Назад

Купить и читать книгу за 60 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Кристалл

   Мир Кристалла – грандиозный фэнтезийный аттракцион, компьютерный Диснейлэнд, – неожиданно оживает. Становится настоящим и реальным, унося с собой в компьютерное Зазеркалье несколько тысяч туристов. Из мира, сотворенного воображением классиков мировой фэнтези и воплощенного гением великого программиста Артура Ли Норта, суждено вернуться в XXI век лишь одному. Человеку, чей путь был намечен задолго до рождения. Тому, кого местный Оракул назовет Рыцарем-с-Черным-Мечом. Мастеру боевых искусств, прорубившему себе дорогу назад и ставшему Проводником между двумя мирами…
   © fantlab.ru


Кристалл Степан Вартанов

   © Степан Вартанов, 2014
   svartanov.com

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

   К полудню ветер усилился, и паруса «Летяги» негромко гудели. Невысокие волны бежали навстречу судну по голубой глади океана, и остроносый корпус рассекал их, время от времени обдавая стоящих на палубе людей пригоршней другой брызг. Хороший день для морского путешествия, и хороший день, чтобы умереть.
   Именно этим – подготовкой к смерти – и занимались собравшиеся на палубе люди.
   – Почему ты не внизу? – поинтересовалась Джейн, легонько толкнув меня в бок. Я даже не обернулся.
   – Я устал. Вот и весь ответ.
   Но Джейн была американкой и не собиралась сдаваться без боя. Забавно, подумал я. Будь я ею увлечен, не видать бы мне от нее ни малейших знаков внимания… Права поговорка: лучше час потерпеть, чем месяц уговаривать.
   – Ты пришел в мир Кристалла отдыхать, – сказала Джейн. – Ну так отдыхай же! А ты слоняешься по кораблю с постной физиономией, прямо как привидение, честное слово. Пойдем! – она ухватила меня за локоть и потащила в центр палубы, туда, где уже бурлили страсти и заключались пари.
   – Я не любитель убийств. – Прежде, чем слова сорвались у меня с уст, я успел о них пожалеть. Поздно. Джейн изумленно на меня уставилась, затем до нее дошло.
   – Это же компьютер, Томми! – сейчас она стояла, пожалуй, слишком близко, я мог чувствовать ее дыхание и легкие духи… Красивая женщина, не говоря уж о том, что чемпион штата по фехтованию, спортсменка.
   – Мне все равно. Нельзя получать удовольствие от убийства, даже имитированного.
   – Сам-то ты фехтовать где научился? – Джейн начинала злиться. – Ведь владеешь мечом, и неплохо, а?
   Кто меня спрашивал, подумал я. Когда Старик брал в руки палку, он не пытался сдерживать удары. Хочешь жить – защищайся. Как всегда, при мысли об Учителе у меня болезненно сжалось сердце. Старик умер три месяца назад, вышел в море на своей смехотворной лодочке и не вернулся, но я до сих пор не мог в это поверить. Пустота…
   – Ну же, Томми! – Джейн опять тянула меня за рукав. – Ты же знаешь, что Сэма не убьют. Если он и проиграет эту дуэль, он всего лишь начнет поход сначала. Что оставит нас вдвоем… – Джейн на мгновение прижалась ко мне, затем отодвинулась, и спросила совсем другим тоном:
   – Ну что, идешь?
   – Иду, ладно. – я вздохнул поглубже, пытаясь растворить этот противный комок в горле, и направился к дуэлянтам. Может, Джейн и права, в конце концов, секс в виртуальном мире не считается изменой… Хоть отвлечет.
   Кристалл был виртуальным миром, многогранный кусок вольфрама, к которому через шлемы виртуальной реальности могли подключаться порядка десяти тысяч человек за раз. Дорогое удовольствие, но оно того стоило. Сейчас корабль, на котором плыли два десятка головорезов и трое «землян», шел к острову Тибталаг. На острове они собирались пополнить запасы, а затем совершить еще один переход – до материка. Дойти по полноводной Рире до славного города Аталеты. Да вот беда, один из моряков с пиратского корабля положил глаз на красавицу Джейн, и – как водится – ее муж бросил негодяю вызов. Я же здесь был ни при чем – так, случайный попутчик… Джейн, впрочем, считала иначе.
   – Готовы? – по традиции команды к началу дуэли подавал капитан. Если, конечно, не был одним из дуэлянтов. В противном случае команды отдавал один из матросов, выбранный жеребьевкой.
   – Начали!
   Сэм, грузный мужчина, лет сорока, двигался с грацией бульдозера, однако все же пытался изображать фехтование. Наверное, взял пару уроков у жены. Абордажную саблю он держал наподобие рапиры, и азартно вытанцовывал сейчас, дразня противника.
   Пират же, напротив, был очень сдержан, но саблю держал как надо. Вел он себя осторожно, и я подумал, что наверное, он привык использовать саблю в паре с кинжалом, и именно отсутствие последнего делает его движения чуть замедленными. Я вновь напомнил себе, что пришел сюда развлекаться, специально пересек континент, отвалил кучу денег, надел этот шлем идиотский… Только чтобы забыть о своей потере. Теперь, когда Джейн внимательно следила за ходом боя, меня было некому тормошить, так что очень скоро я обнаружил, что стою в своей любимой позе – облокотившись на перила, глядя в бегущие за бортом волны. Старик, Старик…
   Сзади раздался хриплый крик, и мигом позже пираты взорвались радостными криками. Я хмуро оглянулся. Как и ожидалось, Сэм валялся на палубе в луже крови, а его победитель гордо улыбался.
   Пираты, однако, не спешили расходиться. Не каждый день случается видеть смерть демона, существа из другого мира. Они ждали. Наконец тело Сэма начало дымиться, таять и вдруг исчезло совсем в облаке белого дыма. Из всех присутствующих только мы с Джейн знали, что произойдет дальше. Сэм очнется в центре развлечений, снимет шлем, выругается… И если хватит внесенной им суммы, войдет в игру снова, с начала, с того же места в Илинори, где он стартовал последний раз.
   Я снова повернулся к событиям на палубе спиной. Скучно. Мы уже вторую неделю совершали этот круиз, но – три богини, как говорят тимманцы – как же это все тоскливо! За бортом под водой скользили обтекаемые тени, то ли дельфины, то ли русалки. А может быть, еще какая-нибудь из местных форм разумной жизни. Они почти все тут разумные.
   Конечно, этот мир – чудо, и в глубине души мне было стыдно за свою скуку и за кислую физиономию тоже. Какой горизонт, какой ветер – поверить трудно, что все это сделано шлемом виртуальной реальности и гипнонасадкой. Запах моря, шум волн…
   – ЭЙ, ТЫ!
   Зычный рык, вернувший меня к реальности, принадлежал одному из пиратов, здоровенному детине в красных шароварах, туфлях из шкуры гоблина и матросской тельняшке. Он стоял у меня за спиной, и «говорил». Знаем мы эту манеру говорить, когда обращаешься к одному, а слышит весь корабль.
   Буду развлекаться, – решил я. – Хватит.
   Краем глаза я заметил Джейн, с интересом на нас глядящую из-за спины капитана. Так…
   – Что? – почти шепотом отозвался я.
   – Я говорю – ты! – чуть тише сказал пират.
   – Ну я, а что?
   – Ты стоял спиной к нашему брату, когда он дрался с демоном. Ты нас не уважаешь! – пират положил руку на эфес меча, недвусмысленный вызов на дуэль.
   – Друг у меня умер, – мрачно сказал я. – Недавно. Тошно мне от ваших дуэлей.
   – Пойдем, – мгновение назад собиравшийся порубить меня в капусту, пират хлопнул озадаченного собеседника по плечу. – Выпьем. Ром – лучшее средство от воспоминаний.
   Не понимаю я людей.
   – Да я…
   – Вперед! – пират поволок меня мимо разочарованной Джейн, прямо ко входу в трюм, туда, где хранилось главное сокровище на борту. Без еды, воды, даже без оружия, пираты могли покинуть порт, но никто не слышал, чтобы они вышли в путь без запасов рома.
   – Какая гадость! – искренне сказал я, сделав маленький глоточек из немытой, точнее сказать, никогда не мытой, кружки.
   – Ужасная! – согласился пират. – Ну, поехали!

Глава 2

   Чем еще хорош мир Кристалла, так это что здесь не бывает похмелья. Утром я проснулся рано, когда на востоке только-только начинало розоветь небо. На его фоне дежуривший на корме рулевой казался нарисованным черной тушью. Третий день стояли хорошая погода и попутный ветер. Такими темпами сегодня к полудню корабль должен был войти в порт Тибталаг. Ничего особенного не было в этом островке, скалы да редкие рощицы, да несколько источников питьевой воды, да нищие местные жители, меняющие тощих коз на муку, топоры и лопаты.
   Всю эту информацию я почерпнул из «волшебной страницы», а говоря нормальным языком – электронной системы подсказки. Стоило странствующему по Кристаллу человеку произнести слово «Подсказка», как в воздухе перед ним возникал текст, посвященный запрошенной теме.
   Тибталаг. Три столетия назад тут якобы была крепость Двигавших Горы, могучих чародеев, которые одной лишь силой воли… – я зевнул и перешел к делам современным. Карта. Развлечения… Ага.
   Теперь я знал, что на острове раз в неделю проходят бои без правил, а также что находятся там два публичных дома и один оракул. После некоторого размышления, я решил идти к оракулу, порожденному магией волшебника Зирта, который, кстати, жил тут же на острове, в уединении, никого не принимая. Вот бы кого повидать…
   – А почему бы и нет? – подумалось мне. – Развлекаюсь ведь. Пройду, пусть хоть сто оракулов меня задерживают. Зря меня, что ли, Старик на мечах драться учил. Только вот меч мы не возьмем, слишком просто будет с мечом… А возьмем-ка мы посох пилигрима. Священное дерево – одно из самых прочных, а посох – ну просто создан для святых дел…
   Джейн затею не одобрила. Намного лучше, считала она, ознакомиться с боем без правил. Потом можно будет купить у аборигенов козу, и сделть из нее шашлык. Пираты утверждают, что если заткнуть нос, то местное вино вполне можно пить.
   – Нет, спасибо, – я повернулся к борту и посмотрел туда, где вырастали из моря крутые прибрежные скалы. Еще час, подумал я.
   – Я хочу посмотреть на злого волшебника, – сказал я. – Я хочу драки. Ты права, Джейн, я вел себя как мальчишка. Набью морду волшебнику – и будем делать шашлык. А бой без правил – скука. Я один могу сделать объединенные армии трех народов. – Я подумал и добавил:
   – Одной левой.
   – Хвастун, – услышав про шашлык, Джейн сразу повеселела. – Смотри, чтобы тебя не убили там, а то мне останется только соблазнять капитана…
   – Капитан – это переодетая женщина, – парировал я, направляясь в каюту. – Тебе его не соблазнить.
   На острове все было именно так, как написано в подсказке. Небольшая толпа грязных и оборванных аборигенов окружила пиратов, наперебой предлагая свой товар, или – если товара не было – просто выпрашивая подачку. Я быстро узнал все, что хотел. Оракул жил на отшибе, во-он в той скале, в пещере. Ну конечно, а где еще жить оракулу?
   Быстро миновав набережную, я направился к возвышающейся вдали скале по чуть заметной тропинке, вьющейся среди камней, и в воздухе пахло медом, в который острой струйкой вплетался запах козьего навоза. Тут и там среди камней пучками росла трава, и за травой охотились вездесущие козы. На более крутых скалах, куда козам было не добраться, гнездились морские птицы, и сейчас в их стане был переполох – люди лезли за яйцами.
   Я прошел мимо всего этого безобразия, с удивлением чувствуя, как исчезает, рассасывается моя тоска. Наверное, дело в козьем навозе, подумал я. Надо взять с собой побольше – мало ли что.
   Пещера, в которой жил оракул, была огромна. Она просто давила на психику входящего, особенно учитывая все висящие под потолком и неведомо на чем держащиеся каменные сосульки. Висело там также несколько гигантских летучих мышей – вомбатов, смертельно опасных ночью, но безвредных при свете дня.
   Проходя по вытоптанной визитерами в вековой пыли тропинке, я размышлял. Почему так много в Кристалле гигантских животных? Начиная с гигантского кальмара, который едва не позавтракал нашим судном тремя днями раньше, и кончая вот такими зверями под потолком. Странно все это, вот что я вам скажу.
   Я подошел к вырезанному из камня трону, на котором, собственно, и восседал оракул. Не знаю, наверное я пижон, или просто меня так воспитали, но я не умиляюсь при виде дешевых эффектов. Зачем, ну зачем ему нужно было использовать человеческие черепа в качестве подлокотников? Дешевка. А еще оракул.
   – Привет, – сказал я.
   – Что тебе нужно, смертный? – прогудела затянутая в бесконечную ленту черного шелка фигура.
   Вот тебе и раз!
   – Ты оракул, – буркнул я, – тебе полагается знать.
   Видимо мой нестандартный подход к вопросу сбил всевидящего с толку. Из-под черного капюшона до меня донеслось обиженное сопение, живо напомнившее Лорда Тьмы из Звездных Войн. Тот, помнится, плохо кончил…
   – Ты пришел за предсказанием, человек! – заявил наконец мой собеседник. Мимо.
   – Вообще-то, я пришел повидать Зирта, – отозвался я. – А предсказание… Сказать тебе, что с ним сделать, или пожалеть?
   – Ты невежлив, человек, и будешь за это наказан. – Оракул, похоже, пришел в себя, после моей наглости, а может быть, его обманул мой посох пилигрима. Так или иначе, я направился к двери, которую заприметил слева от каменного трона.
   – Стой, несчастный! – загремел оракул. Боги, вот это голос. – Лишь тот может войти в обитель могущественного Зирта, да будет благословенно имя его, кто трижды ответит на вопросы оракула, и пройдет сквозь священного тигра То, и услышав глас судьбы назовет имя зверя, и будет проклят и…
   Я широко улыбнулся. Все-таки, Старик был прав – глубоко в душе я был шкодником. Кстати, чье имя «да будет благословенно» – Зирта, или того, кто к нему вломился? И кто им только диалоги пишет?
   – Так и быть, – сказал я, – давай свои три вопроса. Только не спрашивай меня, откуда берутся пчелки.
   Оракул, похоже, опять опешил. Может быть, именно про пчелок он и собирался меня спросить?
   – Уважаемый! – позвал я. – Вы там не заснули?
   – Первый вопрос! – отозвался оракул, и был он зол. – Падешь ли ты мертвым у той двери, как падают все?
   «Съем ли я тебя, как съедаю всех», подумал я. Старо как мир.
   – Нет, – сказал я с известной иронией, – не паду. Даже не надейся.
   – Но если… – начал было оракул.
   – Сказал – не паду, значит не паду. Кончай трепаться, мне некогда.
   – Второй вопрос, – оракул уже не говорил, он шипел, как кусок сала на горячей сковородке. – Ты видишь его, ты чувствуешь его близость, но ты не можешь к нему прикоснуться.
   – Дерьмо подходит лучше всего, – решил я после непродолжительного раздумья. Мне было весело.
   – Что? – я на мгновенье подумал, что оракула хватит кондрашка.
   – Ты его видишь, ты чувствуешь… И не знаю насчет тебя, о мудрый, но я к нему прикасаться точно не стану. Давай третий вопрос, а то я тут заболтался.
   – Кто видит всех, но не видит большого?
   – Кошка! – ответ сорвался с моих губ автоматически, после чего мы с оракулом надолго задумались, полагаю, что об одном и том же.
   – Почему – кошка? – каким-то новым, обиженным голосом поинтересовался наконец оракул.
   – Вот и я думаю – почему? – озадаченно произнес я.
   Фигура на каменном троне подпрыгнула, потирая лапки.
   – Неверно! – пискнула она.
   – Ну и что?
   – Как это – что? Ты не ответил на вопрос, а значит…
   – Я ответил на вопрос, – возразил я. – И ответ был – кошка. Меня никто не предупреждал, что отвечать нужно правильно. Все, я пошел.
   Я повернулся и замер. В пылу беседы с оракулом я как-то позабыл его слова о священном тигре, и видимо зря. Тигр был хорош. Это не был гигантский саблезубый тигр, которые здесь, говорят, водились – так, килограммов триста – триста пятьдесят. Да что они меня – за ребенка считают?!
   Старик преподал мне в свое время серию уроков по вооруженной борьбе с животными, из которых, помимо способности быстро влезть на дерево, я вынес одно главное правило – пусть зверь мечтает не о том, чтобы тебя сожрать, а о том, чтобы унести ноги. Я шагнул вперед, и мой священный посох завертелся как дисковая пила.
   Тигра нельзя убить посохом. Мечом – можно, а вот посохом – вряд ли. Если, конечно, ты не тролль, не великан и не один из Титанов. Кроме того, я считал, что убивать зверюшку за хамство оракула – по крайней мере нечестно. Но вот что по-вашему будет делать тигр, когда ему на голову обрушится каскад ударов – не смертельных, но очень болезненных? Он опустит голову, а с опущенной головой тигр не нападает. И он шагнет назад, а это первый шаг к бегству. Особенно если вы пойдете за ним…
   – Что у нас там было в списке после тигра? – поинтересовался я, возвращаясь назад и проходя мимо оракула. – Глас судьбы, так?
   – Мы еще встретимся! – завопил возмущенно оракул. Ну и предсказание!
   – Конечно встретимся, – успокоил я его, – ведь я пойду обратно той же дорогой.
   Затем я вспомнил концовку предсказания, насчет «имени зверя», и не удержался – пророчество должно соблюдаться, даже в мелочах.
   – Сам ты – козел! – понеслось мне вослед. Оракул, похоже, забыл текст и вообще – вышел из роли.
   Волшебник уже ждал меня с какой-то светящейся палкой в руке. Люди обычно никудышные маги, это вам скажет всякий, но эту штуку у него в руках вполне могли сделать, скажем, орки, а их магию я на своей шкуре уже попробовал, и больше не хотел, спасибо. Так что, когда Зирт направил на меня свое оружие, я немедленно кувырнулся через стол, уходя с линии огня. Огня это точно сказано. Половина комнаты превратилась в печь для обжига кирпичей, только я-то уже находился в другой половине.
   – У тебя что – вся мебель каменная? – поинтересовался я, отбирая у волшебника его посох, и ломая его об колено. Я имел все основания злиться. За столом стоял каменный табурет, что я обнаружил уже в полете, когда маневрировать было поздно. Ребята из русского квартала, помнится, называли это – «пришел на репу». Больно.
   – Ну и что же мне теперь с тобой делать?
   Волшебник отреагировал нестандартно. Лицо его перекосилось, и он прохрипел, словно я уже начал его душить:
   – Проклинаю…
   – Меня? – удивился я. – Да я всего лишь зашел сказать «привет».
   – Да не увидишь ты своего родного дома, пока не найдешь потерянный город Айтов…
   – Ничего себе! А это где?
   – В джунглях, близ Аталеты, – любезно объяснил колдун своим нормальным уже голосом. – Только пока еще никто не вернулся оттуда с трофеями. Я готов, человек.
   – К чему? – поинтересовался я.
   – Ты пришел, чтобы меня убить, – волшебник, похоже, и вправду в это верил, – я не боюсь ни тебя, ни смерти…
   – Правильно не боишься, – я направился к выходу, рассудив, что общаться с ненормальными лучше на свежем воздухе. Когда я взялся за дверную ручку, волшебник наконец обрел дар речи.
   – Так ты что же – не собираешься меня убивать?
   – Не-а…
   Сказать, что он был оадачен, значило ничего не сказать.
   – Но пророчество…
   – Хороший ты мужик, Зирт, – сказал я, – хотя и дерганый какой-то. Я-то с тобой просто за жизнь поболтать хотел… Чаю попить… Прощай, что ли.
   – До встречи… – прошелестело мне в спину.
   Я вышел из Зиртовых апартаментов, сердечно попрощался с оракулом и пошел обратно к берегу, выбрав на этот раз другую дорогу. По пути я пытался понять, понравился ли мне мой визит в пещеру или нет, но так и не решил ничего определенного.
   Через полчаса я добрался до одного из источников, откуда островитяне брали воду. С возвышающейся над островом горы низвергался водопад, и падал он в озеро, заполняющее каменную чашу под скалой. Я немедленно решил искупаться. Нравы в этих местах были простые, так что я разделся и направился было к воде, когда меня посетила следующая здравая мысль. Я уселся рядом с одеждой и приступил к медитации.
   Вообще говоря, нет ничего глупее, чем медитация в виртуальном мире. Но мне она, как ни странно, помогает, как впрочем и дома, вне Кристалла. Это было изобретение Старика, нигде больше я не видел ничего подобного. Когда через десять минут я открыл глаза, я был покрыт потом и еле дышал. Старик утверждал, что один такой сеанс равносилен двум дням усиленных тренировок, и я ему верю. Интересно только, потеет ли мое тело, не это, созданное компьютером, а настоящее, лежащее в кресле во флоридском центре развлечений?
   Я встал, шатаясь, и плюхнулся в ледяную воду. Все тело ломило, словно я не сидел скрестив лапки на солнышке, а таскал кирпичи. Такая это штука – контролируемая истерия. Затем я выбрался на берег, все еще пошатываясь, и побрел к своей одежде.
   Их было трое, здоровых ребят с мечами. Пиратов. Не с моего корабля – с другого. Они стояли над моей одеждой… Нет, не так. Они стояли НА моей одежде и с добрыми улыбками ожидали, пока барахтающийся в воде хлюпик соизволит обратить на них внимание. В роли хлюпика был я. Как обычно.
   Я подошел к своей одежде, стараясь не замечать их взглядов, и нагнулся, чтобы ее взять. Задача невыполнимая, учитывая, что средний из троицы действительно на ней стоял. Особенно меня разозлило то, что его сапоги измазаны были козьим навозом. Ты видишь его, ты чуешь его… А стирать кто будет, собака ты шестиногая!
   Продолжая наклон, я встал на руки и двумя ногами въехал бандиту по челюсти. Кажется, это называется рандат. Тот рухнул как подкошенный. Я красиво встал на ноги, захватил рукояти мечей стоящих справа и слева противников, и потянул их из ножен. Естественная реакция нормального человека, когда вы пытаетесь отобрать его оружие – руки пиратов опустились на рукояти поверх моих рук. Тогда я слегка шагнул вперед, и встал на одно колено. Перевернувшись в воздухе, противники плашмя шлепнулись на камни у моих ног. Мечи остались у меня.
   Тут первый из пиратов, которого я нокаутировал, очухался, и, правильно оценив ситуацию, бросился наутек. Его товарищи проводили его тоскливыми взглядами, и вернулись к созерцанию приставленных к их глоткам мечей. Они ждали смерти. Я же мог думать лишь о том, что придется смывать пятна навоза с моей рубашки, и что вряд ли мне будет приятно это делать.
   – Пошли вон! – сказал я. На лицах пиратов появилось выражение крайнего изумления, однако спорить они не стали. Ну плохое у меня настроение! Неохота мне сегодня убивать…

Глава 3

   Утром, а точнее сказать – рано днем, мы покинули Тибталаг. Причина задержки была проста – пираты славно погуляли вчера на острове, и капитану пришлось долго рассылать поисковые группы и бить в корабельную рынду, пока полупьяная команда подтянулась к кораблю. Прибилась, кажется, и пара чужих матросов… Ветер слегка изменился, и мы шли похуже, чем вчера. Впрочем, в любом случае до Континента было рукой подать.
   Все однако оказалось не так просто. К исходу третьего часа матросы заметили на горизонте суда. Еще час спустя исчезли последние сомнения – мы видели флотилию с Острова Черного Короля, тоже пиратов, но, так сказать, из другого лагеря. Шли они со стороны острова Рталаг, а значит, Черный Король опять попытался выкурить пиратов из их главной твердыни, и опять получил по носу. Парусов на горизонте было около десяти, но затем два судна покинули строй, и началась погоня.
   Я стоял на палубе, вместе с Джейн, поскольку от нас, ничего не сведущих в парусном деле, толку сейчас было мало. Стоять в стороне – самое лучшее, что мы могли сделать. Активное невмешательство.
   – Догонят, как ты думаешь? – спросила Джейн.
   – Догонят. Они меньше обросли.
   – Откуда ты знаешь? – удивилась она, – Я думала, ты не разбираешься в кораблях.
   – Зато я начал разбираться в тех, кто пишет сюжеты для всех этих сценок, – возразил я. – Будет погоня, бой, нас захватят в плен, и… ну ты понимаешь. Меня – на рею, тебя – в суп.
   Тут я получил очередной тычок под ребра и заткнулся. Вообще-то, довольно странно, но после вчерашнего визита к колдуну Зирту, моя тоска куда-то делась. Я снова научился шутить, например. Наверное, всему виной было его проклятие.
   В том, что проклятие существовало, сомнений не было. Весь вчерашний вечер Джал, девушка-лер, единственная женщина среди пиратов, странно на меня посматривала. Леры – сильные маги… Утром она наконец решилась ко мне подойти, и поведала о довлеющем надо мной роке. Просила не беспокоиться…
   Я посмотрел в круглые «совиные» глаза лера и успокоил ее, сказав, что ничуть не боюсь проклятия. Еще бы мне его бояться – через три-четыре дня истекало оплаченное мной время пребывания в Кристалле, и я должен был вернуться домой, то есть «на Землю». Ни одно проклятие не могло изменить состояния моего счета в банке Корпорации «Вирта-Турс».
   Погоня под парусом – это довольно долгое дело. Да еще капитан положил корабль практически против ветра. Я долго думал, зачем ему это нужно, затем кажется понял – наш корабль, будучи меньше и маневреннее, видимо лучше умел против этого самого ветра ходить. Действительно, расстояние между нами и погоней, хотя и сокращалось, но медленно.
   Пока мы стояли на палубе и глазели по сторонам, капитан не терял времени даром. На свет появилось гениальное изобретение здешних мореплавателей – цеплялка. Попробую объяснить. Представьте себе систему грузил и поплавков, призванных удерживать длинный трос под водой в горизонтальном положении. К тросу привязаны крючки, обычные, рыболовные. Когда вы выкидываете эту штуку за борт, есть хороший шанс, что ваш преследователь в нее въедет. Здесь, в Кристалле, этот шанс еще увеличивается, если цеплялку вашу заговорил хороший маг. Обычно это дело поручают визанги – морскому народу.
   Когда цеплялка цепляется за днище корабля, она цепляется намертво. И тут вступает в действие вторая «конструктивная особенность» этого устройства – парашюты. Обычные парашюты, метров двух в диаметре, которые в количестве нескольких штук привязаны к тросу. Они тормозят корабль.
   Цеплялку выкинули за борт, а через некоторое время команда разразилась радостными воплями – первый из двух преследователей остановился. Цеплялка задержит его на час, а то и на два. Теперь у второго судна было две возможности – продолжать погоню, рискуя вступить в бой с почти равным по силе противником, или ждать – и уменьшать свои шансы на успех. Ведь стоит нам войти в устье Риры, и погоне конец. Черные корабли не рискуют заходить так далеко во владения людей. Он решил рискнуть и продолжить преследование в одиночку.
   Еще три часа – и на горизонте показался один из пиков горы Суриади. Пираты опять разразились радостными воплями, но капитан не разделял их веселья. Посмотрев на его кислую физиономию, я молча спустился в свою каюту за мечом. Местные жители косо смотрели на этот меч, они предпочитали пользоваться оружием «европейского» типа, я же упорно таскал с собой самурайский вариант. Не то чтобы это что-то меняло, после того, чему научил меня Старик, я мог драться чем угодно, вплоть до кухонной табуретки, но все же… Кривые двуручные мечи в этом мире использовали лишь орки да гоблины, соответственно, меня уже пару раз вызывали из-за него на дуэль. Плевать.
   Джейн уже закончила свой гардероб, на ней теперь была простая рубаха, широкие брюки и поверх всего этого – кольчуга. Вот уж чего я не одобрю никогда – так это кольчугу. Ты должен учиться годы и годы, чтобы привыкнуть к этой штуке. И не в том дело, что она тяжелая, а в том, что у новичка она вызывает ложное чувство защищенности. Да, она сдержит укол сабли или – в большинстве случаев – кинжала. Но вот боевой топор гнома пройдет сквозь нее, не заметив, разве что вместо аккуратной рубленой раны получится грубая, рваная. То же, даже в еще большей степени, относится к магическим мечам и стрелам с Черного Острова, а ведь именно их корабли висели сейчас у нас на хвосте.
   – Скоро они нас догонят, как ты думаешь? – поинтересовался я.
   – Я бы сказала – часа три, при таких-то темпах.
   – Ракету бы сюда… – мы рассмеялись, а я мельком подумал, что чем ломать об коленку жезл несчастного Зирта, я мог бы забрать его и сейчас бы не ждал, что меня заколют как баран. Век живи…
   «Летягу» взяли на абордаж в двух часах от берега. Полетели абордажные крючья, а с нашей стороны было выплеснуто и подожжено несколько ведер нефти. Впрочем, противник быстро сбил огонь, и стянув суда вместе, посыпался с нависающего борта более высокого судна-агрессора. Мы с Джейн переглянулись и разошлись в стороны – и я и она обучены были защищать себя, а не напарника, стоя рядом, мы бы лишь мешали друг другу.
   Орки… Идея украденная, как и большинство идей, которые легли в основу Кристалла. Где-то и когда-то кто-то наложил заклятье на группу эльфов… Сходства – никакого. А под кем-то подразумевался, конечно же, Черный Властелин, благо есть такой, правит Черным же Континентом. Подобные заимствования принято называть «цельнотянутыми», в том смысле, что идея стянута целиком.
   Мой первый орк был вооружен абордажной саблей, угрожающего вида, но ведь надо еще уметь ею пользоваться. Он полетел через борт, попавшись на старый добрый «с упором ноги в живот». Зато второй был вооружен боевым топором, и был достаточно силен, чтобы оружие ожило в его руках.
   Магия… Когда ты с мечом выходишь против мага, то шансы всегда в его пользу, даже если ты фехтуешь лучше. Я нападал, парировал, делал подсечки, но проклятый топор и вправду вел себя как живой, надежно защищая владельца. Наконец мне повезло. Орк тяжело опустился на палубу и смерил меня ненавидящим взглядом.
   – Я даже проклясть тебя не могу, – прохрипел он. – Ты уже… – он рухнул лицом вниз. Надо же, тоже почувствовал. Ай да Зирт! Может, и вправду следовало попить с ним чаю?
   Краем глаза я видел, как сражается Джейн. Она была мастером, и бой был для нее игрой. Первое я одобрял, а вот второе – нет. Мне их было жалко, даже эти заросшие рыжей бородой физиономии с раскосыми «эльфийскими» глазами…
   Затем я начал драться «по учебнику», применяя комбинации, которым меня учил Старик, вперемешку с теми, которые я придумывал по ходу дела сам. Заодно я давал своим новым друзьям объяснения.
   – Удар, убивающий двух орков… – Мне уже начинало не хватать воздуха, но это было не страшно. Где-то там, впереди, меня ожидало второе дыхание. Удар, отрубающий орку ухо, прости, родной. Удар…
   Затем я заметил у одного из моих противников подходящий меч, и после недолгих переговоров, завладел игрушкой. Меня всегда привлекала техника работы с двумя мечами, несмотря на то, что Старик оценивал ее не очень высоко. Клинки танцуют в твоих руках, выписывая смертоносные зигзаги, они поют, и каждый проход – это произведение искусства… Если, конечно ты не ошибаешься… И не получаешь булавой по затылку… И не падаешь… кувыркаешься и встаешь снова, хотя перед глазами плавают круги. Выкину-ка я этот второй меч подальше. Так. Ну и кто здесь такой умный? Иди сюда, мой хороший…
   Бой мы выиграли. Джейн выпендривалась передо мной, я перед ней, в результате мы – с пиратами, конечно – очистили палубу от абордажной команды и подожгли корабль нашего неприятеля. Затем мы пошли к берегу.
   Мы потеряли половину команды, поэтому капитан поставил нас с Джейн помогать команде с парусами. За этот день, за эти два часа, я узнал о парусном деле больше, чем за всю мою предыдущую жизнь. А орков мы побросали с палубы в море.
   К берегу мы подошли у устья Риры, но не у того устья – у Риры их два, и то, что было перед нами, не годилось для судоходства. Капитан направил «Летягу» вдоль берега на юг. При таком ветре к вечеру мы должны были добраться до второго устья. Однако надеждам нашим не суждено было сбыться. Наблюдатель на мачте завопил, предупреждая об опасности. Второй из преследовавших нас кораблей освободился наконец от цеплялки, и теперь шел к нам под всеми парусами, да еще при попутном ветре.
   Надо отдать капитану должное – он не колебался ни мгновения. Наше судно пошло к берегу, и едва оно село на мель, как пираты попрыгали в воду спасаться бегством. Мы поступили так же, лишь ненадолго задержавшись, пока Джейн снимала кольчугу.
   Вода была по горло, и прибой был силен, так что мы порядком измотались, пока выбрались на берег. Пираты уже скрылись в лесу неподалеку, так что мы решили последовать их примеру.
   Остров… Впадая в океан, Рира делилась на два русла, обходя его с двух сторон. Назывался он островом бэньши, и бэньши действительно тут жили. Остров был ровным, даже пожалуй низменным, ни гор, ни холмов, и был он покрыт лугами и лесом. Да, вы не ошиблись, эту информацию мы с Джейн почерпнули все из той же «волшебной страницы». Бэньши к людям, равно как и ко всем прочим расам Кристалла относились нейтрально, так что панический страх, который они этим самым расам внушали, объяснялся только их манерой предсказывать близкую смерть. В отличие от оракулов, они никогда не ошибались, и похоже, что никому еще не удавалось заставить бэньши заткнуться, не лишив его при этом жизни.

Глава 4

   Лес на острове бэньши мне понравился. Впрочем, мне нравится почти все, что я видел в Кристалле. На плодородной почве росли деревья, березы, осины, иногда – хотя и редко – сосны да ели. Огромное преимущество этого леса было еще и в том, что деревья в нем были… Как бы это сказать?.. Нормальные. Создатели Кристалла засеяли его деревьями-гигантами, раз в пять больше земных аналогов. Они смотрелись хорошо в эльфийских лесах близ Маяка, или в Джунглях под Аталетой, но здесь на острове рос обычный лес, и это было хорошо.
   Плохо было, что мы почти не делали привалов, стараясь двигаться как можно быстрее. Какое-то из здешних растений позволяло едва ли не месяц обходиться без сна, и мы сделали отвар, и выпили, хоть он и вонял, как воняет только китайская кухня. Традиционная, не адаптированная под европейцев. Месяц – не месяц, но на пару дней хватит.
   В лесу стояла тишина. Птицы были, я знаю это точно, поскольку видел несколько штук, причем певчих, однако они молчали. Лес принадлежал бэньши. Что впрочем не мешало насекомым звенеть, ручьям журчать, а деревьям скрипеть на ветру.
   Мы шли по лесу, я, Джейн, Джал и Ког, один из пиратов. Шли второй день, и второй день за нами шла погоня. Это было удивительно, ведь все, что можно, они от нас уже получили… Оказалось, что нет.
   – Пойми, чудак, – наставлял меня Ког, светловолосый бородач, с зелеными глазами и зеленым же камнем в схватывающем волосы обруче. Красивый парень. – Ты – это ходячие десять-пятнадцать золотых на невольничьем рынке. Она, – он кивнул на Джейн, – потянет на все тридцать, я – тоже пятнадцать, а леры – и вовсе редкость, аукцион устроят. Да и остальные пираты тоже…
   – Но какие у них шансы в огромном лесу найти беглецов? – возразила Джейн. – Да еще когда они разбиты на несколько групп и движутся в разные стороны?
   – Шансы неплохие, – вмешалась в разговор Джал. – Я могу идти по следу даже на голой скале, думаю, среди наших преследователей тоже есть следопыты. Или маги.
   – То есть, мы обречены? – уточнил я.
   – Пока мы движемся – нет. – Джал вздохнула. – Но рано или поздно они должны нас настигнуть. Я думаю…
   – Надо перебраться через реку, и идти к Аталете, – предложил я. – Они не пойдут за нами, слишком велик риск.
   – Не пойдут, – согласился Ког. – Но и реку перейти не дадут. Вспомни – у них теперь два корабля и штук восемь шлюпок. Они могут контролировать всю реку.
   – Что, – сказал я, – опять возвращает нас к вопросу о том, почему именно мы? В любой прибрежной деревне они могут найти рабов за гораздо меньшую цену.
   – Мы сожгли их корабль. – Ког усмехнулся. – Нет более мстительного народа, чем орки… Ну разве что гномы еще. Пока у них есть шанс с нами поквитаться, спокойной жизни не ждите.
   Я промолчал, пытаясь ухватить за хвост промелькнувшую в голове мысль. Шлюпки… Они распределят шлюпки так, чтобы мы не могли переправиться через реку…
   – Есть идея! – заявил я. Мои спутники остановились – мы как раз переправлялись через небольшую полянку, заросшую дикими цветами.
   – Ну? – мрачно осведомился Ког.
   – Очень просто. Выходим к реке, находим шлюпку, и начинаем у них под самым носом вязать плот. Они идут к нам, тут мы их отправляем за борт, а сами на шлюпке переправляемся через реку.
   – А что? – на лице Кога появилось подобие улыбки. – Как ты думаешь, совенок? – Совенком он называл девушку-лера.
   – Можно, – Джал улыбнулась, обнажив острые зубы. – Все, конечно, не пройдут, но…
   – Начинай искать шлюпку, – распорядился Ког.
   – А что ее искать? – удивилась лер. – Три-пять лиг, вон в ту сторону. – Она махнула рукой туда, где по моим представлениям находился юго-запад. – Только там еще и бэньши…
   Пираты обменялись напуганными взглядами. Бэньши внушали им не меньший ужас, чем перспектива отправиться в цепях на невольничий рынок, и немало времени ушло у нас с Джейн, чтобы убедить их, что бэньши не вызывают смерть, они лишь предсказывают ее. Наконец они согласились, и наш маленький отряд возобновил движение.
   Бэньши мы встретили через час, из кустов нам навстречу выступила одетая в длинное бело-розовое платье женщина лет сорока. Именно женщина, я не видел ничего, что отличало ее от рода человеческого, как отличаются эльы, гномы… ну и все прочие. В то же время одного взгляда на нее было достаточно, чтобы по спине у меня пробежали мурашки.
   – Я не причиню вам вреда, – сказала женщина, улыбнувшись, глядя на наши мечи. – Мир.
   Бэньши была не одна. Вслед за нею, но с гораздо меньшим драматическим эффектом из кустов выбрались двое – белобрысый худощавый мальчишка лет четырнадцати, одетый в джинсы и клетчатую «шотландскую» рубашку, и сорокалетний грузный дядька и более подобающих случаю кожаных доспехах. Несмотря на разницу в габаритах, они были довольно похожи, из чего я заключил, что вижу отца и сына. Ошибся.
   – Меня зовут Питер, – представился мужчина, – а это Роджер, мой племянник. Мы – с Земли.
   Фраза эта – «мы с Земли» означала, что без крайней необходимости мы не должны друг друга убивать, дабы не ломать чужую игру. Одно из немногих правил виртуального мира.
   – Том, – представился я. – А это Джейн, Джал и Ког. А как зовут вашу очаровательную спутницу?
   Естественно, бэньши не представилась. Они никогда не представляются. Она лишь улыбнулась, как улыбается взрослый на шалость маленького мальчика. Роджер поймал мой взгляд и виновато улыбнулся.
   – Ты не умрешь сегодня, – ни с того ни с сего сказала вдруг бэньши, обращаясь ко мне, – хотя ты и проклят.
   – Спасибо, – я галантно поклонился.
   – Умрут эти двое, – бэньши плавным жестом указала на Джал и Кога. Джал промолчала, леры вообще сильный народ, Ког же побледнел как полотно и попятился.
   – Но, – продолжала бэньши, – если эти люди пойдут с вами, то умрет лишь один.
   – Разве нельзя было просто попросить взять их с собой? – возмутилась Джейн. – Мы бы не отказались и без угроз с вашей стороны…
   Бэньши слегка пожала плечами, не удостоив ее ответа. Наш маленький, впрочем уже не такой уж маленький, отряд продолжил движение. Бэньши пошла замыкающей.
   – Где вы ее подцепили? – поинтересовался я.
   – Мы проходили пороги на Рире, – пояснил Питер. – Нашу лодку разбило в щепки, а мы попали сюда. Вы правы, бэньши – чудной народ. Говорит только то, что хочет, и только когда хочет. А видели бы вы их поселок – свихнуться можно. Особенно дети…
   – Я лучше не буду этого представлять, – сказала Джейн. – А с нами-то она зачем пошла?
   – Она предсказала собственную смерть, – сказал Питер. – И теперь идет ей навстречу. Что-то она собирается сделать по дороге, я так и не понял – что. Какой-то обряд.
   – Прошу подсказки, – сказал я на ходу. – Обряды и ритуалы бэньши.
   Возникшее передо мною в воздухе окошко было видимо только для людей с Земли, Джал, Ког и бэньши не могли его видеть. Ритуалов у бэньши было немного, и лишь один касался смерти. Почуяв смерть, бэньши совершали паломничество к Источнику, близ Забытого Города, дабы что-то там сделать.
   Опять Забытый Город, – подумал я. – И опять мистика. Ну почему не взять этой бабе в руки лопату, и не посадить перед смертью дерево? Затем до меня дошло. Если она идет в Забытый Город, а мы идем в Аталету, а Забытый Город, как сообщил мне Зирт, находится в джунглях рядом с Аталетой, то мы похоже только что получили попутчика. Очень неприятного, к тому же.
   – Послушай, красавица, – сказал я бэньши, – мы можем попробовать перевезти тебя через реку, но дальше в Забытый Город ты пойдешь одна, ясно? Нам не нужны нудные спутники.
   – Я останусь на острове, – спокойно ответила Бэньши.
   – Вот и славно.
   Мы без приключений добрались до берега реки и осмотрелись. Река была широкой, и стоящая на том берегу на якоре шлюпка могла легко пресечь любые попытки переправиться. Это называется – преимущество в скорости. На том берегу реки также стоял лес, подходя почти к самой воде.
   Мы демонстративно, не прячась, вышли на берег, и принялись вязать плот. Шлюпка немедленно отчалила и направилась к нам, в то время как мы старались ее не замечать. Когда же не замечать стало невозможно, мы достали оружие и залегли, на случай, если в лодке окажутся лучники. Орки высадились на берег, и начался бой. Было их двенадцать человек, и все как на подбор – здоровые ребята. Если средний эльф меньше среднего человека, то средний орк больше, а главное – гораздо злее.
   Я работал мечом, Джейн – своей любимой шпагой, Ког – чем-то похожим на ятаган, а Джал – атагом, полутораметровой железной палкой на каждом конце которой находились острие и крюк. Питер и Роджер в бою не участвовали, поскольку у них не было оружия, а бэньши – потому, что не хотела.
   Секунд через десять я добыл для Питера боевой топор, и он тоже смог начать драться. Роджер же, к моему немалому удивлению, заполучил оружие сам. Он дождался момента, когда один из атаковавших меня орков неосторожно повернулся к нему спиной, и прыгнул вперед с красивым «тецуи-учи». Мальчишка-то оказывается… каратист.
   Впрочем, мысль о том, что орка можно победить, ударив его кулаком по голове, могла придти в голову только человеку, с орками никогда ранее дела не имевших. Да и откуда, если они спускались по Рире вниз, то есть из мест, где орков давно уже всех перебили.
   Орк развернулся к новому врагу, он мог это сделать без особого риска, поскольку я был очень занят с двумя его товарищами, и бросился на мальчишку. Однако прежде, чем он успел поднять топор, Роджер взлетел в воздух, проводя еще более красивый прыжковый удар ногой в голову, и орк рухнул, уступив свое оружие победителю.
   Некоторое время мы теснили противника, однако затем они стали теснить нас. Я не успел ничего поделать, когда обитая шипастой кожей рыбоящера булава опустилась на голову Питера – он умер мгновенно. Затем упала Джал. Решив, что предсказание бэньши сбылось, и он теперь вне опасности, Ког с торжествующим ревом ринулся в атаку. Он успел снести головы двоим оркам, прежде чем три меча пронзили его одновременно с трех сторон.
   Теперь нас было трое – против семи орков. Они ринулись в атаку, и это было ошибкой. Если бы они обратились в бегство, у них бы были неплохие шансы. Роджер успел справиться с одним противником, когда все было кончено.
   Мы с Джейн с досадой посмотрели друг на друга. Счет был равным, никто не мог похвастаться, что фехтовал лучше. Затем я обвел взглядом поле боя. Питер был мертв, так же, как и Ког. Джейн перевязывала глубокую колотую рану в левом боку у Джал, судя по виду раны, я оценил бы ее шансы выжить как один к двум. Бэньши тоже лежала, прижимая руку к груди, с руки падали зеленые капли. Видимо, один из орков ткнул ее мечом – так, на всякий случай. Я видел, как Роджер склонился над ней, как она взяла его за руку и прошептала что-то… Затем она умерла.
   Я столкнул шлюпку с мели и велел своим спутникам не расслабляться. Мы погрузили в шлюпку Джал и залезли сами. Все было готово к отплытию, но я никак не мог отделаться от ощущения, что упущено что-то важное. Затем я махнул рукой.
   Гребли мы с Роджером, и вскоре нас принял лес на другой стороне реки.
   Мы оттолкнули шлюпку от берега, и углубились в лес. Теперь, если, конечно, нам очень повезет, мы за неделю пути попадем в Аталету. Точнее, попадет Джейн, мой кредит должен был истечь сегодня к вечеру.
   Здешний лес отличался от леса на острове. Он был смешанным, и чем дальше мы в него углублялись, тем больше попадалось нам деревьев – исполинов, среди которых особенно поражали воображение двухсотметровой высоты корабельные сосны. Впрочем, здесь эти деревья смотрелись уместно, а что касается шишек гигантского кедра – то я их даже приветствовал. По ветвям скакали белки, оглашая лес пронзительными криками, пару раз мы видели волков, но, к счастью, не гигантских, хотя здесь водились и такие.
   Затем я понял, в чем заключалась та неправильность, которая запала мне в память, когда мы садились в лодку на том берегу реки. Я остановился, и мы с Джейн осторожно опустили носилки на землю. На носилках мы несли Джал, которая большую часть времени пребывала без сознания. Затем я окликнул Роджера.
   – Что-то случилось? – поинтересовалась Джейн.
   – Не уверен… Все равно скоро привал. – Я посмотрел вперед, где мелькал между деревьями приближающийся к нам стриженный ежик. – Роджер, мы здесь!
   – Что случилось? – спросил мальчишка. Я вздохнул. То, что я заметил, было не столь уж важно, и все же…
   – Кто-нибудь из вас помнит, как пропал труп его дяди? – осведомился я. Ответом мне было молчание. Так я и думал.
   – То есть я прав, и он не дымился и не исчезал, как ему положено?
   – Наверное, – сказала Джейн осторожно, – на земле бэньши этого не происходит…
   – Никогда о таком не слышал, – нахмурился Роджер. – Ну-ка… Прошу подсказку по теме: смерть гостя Кристалла.
   Он помолчал, затем удивленно посмотрел на меня.
   – А где подсказка-то?
   – Подсказка! – сказала Джейн. – Индекс.
   Ничего. Я попробовал вызвать группу поддержки, и тоже безрезультатно.
   – Похоже, завис наш компьютер.
   – И давно уже, часов шесть… Странно.
   Мы устроились на ночлег, развели костер и сменили Джал повязку. Девушка бредила, лишь один раз она открыла глаза, и с жалостью поглядев на Роджера, сказала:
   – Ты тоже проклят? Смешно…
   Затем она опять забылась. Некоторое время я размышлял о том, что же она хотела этим сказать. Затем пришел к выводу, что дело было в бэньши. Действительно, ведь Джал видела мальчишку до начала боя, и ничего не заметила. Теперь же она сказала, что видит тяготеющее над ним проклятие… Если, конечно, она не бредила. Что оставляло единственную кандидатуру.
   – Что она тебе сказала, умирая? – поинтересовался я.
   – Только одно слово – «передай», – пожал плечами Роджер. – Не знаю, что и кому.
   – Непонятно.
   Я решил выбросить этот вопрос из головы. Во-первых, это всего лишь игра. А во-вторых – в Аталете сидит штатный маг, он пусть и ломает голову. Затем я расслабился и принялся отдыхать. Это было несложно – место для ночлега было выбрано хоть и случайно, но со вкусом. Деревья здесь стояли редко, и под ними росла невысокая но очень густая трава. Местность немножко повышалась, и это создавало впечатление, что там, наверху, нас ждет что-то интересное. Не потому ли мы так любим горы? Еще под деревьями росли грибы, и я собрал достаточно, чтобы мы объелись за ужином. Жаль, что через ближайшие пару часов меня здесь уже не будет…

Глава 5

   Я открыл глаза, и некоторое время лежал, расслабившись, разглядывая переплетение ветвей над моей головой. Высоко в кроне давшего нам приют дуба выводила трели невидимая пичуга, и солнце уже светило вовсю. Скажем, часов девять утра. Затем до меня дошло и я поспешно встал.
   Джейн была уже на ногах, и более того, возилась с завтраком. Роджер разминался с мечом чуть поодаль. Джал… без перемен. Почему я все еще здесь?
   – Подсказка! – произнес я. Безрезультатно. Мы с Джейн посмотрели друг на друга, и поняли друг друга без слов. Несомненно, она тоже пыталась связаться с администрацией игры, и тоже потерпела поражение. Что давало нам – если предположить, что проблемы начались, когда отказался исчезать труп Питера… Да почти что сутки. Немыслимо. По Кристаллу гуляет порядка десяти тысяч «землян», и если каждый, проснувшись с опозданием на сутки, подаст иск на миллион долларов…
   Затем я спросил себя, а что, собственно, произошло вчера с Питером, когда его убили? Ведь если тело не исчезло, то наверное не возникло и новое тело, что в свою очередь означает…
   Я нашел неподалеку ручеек, умылся и, вернувшись к нашей стоянке, поделился с Джейн и Роджером своими соображениями. Они, оказывается, тоже об этом думали, и тоже не пришли к определенным выводам.
   Потом мы позавтракали вчерашними грибами и заставили Джал выпить несколько ложек грибного отвара. Я не был специалистом, но этого и не требовалось, чтобы заметить, что ей становилось хуже.
   – Я помню, – неуверенно сказал Роджер, – тут была деревня на карте. Можно отнести ее туда.
   – А по существу? – поинтересовалась Джейн. Род только пожал плечами.
   – Делаем так, – сказал я, поняв, что никто пожалуй не предложит ничего принципиально нового. – Несем лер в деревню, потом доходим до системных ворот в Аталете и задаем трепку этим балбесам из «Вирты».
   – Трепку – это не сомневайся, – поддержала меня Джейн. – Но…
   – Но пока мы не выяснили, насколько здесь все вышло из-под контроля, надо очень себя беречь. Никаких подвигов, никаких дуэлей… Ничего. Мы больше не демоны, раз нас можно убить. Хотя я надеюсь, что это… не настолько плохо. Вот.
   Мы пошли по лесу, и лес стал другим. За каждым кустом мог теперь сидеть гоблин, которому надоело питаться грибами, или верг, или… Да что угодно могло сидеть за этим кустом!
   Затем я разозлился, а затем вспомнил Старика. Всю дорогу Старик пытался мне объяснить, что жизнь – не настолько важная штука, чтобы портить себе настроение, размышляя о ее поворотах и ямах. Я подумал, и решил, что отныне буду следовать именно этому принципу. Помогал же он мне, в конце концов, когда Старик заставлял меня не дышать по пять минут, или не спать по четверо суток, или… Да всего и не перечислишь…
   Приняв такое решение, я позволил себе расслабиться. Несколько сотен метров – остановка, именно так мы двигались с этими носилками, и Джейн уже не раз намекала, что Джал – это всего лишь набор подпрограмм, и не стоит с нею возиться. Я пока что просто игнорировал ее намеки. Потом Род потребовал, чтобы ему тоже позволяли тащить носилки, и в конце концов они с Джейн поделили один их конец, а я тащил другой. Так мы смогли двигаться почти без перерывов.
   К полудню мы переправились через высохший ручей, и помню, я еще подумал, что если пойдет дождь, Джал конец. Затем я представил себе, как мы тащим носилки по мокрой траве и скользкой после дождя глине, и решил, что конец нам всем. Затем мы увидели деревню.
   Три покосившихся дома, не столько сложенных, сколько свитых из тонких стволов осины, стояли на поляне, на берегу большого заросшего тиной пруда. На солнце грелась собака, но она решила, что мы недостойны даже облаивания. Затем из крайней развалины вышел старик, и уставился на нас.
   Мы положили носилки на землю, и я попытался объяснить старику, что, собственно, нам от него надо. Куда там! По-английски он не говорил, а говорил по-эльфийски, это в человеческой-то деревне! Эльфийского мы, понятное дело, не знали. Потеряв терпение, я сгреб старика за руку и подтащил к носилкам. Он долго изучал лежащую в них девушку, затем медленно кивнул. По его знаку откуда-то появились еще двое – помоложе, но одетые в такие же лохмотья, и потащили носилки в дом. Я отдал старику несколько золотых монет, жестами объяснив, что вернусь в деревню, и если что не так, лично оторву ему голову. Кажется, он понял.
   Джал так и не пришла в сознание до нашего ухода. Нам предстояло пройти порядка двадцати лиг, то есть тридцати километров, до расположенного на берегу Риры форта. Форт был построен в давние времена, и охранял он проход по Рире, так же как и пеший путь через лес на Аталету. На этом мои познания в истории края, в общем-то, заканчивались. Я собирался прочитать «подсказку» позже, когда будем подходить к городу, резонно рассудив, что меня вполне могут убить по дороге или может истечь кредит, и поэтому незачем забивать себе голову ерундой. Теперь же подсказка была недоступна. Джейн продвинулась в этом деле несколько дальше меня, она помнила, что Аталета, вроде бы, город-государство.
   Я надеялся, что Род сможет просветить нас на эту тему, и, как оказалось, зря. Они с дядей просто спускались вниз по Рире, в Аталету же не заезжали и не собирались. Такие дела.
   Со стороны наш поход, наверное, выглядел довольно смешно – мы шли, с опаской оглядываясь по сторонам, и время от времени громко произнося «подсказка», «индекс» и «администрация».
   Впереди, как выяснилось, нас ждал небольшой поросший лесом горный склон, увидев который, Роджер вспомнил, что да, действительно, Рира образовывала где-то тут водопад. Мы шли, продираясь сквозь заросли дикой ежевики, скользя по камням и пересекая по щиколотку в воде горные ручейки. Дважды мы находили входы в пещеры, и дважды благоразумно обходили их стороной. Если ходы в земле пробили гномы, нас, скорее всего, вышвырнули бы наружу, а если это сделали гоблины… Что же, они и вправду людоеды…

Глава 6

   Путь вверх по Рире до Форта… Мы продрались наконец сквозь колючие склоны горы, и вновь оказались в нормальном лесу. Солнечная погода кончилась, когда мы были на полпути вниз, и теперь над нами плыли тяжелые облака, вне всяких сомнений предвещавшие дождь. Дважды мы пересекали лесные дороги, проложенные очень странно – под девяносто градусов к тому направлению, где стоял – по моим представлениям – форт. На дороги, ведущие в Аталету, они тоже не тянули – по той же причине. Разрешил загадку Роджер, заметивший, что дороги ведут точнехонько от начинающихся сразу с той стороны реки гор Суриади, в сторону горы Страж, к которой нас все обещал свозить на экскурсию капитан «Летяги». Дороги в этом мире строят не только люди, факт, забывать который не стоило. Эти явно служили гоблинам.
   Я надеялся, что в Форте нас примут на ночлег, дадут поесть – диета из грибов и лесных фруктов меня уже порядком утомила – и, быть может, объяснят, что же случилось с миром.
   Что с миром что-то случилось, не вызывало ни малейших сомнений – лес и его обитатели на глазах менялись, причем в странную сторону. Взять хотя бы гигантскую лесную кошку, с которой мы встретились сегодня утром. Обычно – а значит, всегда, программисты Кристалла в этом плане очень пунктуальны – эта кошка сообщала о том, что сейчас будет нападать. Рычание давало путнику время, чтобы вытащить меч и приготовиться к бою. Моя же бестия рванулась на меня из кустов без единого звука, я не успел даже взяться за рукоять, не то что обнажить оружие. Зато я успел отскочить в сторону – этот рефлекс на неожиданность Старик вбил в меня твердо, причем говоря – вбил, я имею в виду именно битье. Кошка налетела на шпагу Джейн, а там уж и я мог вмешаться в события. Почему она повела себя не так, как положено?
   Изменилось также поведение птиц. Нет, они пели по-прежнему, и по-прежнему порхали с ветки на ветку. Но… Раньше они еще и устраивали воздушные хороводы вокруг путников, садились на плечо, выпрашивая хлебную крошку, помнится, пожилые гости Кристалла особенно этому умилялись. Как отрезало. Теперь птицы вели себя так, как и полагалось птицам – они боялись людей.
   – Они перестали подчиняться правилам, – сказала Джейн, когда я поделился с нею своими соображениями.
   – Это как понимать?
   – Трудно сказать, – призналась моя спутница. – Это такое ощущение…
   Я ответил, что ощущений хватает и у меня самого, хорошо бы иметь факты.
   – Джейн права, – вмешался Роджер. – Раньше этот мир был облизанным.
   –??
   – Ну… как карамелька. Сладким. Птички садятся на плечо, белочки там всякие. Даже злодеи…
   – Садятся на плечо?
   – Именно, – кивнула Джейн. – Помнишь того пирата, который убил Сэма? Он мне поцеловал руку, понимаешь?
   – Ну и что с того?
   – Слушай, Томми! Перестань прикидываться. Ты прекрасно все понял!
   – Ладно. Ты хочешь сказать, что пираты, белочки и птички вели себя как участники аттракциона, а теперь…
   – А теперь они просто занимаются своими делами, так, как в реальной жизни.
   – Значит ли это, что гоблины тоже стали настоящими людоедами? – спросил Роджер.
   – Безопаснее считать, что да, – ответил я.
   – И все-таки, – сказала Джейн, – мне кажется, что мы слишком серьезно к этому всему относимся. Что может случиться, если нас предположим, убьют? Я по-прежнему считаю, что мы просто проснемся в центре…
   – А если нет? – перебил я ее. – А если ты останешься и без этого тела, и без того? Или еще хуже – если создавая Кристалл они создали здесь также и загробную жизнь? Ты заметила, что все ограничители боли вырубились вместе с подсказкой? А теперь представь себе – вечность в кипящей смоле…
   – Пощады! – Джейн расхохоталась, затем резко замолчала, увидев мое лицо. – Что там?
   – Звуки изменились.
   – Что?
   Как я мог объяснить ей, что мне втолковывал Старик – о гармонии и хаосе и о том, как они дополняют друг друга. Впереди кто-то был, и он перепугал лесных обитателей, заставил кого-то замолчать, а кого-то сменить тональность…
   – Впереди кто-то есть.
   Мы затаились за поваленным с корнями деревом и стали ждать. Затем я понял, что так они – кем бы ни были эти таинственные существа – пройдут мимо нас. Несложная задачка – ты сидишь в лесу на чужой и возможно – враждебной территории. Кто-то приближается. Что делать?
   Я извлек из ножен меч, и направился на звуки – странные звуки, такое впечатление, словно стадо слонов ломится сквозь лесную чащу. Затем мы их увидели.
   Это были люди, никаких сомнений. Так же, как не было никаких сомнений, что это были «наши» люди, то есть не местные жители, а подобные нам экскурсанты. Просто по манере держаться и лицам, хотя и то и другое, похоже, подверглось в последнее время жестокому испытанию.
   Первое, что бросалось в глаза, была их усталость. Эти несчастные буквально валились с ног – но все-таки продолжали движение. В группе было двое мужчин, лет по пятьдесят – пятьдесят пять, четверо детей, и восемь женщин. Одежда у большинства была разорвана и пропитана грязью и кровью, правая рука у одного из мужчин висела на перевязи. Дети выглядели не лучше, я никогда в жизни не видел таких грязных и ободранных детей, и это при том, что все мое детство прошло на улице, на самой неблагополучной ее части, если так можно выразиться. Я, пожалуй, даже не смог бы их различить, этих детей одинаковые чумазые лица, одинаковые растрепанные волосы… Впрочем, это конечно, преувеличение.
   – Прикрой, если что, – прошептал я Джейн, и шагнул вперед, поднимая руку. – Стойте!
   Они остановились, причем оружие выхватили только мужчины. Затем я понял, что эти два несуразных меча и составляют все оружие группы, больше у них просто нет. Когда ты приходишь в центр «Вирты», тебя ведут в оружейную, набитую подобным барахлом. Мне пришлось долго перебирать тесаки, не пригодные даже для рубки капусты, пока я нашел свой нынешний меч. Разумеется, сейчас в моих руках была лишь его электронная копия… Или нет? Уж больно реально смотрелись неумело перевязанные раны этих несчастных.
   – Мы «земляне», – сказал я. – Мир.
   – У вас есть доступ к системе? – вместо ответа хрипло поинтересовался один из мужчин. Я виновато развел руками. Джейн между тем, поняв, что драки не предвидится, принялась помогать перевязывать раненных. Она прекрасно знала медицину, так как до замужества работала медсестрой.
   – То есть вы тоже не знаете, что случилось? – мой собеседник устало облокотился на свой смехотворный меч.
   – Знаю, что нет доступа к меню, подсказке и группе поддержки, – сказал я. – И что птицы и звери перестали считать нас друзьями.
   – К сожалению, не только звери, – второй мужчина подошел, засовывая меч в ножны. – Куда вы идете?
   – Мы хотели дойти до системных ворот, их двое в этом мире – одни в маяке на озере Язорок, вторые в Аталете.
   – Вам не дойти, – последовал усталый ответ.
   – Вот что, – сказал я, – давайте-ка вы отдохнете, а по ходу и расскажете, что к чему. У нас есть грибы и орехи – вашим людям нужна…
   – Нас преследуют, – прервал он меня. – Остановимся здесь – пропадем.
   – Преследует – кто?
   – Люди из форта.
   – Много?
   – Четверо…
   Я едва не расхохотался. Четверо. Ну-ну…
   – Не волнуйтесь, – сказал я вслух. – Род! Разведи костер! А теперь рассказывайте.
   Мужчину звали Джулио, был он итальянцем, и приехал в Штаты чтобы изучить возможность экспорта технологии Кристалла в Италию. Доизучался. Его товарища звали Георгий. Русский. Та же история – поехал за счет своей компании смотреть новую игрушку. В Кристалле они пробыли почти неделю, и – подобно мне – обнаружили, что никто не собирается выпускать их обратно. Дело это происходило вблизи форта, где они стояли лагерем у исключительно живописного притока Риры.
   Видимо, те места и вправду были хороши – мой собеседник даже перестал морщиться и потирать забинтованную руку. Метровой высоты водопадик, горячий ключ и ледяная вода ручья, рыбалка и прочие чудеса природы… Выше по течению того же притока находился летний детский лагерь, там отдыхали дети миллионеров, и отдыхали хорошо. Полеты на драконе, «свои» эльфы, чтобы петь песни, прорытый гномами на заказ пещерный городок…
   Они поняли, что что-то пошло не так, когда по реке проплыли трупы – не детей, нет – двух воспитателей из лагеря, тех, что были постарше. Детей и молодежь угнали в рабство.
   Их было четверо тогда, здоровых мужиков, так что они взяли мечи и пошли отбивать детей, благо нападавших было всего двое. Выбрав момент, когда один из налетчиков отошел в сторонку, они атаковали его товарища. Вчетвером. Двое так и остались там, а ему перерубили кость и это было больно по-настоящему.
   – Понимаете, – Джулио увлекся и говорил, размахивая здоровой рукой с чисто итальянским темпераментом, – я изучал положенные в основу Кристалла идеи, я ведь собирался импортировать технологию.
   – Ну-ну? – я сразу насторожился. Хоть какая-то информация.
   – В основе этого мира, – говорил Джулио, – лежат системы безопасности. Никто не будет убивать взрослого на глазах у ребенка, а ведь они убили стариков, которые были бесполезны для продажи. Никто не будет насиловать ребенка, это невозможно… И тем не менее именно этим занимался тот солдат, когда мы напали на его товарища. И конечно – боль.
   – Насчет боли – поподробнее, – попросил я. – Нельзя ли объяснить, что это означает?
   – В этом мире нет, точнее – нет для нас, демонов, – он грустно усмехнулся, – настоящей боли. Даже если вам раздавят кости тисками, это будет всего лишь ощущение, понимаете?
   – Да, я замечал.
   – Когда этот бандит искалечил мне руку, – признался Джулио каким-то обиженным тоном, – я чуть с ума не сошел от боли.
   – Попросите Джейн взглянуть на рану, – сказал я, – может быть, вам станет полегче.
   – Вряд ли, – вмешался в разговор Георгий. – Я смотрел рану, там начинается гангрена. Руку надо резать к чертовой матери, и чем скорее этот старый упрямец…
   – Резать – чем? – Джулио с ненавистью посмотрел на поддерживающую руку красную тряпку. – Я не думаю, что в этом лесу на деревьях растут обезболивающие…
   – Я хорошо владею мечом, – неуверенно предложил я. – Мы могли бы…
   – Нет! – похоже, перспектива близкой ампутации не шутку напугала несчастного итальянца.
   – Кто были люди, напавшие на детский лагерь?
   – Разве я не сказал? – удивился Джулио. – Солдаты из крепости. То есть… Из форта.
   – Форт принадлежит Аталете, а Аталета…
   – Знаю, знаю, – нетерпеливо отмахнулся Джулио, – светлые силы, темные силы… Солдаты были оттуда, не сомневайтесь. Я видел их, когда мы заходили в форт по дороге к ручью. Одного точно запомнил – со шрамом через все лицо.
   – А остальные? – я показал на собравшихся вокруг Джейн женщин и детей. Похоже, моя спутница читала им лекцию по основам техники перевязки. – Откуда женщины и дети?
   – Это остатки другой экскурсии, – ответил Георгий. – Они летели на драконе, сделали привал, а потом дракон взбесился и напал на них. Они потеряли троих – он их просто сожрал… Потом их обстреляли гоблин, они бежали…
   – Гоблины? – изумился я. – Среди бела дня? Здесь?
   – Я знаю, это звучит странно, – вздохнул Григорий. – Только эти уроды больше не боятся дневного света. Так же, как и тролли, я сам видел одного, топал себе по лесу, а солнце было чуть ли не в зените. Даже не думал обращаться в камень…
   – Ну это не более странно, чем все остальное, – заметил я.
   Тут к нам подошла Джейн и бесцеремонно принялась разматывать повязку на руке у Джулио. Затем она присвистнула. Я оторвался от созерцания кустов на той стороне поляны, и посмотрел, что там ее удивило. Одна из подошедших с нами женщин охнула и попятилась, а вторая поспешно принялась оттаскивать любопытных детей, уговаривая их не смотреть.
   Рука прорастала колючками. Не удивительно, что ему было так больно, странно, что он вообще был в сознании. Наверно, они выделяли обезболивающее, эти шипы… Прямой короткий побег, затем мутовка, из которой идет три четыре шипа и один-два побега… Похоже на стебель шиповника, только иглы длиннее и острее. Они пробивали кожу, вот откуда бралась кровь.
   – Том? – Джейн первой сообразила, что мой меч лучше подходит для такой работы, чем ее шпага. Я встал в позицию. Джулио всхлипнул, и, не отрывая глаз от того, во что превратилось его предплечье, вытянул руку в сторону. Я не зря учился у Старика искусству быстро выхватывать меч… Или скажем если бы я не овладел этим искусством, Старик проломил бы мне череп одной из своих палок… Я отсек руку чуть ниже локтя.
   Пока Джейн перевязывала рану, я смотрел на обрубок. Смотреть было на что – за несколько минут от руки ничего не осталось. Колючий клубок, в который она превратилась, укоренился и был теперь неотличим от обычного куста дикой розы. Правда, стоило мне шагнуть вперед, как он тоже качнулся в мою сторону… Никогда не думал, что умею так далеко прыгать спиной вперед, и откуда у меня в руках появился меч – тоже не могу сказать наверняка.
   В конце концов мы с Роджером забросали куст-людоед хворостом, и я лично швырнул туда горящую головню. Роза корчилась, сгорая, и пахла паленым мясом…
   Тут я вспомнил, что не узнал самого главного. Я подошел к Георгию, и поинтересовался:
   – Куда же вы шли, если не секрет?
   – Не куда, а откуда, – пожал плечами тот. – Мы решили уйти как можно дальше от всех возможных опасностей.
   – Логично, – сказал я. – Эти места мало населены. Но вот только пропадете без помощи.
   – Это лучше, чем быть убитым солдатами. Ничего. Справимся.
   Затем он спросил, нет ли у меня сигарет. Узнав, что нет, выругался:
   – Я бы смог без еды и воды, – признался он, – но весь мой табак остался там, в лагере…
   – Знаете, у меня возникла идея, – сказал я ему. – Идите вдоль реки вниз по течению. И когда увидите остров…
   – Остров бэньши? – уточнил Георгий.
   – По крайней мере, они не убивают людей, а все прочие их боятся. Создайте лагерь на острове, глядишь, к тому времени система снова заработает как надо.
   – Может, ты и прав, – начал было Георгий, но я не дал ему закончить. По лесу опять кто-то шел.
   – Всем укрыться! – скомандовал я, – кто бы это ни был, его много…
   Укрыться в лесу несложно, но только если знаешь, как это сделать. Встать за дерево – это не укрыться. Лечь за дерево – уже лучше, а еще лучше влезть на дерево и затаиться в кроне. Годятся также поваленные деревья, под них никто никогда не заглядывает, если, конечно, вы не боитесь муравьев. Все эти ценные сведения были абсолютно неизвестны нашим новым знакомым, так что пока я ликвидировал следы костра, Джейн и Роджер прятали женщин и детей, благо, времени пока хватало. Я лично спрятался на дереве, решив, что, хотя это не так надежно, как погрузиться целиком в случившуюся неподалеку яму с водой, зато потом не придется сушиться. Мы затаились.
   Это была армия, настоящая армия, облаченные в кожу и доспехи фигурки замелькали между деревьями практически повсюду в поле моего зрения. Были там, если я не ошибся, люди, орки и тролли, равно как и гоблины, и небольшое количество представителей двух неизвестных мне рас. Они шли пешком, ехали на конях (люди и орки), ослах и пони (гоблины) и даже на слонах, впрочем, слоны прошли настолько далеко, что я так и не понял, кто же на них сидел. По размерам – наверное тролли.
   Неожиданно один из гоблинов издал гортанный возглас. Он как раз вышел из леса на поляну, где мы беседовали с беженцами, и сейчас опустился на четвереньки, обнюхивая землю. Его товарищи столпились вокруг, оказывая ему моральную поддержку. Что-то не понравилось этому гоблину, потому что он вдруг оторвал нос от земли, и глядя в небо провыл непонятную песню-заклинание. Память у меня абсолютная, спасибо все тому же Старику, так что я был уверен, что при необходимости сумею ее воспроизвести. Уверен, впрочем, также и в том, что раньше перережу себе глотку, чем совершу подобную глупость.
   Заклинание подействовало. Гоблина выгнуло дугой, глаза его, и без того желтые, вспыхнули колдовским огнем, затем задвигались челюсти, вытягиваясь вперед, уши встали торчком, а одежда куда-то пропала. Меньше, чем за минуту гоблин превратился в покрытого бурой шерстью матерого волка.
   Я прекрасно понимал, что происходит внизу на поляне. Став волком, оборотень многократно усилил свое обоняние, и теперь собирался использовать его, чтобы найти затаившуюся добычу. Поведя носом по сторонам, оборотень опустил голову, и уверенно пошел через поляну по невидимому следу. Я приготовился сражаться и умереть…
   Помощь пришла с неожиданной стороны. Из-под земли. Когда волк проходил над тем местом, где я накрыл дерном остатки розы-людоеда, оттуда, из-под слоя земли, травы и веточек, рванулся вверх колючий побег!
   Он сразу оплел шею оборотня, заставив его забиться в конвульсиях, и пошел пускать все новые стрелки и ростки. Скорость его теперь была куда выше, чем раньше, видимо, костер пошел ему на пользу. Возможно также, что гоблины были лучшей пищей для чудовища, чем люди, кто знает…
   К моему удивлению, соратники оборотня не торопились к нему на помощь наоборот, они образовали круг и с радостными возгласами наслаждались зрелищем. Через пять минут все было кончено. Труп исчез, как исчез до этого обрубок руки итальянца, а в центре поляны цвел розовый куст.
   Впрочем, недолго цвел. Один из гоблинов произнес заклинание – я опять его запомнил – и куст рассыпался черной пылью. Все. Точка. Не пытаясь продолжать поиски, армия двинулась дальше.
   Подождав, пока нас минует арьергард, мы выбрались из своих укрытий. Дети плакали, женщины были близки к истерике, кроме, естественно, Джейн. Мы еще раз обсудили предстоящий группе маршрут, и они ушли. Мы тоже двинулись дальше, осторожно обойдя выжженный круг в центре поляны, и направились вслед прокатившейся по лесу армии. В том, куда она шла, не было ни малейших сомнений – гоблины и компания решили штурмовать форт.
   Стратегия – не моя область, но думаю, форт защищал проход в верховья Риры, делая Аталету менее уязвимой для таких вот незваных гостей. Хорошо ли это было для нас? С одной стороны, встреча с гоблинами – это неизбежный поединок, и поединок непростой. Это была единственная раса Кристалла, для которой знание боевых искусств и вообще – военная наука – передавались генетически. И они ели своих пленников.
   С другой стороны – форту будет не до нас, что позволит нам пройти… Или нет? И наконец, Аталета должна подготовиться к войне, а значит, опть же, ее гражданам будет не до того, чтобы хватать случайных прохожих и продавать их в рабство. Впрочем, все эти умопостроения были очень условны.
   Затем Джейн сказала «ой», и мы остановились. Они были повешены на дереве, все четверо, очевидно, те самые солдаты, которые преследовали беженцев. По крайней мере у одного из них был шрам во все лицо. Еще им вырвали сердца, но это так… Детали.
   Мы двинулись дальше, не особенно скрываясь, за что и были немедленно наказаны – два орка и гоблин возникли прямо перед нами, поспешно освобождаясь от пучков зеленой травы и веток – маскировки, я так понимаю. Роджер предостерегающе крикнул, я крутанулся – и верно – еще четверо гоблинов позади. Семеро, стало быть. Я вытащил меч, и пошел на тех, что были сзади. Старик учил меня фехтовать по методике, не имеющей аналогов ни на востоке, ни на западе, поскольку его педагогическая система вообще ни на что не походила и была бы уголовно наказуема в любой стране мира, между прочим. Термины он использовал японские, из айки-дзютсу, Дайто-Рю и каратэ, но на этом, по-моему, сходство кончалось.
   Я сосредоточился, и у меня сразу зашумело в ушах. Затем шум стих. Теперь я думал и двигался быстрее. Не за счет того, что нервы стали быстрее проводить импульсы, это невозможно, и не за счет наработанных рефлексов, хотя и это, конечно, играло роль. Просто мое восприятие мира разом упростилось, несущественные детали отсекались где-то в самом начале, и мозг не тратил времени на их обработку.
   Я шагнул вперед, и мир шагнул мне навстречу, больше всего это походило на то, как стремительными рывками движется картинка в «Думе», несущественного не видно. Первый гоблин умер, не успев даже понять, что на него нападают. Остальные рассыпались, охватывая меня кольцом. Я пошел вперед, отрываясь от того противника, что остался сзади, поймал меч стоящего передо мной гоблина на взмахе вверх, и подхватил клинок клинком своего меча. Оружие моего противника поднялось в результате, слишком высоко, а вот мой замах был именно такой, как нужно, чтобы нанести завершающий удар.
   Пройдя по дуге, сверху – вниз и влево, мой меч поднялся снова рукоятью вверх, и я крутанулся на месте, входя в удар, и заодно уходя от атаки сзади – топором. Вместо того, чтобы проводить классические захват и бросок, я просто отрубил руку стоящему теперь за моей спиной противнику, и тут же присел, уходя от просвистевшего у меня над головой топора последнего гоблина. Пока он замахивался, чтобы повторить атаку, я шагнул вперед, и нанес колющий удар в сердце, никакая кольчуга тут не поможет, если вам посчастливилось владеть хорошим клинком. Затем я развернулся, и зарубил предпоследнего, с отрубленной рукой.
   К этому времени Джейн с Роджером уже справились с двумя противниками, и сообща теснили последнего орка. В какой-то момент он понял, что ситуация, в общем-то, проигрышная, и бросился наутек. Я взял кинжал одного из покойников, и метнул ему вслед. Попал, но кольчуги не пробил, а в следующий миг орк уже скрылся между деревьями.
   – Ты даешь! – восторженно выдохнул Роджер, увидев, что я успел натворить у него за спиной. Джейн немедленно возревновала меня к убитым гоблинам. Роджер же приставал ко мне с просьбами, словно у меня не было других проблем, кроме обучения несовершеннолетних владению оружием. Хотя, если вдуматься, Старик сказал, что когда-нибудь я должен завести ученика… Но не сразу же после его смерти!
   Джейн тем временем перевязывала неглубокую рубленную рану на левом плече юного героя. Она хмурилась, и я прекрасно понимал, почему. Если это оружие тоже способно высеивать в раны колючку, вроде той, что убила волка-оборотня, то ампутация не поможет – не то место… Роджер все продолжал донимать меня просьбами об ученичестве, так что я рассказал ему о возможном заражении раны, похоже, самому ему эта идея в голову не приходила. Он побледнел и заявил, что если это случится, его последним желанием будет быстрая и безболезненная смерть. Мы с Джейн немедленно завязали спор, и пошли дальше, споря. Предметом спора была честь нанести Роджеру тот самый «удар милосердия». Каждый из нас хотел сделать это лично. Роджер в споре не участвовал, он мрачно шел между нами, поминутно ощупывая повязку.
   Еще через шесть часов, в сумерках, мы подошли к реке и остановились. Форт находился на той стороне, и под его стенами шел бой. Армия осаждающих приставляла к высоким каменным стенам лестницы, волокла сооруженные из подручного материала стенобитные машины, словом, вовсю развлекала защитников крепости. Защитники, в свою очередь, поливали нападающих горящей смолой, кидали в них камнями и практиковались в стрельбе из лука.
   – Ну и как мы переправимся? – поинтересовалась Джейн, после того, как выпущенный из катапульты мельничный жернов вдребезги разнес полную орков лодку на середине реки. – И что мы там будем делать?
   – Кстати, – вмешался Роджер, – Аталета все-таки на нашем берегу. А это дает нам еще одну переправу. И вообще – если мы хотим туда попасть до этих… нам лучше бы двигать прямо сейчас. Они же наверняка часть сил послали, чтобы блокировать город.
   – Могу я поинтересоваться, почему ты раньше молчал, – мрачно осведомился я.
   – Простите, учитель…
   – Никогда не называй меня учителем! – видимо что-то в моих глазах изменилось, так как Роджер поспешно отступил назад.
   – Извините…
   – Ты меня извини, – вздохнул я. – Мой учитель умер совсем недавно, и слово это для меня…
   – Извините…
   – Я научу тебя фехтовать, так и быть, но остальное – учи сам. Я… понимаешь, Род, я просто не готов.

Глава 7

   По мере того, как мы приближались к Аталете, лес изменялся, постепенно превращаясь из дикого в «окультуренный». Если только можно назвать культурой вырубки, следы костров, объедки и мусор… Нормальный город, решил я. Мы выбрались на просеку и пошли по ней, стараясь все же держаться ближе к стене деревьев. Сейчас я очень жалел, что у меня нет кольчуги, или еще лучше кевларового костюма, одного из тех, что я носил, когда Старик учил меня работать против огнестрельного оружия. Затем мы встретили людей.
   Это была группа, человек пятнадцать, все молодежь, лет по двадцать-тридцать. Велев своим спутникам ждать в кустах, я осторожно приблизился и окликнул их. У группы были арбалеты, и – что меня очень удивило – они даже не попытались взять меня на мушку. Просто стояли, или сидели на пнях, и смотрели, как я подхожу.
   – Привет, – сказал я.
   – Привет, – это были американцы, судя по произношению. – Вы откуда и куда?
   Говорила девушка с необычайно густой копной рыжих волос. Мое появление заставило ее оторваться от важного дела – заплетания косы. В деле этом ей помогала подруга, словно не было в двух шагах отсюда армии темных сил… если это были темные силы…
   – Меня зовут Том, я… э… я был туристом…
   – Шейла, – девушка легко поднялась с пенька, на котором сидела, и протянула мне руку. Ее подруга попыталась подхватить наполовину заплетенную косу, но не успела, и коса рассыпалась. Теперь она недовольно на меня смотрела.
   – Это Анна, – продолжала девушка, – а это…
   – Стоп, – прервал ее я. – Вы что же – ничего не знаете?
   – А что мы должны знать? – вмешался в разговор один из парней, тоже рыжий, но в отличие от Шейлы очень большой и мускулистый.
   – Это Том, – представила меня Шейла. – И это – тоже Том.
   – Рад познакомиться. – Том протянул мне руку, и я машинально ее пожал. Тут, видимо устав ждать, из кустов вылезли Джейн с Роджером, и идиотизм с представлениями пришлось продолжить. Наконец мне надоело.
   
Купить и читать книгу за 60 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать