому что богатому подчиняться приходится. К нему обращаться надо и за тем и за другим... Бедня-, ка разве на сходе кто признает? Стоишь себе у двери, когда приходится бывать на сходе, и молчишь» / 64 , с.35/. ' j
Социальное расслоение крестьян, группирование их по экона-| мпческим признакам, главными из которых, как указывалось!1 выше, было владение землей, скотом, инвентарем и т.д., не совпадало с психологическими характеристиками разных групп крестьян, *
44
В обыденном сознании при отнесении крестьян к отдельным слоям включаются психологические признаки. В этом отношении показательна работа «Деревня при НЭПе. Кого считать кулаком, кого тружеником. Что говорят об этом крестьяне?» /15 /. В самом названии работы: кого считать кулаком ... заключен от-ношенческий признак. По мнению крестьян мало указать на то, сколько земли, скота, построек имеет человек. Важно знать, какими способами он приобрел свое хозяйство, прибегает ли к наемному труду, к торговле, к разным способам кредитования нуждающихся. Признаком психологического порядка выступало и то, является ли человек по своим склонностям и по своему поведению общественником или антиобщественником. Называние крестьянина «буржуем» воспринималось как ругательное, позорное.
Классовое разделение крестьянства, официально провозглашенное руководством страны и внедряемое в сознание людей, не всегда принималось крестьянами. Этим определялось то, что не было однозначного положительного отношения к бедняку и отрицательного - к состоятельному крестьянину. *А разве таких мало крестьян, у которых хозяйство маленькое, бедное, а психология, настроение, взгляды чисто кулацкие?» /15, с.22/.
В народе было уважительное отношение к зажиточным крестьянам, своим трудом обеспечивающим достаток. «Кулак пользовался определенным авторитетом в деревне, как образцовый хозяин» /43, с.143/. Для многих крестьян не богатство само по себе, а талант и труд выступали важными признаками для оценки достоинств человека. В значительной степени включением наряду с экономическими факторами и психологических признаков в разделение крестьян, неприятием идеологически и политически ориентированного классового подхода объяснялось отношение к кулакам. Часто крестьяне отвечали: *В нашей деревне нет кулаков». Не находили кулаков в деревне и некоторые комиссии, в большом количестве посылаемые разными учреждениями для обследования отдельных деревень, регионов.
Интересными представляются отношения крестьян к беднякам. Сочувствие к крестьянским бедам, недостаткам, бедности характеризует доброе отношение к этому слою. С другой стороны, лень, разгильдяйство, неорганизованность бедноты порицались как недостойные человека качества. В.И.Ленин обращал внимание
45
на то, что в деревне была «глубокая борьба между бедняком, действительно трудящимся и лодырем * /30 ,с.149/.
Таким образом, анализ социально-экономических преобразований в сельском хозяйстве России в 20-30-х годах XX в. показал, что основные их этапы были связаны с коренными изменениями отношений собственности. На каждом из этапов эти отношения имели свои особенности. Экономические отношения собственности определяли социально-психологические феномены: внутригрупповые и межгрупповые отношения, психологическую готовность крестьян к преобразованиям. В свою очередь, эти феномены влияли на социальное развитие деревни - тормозили его, стабилизировали или ускоряли.
2.4, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СУБЪЕКТОВ СОБСТВЕННОСТИ.
Община как субъект землевладения и землепользования. Общинное землепользование в России является специфическим социально-экономическим я социально-психологическим феноменом. Сельская община выступает как своеобразная общность людей. Она является основным субъектом собственности в деревне. Главным объектом этой собственности является земля. Объективные экономические отношения в общине определяют внутригрупповые отношения и отношения между этой общностью и другими объединениями людей. Социально -психологические феномены, порождаемые общинным землепользованием и общинным способом хозяйствования, в свою очередь влияют на социально-экономическое развитие в деревне. В этом развитии община в России занимает уникальное место. В связи с этим исследователи — ученые, общественные деятели, писатели, публицисты — уделяли пристальное внимание общине (славянофилы, народники, В.И.Ленин, Г.В.Плеханов, Н.Г.Чернышевский и др.). Как отмечает В.М.Штейн, «начиная со средины XIX в. русская экономическая мысль выдвигает на первый план нашей отечественной истории трудовой крестьянский коллектив — сельскую общину и артель — н хочет подчинить экономическое развитие русского общества интересам крестьянства. Это придает нашей политической экономии указанного периода своеоб
46
разный колорит, столь отличный от западно-европейской науки»
/66,0.11/.
Вопрос об общине как бытовом явлении русской жизни разрабатывался А.И. Кошелевым и Ю.Ф.Самариным. Характеристика ее как формы взаимодействия (альтруизм) и взаимоотношений например, содержатся в трудах Н.Г.Чернышевского /см.22,с.41О/. Оценке места и функций общины в общественном развитии посвящена большая литература. Оживленным было обсуждение вопроса о возможностях общины как основы социального прогресса российского общества. Крайние точки зрения основывались на подчеркивании позитивных или негативных свойств общины. Эти свойства касались и социально-экономических характеристик общины.
Русская община прямо или косвенно оказывала воздействие на все важнейшие социально-экономические и общественно-политические процессы в деревне вплоть до 30-х годов XX в. Она влияла на развитие производительных сил в сельском хозяйстве, общий уровень культуры на селе, определяла отдельные стороны государственного строительства, оказывала воздействие на психологические отношения между людьми.
Она выступала хранительницей старого традиционного способа жизни на селе. «Общинное владение землею,— отмечал А.Бутовский, имеет между нашими крестьянами всю силу древнего обычая, что оно улеглось в основании их быта; по всему вероятно оно еще сохранится само собою во многих местностях и перемене быта. Должно согласиться также, что оно соответствует действительным потребностям и настоящему развитию крестьянского хозяйства» /17, с. 48/.
Сложный путь прошла в своем развитии община. В многовековой ее истории в России вторая половина XIX в. и первая треть XX в, были самыми бурными. Безраздельное господство общинного землепользования в докапиталистический период с развитием капитализма сменилось временем разложения общины.
После 1917 г. община выступила как целостное объединение, способствующее решению вопросов национализации земли, организации ее использования, распределения между крестьянами. В последующие годы рассматривались возможности общины как основы перехода от общинного землепользования к новому спо собу хозяйствования.
47
В 30-е годы коренным образом изменились отношения к собственности. Коллективизация подорвала принципы общины.
Завершился процесс ее разложения. Итоговая характеристика этого этапа дана В.Я.Осокиной. «Во-первых, в результате Октябрьской революции и глубоких революционных преобразований шел процесс разложения общины как формы мелкотоварного производства и конгломерата социально-экономических отношений. Самым характерным проявлением этого процесса был выдел: сначала частичный, затем полный, а также насильственный, означавший ликвидацию кулачества как класса. Во-вторых* произошли изменения в общине и как в социально-юридической_организа-ции- ее права постепенно передавались Сельским Советам. В-третьих, судьбу общины предрешала эволюция самого общинного крестьянства» /40^.151/.
Замена земельного схода как органа управления общины сельским сходом было организационным оформлением утраты общиной ее ведущих функций на селе. В 1934 г. земельные сходы общины прекратили свое существование.
Отношения собственности в общине складывались специфическим образом. При общинном землепользовании земля принадлежала определенной общности как целому. Вместе с тем, земля находилась в пользовании отдельных членов этой общности.
Уравнительно-передельная система характеризовала основной способ существования общины. Уравнительный принцип реализовался путем общих и частных, количественных и качественных переделов земли. Сама община выбирала основание наделения землей — отдельный крестьянский двор, количество рабочих рук, потребности семьи и др.
Круговая порука являлась также механизмом уравнивания и взаимной ответственности членов общности за хозяйственную деятельность, за уплату налогов, податей, за несение других повинностей. Уравнительный принцип многими исследователями считался главной особенностью земельной общины. Между тем вопрос стоял значительно сложнее. Уравнивание не уничтожало имущественного неравенства. В общине происходило имущественное рас слоение. В.И.Ленин отмечал, что вопрос заключается в том, «какие типы хозяйств складываются внутри общины, как развиваются эти типы, как складываются отношения между нанимающими рабо48
чих и нанимающимися на черную работу, между зажиточными и беднотой, между улучшающими хозяйство и вводящими усовершенствования в технике и разоряющимися, забрасывающими хозяйство, бегущими из деревни» /27, с.81-82/. По мнению Г.В.Плеханова «для беднейших членов общины (а они многочисленны) община стала вредным институтом» /цит. по: 36, с.699/.
Главные функции общины заключались в хозяйственном распоряжении надельными землями, в организации производства в крестьянском хозяйстве, в регулировании гражданских и семейных отношений. Сложившийся комплекс сельскохозяйственных угодий, находящихся в совместном пользовании группы крестьянских хозяйств (как правило, одного селения), был экономической формой хозяйствования на селе.
Демократическая организация местного самоуправления обеспечивала функционирование общины как целостного образования. В.И.Ленин писал, что «общину, как демократическую организацию местного управления, как товарищеский или соседский союз, мы безусловно будем защищать от всякого посягательства бюрократов...» /26, с.344/.
В качестве социально-экономических факторов существования общины выступало наличие в деревне слоев, сословных разрядов, деление людей по разным основаниям. Относительность действия принципа уравнивания на селе, неустойчивость надела, принудительность севооборота со стороны общины, консерватизм в формах хозяйствования, внутренняя замкнутость общины тормозили развитие сельского хозяйства.
Экономические факторы постоянно взаимодействовали с факторами социально-психологическими. В качестве главного из них выступало положительное отношение крестьян к общине. Крестьянин держится за деревню, за общину, потому что она в какой-то степени защищала его от произвола властей, являлась реальным средством от разорения, нищеты. Традиционное сознание принадлежности земли коллективу выступало как консолидирующее начало. Сохранение обычаев и традиций, приверженность крестьян тому, как жили деды и прадеды обеспечивало устойчивость общины. Это давало основание считать общинный дух, «соборность» специфической чертой русской деревни, характерной особенностью русского крестьянства. Это мнение было широко
49
распространенным. Однако с ним были согласны не все, оно было предметом дискуссий. «Нам пришлось встретиться с ходячим у нас взглядом на общину, как на форму владения, излюбленную великорусским народом с самого начала его истории и лучше всякой другой обеспечивающую его благосостояние. Мы убедились, что ни исторические факты, ни современные данные не оправдывают этого взгляда» /10, с. 255/. «Факты (образование артелей, раздел семей и др.) свидетельствуют против странного мнения о какой-то неразрывной связи между общинным владением и русскою натурой» /7,с. 23/. Несмотря на существование различных точек зрения, есть основание говорить об общинной психологии как своеобразном российском феномене. Общинная психология выражалась в многообразных формах. Взаимопомощь в общине, реже между общинами, являлась преобладающей во взаимоотношениях людей и групп. Чувство общинной солидарности помогало преодолевать многие трудности, особенно возникающие в ситуациях угрозы извне (властей, других общин и т.д.). Коллективные отношения сельских общин рождали чувства социального родства, сострадания, гуманизма, уравнительного равенства, справедливости, стыда, совести, интереса к духовному развитию человека, презрение к жадности, зависти и эгоизму. Самым сильным было чувство уверенности в силе «общества», «мира». При этом развито было и чувство личного достоинства. Наличие дома и двора, как владения отдельной семьи, относительно свободное хозвйствование на своем наделе, частное присвоение продуктов труда стимулировали развитие индивидуального почина, личной инициативы. «Крестьяне держатся общинных порядков не по принуждению, а по собственному желанию, по своей доброй воле» /9, с. 153/.
Социально-экономические факторы развития деревни отражались и в негативных социально-психологических явлениях. Неравномерность в распределении земельных участков и средств производства, социальная неоднородность обусловливали групповую замкнутость, напряженность внутриобщинных отношений. К тому же отношение к собственности у крестьянин было неоднозначным. Переделы земли были основанием отношения крестьянина к земле не как к своей собственности. Это имело экономические и психологические последствия. Наш собственник далеко не собствен50
ник, он не уверен в постоянном владении землею, ему предоставленною, и поэтому она не может рассчитывать на его постоянное попечение, на его всегда старательный уход* /7, с. 45/.
Особенно сложно складывались межгрупповые отношения — отношения между разными общинами. Так, А.А.Кауфман считает, что «основную причину процесса разложения волостной общины надо искать в слабом сознании крестьянами междуселен-ной солидарности» /20, с.401/.
Сохранение отживающих старых традиций, прикрепленность крестьян к земле (кстати не всегда добровольным вступлением в общину, а простой приписанностью к ней), часто очень жесткая регламентация, жизнедеятельности общинников, ограничивали социальное личности и проявления индивидуальности человека. Групповое взаимодействие в общине, личностная ориентация проявлялись в явном противоречии положительных и негативных качеств общины. Это противоречие могло быть разрешено переходом к новым социально-экономическим формам хозяйствования.
В итоге можно сделать следующие выводы. Община может рассматриваться как один из примеров взаимовлияния экономических и социально-психологических отношений собственности. Формы владения и использования общинной собственности были фундаментом жизнедеятельности крестьян: определяли способы хозяйствования, составляли основу взаимосвязей и взаимодействия людей, экономические отношения собственности детерминировали социально-психологические явления- Среди них главными были социально-психологические отношения к собственности, внутри-групповые и межгрупповые отношения по поводу собственности.
Объективные и субъективные отношения были связаны многообразными способами. Социально-психологические феномены отражали экономические отношения, сопровождали их, развивались параллельно и относительно независимо, а нередко опережали их. Во всех этих формах социально-психологические отношения оказывали влияние на объективный ход социального развития. Знак этих отношений {положительный, нейтральный, отрицательный) определял общую картину жизни »а селе. Отношения крестьян к общине, с одной стороны, стабилизировали ее статус как формы хозяйствования и субъекта собственности, содействовали проявлению положительных сторон этой общности.
51
С другой стороны, сохранение традиционных общинных порядков выступало тормозом социально-экономических преобразований российского сельского хозяйства.
Кооперация как форма хозяйствования и собственности. Кооперация — сложное социально-экономическое образование. Общая характеристика кооперации отражена в ее определении крупнейшими специалистами в этой области. Так, по М.И.Туган-Ба-рановскому «кооператив есть такое хозяйственное предприятие нескольких добровольно соединившихся лиц, которое имеет своею целью не получение наибольшего барыша на затраченный капитал, но увеличение, благодаря общему ведению хозяйства, трудовых доходов его членов или сокращение расходов прежних». /54, С.93/. По мнению К.А.Пажитнова «кооператив есть такое добровольческое соединение нескольких лиц, которое имеет своей целью совместными усилиями бороться с эксплуатацией со стороны капитала и улучшить положение своих членов в процессе производства, обмена или распределения хозяйственных благ, т.е. как производителей или продавцов рабочей силы» /Цит. по: 52, с.295-296/. Как отмечал А.В.Чаянов, все другие определения кооперации по существу являются вариациями этих двух определений. к! Кооперация выступает как форма организации хозяйствования и Ы субъект собственности.
Интересные идеи на этот счет выразил М.И.Туган-Барановский. ,-[
«Кооперативная организация может преследовать двоякого рода "
цели: 1) объединение для общего владения предприятием и 2) объединение тех или иных лиц в области труда» /53, с. 97/. Это различие явилось основанием деления кооперативов на два рода: кооперативы в области владения и кооперативы в области труда.
Формы хозяйствования и отношение к собственности определяют специфические особенности кооперации.
Прежде всего кооперация это взаимодействие людей . Центральным социально-психологическим феноменом кооперации является совместность. Она проявляется в совместной деятельности и в совместном владении. Основной смысл кооперации заключается в сотрудничестве. Кооперация выступает как система партнерства. Психологическими составляющими кооперации являются взаимопомощь, самодеятельность и самостоятельность хозяйственных единиц и трудящихся, вступающих в кооперацию.
52
Сила кооперативов заключается в полной добровольности их организации, в свободе каждого члена принимать или не принимать в них участие. Кооперацию характеризует открытость для вступления желающих. Б ней возникает солидарность людей, их защищенность в группе. Особенностями кооперации являются также ее трудовой характер, специфика распределения прибылей, своеобразие социальных целей в борьбе за лучшую жизнь. В ней силен принцип коллективности. «Кооперация есть система коллективности для потребления с целью производства. Цель кооперации - коллективное сбережение, уменьшение труда на производство необходимых предметов потребления, увеличение производства и, наконец, развитие производительных способностей и склонностей человека» - писал П.Баллин в работе «Кооперативные афоризмы» /Цит. по: 52, с.144/, Ярким психологическим содержанием наполнен первый из приводимых им афоризмов: «Основание кооперации - взаимное сочувствие, взаимная приязнь и по преимуществу любовь и дружба, потому что из всех родов приязни любовь и дружба могут быть вполне взаимны. Мы можем любить друг друга тем лучше, чем более сторон жизни обнимает наше взаимное сочувствие. Если мы сочувствуем друг Другу всею душою, то мы достигаем идеала. Кооперация есть осуществление любви» /Цит. по: 52, с. 143/.
По мнению ряда исследователей, в кооперации органически сочетаются индивидуальные стремления и коллективный способ их достижения. Кооперация возникает тогда, когда в этом есть экономическая необходимость. «Кооперация — дочь нужды»— образно писал А.В.Меркулов.
Общие признаки кооперации, большинство из которых являются социально-психологическими, характеризовали кооперацию в России . По мнению А.В.Чаянова и М.И.Туган-Барановского, кооперация в России - самая сильная и отличается от кооперации на Западе. Основными видами кооперации являются: потребительская, кредитная, сельскохозяйственная, жилищная, кустарно-промысловая и производительная. Эти виды определяются способом организации хозяйствования и видами тех потребностей людей, которые удовлетворяются кооперативом. Первой формой кооперации в России были потребительские общества. Однако широкого распространения они не имели. Для удовлетворения
53
хозяйственных нужд крестьян возникали кредитные товарищества, кооперативы по покупке предметов для удовлетворения потребностей хозяйства и продаже их членам, кооперативы по сбыту продуктов производства мелких хозяйств, по совместной переработке и сбыту на рынке продуктов. Широкое распространение в России получила кредитная кооперация.
Многопланова и своеобразна судьба кооперации в 20-30-х годах. Упадок сельского хозяйства в эпоху военного коммунизма повлек за собой свертывание кооперации. Из всех ее видов продолжала существовать потребительская. При НЭПе восстанавливается сельскохозяйственная кооперация и сильно развивается кооперация в области производства.
Формы объединения труда, отношения собственности определяли формы кооперации. Простейшей формой производственного кооперирования были бригады и группы взаимопомощи. В этом случае объединялся труд кооператоров, собственность оставалась единоличной. Б единоличном пользовании находилась земля и средства производства. Первой формой кооперирования собственности было объединение отдельных земельных участков. Возникали товарищества по совместной обработке земли этих объединений. Совместный характер хозяйствования в этой форме усиливает коллективные начала. Но средства производства, которыми обрабатывается земля, остаются во владении отдельных хозяйств. Имело место расхождение между общественным характером производства и частной собственностью. Следующим шагом социально-экономических преобразований было преобразование частной собственности в кооперативную. Возникает новая форма кооперации — сельскохозяйственная артель. Субъектом кооперативной собственности становятся отдельные объединения крестьян. Коллективный характер собственности реализуется в формах управления кооперативом. Общее собрание кооператоров и правление кооператива осуществляют управленческие функции. Они распространяются на определение порядка владения, пользования и распоряжения принадлежащим кооперативу имуществом и соблюдением этого порядка.
В 20-30-х годах встал теоретический и практический вопрос о масштабах производственного кооперирования, о соотношении коллективного и индивидуального хозяйств. Поддержанную мно54
гими исследователями теорию предложил А.В.Чаянов. Он считал, что преимущественное место в организации хозяйствования должно занимать комбинирование различных форм, в том числе больших и малых. При этом семейное хозяйство должно сохраниться как одна из перспективных и жизнеспособных форм. «В кооперативах же только часть производства, та именно часть, где крупное хозяйство имеет преимущество над мелким, объединяется в союзную организацию. Сельскохозяйственный кооператив является дополнением к самостоятельному крестьянскому хозяйству, обслуживает его и без такого хозяйства не имеет смысла» /57, с. 13/. В сочетании мелкого и крупного хозяйства дол-ясен, по мнению Чаянова, соблюдаться оптимум. Он выдвинул теорию дифференциальных оптимумов. Чаянову принадлежит идея разделения понятий кооперативное предприятие и кооперативное движение. Эти явления различаются своими целями, формами организации.
Психологически меткую характеристику методов организации кооперации дал Чаянов. Он писал: «В прежнее время наивно полагали, что управлять народно-хозяйственной жизнью можно только распоряжаясь, подчиняя, национализируя, запрещая, приказывая и давая награды. Словом, выполняя через безвольных исполнителей план народно-хозяйственной жизни. Методы этого рода нами давно заброшены» /61/
Экономические и организационные факторы кооперирования в сельском хозяйстве определяли межгрупповые и внутригруппо-вые отношения. С одной стороны, кооперация объединяла людей в совместной деятельности и коллективной собственности. С другой, она обособляла и отличала одну группу от другой как собственников средств производства и продуктов труда. Внутри кооперативов социальное положение разных их членов было тоже разным. Это различие определялось неравным имущественным индивидуальным вкладом в общее хозяйство и неодинаковыми результатами труда в кооперации. Продолжало оставаться расслоение крестьянства. Это определяло и различное отношение разных слоев населения к организации и функционированию кооперативов. Как отмечает Н.М. Руд ометов, «надо принять во внимание равнодушие крестьян и часто даже враждебность, особенно со стороны кулацких элементов деревни к создаваемым сельскохозяйственным коллек55
тивам, в которых они видели конкурентов на пользование землею бывших помещичьих хозяйств» /45 , с. 63/.
На включение классового признака во взаимоотношения кооперативов указывали и Другие авторы. Так, Туган-Барановский писал, что «кооперация есть форма борьбы более слабых в хозяйственном отношении элементов современного общества с более сильными его элементами. Это верно не только по отношению отдельных членов кооператива, но и целых кооперативов» /53 , с. 379/.
Социальная дифференциация накладывала отпечаток на отношения крестьян к разным видам кооперации. Бедняки не одинаково относились к кооперации по сбыту продукции, кооперации по закупке инвентаря, совместному использованию скота. Середняки отдавали предпочтение сельскохозяйственной кооперации. На причины борьбы между различными кооперативами и внутри одних и тех же кооперативов указывал Н.й.Бухарин. Это — * вопрос о выборах правления , о выборах должностных лиц, о паях и об их величине, об уставе кооперативных организаций, о политике, которую должно вести правление и т.д. и т.п.; на всех этих отдельных вопросах будут развиваться целые («мирные», конечно) сражения между различными слоями крестьянства» /Цит. по: 6 , с.247/.
Неуспехи кооперации вызывались разными причинами. Среди них некоторые имеют непосредственное психологическое содержание. Вслед за Крюгером, проанализировавшим причины неудач ремесленной кооперации, М.И.Туган-Барановский считает, что эти причины не менее существенны и для сельскохозяйственной кооперации: равнодушие, особенно более зажиточных крестьян, ко всякого рода реформам и новым общественным начинаниям, конкуренция между людьми и взаимная зависть их к успеху другого, кредитование кооперативами своих членов и задолженность самих кооперативов, недостаточное знание членами товариществ современной бухгалтерии, слабое знакомство широких кругов с сущностью кооперации {отсюда подозрительное отношение ко всяким призывам к самодеятельности), с действующим законодательством, преувеличение значения кооперации, соединение в одном кооперативе существенно различных целей и задач, неправильное отношение к вопросу об образовании кооперативом собственного капитала, зависимость кооператива от влияния чуждых им учреждений. В качестве особого пункта
56
выделяется непонимание устроителями кооперативов значения личного момента г кооперации. «Обычно думают,- пишет Туган-Барановский, - что для устройства кооператива требуются только достаточные денежные средства, в действительности же успех кооператива зависит прежде всего от индивидуальных свойств входящих в его состав лиц, если Нет соответствующих лиц, то никакие материальные средства не могут обеспечить успех кооператива «/53, с. 439/. Это высказывание указывает на исключительно большое значение социально-психологических явлений в решении проблем кооперации.
Утверждая в качестве основополагающих принципов кооперации сотрудничество, солидарность, взаимопомощь, некоторые авторы разводили понятия кооператив и коллектив. Интересными представляются идеи о том, что в истории кооперации кооперативизм и коллективизм выделяются как специфические теоретические направления, обосновывающие ту или иную практику кооперирования. Эти направления различаются по оценке способа владения землей и средствами производства, по степени участия государства в организации и функционировании кооперативов. Так, коллективизм связывается с общественной собственностью, кооперативизм — с кооперативной. Представителями кооперативизма в России были М.И.Туган-Барановский и В.Ф.Тотомианц.
Коллективизация: формы, этапы, психологические особенности. Специфической формой кооперирования в России после революции была организация коллективных хозяйств. Процесс коллективизации был подготовлен широким развитием многообразных форм кооперативов непроизводственного профиля -потребительской кооперации, кредитной и др. В основании разных форм коллективных хозяйств лежали отношения собственности, способ распределения и способы организации совместной деятельности крестьян. Процесс организации коллективных хозяйств прошел несколько стадий, которые различались степенью объединения трудовых усилий, обобществления средств производства. Коллективность и того, и другого постепенно усиливалась. Процесс кооперирования в сельском хозяйстве имплицитно содержал в себе элементы коллективизации. Коллективные хозяйства в точном смысле слова возникают тогда, когда коллективный труд объединяется с коллективной собственностью. Коллек57
тивное хозяйство выступает как один из субъектов собственности и как важная форма хозяйствования.
В России в 20-30-х годах коллективные хозяйства существовали а разных формах, главными из которых были коммуны и колхозы. Коммуны возникли вскоре после революции. Характерным для них было то, что в них обобществлялись не только земли и основные средства производства, но и мелкий инвентарь, скот, домашняя птица, предметы обихода. Отличительный признак коммуны состоял в уравнительном распределении. К.Маркс отмечал: «Для того, чтобы коллективный труд мог заменить в земледелии труд парцелярныЙ ... нужны две вещи: экономическая потребность в таком преобразовании и материальные условия для его осуществления» /37, с. 407/. При организации коммун в России этих условий не существовало. Коммуны возникали исключительно на энтузиазме, на страстном стремлении удовлетворить надежды на быстрое и кардинальное улучшение жизни.
Вопрос о жизненности коммун достаточно сложный. В.И.Ленин считал, что употребление слова «коммуна» должно быть обоснованным. «Сначала докажи свою способность на бесплатную работу в интересах общества, в интересах всех трудящихся, способность работать по-революционному, способность повышать производительность труда, а потом протягивай руку за почетным званием *коммуны» /29, с. 26/.
Коммуны просуществовали недолго. Одна их часть распалась, другая преобразовалась в сельскохозяйственные артели. Эти артели явились главной формой коллективных хозяйств. Существовало много типов сельскохозяйственных артелей. Разнообразие их определялось не только профилем хозяйства, местными условиями, но и распределения. Б некоторых артелях при распределении учитывался имущественный вклад крестьянина при вступлении в колхоз, в ряде артелей распределение было уравнительным, в других производилась оплата по труду. Для повышения мотивации труда вводилась индивидуальная и коллективная сдельщина.
Коллективизация сельского хозяйства стала государственной политикой в России. Кроме экономических задач, она должна была коренным образом изменить всю жизнь крестьян. * Установится своеобразная организация труда, труда не как обязанности, а как потребности, начнется свободное творчество масс... Кол58
Щ лективизм внедрится не только в производство, но и в быт. Индивидуализм уступит место общности интересов» /19 , с. 57, 61/.
Вера в спасительную силу колхозов привела к идее, что фактически коллективизация является революцией. 1929 г. был годом апогея этой революции, «годом великого перелома». Историкам и экономистам предстоит еще многое сделать для объективного анализа и адекватной оценки того периода социально-экономического развития России. Но и сейчас уже можно отметить, что этот период имел и свои социально-психологические предпосылки и громадные социально-психологические последствия. Ряд исследователей в последние годы обратил внимание на социально-психологический аспект этого периода /см. 18/.
Особенно остро социально-психологические проблемы проявились в недостатках коллективизации. При проведении коллективизации почти повсеместно нарушались выдвинутые в самом ее начале принципы кооперирования: добровольность, обеспечение взаимной выгоды бедняков и середняков, материальная заинтересованность крестьян в кооперировании, постепенность, соблюдение последовательности при переходе от низших форм к высшим, учет местных и исторических условий, национальных и бытовых особенностей при определении темпов коллективизации, оказание всемерной помощи со стороны рабочего класса, а также дифференцированная государственная помощь в виде льгот по кредиту, в налогообложении. Преобладающими стали механизмы государственного вмешательства в деятельность кооперирования, насильственная сплошная коллективизация, административно-бюрократическая система руководства сельскохозяйственным производством в целом. Экономическое положение в сельском хозяйстве резко ухудшилось.
Психологическое состояние деревни в этот период было чрезвычайно напряженным. Объяснение его причин в научной и исторической литературе тех лет и в последующем сводилось к идеологизированной и политизированной оценке положения. Все объяснялось обострением классовой борьбы в деревне. Это объяснение выступило как теоретическая догматическая формула. Практически она реализовывалась в требовании уничтожения кулачества как класса. Психологическая атмосфера на селе того времени ярко запечатлена в художественной литературе. В качестве примеров мож59
но сослаться на романы В.Белова «Кануны» /5/ и «Год великого перелома* /4/, и роман А.Ананьева «Межа* /1/.
Сложно и противоречиво складывались отношения крестьян к коллективизации. С одной стороны, объединение людей в совместной производственной деятельности являлось традиционным для России и до революции. С другой стороны, после революции должны были быть объективные условия и психологические предпосылки для введения новых форм кооперирования. Этими условиями нередко пренебрегали в теории и на практике. Многие авторы объясняли противоречивые отношения крестьян к коллективизации противоречивостью самой сущности крестьянина. С одной стороны, он — труженик, с другой собственник. Но эти характеристики нельзя резко разделять и противопоставлять. Основанием психологических отношений к новой форме хозяйствования были экономические факторы. Имущественное положение крестьян было решающим в их принятии коллективизации. «Бедняк больше сочувствует кооперации, но меньше сил имеет действительно кооперацию поднять. Крепкий крестьянин насчет сочувствия ничего не говорит и мало сочувствует, но при случае превосходно кооперацию использует в своих интересах» /64, с.48/. Зажиточные слои населения относились к коллективизации в основном отрицательно. Основанием для обострения отношений по поводу коллективизации была политика классового подхода к крестьянству. Реальное и искусственное деление крестьян на бедняков, середняков и кулаков внедрялось в психологию людей, определяло их поведение. Перевес методов принуждения над методом показа примеров и убеждения при проведении коллективизации делал психологическое состояние в деревне крайне напряженным. Внешнее подчинение командно-административной системе не снимало внутреннего неприятия, отчуждения частью крестьян этой формы социально-экономических преобразований.
Идентификация крестьян со своей общностью. Организация хозяйственной деятельности в деревне, существование разных форм собственности объединяли и разъединяли крестьян. Эти объективные процессы отражались в чувстве «мы» и «они». Идентификация крестьян со своей общностью выступала как важный социально-психологический феномен, определяющий взаимодействие и взаимоотношения людей. Существуют несовпадения экономичес60
кого положения, социального статуса и психологической идентификации. Разделение на «мы» и «они* в деревне проходило по разным основаниям: по отношению к общине как основной общности до 30-х годов, территориальной принадлежности, социальному статусу, имущественным признакам, роду занятий, отношению к традиционным и новым объединениям и др. В понимании крестьян антиподом общины, «мира» были в первую очередь помещики и те, кто их поддерживает. Большинство крестьян идентифицировали себя с эксплуатируемыми, причисляя к эксплуататорам всех остальных. Но в категорию «они» попадали и крестьяне соседнего села, иные группы, сословия. Самое резкое деление на «мы» и «они» проходило по линии * община» и «не-община». Это создавало психологические условия замкнутости общин.
Идентификация крестьян со своей общностью проходила по-разному. В период расцвета поземельной общины связи крестьян с ней были наиболее сильными. При разложения общины в дореформенный и пореформенный период эти связи ослабевали. Столыпинская реформа, предусматривающая выход крестьян на отруба и хутора, организационно оформляла разрыв этих связей. Мотивация выхода крестьян из общины была разной. Произошло резкое размежевание на *мьг» — общинники и «они* — хуторяне, отрубники. Внутри общины в дореволюционный период выделялись «красная» и «холодная» сторона (Г.В.Плеханов, Н.Н.Зла-товрацкий). Сложным был процесс и межклассовых отношений. Так, Г.В.Плеханов образно описывал отношение рабочих к крестьянам. Он говорил, что рабочим было еще труднее сойтись с крестьянами, чем интеллигентам. Петербургские рабочие смотрели на «деревенского человека» сверху вниз. «Они называли его «серым», в душе всегда несколько презирая его, хотя совершенно искренне сочувствовали его бедствиям» /42, с.133/.
В самой деревне после революции произошел ее раскол на «старую» и «новую». Расслоение крестьян на селе выделило несколько социальных слоев, групп, противостоящих друг другу как «мы» и «они». Как «мы» воспринимали себя хозяева, кулаки, зажиточные, середняки, противопоставляя себя «им» — беднякам, батракам.
К особой категории можно отнести солдат, вернувшихся с войны и составлявших в деревне специфическую психологическую общность. Объективный процесс осреднячивания крестьян после рево61
люции изменил группы, с которыми крестьяне себя идентифицировали. Этот процесс не всегда совпадал с чувством принадлежности отдельного хозяина тому или иному слою, находящемуся выше и ниже по статусу. Так, зажиточные крестьяне объявляли себя середняками. Батраки, которые по своему экономическому положению фактически являлись пролетариями, считали себя хозяевами. Причисление крестьян к буржуа рассматривалось ими как отрицательная характеристика. Слово «буржуй» для крестьян становится неприемлемым, даже позорным. Уходящие в город крестьяне постепенно теряли связи с деревней, меняли свою психологическую принадлежность. Сначала, вернувшись в деревню, они уже плохо себя чувствовали в ней, а попав вновь в город, отчуждались от своей крестьянской общности и становились недругами «деревенщины». Своеобразным было отношение к таким маргинальным группам - как купцы-помещики, середняки-кулаки. В этих группах маргинальность переносилась на характеристику личности.
Сложным был процесс идентификации с семьей. В период расцвета патриархально-общинного строя семья выступала как основная общность, с которой крестьянин себя фактически отождествлял. Ослабление влияния семьи происходило с утратой семьей функции — быть главной хозяйственной ячейкой на селе. Разделение семейного хозяйства на несколько хозяйств (выделение из семьи детей) было одной из причин преобразования идентификации крестьян с этой общностью.
В процессе социально-экономических преобразований в России в 20-ЗО-х годах возникали новые социальные общности. Так, в период НЭПа появились *новые помещики», после революции создавались комитеты бедноты, на первых этапах коллективизации внутри сельской общины появилась категория выделенцеа. Идентификация крестьян с этими новообразованиями проходила сложно, отношения «мы» и «они» приобретали острый характер. Противоречиво происходил процесс идентификации и в период включения крестьянина в новую общность при создании колхозов. Повсемес тно наблюдалось настороженное отношение к их организации, достаточно частые выходы из них, повторное вступление, снова выход и т.д. Психологическая сложность идентификации в период коллективизации состояла наряду с другим и в том, что колхозы были антиподами общины, традиционной и привычной им общно62
сти. Одно крупное объединение *мы» должно было уступить место другой общности «мы», основанной на совершенно ином социально-экономическом основании - кооперативной собственности на землю и основные средства производства.
Процесс идентификации крестьян со своей общностью определял противоречивые социально-психологические феномены отчуждения и причастности к ней.
2.5. ЛИЧНОСТНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В ОТНОШЕНИЯХ СОБСТВЕННОСТИ
Связь личности н собственности. Сущность личности определяет, как известно, система отношений. В этой системе собственности принадлежит исключительное место. В самом ее определении заложено личностное содержание. Собственность имеет два аспекта. Во-первых, она определяется к&к имущество, которое кому-то принадлежит. В этом смысле собственность — это отношение человека к вещи, имуществу. Во-вторых, собственность определяется как отношения между людьми, общностями по поводу присвоения и владения средствами производства, вещами, имуществом. К.Маркс писал, что «собственность означает, следовательно, первоначально не что иное, как отношение человека к его природным условиям производства как принадлежащим ему, как к своим» /38, с. 479/. Оба вида этих отношений входят в психологическое ядро личности.
Личность и собственность связаны по своему происхождению. Ряд исследователей прошлого века, например /34/ считали собственность инстинктом, врожденной и господствующей наклонностью человека. Эта наклонность всеобща и коренится в самых глубинах живого существа, определяется жизненными потребностями. Главная из них — потребность в самосохранении: жить самому и обеспечить жизнь своему потомству. В ряде теорий собственности — трудовой, индивидуальной, оккупационной и друг них имплицитно присутствует и личностное содержание.
Многими исследователями собственность на землю выделялась в особый класс, поскольку считалось, что право на эту собственность предполагается самой природой человека, ибо земля есть общее достояние всех людей.
63

Собственность является атрибутом личности. Так, по мнению В.Джемса, трудно провести черту между тем, что человек называет самим собой и своим. В связи с этим «.,,в самом широком смысле личность человека составляет общая сумма всего того, что он может назвать своим: не только его физические и душевные качества, но также его платье, его дом, его жена, дети, предки и друзья, его репутация и труды, его имение, его лошади, его яхта и капиталы» /16 , с.145/.
В отношениях собственности осуществляется самореализация личности. «Собственность есть развивающаяся потребность развивающегося человека* /24 , с.31/.
В них выражается его воля. Волевое отношение проявляется как к объекту собственности, так и к другим людям, оно реализуется в процессе волеизъявления, когда человек фактически присваивает объект, используя его, распоряжаясь им (передает другим, продает и т.д.).
В формировании отношений собственности важная роль принадлежит сознанию личности, процессу осознавания собственных возможностей и объективных условий присвоения объекта, форм владения и распоряжения им. Результат этого осознания выражаются в понятиях «мое - не мое», «свое - чужое», в понятиях «собственника*, «хозяина».
Так, по мнению А.Н.Энгельгарта, отношение собственности, выражаемое понятием «хозяин», далеко не только право собственности, это определенное качество человека, его способность и его состояние души, труд его души, который нельзя выразить формальным внешним образом. Собственность не вещь, не имущество, не выгода. Вещь, имущество могут быть общими, собственность исключительно персональна. Вещь, имущество можно получить, до собственности надо дорасти /63/.
Собственник должен обладать особыми личностными качествами, качествами хозяина. «От хорошего хозяина требуется чрезвычайно много... И между крестьянами есть много таких, которые не только не могут работать иначе, как за чужим загадом, но даже работать хорошо не умеют. Мало того, есть много людей, которые хотя и способны работать, но не любят хозяйства. Душа его к хозяйству не лежит, не любит он его, а интересуется чем-нибудь совсем другим» /63, с.385/.
64
A.H- Энгельгарт создал определенную личностную типологию но отношению к хозяйствованию. Он пихал: «Если с одной стороны возьмем дурачка, который не может нарубить дров, а с другой отличного мужика-хозяина, у которого всякое дело спорится, который может загадывать работу на огромную артель, то между этими двумя крайностями существует множество степеней. Если, с одной стороны, полные дурачки редки,"то немногим менее редки и особенно замечательные хозяева. Преобладают средние люди, механически выучившиеся, вследствие постоянного упражнения с малолетства, более или менее хорошо работать, неспособные единолично вести самостоятельное хозяйство, а способные работать только под чужим загадом, под чужим руководством* /63, с.382/.
На отсутствие необходимых качеств для хозяина указывал В.И.Ленин. Он отмечал, что «...ответственные ... коммунисты не умеют хозяйничать и в этом смысле они хуже рядового капиталистического приказчика, прошедшего школу крупной фабрики и крупной фирмы. Этого мы не сознаем, тут осталось комчван-ство. Вопрос о том, что ответственный коммунист ... торговли вести не умеет, потому что он не делец, этому не учился и не хочет учиться и не понимает, что с азов должен учиться» /12, с. 132/.
Я.Яковлев также сетовал на то, , что в деревне «доверия к людям нет, истых людей никак не найдешь» /64, с,37/.
Личность и собственность связаны не прямолинейно. Объективно существующее отношение личности к ней и субъективное отношение могут не совпадать. О таких расхождениях у богатых писали, например, Н.О.Лосский и М.Горький. По наблюдениям Н.О.Лосского «...в среде крупной буржуазии, среди богатых промышленников и купцов, были настроения, показывающие, что они как бы стыдятся своего богатства и уж, конечно, сочли бы кощунством называть право собственности священным» /35, с.17/.
М.Горький в очерке «Савва Морозов», наблюдая жизнь купца-миллионера,- показывает, что личные его потребности были весьма скромны, можно даже сказать, что по отношению к себе он был скуп, дома ходил в стоптанных туфлях, на улице я его видел в заплатанных ботинках» /11, с. 5-6/.
Отмеченные выше личностные характеристики человека являются субъективным отражением его объективных связей, в том
65
числе экономических отношений, главные из которых составляют отношения собственности. Эти психологические феномены выполняют функцию регуляторов деятельности личности, поведения, ее взаимодействий и взаимоотношений с другими людьми.
Взаимосвязь мотивации хозяйственной деятельности, форм собственности и ее функций. Отношения собственности определяют природу, характер и степень эффективности той или иной системы мотивации труда. Функциями собственности являются владение, пользование и распоряжение. Владение означает наличие средств производства, имущества, материальных благ у определенного лица, коллектива, общества. Пользование представляет собой юридически гарантированную возможность производительного и личного потребления средств производства и предметов потребления. Распоряжение собственностью отражает возможность совершения каких-либо действий со средствами производства и предметами потребления (продать, передать, купить, потребить и т.д.).
Эти функции специфическим образом сочетаются в разных формах собственности. Различают три формы собственности: общественную, коллективную и личную. В общественной форме объектом собственности являются важнейшие средства производства, земля, средства транспорта и связи, продукты, произведенные государственными предприятиями, предметы потребления, входящие в фонд общественного пользования. Субъект собственности — государство. Оно владеет, пользуется и распоряжается собственностью. К кооперативной, как виду коллективных форм, собственности относится часть средств производства, продукты коллективного труда, учреждения и организации коллективного пользования. Ее субъектом является каждый отдельный коллектив трудящихся, объединенных в кооператив, который по своей воле осуществляет владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему имуществом.
Субъектом личной собственности в сельском хозяйстве явля ется отдельное крестьянское хозяйство, отдельная семья, отдельный человек. Объекты этой собственности — часть средств производства, предметы потребления (продукты питания, одежда и др.). Владение, пользование и распоряжение соответствующим имуществом осуществляется каждым отдельным членом сооб66
щества исключительно по своему усмотрению. Другие члены сообщества могут пользоваться этим имуществом только с разрешения собственника.
Формы собственности определяют разную степень причастности личности к производственной деятельности, к потреблению материальных и духовных благ.
Непосредственная связь личности с собственностью существует в форме частной собственности. В начале 20-х годов в России абсолютное большинство крестьян связывало свои надежды с развитием индивидуального хозяйства. Их личная заинтересованность и непосредственная мотивация деятельности в отдельном хозяйстве должны были привести к повышению его доходности. Источник дохода — это сбыт излишков произведенной продукции. Каждый крестьянин стремится производить именно тот продукт, сбыт которого приносит ему больше дохода. Конкуренция с другими производителями — один из стимулов хозяйственной деятельности. Индивидуальное хозяйство способно обеспечить прямую зависимость результатов от затрат труда. Аргументом в пользу частного производства в сельском хозяйстве кроме экономических выгод выступают и психологические факторы: существуют приемлемые для крестьян многообразные способы использования своих способностей в труде, ибо индивидуальное хозяйство требует полной реализации возможностей человека.
А.В.Чаянов считал отдельное крестьянское хозяйство основной формой социального развития сельского хозяйства в России.
Своеобразно проявлялась мотивация хозяйственной деятельности у российских крестьян 20-30-х гг. в отношении к коллективной собственности. Общинное землепользование было одной из ее форм. В целом к общинной собственности крестьяне относились положительно. Но были очевидными и тенденции перехода к частной собственности. Это проявлялось в выходе крестьян из общины. Мотивы этого были разные: так, бедняки получали землю в личную собственность не только для того, чтобы вести хозяйство. Они продавали ее, сдавали в аренду, сами занимались отходом или уезжали в другие районы; зажиточные крестьяне выходили из общины, расширив свое хозяйство и освободившись от ее вмешательства в их хозяйственные дела. Общинное землепользование не стимулировало развитие инициативы крестьян,
67
не повышало мотивацию улучшения хозяйствования. Связано это было прежде всего с переделами земли. Крестьяне не были заинтересованы в совершенствовании культуры производства, ибо переделы земли нивелировали их усилия. Реально общинник не был собственником земли. Он ею только пользовался, но не владел и не распоряжался, соответственно этому он и трудился. Стимула к улучшению жизни в общине у крестьян не было. Об этом хорошо писал В.Краинский: «...всякое увеличение богатства в пределах общины является достоянием всей общины, а не отдельного лица. Община, путем передела и распределения полос по жребию, может всегда лишить хозяина всех результатов его труда. Это домоклов меч, висящий над каждым из общинников, вынуждает его придерживаться минимального, а не максимального уровня культуры в общине, чтобы потерять при передаче как можно меньше» /23, с. 32/.
Формой коллективной собственности были колхозы. Крестьянин не был владельцем этой собственности. Это вызывало двойственное отношение к колхозам. Крестьяне говорили: «Колхоз мой и не мой, он мой, но вместе с тем он принадлежит Ивану, Филиппу, Михаилу и другим членам колхоза. Колхоз общий». Эта общность принадлежности собственности снижала ответственность колхозников за развитие сельского хозяйства. Практика показала, что нарушение принципов материального стимулирования в колхозах подрывало мотивацию труда. К оценке колхозов относится высказывание Н.И.Бухарина о кооперации. «Мы все виды инициативы,— писал он,— заменили одним видом инициативы: со стороны государства... Мы низовую кооперативную инициативу и всякую прочую придушили. И так гиперцентрализовали все дело, получили такой гиперцентрализованный бюрократический аппарат и такую ответственность наверху, что она превратилась в свою противоположность* /цит. по: 55, с. 4.3/.
Еще более сложно обстояло дело с мотивацией труда, связанной с общественой собственностью. Отдельный крестьянин ее не имел, ею не пользовался и не распоряжался. По меткому выражению К.Р.Качаровекого, земля может быть трех видов: моя, наша и ничья. Первый характеризует частную собственность, второй -кооперативную, третий — общественную. Общественная собствен ность была преобладающей в коммунах. В них никто ничего не
68
мог назвать своим. Производственная деятельность в них была достаточно низкой, что и обусловило их распад. Уравнительность в распределении, как некоторая форма приобщения к собственности, характерная для нескольких послереволюционных периодов (военный коммунизм, первые этапы организации колхозов, коммуны), не способствовала трудовой активности, повышению производительности труда. Кооперирование труда и собственности вносило коррективы в мотивацию хозяйствования и экономического поведения крестьянства.
Формы оплаты труда при любой форме собственности выступают мощным стимулом производственной деятельности, причем в них должна была предусматриваться дифференциация доходов. Как остроумно заметил С.Деревенский, «если у каждого по грошу в кармане — драться не из-чего» /14, с. 19/.
Важную роль в мотивации труда имела оценка индивидуального вклада в хозяйственную деятельность. Психологическое значение оценки содержалось в требовании Ленина: «одобрить принцип сообразования размера налога со старательностью земледельца в смысле снижения %-а налога при повышении старательности земледельца» /31, с. 330/. Соответственной оценки результатов индивидуального труда требовали общинники, артельщики, колхозники. Попытки применения такого рода оценок наблюдались при введении в колхозах индивидуальной и групповой сдельщины, в выдвижении принципа ударничества, соревнования.
Нарушение какой-нибудь из функций собственности отражалось на мотивации хозяйственной деятельности. Так, невозможность распорядиться полученной после революции землей не стимулировала подъема и развития крестьянского хозяйства. Этим ослаблялось значение самого факта получения земли, владения ею. Продразверстка посягала на частную сельскохозяйственную собственность. При этом нарушались все функции собственности. Как отмечал Н.Осинский, у крестьянина «...поблек стимул к производству продуктов сверх его потребительской нормы и нужд его хозяйства» /39/. Во время НЭПа были восстановлены права частного собственника, что стимулировало повышение продуктивности сельского хозяйства.
Важным стимулом напряженной работы является возмож ность удовлетворить потребности. Рассмотрение их как факто69
pa мотивации существенно для понимания ее психологической сущности. Значение роли потребительской ценности товаров и благ в производственной деятельности и в жизнедеятельности людей нашло свое отражение в теории предельной полезности. Принцип предельной полезности в качестве мотивации хозяй-ствования признавали М.И. Туган-Барановский, С.И.Солнцев, А.С.Шор и др. Но главная заслуга в разработке теории предельной полезности принадлежит А.В.Чаянову. Суть этой теории в следующем. Количество произведеной ценности, поступающей при хозяйственной деятельности в обладание человека, находится в соответствии с количеством затрачиваемого труда. Затрата же физической энергии для человеческого организма не беспредельна. После сравнительно небольшой траты энергии, необходимой организму, дальнейшее ее расходование требует уже волевого усилия. И чем больше работы осуществляется в определенный период, тем более тягостны для человека последние предельные единицы затрачиваемого труда. Субъективная оценка ценности результатов, получаемых этим предельным трудом, будет зависеть от степени удовлетворения насущных потребностей тружеников. Предельная полезность понижается по мере роста суммы ценности, поступающей в обладание хозяйствующего субъекта. На известной высоте трудового дохода наступает момент, когда тягостность предельной затраты труда будет равняться субъек-тивной оценке предельной полезности, получаемой в результате этой затраты. На этой точке естественного равновесия и остановится продуктивная деятельность работника в трудовом хозяй-стве, так как всякая дальнейшая работа будет субъективно невыгодна. «Таким образом, — делает вывод А.В.Чаянов,— всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжения годового труда со степенью удовлетворения потребности хозяйствующей семьи» /60, с. 5/.
Отдельное крестьянское хозяйство могло действовать относительно изолированно от других или в кооперации с ними. При этом формы собственности были разными: она могла быть еди-ноличной или кооперативной. Принцип предельной полезности в обоих случаях оставался общим. Он был стержневой характеристикой мотивации труда хозяйствующего субъекта, определял
70
связь производства и потребления, включал психологический фактор в хозяйственную деятельность.
А.В.Чаянов в экономической теории отдавал приоритет человеку. Введением в научный и практический оборот психологических категорий — потребность, потребительский запрос, полезность, выгода, субъективная оценка и др., он обогатил теорию мотивации хозяйственной деятельности и поведения людей. Но за это был незаслуженно обвинен в психологизме экономической теории. Лишь в последнее время произошла переоценка его идей, его теория реабилитирована, а научный вклад получил адекватную оценку. Российская Академия Наук установила именную премию А.В.Чаянова в области экономических наук.
Мощным фактором мотивации хозяйственной деятельности и экономического поведения являются интересы Они определяют личную инициативу, предприимчивость отдельных хозяев и реализуются прежде всего в отношении к частной собственности.
«Чтобы хорошо работать, каждый должен работать на себя,— указывал А.Н.Энгельгарт. — Поэтому то в артели, если только есть возможность разделить работу, ее делят, и каждый получает свою дольку, каждый получает, сколько заработал. Отец с сыном, брат с братом при рытье канавы делят ее на участки и каждый гонит свой участок...харч хороший работать не заставит, если нет личной выгоды сработать более. Если нет выгоды более сработать, если работаешь не на себя, если не работаешь вольно, если работу сам учесть не можешь, то и не заставишь себя более сделать — все будешь прилениваться, приберегать себя, в жир пойдешь, отъедаться станешь» /63, с. 324/.
На значение интереса в экономической жизнии, в частности в крестьянском труда обращал внимание В.И.Ленин. Он считал, что крестьянина надо заинтересовывать новыми формами хозяйствования.
Кооперирование крестьянских хозяйств повышало личную заинтересованность человека. Групповая частная собственность кооператива позволяла соединить личный и групповой интересы. В статье <0 кооперации» Ленин писал: «Теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень пре71
ткновеяия для многих и многих специалистов» /33, с. 370/. Он считал, что подъем производства должен быть основал не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, на личном интересе, на личной заинтересованности. В последующем эти принципиальные положения Ленина не учитывались в практике колхозного строительства. На необходимость учета индивидуального интереса в хозяйствовании указывал А.В.Чаянов. Характеризуя кооперацию как предприятие и социальное движение, он писал: «Мы могли бы считать характерной чертой кооперативного предприятия то, что оно никогда не может явиться самодавле-ющим предприятием, имеющим собственные интересы, лежащие вне интересов создавших его членов» /59, с. 77/.
Непосредственный интерес труженика снижается в отношении к общественной собственности, поскольку она принадлежит всем и никому. Требуются специальные меры, чтобы включить отношения к общественной собственности, Которой отдельный человек не владеет, не пользуется и не распоряжается, в систему мотивации его хозяйственной деятельности и поведения.
Производственная и потребительская ориентация как формы поведения. Отношения к разным формам собственности определяли разную личностную ориентацию крестьян. Выделяются производственная и потребительская ориентации личности и групп в хозяйственной деятельности. Потребительская направленность обусловливалась прежде всего реализацией принципа уравнительного распределения. Этот принцип действовал в коммунах, когда распределение проводилось по «насущным потребностям». Он проявлялся также и в коллективных хозяйствах, в артелях, когда ориентация на минимальный прожиточный минимум реализо-вывалась распределением по едокам и рабочей силе. Крестьяне говорили: «Нам сейчас лучше всего государство должно организовать совхоз, потому как государство сейчас все забрало, так пускай теперь все нам и предоставит» /21, с. 28/.
Обследование, проведенное по заданию руководящих органов в 1931 1932 гг., выявило наличие «иждивенческих потребительских тенденций у некоторой части бедноты в колхозах» /51, с. 23/. В условиях господства государственной собственности, когда распространенным было * всеобщее ничье*, крестьяне претендовали на личное благополучие, гарантированное правительством, а не личным трудом.
72
Идейным основанием служила формула коммунизма «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Причем, первая часть формулы, выражающая ориентацию на производственную активность, оставалась в тени, на первый план выдвигалась вторая ее часть. К распределению по труду, свойственному принципу социализма, на первых порах социально-экономических преобразований в России, основная масса крестьян подготовлена не была. Идеи коммунизма были более приемлемыми для обыденного сознания. Еще в свое время Н.Г.Чернышевский обратил на это внимание. «Чтобы сочувствовать социализму,— писал он,— надобно быть подготовленным к довольно сложным комбинациям идей, чтобы сочувствовать коммунизму, достаточно чувствовать на себе отяготительность существующих экономических отношений и иметь обыкновенное человеческое сознание, что несправедливо терпеть нужду человеку работающему или готовому работать» /62, с. 831/.
Некоторые исследователи считали, что оптимальное сочетание производственной и потребительской ориентации представлено в общине. В этом отношении интересны взгляды Ю.Ф.Самарина. По его мнению, общему благосостоянию способствует то, что при общине осуществляется пропорциональность между земельным наделом и трудовыми силами, т.е. обеспечивается наиболее рациональное сочетание условий производства. Надельная система предупреждает вредные крайности в распределении общественного богатства. Это не значит, конечно, что в общине происходит равномерное распределение общественного продукта. Такая система, по словам Самарина, достигалась бы лишь при условии, что «весь собранный на общественных полях хлеб и все сено, убранное на общественных лугах, делилось бы по числу душ или пропорционально потребностям». Этого в общине нет. *У кого способностей больше,— заключал он,— кто употребил больше усилий, тот больше и положит в свою житницу со своего поля, следовательно не лишится продуктов своего труда: но возможности потрудиться на себя и обеспечить свое существование дается всем» /46, с. 330/. Оптимальное сочетание производственной и потребительской направленности содержится в крестьянском хозяйстве. На это указывал Чаянов.
В 20-30-х годах предпринимались попытки активизации производственной и экономической деятельности крестьян. Вводи73
лись разные формы оплаты труда (оплата трудодня, индивидуальная и коллективная сдельщина и др.), внедрялись принципы соревнования и ударничества. Но эти меры не давали ощутимых результатов, поскольку не производилось коренных преобразований отношений собственности. Проблема активизации производственной деятельности превращалась в общегосударственную проблему. Интересные соображения на этот счет высказывал В.М.Штейн. «В русской литературе перед войной велся оживленный спор — идти ли русскому интеллигенту в предприниматели или в кооператоры. Ответ ясен: в какой бы сфере он не проявлял свою активность, он будет полезным, «экономически активным» членом общества, лишь бы не сидел он сложа руки и благочестиво размышлял о допустимости той или иной формы проявления экономической энергии. Пропаганда активизма — один из важнейших паролей дня. И с этой точки зрения процент активных участников производства среди всей массы населения является отличным барометром экономической психики народа»... /57, с. 48/. Эти слова не потеряли актуальности и в наши дни.
Коллективистическая и индивидуалистическая направленность личности. Отношения к собственности проявляются в индивидуалистической и коллективистической направленности личности и групп. Прямого совпадения форм собственности и этих направ-ленностей не существует. Нельзя с определенностью сказать, что частная собственность непременно вызывает индивидуализм, а общественная — коллективизм. Здесь отношения более сложные. Многие исследователи пытались найти корни индивидуализма и коллективизма в природе индивида, в истории развития человечества. Частная собственность не смогла уничтожить человечность отношений, гуманизм и чувство общности людей. Ш.Летурно писал: *Если горе ближнего трогает нас, то это происходит оттого, что бесчисленные поколения предков, живших среди более или менее общинного строя передавали нам чувства социальности, общественности, чувства скрытые, но все еще живущие в глубине нашей совести» /34, с. 62-63/.
Другую точку зрения высказывал наш соотечественник А.Н.Эн-гельгарт «История человечества со времени разложения первобытного племени общины есть эволюция эгоизма, постепенное развитие индивидуализма и воспитывавшихся под влиянием индивидуализ74
ма инстинктов бездушия, жадности, хищности» /63 , с. 141/. Индивидуализм российских крестьян выступал чуть ли не их национальной особенностью. Коллективизм и индивидуализм непосредственно связаны со способами организации труда, хотя эта связь не прямолинейная.Сложно переплетались индивидуализм и коллективизм в разных, формах хозяйствования. В российской общине, как отмечают все ее исследователи, сильной стороной была ее коллективистическая направленность. Общинное владение землей — ее основа.
Уравниловка в общине, выражающая некоторую общность интересов крестьян, обуславливала коллективистическое поведение.
«Соборность» как особенность русского духа, взаимопомощь крестьянских хозяйств, выполнение общих работ, человечное отношение друг к другу, помощь (помощь * кусочками», 4 толока», «помочи» и др.) нуждающимся, обездоленным, организация коллективных хозяйств выступают как некоторые формы проявления коллективизма. Отчетливо коллективистическая направленность общины наблюдается перед лицом внешней по отношению к ней угрозы. Круговая порука была тоже специфическим выражением коллективизма, солидарной ответственности. Организация коллективных форм хозяйствования (кооперативов, артелей, колхозов, совхозов) объединяла людей в совместной деятельности, расширяла коллективистические начала. Интересной формой коллективности было самообложение на селе, которое добровольно вводилось крестьянами. Самообложение заключалось в том, что крестьяне на своем сходе принимали решение об обложении налогом хозяйств на общие нужды деревни. Сход определял принципы обложения, сумму налогов, решал вопросы об использовании собранных средств.
Индивидуалистическая направленность в деятельности и поведении российских крестьян претерпевала своеобразную эволюцию. Существует производственный и отношенческий индивидуализм. Натурализация хозяйства была одним из источников индивидуализма, который проявлялся в организации труда и в распределении его продуктов. Выполнение отдельно, а не вместе части общей работы (соответственно и индивидуальное вознаграждение за нее) выражало индивидуалистическую направленность. Если есть возможность разделить работу на части, это де75
лают и каждый обрабатывает свою часть. Стремление приберегать себя при выполнении общей работы тоже выражает индивидуалистические устремления. В новых социально-экономических условиях возникали новые формы индивидуализма. В частности, он проявлялся в стремлении урвать для себя при раскулачивании, уклониться от труда под тем или иным предлогом. Большие ожидания крестьян от коллективизации, их стремление жить лучше, нередко для бывших единоличников означало и работать меньше, хуже, чем в своем хозяйстве. Заменившая уравниловку индивидуальная и групповая сдельщина в колхозах выражала тоже индивидуалистическую направленность в поведении. Иждивенчество многих начинающих колхозников было по существу превращенной формой индивидуализма. Традиционный индивидуализм при определенных условиях превращался в групповой эгоизм. Наиболее распространенной его формой была замкнутость колхозов. Под разными предлогами в них часто не принимали новых членов, руководствуясь простой крестьянской логикой: нас мало, нам больше достанется.
Преодоление индивидуализма и воспитание коллективизма выступали как государственная задача. Но решение ее не всегда было эффективным по целому ряду причин. Само государство представляло собой суррогат коллективности. В соотношении коллектива и личности безусловный приоритет отдавался коллективу. Личность выпадала из поля теоретической и практической деятельности руководящих органов. Лозунг воспитания всесторонне развитой личности оставался абстрактным. Ни в теории, ни на практике не учитывались индивидуальные особенности человека. Индивидуалистическая направленность получала односторонне отрицательную оценку. Между тем, индивидуализм выражает личную свободу. По мнению В.Г.Белинского, России надо пережить апофеоз личности. В письме Боткину 4 октября 1840 г. он писал: *Для меня теперь человеческая личность выше истории, выше общества, выше человечества. Это мысль и дума века» /3, с.556/.
76
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Социально-психологический анализ исторических, экономических, юридических исследований, художественной и публицистической литературы, посвященных изучению социально-экономических преобразований в 20-30-х годах в России, показал, что самая существенная характеристика этого периода заключалась в том, что он был переходным периодом. Его специфика в значительной степени определялась своеобразием отношений собственности. Характерным был сам процесс смены форм собственности. Последовательно сменяли, а нередко сосуществовали единоличное хозяйствование, общинное землепользование, национализация земли, кооперирование сельского хозяйства, коллективизация.
Объективные экономические отношения в каждой из этих форм отражались в психологическом состоянии общества, что вызывало ряд социально-психологических феноменов. Постепенные или резкие изменения в отношениях собственности на разных этапах социального развития деревни — во время революции, военного коммунизма, НЭПа, коллективизации — определяли устойчивость и изменчивость социально-психологических явлений, интенсивность их проявления, закономерности их смены. Отношения собственности определялись исторической преемственностью, российскими традициями (община, кооперация), национальной и региональной спецификой экономических преобразований в сельском хозяйстве.
Отношения собственности отражались в социально-психологических отношениях. Смена форм собственности резко обостряла внутригрупповые и межгрупповые отношения. Изменялись отношения крестьян к городу, в селе, в семье. Происходили процессы экономического и психологического расслоения крестьянства. Отношения к собственности личности и групп зависело от исходного их имущественного положения, социального, классового, группового статуса. Отношения к собственности выступали как ведущие в социально-психологических отношениях крестьян. Экономические и психологические отношения собственности выступали как взаимосвязанные и взаимозависимые процессы. Динамика их взаимодействия определяла общую атмосферу в
77
деревне. В зависимости от характера отношений собственности в разные периоды была различной психологическая готовность крестьян к социально-экономическим преобразованиям.
Отражая объективные экономические отношения, социально-психологические феномены выполняли функцию регуляторов экономического и социального поведения личности и групп. В качестве таких регуляторов выступали — внутригрупповые и межгрупповые отношения, феномен совместности, психологические отношения к собственности, психологическая готовность, личностные характеристики. Среди последних выделяются: мотивация хозяйствования и поведения, проявляющаяся в форме потребностей и интересов, ориентации человека, направленности личности.
Действие этих регуляторов деятельности и поведения оказывало существенное обратное влияние на экономические отношения, а через них на социально-экономическое развитие деревни в целом.
Проведенный социально-психологический анализ отношений собственности дает основание заключить, что современный переходный период в России по ряду закономерностей сопоставим с периодом 20-30-х годов XX в.
Исторический аспект реконструкции социально-психологических явлений сельского населения исключительно важен для более глубокого понимания современного состояния нашего общества. Его анализ необходим для извлечения уроков при проведении разумной, отвечающей интересам человека политики, и осуществления реформ, учитывающих исторический путь, пройденный российским крестьянством в послереволюционный период.
ЛИТЕРАТУРА
1. Ананьев А. Межа // Роман-газета. 1971, N 7 и N 8.
2. Бштн П. Кооперативные афоризмы // Творцы кооперации. М., 304 с.
3. Билинейна В.Г. Поли собр.соч., т.XI. 1956. 718 с.
4. Белов В.И. Год великого перелома. Хроника зимней поры //Роман-газета, 1991, N 9.
5. Белов В.И Кануны /' Роман-газета.ШЭ, N 15 и N 16,
6. Борисов Б. Кооперативная хрестоматия. Тифлис, 1929. 340 с
7 Бутовский А Общинное владение и собственность Б.м , б.г 59 с, 8. Бухарин Н.И, Путь к социализму и рабоче-крестьянский союз. М-, 1926.
78
9. Вениаминов П. Крестьянская община. (Что она такое, к чему идет,
что дает и может дать России?). Б,м., 1908. 260 с.
10. Головин К. Сельская община в литературе и действительности. СПб, 1887. 260 с.
11. ГорькийМ. Савва Морозов //Поли.собр.соч., М., 1973. т.16.
12. Девятый съезд РКП(б): Протоколы. М., 1960. 256 с.
13. Декрет П Всероссийского съезда рабоче-крестьянских депутатов от 26 октября 1927 г. // Нормативные акты о земле. М., 1978.
14. Деревенский С. Что говорят про землю социал-революционеры и социал-демократы. Пг., 1907. 26 с.
15. Деревня при НЭПе. Кого считать кулаком, кого - тружеником. Что говорят об этом крестьяне? М., 1924. 104 с,
16. Джемс В. Психология. СПб., 190S.
17. Дубровский СМ, Очерки русской революции. Вып. 1. Сельское хозяйство. Иэд.2. М. ,1923.
18. КабытовП.С., Козлов В.А., Литвак Б.Г. Русское крестьянство: этапы духовного освобождения. М., 1988. 240 с.
19. Кактыкь А. Полным ходом к социализму. М., 1930. Ш е.
20. Кпуфмаа А. А. Русская общино в процессе ее зарождения и роста. M.f 1908. 455 с.
21. Коллективист, 1930, N 7-8.
22. Колюпанов Н, Биография А.И.Кошелева. Т.П. Возврат к общественной и литературной деятельности (1882-1855). М., 1892.
23. Кршнскнй В. Община и кооперация. СПб., 1907.
24. Леденев М.И. Современная концепция социализма и собственность // Собственость: проблемы развития. Владивосток, 1990. С. 7-33.
25. Леонтьев А., Хмельницкая Е. Очерки переходной экономики. Л.,1927.367 с.
26. Ленин В.И. Полн.собр.соч., г.6.
27. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т. 17.
28. ЛенинВ.И. Полн.собр.соч., т.37.
29. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.39.
30. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.41. 31 Ленин В.И. Полн.собр.соч., т. 42.
32. Ленин В.И, Полы.собр.соч., т. 43.
33. Ленин В.И. Поли.собр. соч., т. 45.
34 Летурно Ш Эволюция собственности. СПб., 1889. 412 с.
35. Лосский И.О. Характер русского народа. Кн.1. М., 1957.
36. К.Маркс и Ф.Энгельс и революционная Россия. М., 1967.699 с.
37 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т 19.
38 Маркс К и Энгельс Ф., Соч. т. 46, ч 1.
79
39. Осинскмй Н. К вопросу о регулировании сельского хозяйства // Правда, 1920, 4 дека'бря.
40. Осошва В.Я. Социалистическое строительство в деревне 1920-1933г. М., 1978.176 с,
41. Шжвтвоа К.А. Основы кооперативизма. М., 1917. 172 с.
42. Плеханов Г.В. Русский рабочий в революционном движении. Соч. т. III.
43. Покровский С. О НЭПе и новом этапе. М., 1930.
44. Поляков Ю.А. Переход к НЭПу и советское крестьянство. М., 511 с.
45. Рудометов Н.М. Все о кооперации. М., 1925. 156 с.
46. СомпринЮ.Ф. Соч., т. ХП. Письма 1840-1853. М.,1911.
47. Сарабьянов В. Экономика и экономическая политика СССР.М.,508 с. 48. Сироткин В. Уроки НЭПа: мысли вслух перед Пленумом ЦК КПСС //Известия, 1989. 12 февраля.
49. Собственность: проблемы развития. Владивосток, 1990.192 с.
50. Соскина А.Н. История социальных обследований сибирской деревни в 20-е годы. Новосибирск, 1976.
51. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства. I932.N 8.
52. Творцы кооперации. М., 1991. 304 с.
52. Тупш-Баравовсквй М.И. Социальные основы кооперации. М., 1918. 498 с.
53. Тугав-Бароиовский М.И. Курсы по кооперации. Социально-экономическая природа кооперагивов и их классификация. М., 1914. 127с.
55. Шмелев Г. Николай Иванович Бухарин: политико-экономические воззрения //Политическое образование, 1988, N 10.
56. Штейн В.М. Очерки развития русской экономической мысли XIX-XX веков. М., 1948. 358 с.
57. Штейн В.М. Экономическая политика. Экошжика.ВьгаЛХ.Пг,, 164 с.
58. Чаявов А.В. Краткий курс кооперации. Кемерово, 96 с.
59. Чаянов А.В. Основные идеи и формы сельскохозяйственной кооперации. М., 1927.
GO. Чаянов А.В. Очерки по экономике сельского хозяйства. М.,1924.
61. Чаянов А.В. Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии М., 1920.
62. ЧернышевскийН.Г. Полн.собр соч. в 15 т., Т. 9. М., 1949.
63. Энгельгарт А.Н. Из деревни. 12 писем 1872-1887 М., 1987.638 с.
64. Яковлев Я. Наша деревня. Новое в старом и старое в новом. М,,
1924 176 с.
80
Глава 3. ДИНАМИКА ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ И ГРУПП В УСЛОВИЯХ НЭПа*
Введение.
В сравнительно ограниченный период проведения новой экономической политики в России (1921-1928гг.) происходили кардинальные изменения в сфере политических, экономических и социальных отношений. В период хаоса и дезорганизации, неопределенности и неустойчивости ситуации в стране, дисбаланса сил и интересов, характерных для военного коммунизма, в период НЭПа резко возрастает роль субъективного фактора в общественном развитии. Психология общества в целом, отдельных социальных слоев, групп, личностей выступает составной частью сложной системы новой экономической политики. В исследованиях этой системы психологической составляющей общественного развития не уделялось достаточного внимания. Между тем по степени выраженности социальных процессов, по темпам изменений, по характеру связей между разными явлениями НЭП может выступать моделью исследования социально-психологической динамики личности и групп в изменяющихся экономических условиях.
Ретроспективный анализ этой динамики поможет понять явления, имеющие место б современном обществе. На аналогию многих процессов периода НЭПа и настоящего времени указывал ряд авторов. В частности, по мнению В.В.Кузнецова, ряд наблюдений и пророчеств, сделанных исследователями НЭПа имеют огромное значение "для осмысления нашего исторического опыта и поиска путей выхода из кризиса, в котором оказалась страна в конце XX века" /22, с.4/.
В настоящее время важное значение приобретает изучение принципов, форм и методов хозяйствования во время НЭПа, "так как имеется много общего с задачами реформ в современных условиях. Этими принципами были: использование товарно-денежных отношений в целях строительства социализма под контролем государства в интересах трудящихся; широкое применение налоговых методов воздействия на хозяйствующих субъектов;
?'? Исследование финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315)
81
перевод промышленных и сельскохозяйственных предприятий с государственного снабжения на коммерческий расчет" /4, с. 6/.
Целью нашего исследования является анализ социально-психологических изменений в период НЭПа, его влияния на психологию личности и группы и роль психологических изменений в жиани общества.
Основным методом исследования было изучение исторической, экономической, социологической литературы, художественных произведений, публицистики периода НЭПа и современных авторов. Специальные психологические источники по этим проблемам, к сожалению, почти полностью отсутствуют.
Объектом исследования была история Российского общества в период НЭПа. Для анализа были избраны 1921-1928 гг., но главным образом внимание было обращено на пик развития НЭПа, относящийся к 1924-1925 гг.
Предметом изучения была динамика психологии личности и групп в условиях социально-экономических преобразований в стране в этот период; взаимосвязь и взаимовлияние субъективных и объективных факторов общественного развития.
Анализ литературных источников позволил сформулировать следующую гипотезу исследования: политические, экономические, социальные и психологические процессы в обществе были тесно взаимосвязаны; их взаимодействие было многосторонним и многообразным.
3.1. ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В ПЕРИОД НЭПа.
Для понимания сути происходящего в этот период в стране важной представляется обобщенная оценка НЭПа. Противоречивые оценки политики и практики НЭПа, его эффективности разными авторами связаны с неоднозначным отношением к выбору основного направления общественного развития страны (принятием или непринятием его) и оценкой конкретных результатов. При значительном многообразии точек зрения ряд авторов выделяет три вида этих оценок: 1) идеализация НЭПа, как системы якобы создавшей высокоэффективную конкурен тоспособную модель экономики; 2) трактовка НЭПа как цечост82
ной системы хозяйствования с преобладанием экономических методов решения задач и ставшей этапом развития общества; 3) признание внутренней противоречивости НЭПа, не позволившей создать целостной системы управления народным хозяйством /14, с. 180/. Довольно распространенная характеристика жизни в период НЭПа как "земного рая" далека от истины. Примечательна оценка ситуации В.Сарабьяновым год спустя после провозглашения НЭПа: "в партии образовалось целое течение, возглавляемое тов.Лариным, возражавшее против последовательного уничтожения остатков "СЭПа" и против начал "НЭПа", называя такую политику не новой, а "новейшей", "либеральной". /31, С.278/.
Для того, чтобы понять, что происходило в период НЭПа, важно знать, какие явления были определяющими в предшествующий период, каков был фон, так сказать, стартовая площадка для новой политики. Этой стартовой площадкой был военный коммунизм. Его характеризовали: в политике — диктатура пролетариата, напряженные классовые отношения, которые нашли свое отражение в экспроприации экспроприаторов, в резком расслоении крестьянства, осложненных отношениях между городом и деревней. В экономике во время военного коммунизма замедлилось развитие производительных сил, резко снизилась производительность труда, преобладающим стало уравнительное распределение, фактически были ликвидированы товарно-денежные отношения, уничтожен рынок как форма обмена, прекратилось денежное обращение. Продразверстка стала основной формой изъятия государством всего произведенного в сельском хозяйстве. Преобладающим стало государственное регулирование всех сфер жизни: производства, потребления, духовной жизни. В итоге: в стране усиливались разруха, развал, обнищание.
Политическая и экономическая ситуация в стране отражалась в психологическом состоянии общества. Энтузиазм первых послереволюционных лет сменился настроениями растерянности, уныния, отчаяния, недовольства. Эти состояния были присущи большинству населения страны, особенно крестьянству. Они выражались на собраниях, митингах, в прессе, в письмах людей в разные инстанции. В активных действиях разных социальных групп отражались отрицательные психологические явления. При83
мерами этого были Кронштадтский мятеж, мужицкие бунты, крестьянские восстания во многих областях России.
Мимо этих проявлений психологии народа не могло пройти тогдашнее руководство страны. Это уныние и отчаяние не обошло и видных государственных деятелей. "В период, названный потом "эпохой военного коммунизма" (1918-1920 годы), я чувствовал, что никак не могу ужиться с устанавливаемым тогда строем. Главной причиной бегства, уклонения от службы был все-таки не террор, а самое существо этого строя. Я считал его нежизненным, придуманным, искусственным, неспособным длительно существовать, противоречащим всему тому, что я считал элементарными законами социологии, экономики, психологии" /2, с. 29/. Можно с большой долей вероятности предположить, что учет психологического состояния общества был одним из факторов перехода к новой экономической политике- Трудно сказать, было ли это сделано осознанно, научно обоснованно или спонтанно, на интуитивном уровне, но этот безусловно фактор учитывался.
НЭП представлял для России колоссальное социальное потрясение. Речь шла о судьбах страны, путях ее развития. Сила этого потрясения была настолько велика, что недалеко от истины замечание А.Хаммера, что "если бы программу НЭПа предложил не Ленин, а другой лидер, его тогда бы расстреляли" (Цит. по: 2, с.10). Очень емкой и психологически насыщенной является оценка НЭПа С.С.Волком, когда он пишет, что "в истории десятилетие 1921-1930 гг. предопределило будущие успехи и поражения советского государства, триумфы и трагедии советского народа" /3, с. 3/.
Образную характеристику психологического шока дает Н.Валентинов. "Все состояние духа оздоровело с тех пор, как провозглашена новая экономическая политика... У многих из нас было такое чувство, что благодаря НЭПу мы, слава богу, с луны спрыгнули на землю. Таким образом, была развязана скованная до сих пор энергия интеллигентных и полезных сил страны" /2, с. 60-61/. Имеется в виду преодоление иллюзий, опора на реальность. По аналогии можно сказать, что страны вышла на землю из глубокой пропасти. Об этом же говорит и Валентинов: "Все стало иным, когда установился НЭП. Мы тогда точно вышли из склепа, где не было воздуха, стали дышать и, засучив рукава, принялись за настоящую работу" /2, с. 61/.
84
Изменения касались всех сторон жизни. Значительные преобразования претерпели политические отношения. В области политики остро стоял вопрос о путях и формах переходного периода, о закономерностях развития общественных отношений.
Определенную динамику претерпело решение вопроса о соотношении стратегических и тактических задач. Многоукладность строя диктовала понимание нового соотношения классовых сил. Создавались основы для действительно равноправного союза рабочего класса с крестьянством и с другими классами и слоями, активно включившимися в процесс возрождения страны. Возникла необходимость учета и защиты их интересов через соответствующие мероприятия государства, партий, общественных организаций и др. А это означало — отказ от неограниченной диктатуры рабочего класса, от господства сложившейся административно-командной системы, от государственного регулирования всех сфер жизни, от претензий партии большевиков на исключительное положение в руководстве общественными преобразованиями. Создавалась новая модель переходного состояния общества. Намечался новый подход к решению проблемы исторического выбора России, к пониманию путей развития социализма, к оценке миссии рабочего класса, смысла и потенциала Октябрьской революции. Происходил крутой поворот от создания идеальных схем в теории и проведения чрезвычайных мер на практике во время военного коммунизма к политике учета и реализации интересов трудящихся и общества в целом, к политике национального согласия. Смягчался курс на обострение классовой борьбы, осуществлялся ряд мер по демократизации общества.
Важным фактором общественного развития было отношение к власти. Оно было различным у разных социальных групп и претерпевало изменения в зависимости от общественно-исторической ситуации.
Существенные изменения происходили в экономических отношениях. В общем виде эти изменения можно характеризовать следующим образом: признание многоукладной структуры общества и рационального сочетания различных форм собственности, широкое использование рыночных, товарно-денежных отношений и экономических методов хозяйствования, поддержание эквивалентных отношений между городом и деревней, между центром и окраинами.
85
Конкретно изменение экономических отношений осуществлялось рядом мероприятий. Главным и первым делом НЭПа, в известном смысле его визитной карточкой, стала замена продразверстки продналогом. Это была настоящая революция в налоговой системе страны. При введении продналога изменился состав облагаемых налогом хозяйств; другими стали формы взимания налогов: вначале взимался натуральный налог, затем налог, переведенный на хлебные единицы, и, наконец, денежный налог. Налог дифференцировался в зависимости от местных условий, было разным и время его взимания. Важно при этом отметить, что при обложении налогом учитывалась старательность крестьян. Это уже факт психологического значения. Введением продналога серьезно изменилось отношение крестьян к своему имуществу.
Важное место в экономическом развитии заняли преобразования в финансовой системе. Была проведена денежная реформа. Этой реформой вводились деньги как средство обмена, оплаты труда, дифференцировались разные виды денег — советские знаки, червонец. Были открыты товарные и фондовые биржи. Финансовые мероприятия расширили возможности экономических связей, что содействовало развитию промышленности и сельского хозяйства.
Серьезные изменения произошли в распределительных отношениях. Распределение продуктов питания и промтоваров по уравнительному принципу ("по едокам"), господствовавшему при военном коммунизме, уступило место оплате труда по количеству и качеству произведенной продукции. Замена натуральной оплаты денежной зарплатой было позитивным шагом в развитии экономических отношений. В значительной степени решению задач удовлетворения неотложных нужд населения были подчинены приоритеты в развитии разных сфер народного хозяйства.
Рычагами развития экономических отношений выступили мероприятия по расширению ресурсов хозяйствования. Здесь прежде всего следует указать на разрешение аренды земли и найма рабочей силы в сельском хозяйстве. Экономические мероприятия содействовали решению основных задач развития страны: восстановилось народное хозяйство страны, преодолена разруха, поднялась производительность труда по основным отраслям промышленности, повысилась продуктивность сельского хозяйства.
Введением концессий страна постепенно вписывалась в общую мировую систему экономики.
Вместе с общим положительным итогом развития экономики для периода НЭПа стали характерны и крупные отрицательные явления. Глобальным их показателем были кризисы этого пери-ода. Они имели место фактически каждый год: в 1922 г. — финансовый кризис; в 1923 г. — кризис "ножницы цен", в 1924 г. — торговый кризис; в 1925 г. — кризис "хлебная заминка"; в 1926-27 гг. — острый товарный дефицит; в 1927-28 гг. — хлебная стачка. Эти кризисы сотрясали страну и имели большие экономические и социальные последствия. Произошел сдвиг в понимании механизмов экономического развития. Нарастало государственное вмешательство в регулирование экономических отношений. К концу НЭПа оно приобрело превалирующее значение.
Глобальным отрицательным последствием экономических преобразований было резкое увеличение безработицы.
Основные показатели изменений в социальной сфере в период НЭПа были многозначными. Произошли существенные изменения в социальной структуре общества. Они выражались в том, что продолжалось имущественное расслоение крестьянства — увеличилось количество середняков, поднялась доля зажиточных крестьян. Усилились процессы социальной мобильности населения — как по горизонтали (переход в другие по социальному статусу слои своего класса), так и по вертикали (перемещение вниз и вверх в другие классы). Примечательным стал процесс маргинализации — интенсивно возникали новые социальные группы: купцы - мелкие производители в городе; торговцы-крестьяне в деревне; слой бюрократов-чиновников; предпринимателей в городе и деревне; нэпманы в городе, "новые помещики" в деревне, спецы и др.
Решение социальных проблем осуществлялось разными путями. Базой для реализации социальных программ стало достижение определенного уровня развития экономики: осуществлялось восстановление народного хозяйства, повышалась продуктивность отраслей, работающих на удовлетворение основных нужд населения (сельское хозяйство, легкая промышленность). Вырос национальный доход в стране. Улучшилось в целом материальное положение населения, удовлетворялись основные материальные потребности людей.
87
Но и в социальной сфере не все проблемы решались успешно. Недостатками НЭПа в этой области были — неравномерность социального обеспечения и социальных гарантий разным группам населения, низкий уровень общей культуры, культуры производителя и др.
3.2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
Психологические проблемы производства. Развитие производства касалось прежде всего сельского хозяйства. Это связано с тем, что для улучшения дел в промышленности надо было улучшить положение рабочих. А для этого нужны были хлеб и топливо. Главным для развития производства выступила задача "снять рогатки с развития производительных сил". Это касалось всех сфер производства. Развитие производительных сил упиралось в рост производительности труда. Идеологические воздействия, прямое вмешательство государства в организацию хозяйствования, свойственные военному коммунизму, уступали место действию экономических рычагов развития производства. Прежде всего встал вопрос о повышении его стимулирования. Центральное мероприятие НЭПа — замена продразверстки продналогом в основном решало эту задачу. Психологически это означало изменение мотивации труда. Задача заключалась в том, чтобы преодолеть непроизводственную психологию, достаточно укоренившуюся в период военного коммунизма в сознании и поведении крестьян. Происходила их психологическая переориентация. Признание прав собственности крестьянина на продукты его труда коренным образом меняло отношение к этому труду. Появилась заинтересованность в расширении хозяйства, улучшении его структуры, увеличении засеваемых площадей, повышении продуктивности хозяйствования. Опора на личную заинтересованность стала стратегической задачей экономического развития.
Ориентация на изменение мотивации труда была важной в в развитии промышленности. Здесь пускались в ход те же экономические механизмы, однако были и другие. В период НЭПа фабрики были переведены на хозрасчет, к руководству стали привлекаться все более и более технически подготовленные специалис88
ты. Пайки были отменены. Заработная плата восстановлена. Вознаграждение рабочих было поставлено в зависимость от продукта его труда. Этим была восстановлена личная заинтересованность рабочего в производительности труда и создан стимул для его интенсификации /см. 29, с.390/. Особенно значительный рост производительности труда происходил в 1921/22 и 1924/25 гг. Общий подъем промышленности обеспечивался также развитием легкой промышленности, организацией частных предприятий, кустарного производства, ремесел.
Наблюдался известный рост и сельского хозяйства. Однако внутренние противоречия НЭПа, неполная реализация его возможностей, недостаточно эффективное использование сочетания экономических в психологических механизмов оптимизации мотивации труда затормозил развитие сельского хозяйства. Не-был решен вопрос о собственности на землю. Крестьянин по-прежнему чувствовал себя временщиком на земле. Она не была его собственностью: он ее обрабатывал, но не владел ею. К тому же частые переделы земли не содействовали повышению заинтересованности в улучшении агрокультуры на селе. Для крестьянина не было смысла вкладывать средства, силы в улучшение плодородия участков земли, которые по существу ему не принадлежали и • в следующий передел переходили к другому владельцу.
Политика "ножниц цен", перекачка средств из сельского хозяйства в промышленность не содействовала его подъему. Переход после 1925 г. к политике фактического изъятия продуктов сельского хозяйства сверх налога резко снижал его эффективность. Государство вернулось к практике прямого вмешательства в производственные дела на селе. Негативные психологические последствия имели нарушения в реализации принципов НЭПа на местах.
Издержки в развитии промышленности в значительной степени определялись непоследовательным внедрением хозрасчета, недостатками руководства этим сектором народного хозяйства. Произошел переход к администрированию. Началась быстрая бюрократизация управленческого аппарата. Яркая, во многом психологическая характеристика ситуации в промышленности тех лет содержится в последних, при его жизни неопубликованных, письмах Ф.Э.Дзержинского: "9/10 сил и энергии уходит не на создание новых ценностей, не на само производство, не на изуче89
ние его, подбор работников и организацию дела, а на согласование, отчетность, оправдание, испрашивание. Бюрократизм и волокита заели нас, хозяйственников: на работу нет времени. Мы устали жить и бороться. Система управления нашим хозяйством от верху до низу должна быть в корне изменена. Эта система является пережитком, вреднейшей преградой делу. Она основана на формальной взаимозависимости равноправных, друг другу неподчиненных частей; она основана на полной безответственности, она основана на принципе постоянной проверки всех деталей работы и неслыханно разветвленных параллелизмов работ..." (Письмо Ф.Э.Дзержинского от 3 июля 1926 г. опубликовано в ж. "Коммунист", 1989, К« 8, С.86. Цит. по: 23. С. 25).
Администрирование в промышленности, бюрократизация управленческого аппарата подорвали веру людей в то, что дела в этой отрасли производства можно изменить к лучшему.
Психологические проблемы распределения. По-новому в период НЭПа встали психологические проблемы в системе распределительных отношений.
Продразверстка по существу реализовала принцип потребительского социализма. В связи с этим ряд авторов считает, что военный коммунизм был политикой не производства, а распределения. Распределение не было связано с производительностью труда. Главная идея этой политики — уравнительность. Его следствием было социальное иждивенчество. Ситуация в сфере распределения была следующей. Нивелировалась разница в оплате труда специалистов и рабочих, рабочих разных категорий. Минимизировалась разница в оплате физического и умственного труда. В основу тарифной политики и практики был положен принцип распределения предметов потребления среди трудящихся на основе уравниловки (пайковое распределение, распределение по едокам). Резко упало значение денежной оплаты труда. По свидетельству С.Г.Струмилина, к началу 1921 г. натуральная часть оплаты достигала 92,6% всей суммы заработной платы (ем. 33, с.20).
В период НЭПа в этой сфере произошли кардинальные изменения. Главное в новой политике — переход от уравнительного принципа к распределению по труду. Оплата труда ставилась в прямую зависимость от квалификации рабочего, размеров его выработки, качества изделий. Началось сокращение натуральной
90
и повышение денежной части оплаты труда. В конце 1922 г. она составляла 94,3% (33, с.28). Мотив справедливого распределения сменился мотивом целесообразности. Распределение выступило как метод, орудие, средство для повышения производства.
Основные принципы распределения были положены в основу разработки новой тарифной системы. Повысилось число работающих по сдельной оплате. Возникли новые формы распределения — коллективная форма снабжения. Суть ее заключалась в том, что государство заключало с предприятием договор о взаимных обязательствах. Обязательство государства — снабжать коллектив. Обязательство предприятия — неуклонно сокращать число рабочих и служащих и повышать производительность их труда, а также дисциплину. Механизмом коллективного снабжения предполагалось поддерживать те предприятия, которые обещают большую производительность, которые действительно нужны. При этом, чтобы получить экономию топлива, продовольственных продуктов, считалось возможным и необходимым не содержать предприятия, которые в то время были небезусловно нужны.
Итогом действия новых механизмов распределения было выдвижение материальной заинтересованности в качестве главного стимула развития производства. Важным психологическим последствием изменений в сфере распределения стала возможность реализации работающим человеком своих способностей, умений, навыков и других психологических качеств. Абстрактный принцип справедливости в распределении сменился деловым подходом к оценке реальных результатов деятельности. В эту оценку включался индивидуальный подход к психологическим особенностям человека.
Психологические проблемы обмена. Отношения обмена в период НЭПа претерпели существенные изменения. Официальным способом осуществления обмена стала торговля. До НЭПа она, конечно, существовала, но как бы в подпольном состоянии. Сухаревку закрыли, но Сухаревка существовала "в душе и действиях миллионов" (15. С.381). Главной формой этой торговли было мешочничество. В начале НЭПа торговля проходила в форме прямого продуктообмена, натурального обмена. Введением денежного обращения кардинально изменился механизм обмена. Товарно-денежные отношения выступили составной частью социально-экономического
91
развития страны. Более того, торговля заняла приоритетное место. Она рассматривалась как единственно возможная экономическая связь между десятками миллионов мелких земледельцев и крупной промышленностью. Она выступала как главное звено в исторической цепи событий. Перед развитием торговли стояла и психологическая задача: дать почувствовать среднему, рядовому крестьянину, что в стране началось экономическое оживление. Было резко осуждено неправильное отношение к торговле: полубарское, полумужицкое, патриархальное, пренебрежение к ней. (17, с.227/. В период НЭПа расширились рамки торговли: стал осуществляться обмен не только внутри однотипных видов хозяйствования (сельского хозяйства, промышленности), но и между ними. Для психологии это означало включение в процесс социального развития человеческого фактора в наиболее выраженной форме. Торговля стала специфическим видом деятельности. Возникла и расширялась новая сфера социальной активности людей. В торговле устанавливались связи между разными сферами жизни — производством и потреблением, между разными социальными группами — рабочими и крестьянами. Возник новый социальный тип в городе и деревне — нэпман, торговец. Через торговлю устанавливались деловые и эмоционально-психологические, внутри-групповые и межгрупповые отношения. Это — реальная, каждодневная связь, и касалась она буквально каждого человека. В ней видное место занимала личностная составляющая. Возникла объективная потребность появления нового типа человека — личности периода НЭПа.
3.3. ДИНАМИКА ОБЩЕСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
Психические состояния. Политические, экономические и социальные преобразования в обществе обусловили возникновение новых явлений в психологии. Эти изменения происходили в обществе в целом, в отдельных социальных группах и у отдельных людей. Сложной была динамика взаимодействия и взаимовлияния социально-экономических и психологических процессов в период НЭПа. Основной формой психологии, наиболее подверженной колебаниям, изменениям, были психические состояния. Они
92
проявлялись в разнообразных феноменах. Прежде всего речь идет о психологической готовности к социально-экономическим изменениям. С одной стороны, были определенный предпосылки введения НЭПа. Они заключались в навыках миллионов торговать излишками продуктов своего хозяйства. С другой стороны, часть населения не была психологически готова к коренным изменениям в экономике и политике. Более того, некоторые исследователи считают, что отказ от НЭПа был подготовлен также психологически. Так, анализируя краеведческие исследования тех лет, письма крестьян в "Крестьянскую газету", К.Б.Литвак приходит к выводу: "экономические и социально-экономические реалии деревни подогревали в крестьянской среде на бытовом уровне такие настроения, которые сами по себе являлись предпосылками отказа от НЭПа. Многие крестьяне "созрели" для качественного изменения своей жизни" /19, с. 200/. В этот период было специфическим состояние сознания. Возросла роль субъективного фактора исторического процесса, была достигнута относительная интеллектуальная свобода. В крестьянской среде просыпалось сознание необходимости улучшить крестьянское хозяйство, строить хозяйственные отношения на иных основах. Вместе с тем, многие исследователи отмечают проявление в сознании людей идеологии и психологии военного коммунизма (идеи дележа, страха перед новым и т.д./. Осознанность процесса и стихийность действия объективных изменений переплетались самым причудливым образом. Своеобразным было соотношение традиций и новаторства, обусловленное быстротой и резкостью смены курса в политике и экономике.
Самым динамичным из психических состояний были настроения людей. Это — наиболее массовое социально-психологическое явление. Оно прежде всего отражало общую ситуацию в стране и выражало глобальные оценки происходящего. Главным вектором этих оценок было принятие большинством населения новой экономической политики. Оно определяло удовлетворенность жизнью. Повышало доверие к политике, к власти вообще, к местным ее представителям. Возросла определенность положения, предсказуемость грядущих событий. Преобладающими были положительные настроения. Это были настроения подъема, оптимизма, энтузиазма (политического, хозяйственного). Спектр на93
строений в этот период был весьма неоднороден. Он включал в себя отношения к власти, к избранному курсу развития общества, к уровню благосостояния, к внутригрупповым и межгрупповым отношениям. Диапазон этих отношений колебался от активного неприятия госполитики, от отрицательного отношения к представителям власти в центре и на местах, к социальным группам и их членам до положительных оценок деловых отношений, выгодных связей и дел с партнерами, до выражения удовлетворенности проводимыми мероприятиями (заменой разверстки продналогом, введением денежной оплаты труда и т.д.), до настроения активности, предприимчивости, выражения творческого и социального оптимизма. Динамика настроений проявлялась и в том, что они изменялись на разных этапах развития НЭПа, отличались у разных социальных слоев, в разных регионах страны. Положительным знаком в настроениях отмечался период подъема I НЭПа, что дало основание некоторым авторам говорить об особом "воздухе НЭПа", "воздухе 1925 года", насыщенном верой, оптимизмом, надеждами на построение "дома", удобного для всех классов общества /2, с. 26/. Колебания настроения определялись социально-экономическими процессами. Но были причины этих колебаний и психологического порядка. К ним относится, в частности, следующее. В связи с тем, что психологические процессы в обществе возникают вслед за другими, отражая их, наблюдалась некоторая инерция в развитии настроений в период НЭПа. На начальных стадиях его развития еще достаточно сильными были настроения прошлого — времен военного коммунизма: настроения упадка, уныния, безверия, бездействия. Недоверие к правительственной политике выражалось во мнении части общества (интеллигенции, рабочих) о том, что государство сдает завоеванные революцией позиции, отступает от провозглашенных им идеалов построения нового общества. Переход к НЭП у части людей казался странным, а некоторым и необычайно страшным. Настроения уныния и упадка вызывал вопрос: где границы отступления, до каких пор оно будет продолжаться.
Колебания настроений обусловливались колебаниями в политике и практике проведения НЭПа. Примером может служить изменение отношений государства к крестьянству, опора на разные его слои в разное время проведения НЭПа: ориентация на
94
бедняков сменилась ориентацией на середняка, а подчас и на зажиточные слои населения. Смена положительных настроений на отрицательные вызывалась неравноправным отношением к рабочему классу и крестьянству. Это особенно резко проявилось в политике "ножниц цен". Неумелая налоговая политика на местах, нередкое ее извращение было фактором нестабильности и тоже вызывало отрицательные настроения.
В последний этап проведения НЭПа, связанный с фактическим возвращением к методам государственного вмешательства в дела производства, политике насильственного изымания продуктов сельского хозяйства (по существу это был возврат к методам продразверстки) кривая настроения резко поползла вниз. Население, как указывалось выше, вызревало для постановки вопроса о смене курса экономического развития, об отмене НЭПа. Негативные настроения содействовали тому, что в конце периода НЭПа наблюдалось, как отмечал Ленин, нервначанье, суетливость, стремление создавать все по-новому, приспособляться /18, с,90/.
Не остались без изменений и положительные настроения. Интересна динамика таких психических состояний, как героизм, энтузиазм. Эти настроения были положительными в период резкой ломки политического строя, во время войны: они обеспечивали успех. В новых же условиях — систематического, кропотливого строительства новых отношений — только на эти настроения ориентироваться нельзя: они становятся помехой делу.
Трудно переоценить роль настроений, особенно в этот переходный период. Эти настроения (и положительные, и отрицательные) служили фактором, объединяющим людей в поведении и групповых формах деятельности.
3.4. ДИНАМИКА ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ
Психологические качества личности. Чтобы понять, какие изменения произошли в психологии личности в новых условиях, следует обозначить те качества, которые характеризовали российского человека. Научная и художественная литература полна таких характеристик. Отмечалось многообразие качеств, которыми обладали люди в России. В частности, крестьяне — это умные люди, уверенные в себе, старательные, ответственные, сознатель95
ные, организованные, имеют достаточную волю, в меру талантливы, обладают разнообразными способностями. Крестьянам свойственен реализм и практицизм. Упоминались и такие положительные психологические качества, как доброжелательность, преданность, убежденность. Умение хранить традиции сочетается с готовностью принять жизненные изменения, новшества.
Эти позитивные личностные качества причудливым, а иногда и драматическим образом переплетались с отрицательными качествами. Психологические качества личности детерминированы национальными особенностями, традициями народа, а главным образом — условиями общественно-исторического развития. "Знаменитое двоедушие середняка как труженика и собственника, на самом деле не противоречие, а необходимое функциональное качество гражданина" /30, с.147/. Разумеется, отрицательные качества не присуши тотально всем людям, но они отмечены у тех из них, которые влияют на ход дела, определяют политику. Среди этих качеств отмечены — рабская подражательность прошлому, инертность в осознании ситуации, нерешительность и чрезмерная осторожность в принятии решений, склонность к иллюзиям, бюрократизм, низкий культурный уровень. Специфические отрицательные качества появились у людей, особенно руководителей в период НЭПа, На ряд таких качеств указывал Ленин. Довольно распространенным стало комчванство, которое Ленин считал наряду с безграмотностью и взяткой одним из трех врагов нового строительства. К этой же категории относилось и комвравье. Довольно распространенной была замена дела разговорами по этому поводу.
Перестройка психологии личности в новых условиях шла двумя путями: преодолением отрицательных и созданием новых психологических качеств. Объективные условия содействовали этим процессам. Новые задачи, поиск новых возможностей для хозяйственной активности, обеспечение финансов и других ресурсов для развертывания производства, ориентация на извлечение прибыли и накопление, использование рыночных возможностей, соединение и комбинирование факторов производства, аренда земли, сельскохозяйственного инструментария, наем работников, взаимодействие с властями, поставщиками и клиентами требовали нового типа личности.
96
Изменения в психологии личности касались всех ее структур. Не столь очевидными и резкими были преобразования в сфере сознания. Они выражались в форме понимания процессов, происходящих в стране. Разумеется, формирование этого понимания происходило в умах идеологов, политиков, в кругах интеллигенции. Споры о сути НЭПа, оценках перспектив развития экономики, политических процессов выражали не только идеологию, но и психологию их участников, их индивидуальные особенности и групповую принадлежность. Определенные изменения сознания имели место не только у руководителей, но и у самих непосредственных субъектов социально-экономических преобразований — у рабочих и крестьян. У части представителей этих классов формировалось осознание того, что происходит в стране, что даст НЭП их классу, их общности, каков индивидуальный статус человека, чего ждать ему в новых условиях. Речь, конечно, идет не о теоретическом уровне сознания, а скорее об эмпирическом, практическом сознании человека.
Общей характеристикой динамики личности в период НЭПа является преобладание индивидуалистической направленности, личностной мотивации труда, расцвет предпринимательской деятельности. Источником индивидуализма была частная собственность и индивидуальная организация труда. Переходной между индивидуальной и коллективной формами труда было крестьянское хозяйство. Высказывалось мнение, что оно является наиболее целесообразной в российских условиях формой хозяйствования (А.В.Чаянов).
Наиболее заметные изменения произошли в мотивационной сфере личности. Эта сфера включает интересы и потребности.
Психологические проблемы интереса. В поисках механизмов общественного развития теория и практика пришли к выдвижению интереса на ведущее место. Интерес выступил как стимул, толчок, побудитель хозяйствования, движущая сила повышения производительности труда в промышленности и продуктивности сельского хозяйства. Существуют разные уровни интересов: общегосударственный, отдельных классов, социальных групп и личный интерес. Задача заключалась в том, чтобы выявить эти уровни, адекватно их соотнести, учесть их специфику. По мнению А.В.Чаянова, "государственный план должен быть построен так, чтобы государ97
ti
i i
ственные интересы совпадали с частными интересами крестьян, так как только ати интересы гарантируют успех плана и послужат стимулом и мотором для развития крестьянского хозяйства" (35, fk с. 125). В качестве главного был выдвинут принцип невозможное- ' ти учета экономических интересов всех субъектов хозяйствования: государственных и кооперативных предприятий, рабочих, крестьян-единоличников и т.д. Но при этом очевидным было и то, что интересы основных классов периода НЭПа — рабочего класса и крестьянства были различными. Кроме специфики классовых ин- Л тересов существовали особенности интересов разных социальных V, групп, их региональная и национальная окраска.
Для психологии наиболее существенным представляется проблема интереса личности. Этот интерес получил разные названия: личный интерес, личная заинтересованность, частный интерес, непосредственная заинтересованность. Независимо от оттенков этих понятий, удовлетворение интересов личности, личной заинтересованности выступило главной стратегической задачей развития страны. Продналог заинтересовал крестьян в расширении посевов и улучшении земледелия. Эта заинтересованность была непосредственной. Заинтересованность проявлялась в старательности крес-тьянина.В зависимости от степени этой старательности изменялся процент продналога: он был значительно ниже для старательных. Психологическую сторону интереса подчеркивал ряд исследователей. Так, Н.Валентинов писал: "Необходимо строить новое общество на реалистической основе, учитывающей прежде всего интересы многомиллионного крестьянства и такой фактор, как личность, частный интерес" /2, с.73/. Важно отметить, что личный интерес не жестко связан с частной собственностью.
Дннамнка потребностей. Общая активизация хозяйственной деятельности, изменение форм вознаграждения за труд дали возможность удовлетворить основные материальные потребности людей. Эти потребности делились на две группы: хозяйственное потребление и личное потребление. В первую группу включались: строительные материалы, сельскохозяйственный инвентарь, транспорт, мелкий инструмент, хозяйственные материалы. Ко второй группе относились: продовольственные товары, одежда, обувь, мануфактура, галантерея, мебель, предметы комфорта, осветительные материалы, мыло, писчебумажные принадлежности.
98
Динамика потребностей проявилась прежде всего в росте потребления и изменениях структуры потребностей. Эта динамика была различной у разных групп населения. Она отражалась в расходной части бюджетов. "При уменьшении расходов рабочих и служащих на топливо и осветительные материалы с 1923г. по 1925г. значительно возросли расходы на помещения, приобретение обстановки и хозяйственных вещей. Выросла сумма расходов на приобретение продуктов питания и предметов личного потребления" /8, с. 194/. Заметно улучшалось питание рабочих: увеличились затраты на него, улучшались его структура и качество. В приобретении непродовольственных товаров также происходили значительные сдвиги. "Денежные затраты на покупку одежды и обуви увеличились в среднем на душу населения в 1924/25 гг. по сравнению с 1923/24 гг. на 367,7%" (13, с.462).
Произошли значительные изменения в динамике удовлетворения потребностей крестьян. Приобретение промышленных товаров на душу крестьянского населения в 1924/25 гг. по сравнению с 1923/24 гг. возросло в 1,5 раза (см.13). Несмотря на то, что продуктами питания сельское население обеспечивало в основном само себя, и в этой области происходили изменения. Увеличились нормы питания, изменился состав потребляемых продуктов, уменьшилась разница в питании между различными группами населения.
Для динамики потребностей были характерны некоторые общие тенденции. Для сельскохозяйственного потребителя приоритетной была ориентация на количество товара и меньше на его качество. Наблюдались заметные различия в удовлетворении по- ,
требностей разных по имущественному положению крестьян. [,
Сильное влияние на своеобразие потребностей оказывали традиции, национальные и региональные условия жизни. Одним из показателей развития потребностей становился приоритет производственного потребления перед личным потреблением. Сформировалось стремление крестьян к выравниванию уровня развития и удовлетворения потребностей в деревне и городе. Равнение на город, его образ жизни — стало одной из заметных жизненных программ сельских жителей. Это стремление особенно отчетливо j
переживалось молодежью.
Показательным был рост духовных потребностей. Нищенская безграмотная Россия потянулась к знанию. Уничтожение негра99
мотности стало государственной задачей. Решение ее выступило отправной точкой для повышения общей культуры народа. Эту тенденцию в развитии потребностей отметил Ленин. "Нигде народные массы не заинтересованы так настоящей культурой, как у нас; нигде вопросы этой культуры не ставятся так глубоко и последовательно, как у нас; нигде, ни в одной стране, государственная власть не находится в руках рабочего класса, который в массе своей прекрасно понимает недостатки своей, не скажу культурности, а скажу — грамотности, нигде он не готов приносить и не приносит таких жертв для улучшения положения в этом отношении, как у нас" /18, с.334-335/.
Общий итог: в динамике потребностей в период НЭПа ярко проявилось действие закона возвышения потребностей.
Деятельностная сфера личности. Существенные изменения в период НЭПа происходили в деятельностнои сфере личности. Эти сдвиги были позитивными. Они проявлялись прежде всего в активности людей во всех сферах их жизнедеятельности: повысилась производственная активность рабочих и крестьян, более активным стало их участие в государственном и местном управлении. Активность проявлялась в инициативе людей. Поднять эту инициативу было смыслом НЭПа, "Хозяйственная деятельность покоится на максимальном развитии личного творчества, инициативы, приспособлении к среде" /23, с. 136/. С инициативой связана самодеятельность в принятии решений и самостоятельность в их осуществлении. Поднять инициативу стало государственной задачей. Не всегда находился ответ на вопрос как это сделать реально. Принимались общие и конкретные меры по развязыванию инициативы. Было понято, что главную роль в этом процессе должен сыграть рынок. Одной из мер побуждения инициативы было направление внимания на места. Надо было на местах дать толчок, пробудить максимум инициативы, самостоятельности, смелости. Требовалась всесторонняя поддержка и поощрение этой инициативы.
Инициатива, связанная с самодеятельностью, проявлялась в предприимчивости. Как известно, предпринимательство связывалось с капитализмом, частнохозяйственной инициативой. В период НЭПа потребовалось выдвигать предприимчивых, активных, инициативных людей. В один ряд ставились задачи: развитие товарооборота, самостоятельности, предприимчивости.
100
Психологические аспекты кадровой политики. Личностные психологические характеристики учитывались в кадровой политике того времени. В ней отчетливо просматривалась психологическая ориентация. Выдвигалось общее требований — знать людей для их подбора и продвижения. Выполнение этого требования было важно для развития всех сфер материального и духовного производства. Опорными характеристиками для использования людей служили опытность, подготовленность, знание дела, честность, преданность, расторопность, добросовестность, авторитетность. Важным представлялся вопрос о подборе людей для коллективной работы.
Результатом кадровой работы должно было быть получение солидного человеческого материала. Требования к кадровой работе: подбор людей, умение их распределять, установление индивидуальной ответственности за дела, проверка фактической работы, подготовка молодого поколения к новым условиям. Эти общие требования особенно остро предъявлялись к решению задач управления. При создании нового аппарата первейшей задачей стало — учиться управлять. Умения управлять явно не хватало.
Недостатки в кадровой работе резко тормозили дело преобразований. "У нас 18 наркоматов, из них не менее 15-ти никуда не годны,— найти везде хороших наркомов нельзя, дай бог, чтобы люди уделяли этому больше внимания" /18, с.115/. Губительной для дела была безответственность руководящих кадров. "Насчитали 120 комиссий. А сколько оказалось необходимым? 16 комиссий. И это — не первая чистка. Вместо того, чтобы отвечать за свое дело... прячутся за комиссии" /18, с. 115/. В качестве важных в атот период были и психологические задачи — разработка методов изучения, познания людей, овладение основами научной организации труда и управления.
3.5. ДИНАМИКА ПСИХОЛОГИИ ГРУПП В УСЛОВИЯХ НЭПа
Эта динамика проявлялась в трех направлениях: 1) изменялись психологические характеристики ранее существовавших больших и малых групп; 2) проявлялись новые качества у вновь возникающих слоев, прослоек, групп; 3) видоизменялись межгрупповые отношения.
101
Знание этой динамики было необходимо для эффективного осуществления новой политики. Для понимания психологии разных классов, слоев, было важно знание специфики настроений, интересов и потребностей этих общностей и людей, входящих в них, В этом главным образом проявлялась классовая психология. В требовании дать характеристику классов "тогда и теперь" подразумевалось, что эти классы с их психологией претерпели изменения. Взаимоотношения между социальными группами определяли политику того времени. Главным были отношения между рабочим классом и крестьянством. Усилия направлялись на то, чтобы эти отношения были позитивными. Разные термины употреблялись для обозначения этих отношений — союз, смычка, соглашение и др. В этих терминах отражаются некоторые нюансы, тонкости взаимоотношений, которые определялись текущим моментом, политической ситуацией, этапом экономического развития страны. Но процесс взаимоотношений между большими социальными группами был достаточно противоречивым. С одной стороны, осознавалась взаимозависимость этих групп. Отсюда положительная оценка мероприятий НЭПа по установлению смычки между городом и деревней. С другой стороны, рабочим казалось, что при новой политике крестьянам делается уступка. Крестьяне, со своей стороны, испытывали зависть к более высокому социальному положению, к уровню благосостояния, образования и культуры горожан^ Их образ жизни был и образцом подражания, и предметом отвержения. Особо напряженными были отношения при проведении политики "ножницы цен". "Кипит сердце против всякой городской накипи НЭПа" /12/.
Неоднозначными были отношения к маргинальным группам. Например, уважали предприимчивость, хозяйственную хватку "новых помещиков". Вместе с тем отрицательно к ним относились как к реальным и потенциальным эксплуататорам менее обеспеченных крестьян. Очень противоречивым было отношение к спецам — новой группе отого периода. В них ценили ум, знания, умения и другие деловые качества. Вместе с тем, считалось, что от них возможно ожидать и вредных для государства действий.
Своеобразной маргинальной группой в деревне стали коммунисты. Их представителей как наиболее активную часть в деревне отождествляли с аппаратом государства и отрицательно к ним
102
относились. С другой стороны, рядовые члены партии, хорошо ведущие свое хозяйства, были уважаемыми жителями села. Эти отношения влияли на мнение руководящих органов в дискуссиях — разрешать ли коммунистам предпринимательскую деятельность и как оценивать коммунистов — хороших хозяев.
Межгрупповые отношения внутри больших социальных общностей были тоже очень динамичными. На них влияла политика. Так, разное решение вопроса о главной фигуре в земледелии определял вектор социально-психологических отношений. В период НЭПа эта главная фигура менялась. Сначала ей было беднейшее крестьянство. Затем выдвинулся середняк. К зажиточной части крестьян тоже отношение менялось. Классовый подход был преобладающей идеологией. Идеологические оценки социального статуса групп, их места в процессе общественного развития влияли на межгрупповые отношения. Но наряду с этим, психологические характеристики представителей других групп, слоев вносили коррективы в их классовые портреты. Это относилось как к группам обеспеченных, так и к беднякам, люмпенпролетариям. Главным в этих коррективах были личностные характеристики людей. В этой связи позитивными были оценки зажиточного крестьянина, даже кулака, если считалось, что он свое благосостояние нажил собственным трудом, совестлив, доброжелателен, порядочен. Вместе с тем, никакого сочувствия у односельчан не вызывали бедняки, не желающие или не умеющие работать. Лодыри, пропойцы были отвергаемой общностью. Это особенно проявилось в период НЭПа, когда главная ценность человека, его достоинство, усматривалось в умении работать, вести дело, быть хозяином.
В период НЭПа существенно изменилось положение демографических групп. Это касалось прежде всего женщин и молодежи. Более активное их участие в хозяйственной, управленческой деятельности, в общественной жизни изменило их психологический статус. Это изменение в свою очередь влияло на динамику внутригрупповых отношений в семье, между поколениями.
Динамика социально-психологических явлений в группах существенно влияла на характер и темпы социально-экономических преобразований в период НЭПа. Можно определенно сказать, что НЭП был и в этом отношении самым динамичным и уникальным периодом.
103
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Историко-психологическое исследование социально-экономической ситуации в России в условиях НЭПа позволило произвести историческую реконструкцию динамики психологии личности и групп в этот период.
Внимание к этому периоду было привлечено его уникальностью. Она проявлялась в неординарности происходящих изменений во всех сферах жизни: резко менялась сущность исторического процесса, изменения характеризовались быстрым темпом, происходили они в исторически короткие сроки. В сложной системе объективных и субъективных факторов общественного развития специфическим образом взаимодействовали социально-экономические и социально-психологические феномены. Типичной оставалась детерминация психологии личности и групп явлениями объективного характера. Вместе с тем, психология людей оказывала обратное влияние на ход социально-экономического развития. Она ускоряла его в одних случаях, тормозила — в других.
Эта общая закономерность проявлялась специфическим образом при изменениях в политике, экономических отношениях, социальных преобразованиях в стране. Более того, глобальные процессы в этих сферах проявлялись в конкретных формах. В политике это было — определение стратегического курса развития страны, отношение к разным классам, взаимодействие с другими странами. В экономике — приоритеты отраслей производства, налоговая политика, финансовая система, организация и управление производством, распределением, обменом. В социальной сфере — изменение социальной структуры общества, обеспечение необходимого уровня жизни, удовлетворение жизненных потребностей населения. В целом сложная социально-экономическая система определяла общую психологическую атмосферу в стране, психологическое состояние общества. Каждый из элементов этой системы детерминировал психологию отдельных людей, психологию малых и больших групп. Многообразными были психологические феномены: настроения, психологическая готовность, качества личности, интересы, потребности, поведение, деятельность, процессы взаимодействия и взаимоотношений людей.
Исследование показало, что социально-психологические феномены (личностные и групповые) оказывали большое влияние на
104
все виды общественных отношений — экономических, политических, социальных. Это влияние было как положительным, так и отрицательным. Неучет психологического фактора приводил к большим издержкам руководства страной. НЭП преподнес своеобразный урок последующему развитию. Реконструкция динамики психологии личности и групп должна помочь использовать позитивные исторические результаты того периода.
Литература
1. ВаЙнтгейв А.Л. Обложение и платежи крестьянства в довоенное и революционное время. /Опыт статистического исследования. М.: Изд-е Книжного склада "экономист" ПКФ.1924. 357 с.
2. Валентинов Н. (Н.Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. Годы работы в ВСНХ во время НЭПа. Воспоминания. М.: Современник, 1991. 368 с.
3. Волк С.С. НЭП глазами современника // Н.Валентинов (Н.Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. М.: Современник. 1991. С. 3-10.
4. ВоробьевЮ.Ф. НЭП: дискуссионные проблемы // Новая экономическая политика: уроки хозяйственных реформ. М., 1989. С. 3-10.
5. Гайстер А. Расслоение советской деревни. М.: Изд-во Ком.академии,
1928. 140 с.
6. Дзержинский Ф.Э. Письмо от 3 июля 1926 г.// Коммунист. 1989.
№8.
7. Дмитриенко В.П. Четыре измерения НЭПа //НЭП: приобретения и
потери. М-: Наука, 1994. С. 27-42.
8. Индрисова СМ. Социальные аспекты новой экономической политики // Новая экономическая политика: уроки хозяйственных реформ. М., 1989.
9. Историческое значение НЭПа. М.: Изд-во Института истории СССР,
1990.
10. Кпбо Р. и Рубин И. Народное хозяйство в очерках и картинках. Сборник отрывков и извлечений. Том П. М.- Л.: Изд-во Книга, 1925. 760 с,
11. Кабытов П.С., Козлов В.А., Литвак В.Г. Русское крестьянство. Этапы духовного освобождения. М.: Мысль, 1988. 240 с.
12. Кравченко А. Из дневника занятий с ленинцами// Правда, 1924. 28 июня.
13. История социалистической экономики СССР. Том П М., 1976.
105
14. Лапина. С. Из дискуссий а институте экономики АН СССР/уНовая экономическая политика. Уроки хозяйственных реформ. М., 1989.
15. Левин В.И. Полное собрание сочинений. Изд.5-е., т.42.
16. Левин В.И. Полное собрание сочинений. Иод.5-е., т.43.
17. Ленин В.И, Полное собрание сочинений. Изд.5-е., т.44.
18. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд.5-е., т.45.
19. Литвак К.Б. Жизнь крестьянина 20-х годов: современные мифы и исторические реалии//НЭП: приобретения и потеря. М.: Наука, 1994. С. 186-202.
20. Милютин В.П. История экономического развития СССР 1917-1927 ГГ.//НЭП и хозрасчет. М.: Экономика, 1991. С. 340-352.
21. Новая экономическая политика: уроки хозяйственных реформ. М., 1989.
22. НЭП. Взгляд со стороны. М.: Московский рабочий, 1991. 304 с.
23. НЭП и хозрасчет. М.: Экономика, 1991. 365 с.
24. НЭП: приобретения и потери. М.: Наука, 1994. 217 с.
25. НЭП: экономика, политика, идеология. Тамбов, 1991.
26. Осимский И. Новая деревня//Правда, 1921. 6-7 ноября.
27. Осокина В.Я. Социалистическое строительство в деревне и община. 1920.1933гг. М.: Мысль, 1978. 176 с.
28. Поляков Ю.А. Переход к НЭПу и советское крестьянство. М., 1967. 511с.
29. Прокопович С. Что дал России НЭП//НЭП: взгляд со стороны. М.: Московский рабочий, 1991. С. 11-57.
30. Рогалина Н.Л. Новая экономическая политика и крестьянство// НЭП: приобретения и потери. М.: Наука, 1994. С. 139-150.
31. Сарабьяпов В. Экономика и экономическая политика СССР. М., 1924.
32. Соскииа А.Н. История социальных обследований сибирской деревни в 20-е годы. Новосибирск: Наука, 1976.
33. Струмилин С.Г. Заработная плата и производительность труда в русской промышленности в 1913-1922 гг. М.: Изд-во НКТ, 1923.
34. Федоровская Е. С. Оплата труда и материальное благосостояние трудящихся//Новая экономическая политика: уроки хозяйственных реформ. М., 1989. С. 155-162.
35. Чаянов А.В. Очерки по экономике сельского хозяйства. М.: Новая деревня, 1924.153 с.
36. Югов А. Народное хозяйство советской России и его проблемы// НЭП: Взгляд со стороны. М.: Московский рабочий, 1991. С. 174-303.
37. Юровский Л.Н. На путях к денежной реформе// НЭП и хозрасчет. М-: Экономика, 1991. С. 198-224.
38. Яковлев Я. Наша деревня. Новое в старом и старое в новом. М.: Красная новь, 1924. 176 с.
106
Раздел П.
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА
В УСЛОВИЯХ ИЗМЕНЕНИЯ ФОРМ
СОБСТВЕННОСТИ
Глава 4. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП В УСЛОВИЯХ РАЗНЫХ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ *
Введение
Постановка проблемы. Развитие разных форм собственности в российском обществе обуславливает включение человека в систему новых экономических отношений и, прежде всего, отношений собственности, которые способны вызвать изменения в базовых ценностных отношениях личности с окружающим ее миром вещей и людей. Формирование новой экономической среды жизни человека сопровождается появлением и новых экономических ориентиров, таких как собственность, материально-обеспеченная жизнь (или материальная обеспеченность), богатство, предпринимательство и др. Для одних социально-психологических типов людей они могут выступать как цели жизни, регулирующие систему отношений с окружающими, поведение и деятельность, для других — лишь как необходимое условие существования. В этой связи особый интерес представляет изучение влияния новых социально-экономических условий на изменение ценностных ориентации личности в разных социальных группах, роли экономических ценностей в структуре ориентации на цели жизни и средства их достижения у представителей разных групп населения.
Программа исследования. Исследование было проведено на выборке населения г. Москвы в октябре-ноябре 1994 г. В качестве основного метода сбора первичной информации применялся очный анкетный опрос. Для изучения структуры ценностных ориентации использовался модифицированный В.А.Ядовым/4/вариант методики М.Рокича. В соответствии с подходом М.Рокича выделя* Исследование финансировалось РГНФ (Гранты № 93-06-10520 и № 96-03-04315)
107
ется две группы ценностей индивида: терминальные (ценности-цели) и инструментальные (средства достижения этих целей).
Стандартный список ценностей (по 18 в каждой группе) был дополнен ценностями, отражающими экономическую их направленность, такими как «богатство», «собственность», «экономическая независимость», «предприимчивость». Вместе с ценностью «материальная обеспеченность» они составили блок экономических ценностей. Инструкция респонденту предполагала выбор из списков терминальных и инструментальных ценностей семи наиболее значимых для личности с последующим их ранжированием. При обработке первичные ранги ценностей переводились в шкалу, включающую пять обобщенных рангов согласно процедуре, предложенной В.А.Ядовым. В данном исследовании в соответствии с критерием « объективного отношения к различным формам собственности» было опрошено 6 групп населения, характеризующихся разным социально-экономическим статусом: предприниматели малого бизнеса, работники частных, акционерных и государственных предприятий, а также военнослужащие (офицеры) и безработные (временно неработающие).
Подвыборки имели примерно равную численность по 30-35 человек). Всего было опрошено 197 человек. Респонденты примерно уравнены по фактору пола (46% мужчин и 54% женщин); возраст опрошенных распределяется в диапазоне от 18 до 55 лет. Средний возраст выборочной совокупности составил 33,2 года.
4.1. СТРУКТУРА ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХГРУПП
Структура терминальных ценностей: общий анализ. В иерархии ценностей-целей типичными для данной выборки являются следующие; «здоровье*, «семья», «материальнаяобеспеченность», «любовь», «свобода», «уверенность в себе», -«друзья». Данные ценности выступают в функции целевых по отношению к остальным, нижележащим ценностям, обладают высокой степенью обобщенности и важности для реализации потребностей физического и социального существования человека в современных социально-экономических условиях. Другие ценности выступают для индивида как цели второго порядка и имеют подчиненное, с точки зрения
108
последовательности их достижения, значение в структуре его ценностных ориентации. Для того, чтобы ответить на вопрос, какие изменения произошли в иерархии ценностных ориентации индивида в связи с социально-экономическими переменами, был осуществлен сравнительный анализ 7-ми ведущих терминальных ценностей в нашей выборке с данными, полученными в исследованиях, проведенных в 70-е годы под руководством В.А.Ядова/4/. Выбор этого периода обусловлен, во-первых, тем обстоятельством, что именно в те годы доминировала государственная форма собственности, во-вторых, что еще более важно, это были годы известной политической, социальной и экономической стабильности, в-третьих, методика сбора эмпирических данных была сходной.
В рассмотренных иерархических структурах ценностей сравниваемых периодов, наряду с общими («здоровье», «семья», «любовь»), фиксируются новые ценности, являющиеся специфическими для сегодняшнего дня. Это прежде всего ценности «свободы*: свобода как независимость в поступках и действиях («внешняя свобода*), уверенность в себе как свобода от внутренних противоречий и сомнений («внутренняя свобода»). Причем ранее эти ценности рассматривались как несущественные для индивида, т.к. занимали «периферийное» положение в ценностной структуре. Следует также отметить, что ценности «свободы» входят в число критериальных, т.е. наиболее дифференцирующих выделенные нами социальные группы населения ( см. табл.1).
Таблица 1
Ранги ведущих терминальных ценностей по результатам вашего исследования и данным В.А.Ядова.
по данным В.А.Ядова (70ег.)по результатам исследования U994r.1Сохранение мираЗдоровье2ЗдоровьеСемейная жизнь.3РаботаМатериально обеспеченная жизнь4Семейная жизнь.Любовь5ЛюбовьСвобода6ДрузьяУверенность в себе7Материально обеспеченная жизньДрузья109
По сравнению с предыдущим историческим периодом доминирования государственной формы собственности существенно возросло значение ценности «материальная обеспеченность». С 7-го рангового места данная ценность переместилась на 3-е место. Наряду с этим, значение такой ведущей в 70-80-е годы ценности как «работа» существенно снизилось {с 3-го рангового места на 8-ое).
Эти изменения в иерархии ведущих ценностей-целей свидетельствуют о формировании нового типа направленности личности, отражающего кардинальные социально-экономические различия в образе жизни в сравниваемые периоды. Доминирующая социальная направленность ценностных ориентации, с одной стороны, в сферу труда, а,с другой стороны, в семейно-бытовую, характерная для периода 70-х гг./З/, сменяется формирующейся индивидуализированой направленностью на личные, в том числе экономические интересы человека. Следует также отметить более выраженную «субъектную» ориентацию личности, т.е. ориентацию прежде всего на ценности, удовлетворение которых связанно с другими людьми.
Структура терминальных ценностей различных социальных групп. Изучение полученных данных позволил предположить, что объективное отношение к собственности находит свое отражение в специфике иерархии ценностных ориентации различных социальных групп. Кластерный анализ степени сходства-различия в терминальных ценностных ориентациях выделенных групп респондентов позволил установить правомерность данного предположения.
Наиболее отличающейся от других групп, по своим ценностным ориентациям, является выборка безработных. Ведущие ценности-цели безработных включают, наряду с общими для всех групп такими как «здоровье», «семья», «любовь», «материальная обеспеченность», ценности — «хорошие друзья» (2 ранг), «свобода» (3 ранг),»собственность» (6 ранг). Эти ценности, с одной стороны, отражают реальное неустойчивое экономическое положение данной категории опрошенных, в том числе роль ближайшего социального окружения (помощь друзей), с другой - являются свидетельством того, что данные респонденты «попали» в эту социальную «нишу» не случайно. Ценности «работы», «активной деятельностной жизни» занимают у них самые низкие ранговые
110
I
места в иерархии ценностей-целей по выборке: они имеют соответственно — 9 и 13 ранги.
Следующей по степени дифференцируемости от других является группа военнослужащих. Для них прежде всего характерна лидирующая роль ценностей «внешней» и «внутренней свободы» (свобода, уверенность в себе), «материальной обеспеченности», которые в условиях высокой нормативности и регламентированности их жизни и сложного экономического положения, играют скорее всего компенсаторную роль. Отличительной особенностью ценностных ориентации группы предпринимателей является самые высокие ранги в выборке ценности «работы» (3,77 против х=4,09) и «свободы» в поступках а поведении (3.4 против x=4.20), «реализма» (мудрости) (4.08 против x=4.34), а также наиболее низкая ориентация в выборке на «материальную обеспеченность» (4.09 против x= 3,79).
Наиболее близкой к предпринимателям по терминальным ценностям является группа работников частных предприятий. Только для этих двух групп респондентов характерно включение в ценности «работы» в число 6-ти ведущих. У работников предприятий с частной формой собственности она занимает 5 ранговое место в иерархии ценностей. Кроме того, в числе лидирующих ценностей выступают «уверенность в себе» и «материальная обеспеченность».
Сходной структурой целей жизни обладают работники с государственной и акционерной формами собственности. «Здоровье», «семья», «любовь», «материальная обеспеченность» занимают одинаково высокие ранговые места. Можно предположить, что объективные различия в системе отношений собственности у этих категорий работников не столь существенны. Тем не менее субъективно работники госсектора экономики испытывают большую неуверенность в своем положении. Значение ценности «уверенность в себе» у госслужащих занимает более высокое (4 ранговое) место.
Следует отметить, что доминирование ценности «уверенность в себе», своих силах, является характерной ценностью для всех наемных работников, вне зависимости от формы собственности организаций, в которых они работают: госслужащие, военные, работники акционерных и частных предприятий.
Структура инструментальных ценностей: общин анализ. Социально-экономические изменения в образе жизни отражаются и в системе ориентации на средства достижения целей. В иерархии ин111
струментальных ценностей по всей выборке лидируют, хотя и с разным уровнем значимости, «честность», «твердая воля», «независимость», «предприимчивость», «образованность», *самоконтроль».Таким образом, наряду с нравственными качествами в число ведущих способов достижения жизненных целей выдвигается комплекс волевых {твердая воля и самоконтроль) и деловых качеств (предприимчивость, независимость), характеризующих общую направленность личности — способность выстоять, отстоять свое достоинство, не отступая перед трудностями, действовать самостоятельно и решительно в сложных социальных и экономических ситуациях.
В сравниваемый период, согласно данным/4/, лидировали следующие ценности-средства: «честность», «ответственность», «широта взглядов*, «образованность», «жизнерадостность», *чуткость». Очевидно, что наблюдаемые изменения в ценностных ориентациях коснулись прежде всего усиления индивидуального начала в личности, опоры на собственные силы, и снижения значимости качеств, важных в социальных контактах с людьми, таких как чуткость к людям, широта взглядов, умение выслушать и понять чужую точку зрения, уважать вкусы и привычки других людей, чувство юмора, ответственность, чувство долга перед другими. Это как бы общие непременные основы человеческого общения и доверия между людьми. Как можно заметить, эти факты хорошо согласуются с характером тех социально-экономических изменений, которые происходят в России, а именно усиления процесса экономической и социальной дифференциации. С другой стороны, изменения в значимости ценностей свидетельствуют о формировании новых идеалов человека, у которого в качестве лидирующих средств достижения успеха выступают преимущественно такие качества как волевое начало, рациональность поведения, способность действовать самостоятельно и решительно, независимость.
Структура терминальных ценностей различных социальных групп. Группирование с помощью кластерного анализа полученных данных показало правомерность разделения испытуемых на данные группы по специфике их средств достижения целей: содержание инструментальных ценностей отражает прежде всего различия этих групп в социально-экономическом статусе. Причем различия выделенных групп по иерархии их инструментальных ценностей более выражены, чем по ценностям-целям. В чис112
ле ведущих в иерархии ценностей-средств только «честность» является в равной мере существенной для всех групп. Высокой дифференцирующей способностью обладают из числа «инструментальных ценностей» — «предприимчивость*, ?ответственность», «терпение», «собственность», «богатство». Судя по этим данным, респонденты значимо различаются по их отношению именно к экономическим ценностям.
Наиболее отличаются от других безработные. Для них лидирующие ценности — это прежде всего средства самоутверждения: максимально высокий ранг из всей выборки у них имеют «жизнерадостность» (3,59 против х = 4,12), «смелость в отстаивании своих взглядов» (3,68 против х = 4,31), «богатство» (3,82 против х = 4,29), самый низкий ранг «честность» (3,95 против x=3.66).
Второй по отличию является группа военных (офицеров).
Характерными для них средствами достижения жизненных целей являются стремление к активной, деятельной жизни, независимости с опорой на собственный профессионализм. Самые высокие ранги по выборке имеют такие качества как «твердая воля» (2,85 против х = 3,80), «предприимчивость» (3,38 против х - 3,80).
Лидирующие ценности-средства группы предпринимателей отражают направленность на самореализацию в сфере предпринимательской деятельности: «ответственность» (самый высокий ранг по всей выборке 3,77 против х = 4,19), волевые качества («твердая воля», «самоконтроль»), деловые («предприимчивость», «независимость»), «чувство оптимизма».
Для работников разных секторов экономики общим является ведущая роль качеств, позволяющих прежде всего выжить в сложной экономической ситуации: «терпимость» (самый высокий ранг по всей выборке у госслужащих 3,50 против х = 4,15), «самоконтроль» и «твердая воля» ( госслужащие и акционеры). Различия заключаются в характере их отношению к экономическим проблемам. Наиболее активную позицию занимают работники частного сектора экономики. Их характеризуют стремление к независимости и предприимчивости, эффективности в делах (максимальный ранг по всей выборке 3,96 против х = 4.28). Наиболее пассивная позиция у госслужащих. Для них характерны — терпение, с опорой на высокий уровень культуры (максимальный ранг по всей выборке 3,61 против х = 3,93), затем «твердая воля», и
113
«жизнерадостность». Работники акционерных обществ выше всего оценивают качества «самоконтроля» и «предприимчивости», и что самое отличающее их от других групп — «богатство».
Таким образом, анализ данных исследования позволил установить влияние новых социально-экономических условий на изменения ценностных ориентации индивида в разных группах российского населения, которые проявляются в доминировании общей направленности на индивидуальные ценности, В число ведущих по субъективной значимости для респондентов ценностей входят стремление к материальной обеспеченности, внешней и внутренней «свободе», причем с опорой на собственные силы, а также снижение роли некоторых социально-психологических качеств как средств достижения целей в жизни. Полученные данные могут рассматриваться как свидетельство, с одной стороны, общей тенденции формирования нового типа направленности личности в современных условиях, с другой усиление дифференциации направленности в зависимости от социально-экономического статуса личности в обществе. Особую роль в этом процессе играет формирование экономических ориентации личности.
4.2. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОРИЕНТАЦИИ РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП
Наибольший интерес представляли вопросы об отношении разных групп населения к таким экономическим ценностям как богатство, «материальная (прежде всего финансовая) обеспеченность», «собственность». Согласно российской исторической традиции XX века богатство и материальный достаток не только не являлись социальной и индивидуальной ценностью, но и в значительной степени оценивались как нечто негативное. В советский период истории России материальные ценности, денежный достаток также не выступали как ведущие личностные ценности. В исследованиях проведенных в 70-е годы, было установлено, что материальная обеспеченность не входила в число ведущих ценностных ориентации личности и занимала срединное, неустойчивое положение, а такие ценности как «высокие запросы» и «жизнь с комфортом» оказались вообще отвергнутыми и занимали два последних места в иерархии ценностей.
114
Результаты нашего исследования показали общую тенденцию возрастания для всех групп опрошенных значимости таких ценностей как «богатство», «собственность», «материальная обеспеченность», «предприимчивость», которые составляют в единстве комплекс экономических ценностей личности. Причем «материальная обеспеченность» входит в состав лидирующих терминальных ценностей. Вместе с ценностями «здоровье» и « семья» она характеризуют общую, для всей выборки опрошенных, ориентацию личности, которую можно обозначить близким по содержанию понятием как «безопасность семьи», что означает гарантии источников существования и поддержания семьи. Причем с возрастом значение ценности «материальной обеспеченности» не только не снижается, а значительно возрастает. Этот факт является еще одним подтверждением в пользу выше изложенной интерпретации данных. Согласно данным американских психологов М.Рокича и С.Паркера «безопасность семьи», занимает у американцев ведущее место в структуре ценностных ориентации. Поэтому уместно говорить о сближении ценностных ориентации российского и американского населения и развитии их по близким образцам/5/.
Следует отметить, что материальная обеспеченность имеет особенно высокую значимость в представлении всех наемных работников вне зависимости от сферы экономики, для военных и безработных. Как известно, именно эти группы населения прежде всего страдают от различных экономических трудностей (инфляции, отсутствия финансирования и др.). Причем отражение социально-экономических условий жизни преимущественно происходит по механизмам психологической компенсации. То, в чем индивид испытывает недостаток приобретает для него большую субъективную значимость. Выявленные изменения в ценностном сознании людей могут рассматриваться как социально-психологический индикатор социально-экономических изменений, в частности в материальном положения данных групп.
Наряду с высокой значимостью в целом по всей выборке ценности материального, финансового благополучия, такие экономические ценности как «собственность», «богатство» входят в число наиболее значимых ценностей личности для отдельных респондентов. Сравнение значимости экономических ориентации у различных групп населения показывает, что наибольшую значимость во всех
115
группах среди экономических ценностей имеет «материальная (финансовая) обеспеченность» и в меньшей степени «богатство» и «собственность». Значение последних как ценностей-целей наиболее велико для безработных. В целом все работающие, вне зависимости от сектора экономики, в большой степени рассматривают экономические ценности как средства достижения жизненных целей ц (см.табл.2). Исключение составляют безработные, для которых «бо- ;i гатство» и «собственность* являются и как цель и как способ ее "f достижения. Экономическая направленность средств достижения Ц целей личности наиболее характерна для работников организаций ' с акционерной формой собственности: «богатство» и * предприимчивость* занимают у них соответственно 2-й и 4-й ранги в списке j ценностей. Их значимость подтверждается тем, что они являются f j критериальными, т.е. обладающими высокой дифференцирующей способностью для данной выборки.
Обладание собственностью выступает как достаточно реальное средство достижения материальной обеспеченности практически для всех групп. В этом факте можно зафиксировать известное опережение экономической реальности психологическими переменными, в частности повышается роль отношения к собственности в регуляции социального поведения людей.
Анализ ценностных ориентации показывает, что подавляющая часть опрошенных стремиться стать так называемым средним классом. Число стремящихся стать богатыми людьми так же достаточно велико. Особенно это характерно для молодежи. Наиболее интересно эти тенденции проявляются у предпринимателей и безработных. В рейтинге «богатство как цель жизни» безработные занимают первое место, а предприниматели лишь пятое. Эти данные согласуются с результатами других социально-психологических исследований/1/, однако, они противоречат экономическим [ представлениям, согласно которым только с ростом дохода растет , и потребность в богатстве, в деньгах как форме богатства/3/. Изу- . чение структуры ценностных ориентации этих групп показывает, что стремление к богатству не имеет у безработных деятельностно-го подкрепления, т.е. они хотят быть богатыми, не прилагая к этому никаких усилий (у них ценность «работы» занимает самое низкое место среди всех групп). В свою очередь, «богатство» для предпринимателей имеет вторичное значение, а ведущими являются
116
ценности самореализации, увлеченности самой деятельностью (ценность «работы» самое высокое в выборке).
Регуляторная функция экономических ценностей зависит не только от социально-экономической позиции человека в системе экономических отношений, в том числе отношений собственности, а также от экономических притязаний личности. Влияние последнего фактора проявилось в различной роли экономических ценностей для разных индивидов. Изменение социально-экономичесТаблица2 Рейтинг экономических ценностей личности (%)
Возраст опрошенныхРейтинг
1 2 3^
418 — 21 лет62,5

25 — 30 лет66,7

31 — 40 лет75,8

Старше 40 лет52,5Материально (фикан* сово) обеспеченная жизньСоциальные группы
1Работники акц. обществ76,2
2 3Офицеры76,2

Работа, госпредприятий75,0
4Работники частных фирм65,5
5Предприниматели62,5
6Безработные61,5БогатствоСредствоЦель жизни
1Безработные53,938,5
2Работники акц. обществ44,414,6
3Работники частных фирм27,627,5
4Работн. госпредприятий25,0ИД
5Предприниматели20,812,5
6Офицеры19,09,0Собственность1Безработные30,842,3
2Работники акц. обществ33,37,4
3Работн госпредприятий27,82,8
4Предприниматели25,08,0
5Офицеры23,89,0
еРаботники частных фирм13,813,8117
ких условий привело к изменению отношения к экономическим ценностям, но не у всех работников, а прежде всего у тех, кто характеризовался экономической направленностью. Благоприятные экономические условия актуализировали определенный социально-психологический тип людей с экономической направленностью, причем доля такого типа в разных социальных группах различна. Это подтверждает высказанное ранее положение о том, что социально-психологический тип личности опосредствует воздействие экономических условий на экономическое поведение человека/2, С.6; 217-218/. Сам человек, преломляя воздействие экономических факторов, выбирает себе социально-экономическую «нишу», в том числе в зависимости от его ценностных ориентации.
Регуляторная роль экономических ориентации в зависимости от формы собственности организации, в которой работает индивид, проявляется в особенностях экономических оценок, предпочтений личностью, например, наиболее доходных сфер вложения свободных денежных средств и других видов экономического поведения и деятельности.
Анализ ответов показал, что среди наиболее доходных видов деятельности выделяются как традиционно легальные, так и криминальные формы бизнеса. Среди первых - банковская деятельность, валютные операции, а также операции с недвижимостью, т.е. те виды деятельности, которые связаны с функцией денег как средства обращения, а из вторых — рэкет.
Среди социальных групп, которые указывают на высокую доходность финансовых операций банков выделяются предприниматели, военные, работники частных фирм. Значительно реже банковскую деятельность как прибыльную выбирают работники госпредприятий, акционерных обществ и безработные. Таким образом, банки являются наиболее привлекательной сферой вложения капитала для новых групп собственников и военных.
Следующими по привлекательности являются операции с недвижимостью. Особенно часто на эту сферу доходности указывают работники госсектора экономики и частных фирм, т.е. наемные работники, а менее всего - военные, безработные и учащиеся (Табл.3).
Таким образом, прибыльным делом считают то, что сохраняет покупательную функцию денег в условиях инфляции, наименее рискованно по сравнению, например, с производством товаров и
118
Таблица 3 Наиболее доходные виды деятельности
Виды деятельностиРейтинг, %1Банковская деятельность17,32Операции с недвижимостью13,73Валютные операции13,44Рэкет8,75Торговля5,76Производство товаров2.7торговлей. Для объяснения полученных рейтингов следует также указать на высокую криминогенность российской экономики первой половины 90-х годов.
По мнению большинства опрошенных, они поместили бы свободные денежные средства прежде всего в покупку недвижимости, в развитие собственного бизнеса, а также открыли бы счет в банке (Табл.4.).
Таблица 4
Наиболее привлекательные пути вложения свободных денег
Пути вложения свободных денегРейтинг, %1Покупка недвижимости41 f52Развитие собственного дела18,73Открытие счета в банке17,84Приобретение потребительских товаров9,55Покупка акций предприятий6,663,7К покупке недвижимости более всего склонны все наемные работники безотносительно сектора экономики, в котором они работают. Работники госсектора и акционерных обществ указывали на вложение средств приобретение недвижимости как наиболее выгодное дело. И наоборот, эта категория опрошенных не испытывает тяги вложить деньги в собственной дело, что наиболее характерно для предпринимателей, а также военных. После119
дние, видимо, составляют существенный резерв для развития малого бизнеса в России.
Третьей по значимости сферой вложения денег является открытие счета в банке. Наиболее тяготеют к этому типу экономического поведения — работники госсектора, военные, а также работники частных фирм. Менее всего он выражен у предпринимателей. Потребительское поведение характерно для групп населения, имеющих низкий денежный доход: военных, безработных, акционеров. Работники частного сектора и предприниматели, как наиболее обеспеченные в нашей выборке категории населения, не склонны тратить деньги на потребительские нужды. В целом вложение средств в потребительские товары по привлекательности занимает только четвертое место, с большим отрывом от предыдущих. Наименее привлекательным является вложение денег в покупку акций предприятий и различных фондов.
Таким образом, результаты исследования свидетельствуют о возрастании регулирующей роли экономических ценностей в структуре ценностных ориентации личности. Это проявляется в особенностях экономических оценок, предпочтений личности, доминировании экономического типа поведения.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследование позволило проанализировать особенности структу- н ры ценностных ориентации представителей различных групп рос- >>" сийского населения в контексте социально-экономических измене- ;?
ний в российском обществе. Установлено, что в иерархии ценное- | тей-целей данной выборки доминируют: «здоровье», «семья», |1
«материальная обеспеченность», «любовь», «свобода», «уверенностьв ) себе*, «друзья». Среди ценностей средств достижения жизненных ,? целей ведущими являются «твердая воля», «честность», «независи- t'i мость», «предприимчивость», «самоконтроль», «образованность». Полученные данные свидетельствуют о формировании нового типа на- t, правленности личности, характеризующегося индивидуализированной ориентацией на личные, в том числе экономические ценности, такие как «материальная обеспеченность", «предприимчивость», «собственность» и «богатство». «Собственность* и «предприимчивость» входят в число критериальных ценностей индивида,
120
Изменения в ценностных ориентациях коснулись прежде всего усиления ориентации на себя, опоры на собственные силы {волевые качества, рациональность в поведении, стремление действовать самостоятельно и решительно), и снижения роли и значения качеств личности, особенно важных в контактах с другими людьми (чуткость, уважение к другому, умение выслушать и понять другого и т.п.).
Выявлено, что отношение к собственности отражается в особенностях иерархии ценностных ориентации различных групп российского населения: безработных, предпринимателей, военных (офицеров), работников частного, акционерного и государственного секторов экономики. Более существенные различия между этими группами наблюдаются в ценностях-средствах,
В исследовании установлено, что социально-экономические изменения хорошо согласуются с изменениями в социально-психологической феноменологии, что позволяет рассматривать последние в качестве индикаторов этих перемен. Так, изменения в ценностном сознании индивида могут рассматриваться как индикатор изменения в его материальном положении.
Регуляторная роль экономических ориентации в зависимости от формы собственности организации, в которой работает индивид, проявляется в особенностях оценок, предпочтений личностью наиболее доходных сфер использования свободных денежных средств.
ЛИТЕРАТУРА
1. Журавлев А.Л., Позняков В.П. Социальво-психологические проблемы становления российского предпринимательства//Малое предпринимательство в контексте российских реформ и мирового опыта.М.,1995. С.82-102.
2. Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся
обществе/Отв.ред. А.Л.Журавлев. М.: ИПРАН, 1996.
3. Долин Э.Дж. и др. Деньга, банковское дело и денежно-кредитная
политика. Л.,1991. 448 с.
4. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности/под ред. В.А.Ядова. Л.: Наука, 1979. 264 С,
5. Rokeach М,, Parker S. Vaues as socia indicators of poverty and race reation8//Aimas of American Academy of Poitica and Socia Sciences, 1970, 388, p. 101.
121
Глава 5. ВНУТРИГРУППОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ РАЗНЫХ ФОРМАХ СОБСТВЕННОСТИ *
Введение
Постановка проблемы. Исследование ответственности в психологии традициоино связано с его изучением как свойства личности, на которое влияют внутренние (личностные) и внешние {например, ситуационные) факторы (1; 8). Подчеркивается также диалектичность влияния этих факторов на формирование личностного свойства (1;2;8). При этом указывается на социализацию как самую важную причину в воспитании ответственного поведения (б;8), которое может проявляться лишь при взаимодействии с окружающими и поэтому ответственность *есть качество, характеризующее социальную типичность личности» (6,с.25). Методические приемы диагностики ответственности связаны либо с личностными опросниками (7; 10), либо с экспертными оценками (6). Неудовлетворенность подходами к изучению свойства ответственности, основанными лишь на поиске индивидуальных различий, способствовала применению типологического метода, который «...позволяет выявить также отношения независимости, частичной или полной зависимости личности от внешних условий, т.е. вскрыть диалектику внешнего и внутреннего, объективных а субъективных условий ответственности" (2,с.113).
Носителем свойства ответственности является личность, которой и присуща вся гамма противоречий, результирующих процесс взаимодействия внешних и внутренних условий. В качестве же наиболее близких «внешних условий» к личности выступают группы, членом которых она является (семья, трудовой коллектив, группы досуга и т.д.). По отношению к группе, в свою очередь, также существуют «внешние условия», например, социально-экономические отношения в обществе, а к ее «внутренним условиям* относятся собственно виутригрупповые процессы и личностные свойства членов группы.
В данном исследовании в качестве субъекта жизнедеятельности мы рассматриваем группу (коллектив), в которой в процессе
* Исследование финансировалось РГНФ (Гранты № 93-06-10520 и № 96-03-04315)
122
выполнения совместной деятельности могут формироваться (или задаваться извне) формальные и неформальные структуры взаимоотношений. Роль этих структур в проявлении личности неоднократно показана в теории социальной психологии и на практике. Так, для воспитания чувства ответственности видный педагог А.С.Макаренко использовал коллектив, создавая сложную систему «ответственной зависимости»: «Я старался как можно больше переплести зависимости отдельных уполномоченных коллектива друг с другом так г чтобы подчинения и приказания как можно чаще встречались бы» {5, с.208). Мы предполагаем существование внут-ригругаювого феномена ответственности, так как на группу всегда возлагаются извне определенные обязанности, которые внутри группы распределяются между ее членами. Принятие или снятие (непринятие) ответственности членами группы создает определенный «рисунок» ответственности внутри группы, который может существенно влиять на совместную трудовую деятельность.
Целью исследования явилось изучение проявлений феномена внутригрупповой ответственности в трудовых коллективах, работающих в условиях разных форм собственности. На основе эмпирических данных предполагается выделение типов внутригрупповой ответственности и их распределение в группах с разными формами собственности. Для более полного понимания о сущности феномена внутригрупповой ответственности будут представлены результаты приписывания мотивов деятельности в изучаемых коллективах.
5.1. ПОНЯТИЕ ВНУТРИГРУППОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ
Концептуальные основы к методики исследования. В нашем исследовании сделана попытка изучения феномена внутригрупповой ответственности и особенностей его проявления в трудовых коллективах, имеющих разные формы собственности. С этой целью на основе концепции совместной деятельности (4; 9) в виде схемы представлены ее характеристики, а также основные субъекты в группе, за которых каждый ее член потенциально может нести ответственность {Схема 1).
123
OcHoi субъв! rpyiзные *ты в шеХарактеристики совместной деятельности

деятельностныеотношенческие

результатспособ, процессцельгрупповые нормыреальные в заимеют ношениякоррек-1дя норм
прошл.кастоящбуд.Прошл,настоящ.буд.Я (за себя)Отдель ные другиерядовые
руководителиГруппареферентная
в целомСхема 1. Характеристики совместной деятельности и основные
субъекты в группе, за которых член группы потенциально
может принимать ответственность.
Принимать ответственность можно лишь за конкретные субъектно-объектные характеристики группы. Мы предполагаем, что принятие ответственности возможно за деятельностные и отношенческие ее характеристики. Деятельностные характеристики можно классифицировать на целевые, процессуальное (методические) и результативные. В данной классификации присутствует временной аспект: будущее(цель); настоящее^роцесс); прошедшее(рсзульгат). Используя временной континуум, можно также классифицировать отношенческие характеристики группы, за которые принимается ответственность: групповые нормы, сохранение внутригрупповых отношений (как результат прошедшего взаимодействия в группе);— стремление к изменению устоявшихся норм: внутригрупповых, неформальных статусных (нацеленность на будущее); реальное состояние взаимоотношении в группе как результат двух вышеназванных тенденций в настоящее время,
В групповой деятельности возможно принятие ответственности не только за свои действия и поступки, но и окружающих. Например, руководитель по должностным обязанностям несет не только психологическую, но и административно-правовую ответственность
124
за некоторые противоправные действия своих подчиненных. Мы выделяем следующие субъекты, за которые личность может нести ответственность в группе: еаму личность (за себя), некоторых отдельных членов группы (например, за руководителя), референтную группу или какую-то другую ее часть и группу в целом.
Используя данную схему, мы составили программу интервью для изучения мнений работников о наличии тех или иных видов ответственности в их трудовых коллективах. Респондентами также заполнялся личностный опросник УСК (уровень субъективного контроля). Формы собственности, в условиях которых работали разные коллективы, отличались: 1) работники железной дороги (девять бригад машинистов, N = 54) и работники торговой организации (девять бригад, N = 48) с государственной формой собственности; 2) работники частных торговых предприятий (шестнадцать групп, N = 89). Всего в исследовании привяли участие 34 группы, в которые входили 191 человек.
Результаты исследования и их обсуждение. 1. При сопоставлении среднего показателя общей интернальности личности (сюйство ответственности) в трех видах трудовых коллективов — машинисты (Интерналъность средняя = 13,9), работники государственного торгового предприятия (Иср. = 13,6) и работники частных торговых предприятий (Иср. = 14,3) — значимых различий не обнаружено. Следовательно, нельзя утверждать то, что люди выбирают работу в государственных или частных организациях в зависимости от личностного свойства ответственности. В тех и других организациях работают как с высоким, так и с низким чувством ответственности, хотя незначительное преимущество по общей интернальности имеют работники индивидуальных частных предприятий.
Достоверное различие (p<0,05) по интернальности обнаружено между двумя выборками — руководителями (бригадирами, N = 34) и рядовыми членами бригад (N = 157): интернальность руководителей выше. Данный факт объясним тем, что руководителям по долгу службы приходится вести ответственность, большую по «объему» и направлениям, поэтому естественным путем происходит отбор на руководящие должности лиц с большей личностной ответственностью.
2, Анализ принятия ответственности за характеристики совместной работы и основных субъектов в группе выявил следующее.
125
При разделении групп по времени их существования (до 1 года — 13 групп и свыше 1 года — 21 группа) выяснилось, что положительная корреляция между показателями интернальносТип внутрягрупповой ответственностиПринятие ответственности
за себяза другихза руководителя с позиции:за группу


покровительствасоциальной нормы
1. «индивидуализированный»+2 «прагматичный»++3. «избирательный»++4. «генерализованно-покровительствевный»++++5. «генерализоваино-адекватный»++++6. «диффузный»Эти виды принятия ответственности проявляются, но ни один из них не является типичнымСхема 2. Состав признаков различных типов внутригрупповой ответственности,
ти личности и принятием ответственности за другого и группу в целом существует в группах, члены которых работают вместе свыше 1 года. Данный факт можно объяснить тем, что в этих группах установились более определенные взаимоотношения и их члены более сопричастны к проблемам друг друга, поэтому обнаружена взаимосвязь между уровнем субъективного контроля и показателями принятия ответственности в группе. Так, интерналы больше принимают ответственность за других и группу в целом в отличие от экстерналов.
3. Для выяснения особенностей принятия ответственности в группе в зависимости от условий совместной деятельности сравнивались выборки, различные по предмету своей деятельности (машинисты и работники торговли), а также по форме собственности (частной — работники торговых палаток и государственной — машинисты, работники государственного магазина).
а) Достоверные различия (р < 0,02) между машинистами (N = 54) и работниками торговли (N = 137) обнаружены по принятию ответственности за результативные характеристики деятельности сво126
их руководителей. Машинисты с большей готовностью несут ответственность за своих бригадиров, нежели работники торговли.
б) В бригадах машинистов принимается ответственность больше за отношенческие характеристики совместной работы, а у работников торговли — за деятельностньге характеристики (р < 0,05). Успешность совместной деятельности машинистов во многом зависит от сложившихся взаимоотношений в группе. Большое время члены группы находятся рядом: не только во время выполнения основных функций (работа на локомотиве), но и во время отдыха (бригады вынуждены отдыхать в гостиницах вдали от дома с тем, чтобы после отдыха снова идти в рейс). Поэтому отношенческие характеристики группы для них более значимы, нежели для работников торговли, смысл деятельности которых во многом определяется конечным результатом.
4. Между работниками государственных (машинисты и работники государственного магазина) (N = 102) и частных предприятий (N - 89) обнаружены достоверные различия (р < 0,02) по показателям принятия ответственности за деятельностные и отношенческие характеристики других членов группы. Так, работники частных предприятий склонны принимать ответственность больше за деятельностные, а государственных — за отношенческие характеристики других членов бригады. Несмотря на различия в содержании деятельности, последние (машинисты и работники госмагазина) больше обращают внимание на процесс, результат и предполагаемые цели отношений с другими членами группы, работники частных торговых магазинов принимают ответственность за других по их деятельностным (результативным, процессуальным, целевым) показателям.
Полученные эмпирические результаты поаволили нам в качестве основы для построения типологии взять параметры принятия внутригрупповой ответственности за основных субъектов в группе (за себя, за других, за группу в целом). В этом случае, исходя из представленной модели (см. Схему 1), можно построить большое число комбинаций, а соответственно и типов. Эмпирически же выявлено лишь шесть типов внутригрупповой ответственности, признаки которых представлены на Схеме 2. Выделенные типы условно обозначены следующим образом: ^"индивидуализированный"; 2)"прагматичный";3)"избирательный";4)"генерализованно127
покрови-тельственный";5)"генерализованно-адекватный"; 6) "диффузный".
Первый тип — «индивидуализированный» — характерен для групп (бригад), в которых большинство членов оценивают наличие лишь ответственности за себя (за свои обязанности, за свои деятельностные и отношенческие характеристики). Проявлению ответственности за других и группу в целом приписывают низкую степень.
Второй тип — «прагматичный» — выявляется по наличию в группе высокой степени ответственности за себя и за группу в целом (за их деятельностные и отношенческие характеристики). Ответственность за других, по оценке членов группы, отсутствует или проявляется в малой степени.
Третий тип — «избирательный» — выделен по совокупности высоких оценок ответственности за себя и за некоторых членов группы (бригады). Ответственность за группу в целом(за деягель-ностные и отношенческие характеристики) отсутствует.
Четвертому («генерализованно-покровительствеяному») и пятому (генерализованно-адекватному») типам присуще принимать ответственность за себя, за других и за группу в целом. 6 этом смысле данные типы ответственности имеют схожие критерии их выделения и обозначены термином «генерализованный», что подразумевает широкий объем принимаемой ответственности в противовес концентрированной, избирательной. Различая же заключаются в следующем. Результаты предыдущих исследований (3) показали, что содержание понятия «ответственный» во многом зависит от формального статуса оцениваемого субъекта. Так, с подчиненными связывается больше исполнительный аспект ответственности, с руководителями — покровительственный (функции защиты и помощи), с коллегами — надежность, когда член группы не перекладывает на других обязанности и верен своему слову. Результаты настоящего исследования показали, что рядовые члены групп, оценивающие наличие ответственности в группе за руководителя, делятся на две категории: одни принимают ответственность за руководителя в смысле исполнения его указаний, что адекватно формальному статусу подчиненного и социальной норме исполнительности, другие — в смысле помощи руководителю и его защиты, что неадекватно их формальному статусу, т.к. по социальной норме они должны испол128
нять указания руководителя, а не защищать его или покровительствовать ему. Тип внутригрупповой ответственности в первом случае обозначен как «генерализованно-адекватный», во втором «гене-рализованно-покровительственный», при котором исполнителями принимается ответственность за руководителя с покровительственных позиций («помогают своему руководителю», «защищают его»).
Шестой тип — «диффузный* — характерен для "групп, в которых оценки их членов крайне не согласованы, у каждого из них свое представление о наличии (отсутствии) различных видов ответственности в группе. Групповое представление в целом — противоречиво.
По-нашему мнению, мы имеем дело действительно с феноменом внутригрупповой ответственности, т. к. при выделении типов учитываются групповые процессы. Даже в случае с * индивидуализированным» типом учитывается не только наличие принятия ответственности за себя, но и отсутствие принятия ответственности за других субъектов в группе (за других и группу в целом).
5.2. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТИПОВ ВНУТРИГРУППОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В УСЛОВИЯХ РАЗНЫХ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ
Распределение типов внутригрупповой ответственности в зависимости от трудовых групп (машинисты и работники государственной и частных торговых организаций) представлено в Табл.1.
Как видно из таблицы 1, группы работников относительно равномерно распределились по выделенным типам. Из 34 изучавшихся групп по б относятся к «индивидуализированному», «ге-нерализированно-покровительственному», «генерализированно-адекватному» и «диффузному» типам и по 7 групп — к «прагматичному» и «избирательному».
Выделенные типы внутригрупповой ответственности имеют место в разных организационно-экономических условиях совместной работы (содержание труда и формы собственности), что служит доказательством уместности их выделения. Так, в бригадах машинистов не обнаружено лишь «диффузного» типа, в бригадах работников госторговли — «прагматичного» типа, в группах частных торговых организаций представлены все выделенные типы.
129
Таблица 1
Распределение типов внутригрупповой ответственности в зависимости от вида трудовой деятельности и формы собственности (количество бригад)
Тип внутри-групповой ответе твенностиМашинисты гос. предприятияРаботники гос. торгового предприятияРаботники части, торг. предприятияВсего1. «индивидуализированный»10452. «прагматичный»10673. «избирательный»23274. «генерализо-ванно- покровительственный»3115Ь. «генерализо-ванш-адекват-ный»2125б.« диффузный»0415Всего991634Относительно большее количество групп с «индивидуализированным» типом внутригрупповой ответственности обнаружено среди работников частных торговых организаций (4 группы). Специфика их работы заключается в возможности достаточно четкого определения индивидуального вклада в общий результат, и как следствие — индивидуальный заработок зависит от усилий конкретного работника, поэтому «индивидуализированный» тип внутригрупповой ответственности среди них наиболее распространен.
Бригада машинистов с названным типом характеризуется крайне неудовлетворительным состоянием взаимоотношений, что также объяснимо, исходя из условий их совместной работы. Длительное совместное пребывание в рейсе и высокая взаимозаменяемость исключают формирование индивидуализированного типа внутригрупповой ответственности.
130
Наибольшее число групп с «прагматичным» типом обнаружено у работников частных торговых организаций (шесть групп), цель деятельности которых достаточно определенна — продать больше товаров — поэтому и потребность в тесном контакте с другими членами группы слабо выражена, а удовлетворенность совместной деятельностью достаточно высокая. В бригаде машинистов с данным типом внутригрупповой ответственности (одна бригада) происходит частая смена диад (машиниста и помощника машиниста), что привело к отсутствию принятия ответственности за другого члена группы. Большинство групп с «генерализованно-покрови-тельственным» типом представлено среди машинистов (три бригады), которым свойственно принимать ответственность за отношен-ческие характеристики своей группы.
«Диффузный» тип присущ работникам госторговли. Неопределенность, несогласованность в оценках характеристик совместной деятельности объясняется большой текучестью кадров на предприятии, что ведет к плохой осведомленности о внутригрупповой жизни.
На основе изложенных результатов второй части исследования можно сделать следующие выводы.
1. Выделенные шесть типов внутригрупповой ответственности обнаружены в группах, работающих при разных формах собственности (государственной и частной), поэтому можно утверждать, что нет больших различий между рассматриваемыми группами по распределению типов внутригрупповой ответственности.
2. С достаточной уверенностью можно утверждать, что для интерналов наиболее характерны следующие типы внутригрупповой ответственности: «индивидуализированный», «прагматичный», «генерализованно-адекватный»; для эксгерналов — «избирательный» и «генерализованно-покровительственный»,
3. Для бригад машинистов госпредприятия характерны «гене-рализованно-гожровительственный», «генерализованно-адекватный» и «избирательный» типы внутригрупповой ответственности; для работников госторговли — избирательный»; для работников частных торговых организаций — «индивидуализированный» и «прагматичный».
131
5.3. МОТИВАЦИЯ И ВНУТРИГРУППОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ РАЗНЫХ ФОРМАХ СОБСТВЕННОСТИ
Причины (мотивы) принятия ответственности в группе, приписываемые респондентами, сгруппированы в три блока: личностные, межличностные и организационно-экономические (Приложение 2). Каждый из блоков, в свою очередь, разделен на две группы причин: сохраняющих достигнутые результаты и имеющих тенденции к изменению (Таблица 2).
Таблица 2 Основные причины (мотивы) принятия ответственности
Блоки причин (мотивов) принятия ответственностиВиды причин (мотивов)Вопросы анкетыЛичностныеугрызения совести«б»
развитие «я» (самоутверждение)«в»Межличностныебоязнь групповых санкций?а»
развитие своего влияния на группу?Д»Организационно-экономическиебоязнь разорения (потери финансирования)*г»
развитие экономическое*е»Члены групп с «индивидуализированным» типом внутригруппо-вой ответственности приписывают причины принятия ответственности за себя преимущественно личностным мотивам: «людям внутренне присуще заботиться о своих обязанностях и по-другому эти люди не могут»; «у человека развита совесть»; «достижение определенных результатов у человека вызывает чувство собственного достоинства (самоуважения)». Тем людям, которые принимают ответственность за других и группу в целом, приписывают межличностные мотивы («такое поведение принято в группе (бригаде), и другое поведение в группе будет плохо воспринято»; «демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности»). Примечатель132
но, что в группах с «индивидуализированным» типом внутригруп-повой ответственности (где ответственность принимается только за себя) такое состояние объясняется сугубо личностными мотивами, остальным же (кто принимает ответственность за других и группу в целом) приписываются мотивы, отличные от их собственных: причины другого поведения они «видят» в силе групповых норм и демонстрации другими влияния на окружающих. По-видимому, здесь имеет место приписывание другим социально неодобряемых мотивов принятия ответственности за тех субъектов в группе, за которых они сами ответственности не принимают.
В группах с «прагматичным» типом внутрнгрушювой ответственности все виды ее принятия связываются с организационно-экономическими мотивами («невыполнение своих обязанностей (заданий) может повлечь за собой разорение организации (или неполучение необходимого финансирования)»; «стремятся развивать свою экономическую сферу деятельности (расширять сферу влияния вне нашей группы)»; «если не выполнят задания другие члены группы (бригады), то организация может разориться (или может не получить необходимого финансирования)»; «без этого невозможно развивать экономическую сферу деятельности (или нельзя расширить сферу влияния вне нашей группы)»; «если группа (бригада) в целом ые выполнит задание (плав), то организация может разориться (или не сможет получить необходимого финансирования)». Подтверждение адекватности названия «прагматичного» типа дают перечисленные примеры приписывания мотивов принятия ответственности.
Группы с «избирательным» типом внутригрупповой ответственности характеризуются тем, что принятию ответственности за себя приписываются личностные мотивы, а ответственности за других — мотивы, определяющие тенденции к изменению своего влияния («демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности»; «без этого невозможно развивать экономическую сферу деятельности (или нельзя расширить сферу влияния вне нашей группы)». При данном типе внутригрупповой ответственности она не принимается за группу в целом, а приписывание мотивов, которые обозначены как расширение своего влияния, по-видимому, компенсирует отсутствие ответственности за группу в целом.
133
В группах с «генерализованно-адекватным* типом внутригруп-повой ответственности принятию ответственности за себя и за других приписываются личносгяые мотивы, принятию ответственности за группу — организационно-экономические. Предполагалось, что при данном типе вяугритрупповой ответственности члены группы будут ее объяснять исключительно личностными мотивами, так как дело группы должно выступать для них и личным делом. Однако общегрупповые интересы все-таки связываются членами группы не с личностными мотивами, а с организационно-экономическими («боязнью разорения» и «тенденциями экономического развития своей группы»), что, по-видимому, более адекватно современному менталитету работников.
В группах с «генерализованы» — покровительственным» типом внутригрупповой ответственности принятию ответственности за себя, за других и группу в целом приписываются в основном межличностные мотивы («невыполнение своих обязанностей может повлечь за собой плохое отношение со сгороны остальных членов группы»); . t «демонстрация окружающим своей необходимости и иеключитель- У ности»; «такое доведение принято в нашей группе (бригаде), и дру- |> гое поведение будет плохо воспринято». Их ориентация на межлич- '?[ ностные отношения во многом способствует принятию ответствен- ' [ ности за своего руководителя с покровительственных позиций. Нарушение межличностных отношений может создать психологи- ^. ческий дискомфорт их работе в данной группе. Поэтому такое боль- [ шое внимание уделяется межличностным мотивам. 'i
Картина приписывания причин принятия ответственности в г «диффузных» группах крайне противоречива: присутствуют все виды мотивов (причин), но общих тенденций выявлено не было.
Мотивация принятия ответственности в группе при разных формах собственности имеет свою специфику.
В группах, работающих на предприятиях с государственной j,1 формой собственности (бригады машинистов и работники гос- !, торговли), принятию ответственности приписываются мотивы Г личностного и межличностного характера, не затрагивая организационно-экономические причины. По-видимому, данных работников мало интересуют внешние по отношению к группе проблемы, т.к. материальная сторона их работы гарантируется, независимо от взаимодействия с другими учреждениями, и вся тяжесть
134
социально-психологических проблем ложится на личностный и межличностный уровни.
Интересно то, что в группах с определенным видом принятия ответственности ( например, только за себя) приписываются мотивы, сохраняющие достигнутые результаты («угрызения совести»). Другим же (с другим типом внутригрупповой ответственности) приписываются мотивы, характеризующие тенденции к распространению своего влияния на группу. Другими словами, если человек принимает ответственность только за себя (эа свои действия и отношения с другими членами группы), то он обосновывает это мотивом сохранения своей личности («совесть позволяет делать только так»), но не мотивом самоутверждения ( например, «достижение определенных результатов у человека вызывает чувство собственного достоинства»). Тем же людям, которые принимают ответственность не только за себя, но и за других, группу в целом, приписываются мотивы распространения «влияния на других людей». Таким образом, в группах, работающих в условиях государственной формы собственности, преимущественно обращают внимание на межличностные отношения (положительные или отрицательные), мало затрагивая деятельностные характеристики совместной работы (не отмечают организационно-экономические причины принятия ответственности).
Члены групп, работающих в условиях частной собственности, принятию ответственности в группе чаще приписывают мотивы организационно-экономического характера («боязнь разорения, потери финансирования)» или «стремление к экономическому развитию (внегрупповое влияние)». Такая тенденция особенно наглядно обнаруживается в группах, имеющих «индивидуализированный» и «прагматичный» типы внутригрупповой ответственности. В интервью с представителями этих групп фиксировались объяснения, например, такого содержания: «в нашей работе необходимо придерживаться принципа — получать материальное вознаграждение за проделанную работу, а обращать внимание на отношения внутри коллектива для нас губительно».
Необходимо отметить, что в этих группах удовлетворенность работой значительно ниже, чем в других. Наиболее высокие показатели удовлетворенности в группах с ? генерализованно-адек135
ватным» типом внутригрупповой ответственности. Члены этих групп приписывают принятию ответственности различные мотивы (личностные, межличностные и организационно-экономические), как и в группах с *генерализованно-покровительственным» типом внутригрупповой ответственности. Различия между ними лишь в приписывании межличностных мотивов: если в первых отмечаются чаще мотивы развития своего влияния на группу («демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности»), то во вторых — сохранения своего статуса («невыполнение своих обязанностей может повлечь за собой плохое отношение со стороны остальных членов группы»).
Обнаруженный факт ориентации людей, работающих в условиях частной формы собственности, на деятельностные характеристики совместной работы (приписывание организационно-экономических причин) необходимо дополнить следующим. Из доверительных бесед с членами данных групп было выяснено, что ими придается большое значение отношевческим проблемам, но на межгрупповом уровне, например, отношениям с посредниками. На определенном этапе взаимодействия деловые связи неизбежно должны основываться на доверии. В случае, если договоренность нарушается, то возникает сильнейшая неприязнь в отношениях, что может повлечь за собой снижение репутации в деловых кругах. Поэтому можно предположить, что интерес к взаимоотношениям внутри группы переносится на межгрупповой уровень.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результаты проведенного эмпирического исследования подтвердили предположение о существовании феномена внутригрупповой ответственности. Выделенные типы внутригрупповой ответственности проявились во всех трудовых коллективах, работающих при разных формах собственности, однако частота проявления типов внутригрупповой ответственности в них различна. При разных формах собственности обнаруживается различный спектр характеристик совместной трудовой деятельности, за которые члены групп принимают ответственность.
136
I
Изучение приписывания мотивов (причин) принятая ответственности в разных коллективах позволило глубже понять психологическую сущность разных видов внутригрупповой ответственности. Члены групп, работающих при разных формах собственности, "видят" собственные причины принятия ответственности отличными от тех, кто принимает ответственность за другие характеристики совместной деятельности.
Литература
1. АбульхановйСлавск&я К.А. Активность и сознание личности как субъекта деятельности // Психология личности в социалистическом обществе. М.: Наука, 1989. С.110-134.
2. Дихенгий Л.И. Типология ответственности и личностные условия ее
реализации. Дисс....канд. психол. наук, М., 1990.
3. Дорофеев Е,Д. Внутригрупповая ответственность в условиях
совместной деятельности. Дисс... канд. психол. наук, М.( 1994.
4. Журавлев А.Л. Роль системного подхода в исследовании психологии трудового коллектива// Психол.журн., 1988. Т.9. N 6. С. 53-64.
5. Мякареяко А.С. Проблемы школьного советского воспитания. Соч.: В 7-ми т. М., 1951. Т.5. С.105-221.
6. МуздыбаевК. Психология ответственности. Л.:Наука, 1983.187с.
7. Общая психодиагностике /Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. М.:
Изд-воМГУ, 1987.304 с.
8. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика,
1973. 423 с.
9. Совместная деятельность: методология, теория, практика/ Отв. ред.:
А.Л.Журавлев, П.Н.Шихирев, Е.В.Шорохова. М.: Наука, 1988.
10. Rotter J.B. Generaized expectancies for interna versus externa contro of reinforcement// Psychoogica Monographs. 1966, 80(1), p.1-28.
Приложение 1
Программа интервью
по изучению принятия ответственности в группе
В инструкции респондентам предлагалось отметить на 7-балльной шкале место (цифру), которое отражает, по их мнению, состояние "дел" в группе. В закрытых вопросах респондент отмечал одно из представленных утверждений.
137
1. Как Вы считаете, в какой степени члены Вашей группы: 1.1) — выполняют свои личные трудовые обязанности низкая степень 12 3 4 5 6 7 высокая степень 1.2) — выполняют распоряжения руководителя группы 12 3 4 5 6 7 1.3) — переживают за свой лично полученный результат работы 12 3 4 5 67 1.4) — планируют и стараются реализовать свою личную цель работы 12 3 4 5 6 7 1.5) — отстаивают свой личный (индивидуальный) стиль работы 12 3 4 5 6 7 1.6) — лично поддерживают традиции {правила поведения), которые имеются в Вашей группе (бригаде) 12 3 4 5 6 7 1.7) — Человеку свойственно быть недовольным самим собой. Если существует неудовлетворенность взаимоотношениями в группе, то в какой степени члены Вашей группы стараются изменить свое личное место среди членов группы 12 3 4 5 6 7 1.8) — переживают за свои взаимоотношения в группе (бригаде) 12 3 4 5 6 7 2. Работая в группе, Вам приходится обращаться друг к другу по разным вопросам, иначе говоря, Вы взаимодействуете. Просим Вас дать оценку тому, как взаимодействуют члены Вашей группы между собой. В какой степени члены Вашей группы: 2.1) — помогают другому реализовать его цель работы 12 3 4 5 6 7 2.2) — с пониманием относятся к результатам работы, полученным другим 12 3 4 5 6 7 2.3) — поддерживают стиль (метод) работы другого 12 3 4 5 6 7 2.4) — одобряют поведение другого, направленное на поддержку выработанных группой традиций 12 3 4 5 6 7 2.5} — поддерживают другого при его стремлении изменить некоторые групповые традиции
13812 3 4 5 6 7 2.6) — защищают реальное поведение(отношения) другого в группе (бригаде) 12 3 4 5 6 7 2.7) Результаты, полученные Вашим руководителем, члены Вашей группы в целом одобряют да нет не всегда 2.8) С целью работы, поставленной Вашим руководителем, в группе в основном согласны да нет не все 2.9) Стиль (метод) работы Вашего руководителя в группе в целом находит поддержку да нет не у всех 2.10) Члены Вашей группы поэтому стараются: а) выполнять его поручения; б) безразлично относиться к нему; в) не выполнять его поручения; , г) заботиться о нем, защищать его; д) выполнять только свои обязанности. 3. Как Вы считаете, в какой степени члены Вашей группы: 3.1) — переживают за результаты совместной работы, достигнутые Вашей группой 12 3 4 5 6 7 3.2) — стараются достичь цель работы группы 12 3 4 5 6 7 3.3) — согласны с методами работы в группе 12 3 4 5 6 7 3.4) — поддерживают традиции (правила поведения), существующие в Вашей группе 12 3 4 5 6 7 3.5) — с пониманием относятся к тем, кто хочет изменить некоторые групповые традиции, изменить свое место среди работающих в группе 1 ' 2 3 4 5 6 7 3.6) — одобряют реальные отношения внутри группы (удовлетворены взаимоотношениями в группе) 12 3 4 5 6 7139
4. В какой степени Вы лично удовлетворены совместной работой в группе?
— вполне удовлетворен(а)
— скорее удовлетворен(а), чем нет
— трудно сказать
— скорее неудовлетворенна), чем удовлетворена)
— совсем неудовлетворен(а)
5. Если бы Вам предоставилась возможность выбирать себе группу (бригаду), то:
— остался бы в своей группе
— скорее бы остался, так как во всех группах существуют своя проблемы
— взвесил бы все за и против
— скорее бы перешел, так как иногда хочется поменять свое окружение
— перешел бы в другую группу
Приложение 2
Анкета для изучения причин принятия ответственности в группе (бригаде)
В инструкции респондентам предлагалось выделить в каждом из вопросов, отмеченных цифрами, одно из утверждений (в анкете обозначены прописными буквами), с которым они согласны.
1. Укажите, пожалуйста, те причины, которые, на Ваш взгляд, побуждают членов Вашей группы беспокоиться о своих лкчвых трудовых и отношенческих достижениях:
а) невыполнение своих обязанностей может повлечь за собой плохое отношение со стороны остальных членов группы;
б) людям внутренне присуще заботиться о своих обязанностях, и по-другому они не могут (у человека развита совесть);
в) достижение определенных результатов у человека вызывает чувство собственного достоинства (самоуважения);
г) невыполнение своих обязанностей (заданий) может повлечь за собой разорение организация (или неполучение необходимого финансирования);
д) демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности;
140
e) стремление развивать свою экономическую сферу деятельности (расширять сферу влияния вне нашей группы).
2. Укажите, пожалуйста, те причины, которые, на Ваш взгляд, заставляют членов Вашей группы беспокоиться о работе и взаимоотношениях других членов группы (бригады):
а) такое поведение принято в нашей группе (бригаде), и другое поведение будет плохо воспринято;
б) этим людям свойственно беспокоиться о других в любых условиях (у них развита потребность помогать другим);
в) помощь другим вызывает у этих людей чувство собственного достоинства (самоуважения);
г) если не выполнят задания другие члены группы (бригады), то
организация может разориться (или может не получить необходимого финансирования);
д) демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности;
е) без этого невозможно развивать экономическую сферу деятельности (или нельзя расширить сферу влияния вне нашей группы).
3. Укажите, пожалуйста, те причины, которые, на Ваш взгляд, способствуют членам Вашей группы (бригады) беспокоиться о деятельности и взаимоотношениях в Вашей группе в целом:
а) такое поведение принято в нашей группе, и другое поведение будет воспринято плохо;
б) этим людям свойственно беспокоиться за всех, за всю группу (у них развито чувство ответственности);
в) беспокойство об общественных (групповых) интересах вызывает
у этих людей чувство собственного достоинства (самоуважения);
г) если группа(бригада) в целом не выполнит задание (план), то организация может разориться (или не сможет получить необходимого финансирования);
д) демонстрация окружающим своей необходимости и исключительности в группе;
е) без этого невозможно развивать экономическую сферу деятельности (или нельзя расширить сферу влияния вне нашей группы).
141
Глава 6. ПРЕДПОЧТЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ РУКОВОДИТЕЛЯ РАБОТНИКАМИ ПРЕДПРИЯТИЙ С РАЗНЫМИ ФОРМАМИ СОБСТВЕННОСТИ
Введение
Постановка проблемы. Исследованию личности руководителя уделяется серьезное внимание в психологии управления. Управленческая деятельность выполняется конкретным руководителем со свойственными ему индивидуально-психологическими особенностями (1,2,4). При анализе структуры качеств личности руководителя оценке должны подвергаться, в первую очередь, специальные свойства личности и их подструктуры, так как именно они исключительно важны для выполнения управленческой деятельности. Специальная структура включает те качества, которые отличают эффективного руководителя от неэффективного. Существуют различные подходы к определению специальных качеств в структуре личности руководителя. Так, например, А.И.Китов отмечает политические, профессиональные и организаторские качества /4/. Э.С.Чугунова рассматривает административно-организаторские умения, морально-этические характеристики, качества ума, профессиональные умения, социальную направленность, мотивацию /9/. От личностных качеств зависят стиль и эффективность деятельности руководителя /3,5,6/, а это сказывается на результативности работы всего трудового коллектива /7,8/.
В то же время, в сознании работников существуют представления об идеальном руководителе, и несоответствие качеств личности реального руководителя предъявляемым к нему требованиям (или ожидаемым от него качествам) может выступать одним из факторов неудовлетворенности работников своим профессиональным трудом и взаимоотношениями с руководителем. Наиболее актуальна эта проблема в условиях изменения форм собственности предприятий, когда обостряется феномен социального сравнения ожидаемых и реально возникающих явлений в жизнедеятельности коллективов.
В связи с этим целью исследования является изучение предпочтений личностных качеств руководителя работниками пред142
приятии с разными формами собственности. Предметом данного исследования являются представления работников о реальных и идеальных качествах руководителей государственных и приватизированных предприятий.
В исследовании приняли участие 90 работников различных сфер деятельности и должностей (45,6% мужчин и 54,4% женщин). Подавляющее большинство работников (73,3%) имеют высшее образование, среднее специальное образование имеют 20% опрошенных, общее среднее — 2,3%. 63,3% выборки работают на государственных и 36,7% — на приватизированных предприятиях. Среди оцениваемых руководителей 74,4% мужчин и 25,6% женщин.
Основная гипотеза исследования состоит в том, что форма собственности предприятия влияет на предпочтение работниками личностных качеств руководителя. Предполагается, что работники приватизированных предприятий будут подходить к оценке руководителей более требовательно, чем работники государственных предприятий. Повышенные требования работников к определенной группе качеств руководителя будут проявляться в завышении оценок личности идеального руководителя по данной группе качеств, то есть будет возрастать разница между оценками качеств реального и идеального руководителя.
Метод исследования — очный стандартизированный опрос. Программа опроса (приложение 1) включала: оценку работниками двадцати полярных качеств реальных и идеальных руководителей по 7-балльной шкале; оценку степени удовлетворенности работников своим профессиональным трудом и взаимоотношениями в трудовом коллективе, в частности взаимоотношениями с оцениваемым руководителем и коллегами; социально-демографические данные.
6.1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ РАБОТНИКОВ О КАЧЕСТВАХ РЕАЛЬНЫХ И ИДЕАЛЬНЫХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ
Анализ представлений работников о качествах руководителей показал следующие результаты. Разница в оценках работниками реальных и идеальных качеств руководителей (таблица 1) стати143
Таблица 1
Значимость различий между средними по качествам реальных и идеальных руководителей {N=90, баллы)
Положительный полюс качеств
м
реал ьн. качества
м
иде-альн. качества
Зерояность
ошибки t-критерий ^тьюдента)
1. Умеет организовать людей...................
2. Производственные дела ставит выше личных..............................................
3. Свою работу любит.............................
4. Управленческие функции сосредоточивает на себе..................................................
5. Умеет предвидеть..................................
6. В работе проявляет упорство ..................
7. Контролирует работу подчиненных.........
8. Поддерживает дисциплину.....................
9. Требовательный.....................................
10. Способствует самостоятельности
подчиненных.........................................
L1. Принимает инициативу подчиненных......
12. Целесообразные нововведения принимает L3. В сложных ситуациях умеет быстро принимать решения..............................
14. В сложных ситуациях берет ответственность на себя..........................
15. Общительный........................................
16. Уверенный............................................
17. Учитывает особенности взаимоотношений между подчиненными............................
18. Вежливый.........................,...................
19. Стремится восполнить недостатки
в знаниях .............................................
20. Активный.............................................
4.9
4,2 5,6
5,1 4,8 5,2 5,1 4,9 5.1
4.6 4,8 5,2
4,9
4,6 5,3 ЬЛ
4,4 5,3
5,1 5,3
6,7
5,5 6,5
5,6 6,6 6,4 5,6 5,7 5,9
6,1 6,1 6,3
6,7
6,7 6,1 6,5
6,2 6,4
6,6 6,4
,000***
,000*** ,000***
,010*** ,000*** ,000*** ,007*** ,000*** ,000***
,000*** ,000*** ,000***
,000*** ,000***
,000***
,000*** ,000***
,000*** ,000***
стически достоверна по t-критерию Оьюдента на высоком уровне значимости (p<0,001).
Средние значения в оценках каждого из реальных качеств варьируются от 4 до б баллов (М=4,99), в оценках каждого из идеальных качеств — от 5 до 7 баллов (М=6,23). Таким образом, работники оценивают качества идеального руководителя в среднем примерно на один балл выше, чем те же качества реального руководите144
ля. Следует обратить внимание на тот факт, что идеальный руководитель в представлении работников должен быть менее требовательным, не должен строго поддерживать дисциплину и контролировать работу подчиненных. Это еще раз подтверждает результаты проведенного нами ранее исследования, в котором на уровне достоверности p<0.01 обнаружена значимая положительная связь между попустительствующими компонентами реального и идеального стиля руководства и удовлетворенностью работников трудом.
Анализ процентного распределения средних оценок по качествам реальных и идеальных руководителей показал следующее. Оценки качеств реальных руководителей распределились от 2 до 6 баллов, причем большинство работников оценили их в среднем на 4 и 5 баллов. Идеальный руководитель, как и предполагалось, представлен в сознании работников только положительными качествами. 82,2% работников оценили качества идеального руководителя достаточно высоко (& баллов) и 17,8% работников дали оценку в 5 баллов.
Максимальные оценки реальных и идеальных качеств руководителей одинаковы и составляют 7 баллов. Распределение минимальных оценок иное: реальные качества руководителя получили минимальную оценку в 1 балл, идеальные качества — в 4 балла. Следует отметить, что оценки, данные руководителям, наиболее различаются по таким качествам как умение руководителя в сложных ситуациях быстро принять решение а его способность в сложных ситуациях брать ответственность на себя. Минимальные оценки, данные идеальным руководителям по этим двум качествам, на 4 балла больше, чем минимальные оценки, данные реальным руководителям.
Таким образом, результаты исследования говорят о наличии существенных различий в оценках работниками качеств реальных и идеальных руководителей.
6.2. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ РАБОТНИКОВ О КАЧЕСТВАХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ НА ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ПРИВАТИЗИРОВАННЫХ ПРЕДПРИЯТИЯХ
Достоверная разница в оценках работниками качеств реальных руководителей государственных и приватизированных пред145
приятии получена только по одному качеству: руководители приватизированных предприятий проявляют больше упорства в работе, чем руководители государственных предприятий (таблица 2). В идеальном руководителе работники приватизированных предприятий достоверно выше, чем работники государственных предприятий, оценивают такие качества как умение предвидеть и принятие на себя ответственности в сложной ситуации (таблица 3), Разница
Таблица 2
Значимость различий между средними оценками
по качествам реальным руководителей государственных
и приватизированных предприятий (n=90, баллы)
Примечание: уровень достоверности * — p<0,05. 146
М, Ц Верояностъ
Положительный полюс качеств гос- приват. ,,оши^си „ гшедпр предпр (t-ьрнтерии Стыодента) 1. Умеет организовать людей...................... 4,9 4,9 ,626 2. Производственные дела ставит выше личных................................................. 4,1 4,5 ,107 3. Свою работу любит................................ 5,5 5,7 ,414 4. Управленческие функции сосредоточивает на себе.................................................. 4,9 5,4 ,369 5. Умеет предвидеть.................................. 4,8 4,9 ,475 6. В работе проявляет упорство .................. 5,0 5,5 ,048* 7. Контролирует работу подчиненных......... 4,9 5,4 ,150 8. Поддерживает дисциплину..................... 4,9 5,0 ,501 9. Требовательный..................................... 4,9 5,4 ,055 10. Способствует самостоятельности подчиненных......................................... 4,4 5,1 ,079 11. Принимает инициативу подчиненных...... 1,6 5,2 ,132 12. Целесообразные нововведения принимает 5,1 5,3 ,218
13. В сложных ситуациях умеет быстро принимать решения.............................. 4,8 5,0 ,950
14. В сложных ситуациях берет ответственность на себя.......................... 4,6 4,8 ,642 15. Общительный........................................ 5,3 5,3 ,622 16. Уверенный............................................ 5,5 5,3 ,644
17. Учитывает особенности взаимоотношений между подчиненными............................ 4,3 4,6 ,509 18. Вежливый............................................. 5,2 5,4 ,940 19. Стремится восполнить недостатки в знаниях ............................................. 5.0 5,4 ,533 20. Активный............................................. 5,3 5,3 1,000в перечисленных оценках достоверна по t-критерию Стьюдента на уровне значимости p<0.05.
Факторный анализ показал следующие результаты. Для оценки качеств реальных руководителей государственных и приватизированных предприятий был принят четырехфакторный анализ (таблица 4), для оценки качеств идеальных руководителей государственных и приватизированных предприятий — пя-тифакторный анализ (таблица 5). Основанием для включения
Таблица 3
Значимость различий между средними оценками
по качествам идеальных руководителей государственных
и приватизированных предприятий
Примечание: х — p<0,05.
147
Положительный полюс качествм,
гос. предлрад
приват, предпрйерояность ошибки (t-критерий Стьюдента)1. Умеет организовать людей......................6,6
5,3 6,5
6,76,8
5,8 6,6
5,5,475
,423 ,304
9102. Производственные дала ставит выше личных................. .........*., л


3 Свою Da6oTV любит...............................


4. Управленческие функции сосредоточивает на себе.,................... .................


5. Умеет предвидеть..................................6,5 6,3 5,5 5,8 5,8
6,0 6,0 6,2
6,6 6,66,8 6,6 5,7 5,7 5,9
6,3 6,3 6,5
6,8 6,8,039* ,129 ,338 ,163 ,263
,317 ,083 ,206
,354 ,037*6. В работе проявляет упорство ........,.........


7. Контролирует работу подчиненных......... 8. Поллеиживает дисциплину ...............


9. Требовательный...................................


10. Способствует самостоятельности подчиненных.........................,...............


11. Принимает инициативу подчиненных...... 12. Целесообразные нововведения принимает
13. В сложных ситуациях умеет быстро принимать решения...........................


[4. В сложных ситуациях берет ответственность на себя..........................


5. Общительный.........................,...........6,0 6,5
6,0 6,3
6,6 6,36,3 6,6
6,4 6,5
6,6 6,5,509 ,263
,292 ,521
,662 ,296L6. Уверенный........................................


17, Учитывает особенности взаимоотношений между подчиненными . . ...


.8. Вежливый................. ............


L9. Стремится восполнить недостатки в знаниях.............................................


20 Активный.............................................


Таблица 4
Факторные структуры качеств реальных руководителей
государственных и приватизированных предприятий
(факторные веса)
Государственные предприятияПриватизированные пред-тияКачестваВесКачестваВесФактор 1:Фактор 1:Требовательность,833Уверенность,862Умение организовать людей,778Умение организовать людей,839Поддержка дисциплины,758Быстрое принятие решения в сложных ситуациях,804контроль подчиненных,732Умение предвидеть,7811роявление упорства в работе,619Принятие ответственности набыстрое принятие решения всебя в сложных ситуациях,760сложных ситуациях,575Активность,758Имение предвидеть
W О-,538Принятие целесообразных нововведений,727Фактор 2:Учет особенностей взаимоотноше-Принятие инициативыний между подчиненными,716юдчиненных,852Общительность,703Принятие целесообразныхСтремление восполнитьнововведений,826недостатки в знаниях,615Поддержка самостоятельностаФактор 2:Умение быстро принять ре-юдчиненных,690шение в сложных ситуациях,703Общительность,624Стремление восполнить недо-Учет особенностей взаимоотнсстатки в знаниях,692ыений между подчиненными,623Сосредоточение на себе упра-принятие ответственности навленческих функций,688тебя в сложных ситуациях,620Проявление упорства в работе Преобладание производствен-,654Треобладание производствен-ных дел над личными,585ных дел над личными,532Фактор 3:Фактор 3:Поддержка самостоятель-Уверенность,823ности подчиненных,859Активность,768Принятие инициативы подчиУмение быстро принять реше-ненных Вежливость,815 ,538ше в сложных ситуациях,680Фактор 4:)бщительность,588Требовательность,880Ьактор 4:Поддержка дисциплины,679Вежливость,873Контроль подчиненных,587148
Таблица б
Факторные структуры качеств идеальных руководителей
государственных и приватизированных предприятий
(факторные веса)
Государственные предприятияПриватизированные пред-тияКачестваВесКачестваВесФактор 1:Фактор 1:Поддержка дисциплины,826Стремление восполнитьконтроль работы подчиненных,823недостатки в знаниях,915Требовательность,702Уверенность,863Фактор 2:Активность,7571ринятие целесообразныхОбщительность,552ювовведеннй,797Фактор 2:ктивность,740Поддержка дисциплины,810быстрое принятие решенияСосредоточение у себя управ-в сложных ситуациях,547ленческих функций ',710Троявление упорства в работе,547Требовательность,694Фактор 3:Контроль работы1оддержка самостоятельное^подчиненных,645подчиненных,906Фактор 3:Умение предвидеть,732Принятие инициативыТринятне инициативыподчиненных,867юдчиненных,727Поддержка самостоятельности)бщителъность,588подчиненных,799Фактор 4:
Общительность,823Принятие целесообразных нововведений,628Уверенность,642Фактор 4:
Любовь к своей работе,681Фактор 5:Принятие ответственности наСтремление восполнитьсебя в сложных ситуациях,667«достатки в знаниях,707Проявление упорства в работе,652Умение организовать людей,604Фактор 5:1ринятие ответственности ноБыстрое принятие решения:ебя в сложных ситуациях,572в сложных ситуациях,785Учет особенностей взаимоотно-шений между подчиненными,687Вежливость,615149
качеств в тот или иной фактор являлись их значимые веса по каждому фактору.
Таким образом, представления работников о качествах реальных и идеальных руководителей государственных предприятий в значительной степени совпадают. Также, при оценке реальных руководителей была выделена подгруппа коммуникативных качеств, которая отсутствует при факторизации оценок идеальных руководителей государственных предприятий. С другой стороны, каждый из факторов оценок реальных руководителей государственных предприятий включает больше качеств, чем те же факторы, характеризующие идеальных руководителей. Мож но сделать вывод, что работники государственных предприятий более конкретно оценивают реальных руководителей и лишь в общем — идеальных руководителей.
Близкие результаты получены при факторизации представлений работников о реальных и идеальных качествах руководителей приватизированных предприятий. Основными в оценке выступают организаторские качества и качества энергичности руководителя. Работники приватизированных предприятий, как и работники государственных предприятий, дают более общие характеристики, оценивая идеальных руководителей, но подробно оценивают реальных руководителей (выделенные факторы включают больше переменных).
Получены значимые расхождения в оценках реальных качеств руководителей работниками государственных и приватизированных предприя1ий. Ведущее место в оценке реальных качеств руководителей как государственных, так и приватизированных предприятий также занимают организаторские качества и энергичность руководителя, но организаторские качества при оценке руководителей приватизированных предприятий представлены в трех факторах из четырех. Следовательно, организаторские каче-ства в большей степени присущи руководителям приватизиро-ванных предприятий. С другой стороны, позитивная установка на подчиненных (коллегиальность) в большей мере представлена у руководителей государственных предприятий. Коммуникативные качества руководителей приватизированных предприятий выступают в первом факторе, руководителей государственных предприятий — в последнем факторе.
150
Факторы, полученные по оценкам качеств идеальных руководителей государственных и приватизированных предприятий, практически совпадают. Интересен факт, что на первом месте при факторизации качеств идеальных руководителей приватизированных предприятий выступает стремление восполнить недостатки в знаниях. Следует отметить, что в факторной структуре оценок идеальных руководителей работниками приватизированных предприятий отдельно выделилась группа коммуникативных качеств. Видимо, это объясняется недостаточным уровнем проявления данных качеств реальными руководителями. С другой стороны, этими качествами обладают реальные руководители государственных предприятий. Можно сделать вывод, что работники приватизированных предприятий в идеале предпочитают качества, которые реально представлены у руководителей государственных предприятий. Наоборот > качества реальных руководителей приватизированных предприятий представляют собой более развернутую характеристику того, что в идеальном руководителе хотели бы видеть работники государственных предприятий (таблицы 4, 5),
6.3. ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ РАБОТНИКОВ О КАЧЕСТВАХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ И УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ОБСТАНОВКОЙ
Под удовлетворенностью производственной обстановкой в данном случае понимается удовлетворенность работников своим профессиональным трудом и взаимоотношениями в трудовом коллективе с оцениваемым руководителем и коллегами.
С помощью корреляционного анализа были получены следующие результаты {таблица 6).
Чем больше степень рассогласования между оценками идеальных и реальных качеств руководителей, тем ниже оценка уровня эффективности деятельности трудового коллектива и удовлетворенность работников своим профессиональным трудом. Наиболее высокозначимая отрицательная связь обнаружена между удовлетворенностью работников взаимоотношениями с руководителями и степенью рассогласования в оценках идеальных и реальных качеств руководителей. Следовательно, изучаемое рассогласование оценок является эмпирическим референтом прежде всего удовлетворенно151
Таблица 6
Извлечение значимых коэффициентов из матрицы интеркорреляций.
ПоказателиОценка уровня эфф-ости деятельности трудового коллективаУдовлетворенность работников своим хрофессиональным трудомУдовлетворенност! работников взаямо отношениями с руководителямиСтепень рассогласования в оценках идеальных и реальных качеств руководителей-0.415**-0.236*-0.618**Примечание: уровни достоверности * — р=0,05; ** — p=Of0. сти / неудовлетворенности работников взаимоотношениями со своими руководителями (максимальный коэффициент корреляции), хотя в нем, как показывают результаты исследования, проявляется удовлетворенность и другими элементами производственной обстановки. Нам не удалось выявить сильной взаимосвязи между степенью рассогласования в оценках идеальных и реальных качеств руководителей и степенью удовлетворенности взаимоотношениями с коллегами в трудовом коллективе, хотя тенденция существует (г=-0.204). Достоверным (p<0.05) данный коэффициент корреляции становится при увеличении выборки до 100 человек.
На уровне значимости p<0.01 получена положительная связь между степенью удовлетворенности работников взаимоотношениями с коллегами в трудовом коллективе и такими характеристиками как оценка уровня эффективности деятельности трудового коллектива (p=0.300), степень удовлетворенности работников своим профессиональным трудом (r=0.409) и степень удовлетворенности взаимоотношениями с руководителями (r=0.343). В то же время, степень удовлетворенности взаимоотношениями с руководителями положительно связана с оценками уровня эффективности деятельности трудового коллектива (r=0.351) и со степенью удовлетворенности работников своим профессиональным трудом (r=0.372). В свою очередь, степень удовлетворенности профессиональным трудом имеет положительную связь с оценками уровня эффективности деятельности трудового коллектива {r=0.572).
Таким образом, положительно связанными являются такие показатели как эффективность деятельности трудового коллек152
тива и удовлетворенность работников трудом и взаимоотношениями с руководителями и с коллегами.
На уровне значимости p<0.01 получена положительная связь (r=0.279) между формой собственности предприятия и степенью удовлетворенности работников взаимоотношениями с коллегами в трудовом коллективе. С использованием t-критерия Стьюден-та получены значимые различия по показателям удовлетворенности производственной обстановкой на государственных и приватизированных предприятиях (таблица 7).
Таблица 7
Показатели удовлетворенности работников производственной обстановкой (N=90, баллы)
Показателим,
гос. предпрМ
фи ват. предпрВерояность ошибки ^?критерий Стьюдента)1. Степень удовлетворенности своим профессиональным трудом...........
2. Степень удовлетворенности взаимоотношениями с руководителем................
3. Степень удовлетворенности взаимоотношениями с коллегами......................3,9 4,1 4.»4Д
4,8 5,6,076* ,152* ,038*Примечание: уровень достоверности * — р<0,05.
Так, удовлетворенность производственной обстановкой выше у
работников приватизированных предприятий. Они в большей степени, чем работники государственных предприятий удовлетворены своим профессиональным трудом я взаимоотношениями с руководителями и коллегами в трудовом коллективе.
По результатам анализа парных распределений работники государственных предприятий, оценивая удовлетворенность своим профессиональным трудом, отмечают от 2 до 6 баллов (М=3,9), ' работники приватизированных предприятий — от 4 до 6 баллов (М=4,6). Как в первом, так и во втором случаях работники приватизированных предприятий не используют для оценки самые низкие баллы. Форма собственности предприятия также влияет и на степень удовлетворенности работников взаимоотношениями с руководителями: работники государственных предприятий дают оценку в 3 — б баллов (М=4,1), работники приватизированных предприятий — в 4 — 6 баллов (М=4,8). Работники государствен153
яых предприятий удовлетворены взаимоотношениями с коллегами на 4 — 6 баллов (М=4,9), работники приватизированных предприятий — на 5 — 7 баллов (М=5,6). Можно сделать вывод, что работники государственных предприятий используют для оценки удовлетворенности трудом и взаимоотношениями в коллективе практически всю шкалу, в то время как работники приватизированных предприятий не дают низких оценок. Это говорит о том , что работники приватизированных предприятий в большей степени удовлетворены своим профессиональным трудом и взаимоотношениями с руководителями и коллегами.
ВЫВОДЫ
Результаты проведенного эмпирического исследования позволили сделать следующие выводы.
1. Выявлены существенные различия в оценках работниками качеств реальных и идеальных руководителей. Максимальные различия обнаружены по таким качествам как умение руководителя в сложных ситуациях быстро принять решение и его способность в сложных ситуациях брать ответственность на себя. В представлении работников идеальный руководитель должен быть менее требовательным, не должен строго поддерживать дисциплину и контролировать работу подчиненных. Рассогласование в оценках идеальных и реальных качеств руководителей в большей мере сказывается на степени удовлетворенности работников взаимоотношениями с оцениваемыми руководителями.
2. Показана разница в оценках реальных и идеальных руководителей работниками предприятий с разными формами собственности. Так, в представлении работников руководители приватизированных предприятий проявляют больше упорства в работе, чем руководители государственных предприятий. Идеального руководителя приватизированного предприятия в большей степени характеризуют такие качества как умение предвидеть и принятие на себя ответственности в сложной ситуации.
3. Получены близкие факторные структуры качеств реальных и идеальных руководителей по оценкам работников государственных предприятий, причем работники более конкретно оценивают реальных руководителей и в общем — идеальных руководи154
телей (при факторизации оценок идеальных руководителей государственных предприятий выделилось меньше качеств). Разница в представлениях работников о качествах реальных и идеальных руководителей касается также подгруппы коммуникативных качеств, которая присутствует при анализе реальных качеств руководителей и отсутствует при оценке качеств идеальных руководителей государственных предприятий.
4. Обнаружено, что идеальные качества работников приватизированных предприятий совпадают с качествами реальных руководителей государственных предприятий. Таким образом, работники приватизированных предприятий в идеальном руководителе предпочитают видеть качества, которые реально представлены у руководителей государственных предприятий.
5. Выявлены положительные связи между такими показателями как оценки эффективности деятельности трудового коллектива и удовлетворенности работников своим профессиональным трудом и взаимоотношениями с руководителями и коллегами. С другой стороны, чем больше степень рассогласования в оценках идеальных и реальных качеств руководителей, тем ниже степень удовлетворенности работников данными элементами производственной обстановки, Установлено, что работники приватизированных предприятий в большей степени, чем работники госпредприятий, удовлетворены своим профессиональным трудом и взаимоотношениями с руководителями и коллегами.
6. Таким образом, рассогласование представлений работников о реальных и идеальных качествах руководителей выступает эмпирическим референтом удовлетворенности / неудовлетворенности работников элементами производственной обстановки, и в первую очередь — взаимоотношениями со своими руководителями.
Литература - i
1. Гителылахер Р.Б., Зайцев А.Б. Психологические отношения подчиненных к руководителю. Иваново, 1996.
2. Гребеиюк Г.А. Психодиагностическое исследование индивидуальных особенностей управленческой деятельности. Дис. ... канд. психол. наук. М., 1994.
155
3. Гребеяюк Г.А., Самсонов» Б.Ю. Личность руководителя и стили руководства // Психологическое обозрение. М., 1995. J* 1.
4. Катов А.И. Психология хозяйственного управления. М., 1984.
5. КричевскийР.Л. Если Вы — руководитель... Элементы психологии менеджмента в повседневной работе. М., 1996.
6. Люкин В.В. Психологическое содержание, происхождение и
эффективность индивидуального стиля руководства. Дне. ... канд. психол. наук. Пермь, 1981.
7. Совместная деятельность: Методология, теория, практика / Отв. ред. А.Л.Журавлев, П.Н.Шихирев, Е-В.Щорохова. М., 1988.
8. Социально-психологические методы практической работы в коллективе: диагностика и воздействие / Отв. ред. А.Л.Журавлев, В.А.Хагценко. М., 1990.
9. Чугувова Э.С. Социально-психологические особенности творческой активности инженеров. Л., 1986.
Приложение 1 Программа опроса для изучения предпочтении
личностных качеств руководителей работниками государственных и приватизированных предприятий
Уважаемые товарищи! Проводя социально-психологическое исследование управленческой деятельности, просим Вас ответить на ряд вопросов. Пожалуйста, будьте внимательны и не пропускайте вопросы.
Мы рассчитываем на Ваши искренние ответы и гарантируем, что они не будут разглашаться, а будут использоваться только в научных целях.
1. Оцените, пожалуйста, Вашего непосредственного руководителя по ниже приведенным шкалам. Оценку производите, обводя на шкале цифру, которая соответствует Вашему мнению.
Используйте следующие значения:
-3 — отрицательное качество очень сильно выражено;
-2 — отрицательное качество выражено;
-1 — скорее выражено отрицательное качество, чем положительное;
0 — положительное и отрицательное качества выражены в равной степени;
156
+1 — скорее выражено положительное качество, чем отрицательное;
+2 — положительное качество выражено;
+3 — положительное качество очень сильно выражено
2. Укажите, пожалуйста:
— пол руководителя (подчеркните): мужской, женский;
— возраст руководителя (полных лет):___________
— ранг руководителя (должность):______________________
3. По тем же самым шкалам оцените, пожалуйста, качества, которые Вы хотели бы видеть в идеальном руководителе. Обведите соответствующую цифру на каждой шкале, используя значения от (-3) — отрицательное качество очень сильно выражено, до (+3) — положительное качество очень сильно выражено. (Таблица на следующей странице).
4. Оцените, пожалуйста, уровень эффективности деятельности Вашего трудового коллектива. Обведите цифру на шкале: очень низкая 12 3 4 5 6 7 очень высокая
5. В какой степени Вы удовлетворены своим профессиональным трудом? Обведите цифру на шкале:
совершенно полностью
не удовлетворен(а) 12 3 4 5 6 7 удовлетворен(а)
6. В какой степени Вы удовлетворены взаимоотношениями с оцениваемым руководителем? Обведите цифру на шкале: совершенно полностью не удовлетворен(а) 12 3 4 5 6 7 удовлетворен(а)
7. Какова степень Вашей удовлетворенности взаимоотношениями с Вашими коллегами в трудовом коллективе? Обведите цифру на шкале:
совершенно полностью
не удовлетворен(а) 12 3 4 5 6 7 удовлетворен(а)
8. Оцените, как часто у Вас возникают конфликты с Вашим непосредственным руководителем. Обведите цифру на шкале: очень редко 12 3 4 5 6 7 очень часто
9. Укажите, пожалуйста, стаж совместной работы с оцениваемым руководителем (подчеркните):
до 1 года; от 1 года до 3 лет; от 3 до 7 лет; от 7 до 15 лет; св. 15 лет.
157
Отрицательные качестваПол ожите л ьны е качества1Не умеет организовать людей-3 -2 -1 0 +1 +2 +31Умеет организовать людей2Личные дело ставит выше производственных-3-2-1 0+1 +2+32Производственные дела ставит выше личных3Свою работу не любит-3 -2 -1 0 +1 +2 +33Свою работу любит4Снимает с себя управленческие функции-3 -2 -1 0 +1 +2 +34Управленческие функции сосредоточивает на себе5Не умеет предвидеть-3 -2 -1 0 +1 +2 +35Умеет предвидеть6В работе не проявляет упорства-3 -2 -1 0 +1 +2 +36В работе проявляет упорство7Не контролирует работу подчиненных-3 -2 -1 0 +1 +2 +37Контролирует работу подчиненных8Не поддерживает дисциплину-3-2-10+1 +2+38Поддерживает дисциплину9Нетребовательный-3 -2 -1 0 +1 +2 +39Требовательный10Препятствует самостоятельности подчиненных-3 -2 -1 0 +1 +2 +310Способствует самостоятельности подчиненных11Отвергает инициативу подчиненных-3 -2 -1 0 +1 +2 +3ИПринимает инициативу подчиненных12Целесообразные нововведения отвергает-3 -2 Л 0 +1 +2 +312Целесообразные нововведения принимает13В сложных ситуациях не умеет быстро принять решение-3 -2 -1 0 +1 +2 +313В сложных ситуациях умеет быстро принять решение14В сложных ситуациях снимает с себя ответственность-3 -2 -1 0 +1 +2 +314В сложных ситуациях берег ответственность на себя15Замкнутый-3 2 -1 0 +1 +2 +315Общительный16Неуверенный-3-2-10+1+2+316Уверенный17Не учитьшает особенностей взаимоотношений между подчиненными-3 -2 -1 0 +1 +2 +317Учитывает особенности взаимоотношений между подчиненными18Грубый-3 -2 -1 0 +1 +2 +318Вежливый19Не стремится восполнить недостатки в званиях-3 -2 -1 0 +1 +2 -гЗ19Стремится восполнять недостатки в знаниях20Пассивный-3-2-10+1 1-2+320Активный158
Отрицательн ые качестваПоложительные качества1Не умеет организовать людей-3 -2 -1 0 +1 +2 +31Умеет организовать людей2Личные дела ставит выше производственных-3-2-1 0+1+2+32Производственные дела ставит выше личных3Свою работу не любит-3 -2 -1 0 +1 +2 +33Свою работу любит4Снимает с себя управленческие функции-3-2-1 0+1-J-2+34Управленческие функции сосредоточивает на себе5Не умеет предвидеть-3-2-1041+2+3Умеет предвидеть6В работе не проявляет упорства-3-2-1 0-И+2+36В работе проявляет упорство7Не контролирует работу подчиненных-3 -2 -1 0 +1 +2 +37Контролирует работу подчиненных8Не поддерживает дисциплину-3-2-1 0+1+2+38Поддерживает дисциплинуНетребовательный-3 -2 -1 0 +1 +2 +39Требовательный10Препятствует самостоятельности подчиненных-3 -2 -1 0 +1 +2 +310Способствует самостоятельности подчиненных11Отвергает инициативу подчиненныхВ11Принимает инициативу подчиненных12Целесообразные нововведения отвергает-3 -2 -1 0 +1 +2 +312Целесообразные нововведения принимает13В сложных ситуациях не умеет быстро принять решение?3 -2 -1 0 +1 +213
+ 3В сложных ситуациях умеет быстро принять решение14В сложных ситуациях снимает с себя ответственность-3 -2 -1 0 +1 +2 +314В сложных ситуациях берет ответственность на себя15Замкнутый-3 -2 -1 0 +1 +2 +315Общительный16Неуверенный-3 -2 -1 0 +1 +2 +316Уверенный17Не учитывает особенностей взаимоотношений между подчиненными-3 -2 -1 0 +1 +2 +317Учитывает особенности взаимоотношений между подчиненными18Грубый-3 -2 -1 0 +1 +2 +318Вежливый19Не стремится восполнить недостатки в знаниях?3 -2 -1 0 +1 +2 +319Стремится восполнить недостатки в знаниях20Пассивный-3 -2 -1 0 +1 +2 +320Активный159
10. Какова форма собственности предприятия (организации), на котором Вы работаете? Подчеркните:
— государственное предприятие;
— акционерное общество открытого типа;
— акционерное общество закрытого типа;
— товарищество (общество) с ограниченной ответственностью;
— кооператив;
— индивидуальное частное предприятие;
— совместное предприятие;
— инофирма.
11. Укажите, пожалуйста, Ваш пол (подчеркните): мужской; женский.
12. Ваш возраст (подчеркните):
до 25 лет; 26-35 лет; 36-45 лет; 46-55 лет; 56-65 лет; св. 65 лет.
13. Каков уровень Вашего образования? Подчеркните: неполное среднее; общее среднее; среднее специальное; неполное высшее; высшее; ученая степень.
14. Сфера Вашей деятельности:__________________________
15.Занимаемая Вами должность:________________________
Глава 7. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ, СВЯЗАННЫЕ С ВЫБОРОМ ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ*
7.1. ПРОГРАММА И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Целью исследования являлось изучение психологических особенностей социальных групп (типов) сельских жителей, различающихся выбором (предпочтением) форм собственности и экономической деятельности. Предметом исследования выступали психологические отношения субъектов в сфере экономической деятельности, под которыми понимаются субъективные, эмоционально окрашенные представления и оценки, относящиеся к различным объектам, явлениям и событиям, связанным с экономи* Исследование частично финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315) 160
10. Какова форма собственности предприятия (организации), на котором Вы работаете? Подчеркните:
— государственное предприятие;
— акционерное общество открытого типа;
— акционерное общество закрытого типа;
— товарищество (общество) с ограниченной ответственностью;
— кооператив;
— индивидуальное частное предприятие;
— совместное предприятие;
— инофирма.
11. Укажите, пожалуйста, Ваш пол (подчеркните): мужской; женский.
12. Ваш возраст (подчеркните):
до 25 лет; 26-35 лет; 36-45 лет; 46-55 лет; 56-65 лет; св. 65 лет.
13. Каков уровень Вашего образования? Подчеркните: неполное среднее; общее среднее; среднее специальное; неполное высшее; высшее; ученая степень.
14. Сфера Вашей деятельности:__________________________
15.Занимаемая Вами должность:________________________
Глава 7. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ, СВЯЗАННЫЕ С ВЫБОРОМ ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ*
7.1. ПРОГРАММА И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Целью исследования являлось изучение психологических особенностей социальных групп (типов) сельских жителей, различающихся выбором (предпочтением) форм собственности и экономической деятельности. Предметом исследования выступали психологические отношения субъектов в сфере экономической деятельности, под которыми понимаются субъективные, эмоционально окрашенные представления и оценки, относящиеся к различным объектам, явлениям и событиям, связанным с экономи* Исследование частично финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315) 160
ческой деятельностью. Последнюю мы определяем как деятельность, связанную с осуществлением производства товаров и услуг, основанную на распоряжении ресурсами (материальными, финан- ? совыми, трудовыми) и направленную на получение дохода . В условиях рыночной экономики основными формами экономической деятельности являются наемный труд, индивидуальное или коллективное хозяйствование и предпринимательство. Мы предполагаем, что выбор (предпочтение) субъектом тех или иных форм экономической деятельности и лежащих в их основе форм собственности на средства производства связан с особенностями его психологических отношений.
В данном исследовании изучались социально-психологические феномены, связанные с особенностями представлений и эмоциональных оценок сельских жителей своей экономической деятельности, ее внешних условий и самих себя как ее субъектов. Объектом эмпирического исследования выступали сельские жители — работники предприятий с разными формами собственности. В ходе исследования решались следующие задачи:
1. Исследовать психологические отношения сельских жителей в сфере экономической деятельности (особенности представлений и оценок сельских жителей своей экономической деятельности, ее внешних условий и себя как ее субъектов).
2. Выделить социально-психологические группы (типы) сельских жителей, различающихся выбором (предпочтением) форм собственности.
3. Проанализировать взаимосвязи между исследуемыми феноменами и выявить социально-психологические особенности сельских жителей, связанные с выбором (предпочтением) различных форм собственности и экономической деятельности.
Исследование проводилось в 1993-1995 гг. в Нижегородской области, где в то время в порядке экономического эксперимента осуществлялась приватизация основных фондов хозяйств.*
В качестве объектов эмпирического исследования были выбраны два хозяйства. В АО «Правдинское» к началу исследования уже прошел раздел земли и имущества на индивидуальные
* В сборе эмпирических данных принимали участие сотрудники Центра гуманитарных исследований (руководитель Центра — СА.Никольский): С.Д.Домников, И.Е.Кознова, П.И.Симуш, В.Н.Шердаков.А.И.Элез.
161
паи и чековый аукцион с распродажей собственности бывшего совхоза. В коллективном предприятии им.В.А.Емельянова проведение приватизации было запланировано в течение ближайшего года. В результате приватизации на месте бывших колхозов и совхозов создавались негосударственные предприятия: товарищества с ограниченной ответственностью, предприятия с акционерной формой собственности и частные предприятия (фермерские хозяйства).
Основным методом эмпирического исследования выступало стандартизированное интервью по специально разработанной программе (Приложение 1). В ходе исследования был опрошен 81 человек. В качестве дополнительных методов использовались: наблюдение, беседа, анализ документов. Статистическая обработка и анализ результатов опроса проводились как по отдельным хозяйствам, так и по всей выборке опрошенных. В настоящей статье представлены результаты исследования по всей выборке, что позволяет проследить общие закономерности и связи между выделенными показателями. В выборке были равномерно представлены основные социально-демографические и профессиональные группы, работники различных подразделений исследуемых сельскохозяйственных предприятий. Поэтому полученные результаты являются достаточно репрезентативными.
Выборка характеризовалась следующим распределением по социально-демографическим характеристикам (в %).Пол: мужчин — 59%, женщин — 41%; возраст: до 30 лет — 14%; от 31 до 40 лет — 40%; от 41 до 55 лет — 27%, свыше 55 лет — 19% ; образование: начальное — 10%;неполное среднее — 10%;среднее общее — 24%; профессионально-техническое (ПТУ) — 13%; среднее специальное (техникум) — 28%; высшее и неоконченное высшее — 15%.
7.2. ОТНОШЕНИЕ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ К УСЛОВИЯМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Экономическая деятельность субъекта и его жизнедеятельность в целом всегда осуществляются в рамках определенных внешних условий: экологических, политических, экономических а т.д. Эти условия могут восприниматься субъектом как благоприятные или
162
неблагоприятные и оказывать влияние на его деловую активность, способствуя ее повышению или снижая ее. Для оценки отношения сельских жителей к условиям экономической деятельности в нашем исследовании использовались следующие показатели : оценка и прогноз благоприятности условий экономической деятельности в регионе, оценка и прогноз изменения жизненного уровня семьи. При этом особое внимание уделялось оценке изменения этих условий.
Оценивая степень благоприятности существовавших в период исследования экономических условий хозяйственной деятельности ( возможность заработать, улучшить свое материальное положение),большинство опрошенных, 76,6%, оценивают сложившиеся условия как неблагоприятные (1-3 балла по 7-балльной шкале), 18,5% дают средние оценки (4 балла), и лишь 4,9% дают оценки выше средних (5-7 баллов).
Оценивая изменения в условиях хозяйственной деятельности за прошедший год, более половины опрошенных (55,6%) считают, что они стали менее благоприятными, 16,1% — что условия остались без изменений, вместе с тем, 20,9% отмечают, что условия стали более благоприятными (7,4% затруднились ответить).
Прогноз изменения условий хозяйственной деятельности оказался, в целом, более оптимистичным, чем ретроспективная оценка. Вместе с тем, оценки предполагаемых изменений оказались столь же неоднозначными и еще более неопределенными, чем ретроспективные. Число опрошенных, которые прогнозируют дальнейшее ухудшение экономических условий (39,5%) оказалось меньше, чем негативно оценивающих это изменение за прошедший год (55,6%). Однако и число оптимистов (17,3%) ниже тех, кто отметил изменение условий к лучшему за последний год (29,9%). Эти различия связаны, прежде всего, с тем, что увеличилась доля опрошенных, которые затрудняются оценить предстоящие изменения.
Анализ парного распределения прогнозов изменения условий хозяйственной деятельности с учетом его ретроспективных оценок (см. Табл.1) показывает сходство в распределении этих показателей как при положительной, так и при отрицательной направленности оценок. Большинство опрошенных, оценивших изменения в условиях экономической деятельности за прошедший
163
Таблица 1
Прогноз изменения экономических условий хозяйственной деятельности с учетом их ретроспективной оценки (%)
Ретроспективная оценка изменения условийВсего
БлагоприятныеБез измененияНеблагоприятныеНе ответили
Благоприятные13,64,9._ *'21,220,9Без изменения1,22,52,59,916,1Неблагоприятные2,53,733,316,155,6Не ответили——2,54,97.4Всего17,311.139,532,1100год как неблагоприятные, прогнозируют дальнейшее ухудшение этих условий в будущем году (33,3% из 55,6% опрошенных). А большинство опрошенных, оценивших изменения условий как благоприятные для своей хозяйственной деятельности, прогнозируют их улучшение (13,6% из 20,9% опрошенных).
По результатам корреляционного анализа также обнаружена значимая статистическая связь ретроспективных оценок изменения благоприятности экономических условий хозяйственной деятельности и прогнозов их изменения в будущем ( связь значима на уровне р = 0.05). Это говорит о том, что оценка экономических условий является динамической характеристикой экономического сознания, определяемой субъективными представлениями опрашиваемых о тенденциях изменения этих условий. При этом отчетливо выделяются три категории опрошенных: «оптимисты» {те, кто дал обе положительные оценки или одну положительную и одну нейтральную, всего их 19,7%), * пессимисты* (обе отрицательные оценки или одна отрицательная и одна нейтральная, их 39,5%) и «не определившиеся» (кто затруднился оценить предстоящие изменения, их 32,1 %). Эти три категории описывают 91,3% выборки.
Результаты исследования показывают, что опрошенные весьма скептически оценивают материальное положение своих семей. 38% из них оценивают жизненный уровень семьа как очень низкий (оценка 1-2 балла), 28,4% — как низкий (3 балла), 19,8% — как средний (4 балла), в только 8,6% — как высокий и очень высокий (5 и более баллов по 7-балльной шкале).
164
На вопрос о том, как изменился жизненный уровень семьи за прошедший год, ответы распределились следующим образом. Снижение уровня жизни отмечают 58,0% опрошенных, у 28,4% он остался без изменений. Лишь 13,6% считают, что их жизненный уровень повысился. Прогнозируя изменение своего материального положения в ближайшем будущем, более половины опрошенных, 54,3%, ожидают дальнейшего снижения жизненного уровня. Вместе с тем, 23,5% надеются на улучшение, и 14,8% считают, что жизненный уровень их семей останется без изменений. 7,4% опрошенных затруднились ответить на этот вопрос.
Наличие статистически значимых корреляционных связей между показателями, характеризующими ретроспективную оценку изменения жизненного уровня семьи и прогноз его изменения (связь значима на уровне p=0.05), говорит об усилении межгрупповой дифференциации опрошенных по критерию субъективной оценки уровня жизни. Вместе с тем, несмотря на преобладание негативных оценок и прогнозов изменения жизненного уровня, выделяется группа опрошенных ( 23,5%), прогнозирующая улучшение своего материального положения.
Анализ парного распределения оценок, характеризующих прогноз жизненных условий с учетом их ретроспективной оценки (см.табл.2), показывает, что среди тех, кто ожидает снижения уровня жизни семьи в ближайшем году, преобладают те, кто отметил его снижение в прошлом (43,2% из 58,0% опрошенных). И напротив, большинство опрошенных, отметивших ухудшение материального положения семьи в прошлом году, ожидают его ухудшения и в будущем (43,2% из 54,3% опрошенных). Нейтральные ретроспективные оценки и прогнозы примерно в равной степени сочетаются как с позитивными, так и с негативными прогнозами и оценками. Однако в отношении позитивных оценок наблюдается отличие. Среди тех, кто отметил повышение жизненного уровня семьи за последний год, преобладают те, кто ожидает дальнейшего его повышения (7,4% из 13,6% опрощенных). Однако среди тех, кто прогнозирует повышение жизненного уровня, практически в одинаковой степени представлены отметившие как его снижение, так и повышение в прошлом, а также те, кто не отметил никаких изменений.
Прогноз изменения жизненного уровня семьи оказался, таким образом, неоднозначно связан с оценками его изменения в про165
шлом. Часть опрошенных планирует повышение своего материального благосостояния вопреки оценке снижения его в прошлом. По результатам корреляционного анализа прогноз повышения жизненного уровня семьи оказался статистически связан с оценками благоприятности экономических условий хозяйственной деятельности и динамики их изменения за последний год, возрастом опрошенных, оценкой своей деловой активности, намерением повысить свои доходы, предпочтением индивидуальной формы хозяйствования и готовностью создать свое фермерское хозяйство а также с позитивным отношением к конкуренции. Это говорит о том, что оптимистический прогноз материального положения семьи связан не только с ретроспективными и актуальными его оценками, но и оценками своей экономической деятельноТаблица 2
Прогноз изменения жизненного уровня семьи с учетом ретроспективной оценки его изменения (%}
Ретроспективная оценка измененияпрогноз измене!
1ГПППНЯ*ия жизненногоВсего
СнизитсяБез измененияВырастетНе
ответили
Снизился43,23,7[ 6,24,958,0Не изменился9.98,69,9—28,4Вырос1,22,57,42,513,6Всего54,314,823,57,4100сти и себя как ее субъекта — собственных притязаний и возможностей в сфере экономической деятельности.
По результатам корреляционного анализа показатели оценки и прогноза изменения условий хозяйственной деятельности и жизненного уровня своих семей оказались тесно связанными между собой. В частности была обнаружена статистически значимая связь (на уровне p=0.01) ретроспективных оценок изменения благоприятности условий хозяйственной деятельности с оценками жизненного уровня семьи в настоящее время, а также с ретроспективными оценками и прогнозами его изменения. Оценки жизненного уровня семьи в настоящее время оказались связаны также с оценками благоприятности экономических условий для ведения хозяйственной деятельности и с оценками их изменения (ретроспективной и прогнозной).
166
Полученные результаты говорят о том, что сходные объективные по отношению к жизнедеятельности субъектов социально-экономические условия по-разному воспринимаются и оцениваются людьми. При этом различия в оценках благоприятности условий экономической деятельности оказались тесно связанными с различиями в оценках жизненного уровня своей семьи, которые, в свою очередь, в большой степени определяются результатами собственной хозяйственной деятельности. Эти данные говорят о том, что субъективная оценка своего материального благосостояния и характера его изменения выступает важным критерием оценки благоприятности или неблагоприятности внешних экономических условий.
Сравнительный анализ данных, представленных в таблицах 1 и 2, позволяет выявить и некоторые различия в соотношении ретроспективных оценок и прогнозов условий экономической деятельности и жизненного уровня семьи. Обращает на себя внимание большая дифференцировагогостъ оценок динамики жизненного уровня семьи и большая неопределенность в оценках и особенно прогнозах условий экономической деятельности. Указанная особенность проявляется в том, что число опрошенных, прогнозирующих повышение или снижение жизненного уровня своих семей, оказалось выше числа опрошенных, прогнозирующих, соответственно, улучшение или ухудшение внешних усло-! вий экономической деятельности. Это связано, по нашему мнению, с тем, что экономическая ситуация в семье воспринимается и } оценивается людьми более определенно, чем экономические ус| ловия в целом, и различия между отдельными категориями опрошенных проявляются более отчетливо. Вместе с тем, это говорит и о том, что часть опрошенных планирует повышение своего материального благосостояния вопреки своему же прогнозу снижения благоприятности экономических условий.
7.3. ОЦЕНКА СЕЛЬСКИМИ ЖИТЕЛЯМИ СВОЕЙ ДЕЛОВОЙ АКТИВНОСТИ И УСПЕШНОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Анализ процентного распределения ответов, представленных в таблице 3, показывает, что опрошенные значительно различаются
167
в оценках своей деловой активности и прогнозах ее изменения. 34,6% — отмечают повышение деловой активности, причем более половины из них считают, что она и в дальнейшем будет возрастать, 49,4% — не отмечают существенных изменений. Вместе с тем, 14,8% респондентов считают, что их активность в после- ,. днее время несколько понизилась, в том числе 3,7% ожидают ее • дальнейшего снижения. г. На основании полученных эмпирических данных можно еде- ^ лать вывод о том, что существуют группы людей, различающихся по субъективным оценкам динамики своей деловой активности (ее повышения, сохранения на прежнем уровне и понижения).
Таблица 3 Оценка изменения в уровне деловой активности
Варианты ответов%Активность возросла и будет возрастать24,7Активность повысилась, но ближайшее время не изменится9,9Осталась на том же уровне, что и раньше49,4Активность в последнее время несколько понизиласьИДАктивность не только понизилась, но и будет снижаться3,7Не знаю1,2При этом доля опрошенных, отмечающих повышение своей деловой активности оказалась значительно (более, чем в 2 раза) выше доли тех, кто отмечает ее снижение. Интересно, что среди тех, кто отметил повышение деловой активности за последнее время, большая часть опрошенных прогнозирует и дальнейший ее рост. Однако среди тех, кто отметил снижение деловой активности, дальнейшее ее снижение прогнозирует меньшая часть опрошенных (по сравнению с теми, кто считает, что в ближайшее время этот показатель не изменится). То есть соотношение ретроспективных оценок и экспектаций носит различный характер у субъектов, отмечающих улучшение или ухудшение деловой активности.
Характерно, что показатель оценки деловой активности статистически связан с социально-демографическими показателями:
168
I
возрастом и образованием опрошенных (p=0.05).Более молодой возраст и более высокий уровень образования связаны с более высокими оценками своей деловой активности.
Результаты рангового корреляционного анализа выявили высокую взаимосвязь оценки деловой активности с такими показателями, как ретроспективная оценка изменений в условиях хозяйственной деятельности и намерение повысить уровень доходов ( связь значима на уровне р = 0,01). Таким образом, полученные нами данные с достаточно высокой достоверностью свидетельствуют о том, что деловая активность сельских жителей складывается в зависимости от оценка благоприятности условий хозяйственной деятельности и желания повысить уровень доходов. Результаты рангового корреляционного анализа обнаруживают также наличие значимых связей деловой активности с оценками: уровня своего материального положения, изменений в жизненном уровне семьи, успешности своей хозяйственной деятельности , а также с оценкой собственных возможностей (p= 0,05).Результаты пошагового регрессионного анализа показывают, что из исследуемых факторов наибольшее влияние на оценку уровня деловой активности оказывает оценка собственных, возможностей в повышении успешности хозяйственной деятельности (р = 0,01).
Эти данные говорят о том, что наиболее высокую деловую активность в хозяйственной деятельности проявляют те люди, которые в наибольшей степени рассчитывают на свои возможности. Они добиваются большего успеха в своей хозяйственной деятельности, более высоко оценивают свое материальное положение и более позитивно — благоприятность экономических условий для своей хозяйственной деятельности. Респонденты, отмечающие снижение своей деловой активности, отличаются противоположными характеристиками.
Таким образом, налицо значительная дифференциация сельских жителей не только по имущественному положению, но и по социально-психологическим признакам, связанным с оценками своей экономической деятельности и самих себя как ее субъектов.
Развитие любой хозяйственной деятельности непосредственно зависит от того, как ее субъекты (в нашем исследовании — сельские жители) рассматривают свои возможности в разрешении стоящих перед ними проблем и преодолении трудностей. Оценивая
169
роль внешних и внутренних факторов в успешности хозяйственной деятельности, можно выделить тех людей, кто считает, что решение деловых проблем зависит в первую очередь от собственных усилий, и полагается в основном на себя, и тех, кто считает свои личные возможности ограниченными, поэтому больше полагается на благоприятные внешние условия и в том числе — помощь и поддержку государства.
Анализ распределения оценок собственных возможностей в повышении успешности своей хозяйственной деятельности позволяет сгруппировать респондентов в три категории. Первую составляют 44,6% опрошенных, оценивших свои возможности как низкие и очень низкие (1-Збалла по 7-балльной шкале). Представители второй группы — 28,3% -оценили свои возможности как средние {4 балла) и . наконец, 19,7% — как высокие и очень высокие (5-6 баллов). Среднее значение оценок -3,27 оказалось ниже среднего значения по шкале, т.е. в целом опрошенные оценивают свои возможности, скорее, как низкие.
Этот показатель оказался статистически значимо связан, с одной стороны, с возрастом опрошенных и уровнем образования, а с другой — с оценками успешности собственной хозяйственной деятельности и удовлетворенности ее результатами. То есть, более молодые люди трудоспособного возраста и лица, имеющие более высокое образование, в целом выше оценивают свои возможности и успешность хозяйственной деятельности.
Таблица 4
Распределение оценок благоприятности условий экономической деятельности с учетом собственных возможностей в повышении
ее успешности (%)
Оценка собственных возможностейОценка благоприятности условий
НеблагоприятныеНейтральныеБлагоприятныеВсегоНизкие42,12,5044,6Средние18,58,61,228,4ВысокиеИД4,93,719,7Не ответили4,92,507,4Всего76,618,54,9100Анализ парного распределения оценок благоприятности экономических условий и собственных возможностей в повышении
170
успешности своей хозяйственной деятельности позволяет разделить опрошенных на 3 группы , различающихся по сочетанию этих оценок (см. Табл.4).
С одной стороны, выделяются 2 группы опрошенных, чьи оценки собственных возможностей и благоприятности внешних условий совпадают по своей тенденции, т.е. оценка собственных возможностей прямо связывается ими с благоприятностью внешних условий. В нашей выборке оказалось 18,5 % опрошенных, сравнительно высоко оценивших как внешние условия, так и собственные возможности. Доля лиц, давших низкие оценки по обоим показателям оказалась выше — 42,1 %.
С другой, стороны отчетливо выделяется группа опрощенных, чьи оценки со этим показателям существенно различаются. Преимущественно негативно оценивая благоприятность внешних условий, представители третьей группы ( их оказалось 29,6%) тем не менее свои собственные возможности оценивают как средние и высокие. Внутренние, личностные ресурсы, опора на собственные силы противопоставляются ими неблагоприятным внешним условиям. Противоположное сочетание оценок: сравнительно высокая оценка благоприятности внешних условий в сочетании с низкой оценкой собственных возможностей — наблюдалось всего в двух случаях.
Анализируя полученные результаты, мы обратили внимание на часть сельских жителей, которая в своих ответах дает оценки, отличающиеся от оценок большинства опрошенных. Это те pec- |
понденты, которые более высоко оценили собственные возможно- ''
сти в решении хозяйственных проблем а более высоко оценили уровень своей деловой активности. Мы предположили, что это '
именно те люди, которые по своим психологическим особенностям более склонны к выбору новых форм собственности и хо- , зяйственной деятельности. Для того, чтобы проверить ату гипотезу, с помощью парного распределения мы выделили из числа опрошенных группы, различающиеся предпочтением форм собственности и хозяйственной деятельности, и посмотрели, как они оценивают свою экономическую деятельность и самих себя как ее субъектов.
171
7.4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ВЫБОРОМ ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ
Выбор (предпочтение) формы собственности и хозяйственной деятельности определялся по двум критериям отношение к раз- <
делу земли и имущества хозяйства на индивидуальные паи и выбор >1, наиболее предпочтительной формы хозяйствования на земле. 4 Сравнительный анализ распределений ответов на эти вопросы и ?{ результаты корреляционного анализа показали высокую степень согласованности в ответах на эти вопросы.
Таблица 5
Распределение предпочтений форм хозяйствования на земле с учетом отношения к разделу земли ( % >
Отношение к разделу земли и имуществаПредпочтительные формы хозяйствования
фермерское х-вотоварищество на паяхколхоз, совхозНе ответилиВсегоОтрицательное2,54,943,23,764,3Нейтральное02,52,51,26,2Положительное8,617,41,21,223,4Не ответили1,21,23,75,011.1Всего12,326,050,611.1100Из таблицы 5 видно, что большая часть сельских жителей, которые положительно относятся к разделу земли (28,4 %), предпочитает работать в товариществах на паях (17,3 %) или вести индивидуальное фермерское хозяйство (8,7%). Большинство же опрошенных, выразивших отрицательное отношение к приватизации собственности {54,3%), считает для себя более предпочтительной работу в колхозе или совхозе (43,2%).
Для сравнительного анализа того, как представители выделенных групп оценивают свою экономическую деятельность и себя как ее субъектов, были выбраны четыре параметра : оценка своих возможностей в повышении успешности хозяйственной деятельности, оценка уровня своей деловой активности и установка на повышение своих доходов, оценка успешности своей хозяйственной деятельности и удовлетворенность ее результатами. В
172
наших предыдущих исследованиях российских предпринимателей, эти показатели были выделены как основные социально-психологические факторы деловой активности (1).
Таблица 6
Распределение оценок сельских жителей собственных возможностей с учетом их отношения к разделу земли { %)
I
Отношение к разделу земли и имуществаОценка собственных возможностей
ограниченныесредниеширокиеНе ответилаВсегоОтрицательное33,312,38,654,3Нейтральное2,Ъ2,51,26,2Положительное2,511,19,94,928,4Не ответили6,12,52,5ИДВсего44,428,419,77.4100Результаты, представленные в табл. 6, показывают, что респонденты, предпочитающие формы хозяйственной деятельности, основанные на частной собственности, в основном оценивают свои возможности как широкие (9,9%) и средние (11,1%), в то время как большинство респондентов, выразивших отрицательное отношение к разделу земли и имущества на паи, оценивают свои возможности как ограниченные (33,3%) и, в меньшей степени, как средние (12,3%). В оценках собственных возможностей представители первой группы близки предпринимателям.
Вместе с тем, из числа опрошенных, оценивших свои возможности как широкие, доли сторонников и противников форм хозяйствования, основанных на разделенной собственности, оказалась примерно одинаковой. Это говорит о том, что высокая оценка своих возможностей, уверенность в своих силах является необходимой, но недостаточной предпосылкой выбора новых форм собственности и хозяйствования.
В исследовании выявлялась также взаимосвязь оценок сельских жителей своей деловой активности и их отношения к разделу земли.
Анализ данных, представленных в таблице 7, показывает, что из 28,4% опрошенных, выразивших положительное отношение к разделу земли, большинство (21,0%) отмечает рост своей деловой активности. Среди тех, кто выразил отрицательное отношение к
173
Таблица 7
Распределение оценок деловой активности сельских жителей с учетом их отношения к разделу земли (%)
Отношение к разделу земли и имуществаДеловая активность
снизиласьбез измененийвозрослаНе
ответилиВсегоОтрицательное13,637,03.70,054,3Нейтральное1,25,00,00,06,2Положительное0,07,421,00,028,4Не ответили0,00,09,91.2идВсего14,849,434,61,2100разделу земли, а их оказалось 54,3% опрошенных, большинство отмечает отсутствие изменений в своей деловой активности (37,0%) или ее снижение (13,6%), т.е. жители села, которые положительно относятся к разделу земли, значительно чаще отмечают рост своей деловой активности. Результаты анализа подтверждают наше предположение о том, что часть сельских жителей имеет схожую с предпринимателями динамику оценок деловой активности.
В ходе опроса выявлялось отношение выделенных групп респондентов к развитию своей деловой активности. С этой целью респондентов спрашивали, собираются ли они в ближайшее время повысить уровень своих доходов и если да, то каким образом.
Как видно из таблицы 8, выделенная нами группа сельских жителей, выразивших положительное отношение к разделу земли и имущества, в своей большей части (21,0%) выражает установку на повышение уровня своих доходов. При этом опрошенные прямо связывают свои прогнозы с работой в новых экономических условиях, созданием и развитием собственного фермерского хозяйства или товарищества на паях. Среди опрошенных, выразивших отрицательное отношение к разделу земли и имущества хозяйства на индивидуальные паи, 16,1% опрошенных также выразили установку на повышение своих доходов. Однако анализ ответов на контрольный вопрос о том, каким обра зом они собираются это сделать, показал, что речь идет скорее о благих пожеланиях, нежели о четких намерениях. Большинство опрошенных представителей этой группы либо вообще не ответи174
ли на вопрос о том, как они собираются повышать свои доходы, либо ограничились общими фразами.
Таблица 8
Социальная установка сельских жителей на повышение уровня доходов с учетом их отношения к разделу земли (%)
Отношение к разделу землиСоциальная установка на пов-ние уровня доходов
не повышаюне знаюповышаюНе ответилиВсегоОтрицательное19,7__^18,516,10,054,3Нейтральное0,06,20,00,06,2Положительное5,02,521,00,028,4Не ответили0,0зл1,26,1ПДВсего24,730,938,36,1100В ходе опроса респондентам предлагалось оценить успешность своей хозяйственной деятельности. Полученные оценки распределились следующим образом. Большинство опрошенных сельских жителей (46,9%) оценивают успешность своей хозяйственной деятельности как среднюю. При этом остальные склонны оценивать успешность своей хозяйственной деятельности, скорее, как низкую (39,5%), чем как высокую (8,7%).
Таблица 9
Распределение оценок сельских жителей успешности своей хозяйственной деятельности с учетом их отношения к разделу
земли
Отношение к разделу земли?Успешность хозяйственной деятельности
низкаясредняявысокаяНе
ответилиВсегоОтрицательное33,318,52,50,054,3Нейтральное0,06,20,00,06,2Положительное0,022,26,20,028,4Не ответили6,20,00,04,911,1Всего39,546,98,74.9100Сравнительный анализ распределений оценок успешности своей хозяйственной деятельности в группах, различающихся отношением к смене формы собственности(таблица 9), показывает, что большинство опрошенных, выразивших отрицательное отноше175
ние к разделу собственности, оценивают успешность своей хозяйственной деятельности как низкую (33,3%) или как среднюю (18,5%). Среди тех же, кто оценивает успешность своей хозяйственной деятельности как среднюю или высокую, оказались представлены как сторонники, так и противники частной собственности (соответственно 28,4% и 21,0%), Эти данные говорят о том, что низкая оценка успешности хозяйственной деятельности и отрицательное отношение к частной собственности связаны. Однако сравнительно высокие оценки успешности наблюдаются у представителей обеих групп, как позитивно, так и негативно относящихся к приватизации.
Анализ полученных данных свидетельствует, что группа сельских жителей, выступающих за изменение формы собственности, в целом более высоко оценивает успешность своей хозяйственной деятельности. Это снова подтверждает каше предположение о том, что данная группа по своим психологическим характеристикам близка предпринимателям.
Одной из задач исследования было оценить удовлетворенность сельских жителей результатами своей хозяйственной деятельности и ее связь с успешностью деятельности. Полученные результаты (см.табл. 10) показывают, что большинство опрошенных (46,9%) не удовлетворены результатами своей хозяйственной деятельности. Их ответы говорят о том, что они рассматривают затрачиваемые усилия и ресурсы как не соответствующие получаемым результатам. Причиной такого состояния респонденты считают экономическую политику государства (налоговую систему, ценообразование, отсутствие государственной поддержки сельских производителей и т.п.). Вместе с тем имеется сравнительно небольшая группа респондентов, оценивших удовлетворенность результатами своей хозяйственной деятельности как среднюю (18,5%) и даже высокую (13,6% ).Анализ взаимосвязи между оценками удовлетворенности результатами своей хозяйственной деятельности и отношением сельских жителей к формам собственности, представленными в табл. 10, показывает, что большинство опрошенных, выразивших отрицательное отношение к разделу земли, отмечает низкую удовлетворенность резульгатами своей хозяйственной деятельности (37,0% из 54,3% противников приватизации оценили свою удовлетворенность ниже среднего уров176
ня). Среди тех же, кто выразил положительное отношение к разделу земли, большинство оценивает удовлетворенность результатами как среднюю (14,8%) или как высокую (9,9%).
Таблица 10
Распределение оценок сельских жителей удовлетворенности
результатами своей хозяйственной деятельности с учетом
отношения к разделу земли (%)
Отношение к разделу землиСтепень удовлетворенности
НизкаяСредняяВысокаяНе ответилиВсегоОтр и цате льное37,70,02,514,854,3Нейтральное1.23,71,20,06,2Положительное3,714,89,90,028,4Не ответили4,90,00,06.211,1Всего46,918,513,621,0100Таким образом, выделенная группа сторонников смены формы собственности (в отличие от большинства сельских жителей) отмечает более высокую удовлетворенность результатами своей хозяйственной деятельности.
Данные корреляционного анализа показывают наличие статистически значимой связи оценок собственных возможностей и успешности хозяйственной деятельности сельских жителей (р=0,05). Это говорит о важной роли самостоятельности и опоры на собственные возможности для успешности хозяйственной деятельности. Оценка успешности хозяйственной деятельности сельских жителей оказалась положительно связана также с оценкой удовлетворенности результатами хозяйственной деятельности.
С помощью корреляционного анализа обнаружено наличие значимых связей отношения к формам собственности и хозяйственной деятельности на селе со следующими показателями: оценка и прогноз деловой активности, уровень притязания в хозяйственной деятельности, прогноз жизненного уровня семьи, оценка собственных возможностей в повышении успешности своей хозяйственной деятельности и удовлетворенность ее результатами, отношение к риску и конкуренции в хозяйственной деятельности.
177
В целом можно отметить, что сторонников раздела земли и имущества на паи характеризуют такие психологические особенности как более оптимистичная оценка и прогноз изменения жизненного уровня семьи, более высокий уровень притязаний в сфере хозяйственной деятельности, более высокая оценка собственной деловой активности и прогноз ее повышения в будущем. Сторонников фермерства отличает ,кроме того, более высокая оденка собственных возможностей в повышении успешности своей хозяйственной деятельности, склонность к конкуренции и умеренному риску, ориентация на самостоятельность в хозяйственной деятельности.
ВЫВОДЫ
Анализ результатов исследования позволяет сделать следующие выводы:
1. Выявлены индивидуальные и групповые различия между обследованными категориями сельских жителей по параметрам, связанным с представлениями и оценками условий своей экономической деятельности и себя как ее субъектов. Обнаружены значимые статистические связи между исследованными показателями, свидетельствующие о существовании социально-психологических типов людей, различающихся по выделенным критериям. Исследуемые феномены тесно связаны с предпочтением той или иной формы хозяйственной деятельности, оценкой уровня личной деловой активности и прогноза ее изменения, то есть выступают социально-психологическими показателями, по которым можно судить об особенностях деловой активности сельских жителей.
2. Существуют типы людей, различающиеся социально-психологическими особенностями регуляции их экономической деятельности. Представители первого типа в большей степени ориентированы на оценку благоприятности внешних условий, представители второго — на собственные возможности, то есть на внутренние условия экономической деятельности. При экономической нестабильности и общем ухудшении социально-экономических условий жизни представители второй группы проявляют
178
большую деловую активность и добиваются большего успеха в своей хозяйственной деятельности.
3. Выявлены различия по исследуемым параметрам у представителей групп, отличающихся предпочтением форм хозяйственной деятельности. При этом наиболее значимые различия обнаружены по критериям, связанным с оценками собственной экономической деятельности и себя как ее субъекта. Поэтому можно сделать вывод о том, что изучавшиеся социально-психологические феномены оказывают влияние на выбор формы собственности, то есть выступают факторами регуляции данного вида экономического поведения.
Литература "*
1. Журавлев А.Л., Позняков В.П. Деловая активность предпринимателей: методы оценки и воздействия. М., ИП РАН, 1995.
2. Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе/ Отв. ред. А. Л. Журавлев. М.: ИП РАН. 1996.
Приложение 1
Программа опроса для изучения отношения сельских жителей к социально-экономическим изменениям
Уважаемые жители села!
Институт психологии Российской Академии Наук и Центр гуманитарных исследований изучает мнение сельских жителей о социально-экономических изменениях, связанных с аграрной реформой на селе.
Исследование проводится с научной целью и направлено на учет мнений сельских жителей при проведении реформы в различных регионах России.
Просим Вас ответить на ряд вопросов. Варианты ответов, как правило, даются в анкете. Просим Вас отметить тот вариант, который наиболее полно отражает Ваше мнение.
Заранее благодарим Вас за участие в исследовании и искренние ответы.
1. Где и кем Вы работаете в настоящее время? (напишите)
179
2. Где Вы родились и провели детство?
— местный уроженец {включая уроженцев ближайших сел)
— приезжий
— другое (напишите)_______________________________
3. Как Вы думаете, кого можно назвать крестьянином?
— того, кто живет в деревне
— того кто работает на земле
— того, кто живет по старым народным обычаям
— другое (напишите)__________________________
4. Считаете ли Вы себя крестьянином {крестьянкой)?
да — нет — трудно ответить
5. А фермер — крестьянин или нет?
да — нет — трудно ответить
6. Что в деревенской жизни Вы считаете привлекательным? (выберите не более трех ответов)
— Тишина, малолюдность, неторопливость, спокойный ритм жизни
— Близость к природе
— Сельскохозяйственный труд
— Возможность иметь свой дом и хозяйство
— Простые открытые отношения между людьми
— Другое (напишите)_______________________
7. Как Вы в целом оцениваете изменение своей деловой активности в последнее время?
— Активность возросла и будет возрастать
— Активность повысилась, но в ближайшее время не изменится
— Осталась на том же уровне, что и раньше
— Активность в последнее время несколько понизилась
— Активность не только понизилась, но и будет снижаться
8. Оцените, пожалуйста, успешность Вашей хозяйственной деятельности
(Обведите соответствующую оценку на 7-балльной шкале)
12 3 4 5 6 7
очень низкая низкая средняя высокая очень высокая
180
9. Как Вы оцениваете собственные возможности в повышении успешности Вашей хозяйственной деятельности?
(Обведите на шкале цифру, соответствующую Вашему мнению)
12 3 4 5 6 7
очень низкая низкая средняя высокая очень высокая
возможности возможности
10. Как Вы оцениваете изменения в условиях Вашей хозяйственной деятельности, происшедшие за последний год?
— Условия стали более благоприятными
— Условия остались без изменений
— Условия стали менее благоприятными
— Затрудняюсь ответить
11. Как Вы оцениваете предстоящие изменения в условия развития Вашей хозяйственной деятельности в будущем году?
— Условия станут более благоприятными
— Условия не изменятся
— Условия станут менее благоприятными
— Затрудняюсь ответить
12. В какой степени Вы удовлетворены результатами Вашей хозяйственной деятельности? (Обведите соответствующую цифру на шкале)
совершенно 12 3 4 5 6 7 полностью не удовлетворен удовлетворен
13. Как Вн оцениваете материальное положение Вашей семьи в настоящее время?
очень 12 3 4 5 6 7 очень низкое высокое
14. Как Вы оцениваете экономические условия для выполнения Вашей хозяйственной деятельности (возможность заработать, улучшить свое материальное положение и т.п.)? совершенно 12 3 4 5 6 7 очень неблагоприятные благоприятные условия условия
15. Если бы Вам пришлось выбирать, что бы Вы предпочли? Отметьте только один вариант ответа.
— Иметь небольшой, но стабильный заработок
181
— Иметь собственное дело, которое потребует большой отдачи сил, но в случае успеха принесет значительный доход
— Иметь крупное дело (взять деньги в кредит, заложить имущество), чтобы быстро разбогатеть или разориться
16. Планируете ли Вы какие-то изменения в Вашей трудовой деятельности? (напишите)
17. Какая из предложенных ниже целей хозяйственной деятельности наиболее отвечает Вашим намерениям?
— Выжить, не умереть с голоду
— Обеспечить прожиточный минимум
— Жить не хуже других
— Жить лучше, чем сейчас живут на селе
— Создать капитал
— Стать владельцем собственного предприятия
18. Собираетесь л» Вы повысить уровень Ваших доходов?
да — нет — не знаю
Если собираетесь, то каким образом (напишите)
19. Как лично Вы относитесь к конкуренции (соревнованию) с другими людьми в хозяйственной деягельности? (Только однн вариант ответа)
-— Мне чуждо это чувство
— Я не люблю соревнования
— Бывает всякое: и соревнуюсь, и нет
— Мне нравится соревноваться с людьми
— Предпочитаю жить и работать в условиях конкуренции
20. Как изменился материальный уровень Вашей семьи за последний год?
— значительно снизился
— скорее снизился, чем вырос
— остался без изменений
— скорее вырос, чем снизился
— значительно вырос
21. Как лично Вы относитесь к риску (возможности неудачи) в своей хозяйственной деятельности?
— предпочитаю работать, когда риск (неудача) отсутствует
182
— не люблю рисковать, предпочитаю ситуации, когда риск мал
— предпочитаю ситуации со средней степенью риска
— люблю рисковать и стремлюсь в ситуации высокого риска
22. Как Вы считаете, сумеете ли Вы приспособиться к существующим экономическим условиям и обеспечить себе достойный уровень материального благосостояния?
— да, смогу без особых усилий
— смогу, но это потребует большого напряжения сил
— нет, не смогу, необходимо менять условия
23. Какую форму организации труда Вы бы предпочли при прочих равных условиях (Только <щш вариант ответа).
— работать в коллективе большого предприятия
— работать в небольшом коллективе хорошо знакомых людей
— работать только вместе с членами своей семьи
— работать индивидуально
24. Каких изменений в материальном уровне жизни Вашей
семьи Вы ожидаете в будущем году? L
— значительно снизится 1
— скорее снизится, чем вырастет
— останется без изменений
— скорее вырастет, чем снизится
— значительно вырастет
25. Как Вы относитесь к созданию фермерских хозяйств в Вашем районе?
— крайне отрицательно
— отрицательно
— нейтрально
— положительно
— безусловно положительно
26. Какой примерный процент продукции, производимой на Вашем участке, используется Вами для продажи (обмена)?
27. Хотели бы Вы лично создать фермерское хозяйство?
— не хотел бы ни в коем случае
— хотел бы, но вряд ли решусь
— возьмусь, если позволят обстоятельства
— возьмусь в любом, даже неблагоприятном случае
— другое (напишите)_________________________________
183
28. Считаете ли Вы справедливым распределение доходов исключительно в соответствии с трудовым вкладом?
да — нет — трудно ответить
29. Как Вы поступили (поступите) со своим земельным паем?
А имущественным паем?
30. Готовы ли Вы вложить свои личные средства в развитие ТОО?
да — нет — не знаю
31. Считаете ли Вы, что после возникновения ТОО в работе хозяйства произошли (произойдут) значительные изменения?
да нет
Почему Вы так считаете?
32. Каково Ваше отношение к разделу земли и имущества на паи?
12 3 4 5 6 7 крайне отрица- беаразлич- положи- весьма отрица- тельное ное тельное положительное тельное
33. Какая из Форм хозяйствования на земле предпочтительнее лрично для Вас?
— индивидуальное, семейное (фермерское) хозяйство
— хозяйство на паях (ТОО, кооператив)
— коллективное хозяйство (колхоз, совхоз)
— работа по найму в частном хозяйстве
— другое (напишите)__________________________________
Почему Вы так считаете?
Какая из этих форм является наиболее эффективной?
Почему?______________________________________________
34. Как в целом изменились (изменятся) отношения между членами ТОО в сравнении с прежними?
12 3 4 5 6 7
значительно ухудшились остались улучшились значительно ухудшились прежними улучшились
184
35. Как изменились (изменятся) отношения между ТОО? 12 3 4 5 6 7
значительно ухудшились остались улучшились значительно ухудшились прежними улучшились
В заключение сообщите, пожалуйста, некоторые сведения о себе:
36. Пол:
— мужской
— женский
37. Возраст:
— до 30 лет
— от 31 до 40 лет
— от 41 до 55 лет
— старше 55 лет
Напишите, пожалуйста, число исполнившихся Вам лет
38. Ваше образование:
— начальное
— неполное среднее
— среднее общее
— профессионально-техническое (ПТУ)
— среднее специальное (техникум)
— высшее (незаконченное высшее)
Глава 8. ДИНАМИКА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ РАБОТНИКОВ В УСЛОВИЯХ ПРИВАТИЗАЦИИ ИХ ПРЕДПРИЯТИЙ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПРЕССЫ)*
Введение
Ряд существенных социально-экономических изменений, происходящих в 90-е годы в стране, накладывает определенный отпечаток на психологию людей. Наибольший интерес вызывают процессы, происходящие в их сознании и поведении в связи с изменением их статуса как собственников. Как известно, одной из целей проводящейся в стране приватизации государственных
^Исследование финансировалось РГНФ (Гранты № 93-06-10520 и № 96-03-04315)
185
35. Как изменились (изменятся) отношения между ТОО? 12 3 4 5 6 7
значительно ухудшились остались улучшились значительно ухудшились прежними улучшились
В заключение сообщите, пожалуйста, некоторые сведения о себе:
36. Пол:
— мужской
— женский
37. Возраст:
— до 30 лет
— от 31 до 40 лет
— от 41 до 55 лет
— старше 55 лет
Напишите, пожалуйста, число исполнившихся Вам лет
38. Ваше образование:
— начальное
— неполное среднее
— среднее общее
— профессионально-техническое (ПТУ)
— среднее специальное (техникум)
— высшее (незаконченное высшее)
Глава 8. ДИНАМИКА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ РАБОТНИКОВ В УСЛОВИЯХ ПРИВАТИЗАЦИИ ИХ ПРЕДПРИЯТИЙ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПРЕССЫ)*
Введение
Ряд существенных социально-экономических изменений, происходящих в 90-е годы в стране, накладывает определенный отпечаток на психологию людей. Наибольший интерес вызывают процессы, происходящие в их сознании и поведении в связи с изменением их статуса как собственников. Как известно, одной из целей проводящейся в стране приватизации государственных
^Исследование финансировалось РГНФ (Гранты № 93-06-10520 и № 96-03-04315)
185
предприятий является формирование многочисленного слоя мелких и средних собственников.
Последними, как известно, формально становятся все владельцы акций какого-либо предприятия, организации, фирмы и т.п., не говоря уже о людях, занявшихся частным предпринимательством и открывших свое собственное дело.
Целью данного исследования было выявить, как в прессе отражаются процессы, происходящие в сознании людей в связи с изменениями их статуса как собственников. В соответствии с данной задачей был проведен контент-анализ /2;3;4/ ежедневной экономической 16-полосной газеты "Деловой мир", наиболее подробно и разносторонне освещавшей различные проблемы приватизации и предпринимательства.
8.1. МЕТОДИКА И ЭТАПЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Конкретная методика контент-анализа, соответствующая целям и задачам данного исследования, была разработана Я.И.Жуковой, ей же был проведен первый этап данного исследования. В ходе него были проанализированы номера газеты "Деловой мир" за 5,10, 15, 20 и 25 числа каждого месяца, т.е. 20%-ная выборка. На первом этапе было проанализировано 44 номера газеты с сентября 1992 г. по май 1993 г. включительно (всего 85 стат-ей по указанной проблематике общим объемом 438 тыс. печ. зн.). /1/
На втором этапе исследования анализировалась такая же выборка газеты "Деловой мир" с июня 1993 г. по май 1995 г. В связи с тем, что с сентября 1993 по январь 1995г. вместо 16-полосной выходила 8-полосная ежедневная газета, за этот период в дополнение к ней анализировалась 50% выборка еженедельника "Деловой мир", представляющего собой аналитическое обозрение и содержащего в основном те же рубрики, что и ежедневная газета. Всего в ходе второго этапа было проанализировано 120 номеров ежедневной газеты и 34 номера еженедельника (из них 58 статей по интересующей нас проблематике, общим объемом 520 тыс.печ.зк.).
Поскольку цели и задачи обоих этапов были одинаковыми, в основу методического аппарата, применявшегося на 2-м этапе исследования была положена та же методика контент-анализа, в
186
которую были внесены незначительные изменения (исключены неработающие подкатегории). Код методики контент-анализа, применявшегося на втором этапе исследования приводится в приложении 1.
Разработанная Я.И.Жуковой методика контент-анализа включает 6 основных категорий и подкатегорий. К основным категориям относятся следующие: А — главная тема статьи; Б — конкретный аспект проблемы "человек-собственность", рассматриваемый в публикации; В — сфера социальной жизни, о которой идет речь в статье; Г — характер оценки ситуации; Д — основные ценности современного общества, на которые ориентируются люди, осознающие себя собственниками, и на основе которых оценивается и интерпретируется ситуация; Е — изменения в отношении людей, связанные с изменением их статуса как собственников (отношение к труду, другим людям, собственности, предприятию, государству, деньгам, и т.п.).
8.2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ АНАЛИЗА ДАННЫХ
Анализируя результаты второго этапа исследования и сравнивая их с результатами первого, необходимо отметить значительное сокращение числа и объема публикаций по данной тематике в 1994 г. и некоторый рост интереса к ней в начале 1995г. Действительно, если на первом этапе (с 1Х.1992г. по V.1993r.) за 9 месяцев было опубликовано 85 статей общим объемом 438 тыс.печ.зн., то на П этапе за 24 месяца (с VI.1993г. по V.1995г.) их было 58, общим объемом 519,4тыс.печ.зн. Причем основное их количество приходится на последние семь месяцев 1993 г. — 32 статьи (193,6 тыс.печ.зн.), за весь 1994 г. их было 17 (182,2 тыс.печ.зн.), а за 5 месяцев 1995 г. — 9 (143,5 тыс.печ.зн.). Объясняется это, видимо, тем, что 1992-1993 гг. прошли под знаком мощного интереса к проблеме частного бизнеса вообще и приватизации государственной собственности в частности, пик которого как раз приходился на 1993 г., так как к его концу первоначально планировалось завершить первый чековый (ваучерный) этап приватизации, который затем был продлен на 1 полугодие 1994 г. Все проанализированные статьи (так же как и на первом этапе исследования) по своей тематике делятся на две группы (категория А): 28 статей (239,7 тыс187
печ.зн.) посвящены проблеме приватизации государственной собственности и функционированию приватизированных предприятий, 30 статей (279,7 тыс.печ.ан.) — развитию предпринимательства.
Из 30 статей о частном бизнес* около трети по числу (9 статей) и 40% по объему (111,6 тыс.печ.зн.) — о крупном предпринимательстве и 21 статья (168,1 тыс.печ.зн.) — о проблемах и успехах малого бизнеса.
Таким образом, проблемы приватизации государственных пред-приятии и развития предпринимательства освещались примерно в равной степени, как и на первом этапе исследования. Отличие состоит в том, что на втором этапе больше внимания газетой стало уделяться малым предприятиям по сравнению с крупным бизнесом.
При освещении двух основных направлений развития приватизации журналисты и обозреватели больше всего уделяли внимания следующим их аспектам (категория Б).
При обсуждении проблем приватизации государственной собственности отмечались:
— трудности приватизации государственных предприятий (заводов, фабрик, магазинов, служб быта и т.д.) в условиях неразработанности и непродуманности соответствующего законодательства;
— интересы различных социальных групп в проведении приватизации;
— трудности приватизированных предприятий;
— успехи приватизации, развитие приватизированных предприятий;
— негативные последствия приватизации;
— готовность работников и руководителей предприятия к их приватизации;
— управление приватизированным предприятием;
— трудовые коллективы как собственники (проблема "коллективного собственника");
— изменения в психологии людей в связи с приобретением ими акций собственного предприятия и др.;
При освещении проблемы предпринимательства обсуждались следующие ее аспекты:
188
— трудности становления предпринимательства;
— противостояние чиновников и предпринимателей;
— успехи и развитие частного бизнеса;
— проблемы малого предпринимательства;
— развитие крупного бизнеса;
— портрет бизнесмена (психологические особенности людей, занявшихся собственным делом);
— развитие благотворительности; и др.
Основное количество статей по приватизации относится к сфере производства (категория В) — 14 статей (97,9 тыс.печ.зн.).
Несколько меньше по количеству — 11 статей, но больше по объему (111,9 гыс.печ.зн.) посвящено проблемам приватизации вообще (но и в них, не называя конкретную сферу социальной жизни, авторы как правило говорят о производстве). И только в 3-х статьях (30 тыс.печ.зн.) обсуждаются проблемы приватизации предприятий сферы обслуживания. На первом этапе исследования эти пропорции были несколько другими и составляли соответственно 25 статей (137,1 тыс.печ.зн.), 10 статей (84,5 тыс.печ.зн.) и 8 статей (36,8 тыс.печ.зн.).
Произошли некоторые пропорциональные изменения по сравнению с ранним периодом в освещении различных сфер социальной жизни и при описания проблем развития частного бизнеса. Так 12 статей (118 тыс.печ.зн.) из 30, посвященных частному бизнесу, касались сфер производства, 9 (79 тыс.печ.зн.) — сфер обслуживания и торговли, 5 статей (69,8 тыс.печ.зн.) — финансовой сферы (банков, страхования и т.п.), 4 статьи (12,7 тыс.печ.зн.) посвящено обсуждению проблем предпринимательства вообще. Таким образом, большая часть статей, особенно о малых предприятиях, касались не торговли и сферы обслуживания, как было обнаружено на первом этапе исследования, а различных производственных сфер (пищевая промышленность, производство и обработка с/х продуктов, строительство, издательская деятельность, кинопроизводство и т.д.). Статьи о крупном бизнесе — это по-прежнему о финансах (в основном о банках) и торговле, лишь одна статья посвящена крупной сибирской строительной и золотодобывающей компании.
189
8.3. ДИНАМИКА ОЦЕНОК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СЯТУА-ЦИИ И ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ОСНОВНЫХ ЖИЗНЕННЫХ ЦЕННОСТЯХ
При оценке описываемых ситуаций (категория Г) в 42% ста-тей преобладала негативная оценка. На 1-м этапе таких оценок было в 2 раза меньше (18,7%)- В 26% случаев ситуация оценивалась неопределенно (осторожно). Ранее таких оценок было около трети (32,5%). И в 32% статей давалась положительная оценка деятельности приватизированных предприятий. На первом этапе таких оценок было значительно больше (48,8%).
Изменения произошли не только в количественных показателях, но и в содержании негативных оценок. Если на первом этапе исследования такие оценки были прежде всего связаны с ходом приватизации и разного рода его нарушениями, то теперь негативная оценка была связана с результатами процесса приватизации. Типично то, что не были достигнуты ее цели, а функционирование приватизированного предприятия было неудовлетворительным. Предприятия оказывались на грани банкротства, а рабочие — новоявленные собственники-акционеры — на грани увольнения и не получали не только дивидендов, но и зарплаты. Неопределенная оценка, как правило, объясняется этими же причинами, но менее ярко выраженными. Позитивные оценки возникали в том случае, если администрация, и прежде всего директор приватизированного предприятия, сумел наладить производство, работу со смежниками, получать новые заказы на свою продукцию и организовать ее сбыт в новых условиях. В этом случае директор такого предприятия воспринимался как его хозяин {независимо от количества принадлежащих ему акций) и давалась положительная оценка развития процесса рыночных отношений.
Среди публикаций о развитии предпринимательства на втором этапе подавляющее большинство составляют позитивные оценки (90,3%) — это даже больше, чем в 92-93 гг. Тогда позитивных оценок процесса развития частного бизнеса было 85,7%. На долю негативных и неопределенных оценок приходится соответственно 6,5% и 3,2%. Соответствующие цифры первого этапа были 7,1% и 7,2%. Полученный результат говорит об укреплении позиций час190
тного бизнеса, несмотря на все еще существующие и упоминающиеся в публикациях трудности, основной из которых является непосильное бремя налогов, с чем в большинстве случаев связаны негативная и неопределенная оценка событий.
Что касается ценностей, выступающих для акционеров и предпринимателей в качестве основных Жизненных ориентиров (категория Д), то о наличии таковых у рядовых акционеров (работников приватизированных предприятий) фактически не упоминается. Красной нитью практически всех публикаций о приватизации идет упоминание о том, что рядовые акционеры заинтересованы лишь в увеличении зарплаты и дивидендов, а также получении за счет предприятий различных социальных благ {квартир, дачных участков, бесплатных или частично оплаченных предприятием путевок и т.п.). Вышесказанное было интерпретировано, в соответствии с предложенным кодом контент-анализа, как "материально обеспеченная жизнь". Ценности, являющиеся значимыми для директоров приватизированных предприятий (как правило, крупных их акционеров) во многом сходны с теми, которые наиболее важны и для частных предпринимателей. Но упоминаются они в статьях о приватизации значительно реже, чем о предпринимательстве. Тем не менее в качестве таковых следует назвать (проранжированных в соответствии с частотой упоминания): материально обеспеченная жизнь, эффективность в делах, уверенность в себе, активная деятельная жизнь, интересная работа, хорошая обстановка в стране, ответственность, независимость, рационализм, честность, счастье других, образованность, широта взглядов, жизненная мудрость, исполнительность, твердая воля, свобода, творчество. Ценности, встречающиеся по одному разу, по всей видимости, не связываются большинством с приватизацией. К ним относятся: высокие запросы, жизнерадостность, чуткость, власть, здоровье, красота природы и искусство, друзья, общественное признание, счастливая семейная жизнь.
Соответственно для людей, занимающихся предпринимательством, наиболее значимыми являются: эффективность в делах, активная деятельная жизнь, независимость, уверенность в себе, честность, рационализм, ответственность, материально обеспеченная жизнь, интересная работа, счастье других, свобода, развитие, широта взглядов, хорошая обстановка в стране, творчество, обра191
зованность, друзья, общественное признание, аккуратность, твердая воля, исполнительность, познание, высокие запросы. К числу менее значимых можно отнести: жизнерадостность, самоконтроль, власть, здоровье, счастливая семейная жизнь, жизненная мудрость, смелость в отстаивании своих взглядов, терпимость, чуткость, красота природы и искусство, равенство, развлечения (удовольствия), воспитанность, непримиримость к недостаткам в себе и других.
Таблица 1
Социальные ценности, наиболее значимые для рукоцодителей-акционеров и предпринимателей (ранги)
I этапП этаписследования исследованияji Ценности*руководи-предпри-руководи-предп/птели (ак-нимате-тели (ак-нинате-ционеры)лиционеры)ли1. Эффективность в делах1012212. Активная деятельная жизнь315,523. Уверенность в себе633,54. Независимость108,53,55. Рационализм8148,55,56. Честность916105,57. Ответственность7__5,578. Материально обеспечен-ная жизнь13189. Интересная работа285,5910. Счастье других9И1011. Свобода216,51112. Развитие45—12,513. Широта взглядов—1312,514. Хорошая обстановка в стране—5,51415. Образованность151315,516. Творчество—716,55,517. Аккуратность—17—1818. Друзья———1819. Общественное признание—4—1820. Исполнительность——16,520,521. Твердая воля—1116,520,522. Познание———2223. Высокие запросы__——2324. Счастливая семейная жизнь5—__25. Здоровье6_____26. Смелость в отстаиваниисвоих взглядов—13_—27. Жизненная мудрость——13—* В табл. 1 не представлены ценности, встречающиеся в публикациях менее 2 раз и отнесенные на этом основании к незначимым.
192
Ценности, значимые для акционеров-руководителей приватизированных предприятий и предпринимателей очень близки: это ценности профессионально-деятельностной самореализации, самоутверждения, морально-нравственные и творческой самореализации. Результаты в целом близки к полученным на первом этапе исследования, но вместе с тем позволяют проследить, и некоторые важные различия (табл. 1).
H? втором этапе исследования происходит заметное возрастание количества негативных оценок результатов деятельности приватизированных предприятий и высказываний, содержащих отрицательные оценки хода и результатов первого (чекового) этапа приватизации (их число выросло почти в 2,5 раза). При оценке же деятельности индивидуальных частных предприятий динамика противоположная: увеличивается число позитивных оценок, снижается — негативных и неопределенных (см. табл.2).
Таблица 2
Оценка результатов деятельности частных и приватизированных предприятий (%)
Этапы исследованияПриватизированные предприятияЧастные предприятия (ИЧП)
позитивнаянеопределеннаянегативнаяпозитивнаянеопределеннаянегативная1992-93гг.48,332,518,785,77,27,11Ш-95гг32,22Б,941.990,33,26,58.4. ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАБОТНИКОВ ПРИВАТИЗИРУЕМЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
Б исследовании была выявлена динамика отношения людей, связанная с изменением их статуса как собственников (категория Е). 8 статьях по проблемам приватизации (28 публикаций) 3 раза упоминается о повышении ответственности за свой труд (Б1), 1 раз — о ее снижении и 6 раз — о том, что ничего не изменилось; проблемы работы первичных трудовых коллективов вообще не обсуждались, об ответственности за работу всего предприятия упоминалось только в связи с оценкой собственного труда работников. Один раз упоминалось о повышении удовлетворенности
193
работой, 3 раза — о ее снижении и 4 раза — о том, что ничего не изменилось. По одному разу отмечались заинтересованность в повышении квалификации и проявление творческих способностей. В основном же во всех статьях, посвященных проблемам приватизации, говорится о том, что для рядовых работников, составляющих основную массу акционеров, практически ничего не t изменилось. Всего же в статьях о приватизации государственных предприятий было 9 положительных упоминаний об изменении отношения акционеров к труду и 12 — отрицательных. Для сравнения — на первом этапе исследования таких упоминаний было соответственно 32 и 11. То есть, число отрицательных оценок фактически не изменилось, а положительных не только резко снизилось, но и стало меньше, чем отрицательных.
В статьях о развитии частного бизнеса (всего 30 публикаций) отсутствуют упоминания об ухудшении отношения к труду. При этом 12 раз говорится о повышении ответственности за свой i
труд; 3 раза — за труд первичного коллектива; 13 раз — за работу всего предприятия; 9 раз — о возрастании интереса к производственному процессу; 2 раза — о повышении квалификации; 9 раз — о проявлении инициативы и творчества; 11 раз пишется о росте удовлетворенности работой. Всего 59 положительных упоминаний об изменении отношения к труду у людей, открывших свое дело или у работников крупных частных компаний, приобретших их акции.
При изучении изменений отношения к другим людям (Е2) получено следующее. В статьях о приватизации встречается по одному упоминанию об улучшении отношения к людям вообще и соотечественникам, и по 4 раза — о неизменности этих отношений. По одному разу — об ухудшении отношения к иностранцам, сотрудникам и подчиненным и 3 раза — к начальству. Также по одному разу упоминается об улучшении отношения к сотрудни- J
кам и подчиненным. Два раза говорится об ухудшении отноше- |
ния к потребителям и клиентам. Таким образом, зафиксировано ;
всего 4 упоминания об улучшении (11,1%) и 8 — об ухудшении (22,2%) отношения к другим людям. Основная же масса высказываний (их 24; 66,7%) свидетельствует о неизменности этого ^ отношения. 1
194
В статьях о развитии предпринимательства встречается по одному отрицательному и по 6 положительных упоминаний об отношении к людям вообще и соотечественникам, по 4 раза говорится об улучшении отношения к сотрудникам и подчиненным, 5 раз — к партнерам и 10 раз — к клиентам и потребителям. В итоге, 2 раза говорится об ухудшении и 35 — об улучшении отношения к людям со стороны предпринимателей. Аналогичные данные об отношении к другим людям пожучены и на первом этапе исследования, хотя в отношении к людям со стороны акционеров приватизированных предприятий прослеживается отрицательная динамика (на первом этапе было зафиксировано 17 высказываний об улучшении и 12 об ухудшении отношения к людям).
При изучении изменений отношения к своему предприятию (БЗ) выявлено 7 высказываний о заинтересованности акционеров в дальнейшем развитии предприятия, интенсификации производства, внедрении новых технологий и 7 высказываний об отсутствии такой заинтересованности (18 и 5)(; выявлено 3 упоминания о заинтересованности акционеров в совершенствовании планирования и управления предприятием и 6 — об ее отсутствии (4 и 3). О росте престижа предприятия в глазах акционеров говорилось 5 раз, о снижении престижа или о безразличном отношении к престижу своего предприятия — 4 раза (10 и 0), о желании оказывать личное влияние на судьбу предприятия упоминается 4 раза, о его отсутствии — 5 раз (9 и 5); 3 упоминания о желании акционеров связать свое будущее с работой на данном предприятии и одно об отсутствии такого желания (15 и 0).
Таким образом, в статьях об отношении акционеров к своим приватизированным предприятиям 22 раза встречается упоминание об изменении этого отношения в положительную сторону (49%) и 23 — в отрицательную (51%). Соответствующее процентное отношение на первом этапе исследования было 82% и 18%. Как видно из результатов, прослеживается отрицательная динамика от 1 ко П этапу в отношении акционеров к своим предприятиям.
При анализе статей о предпринимательстве встречается 100% высказываний о росте положительного отношения к своей фирме, заинтересованности в ее развитии (13 высказывании), совершенствовании управления (22 высказывания), увеличении престижа предприятия (11 высказываний) и личного влияния на его
195
судьбу (13 высказываний); 7 раз упоминается о том, что свою дальнейшую судьбу предприниматели связывают с данным предприятием. Всего встретились 46 упоминаний о положительном отношении к своему предприятию. Сходные результаты были получены и на первом этапе исследования, т.е. число положительных высказываний об отношении к своей фирме у предпринимателей было примерно в 2 раза больше, чем у акционеров.
Анализ отношения к собственности (Е4) показал, что в качестве причин приобретения собственности (акций приватизируемых предприятий) акционеры называли следующие: чтобы получать прибыль — 35%, все покупали — 30%, чтобы чувствовать себя хозяином — 30%, чтобы участвовать в реформах — 5%.
Предприниматели называли следующие мотивы приобретения собственности: чтобы получать прибыль — 24%, чтобы чувствовать себя хозяином — 57%; чтобы участвовать в реформах — 19%.
Полученные данные свидетельствуют о более осознанном и ответственном подходе предпринимателей к приобретению собственности. В то время как две трети акционеров приватизируемых предприятий становятся собственниками либо из-за привычки следовать указаниям сверху и делать как все, либо в надежде поддержать и повысить свой, как правило, низкий материальный уровень жизни.
На первом этапе исследования основной причиной приобретения собственности и акционерами, и предпринимателями называлось желание чувствовать себя хозяином предприятия и влиять на его судьбу (соответственно 67,5% и 64% упоминаний); получение прибыли называлось акционерами в 16% случаев, а предпринимателями в 22,6%; участив в реформах являлось третьей основной причиной (для акционеров в 10%; для предпринимателей в 13,2%). На наш взгляд, динамика в отношении к собственности, прослеживающаяся от первого ко второму этапу, отражает реальные изменения, а именно разочарованность рядовых акционеров в том, что в процессе ваучерной приватизации они смогут стать реальными собственниками — хозяевами и влиять на судьбу своих предприятий. Эту причину приобретения акций на первом этапе назвали 67,5% собственников, на втором — 30%.
Следующая подкатегория (Е5) отражает изменение отношения к государству и его структурам. Полученные данные показывают,
196
что в статьях о приватизации в 25% случаев говорится о снижении доверия к государству и ни разу не упоминается об обратном. На 1 этапе исследования эти цифры были соответственно: 15,6% и 6,3%; в 15,0 % — не одобряется экономическая политика государства и в 5,0% — одобряется. На 1 этапе соответственно: 12,5% и 15,6%. В 35% случаев говорится об ожидании акционерами помощи от государства (считают, что государство должно оказать такую помощь) и в 15,0% о том, что либо помощи не ожидается, либо они не верят в реальную помощь государства. На 1 этапе соответственно — 9,4% и 37,5%. 5,0% упоминаний было о том, что акционеры сами хотят оказать помощь государству в проведении реформ. На 1 этапе — 12,5%. Эти данные свидетельствуют об ухудшении отношения акционеров к государственным органам власти, ответственным за приватизацию. В публикациях, касающихся развития частного бизнеса, ситуация несколько другая. В 18,5% случаев бизнесмены не доверяют государственным органам, но вместе с тем в 22,2% — поддерживают его экономическую политику. В 18,5% случаев говорится о надежде предпринимателей на помощь государства, а в 14,8% — о ее отсутствии, вместе с тем в 25,9% упоминаний говорится о готовности предпринимателей оказать помощь в проведении реформ. Таким образом, 66,7% упоминаний об отношении к государству положительные, а 33,3% — отрицательные. Это несколько отличается от результатов 1 этапа, где было зафиксировано 58% отрицательных упоминаний об отношении предпринимателей к государству. Рассматривая отношение к деньгам (Е6) со стороны акционеров необходимо отметить, что в 11% упоминается о повышении удовлетворенности оплатой труда и 22% — о ее снижении (1 этап соответственно 23% и 33%. В 7,4% говорится, что высокая зарплата — главная причина работы на данном предприятии и 3,7% — что зарплата не главное условие работы на данном предприятии. На 1 этапе исследования результаты были противоположными. В 7,4% случаев говорится о готовности акционеров вкладывать часть прибыли в дальнейшее развитие предприятия, а в 44,4% — об отсутствии такой готовности и стремлении пустить всю прибыль на выплату зарплаты и дивидендов по акциям.
В статьях о предпринимательстве в 15,6% упоминаний говорится о повышении удовлетворенности зарплатой и ни разу об
197
обратной тенденции; в 34,3% высказывается мнение, что хорошая зарплата не главное условие работы на данном предприятии и ни разу об обратном. В 50% — предпринимателями высказывается готовность вкладывать деньги в дальнейшее развитие предприятия и ни одного высказывания о нежелании это делать.
К действующему законодательству и акционеры, и предприниматели относятся отрицательно, считая, что их права ущемляются: 100%-ные отрицательные оценки встречаются в обеих группах. В основном это обусловлено завышенными ставками налогообложения.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результаты проведенного контент-анализа газеты **Деловой мир" показали, что закончившийся в 1994 году первый (чековый) этап приватизации государственных предприятий не достиг важнейшей своей цели, а именно: в результате него не появился, как предполагалось, многочисленный слой реальных собственников.
Практически все публикации газеты указывают на многочисленные сложности, возникающие в процессе приватизации. Это — недостаточная проработанность законодательства, создающая возможности для многочисленных нарушений, трудности вхождения в новые рыночные отношения, с которыми справляются далеко не все коллективы и руководство предприятий. Работники приватизированных предприятий по-прежнему ве чувствуют себя их хозяевами из-за неудовлетворенности оплатой и условиями труда, отсутствием дивидендов, на которые рассчитывали акционеры. Все это снижает доверие не только к руководству предприятий, но и к государственной экономической политике в целом, к проводимым реформам. Слишком маленькая доля акций каждого рядового акционера не позволяет ему реально оказывать влияние на организацию производственного процесса и на политику предприятия в целом, что явно не способствует развитию чувства хозяина и ответственности за свою собственность. Низкий материальный уровень жизни заставляет думать лишь о зарплате, не позволяя задуматься о перспективах развития предприятия.
Другой уровень чувства собственника характеризует руководителей этих предприятий. Они, как правило, обладают большим
198
пакетом акций, а кроме того, их положение обязывает думать о перспективах развития предприятия, о поставках сырья и сбыте готовой продукции, собственно производственном процессе, совершенствовании его технологии, перед ними стоит необходимость заботиться и о людях, работающих на предприятии, т.е. их должностные обязанности максимально приближают руководителей предприятий к положению реального собственника.
И, наконец, представим данные о чувстве собственности предпринимателей, анализ развития которого по публикациям вселяет наибольший оптимизм. Предприниматели, владельцы частных предприятий, фирм и т.п. уже реально почувствовали себя хозяевами, приняли ответственность за деятельность своих предприятий. Эти люди, как правило, не ставят на первое место быстрое получение больших прибылей, они думают о перспективах, дальнейшем развитии своего дела и вкладывают в это деньги. Их в первую очередь интересует не личное материальное благополучие, а активная и эффективная деятельность, собственная независимость. Они заинтересованы в самоутверждении и общественном признании, путь к которому лежит через высокую эффективность и качество выбранной ими деятельности. Они заинтересованы в проявлении инициативы и способностей, повышении квалификации, образованности и развитии не только своем собственном, но и своих сотрудников. Совокупность вышеназванных качеств и делает их настоящими собственниками, развивает чувство хозяина, а это значит и ответственность за свою собственность.
Литература
1. Жукова Я.И. Изменения в сознания людей в связи с приобретением ими статуса собственников (по материалам прессы) // Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе. М.: ИЛ РАН, 1996. С. 103-108.
2. Методы социальной психологии /Под ред. Е.С.Кузьмина и В.Е Семенова. Л.: ЛГУ, 1977. С. 43-60.
3. Пеято Р., Граяитц М. Методы социальных наук. М.: Прогресс, 1972.
С. 326-353.
4. Рабочая книга социолога. М.: Наука, 1977. С. 318-340.
199
Приложение 1 Код контент-анализа газеты "деловой икр"
Категория А: Главная тема статьи (фиксируется тема статьи, с которой совпадает или в которую входит анализируемая проблемная ситуация).
Категория Б: Проблема собственности (фиксируется конкретный аспект данной темы, о котором идет речь в анализируемой проблемной ситуации).
Категория В. Сфера социальной жизни, о которой идет речь в статье. В1: Производство:
81.1 — тяжелая промышленность и машиностроение;
81.2 — легкая промышленность;
81.3 — сельское хозяйство;
81.4 — строительство;
81.5 — другое.
В2: сфера обслуживания:
82.1 — транспорт;
82.2 — торговля;
82.3 — бытовое обслуживание;
82.4 — техническое обслуживание;
82.5 — медицинское обслуживание;
82.6 — другое. ВЗ: финансы:
83.1 — банки;
83.2 — страхование;
83.3 — другое.
В4: приватизация вообще.
В5: другое.
Категория Г: Характер оценки ситуации
Г1: негативная оценка;
Г2: неопределенная осторожная оценка;
ГЗ: позитивная оценка.
Категория Д: Ценности, значимые для акционеров (собственников).
Д1.: терминальные ценности: Д1.1 — активная деятельная жизнь;
200
Д1.2 — власть;
Д1.3 — здоровье;
Д1.4 — интересная работа;
Д1.5 — красота природы и искусства;
Д1.6 — любовь;
Д1.7 — материально обеспеченная жизнь;
Д1.8 — наличие хороших друзей;
Д1.9 — общественное признание;
Д 1.10 — познание;
Д1.11 — равенство;
Д1.12 — развитие;
Д1.13 — развлечения (удовольствия);
Д1.14 — свобода;
Д1.15 — счастливая семейная жизнь;
Д1.16 — счастье других;
Д1.17 — творчество;
Д1.18 — уверенность в себе;
Д1.19 — жизненная мудрость;
Д1.20 — хорошая обстановка в стране;
Д1.21 — другое.
Д2: Инструментальные ценности:
Д2.1 — аккуратность;
Д2.2 — воспитанность;
Д2.3 — высокие запросы;
Д2.4 — жизнерадостность;
Д2.5 — исполнительность;
Д2.6 — независимость;
Д2.7 — непримиримость к недостаткам в себе и других;
Д2.8 — образованность;
Д2.9 — ответственность;
Д2.10 — рационализм;
Д2.11— самоконтроль;
Д2.12 — смелость в отстаивании своих взглядов;
Д2.13 — твердая воля;
Д2.14 — терпимость;
Д2.15 — честность;
Д2.16 — чуткость;
Д2.17 — широта взглядов;
201
Д2.18 — эффективность в делах;
Д2.19 — другое.
Категория Е: Изменения в отношениях людей, связанные с
изменением их статуса как собственников:
Е1: отношение к труду:
Е1.1 +—: повысилась (снизилась, не изменилась) личная ответственность за результаты собственного груда;
Е1.2 +—: повысилась (снизилась, не изменилась) личная ответственность за результаты груда первичного трудового коллектива;
Е1.3 +—: повысилась (снизилась, не изменилась) ответственность за результаты работы предприятия;
Е1.4 +—: повысилась (снизилась, не изменилась) удовлетворенность работой;
Е1.5 +—: увеличился (снизился, не изменился) интерес к производственному процессу;
Е1.6 +—: заинтересованность (отсутствие заинтересованности) в повышении собственной квалификации;
Е1.7 +—: повысилось (снизилось, не изменилось) проявление инициативы, способностей работников;
Е1.8+—: другое.
Е2: Отношение к другим людям:
Е2.1 — к людям вообще;
Е2.2 — к соотечественникам;
Е2.3 — к иностранцам;
Е2.4 — к начальству;
Е2.5 — к сотрудникам;
Е2.6 — к подчиненным;
Е2.7 — к партнерам;
Е2.8 — к конкурентам;
Е2.9 — к клиентам, потребителям;
Е2.10 — другое.
Е2.0: не изменилось;
Е2+: улучшилось;
Е2-: ухудшилось.
ЕЗ: отношение к своему предприятию (организации, фирме):
Е3.1 +—: заинтересованность (отсутствие заинтересованности) акционеров (собственников) в дальнейшем развитии предпри202
ятия, интенсификации производства, внедрении новых технологий;
Е3.2 +—: заинтересованность (отсутствие заинтересованности) в совершенствовании планирования, системы управления;
ЕЗ.З +—: повышение (снижение) престижа предприятия в глазах акционеров (собственников);
Е3.4 +—: заинтересованность (отсутствие заинтересованности) в оказании личного влияния на "судьбу" предприятия;
ЕЗ.З +—: акционеры (собственники) связывают (не связывают) свое будущее с работой на данном предприятии;
Е3.6 +—: другое.
Е4: отношение к собственностн (причины покупки акций (собственности):
Е4.1 — все покупали;
Е4.2 — по совету друзей, знакомых;
Е4.3 — чтобы куда-то вложить деньги;
Е4.4 — чтобы получать прибыль (дивиденды);
Е4.5 — чтобы чувствовать себя хозяином, влиять на "судьбу" предприятия (иметь собственное дело);
Е4.6- чтобы участвовать в реформах;
Е4.7 — другое.
Е5: Отношение к государству (аппарату Президента, правительству, парламенту);
Е5.1 +—: повысилось (снизилось) доверие к государственным органам;
Е5.2 +—: акционеры (собственники) поддерживают (не поддерживают) экономическую политику государства;
Е5.3 +—: повысился (снизился) престиж государства;
Е5-4 +—: акционеры (собственники) ждут(не ждут) помощи от государственных органов власти;
Е5-5 +—: акционеры (собственники) хотят (не хотят) помочь государству в проведении реформ;
Е5.6 +—: акционеры связывают (не связывают) будущее с работой (жизнью) в данной стране;
Е5.7 +—: другое.
Е6: отношение к деньгам:
203
E6.1 +—: повысилась {снизилась) удовлетворенность оплатой труда;
Е6.2 +— : высокая зарплата — не главное (главное) условие работы на данном предприятии;
Еб.З +— : часть заработанных денег (прибыли) акционеры (собственники) готовы (не готовы) вложить в дальнейшее развитие производства, покупку нового оборудования и т.п.;
Е6.4 +— : все заработанные деньги (прибыль) должны (не должны) быть выплачены в качестве зарплаты или дивидендов;
Е6.5 +— : другое.
Глава 9. ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЯ РУКОВОДИТЕЛЕЙ К ИЗМЕНЕНИЮ ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ НА ПРЕДПРИЯТИИ: ПРОГРАММА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ*
Введение
Постановка проблемы. Переход предприятий к новой форме собственности является одним из важных элементов социально-экономических преобразований в нашей стране. В этой связи особое значение приобретает исследование экономического поведения человека в условиях изменения формы собственности (ИФС) на предприятии (8, 9, 12).
Как свидетельствуют результаты некоторых исследований (2,3) переход к новой форме собственности сопровождается такими социально-психологическими изменениями как: формирование ожиданий реальных перемен у рядовых работников предприятия, наряду с опасениями возможных нежелательных результатов, связанных с ними; динамика межличностных и межгрупповых отношений участников этого процесса. Эти изменения оказывают существенное влияние на проведение экономических реформ. Наряду с ними важную роль в условиях преобразований играет отношение работников к ИФС на предприятии.
Однако феномен "отношение к собственности" ("отношение к ИФС") остается практически не изученным. Можно назвать отдельные работы, в которых рассматривается данная проблема (1,9).
Исследование финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315) 204
E6.1 +—: повысилась {снизилась) удовлетворенность оплатой труда;
Е6.2 +— : высокая зарплата — не главное (главное) условие работы на данном предприятии;
Еб.З +— : часть заработанных денег (прибыли) акционеры (собственники) готовы (не готовы) вложить в дальнейшее развитие производства, покупку нового оборудования и т.п.;
Е6.4 +— : все заработанные деньги (прибыль) должны (не должны) быть выплачены в качестве зарплаты или дивидендов;
Е6.5 +— : другое.
Глава 9. ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЯ РУКОВОДИТЕЛЕЙ К ИЗМЕНЕНИЮ ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ НА ПРЕДПРИЯТИИ: ПРОГРАММА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ*
Введение
Постановка проблемы. Переход предприятий к новой форме собственности является одним из важных элементов социально-экономических преобразований в нашей стране. В этой связи особое значение приобретает исследование экономического поведения человека в условиях изменения формы собственности (ИФС) на предприятии (8, 9, 12).
Как свидетельствуют результаты некоторых исследований (2,3) переход к новой форме собственности сопровождается такими социально-психологическими изменениями как: формирование ожиданий реальных перемен у рядовых работников предприятия, наряду с опасениями возможных нежелательных результатов, связанных с ними; динамика межличностных и межгрупповых отношений участников этого процесса. Эти изменения оказывают существенное влияние на проведение экономических реформ. Наряду с ними важную роль в условиях преобразований играет отношение работников к ИФС на предприятии.
Однако феномен "отношение к собственности" ("отношение к ИФС") остается практически не изученным. Можно назвать отдельные работы, в которых рассматривается данная проблема (1,9).
Исследование финансировалось РГНФ (Грант № 96-03-04315) 204
Характерным является то, что в центре внимания этих исследований оказывается отношение к собственности определенных социальных групп: крестьян, рабочих, предпринимателей. Среди них, однако, не представлена такая группа как руководители или управленческие работники в целом.
В то же время особую роль в процессе перехода предприятия к новой форме собственности играют именно руководители. Это связано, прежде всего, с тем, что администрация предприятия вырабатывает стратегию и тактику преобразований, связанных с внедрением новой формы собственности. Не менее важно и то, что управляющие становятся своего рода "проводниками" изменений, на них, как правило, ориентируются другие категории работников.
В этой связи мы полагаем, что преобразования на предприятиях с новой формой собственности во многом зависят от того, как руководители разного ранга относятся к происходящим переменам в различных сферах деятельности предприятия, как они оценивают свои возможности и собственную роль в их осуществлении.
В данной работе мы ограничиваемся теоретической целью, заключающейся в том, чтобы подготовить программу исследования динамики отношения руководителей к изменению формы собственности на предприятии, которая могла бы быть реализована на разных предприятиях (в организациях).
Осуществление такой программы могло бы позволить, наряду с разработкой методики изучения динамики отношения руководителей к ЙФС на предприятии, решить некоторые важные задачи:
1. Выделить социально-психологические типы динамики отношения руководителей к ИФС.
2. Изучить взаимосвязь социально-психологических типов динамики отношения руководителей к ИФС и таких личностных особенностей как экстернальность-интернальность и мотивация достижения.
3. Проанализировать влияние социально-демографических факторов на динамику отношения руководителей к ИФС.
Объектом исследования являются руководители предприятий, перешедших от государственной к другим формам собственности.
Формулируя основную гипотезу исследования, мы основывались на результатах ряда работ, посвященных изучению роли и
205

функций руководителя в периоды нововведений. Некоторые из этих результатов будут приведены ниже.
Основная гипотеза исследования: динамика отношения руководителей к ИФС на предприятии зависит от социально-демографических факторов и таких личностных особенностей как эк-стернальность-интернальыостъ и уровень мотивации достижения.
Основная гипотеза конкретизируется в следующих вспомогательных гипотезах:
1. Существуют социально-психологические типы динамики отношения руководителей к ИФС на предприятии. Они могут быть выделены на основании таких показателей как: модальность, направленность, степень {интенсивность) изменений отношения руководителей.
2. Социально-психологические типы динамики отношения к ИФС связаны с такими личностными особенностями руководителей как экстернальность-интернальность и уровень мотивации достижения.
3. Социально-психологические типы динамики отношения руководителей к ИФС связаны с социально-демографическими факторами возраста, стажа управленческой работы а ранга (уровня) управления.
9.1. ОБОСНОВАНИЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ.
Прежде, чем перейти к теоретическому обоснованию программы данного исследования, считаем необходимым кратко остановиться на результатах основных работ, представляющих интерес в контексте обсуждаемой проблемы.
Во-первых, это исследования функций и роли руководителей организаций в периоды нововведений. Основные результаты, полученные в этих работах, можно представить следующим образом.
1) В период нововведений на предприятии роль руководителей в их осуществлении является ведущей. Она заключается в том, чтобы, во-первых, выработать проект будущего организации и, во-вторых, стимулировать достаточную совокупность людей ("критическую массу") принять предлагаемый проект будущего (5,10).
206
2) Для внедрения нововведения в организации должны выделиться "лидеры преобразования", которые отличаются такими качествами как: умение ставить цели, недоступные другим; способность к принятию рискованных решений (11); умение влиять на отношение к нововведениям своих подчиненных (5); выраженный творческий потенциал и радикализм.
На основании этих результатов можно сделать вывод о том, что в период социально-экономических преобразований перед руководителями предприятия возникают две принципиально новые задачи: во-первых, постановка таких целей, достижение которых способствовало бы осуществлению реорганизации; во-вторых, целенаправленное воздействие на отношения, социальные установки рядовых работников предприятия и их изменение в соответствии с концепцией преобразования.
Важным является и вывод о влиянии личностных особенностей руководителей на их деятельность в период нововведений (5, 13). В этой связи возникает вопрос о том, существует ли взаимосвязь между типами динамики отношения руководителей к ИФС на предприятии и их личностными особенностями. К сожалению, на этот вопрос готовый ответ в литературных источниках не находится.
Не менее интересны результаты исследований, посвященных представлениям рядовых работников предприятия о приватизации (2) и их ожиданиям в связи с переходом к новой форме собственности (8,12). Результаты зтих работ следующие.
1) Внедрение коллективной формы собственности на предприятии сопровождается изменением психологии рабочих: формируются ожидания единства, справедливости и равенства; появляется ориентация на коллегиальные методы управления; возникает потребность участия в управлении предприятием (2).
2) Рядовые работники приватизированных предприятий не имеют четкого представления о приватизации, в то же время расценивают ее как неизбежность, связывая с ней негативные эмоции, в частности, страх и тревогу (12). Среди основных причин конфликтных ситуаций между работниками акционерных предприятий и их администрацией на первом месте стоят "обманутые ожидания рабочих"(11), прежде всего это имеет отношение к большой разнице между заработными платами рядовых работников и руководителей предприятия.
207
Приведенные данные свидетельствуют о наличии у рядовых работников акционерных предприятий противоречивого отноше* ния к ИФС, при котором ожидания позитивных изменений сопровождаются тревогой за будущее, готовность участвовать в управлении предприятием сочетается с нечеткостью представлений о целях и способах их достижения.
Однако описанный тип отношения к ИФС является одним из возможных. В этих работах не стояла задача выявления типов отношения работников к ИФС. На наш взгляд, подобная задача является актуальной, особенно в связи с исследованием динамики отношения именно руководителей к ИФС на предприятии.
Таким образом, выводы, сделанные на основании исследований поведения человека в условиях экономических преобразований, в частности, перехода к новой форме собственности, позволили определить основные задачи данной работы и обосновать выбор методических приемов изучения динамики отношения руководителей к ИФС на предприятии.
Анализ исходных понятий. При разработке программы исследования мы опирались на теоретические представления о категории "отношение к собственности". Отношение к собственности рассматривается в данном случае как базовое отношение личности, являющееся ценностным по своей природе и выражающее субъективное, избирательное отношение человека к различным сторонам окружающей действительности, в которых проявляются отношения собственности. Отношение к собственности является регулятором экономической деятельности человека и одним из важных оснований формирования психологических отношений с другими людьми.
Когда говорится об изменении формы собственности (ИФС) на предприятии, имеется в виду, что переход к новой форме собственности — не одномоментный шаг, а некоторый процесс, который проявляется в различных сферах деятельности предприятия (экономической, социальной и др.). В этой связи отношение к ИФС проявляется через отношение к объективным изменениям на предприятии в различных сферах деятельности его работников и оказывает существенное влияние на поведение человека в период внедрения новой формы собственности.
20S
Следующим основанием концептуального подхода является понимание психологической категории "отношение" как "содержательной связи с окружающей действительностью" (4). Подобное понимание "отношения" основано на концепции В.Н.Мяси-щева, в рамках которой "отношение" рассматривается как система сознательных связей личности с теми или иными сторонами объективной действительности (4).
Как и всякое отношение, отношение к ИФС имеет трехкомпо-нентную структуру, включающую когнитивный, эмоционально-чувственный и конативный (установочно-волевой) компоненты. Содержание понятия "отношение к ИФС" раскрывается через описание каждого из этих трех компонентов.
Когнитивный компонент — это прежде всего осознание изменения собственного экономического статуса работника на предприятии. Эмпирически он проявляется в оценке объективных изменений в организации, а также изменений статуса и возможностей работника.
Эмоциональный компонент отношения к ИФС связан с осознанием работником форм своей активности на предприятии. Его эмпирическим референтом является оценка содержания и эффек