Назад

Купить и читать книгу за 89 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Английский с улыбкой. Брет Гарт, Стивен Ликок. Дефективный детектив / Bret Harte, Stephen Leacock

   В сборник вошли юмористические рассказы американца Брета Гарта и канадца Стивена Ликока – остроумные пародии на «Приключения Шерлока Холмса» и другие популярные произведения литературы конца XIX – начала XX века. Рассказы адаптированы (без упрощения текста оригинала) по методу Ильи Франка. Уникальность метода заключается в том, что запоминание слов и выражений происходит за счет их повторяемости, без заучивания и необходимости использовать словарь.
   Пособие способствует эффективному освоению языка, может служить дополнением к учебной программе. Предназначено для широкого круга лиц, изучающих английский язык и интересующихся английской культурой.


Брет Гарт, Стивен Ликок / Bret Harte, Stephen Leacock Дефективный детектив

   Пособие подготовил Сергей Андреевский
   Редактор Илья Франк

   © И. Франк, 2014
   © ООО «Восточная книга», 2014

Как читать эту книгу

   Уважаемые читатели!
   Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста.
   Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте.
   От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь.
   Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие.
   Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый!
   Причем
   на любом языке,
   в любом возрасте,
   а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)!

   Сегодня наш Метод обучающего чтения – это более двухсот книг на пятидесяти языках мира. И сотни тысяч читателей, поверивших в свои силы!

   Итак, «как это работает»?
   Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.
   Если вы только начали осваивать английский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ.
   Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля».

   Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.
   Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги!
   Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-английски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится.
   А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний.
   Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)!

   Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста,
   по электронному адресу frank@franklang.ru

Bret Harte / Брет Гарт

The Stolen Cigar Case[1]
(Дело об украденном портсигаре)

   By A. CO-N D-LE (А. Ко. н Д. л)
   I found Hemlock Jones in the old Brook Street lodgings (я застал Хемлока Джонса в /нашей/ старой квартире на Брук-Стрит; to find – находить, отыскивать; обнаружить, застать /за каким-л. занятием/; lodging – жилище, жилье), musing before the fire (/сидевшим/ у камина в глубоких раздумьях; to muse – погружаться в размышления; fire – огонь, пламя; печь, камин). With the freedom of an old friend (с непринужденностью старого друга; freedom – свобода; вольность, фамильярность /разг./) I at once threw myself in my usual familiar attitude at his feet (я тут же, как обычно, бросился к его ногам, /приняв/ свою привычную позу; to throw; usual – обыкновенный, обычный; familiar – связанный с семейными традициями; привычный), and gently caressed his boot (и нежно погладил его ботинок; gently – благородно; мягко, нежно). I was induced to do this for two reasons (меня побудили сделать так две причины; reason – соображение, умозаключение; повод, основание): one, that it enabled me to get a good look at his bent, concentrated face (во-первых, это позволяло мне хорошенько рассмотреть его склоненное сосредоточенное лицо; to get – получать, добывать; в сочетании с последующим существительным выражает действие, соответствующее значению существительного; look – взгляд; to bend – гнуть/ся/, сгибать/ся/; наклонять/ся/), and the other, that it seemed to indicate my reverence for his superhuman insight (а во-вторых, /мне/ казалось, это свидетельствовало о моем благоговении перед его сверхчеловеческой проницательностью; other – другой, второй; to indicate – указывать, показывать).

   
I found Hemlock Jones in the old Brook Street lodgings, musing before the fire. With the freedom of an old friend I at once threw myself in my usual familiar attitude at his feet, and gently caressed his boot. I was induced to do this for two reasons: one, that it enabled me to get a good look at his bent, concentrated face, and the other, that it seemed to indicate my reverence for his superhuman insight.
   So absorbed was he even then, in tracking some mysterious clue (он так был поглощен поисками разгадки некой тайны; to absorb – всасывать, впитывать; поглощать, захватывать /внимание/; to track – идти по следу, выслеживать; even then – да и то; mysterious – таинственный; clue – клубок, моток /пряжи/; ключ к разгадке), that he did not seem to notice me (что, похоже, не замечал меня; to seem – казаться, представляться). But therein I was wrong (но тут-то я /как раз и/ ошибался; therein – в этом, в этом отношении; to be wrong – быть неправым) – as I always was in my attempt to understand that powerful intellect (как ошибался всегда в своих попытках понять этот могучий разум).
   “It is raining,” he said, without lifting his head (идет дождь, – сказал он, не поднимая головы: «без поднимания своей головы»).
   “You have been out, then?” I said quickly (значит, вы выходили из дому? – быстро сказал = спросил я; to be out – не быть дома, отлучаться).
   “No. But I see that your umbrella is wet (нет, но я вижу, что ваш зонтик мокрый), and that your overcoat has drops of water on it (а на вашем пальто – капли воды).”

   
So absorbed was he even then, in tracking some mysterious clue, that he did not seem to notice me. But therein I was wrong – as I always was in my attempt to understand that powerful intellect.
   “It is raining,” he said, without lifting his head.
   “You have been out, then?” I said quickly.
   “No. But I see that your umbrella is wet, and that your overcoat has drops of water on it.”
   I sat aghast at his penetration (я пришел в ужас от его наблюдательности; to sit/stand aghast at smth. – застыть в ужасе от чего-л.; penetration – проникновение, проникание; проницательность). After a pause he said carelessly, as if dismissing the subject (после паузы = помолчав немного, он сказал небрежно, будто закрывая тему; to dismiss – отпускать; /юр./ прекращать дело): “Besides, I hear the rain on the window (кроме того, я слышу, как дождь /стучит/ по окну). Listen (прислушайтесь).”
   I listened (я прислушался). I could scarcely credit my ears (я едва мог поверить своим ушам), but there was the soft pattering of drops on the panes (но было /слышно/, как капли мягко стучат в оконные стекла). It was evident there was no deceiving this man (несомненно, не существовало ничего /такого, что могло бы/ обмануть этого человека; evident – явный, очевидный; несомненный; to deceive – вводить в заблуждение, обманывать)!

   
I sat aghast at his penetration. After a pause he said carelessly, as if dismissing the subject: “Besides, I hear the rain on the window. Listen.”
   I listened. I could scarcely credit my ears, but there was the soft pattering of drops on the panes. It was evident there was no deceiving this man!
   “Have you been busy lately?” I asked, changing the subject (вы были заняты последнее время? – спросил я, меняя тему /разговора/). “What new problem – given up by Scotland Yard as inscrutable (какая новая загадка, признанная Скотленд-Ярдом неразрешимой; problem – вопрос, задача; сложное дело; to give up – отказаться, махнуть рукой; scrutiny – внимательное изучение, исследование) – has occupied that gigantic intellect (завладела этим колоссальным интеллектом)?”
   He drew back his foot slightly (он слегка отодвинул ногу назад; to draw – тащить, волочить; перемещать, передвигать), and seemed to hesitate ere he returned it to its original position (и, казалось, /немного/ колебался, прежде чем вернуть ее в первоначальное положение). Then he answered wearily (затем он устало отвечал): “Mere trifles – nothing to speak of (сущие пустяки, не о чем говорить; mere – простой, чистый, не более чем).

   
“Have you been busy lately?” I asked, changing the subject. “What new problem – given up by Scotland Yard as inscrutable – has occupied that gigantic intellect?”
   He drew back his foot slightly, and seemed to hesitate ere he returned it to its original position. Then he answered wearily: “Mere trifles – nothing to speak of.
   The Prince Kupoli has been here to get my advice (здесь побывал князь Куполи, чтобы получить мой совет) regarding the disappearance of certain rubies from the Kremlin (относительно исчезновения тех знаменитых рубинов из Кремля; certain – точный, определенный; известный); the Rajah of Pootibad, after vainly beheading his entire bodyguard (Раджа Путибада, напрасно отрубив головы всем /своим/ телохранителям; entire – целый, весь), has been obliged to seek my assistance (был вынужден просить моего содействия; to seek – искать, разыскивать; обращаться /за помощью/, просить) to recover a jeweled sword (чтобы вернуть себе драгоценный меч; to jewel – украшать, отделывать драгоценными камнями). The Grand Duchess of Pretzel-Brauntswig is desirous of discovering (Великая герцогиня Претцель-Браунтшвигская полна желанием выяснить; desirous – желающий, жаждущий; to desire – желать; to discover – открывать, обнаруживать; выяснять, узнавать) where her husband was on the night of February 14 (где ее супруг находился в ночь на четырнадцатое февраля); and last night” – he lowered his voice slightly – “a lodger in this very house (а вчера вечером, – он немного понизил голос, – жилец этого самого дома; last – последний; прошлый), meeting me on the stairs, wanted to know (повстречав меня на лестнице, захотел узнать) why they didn’t answer his bell (почему /так долго/ не отвечали на его звонок).”

   
The Prince Kupoli has been here to get my advice regarding the disappearance of certain rubies from the Kremlin; the Rajah of Pootibad, after vainly beheading his entire bodyguard, has been obliged to seek my assistance to recover a jeweled sword. The Grand Duchess of Pretzel-Brauntswig is desirous of discovering where her husband was on the night of February 14; and last night” – he lowered his voice slightly – “a lodger in this very house, meeting me on the stairs, wanted to know why they didn’t answer his bell.”
   I could not help smiling (я не мог сдержать улыбки) – until I saw a frown gathering on his inscrutable forehead (пока не увидел, как брови сдвигаются на его непроницаемом челе; to see; frown – насупленные брови; to gather – собираться, скапливаться).
   “Pray remember,” he said coldly (попрошу вас припомнить, – сказал он холодно; to pray – молиться; молить, просить), “that it was through such an apparently trivial question (что благодаря такому, на вид незначительному, вопросу; apparently – явно, очевидно; to appear – появляться, показываться) that I found out Why Paul Ferroll Killed His Wife, and What Happened to Jones (я раскрыл /дела/ «Почему Поль Феррол убил свою жену» и «Что случилось с Джонсом»; to find out – раскрыть /тайну/, разгадать /загадку/)!”
   I became dumb at once (я тут же заставил себя онеметь: «стал немым»; to become).

   
I could not help smiling – until I saw a frown gathering on his inscrutable forehead.
   “Pray remember,” he said coldly, “that it was through such an apparently trivial question that I found out Why Paul Ferroll Killed His Wife, and What Happened to Jones!”
   I became dumb at once.
   He paused for a moment (он помолчал с минуту; to pause – делать паузу, временно прекращать), and then suddenly changing back to his usual pitiless, analytical style, he said (и затем, вернувшись вдруг к своей обычной безжалостно-аналитической манере, сказал; to change – менять, изменять; back – назад): “When I say these are trifles (если я говорю, что это пустяки), they are so in comparison to an affair that is now before me (то они таковыми и являются в сравнении с делом, которое занимает меня сейчас: «которое находится сейчас передо мной»). A crime has been committed, – and, singularly enough, against myself (совершено преступление, и /что/ весьма необычно, против меня самого; singular – единственный, единичный; исключительный, необыкновенный; enough – достаточно; весьма, довольно /усил./). You start,” he said (вы вздрогнули; to start – внезапно вскакивать, бросаться; вздрагивать). “You wonder who would have dared to attempt it (вы жаждете узнать, кто осмелился попытаться это /сделать/; to wonder – изумляться, поражаться; интересоваться, желать знать). So did I (вот и мне тоже /интересно/); nevertheless, it has been done (как бы то ни было, это = дело сделано). I have been ROBBED (меня обокрали)!”

   
He paused for a moment, and then suddenly changing back to his usual pitiless, analytical style, he said: “When I say these are trifles, they are so in comparison to an affair that is now before me. A crime has been committed, – and, singularly enough, against myself. You start,” he said. “You wonder who would have dared to attempt it. So did I; nevertheless, it has been done. I have been ROBBED!”
   “YOU robbed! You, Hemlock Jones, the Terror of Peculators (вас обокрали! вас, Хемлока Джонса, Грозу растратчиков и воров; terror – сильный страх, ужас; to peculate – присваивать, растрачивать /чужие деньги/)!” I gasped in amazement, arising and gripping the table as I faced him (уставившись на него и задыхаясь от изумления, я поднялся, ухватившись за /край/ стола; to face – находиться лицом к; смотреть в лицо).
   “Yes! Listen (да! слушайте). I would confess it to no other (я бы не признался в этом никому другому). But YOU who have followed my career, who know my methods (но вам, который следил за моими успехами, которому известны мои методы; to follow – следовать, идти за /кем-л./; следить, интересоваться); you, for whom I have partly lifted the veil (вам, пред которым я слегка приподнял завесу; partly – частично; отчасти, до некоторой степени; veil – вуаль; завеса, покров) that conceals my plans from ordinary humanity (скрывающую мои помыслы от обычных людей; plan – карта, план; замысел, намерение; humanity – человечество), —

   
“YOU robbed! You, Hemlock Jones, the Terror of Peculators!” I gasped in amazement, arising and gripping the table as I faced him.
   “Yes! Listen. I would confess it to no other. But YOU who have followed my career, who know my methods; you, for whom I have partly lifted the veil that conceals my plans from ordinary humanity, —
   you, who have for years rapturously accepted my confidences (вам, кто на протяжении /многих/ лет с восхищением принимал = выслушивал мои секреты; to accept – принимать, брать /предложенное/; confidence – доверие; конфиденциальное сообщение, секретная информация), passionately admired my inductions and inferences (пылко восхищался моими рассуждениями и выводами; induction – введение, ознакомление; умозаключение), placed yourself at my beck and call, become my slave, groveled at my feet (отдал себя всецело в мое распоряжение, стал моим рабом, пресмыкался у моих ног; to place – помещать, размещать /в пространстве/; отдавать; to be at smb.’s beck and call – быть всецело в чьем-л. распоряжении; beck – кивок, мановение руки; call – крик, оклик; зов), given up your practice except those few unremunerative and rapidly decreasing patients (оставил свою практику, за исключением того малого и быстро сокращающегося /числа/ малодоходных пациентов; to give up – отказаться, бросить /заниматься чем-л./; few – мало, немного) to whom, in moments of abstraction over MY problems (которым в минуты размышления над моими делами; abstraction – отвлечение; погруженность в мысли, задумчивость), you have administered strychnine for quinine and arsenic for Epsom salts (вы прописываете стрихнин вместо хинина и мышьяк вместо слабительного; to administer – управлять, вести дела; назначать, давать /лекарство/; Epsom salts – английская/горькая соль /сильное слабительное средство/); you, who have sacrificed anything and everybody to me (вас, который пожертвовал всем и вся ради меня), – YOU I make my confidant (вас я делаю своим доверенным лицом)!”

   
you, who have for years rapturously accepted my confidences, passionately admired my inductions and inferences, placed yourself at my beck and call, become my slave, groveled at my feet, given up your practice except those few unremunerative and rapidly decreasing patients to whom, in moments of abstraction over MY problems, you have administered strychnine for quinine and arsenic for Epsom salts; you, who have sacrificed anything and everybody to me, – YOU I make my confidant!”
   I arose and embraced him warmly (я вскочил и сердечно его обнял; to arise – вставать, подниматься; warmly – тепло; горячо, сердечно), yet he was already so engrossed in thought (однако он уже был так погружен в размышления) that at the same moment he mechanically placed his hand upon his watch chain (что в тот самый момент машинально положил руку на цепочку от часов) as if to consult the time (как будто /хотел/ свериться со временем; to consult – советоваться; справляться). “Sit down,” he said (сядьте, – сказал он). “Have a cigar (есть сигара)?”
   “I have given up cigar smoking,” I said (я уже не курю сигар: «я бросил курение сигар», – сказал я).
   “Why?” he asked (почему? – спросил он).
   I hesitated, and perhaps colored (я замялся и, вероятно, покраснел; to hesitate – колебаться, сомневаться; стесняться; to color – красить/ся/, окрашивать/ся/; покраснеть, зардеться). I had really given it up because, with my diminished practice (я и вправду отказался от этого, потому что при моей сократившейся практике), it was too expensive (это стало = сигары стали слишком дорогим /удовольствием/).

   
I arose and embraced him warmly, yet he was already so engrossed in thought that at the same moment he mechanically placed his hand upon his watch chain as if to consult the time. “Sit down,” he said. “Have a cigar?”
   “I have given up cigar smoking,” I said.
   “Why?” he asked.
   I hesitated, and perhaps colored. I had really given it up because, with my diminished practice, it was too expensive.
   I could afford only a pipe (я мог позволить себе только трубку). “I prefer a pipe,” I said laughingly (я предпочитаю трубку, – сказал я со смехом). “But tell me of this robbery (но поведайте мне о краже). What have you lost (что у вас пропало; to lose – терять)?”
   He arose, and planting himself before the fire with his hands under his coattails (он поднялся, встал перед камином, /заложив/ руки за фалды /сюртука/; to plant – сажать /растение/; размещать, располагать), looked down upon me reflectively for a moment (с минуту в задумчивости смотрел на меня /сверху/ вниз; to reflect – отражать /свет, звук/; размышлять, раздумывать /над чем-л./). “Do you remember the cigar case presented to me by the Turkish Ambassador (вы помните тот портсигар, подаренный мне турецким послом) for discovering the missing favorite of the Grand Vizier (за /то, что я/ узнал пропавшую фаворитку Великого Визиря) in the fifth chorus girl at the Hilarity Theatre (в пятой /по счету/ хористке Театра «Хилэрити»; hilarity – шумное, бурное веселье)? It was that one (это был он). I mean the cigar case (я имею в виду портсигар). It was incrusted with diamonds (он был инкрустирован бриллиантами).”

   
I could afford only a pipe. “I prefer a pipe,” I said laughingly. “But tell me of this robbery. What have you lost?”
   He arose, and planting himself before the fire with his hands under his coattails, looked down upon me reflectively for a moment. “Do you remember the cigar case presented to me by the Turkish Ambassador for discovering the missing favorite of the Grand Vizier in the fifth chorus girl at the Hilarity Theatre? It was that one. I mean the cigar case. It was incrusted with diamonds.”
   “And the largest one had been supplanted by paste,” I said (и самый крупный из них был подменен пастилой; to supplant – вытеснять; заменять, подменять; paste – тесто; пастила).
   “Ah,” he said, with a reflective smile, “you know that (а, – сказал он с задумчивой улыбкой, – /значит/, вам это известно)?”
   “You told me yourself (вы сами мне говорили). I remember considering it a proof of your extraordinary perception (я помню, как посчитал это /еще/ одним доказательством вашей необыкновенной проницательности). But, by Jove, you don’t mean to say you have lost it (но, Боже правый, вы же не хотите сказать, что лишились его; by Jove – восклицание, выражающее удивление, досаду и т. п.; Jove – Юпитер /верховный бог в древнеримском пантеоне/)?”
   He was silent for a moment (он помолчал с минуту; silent – беззвучный, бесшумный; молчаливый, безмолвный). “No; it has been stolen, it is true, but I shall still find it (нет; он украден, это правда, но его найду). And by myself alone (и сам, без посторонней помощи; alone – одиноко, в одиночестве; в одиночку)!

   
“And the largest one had been supplanted by paste,” I said.
   “Ah,” he said, with a reflective smile, “you know that?”
   “You told me yourself. I remember considering it a proof of your extraordinary perception. But, by Jove, you don’t mean to say you have lost it?”
   He was silent for a moment. “No; it has been stolen, it is true, but I shall still find it. And by myself alone!
   In your profession, my dear fellow, when a member is seriously ill (в вашей профессии, мой дорогой друг, когда кто-то из /ее/ представителей серьезно болен; fellow – партнер, товарищ; member – конечность, член /тела/; член, представитель /какой-л. организации, объединения/), he does not prescribe for himself, but calls in a brother doctor (он не прописывает /лечения/ самому себе, а зовет собрата-доктора; to prescribe – предписывать; прописывать /лекарство/; brother – брат; коллега, собрат). Therein we differ (в этом-то мы и разнимся). I shall take this matter in my own hands (я возьму это дело в свои собственные руки; matter – материя, вещество; дело, вопрос).”
   “And where could you find better?” I said enthusiastically (и где можно было бы сыскать /руки/ лучше! – восторженно сказал = воскликнул я). “I should say the cigar case is as good as recovered already (я бы сказал, что портсигар все равно что уже возвращен; as good as – почти, совсем).”
   “I shall remind you of that again,” he said lightly (мы еще к этому вернемся: «я напомню вам об этом снова», – небрежно сказал он; lightly – слегка; пренебрежительно).

   
In your profession, my dear fellow, when a member is seriously ill, he does not prescribe for himself, but calls in a brother doctor. Therein we differ. I shall take this matter in my own hands.”
   “And where could you find better?” I said enthusiastically. “I should say the cigar case is as good as recovered already.”
   “I shall remind you of that again,” he said lightly.
   “And now, to show you my confidence in your judgment (а сейчас, чтобы показать вам свое доверие к вашему мнению; judgment – суждение, мнение), in spite of my determination to pursue this alone (несмотря на мое намерение заниматься этим в одиночку; determination – решимость; стремление; to pursue – преследовать /кого-л./, гнаться /за кем-л./; заниматься /чем-л./), I am willing to listen to any suggestions from you (я желал бы выслушать любые предложения/советы от вас; to suggest – предлагать, советовать).”
   He drew a memorandum book from his pocket (он вытащил из кармана записную книжку; to draw; memorandum – памятная записка; заметка) and, with a grave smile, took up his pencil (и с мрачной ухмылкой взялся за карандаш; grave /прил./ – мрачный, печальный; grave /сущ./ – могила).
   I could scarcely believe my senses (я едва мог поверить своим чувствам). He, the great Hemlock Jones, accepting suggestions from a humble individual like myself (он, великий Хемлок Джонс, принимал = выслушивал советы от /такой/ ничтожной личности, как я; humble – простой, незнатный по происхождению; скромный, незаметный)!

   
“And now, to show you my confidence in your judgment, in spite of my determination to pursue this alone, I am willing to listen to any suggestions from you.”
   He drew a memorandum book from his pocket and, with a grave smile, took up his pencil.
   I could scarcely believe my senses. He, the great Hemlock Jones, accepting suggestions from a humble individual like myself!
   I kissed his hand reverently, and began in a joyous tone (я почтительно поцеловал ему руку и радостным голосом начал; to begin; tone – тон, звук; окраска голоса):
   “First, I should advertise, offering a reward (для начала, я бы дал объявление, предложив награду; first – сперва, сначала); I should give the same intimation in hand-bills (дал бы то же самое сообщение в рекламных листках), distributed at the ’pubs’ and the pastry-cooks’ (которые раздаются: «распространяются» в пивных и кондитерских; pub = public house – пивная, закусочная). I should next visit the different pawnbrokers (затем обошел бы содержателей различных ломбардов; next – в следующий раз; потом, затем; pawn – залог, заклад; broker – торговец подержанными вещами); I should give notice at the police station (сообщил бы в полицейский участок; to give notice – ставить в известность, уведомлять; notice – извещение, уведомление). I should examine the servants (опросил бы слуг; to examine – изучать, проверять; опрашивать, допрашивать). I should thoroughly search the house and my own pockets (тщательно обыскал бы дом и свои собственные карманы). I speak relatively,” I added, with a laugh (я говорю в общем, – добавил я со смехом; relatively – относительно; в общем и целом). “Of course I mean YOUR own (конечно же, я имею в виду ваши карманы).”

   
I kissed his hand reverently, and began in a joyous tone:
   “First, I should advertise, offering a reward; I should give the same intimation in hand-bills, distributed at the ’pubs’ and the pastry-cooks’. I should next visit the different pawnbrokers; I should give notice at the police station. I should examine the servants. I should thoroughly search the house and my own pockets. I speak relatively,” I added, with a laugh. “Of course I mean YOUR own.”
   He gravely made an entry of these details (он с серьезным видом подробно /все/ записал; gravely – мрачно; серьезно; to make an entry – сделать запись, занести в книгу и т. п.; detail – подробность, деталь).
   “Perhaps,” I added, “you have already done this (/но/, возможно, – добавил я, – вы уже это проделали)?”
   “Perhaps,” he returned enigmatically (возможно, – отвечал он загадочно; to return – возвращать/ся/; отвечать; enigma – загадка). “Now, my dear friend,” he continued, putting the note-book in his pocket and rising (а теперь, мой дорогой друг, – продолжал он, кладя записную книжку в карман и поднимаясь), “would you excuse me for a few moments (вы меня извините, если я ненадолго вас покину: «вы меня извините на несколько минут»)? Make yourself perfectly at home until I return (чувствуйте себя совсем как дома, пока я не вернусь; make oneself at home – чувствовать себя как дома; perfectly – совершенно, вполне); there may be some things (возможно, здесь есть кое-какие вещицы),” he added with a sweep of his hand toward his heterogeneously filled shelves (добавил он, махнув рукой в сторону полок, заполненных самыми разнообразными /предметами/; sweep – сметание, выметание; размах, взмах; heterogeneous – неоднородный, разнотипный), “that may interest you and while away the time (что, может быть, заинтересуют вас и /помогут/ скоротать время; to while away the time – /приятно/ проводить время).

   
He gravely made an entry of these details.
   “Perhaps,” I added, “you have already done this?”
   “Perhaps,” he returned enigmatically. “Now, my dear friend,” he continued, putting the note-book in his pocket and rising, “would you excuse me for a few moments? Make yourself perfectly at home until I return; there may be some things,” he added with a sweep of his hand toward his heterogeneously filled shelves, “that may interest you and while away the time.
   There are pipes and tobacco in that corner (вон в том углу трубки и табак).”
   Then nodding to me with the same inscrutable face he left the room (затем, кивнув мне с тем же непроницаемым лицом, он покинул комнату; to leave). I was too well accustomed to his methods (я был слишком хорошо знаком с его методами) to think much of his unceremonious withdrawal (чтобы обращать много внимания на его бесцеремонное исчезновение; to think much of – быть высокого мнения; withdrawal – отнятие, отдергивание; уход, отход), and made no doubt he was off to investigate some clue (и был уверен, что он отправился проверить какую-то догадку; to make no doubt – не сомневаться, быть уверенным; to be off – уходить, отправляться; to investigate – прослеживать; расследовать; clue – клубок, моток /пряжи/; путеводная нить; ход мыслей) which had suddenly occurred to his active intelligence (которая внезапно осенила его деятельный ум; to occur – случаться, происходить; приходить на ум).
   Left to myself I cast a cursory glance over his shelves (/пред/оставленный самому себе, я окинул беглым взглядом его полки; to cast a glance – бросить взгляд).

   
There are pipes and tobacco in that corner.”
   Then nodding to me with the same inscrutable face he left the room. I was too well accustomed to his methods to think much of his unceremonious withdrawal, and made no doubt he was off to investigate some clue which had suddenly occurred to his active intelligence.
   Left to myself I cast a cursory glance over his shelves.
   There were a number of small glass jars (там стояли: «находились» маленькие стеклянные баночки; a number of – некоторое количество, несколько) containing earthy substances, labeled “Pavement and Road Sweepings” (содержащие землистого /цвета/ вещество и снабженные ярлычками «Тротуарный и дорожный сор»; to label – прикреплять ярлык, этикетку; sweeping – подметание; мусор; to sweep – сметать, смахивать; сгребать, собирать /в кучу/), from the principal thoroughfares and suburbs of London (с главных улиц и пригородов Лондона), with the sub-directions “for identifying foot-tracks” (с дополнительными пометками: «для идентификации следов»; sub– /прист./ – под-, суб– /подчиненное положение в иерархии/; direction – направление; указание; to identify – устанавливать тождество; опознавать, идентифицировать). There were several other jars, labeled “Fluff from Omnibus and Road Car Seats” (были и другие баночки, помеченные /надписями/ «Ворс с сидений омнибусов и конок»; road – дорога, путь; железная дорога /амер./; car – транспортное средство на колесах), “Cocoanut Fibre and Rope Strands from Mattings in Public Places” («Кокосовые и пеньковые волокна из ковриков в общественных местах»; rope – веревка, канат; strand – нить, прядь /каната/), “Cigarette Stumps and Match Ends from Floor of Palace Theatre, Row A, 1 to 50” («Сигаретные окурки и огарки спичек с пола театра «Пэлэс», ряд A, с 1-го по 50-е место»; end – конец, край).

   
There were a number of small glass jars containing earthy substances, labeled “Pavement and Road Sweepings,” from the principal thoroughfares and suburbs of London, with the sub-directions “for identifying foot-tracks.” There were several other jars, labeled “Fluff from Omnibus and Road Car Seats,” “Cocoanut Fibre and Rope Strands from Mattings in Public Places,” “Cigarette Stumps and Match Ends from Floor of Palace Theatre, Row A, 1 to 50.”
   Everywhere were evidences of this wonderful man’s system and perspicacity (повсюду присутствовали свидетельства методичности и проницательности этого удивительного человека; system – система, устройство; систематичность, методичность).
   I was thus engaged when I heard the slight creaking of a door (будучи занят таким образом, я /вдруг/ услышал, как легонько скрипнула дверь; to engage – быть связанным обязательствами; заниматься /чем-л./), and I looked up as a stranger entered (и взглянув /туда/, я /увидел/, как входит незнакомец; to look up – поднимать глаза). He was a rough-looking man, with a shabby overcoat (это был грубого вида человек в поношенном пальто) and a still more disreputable muffler around his throat and the lower part of his face (и еще более истрепанном шарфе, /намотанном/ вокруг шеи и нижней части его лица; disreputable – дискредитирующий, компрометирующий; истрепанный, поношенный). Considerably annoyed at his intrusion, I turned upon him rather sharply (изрядно раздосадованный его вторжением, я /было/ довольно резко набросился на него; considerably – значительно, в значительной мере; to turn upon – наброситься), when, with a mumbled, growling apology for mistaking the room (когда, невнятно проворчав извинения за то, что ошибся квартирой; to mumble – бормотать; шамкать; room – место, пространство; помещение, квартира), he shuffled out again and closed the door (он, шаркая, /вышел/ и закрыл /за собой/ дверь).

   
Everywhere were evidences of this wonderful man’s system and perspicacity.
   I was thus engaged when I heard the slight creaking of a door, and I looked up as a stranger entered. He was a rough-looking man, with a shabby overcoat and a still more disreputable muffler around his throat and the lower part of his face. Considerably annoyed at his intrusion, I turned upon him rather sharply, when, with a mumbled, growling apology for mistaking the room, he shuffled out again and closed the door.
   I followed him quickly to the landing (я быстро проследовал за ним на лестничную площадку) and saw that he disappeared down the stairs (и увидел, как, /спустившись/ по лестнице, он исчез внизу). With my mind full of the robbery (поскольку мозг мой был занят: «заполнен» кражей), the incident made a singular impression upon me (происшествие весьма меня обеспокоило; to make an impression – производить впечатление; singular – единственный; исключительный, необыкновенный). I knew my friend’s habit of hasty absences from his room in his moments of deep inspiration (я знал привычку моего друга поспешно исчезать из своей квартиры в минуты высочайшего вдохновения; absence – отсутствие, отлучка; deep – глубокий; крайний, чрезвычайный); it was only too probable (было весьма вероятно; only too – очень, чрезвычайно) that, with his powerful intellect and magnificent perceptive genius concentrated on one subject (что, сконцентрировав свой могучий интеллект и изумительную проницательность на чем-то одном: «на одной теме»; magnificent – величественный; отличный, прекрасный /разг./), he should be careless of his own belongings (он мог небрежно относиться к своему собственному имуществу; to be careless – быть небрежным /с чем-л., в чем-л./), and no doubt even forget to take the ordinary precaution of locking up his drawers (и, без сомнения, даже позабыть принять обычные меры предосторожности /состоящие в том, чтобы/ запереть ящики письменного стола).

   
I followed him quickly to the landing and saw that he disappeared down the stairs. With my mind full of the robbery, the incident made a singular impression upon me. I knew my friend’s habit of hasty absences from his room in his moments of deep inspiration; it was only too probable that, with his powerful intellect and magnificent perceptive genius concentrated on one subject, he should be careless of his own belongings, and no doubt even forget to take the ordinary precaution of locking up his drawers.
   I tried one or two and found that I was right (я попробовал /открыть/ один-другой и обнаружил, что был прав), although for some reason I was unable to open one to its fullest extent (хотя почему-то мне не удалось: «я был неспособен» открыть один /из них/ полностью; for some reason – по какой-то причине, почему-то; to the full extent – в полной мере, на всю длину; extent – протяженность). The handles were sticky, as if some one had opened them with dirty fingers (ручки были липкими, как будто кто-то открывал их грязными руками). Knowing Hemlock’s fastidious cleanliness (зная особенную чистоплотность Хемлока; fastidious – привередливый, брезгливый), I resolved to inform him of this circumstance (я решил сообщить ему об этом обстоятельстве), but I forgot it, alas! until – but I am anticipating my story (но забыл об этом, увы! пока не… но не будем торопить события: «но я опережаю свой рассказ»; to forget; to anticipate – ускорять, приближать /наступление чего-л./; опережать).
   His absence was strangely prolonged (его отсутствие странным /образом/ затягивалось; to prolong – продлевать).

   
I tried one or two and found that I was right, although for some reason I was unable to open one to its fullest extent. The handles were sticky, as if some one had opened them with dirty fingers. Knowing Hemlock’s fastidious cleanliness, I resolved to inform him of this circumstance, but I forgot it, alas! until – but I am anticipating my story.
   His absence was strangely prolonged.
   I at last seated myself by the fire (наконец я уселся у камина), and lulled by warmth and the patter of the rain on the window, I fell asleep (и, убаюканный теплом и стуком дождя по оконному /стеклу/, я уснул; to fall asleep – засыпать). I may have dreamt, for during my sleep (вероятно, мне приснился сон, ибо пока я спал: «в течение моего сна»; to dream) I had a vague semi-consciousness (у меня было смутное полубессознательное /ощущение/) as of hands being softly pressed on my pockets (будто /чьи-то/ руки осторожно ощупывали мои карманы: «мягко нажимали на мои карманы») – no doubt induced by the story of the robbery (без сомнения, вызванное этой историей с кражей; to induce – убеждать, склонять; вызывать). When I came fully to my senses (когда я совсем: «полностью» проснулся; to come to one’s senses – прийти в чувство, прийти в себя), I found Hemlock Jones sitting on the other side of the hearth (то обнаружил, что Хемлок Джонс сидит по другую сторону очага), his deeply concentrated gaze fixed on the fire (свой крайне сосредоточенный взгляд устремив на огонь; to fix – укреплять, прикреплять; устремлять, сосредоточивать /взгляд, внимание/).

   
I at last seated myself by the fire, and lulled by warmth and the patter of the rain on the window, I fell asleep. I may have dreamt, for during my sleep I had a vague semi-consciousness as of hands being softly pressed on my pockets – no doubt induced by the story of the robbery. When I came fully to my senses, I found Hemlock Jones sitting on the other side of the hearth, his deeply concentrated gaze fixed on the fire.
   “I found you so comfortably asleep (я застал вас столь мирно спящим; to find – находить, отыскивать; застать /за каким-л. занятием/; to bear – носить, нести; терпеть, выносить /в отрицательных и вопросительных предложениях/) that I could not bear to awaken you (что не мог осмелиться вас разбудить),” he said, with a smile (сказал он с улыбкой).
   I rubbed my eyes (я протер глаза). “And what news?” I asked (и какие новости? – спросил я). “How have you succeeded (как ваши успехи; to succeed – следовать за /кем-л./чем-л./, приходить на смену; достигать цели, преуспевать)?”
   “Better than I expected,” he said (лучше, чем я ожидал, – сказал он), “and I think,” he added, tapping his note-book (и полагаю, – добавил он, постукивая /пальцем/ по записной книжке), “I owe much to YOU (я многим обязан вам).”
   Deeply gratified, I awaited more (весьма /этим/ довольный, я ждал продолжения: «ждал большего»; to gratify – доставлять удовольствие). But in vain (но напрасно; vain – тщеславный; тщетный). I ought to have remembered that in his moods Hemlock Jones was reticence itself (мне следовало бы вспомнить, что Хемлок Джонс под настроение был сама скрытность; reticence – молчание; молчаливость; замкнутость, скрытность).

   
“I found you so comfortably asleep that I could not bear to awaken you,” he said, with a smile.
   I rubbed my eyes. “And what news?” I asked. “How have you succeeded?”
   “Better than I expected,” he said, “and I think,” he added, tapping his note-book, “I owe much to YOU.”
   Deeply gratified, I awaited more. But in vain. I ought to have remembered that in his moods Hemlock Jones was reticence itself.
   I told him simply of the strange intrusion, but he only laughed (я рассказал ему о странном вторжении, но он только засмеялся).
   Later, when I arose to go, he looked at me playfully (позже, когда я встал, чтобы уйти, он игриво поглядел на меня; to arise). “If you were a married man,” he said (если бы вы были женатым человеком, – сказал он), “I would advise you not to go home until you had brushed your sleeve (я бы посоветовал вам не идти домой, пока не почистите свой рукав; to brush – чистить щеткой). There are a few short brown sealskin hairs on the inner side of your forearm (у вас на руке с внутренней стороны несколько коротких коричневых волосков котикового меха; forearm – предплечье), just where they would have adhered (они пристали бы как раз там = в том месте) if your arm had encircled a seal-skin coat with some pressure (если бы ваша рука крепко обнимала кого-то в котиковой шубке; to encircle – окружать; охватывать; pressure – давление; нажим)!”
   “For once you are at fault,” I said triumphantly (на этот раз вы ошиблись, – сказал я торжествующе; for once – на этот раз; to be at fault – ошибаться, заблуждаться; fault – недостаток, дефект; ошибка, промах); “the hair is my own, as you will perceive (это мои собственные волосы, как вы /можете/ заметить; to perceive – понимать, осознавать; различать); I have just had it cut at the hairdresser’s (я недавно: «только что» подстригался в парикмахерской), and no doubt this arm projected beyond the apron (и, конечно же, эта рука высунулась из-под накидки; no doubt – без сомнения, конечно; to project – выдаваться, выступать; apron – передник, фартук).”

   
I told him simply of the strange intrusion, but he only laughed.
   Later, when I arose to go, he looked at me playfully. “If you were a married man,” he said, “I would advise you not to go home until you had brushed your sleeve. There are a few short brown sealskin hairs on the inner side of your forearm, just where they would have adhered if your arm had encircled a seal-skin coat with some pressure!”
   “For once you are at fault,” I said triumphantly; “the hair is my own, as you will perceive; I have just had it cut at the hairdresser’s, and no doubt this arm projected beyond the apron.”
   He frowned slightly (он слегка нахмурился), yet, nevertheless, on my turning to go he embraced me warmly (однако, когда я повернулся, чтобы уйти, все же тепло обнял меня; nevertheless – все же, как бы то ни было) – a rare exhibition in that man of ice (редкое проявление /чувств/ у этого человека, /сделанного/ изо льда; exhibition – показ, демонстрация; проявление /чувств/). He even helped me on with my overcoat (он даже помог мне /надеть/ пальто) and pulled out and smoothed down the flaps of my pockets (затем, вытащив /их/ наружу, пригладил клапаны моих карманов). He was particular, too, in fitting my arm in my overcoat sleeve (также он с особым /вниманием/ помог мне просунуть руку в рукав пальто; particular – особый, особенный; тщательный, аккуратный; to fit – соответствовать, подходить; умещать, помещать), shaking the sleeve down from the armhole to the cuff with his deft fingers (распрямив: «встряхнув» его от проймы до обшлага своими ловкими пальцами). “Come again soon!” he said, clapping me on the back (приходите еще «вскоре»! – сказал он, хлопая меня по спине).

   
He frowned slightly, yet, nevertheless, on my turning to go he embraced me warmly – a rare exhibition in that man of ice. He even helped me on with my overcoat and pulled out and smoothed down the flaps of my pockets. He was particular, too, in fitting my arm in my overcoat sleeve, shaking the sleeve down from the armhole to the cuff with his deft fingers. “Come again soon!” he said, clapping me on the back.
   “At any and all times,” I said enthusiastically (в любое время, – сказал я восторженно; at all times – всегда, во все времена); “I only ask ten minutes twice a day to eat a crust at my office (я прошу только о десяти минутах два раза днем, чтобы съесть корку хлеба у себя в приемной; office – служба, должность; служебное помещение, кабинет), and four hours’ sleep at night (и о четырехчасовом сне ночью), and the rest of my time is devoted to you always, as you know (а остальное время, как вы знаете, всегда посвящено вам).”
   “It is indeed,” he said, with his impenetrable smile (в самом деле, – сказал он с загадочной: «непроницаемой» улыбкой).
   Nevertheless, I did not find him at home when I next called (однако я не застал его дома, когда в следующий раз зашел /к нему/; to call – звать; навещать, посещать). One afternoon, when nearing my own home (однажды в послеполуденный час, подходя к своему собственному дому; to near – приближаться к /чему-л./), I met him in one of his favorite disguises (я повстречал его в одном из его любимых конспиративных нарядов; to meet; disguise – маскировка), – a long blue swallow-tailed coat, striped cotton trousers, large turn-over collar (длиннополый синий фрак, полосатые хлопчатобумажные брюки, широкий отложной воротник; swallow-tailed – с раздвоенным хвостом; swallow – ласточка; tail coat – фрак ), blacked face, and white hat, carrying a tambourine (измазанное ваксой лицо и белая шляпа; /в руках он/ держал бубен; to black – окрашивать в черный цвет; ваксить обувь; to carry – нести, носить; иметь при себе, носить с собой).

   
“At any and all times,” I said enthusiastically; “I only ask ten minutes twice a day to eat a crust at my office, and four hours’ sleep at night, and the rest of my time is devoted to you always, as you know.”
   “It is indeed,” he said, with his impenetrable smile.
   Nevertheless, I did not find him at home when I next called. One afternoon, when nearing my own home, I met him in one of his favorite disguises, – a long blue swallow-tailed coat, striped cotton trousers, large turn-over collar, blacked face, and white hat, carrying a tambourine.
   Of course to others the disguise was perfect (для других, конечно же, эта маскировка была безупречной), although it was known to myself, and I passed him (однако для меня – знакомой, и я прошел мимо) – according to an old understanding between us (согласно давней договоренности между нами; understanding – понимание; соглашение, договоренность) – without the slightest recognition, trusting to a later explanation (не подав и виду, что узнал его, впоследствии надеясь на объяснения: «без малейшего узнавания, надеясь на более поздние объяснения»; to trust – доверять, верить). At another time, as I was making a professional visit to the wife of a publican at the East End (в другой раз, когда по врачебной надобности меня вызвали к жене одного трактирщика в Ист-Энде; to make a visit – наносить визит; professional – профессиональный, имеющий отношение к профессии), I saw him, in the disguise of a broken-down artisan (я увидел его = Джонса в костюме горемыки-мастерового; broken-down – разбитый, сломленный /болезнью, горем/), looking into the window of an adjacent pawnshop (который заглядывал в окно лавки ростовщика по соседству; adjacent – примыкающий, соседний).

   
Of course to others the disguise was perfect, although it was known to myself, and I passed him – according to an old understanding between us – without the slightest recognition, trusting to a later explanation. At another time, as I was making a professional visit to the wife of a publican at the East End, I saw him, in the disguise of a broken-down artisan, looking into the window of an adjacent pawnshop.
   I was delighted to see that he was evidently following my suggestions (я был рад видеть, что он, несомненно, последовал моим советам; to delight – доставлять наслаждение), and in my joy I ventured to tip him a wink (и от радости я решился подмигнуть ему; to venture – рисковать /чем-л./, ставить на карту; осмелиться, отважиться; to tip/give smb. a wink – подмигнуть кому-л.; to tip /зд./ – намекать, предупреждать); it was abstractedly returned (он отсутствующе подмигнул в ответ: «подмигивание было отвлеченно возвращено»).
   Two days later I received a note appointing a meeting at his lodgings that night (двумя днями позднее я получил записку, в которой /он/ назначал встречу в его квартире в тот же вечер). That meeting, alas! was the one memorable occurrence of my life (та встреча – увы! – стала памятным событием в моей жизни), and the last meeting I ever had with Hemlock Jones (и последней встречей, которая когда-либо была у меня с Хемлоком Джонсом)! I will try to set it down calmly (я попытаюсь изложить все спокойно; to set down – записывать), though my pulses still throb with the recollection of it (хотя у меня и сейчас учащается сердцебиение при воспоминании об этом; pulse – пульс; сердечный ритм; to throb – сильно биться, пульсировать).

   
I was delighted to see that he was evidently following my suggestions, and in my joy I ventured to tip him a wink; it was abstractedly returned.
   Two days later I received a note appointing a meeting at his lodgings that night. That meeting, alas! was the one memorable occurrence of my life, and the last meeting I ever had with Hemlock Jones! I will try to set it down calmly, though my pulses still throb with the recollection of it.
   I found him standing before the fire, with that look upon his face (я застал его стоящим у камина с тем выражением на лице; look – взгляд; выражение лица) which I had seen only once or twice in our acquaintance (которое я наблюдал только лишь один или два раза за /все время/ нашего знакомства) – a look which I may call an absolute concatenation of inductive and deductive ratiocination (выражение, которое я могу назвать абсолютной взаимосвязью индуктивного и дедуктивного мышлений: «рассуждений») – from which all that was human, tender, or sympathetic was absolutely discharged (из которого все, что было человечного, чуткого или доброго, было полностью удалено; tender – мягкий, нежный; внимательный, чуткий; sympathetic – близкий по духу; благожелательный; to discharge – разгружать; выбрасывать). He was simply an icy algebraic symbol (он стал просто равнодушным алгебраическим символом; icy – ледяной; холодный, безучастный; ice – лед)!

   
I found him standing before the fire, with that look upon his face which I had seen only once or twice in our acquaintance – a look which I may call an absolute concatenation of inductive and deductive ratiocination – from which all that was human, tender, or sympathetic was absolutely discharged. He was simply an icy algebraic symbol!
   Indeed, his whole being was concentrated to that extent (и правда, все его существо было сосредоточено до такой степени; extent – протяженность; степень, мера) that his clothes fitted loosely (что одежда свободно на нем болталась; to fit – соответствовать, подходить), and his head was absolutely so much reduced in size by his mental compression (а его голова настолько «полностью» уменьшилась в размере от уплотнения мыслей; compression – сжатие) that his hat tipped back from his forehead and literally hung on his massive ears (что шляпа сползла назад со лба и буквально висела на его массивных ушах; to tip /зд./ – наклонять; to hang).
   After I had entered he locked the doors, fastened the windows (после того, как я вошел, он запер двери, окна; to lock – запирать на замок; to fasten – связывать, скреплять; to fasten the window – запирать окно /на шпингалет/), and even placed a chair before the chimney (и даже приставил стул к камину: «поставил стул перед камином»; to place – ставить, помещать; chimney – труба /дымовая или вытяжная/; дымоход; /устар./ камин).

   
Indeed, his whole being was concentrated to that extent that his clothes fitted loosely, and his head was absolutely so much reduced in size by his mental compression that his hat tipped back from his forehead and literally hung on his massive ears.
   After I had entered he locked the doors, fastened the windows, and even placed a chair before the chimney.
   As I watched these significant precautions with absorbing interest (пока я следил за этими серьезными мерами предосторожности с возрастающим интересом; significant – значительный, важный; to absorb – поглощать, впитывать; поглощать, захватывать /внимание/), he suddenly drew a revolver (он вдруг вытащил револьвер; to draw) and, presenting it to my temple, said in low, icy tones (и, приставив его к моему виску, негромко сказал ледяным тоном; to present – представлять; направлять, устанавливать в определенное положение; low – низкий, невысокий; тихий):
   “Hand over that cigar case (давайте-ка /сюда/ этот портсигар; to hand over – передавать, вручать /другому/)!”
   Even in my bewilderment my reply was truthful, spontaneous, and involuntary (даже несмотря на замешательство, мой ответ был правдивым, спонтанным и непринужденным; spontaneous – добровольный; неподготовленный, спонтанный). “I haven’t got it,” I said (у меня его нет, – сказал я).
   He smiled bitterly, and threw down his revolver (он горько усмехнулся и отшвырнул свой револьвер; to throw; down /нареч./ – указывает на движение вниз; движение от центра, от говорящего). “I expected that reply (я ожидал такого ответа)! Then let me now confront you with something more awful (тогда позвольте мне сейчас предъявить вам кое-что более ужасное; to confront – стоять/сталкиваться лицом к лицу; сталкивать /кого-л. с чем-л./, предъявлять), more deadly, more relentless and convincing than that mere lethal weapon (более неумолимое, безжалостное, чем любое обычное смертоносное оружие; deadly – смертельный; неумолимый, беспощадный; mere – простой, не более чем; всего лишь), – the damning inductive and deductive proofs of your guilt (неопровержимые индуктивные и дедуктивные доказательства вашей вины; damning – влекущий за собой осуждение; убийственный /разг./)!”

   
As I watched these significant precautions with absorbing interest, he suddenly drew a revolver and, presenting it to my temple, said in low, icy tones:
   “Hand over that cigar case!”
   Even in my bewilderment my reply was truthful, spontaneous, and involuntary. “I haven’t got it,” I said.
   He smiled bitterly, and threw down his revolver. “I expected that reply! Then let me now confront you with something more awful, more deadly, more relentless and convincing than that mere lethal weapon, – the damning inductive and deductive proofs of your guilt!”
   He drew from his pocket a roll of paper and a note-book (он вытащил из кармана рулон бумаги и записную книжку).
   “But surely,” I gasped, “you are joking (но, конечно же, – у меня перехватило дыхание, – вы шутите; to gasp – дышать с трудом, ловить воздух)! You could not for a moment believe (вы же не могли и на мгновение поверить)” —
   “Silence! Sit down!” I obeyed (тихо! сядьте! – я повиновался).
   “You have condemned yourself,” he went on pitilessly (вы сами выдали себя, – продолжал он безжалостно; to condemn – осуждать, порицать; уличать, выдавать; to go on – продолжать; pity – жалость). “Condemned yourself on my processes (попались на моих же методах; process – ход развития; прием, способ), – processes familiar to you, applauded by you, accepted by you for years (методах, знакомых вам, которыми вы восхищались, и в /действенность/ которых верили; to applaud – аплодировать, рукоплескать; восхищаться; to accept – принимать; верить, признавать)! We will go back to the time when you first saw the cigar case (вернемся к тому времени, когда вы впервые увидели портсигар). Your expressions,” he said in cold, deliberate tones, consulting his paper (ваши выражения, – сказал он холодно и неторопливо, сверившись со своими бумагами), “were, ‘How beautiful! I wish it were mine (были /такими/: «Какой красивый! Хотелось бы и мне такой же»).’

   
He drew from his pocket a roll of paper and a note-book.
   “But surely,” I gasped, “you are joking! You could not for a moment believe” —
   “Silence! Sit down!” I obeyed.
   “You have condemned yourself,” he went on pitilessly. “Condemned yourself on my processes, – processes familiar to you, applauded by you, accepted by you for years! We will go back to the time when you first saw the cigar case. Your expressions,” he said in cold, deliberate tones, consulting his paper, “were, ’How beautiful! I wish it were mine.’
   This was your first step in crime – and my first indication (это было вашим первым шагом к преступлению и первым сигналом для меня; indication – указание; намек, подсказка). From ‘I WISH it were mine’ to ‘I WILL have it mine’ (от «Хотелось бы и мне такой же» до «Он будет моим»), and the mere detail, ‘HOW CAN I make it mine?’ the advance was obvious (и /далее/ до такой мелочи «Как могу я его заполучить: «сделать моим»?» прогресс очевиден; advance – продвижение, движение вперед). Silence (молчите; silence – тишина, безмолвие)! But as in my methods it was necessary that there should be an overwhelming inducement to the crime (но согласно моей методике, необходимо, чтобы было непреодолимое влечение: «побуждение» к преступлению), that unholy admiration of yours for the mere trinket itself was not enough (а вашего порочного восторга какой-то безделушкой было бы недостаточно; unholy – нечестивый; порочный). You are a smoker of cigars (/но/ вы курите сигары: «вы курильщик сигар»).”
   “But,” I burst out passionately, “I told you I had given up smoking cigars (но, – воскликнул я пылко, – я же говорил вам, что бросил курить сигары; to burst out – восклицать; passion – страсть, переживания; страсть, пыл).”

   
This was your first step in crime – and my first indication. From ‘I WISH it were mine’ to ‘I WILL have it mine,’ and the mere detail, ’HOW CAN I make it mine?’ the advance was obvious. Silence! But as in my methods it was necessary that there should be an overwhelming inducement to the crime, that unholy admiration of yours for the mere trinket itself was not enough. You are a smoker of cigars.”
   “But,” I burst out passionately, “I told you I had given up smoking cigars.”
   “Fool!” he said coldly, “that is the SECOND time you have committed yourself (глупец! – сказал он холодно, – вы во второй раз выдали себя; to commit – поручать, вверять; предавать). Of course you told me (конечно, вы говорили мне)! What more natural than for you to blazon forth that prepared and unsolicited statement (что /могло быть/ более естественным для вас, чем это /заранее/ подготовленное, добровольно сделанное утверждение; to blazon – описывать/изображать герб; выставлять напоказ; blazon /сущ./ – герб, эмблема; unsolicited – предоставленный по собственной инициативе; to solicit – добиваться, домогаться; требовать, настойчиво просить) to PREVENT accusation (чтобы предупредить обвинения). Yet, as I said before, even that wretched attempt to cover up your tracks was not enough (однако, как я /уже/ говорил ранее, даже этой жалкой попытки замести следы было недостаточно; to cover up – скрывать, прятать). I still had to find that overwhelming, impelling motive (мне все еще нужно было найти тот побудительный мотив; to impel – приводить в движение; продвигать вперед; подталкивать; побуждать) necessary to affect a man like you (необходимый для того, чтобы подействовать на человека, вроде вас). That motive I found in the strongest of all impulses (этот мотив я нашел в самом сильном из всех побуждений) – Love, I suppose you would call it,” he added bitterly («любовь», – полагаю, вы бы так это назвали, – добавил он горько), “that night you called (в тот вечер, когда вы заходили)!

   
“Fool!” he said coldly, “that is the SECOND time you have committed yourself. Of course you told me! What more natural than for you to blazon forth that prepared and unsolicited statement to PREVENT accusation. Yet, as I said before, even that wretched attempt to cover up your tracks was not enough. I still had to find that overwhelming, impelling motive necessary to affect a man like you. That motive I found in the strongest of all impulses – Love, I suppose you would call it,” he added bitterly, “that night you called!
   You had brought the most conclusive proofs of it on your sleeve (вы принесли самые неопровержимые доказательства на своем рукаве; to bring; conclusive – заключительный; убедительный).”
   “But – ” I almost screamed (но… – я почти кричал).
   “Silence!” he thundered (молчите! – прогромыхал он; to thunder – греметь, грохотать; говорить громко, греметь; thunder /сущ./ – гром). “I know what you would say (я знаю, что вы бы сказали = что вы скажете). You would say that even if you had embraced some Young Person in a sealskin coat (вы сказали бы, что даже если и обнимали некую юную особу в котиковой шубе), what had that to do with the robbery (какое это имеет отношение к краже; to have to do with – иметь отношение к)? Let me tell you, then (тогда позвольте мне сообщить вам), that that sealskin coat represented the quality and character of your fatal entanglement (что та котиковая шуба олицетворяет собой сущность и характер вашего рокового увлечения; to represent – изображать, представлять /в виде кого-л./чего-л./; представлять собой, олицетворять; quality – качество, сорт; сущность; character – признак, характерная особенность; свойство, характер; entanglement – вовлечение, втягивание; to entangle – запутывать; впутывать; вовлекать, втягивать)! You bartered your honor for it (вы променяли вашу честь на нее) – that stolen cigar case was the purchaser of the sealskin coat (украденным портсигаром вы купили котиковую шубу)!

   
You had brought the most conclusive proofs of it on your sleeve.”
   “But – ” I almost screamed.
   “Silence!” he thundered. “I know what you would say. You would say that even if you had embraced some Young Person in a sealskin coat, what had that to do with the robbery? Let me tell you, then, that that sealskin coat represented the quality and character of your fatal entanglement! You bartered your honor for it – that stolen cigar case was the purchaser of the sealskin coat!
   “Silence (молчите)! Having thoroughly established your motive (до конца прояснив ваш мотив; to establish – основывать, учреждать; устанавливать, выяснять), I now proceed to the commission of the crime itself (теперь перехожу к самому совершению преступления). Ordinary people would have begun with that (обычные люди начали бы с этого) – with an attempt to discover the whereabouts of the missing object (с попытки установить местонахождение пропавшего предмета; to discover – выяснять, узнавать). These are not MY methods (/но/ это – не моя метода).”
   So overpowering was his penetration that (столь несокрушимой: «непреодолимой» была его проницательность), although I knew myself innocent (хотя я и знал о своей невиновности), I licked my lips with avidity to hear the further details (что я облизнул губы, алча услышать дальнейшие подробности; avidity – алчность, жадность) of this lucid exposition of my crime (этого четкого и ясного описания моего преступления; lucid – светлый, ясный; четкий, понятный; exposition – показ, демонстрация; описание, изложение).

   
“Silence! Having thoroughly established your motive, I now proceed to the commission of the crime itself. Ordinary people would have begun with that – with an attempt to discover the whereabouts of the missing object. These are not MY methods.”
   So overpowering was his penetration that, although I knew myself innocent, I licked my lips with avidity to hear the further details of this lucid exposition of my crime.
   “You committed that theft the night I showed you the cigar case (вы совершили кражу в тот же вечер, когда я показал вам портсигар), and after I had carelessly thrown it in that drawer (после того, как я небрежно бросил его вон в тот ящик стола; to throw). You were sitting in that chair (вы сидели в том кресле), and I had arisen to take something from that shelf (а я поднялся, чтобы взять что-то с той полки; to arise). In that instant you secured your booty without rising (в тот же миг вы, /даже/ не вставая, завладели своей добычей; to secure – обеспечивать безопасность; завладевать, овладевать). Silence (молчите)! Do you remember when I helped you on with your overcoat the other night (помните, я как-то вечером помогал вам надеть пальто; the other day/night – на днях, несколько дней назад)? I was particular about fitting your arm in (и с особым старанием /помог/ продеть руку в /рукав/; particular – особый, особенный; тщательный, аккуратный; to fit – соответствовать, подходить; умещать, помещать). While doing so I measured your arm with a spring tape measure (делая это, я измерил /длину/ вашей руки пружинной рулеткой), from the shoulder to the cuff (от плеча до обшлага). A later visit to your tailor confirmed that measurement (последующий визит к вашему портному подтвердил эти измерения).

   
“You committed that theft the night I showed you the cigar case, and after I had carelessly thrown it in that drawer. You were sitting in that chair, and I had arisen to take something from that shelf. In that instant you secured your booty without rising. Silence! Do you remember when I helped you on with your overcoat the other night? I was particular about fitting your arm in. While doing so I measured your arm with a spring tape measure, from the shoulder to the cuff. A later visit to your tailor confirmed that measurement.
   It proved to be THE EXACT DISTANCE BETWEEN YOUR CHAIR AND THAT DRAWER (оказалось, что она равна расстоянию между вашим стулом и тем ящиком стола; exact – точный; строго соответствующий)!”
   I sat stunned (ошеломленный, я сидел /не двигаясь/; to sit).
   “The rest are mere corroborative details (все остальное – лишь подтверждающие /это/ детали)! You were again tampering with the drawer (вы вновь копались в этом ящике; to tamper – трогать /без разрешения/) when I discovered you doing so (и я застал вас за этим занятием: «когда я обнаружил вас делающим это»)! Do not start (не удивляйтесь: «не вздрагивайте»)! The stranger that blundered into the room with a muffler on – was myself (тем незнакомцем в шарфе, что ошибся номером, был я; to blunder – двигаться ощупью, неуверенно; напутать, грубо ошибиться)! More, I had placed a little soap on the drawer handles (к тому же, я слегка натер мылом ручку ящика: «поместил маленькое мыло на ручки ящика»; more – больше, более; в добавок) when I purposely left you alone (перед тем как намеренно оставил вас одного; to leave). The soap was on your hand when I shook it at parting (мыло было на вашей руке, когда я пожимал ее при прощании: «при расставании»; to shake – трясти, встряхивать; пожимать /руку/).

   
It proved to be THE EXACT DISTANCE BETWEEN YOUR CHAIR AND THAT DRAWER!”
   I sat stunned.
   “The rest are mere corroborative details! You were again tampering with the drawer when I discovered you doing so! Do not start! The stranger that blundered into the room with a muffler on – was myself! More, I had placed a little soap on the drawer handles when I purposely left you alone. The soap was on your hand when I shook it at parting.
   I softly felt your pockets, when you were asleep, for further developments (я аккуратно: «мягко» ощупал ваши карманы, когда вы спали, нет ли в них чего интересного: «для дальнейших событий»; to feel; development – развитие, рост; событие). I embraced you when you left (когда вы уходили, я вас обнял) – that I might feel if you had the cigar case or any other articles hidden on your body (чтобы можно было почувствовать, не спрятаны ли у вас под сюртуком: «на теле» портсигар или какие другие предметы; to hide). This confirmed me in the belief that you had already disposed of it (это укрепило мое убеждение /в том/, что вы уже избавились от него; belief – вера; мнение, убеждение) in the manner and for the purpose I have shown you (таким способом и с такой целью, как я /только что/ объяснил; to show – показывать; объяснять). As I still believed you capable of remorse and confession (поскольку я все еще верил, что вы способны на раскаяние и признание), I twice allowed you to see I was on your track (я дважды позволил вам заметить, что иду по вашему следу): once in the garb of an itinerant negro minstrel (один раз в наряде странствующего негра-музыканта), and the second time as a workman looking in the window of the pawnshop (а второй раз – рабочего, заглядывающего в окно лавки ростовщика) where you pledged your booty (где вы заложили вашу добычу).”

   
I softly felt your pockets, when you were asleep, for further developments. I embraced you when you left – that I might feel if you had the cigar case or any other articles hidden on your body. This confirmed me in the belief that you had already disposed of it in the manner and for the purpose I have shown you. As I still believed you capable of remorse and confession, I twice allowed you to see I was on your track: once in the garb of an itinerant negro minstrel, and the second time as a workman looking in the window of the pawnshop where you pledged your booty.”
   “But,” I burst out, “if you had asked the pawnbroker (но, – вскричал я, – если бы вы спросили /самого/ ростовщика), you would have seen how unjust (то поняли бы, насколько несправедливы; to see – видеть; понимать)” —
   “Fool!” he hissed (глупец! – прошипел он), “that was one of YOUR suggestions – to search the pawnshops (это было одним из ваших предложений – искать в ломбардах)! Do you suppose I followed any of your suggestions, the suggestions of the thief (вы полагаете, я последовал вашим советам, советам вора)? On the contrary, they told me what to avoid (напротив, они указали мне, чего не нужно делать: «чего избегать»; on the contrary – наоборот; to tell – рассказывать; велеть, указывать).”
   “And I suppose,” I said bitterly (как я полагаю, – сказал я с горечью), “you have not even searched your drawer (вы еще даже не обыскивали ящик своего стола)?”
   “No,” he said calmly (нет, – сказал он спокойно).
   I was for the first time really vexed (впервые я по-настоящему рассердился). I went to the nearest drawer and pulled it out sharply (я подошел к ближайшему ящику и резко его выдвинул). It stuck as it had before, leaving a part of the drawer unopened (он застрял, как и раньше, оставив часть ящика неоткрытой; to stick – втыкать, вонзать; приклеивать; липнуть; завязнуть, застрять).

   
“But,” I burst out, “if you had asked the pawnbroker, you would have seen how unjust” —
   “Fool!” he hissed, “that was one of YOUR suggestions – to search the pawnshops! Do you suppose I followed any of your suggestions, the suggestions of the thief? On the contrary, they told me what to avoid.”
   “And I suppose,” I said bitterly, “you have not even searched your drawer?”
   “No,” he said calmly.
   I was for the first time really vexed. I went to the nearest drawer and pulled it out sharply. It stuck as it had before, leaving a part of the drawer unopened.
   By working it, however, I discovered that it was impeded by some obstacle (однако, пытаясь его выдвинуть, я обнаружил, что этому мешает какой-то предмет; to work – работать; двигать, передвигать; obstacle – препятствие, помеха) that had slipped to the upper part of the drawer (который застрял в верхней части ящика; to slip – скользить; проскальзывать), and held it firmly fast (и крепко-накрепко удерживает его; to hold). Inserting my hand, I pulled out the impeding object (сунув /в ящик/ руку, я вынул мешавший предмет). It was the missing cigar case (это был = им оказался пропавший портсигар)! I turned to him with a cry of joy (я повернулся к нему = к Хемлоку Джонсу с радостным криком).
   But I was appalled at his expression (но меня потрясло выражение его лица; to appall – бледнеть /от страха/; ужасать, потрясать; expression – выражение /чего-л./; выражение /лица, глаз и т. п./). A look of contempt was now added to his acute, penetrating gaze (выражение презрения появилось в его остром проницательном взгляде: «добавилось к его острому проницательному взгляду»). “I have been mistaken,” he said slowly (я ошибся, – медленно сказал он; to mistake); “I had not allowed for your weakness and cowardice (я не принял во внимание ваших слабости и трусости; to allow – позволять, разрешать; предусматривать, учитывать)!

   
By working it, however, I discovered that it was impeded by some obstacle that had slipped to the upper part of the drawer, and held it firmly fast. Inserting my hand, I pulled out the impeding object. It was the missing cigar case! I turned to him with a cry of joy.
   But I was appalled at his expression. A look of contempt was now added to his acute, penetrating gaze. “I have been mistaken,” he said slowly; “I had not allowed for your weakness and cowardice!
   I thought too highly of you even in your guilt (я был слишком высокого мнения о вас, даже /зная/ о вашем преступлении; to think highly of smb. – быть высокого мнения о ком-л.; guilt – вина, виновность)! But I see now why you tampered with that drawer the other night (но теперь я понимаю, почему вы возились с этим ящиком в тот вечер). By some inexplicable means – possibly another theft (каким-то необъяснимым способом – возможно, /при помощи/ еще одной кражи) – you took the cigar case out of pawn and, like a whipped hound (вы забрали портсигар из залога и, словно побитая собака; to whip – хлестать, бичевать; hound – охотничья собака), restored it to me in this feeble, clumsy fashion (вернули его мне этим малодушным и неуклюжим способом; feeble – слабый; ничтожный; fashion – манера поведения, образ действия). You thought to deceive me, Hemlock Jones (вы собирались обмануть меня, Хемлока Джонса; to think – думать; намереваться)! More, you thought to destroy my infallibility (более того, вы хотели погубить мою непогрешимую /репутацию/; to destroy – разрушать, уничтожать; портить). Go! I give you your liberty (идите! я дарую вам свободу; to give – давать; дарить).

   
I thought too highly of you even in your guilt! But I see now why you tampered with that drawer the other night. By some inexplicable means – possibly another theft – you took the cigar case out of pawn and, like a whipped hound, restored it to me in this feeble, clumsy fashion. You thought to deceive me, Hemlock Jones! More, you thought to destroy my infallibility. Go! I give you your liberty.
   I shall not summon the three policemen who wait in the adjoining room (я не стану звать тех трех полисменов, которые ожидают в соседней: «примыкающей» комнате) – but out of my sight forever (но – прочь с глаз моих навсегда; sight – зрение; поле зрения)!”
   As I stood once more dazed and petrified (пока я стоял потрясенный и остолбеневший; to stand; once more – еще раз; to petrify – превращать/ся/ в камень; остолбенеть), he took me firmly by the ear and led me into the hall (он крепко взял меня за ухо и вывел в коридор; to lead; hall – зал; вестибюль, коридор), closing the door behind him (закрыв за собой дверь). This reopened presently, wide enough to permit him (через мгновение она приоткрылась достаточно широко, чтобы позволить ему) to thrust out my hat, overcoat, umbrella, and overshoes (вышвырнуть мои шляпу, пальто, зонтик и калоши; to thrust – пихать, толкать), and then closed against me forever (и затем закрылась передо мною навсегда; against – против; от /указывает на защиту, предохранение от кого-л., чего-л./)!

   
I shall not summon the three policemen who wait in the adjoining room – but out of my sight forever!”
   As I stood once more dazed and petrified, he took me firmly by the ear and led me into the hall, closing the door behind him. This reopened presently, wide enough to permit him to thrust out my hat, overcoat, umbrella, and overshoes, and then closed against me forever!
   I never saw him again (больше я никогда его не видел). I am bound to say, however, that thereafter my business increased (должен сказать, однако, что с того времени мои дела пошли на лад; to be bound to do smth. – быть обязанным сделать что-л.; to increase – увеличиваться, возрастать), I recovered much of my old practice, and a few of my patients recovered also (я во многом восстановил свою старую практику, и некоторые из моих пациентов также восстановили здоровье; to recover – вновь обретать, восстанавливать; выздоравливать, излечиваться). I became rich (я разбогател: «я стал богатым»; to become). I had a brougham and a house in the West End (завел двухместный экипаж и дом в Вест-Энде). But I often wondered, pondering on that wonderful man’s penetration and insight (но я частенько задумываюсь, размышляя об удивительной проницательности и интуиции этого человека; to wonder – удивляться; интересоваться, желать знать), if, in some lapse of consciousness, I had not really stolen his cigar case (а, в самом деле, не украл ли я его портсигара во время какого-то провала в сознании; lapse – упущение, оплошность; перерыв)!

   
I never saw him again. I am bound to say, however, that thereafter my business increased, I recovered much of my old practice, and a few of my patients recovered also. I became rich. I had a brougham and a house in the West End. But I often wondered, pondering on that wonderful man’s penetration and insight, if, in some lapse of consciousness, I had not really stolen his cigar case!

Stories Three

I
For Simla Reasons
(Причины /надо искать/ в Шимле)

   Some people say that improbable things don’t necessarily happen in India (некоторые /люди/ говорят, будто в Индии невероятные вещи просто так не происходят; necessarily – непременно, обязательно) – but these people never find improbabilities anywhere (но такие люди не находят /ничего/ невероятного никогда и нигде). This sounds clever, but you will at once perceive (это звучит /за/умно, но вы тут же поймете) that it really means the opposite of what I intended to say (что на самом деле это означает противоположное тому, что я собирался сказать). So we’ll drop it (так что оставим это; to drop – капать, стекать каплями; прекращать обсуждать /что-л./). What I am trying to tell you is (о чем я пытаюсь рассказать вам, так это о том) that after Sparkley had that affair with Miss Millikens (что после того как у Спаркли случился роман с мисс Миликенз; affair – дело; роман, любовная связь) a singular change came over him (с ним произошла необыкновенная перемена = он странным образом переменился; to come – приходить; случаться, происходить).

   
Some people say that improbable things don’t necessarily happen in India – but these people never find improbabilities anywhere. This sounds clever, but you will at once perceive that it really means the opposite of what I intended to say. So we’ll drop it. What I am trying to tell you is that after Sparkley had that affair with Miss Millikens a singular change came over him.
   He grew abstracted and solitary (он сделался рассеянным и /предпочитал/ уединение; to grow – расти, вырастать; делаться, становиться; solitary – одиночный, одинокий), – holding dark seances with himself (угрюмо ведя беседы с самим собою; dark – темный; мрачный, унылый; to hold a seance – проводить/устраивать совещание), – which was odd, as everybody knew (что было странно, ибо каждый знал; odd – добавочный; странный, необычный) he never cared a rap for the Millikens girl (что его никогда и ничуточки девушка Миликенз не интересовала; not to care a rap – относиться совершенно безразлично; rap – мелкая обесцененная монета /ирл. ист./; пустяк, безделица). It was even said that he was off his head – which is rhyme (поговаривали даже, будто он тронулся умом – что является рифмой; to be off one’s head – быть вне себя, рехнуться; head – голова; ум, рассудок; rhyme – ритм, размер; рифма /зд. автор рифмует слова said и head/). But his reason was undoubtedly affected (но рассудок его несомненно был не в порядке; affected – находящийся под влиянием /чего-л./; пораженный /болезнью/), for he had been heard to mutter incoherently at the Club (поскольку слышали, как он /что-то/ бессвязно бормотал в «Клубе»; «Клуб» – известный лондонский политический клуб с ограниченным членством), and, strangest of all, to answer questions THAT WERE NEVER ASKED (и, что самое странное: «страннее всего», отвечал на вопросы, которых никогда не задают)!

   
He grew abstracted and solitary, – holding dark seances with himself, – which was odd, as everybody knew he never cared a rap for the Millikens girl. It was even said that he was off his head – which is rhyme. But his reason was undoubtedly affected, for he had been heard to mutter incoherently at the Club, and, strangest of all, to answer questions THAT WERE NEVER ASKED!
   This was so awkward in that Branch of the Civil Department (это явилось настолько странным для того отделения Министерства по Гражданским делам; branch – ветвь, ветка /растения/; филиал, отделение; department – отдел, отделение; министерство, ведомство) of which he was a high official (высшим чиновником коего он являлся) – where the rule was exactly the reverse (где основной принцип был прямой /тому/ противоположностью; rule – правило, норма; принцип) – that he was presently invalided on full pay (что его тут же отправили на полный пансион; to invalid – делать нетрудоспособным; освобождать от службы по состоянию здоровья; pay – плата; денежное содержание)! Then he disappeared (потом он исчез). Clever people said it was because the Department was afraid (умные люди поговаривали, это /произошло/ потому, будто в Министерстве опасались; afraid – испуганный, боящийся) he had still much to answer for (что у него все еще на многое есть ответы); stupid people simply envied him (глупцы просто завидовали ему).
   

notes

Примечания

1

   To steal – воровать, красть; case – дело, случай; коробка, ящик.
Купить и читать книгу за 89 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать