Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Рынок тепловой энергии: вопросы теории и практики

   Учебное пособие содержит научно-практическое исследование договорных отношений в сфере снабжения потребителей тепловой энергией. Подробно рассматривается договор теплоснабжения. Доктринальные положения проиллюстрированы примерами из судебной практики.
   Предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, практикующих юристов, а также всех читателей, интересующихся проблемами гражданского права.


Светлана Владимировна Матиящук Рынок тепловой энергии: вопросы теории и практики

Введение

   Технологические и экономические особенности деятельности по централизованному теплоснабжению потребителей непосредственно связаны с ее предметом – тепловой энергией. Однако это не единственный фактор, который оказывает влияние на ее специфику. Реалии таковы, что суровые климатические условия России предопределяют зависимость ее населения от тепловой энергии, поскольку даже в Средней полосе страны отопительный сезон длится около семи месяцев в году. Об этом свидетельствует и тот факт, что в таком секторе экономики, как теплоснабжение, потребляется примерно 40 процентов энергоресурсов, используемых в стране, при этом более половины из них приходится на коммунально-бытовые нужды[1]. Поэтому вопросы, связанные с теплоснабжением, затрагивают интересы каждого без исключения.
   Коренные изменения в российской экономике, начавшиеся в 90-е гг. ХХ в., с неизбежностью повлекли за собой значительные перемены во всех сферах жизни российского общества. Это также касается и отношений по снабжению потребителей тепловой энергией. Одной из составляющих государственной политики в области теплоснабжения России является формирование нового механизма управления этим сектором.
   Отношения, связанные со снабжением тепловой энергией, обладают рядом особенностей, обусловливающих необходимость сохранения в ближайшей перспективе преимущественно государственного управления их развитием. К числу главных особенностей данного сектора экономики прежде всего относятся его особая важность для обеспечения беспрепятственного и бесперебойного снабжения отечественных потребителей тепловой энергией, а также монопольное положение субъектов этой деятельности.
   За более чем вековую историю развития теплоснабжения в России возник рынок тепловой энергии как сфера проявления экономических отношений по поводу обращения особого товара – тепловой энергии. Бесспорно, его развитие невозможно без разработки юридических моделей и институтов, адекватных характеру и природе развивающихся социально-экономических отношений.
   Значимость проблеме придает не только особая роль, которая в отечественной экономике традиционно принадлежит такой важной отрасли, как энергетика, но и жесткая зависимость от нее ряда других отраслей хозяйства. Однако на практике создать необходимый правовой механизм регулирования отношений по снабжению потребителей тепловой энергией оказалось непросто. Этому препятствуют экономические трудности переходного периода, а также недостаточно проработанная концепция построения новых отношений в сфере теплоснабжения, и, как следствие, на сегодняшний день многие вопросы, связанные со снабжением тепловой энергией, не урегулированы на законодательном уровне.
   Анализу указанных и других проблем правового регулирования отношений по теплоснабжению посвящена настоящая работа.

Глава 1
Общие вопросы правового регулирования отношений, вызываемых обращением тепловой энергии

1.1. Оборот тепловой энергии: исторический аспект

   Тепловая энергия является особым объектом экономического оборота и правовых отношений в силу своих качеств, свойств, функций и роли в жизни нашей страны. В процессе исторического развития претерпевали изменения не только технологические и экономические отношения по теплоснабжению, но соответственно изменялось и правовое регулирование договоров, связанных со снабжением тепловой энергией. Обращение к истории возникновения и развития рынка тепловой энергии России является не только интересным аспектом познания прошлого, но и необходимым компонентом в процессе формирования новых экономических отношений в данной сфере и разработки адекватных правовых конструкций и институтов для их регулирования. История рынка теплоэнергии, в широком смысле история моделей организации оборота тепловой энергии, – это интересная тема, ибо климатические условия России предопределяют зависимость ее населения от тепловой энергии. Знание истории дает возможность обнаружить закономерности развития рынка теплоэнергии и на основании тенденций развития с определенной долей вероятности предвосхитить будущие его преобразования. За более чем вековую историю в своем развитии рынок тепловой энергии нашей страны прошел несколько этапов.
   Первый из них начался в XIX в. Развитие многоэтажного городского каменного строительства в крупных промышленных городах России обусловило необходимость замены печного отопления зданий с использованием дров, угля или торфа на отопление центральное с применением новых теплоносителей – пара и горячей воды. Так, в 1844 г. горячая вода была впервые применена для централизованного нагревания воздуха в водо-воздушной системе отопления и вентиляции здания Петербургской Академии художеств. Такая установка обогревала два больших зала объемом более 3000 куб. метров[2]. А уже в 1909 г. в здании петербургского Михайловского театра была смонтирована первая в стране насосно-водяная система отопления. Автором проекта этой системы был инженер Н. П. Мельников[3].
   Тем не менее подобных систем до революции в России было выполнено сравнительно мало. Теплоснабжение жилых домов и промышленных предприятий было децентрализовано, поскольку предприятия имели свои индивидуальные котельные, а большинство жилых домов отапливалось с помощью дровяных печей. Так, в том же Петербурге до революции насчитывалось всего 102 дома (из, примерно, 40 тысяч) с центральным отоплением от местных котельных[4].
   Таким образом, на этом этапе в России устройство центральных систем водяного отопления носило локальный характер и в основном сосредоточивалось в таких крупных городах России, как Петербург и Москва.
   По окончании Гражданской войны в крупных городах страны развернулось строительство и встал вопрос о рациональном способе теплоснабжения жилых зданий и промышленных предприятий. Острый топливный кризис вынуждал искать новые, более эффективные способы снабжения потребителей тепловой энергией. Большая заслуга в разрешении этой технической проблемы принадлежит инженеру В. В. Дмитриеву, который обосновал целесообразность использования отработанного пара от электростанций для отопления. Еще в 1903 г. по его проекту впервые в нашей стране была сооружена уникальная система, отапливавшая 13 корпусов детской больницы принца Ольденбургского (ныне больница им. Раухфуса) на основе отработанного пара турбины местной электростанции[5].
   Суть этого технического решения заключается в том, что при выработке электрической энергии образуются тепловые отходы (тепловая энергия отработанного пара), которые можно использовать для снабжения потребителей теплом. Это и положило начало формированию процесса централизованного теплоснабжения на базе комбинированной, т. е. объединенной выработки тепловой и электрической энергии, который стал именоваться теплофикацией.
   Второй этап начался в 1920 г., когда VIII Всероссийским съездом Советов был принят план электрификации России (ГОЭЛРО). Этим планом, рассчитанным на 10–15 лет, предусматривалось строительство 30 электростанций общей мощностью 1,75 млн кВт., что и послужило определенным толчком к развитию теплофикации в стране[6]. Этот период характеризовался государственным финансированием строительства крупных теплоэнергетических установок, переоборудованием существующих электростанций в теплоэлектростанции (ТЭЦ), отапливающих отдельные здания, промышленные предприятия и прилегающие поселки, а также установлением государственного контроля над энергетической отраслью в целом. Советская теплофикация развивалась по особому, отличному от практики других стран пути как составная часть общего плана электрификации страны.
   Так, 25 ноября 1924 г. от 3-й Ленинградской ГЭС было подано тепло по проложенному теплопроводу для отопления шестиэтажного дома № 96 на набережной реки Фонтанки. Интересно отметить, что эти первые установки теплоснабжения были выполнены по закрытой независимой схеме. В следующем году от этой же ГЭС были отоплены корпуса Обуховской больницы (ныне больница им. Нечаева) и горячая сетевая вода стала подаваться в Егорьевские бани. Вскоре по трубопроводам тепло стало поступать в Александрийский театр, Публичную библиотеку и Госбанк. Впоследствии была проложена Рузовская магистраль, для теплоснабжения зданий по загородному проспекту и Рузовских казарм. 3-я Ленинградская ГЭС, от которой производилось теплоснабжение всех этих зданий, была переоборудована для комбинированной (т. е. объединенной) выработки тепловой и электрической энергии. В итоге она стала первой отечественной теплоцентралью, и как следствие, оказалась прообразом будущих отопительных ТЭЦ[7].
   В Москве с 1928 г. начали проводиться аналогичные работы. Так, на базе принятого плана ГОЭЛРО и рекомендаций комиссии по теплофикации при Главэнерго было принято решение о централизованном теплоснабжении города Москвы на базе теплофикации. Началом теплофикации Москвы явилась прокладка в 1928 г. паропровода от экспериментальной ТЭЦ ВТИ к заводам «Динамо», «Парострой» и другим близлежащим объектам. В 1929 г. была построена Краснопресненская ТЭЦ, снабжавшая паром текстильную мануфактуру – Трехгорную[8].
   Однако до 1930 г. строительство новых ТЭЦ отличалось небольшими масштабами. Так, по всему СССР было пущено в эксплуатацию всего семь ТЭЦ[9].
   В 1930 г. СНК СССР принял специальное постановление о дальнейшем развитии теплофикации в стране, и поэтому при проектировании городов, поселков городского типа, а также промышленных предприятий предпочтение отдавалось централизованному теплоснабжению на базе комбинированной, т. е. объединенной выработки тепловой и электрической энергии. Этот новый способ снабжения тепловой энергией потребителей стал быстро распространяться, поскольку он был наиболее эффективным и экономически выгодным. Уже в конце 1930 г. с первой Московской ТЭЦ высокого давления был подан пар на заводы «Клейтук», «Новый мыловар» и Первый подшипниковый завод по паропроводам диаметром 300 мм и протяженностью 1,5 км. В те же годы со строительством новых ТЭЦ проводились работы по теплофикации центра города. Так, в 1931 г. от ГЭС-1 был проложен первый в Москве водяной двухтрубный трубопровод диаметром 250 мм по Раушской набережной, Старому Москворецкому мосту, по улице Разина (Варварка) к зданию ВСНХ на пл. Ногина (Китай-город). 28 января 1931 г. для проектирования, строительства и эксплуатации тепловых сетей Москвы было создано специализированное предприятие – Теплосеть Мосэнерго, а в конце года организован Всесоюзный трест «Теплосетьстрой»[10].
   В конце 1931 г. было принято специальное обращение ЦК и Совнаркома СССР о превращении Ленинграда в образцовый центргородского хозяйства. Так, например, если в Ленинграде в 1928 г. централизованно отапливалось всего 32 здания, а протяженность тепловых сетей в городе составляла лишь 5 километров, то в 1935 г. длина тепловых сетей увеличилась до 56 километров, к которым было подключено около 400 зданий[11].
   Включение в работу первых теплофикационных установок в Ленинграде и Москве явилось мощным стимулом для развития теплофикации в Казани, Ростове, Самаре и других городах. Развернутое строительство теплоэлектроцентралей в крупных индустриальных центрах началось после июньского Пленума ЦК ВКП(б) в 1931 г. В постановлении Пленума было указано, что в дальнейшем плане электрификации страны должна быть во всем объеме учтена задача развернутого строительства ТЭЦ, в первую очередь в крупных индустриальных центрах. Это и послужило толчком к началу строительства уже крупных промышленных теплоэлектроцентралей для районного теплоснабжения в Сталинграде, Харькове, Казани, Кузнецке и в других городах.
   За годы Великой Отечественной войны много предприятий и электростанций было эвакуировано на восток, около 60 крупных станций было разрушено[12]. Поэтому основной задачей следующего периода развития энергетики (1945–1950 г.г.) было не только восстановление разрушенного теплоэнергетического хозяйства, но и обеспечение стремительно возрастающей потребности в топливе городов и поселков страны.
   Начиная с 1950 г. началось резкое нарастание темпов строительства. Осуществление сплошной теплофикации городов и промышленных центров позволило создать в СССР самую мощную систему теплофикации и централизованного теплоснабжения, отличающуюся по своим масштабам от систем других стран мира. К основным причинам сооружения крупных систем теплофикации и централизованного теплоснабжения в подавляющей части крупных и средних городов нашей страны можно отнести следующее:
   Во-первых, основные запасы органического топлива (угля, нефти, газа) расположены в восточной части страны, чаще всего в труднодоступных районах, поэтому экономически более целесообразно было развивать централизованное теплоснабжение за счет строительства мощных ТЭЦ и котельных, что позволило получать значительную экономию топлива. Кроме того, как уже не раз отмечалось, комбинированное производство тепловой и электрической энергии на ТЭЦ обеспечивает значительно более эффективное использования органического топлива по сравнению с их раздельным производством.
   Во-вторых, отсутствие частной собственности на землю в СССР способствовало без особых проблем прокладке под землей трубопроводов, а также строительству станций, котельных и т. п. Например, сооружение централизованных систем теплоснабжения в западных странах было осложнено процедурами согласования с собственниками земельных участков вопросов по прокладке на их территориях тепловых сетей, а также и их содержания. Наглядной иллюстрацией тому является Германия, в которой на протяжении десятилетий не могли сформировать централизованную систему теплоснабжения, и только после вмешательства государства удалось создать необходимые условия для централизованного снабжения потребителей тепловой энергией[13].
   В-третьих, на крупных теплоэнергетических установках (ТЭЦ, котельных) возможно организовать экологически чистое сжигание низкосортных видов топлива, что практически неосуществимо на автономных мелких тепловых установках.
   В итоге теплофикация и централизованное теплоснабжение приобрело доминирующую роль в обеспечении тепловой энергией городов и промышленных комплексов нашей страны. Во многих городах были созданы уникальные по своим размерам системы централизованного теплоснабжения, охватывающие всю городскую инженерную инфраструктуру. Сформированная теплоэнергетическая система в СССР характеризовалась рядом особенностей, из которых главными были следующие:
   • во-первых, сооружение крупных теплоэнергетических установок (ТЭЦ, котельных) экономически было целесообразно лишь при наличии большого количества централизованных потребителей тепловой энергии, а в населенных пунктах с малой плотностью застройки эффективно было строить автономные, т. е. децентрализованные тепловые установки;
   • во-вторых, в отличие от практики других стран основным теплоносителем в централизованных системах теплоснабжения нашей страны является горячая вода, пар же как теплоноситель применялся только на промышленных объектах, где это обусловливалось нуждами самого производства;
   • в-третьих, советское государство, оказывая экономическую поддержку разработкам по созданию централизованных систем теплоснабжения и используя для этого все рычаги государственного регулирования, создало систему государственного управления и контроля в сфере снабжения потребителей тепловой энергией;
   • в-четвертых, плата за потребленную тепловую энергию для населения страны была установлена в несколько раз ниже себестоимости, и все расходы покрывались как за счет увеличения тарифов для промышленных потребителей, так и за счет бюджетных средств.
   Начиная с 1975 г. темпы строительства источников теплоэнергообеспечения объектов стали замедляться, и одновременно начал нарастать процесс старения основных фондов.
   Перестройка политической системы и преобразования в экономике страны, начавшиеся в 90-е гг. ХХ в., с неизбежностью повлекли за собой значительные перемены во всех сферах жизни российского общества. Это в полной мере коснулось и такой отрасли экономики, как энергетика. Одной из составляющих государственной политики в области теплоснабжения потребителей России стало формирование нового механизма управления этим сектором экономики.
   Первые реформы, которые изменили экономическую среду в российской энергетике, были осуществлены в начале – середине 1990-х гг. В отрасли была проведена частичная приватизация предприятий. Были созданы региональные акционерные общества энергетики и электрификации (АО-энерго). Для управления энергетическим комплексом в 1992 г. было создано Российское акционерное общество энергетики и электрификации «Единая энергетическая система России» (далее – РАО «ЕЭС России»). Магистральные трубопроводы вместе с ТЭЦ в большинстве своем были переданы в ведение региональных дочерних предприятий РАО «ЕЭС России» (ОАО «Мосэнерго», ОАО «Алтайэнерго» и т. п.), а котельные, распределительные сети и т. п. – в ведение муниципальных предприятий. Одной из главных задач реформы, проводимой в сфере снабжения потребителей тепловой энергии, явилось формирование нового рыночного механизма управления этим сектором, а также обеспечение рентабельной и безубыточной работы теплоснабжающих организаций и эффективное использование топливных ресурсов.
   В итоге за период с 1990 по 1999 г. в России не было построено ни одной теплоэлектроцентрали, а отпуск тепловой энергии от действующих ТЭЦ сократился более чем на 34 %[14]. Этот период характеризовался преобладающим развитием децентрализованных автономных систем с использованием в основном импортного оборудования, а также разрушением десятилетиями складывающейся городской инженерной инфраструктуры. Оценивая состояние в сфере отечественной теплофикации и централизованного теплоснабжения, можно отметить следующее:
   • во-первых, высокую степень физического и морального износа основного технологического оборудования систем теплофикации и централизованного теплоснабжения, их неоптимальные схемные и конструктивные решения, включая внутридомовые сети отопления и горячего водоснабжения, местные и центральные тепловые пункты, магистральные и распределительные тепловые сети, домовые, квартальные и районные котельные, а также теплоэлектроцентрали;
   • во-вторых, в результате рыночных преобразований сложилась ситуация, при которой объекты систем теплофикации и централизованного теплоснабжения оказались разделенными между владельцами различных форм собственности;
   • в-третьих, необоснованное увеличение тарифов на тепловую энергию, которое привело, в частности, к сооружению многими промышленными предприятиями собственных котельных и отказу от тепловой энергии, производимой в режиме комбинированной выработки;
   • в-четвертых, большие потери тепловой энергии в теплосетях при ее транспортировке;
   • в-пятых, снижение качества теплоснабжения из-за несоблюдения теплоснабжающими организациями температурных графиков и перепадов давления воды в сетях;
   • в-шестых, ликвидация государственной системы управления и контроля в сфере снабжения потребителей тепловой энергией.
   В 2003 г. был принят Федеральный закон «Об электроэнергетике»[15], который положил начало реструктуризации электроэнергетической отрасли. Он закрепил основы и процедуры преобразования организаций этого сектора экономики. Главной задачей реформы является создание новой системы организации торговли электрической энергией на конкурентной основе. Выбранная модель организации оборота электроэнергии привела к созданию на базе активов ОАО РАО «ЕЭС России», которое с 01 июля 2008 г. прекратило свое существование, таких новых субъектов рынков энергии, как территориальные генерирующие компании (ТГК), магистральные сетевые компании (МРСК) и генерирующие компании оптового рынка электроэнергии (ОГК), в число которых вошли ТЭЦ, производящие электрическую и тепловую энергию в режиме комбинированной выработки. Но несмотря на серьезное обновление законодательства, регулирующего отношения на энергетических рынках страны, анализ его положений позволяет обратить внимание на неопределенность в вопросе правового регулирования отношений по комбинированной, т. е. объединенной выработке тепловой и электрической энергии.
   По мнению ряда специалистов, новая система организации торговли электрической энергией на так называемой конкурентной основе создается без учета особенностей производства электрической и тепловой энергии в режиме комбинированной выработки. Так, например, в ночные часы, когда спрос на электроэнергию снижается и экономически может оказаться выгодным ТЭЦ временно остановить, и как следствие, потребители могут остаться без тепла[16]. Кроме того, не безосновательно высказываются сомнения о возможности формирования в нашей стране конкурентного рынка тепловой энергии, поскольку деятельность по централизованному снабжению потребителей тепловой энергией относится к числу естественно-монопольных. Рыночные механизмы для обеспечения стабильной работы централизованного теплоснабжения непригодны в России. Сделанный вывод основывается на следующих положениях.
   Свободное перемещение товара (т. е. тепловой энергии) не приемлемо в этом секторе экономики, поскольку, во-первых, неразрывность во времени процессов производства, передачи и потребления тепловой энергии определяет невозможность создания ее запасов; во-вторых, экономическая неэффективность передачи тепловой энергии на большие расстояния обусловливает создание только местных (локальных) ее рынков, в отличие от рынка электрической энергии, который, как известно, имеет двухуровневую структуру; и в-третьих, сооружение и эксплуатация тепловых энергоустановок, предназначенных для выработки тепловой энергии, а также тепловых сетей и систем теплопотребления требуют огромных затрат капитала, что делает совершенно немыслимым проведение двух или трех параллельных друг другу систем теплоснабжения между одними и теми же пунктами.
   Более того, конкуренция предполагает наличие избыточных мощностей, т. е. неполную загрузку тепловых источников (ТЭЦ, котельных и др.), а в свою очередь недозагрузка теплоисточников приводит к повышению затрат на производство тепловой энергии.
   Конкуренция также базируется на свободном ценообразовании, а, как известно, даже самые смелые реформаторы отстаивают идею либерализации рынка только при условии сохранения обеспечения потребителей тепловой энергией по регулируемым ценам, так как вопросы, связанные с теплоснабжением, относятся к вопросам энергетической безопасности России.
   В целом российский опыт показывает, что попытка внедрить рыночные начала в теплоэнергетическое хозяйство привела к разрушению десятилетиями складывающейся инженерной инфраструктуры (большинство домов снабжалось теплом автономно либо от электрических нагревателей и т. п.), необоснованному увеличению тарифов на тепловую энергию и др… Как отмечают эксперты, с началом XXI в. отечественная теплоэнергетика в стране стала постепенно возрождаться. Яркий пример тому – пуск в Санкт-Петербурге первого блока Северо-западной парогазовой ТЭЦ.
   Очевидно, что бесперебойное и надежное теплоснабжение потребителей в России возможно только при обязательном государственном регулировании развития и реконструкции систем централизованного снабжения потребителей тепловой энергии, которое должно распространяться на: регулирование тарифов, разработку инженерной инфраструктуры в составе генплана населенных пунктов, а также исключение посредников между производителями и непосредственными потребителями энергии.
   Сегодня к числу основных направлений в развитии отечественной теплофикации и централизованного теплоснабжения можно отнести следующее.
   Во-первых, поиски разумного сочетания централизованного и децентрализованного теплоснабжения. Теплофикация и централизованное теплоснабжение должны приобрести доминирующую роль в обеспечении тепловой энергией городов и промышленных комплексов нашей страны, а децентрализованное теплоснабжение – населенных пунктов с малой плотностью застройки, зданий и предприятий малого и среднего бизнеса, коттеджной застройки и т. п.
   Во-вторых, разработка иерархической системы построения и управление системами централизованного теплоснабжения, в том числе контрольно-распределительными тепловыми подстанциями.
   Все это приводит к заключению, что деятельность по снабжению потребителей тепловой энергией является естественно-монопольной и, следовательно, топливно-энергетический комплекс России не может функционировать без активного и расширяющегося участия государства в организации и осуществлении отношений в сфере снабжения потребителей тепловой энергией. Задача надежного и бесперебойного теплоснабжения является неотъемлемым фактором обеспечения цивилизованных условий жизни всех граждан страны, и как следствие, этот сектор экономики должен быть в сфере государственного регулирования.

1.2. Законодательство об обращении особого товара – тепловой энергии

   Российское дореволюционное законодательство не содержало норм, посвященных регулированию отношений по теплоснабжению и распространяющих свое действие на всю территорию страны. Объясняется это тем, что, как уже отмечалось, централизованных систем снабжения потребителей тепловой энергией до революции в России было сооружено очень мало, промышленные предприятия преимущественно имели свои индивидуальные котельные, а большинство жилых домов отапливалось с помощью дровяных печей.
   В советский период развития гражданского права отношения по теплоснабжению преимущественно носили административный характер, что в какой-то мере способствовало стабильности указанных отношений.
   На протяжении многих лет вплоть до 1991 г. сложные правоотношения, связанные со снабжением потребителей тепловой энергией, которые касались огромного числа организаций и граждан, регулировались подзаконными, в основном ведомственными, нормативными актами.
   К примеру, Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные впервые Народным комиссариатом электростанций и электропромышленности СССР в 1939 г.[17], регулировали взаимоотношения энергоснабжающих организаций с потребителями энергии. Нормы права носили обязательный характер для участников соответствующих отношений и, будучи императивными, не могли быть изменены сторонами. В дальнейшем Правила пользования энергией изменялись в 1951, 1952, 1959, 1969 годах. Из числа последних актов такого рода могут быть названы Правила пользования электрической и тепловой энергией, утвержденные приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 06.12.1981 г. № 310[18] (далее – Правила пользования электрической и тепловой энергией 1981 г.).
   Так, в соответствии с Правилами пользования электрической и тепловой энергией 1981 г., пользование теплоэнергией допускалось только на основании договора, заключаемого между энергоснабжающей организацией и потребителем (абонентом), теплоустановки которого непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации. К договору прилагался акт разграничения балансовой принадлежности теплосетей и эксплуатационной ответственности сторон. Договоры на пользование тепловой энергией заключались в соответствии с типовыми договорами, прилагаемыми к Правилам. При этом лица, теплоустановки которых не были непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации (так называемые субабоненты), обязаны были заключить договор на пользование тепловой энергией с абонентами.
   В условиях плановой, командно-административной экономики сторонам не позволялось самим регулировать свои правоотношения по снабжению тепловой энергией. Роль ограничителя свободы договора выполняли типовые формы договоров, которые утверждались органами государственного управления. Типовые договоры представляли собой не что иное, как нормативные акты, содержащие императивные нормы, регулирующие основные моменты заключения и исполнения договора теплоснабжения.
   В силу этого типовые договоры были обязательными для участников соответствующих правоотношений. Таким образом, в течение нескольких десятилетий процедура заключения договора была абсолютно формализована и носила характер декорации. Несмотря на то что тепловая энергия была предметом гражданского оборота, правовой режим договоров, опосредующих ее передачу потребителям, содержал только императивные нормы.
   Впервые правила энергоснабжения были установлены на уровне закона в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.[19], тогда соответствующий договор имел название «Договор о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть». Данному договору была посвящена всего лишь одна статья, состоящая из четырех пунктов. В соответствии со статьей 84 Основ по договору о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть снабжающая сторона обеспечивала другую сторону – потребителя (абонента) – предусмотренными договором ресурсами, а потребитель оплачивал стоимость принятых ресурсов.
   В нашей стране лишь только на определенном уровне развития энергетики возникла потребность в правовых нормах, регулирующих отношения по снабжению энергоресурсами. Так, переход России к новой модели экономики обусловил необходимость обновления законодательства по энергоснабжению.
   Гражданский кодекс 1996 г. договору по передаче ресурсов через присоединенную сеть посвятил отдельный параграф (§ 6), получивший наименование «Энергоснабжение», выделив этот договор в самостоятельный вид купли-продажи наряду с розничной куплей-продажей, поставкой, контрактацией, продажей недвижимости и предприятия. При этом структура договорных связей по теплоснабжению осталась той же, что была предусмотрена в Правилах пользования электрической и тепловой энергией 1981 г. Многие существенные проблемы оборота тепловой энергии остались нерешенными. Так, до сих пор имеются противоречия в части определения правовой природы отношений в сфере теплоснабжения. Нет должной ясности в терминологии, которая применяется в различных нормативных актах, регулирующих отношения в области снабжения потребителей теплоэнергией. Ряд нормативных актов, необходимых для реализации положений Гражданского кодекса РФ, пока еще не принят, яркий пример тому – проект закона «О теплоснабжении», который находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ уже более десяти лет. Кроме того, в 2006 г. были введены в действие Правила предоставления коммунальных услуг гражданам[20], но их ряд норм сегодня не соответствует гражданскому законодательству. Остались открытыми вопросы государственного регулирования рынка тепловой энергии, прекращения и ограничения подачи тепловой энергии потребителям, формирования тарифов на теплоэнергию и др. Множество проблем связано с передачей ее так называемым субабонентам и поиском модели гражданско-правового договора, опосредующего отношения на рынке тепловой энергии. Нельзя признать решенными проблемы снабжения тепловой энергией потребителей, проживающих в многоквартирных домах.
   Вместе с тем эти проблемы обострились и, как никогда, являются актуальными. Пробелы и противоречивость законодательства, безусловно, порождают сложности на практике. Количество споров в сфере теплоснабжения варьирует в различных субъектах РФ, но постоянно растет, судебная же практика не отличается единообразием. Ее обзоры и обобщения по рассмотрению споров в основном касаются административно-правовых вопросов или собственно гражданско-правовых вопросов, тогда как отношения по теплоснабжению имеют сложную правовую природу, включающую как частноправовые элементы, так и публично-правовые элементы.
   Важно также учитывать, что снабжение потребителей тепловой энергией независимо от характера отношений и вида сделок, используемых для оборота энергии, представляет собой достаточно сложный комплекс связей, действий и их последствий. Так, например, с приобретением тепловых сетей, подключенных к централизованной системе теплоснабжения, у их собственника или иного законного владельца сразу же появляются новые отношения с лицами, чьи энергоустановки присоединены к этим сетям. Собственник (или иной законный владелец) тепловых сетей оказывается правомочным и обязанным в отношениях с ними[21].
   В связи с тем что отношения по теплоснабжению фактически регулируются различными актами, важно определить, в каком случае должны применяться те или иные нормы законодательства. Все высказанные в юридической литературе по этому поводу воззрения можно свести к двум позициям.
   Первая из них представлена соображениями, которые исходят из приоритета специальных нормативных правовых актов по отношению к Гражданскому кодексу РФ и иным актам законодательства (А. В. Чибис, С. А. Фаустов).
   Так, А. В. Чибис полагает, что при теплоснабжении приоритет в применении сначала должны иметь специальные нормы о теплоснабжении, затем нормы об энергоснабжении (§ 6 главы 30 ГК) и только потом – общие положения о купле-продаже (§ 1 главы 30 ГК), а вот нормы Гражданского кодекса РФ о розничной куплепродаже непосредственно к отношениям теплоснабжения не должны применяться.[22]
   Сходную позицию занимает и С. А. Фаустов. Он приходит к выводу, что к отношениям по договору снабжения тепловой энергией правила Гражданского кодекса РФ применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное и, следовательно, к отношениям по договорам теплоснабжения, не урегулированным Гражданским кодексом РФ, должны применяться законы и иные правовые акты о теплоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними[23].
   Представители второй позиции отмечают негативную тенденцию отказа от приоритета норм Гражданского кодекса РФ перед иными правовыми актами, регулирующими отношения по снабжению потребителей ресурсами через присоединенную сеть, в том числе теплоэнергией. Кроме того, Е. В. Блинкова обращает особое внимание на вертикальную и горизонтальную иерархию источников правового регулирования отношений по теплоснабжению. К последней, по ее мнению, относится договорное регулирование как самостоятельный правовой способ организации конкретных индивидуальных договорных связей хозяйствующих субъектов, существующих наряду с нормативно-правовой регламентацией указанных отношений[24].
   Между тем необходимо учитывать, что для сферы договорного права определяющим является частный интерес. Его удовлетворение и защита потребовали закрепления и соответствующих правовых принципов: недопустимости вмешательства в частные дела, свободы распоряжения собственностью, свободы договора и т. д. Социальная значимость тепловой энергии обусловливает необходимость в отношениях по теплоснабжению не просто присутствия, а доминирования публичного интереса. И как следствие, нормы, регулирующие указанные отношения, должны быть сформированы на основе других принципов. Специфические качества тепловой энергии, а также ее свойства, функции и роль в жизни нашей страны порождают своеобразную структуру правоотношений, особый баланс прав и обязанностей их участников, не совсем свойственный цивилистическому регулированию. В связи с этим законодательство, регулирующее отношения по теплоснабжению, должно основываться на принципах, отличных от некоторых основных принципах гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ), и, следовательно, в этом законодательстве должна найти свое отражение специфика регулирования отношений по централизованному теплоснабжению, включая и производство теплоэнергии в режиме комбинированной выработки.
   В 90-х гг. ХХ в. тепловая энергия, являясь объектом экономического оборота, попала в сферу действия гражданского права. Гражданское законодательство регулирует оборот тепловой энергии постольку, поскольку оно регулирует оборот всех других объектов. Теплоэнергия выступает в качестве объекта гражданских прав и к ней применяются общие положения обязательственного права, которые касаются любых объектов гражданских прав. Вместе с тем отношения по теплоснабжению должны регулироваться нормами, которые учитывают его специфику как социального объекта. Особый акцент необходимо делать на социальную значимость тепловой энергии, так как ее включение в сферу гражданского права, как показал российский опыт 1990–1999 гг., привело к кризису. В отношениях, связанных с тепловой энергией, должен превалировать публичный интерес над частным. И именно законодатель должен определить пределы включения тепловой энергии в сферу гражданского оборота. Такой взгляд на сложившуюся ситуацию в сфере регулирования отношений, связных со снабжением потребителей тепловой энергией, в наибольшей степени отвечает потребностям правовой регламентации социальных связей, корректен и юридически сбалансирован.
   Проблема состоит как раз еще и в том, чтобы найти общий подход к регулированию отношений как по централизованному, так и децентрализованному теплоснабжению. В этих целях целесообразно разделить все отношения по теплоснабжению на две группы: первая – отношения возникают на основании административно-правовых актов государственных органов и гражданское право в данном случае неприменимо (регулирование тарифов); ко второй группе относятся частноправовые отношения, регулируемые как императивными, так и диспозитивными нормами. Вместе с тем для сферы правового регулирования отношений по теплоснабжению должен быть преимущественно характерен тип разрешительного регулирования.
   В России, как отмечается в юридической литературе, происходит становление особой комплексной отрасли, имеющей предметом своего регулирования отношения с энергоресурсами, и отсюда называющейся энергетическим правом[25]. Оно включает в себя гражданско-правовые нормы, а также нормы экологического и административного права.
   Таким образом, несмотря на то что в целом можно говорить о возникновении в России рынка тепловой энергии как сферы проявления экономических отношений по поводу обращения особого товара – тепловой энергии, реформирование энергетики – процесс длительный. Требуется дальнейшее конструктивное совершенствование законодательства в этой области, направленное на более четкое правовое регулирование отношений в сфере теплоснабжения. В этом видится главное направление ее развития в Российской Федерации.

1.3. Правовое регулирование тарифов на тепловую энергию

   Как уже отмечалось, цены на тепловую энергию подлежат государственному регулированию. В отличие от электрической энергии, цены на которую по замыслу реформаторов через несколько лет должны быть свободными, цены на тепловую энергию будут устанавливаться государством. А как известно, цены, которые регулируются государством, именуются тарифами.
   К основным нормативным правовым актам, регламентирующим тарифы в энергетике, относятся следующие: Федеральный закон «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 г. № 35-ФЗ; Федеральный закон «О государственном регулировании тарифов на тепловую и электрическую энергию» от 14.04.1995 г. № 41, который утратит силу после окончания переходного периода реформирования электроэнергетики; Постановление Правительства РФ «О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в РФ» от 26.02.2004 г. № 109 – данный нормативный акт закрепляет не только методы формирования тарифов, но и порядок принятия регулирующими органами решений по установлению тарифов; Федеральный закон «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» от 30.12.2004 г. № 210-ФЗ.
   На ведомственном уровне принимаются в основном методические документы, содержащие механизм расчета тарифов, которые имеет право принимать только Федеральная служба по тарифам. Данная служба кроме установления тарифов обладает полномочиями на принятие обязательных к применению методических указаний.
   Особо необходимо отметить, что тарифы на энергию вводятся в действие с начала финансового года и регулирование тарифов привязано к бюджетному процессу. Изменение тарифа в течение финансового года возможно только после внесения изменений в соответствующий бюджет.
   По общему правилу соответствующий орган исполнительной власти субъекта РФ осуществляет регулирование тарифов на тепловую энергию. Вместе с тем закон предусматривает некоторые особенности, так органы местного самоуправления могут наделяться законом субъекта РФ полномочиями по регулированию тарифов на тепловую энергию, отпускаемую непосредственно источниками тепловой энергии, обеспечивающими снабжение теплоэнергией потребителей, расположенных на территории одного муниципального образования (за исключением тепловой энергии, производимой электростанциями в режиме комбинированной выработки).
   Хотелось бы обратить внимание на часть восьмую статьи 6 ФЗ «О государственном регулировании тарифов на тепловую и электрическую энергию», которая вступила в силу с 01.01.2006 г. и принципиально изменяет организационную структуру участия органов местного самоуправления в государственном регулировании тарифов. Так, в частности, органы местного самоуправления вправе устанавливать надбавки к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса (в том числе и теплоснабжающих организаций), которые могут увеличивать тарифы в рамках установленных соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ предельных (минимального и /или максимального) уровней тарифов до 01 января 2009 года, а после 1 января 2009 года – превышать эти рамки.
   Таким образом, начиная с 01 января 2009 г. органы местного самоуправления практически получили право увеличивать тарифы, установленные соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ, путем утверждения надбавки к ним.
   В связи с этим закономерным является вопрос: с какой целью законодатель наделил органы местного самоуправления полномочиями по установлению надбавок к тарифам? Анализ пояснительной записки к данному закону позволяет сделать вывод о том, что введение надбавок связанно с развитием инфраструктуры территории муниципальных образований. Согласно ст. 15 ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» финансирование развития систем коммунальной инфраструктуры осуществляется посредством установления регулируемых:
   • надбавок к ценам (тарифам) для потребителей,
   • надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса,
   • тарифов на подключение к системе коммунальной инфраструктуры,
   • тарифов организаций коммунального комплекса на подключение.
   Таким образом организации коммунального комплекса могут реализовывать инвестиционные программы, определяемые органами местного самоуправления, за счет надбавок к тарифам, утверждаемых органами местного самоуправления.
   Начиная с 01 января 2009 г. тарифы организаций коммунального комплекса, у которых отсутствуют инвестиционные программы, будут расти темпами не выше прогнозных значений индекса потребительских цен, с учетом индекса роста регулируемых цен на продукцию естественных монополий. Другими словами, соответствующий исполнительный орган субъекта РФ в пределах индексов, утвержденных Федеральной службой по тарифам РФ, как было это и раньше, будет устанавливать предельные индексы роста тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса по муниципальным образованиям субъекта РФ.
   Единственная возможность получить тариф выше этих индексов – принятие и реализация инвестиционных программ, причем эти программы должны быть разработаны в соответствии со следующими требованиями.
   Прежде всего необходимо сформировать и утвердить программу комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры. В соответствии с законом данная программа разрабатывается органом местного самоуправления и утверждается представительным органом муниципального образования (т. е. на сессии депутатов).
   В свою очередь инвестиционная программа организации коммунального комплекса разрабатывается на основании условий технического задания, утверждаемого главой местной администрации. Это техническое задание формируется в соответствии с программой комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры. Подготовка проекта инвестиционной программы и расчет финансовых потребностей, необходимых для реализации данной программы, производятся организацией коммунального комплекса.
   Подготовленный проект инвестиционной программы и расчет необходимых для ее реализации финансовых потребностей предоставляются организацией коммунального комплекса в орган регулирования муниципального образования, который проводит соответствующую проверку.
   При соответствии предоставленного проекта инвестиционной программы условиям утвержденного технического задания и обоснованности расчета необходимых для ее реализации финансовых потребностей орган регулирования муниципального образования готовит предложения о размере надбавки к тарифам для потребителей и соответствующей надбавке к тарифам на товары и услуги организации коммунального комплекса, а также предложения о размерах тарифа на подключение к системе коммунальной инфраструктуры и тарифа организации коммунального комплекса на подключение.
   Орган регулирования муниципального образования проводит также анализ доступности для потребителей товаров и услуг организаций коммунального комплекса с учетом предлагаемой надбавки к тарифам для потребителей и тарифа на подключение к системе коммунальной инфраструктуры. Анализ доступности для потребителей проводится как в отношении тарифов для потребителей, так и в отношении тарифов на подключение.
   Далее, при вынесении органом регулирования муниципального образования решения о доступности для потребителей товаров и услуг организации коммунального комплекса указанный орган регулирования с учетом предложений по частичному обеспечению финансовых потребностей организации коммунального комплекса за счет средств местного бюджета направляет проект инвестиционной программы и предоставленные этой организацией коммунального комплекса расчеты в представительный орган муниципального образования.
   Представительный орган муниципального образования рассматривает и утверждает инвестиционную программу организации коммунального комплекса, устанавливает надбавку к тарифам для потребителей.
   После утверждения инвестиционной программы организации коммунального комплекса и установления надбавки к тарифам для потребителей орган регулирования муниципального образования устанавливает надбавку к тарифам на товары и услуги организации коммунального комплекса, тариф на подключение к системам коммунальной инфраструктуры, а также тариф организации коммунального комплекса на подключение.
   После установления всех указанных тарифов и надбавок органы местного самоуправления заключают с организацией коммунального комплекса (в том числе и теплоснабжающими организациями) договор в целях развития системы коммунальной инфраструктуры, определяющий условия реализации утвержденной инвестиционной программы данной организации.
   Реформирование рынков энергии России, в том числе и в сфере тарифного регулирования – процесс длительный. Вместе с тем итоги этих преобразований будут видны уже в ближайшее время.

1.4. Тепловая энергия как особый объект сделок

   Термин «тепловая энергия» давно употребляется как в отечественной экономической и юридической доктрине, так и в правоприменительной практике. Анализ действующего законодательства показывает, что данный термин употребляется без какого-либо толкования и определения. Однако выяснение точного содержания термина «тепловая энергия» очень важно для правильной квалификации отношений, вызываемых обращением особого товара – тепловой энергии.
   Акты гражданского законодательства, регулирующие отношения в сфере энергетики, в том числе основополагающие – Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 14.04.1995 г. № 35—ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в РФ»[26] – оперируют только термином «тепловая энергия». Вместе с тем обращает на себя внимание отсутствие этого термина в нормативно-технических документах по технической термодинамике, на базе которой решаются все технические задачи в области теплоснабжения; для этих целей используются термины «теплота (количество теплоты)» и «энтальпия». Таким образом, чтобы правильно квалифицировать отношения, возникающие между теплоснабжающими организациями и потребителями, необходимо четко определить, что же следует понимать под термином «тепловая энергия».
   Сегодня в России действует ГОСТ 8.417—2002 ГСИ. Единицы величин[27], которые дает перечень физических величин и предписывает их обязательное использование в различных областях деятельности, включая энергетику. В нем перечислены единицы измерения, приведены их русские и международные названия и установлены правила их применения. По этим правилам в международных документах и на шкалах приборов допускается использовать только международные обозначения. Во внутренних документах и публикациях можно использовать либо международные, либо русские обозначения. Данный государственный стандарт введен в действие с 1 сентября 2003 г. Постановлением Государственного комитета РФ по стандартизации, метрологии и сертификации от 4 февраля 2003 г. № 38—ст. В этом государственном стандарте приведены такие физические величины, как энергия, работа, количество теплоты, термодинамические потенциалы (внутренняя энергия, энтальпия и т. д.), но отсутствует такая величина, как тепловая энергия.
   Энциклопедия дает следующее определение: энергия (от греч. energeia – действие, деятельность) есть общая количественная мера различных форм движения материи; в физике различным физическим процессам соответствует тот или иной вид энергии: механическая, тепловая, электромагнитная, гравитационная, ядерная и т. д.[28]Из этого следует, что тепловая энергия – частный случай общей величины «энергия».
   В такой науке, как физика, используется понятие «теплота» и «энтальпия». Интересно отметить, что до 50-х годов XIX века наука рассматривала теплоту как особое невесомое, неуничтожимое и несоздаваемое вещество, которое имело название теплород. М. В. Ломоносов был первым, кто опроверг эту теорию. В своей работе «Размышление о причинах теплоты и холода», изданной еще в 1774 г. он утверждал, что теплота является формой движения мельчайших частиц тела, заложив тем самым основы механической теории теплоты[29]. В современной науке под теплотой понимается энергия, передаваемая более нагретым телом менее нагретому, не связанная с переносом вещества и совершением работы[30].
   В юридической литературе не дается определения термина «тепловая энергия», по всей видимости, это экономическое понятие, характеризующее товар. Таким образом теплоэнергия, скорее всего, является экономическим понятием, вместе с тем в физике этот процесс, представляющий собой движение материи (атомов, молекул и т. п.), может быть измерен:
   • в виде теплоты (количество теплоты), которая является характеристикой процесса теплообмена и определяется количеством энергии, получаемым (отдаваемым) телом в процессе теплообмена; в международной системе единиц (СИ) измеряется в джоулях (Дж), устаревшая единица – калория (1 кал = 4,18 Дж)[31];
   • в виде энтальпии теплоносителя, которая является термодинамическим потенциалом (или функцией состояния) и определяется массой, температурой и давлением теплоносителя; в международной системе единиц (СИ) измеряется в калориях[32].
   Специалисты в области термодинамики отмечают, что во многих российских системах централизованного теплоснабжения измерить количество теплоты сложно, а в некоторых случаях и невозможно. В связи с этим предлагают такую величину, как энтальпия теплоносителя, использовать в качестве меры (количественной характеристики) тепловой энергии[33].
   Данная точка зрения нашла отражение в законопроекте «О теплоснабжении». Так, согласно ст. 4 этого законопроекта под тепловой энергией понимается вид энергии, характеризуемой температурой и давлением теплоносителя, численное значение которой равно его теплосодержанию (энтальпии)[34].
   В современном мире тепловая энергия уже давно приобрела товарный характер и определенную коммерческую ценность, т. е.встала в один ряд с вещами и иными объектами гражданских прав. Вместе с тем в литературе оживленно дискутируется вопрос о правовой природе особого товара – тепловой энергии, суть которого, по существу, сводится к поискам наиболее эффективной конструкции вещных прав на этот товар.
   Тепловую энергию в зависимости от ее отнесения к тому или иному виду объектов гражданских прав определяют по-разному, но все известные подходы можно в целом свести к двум основным: вещную и обязательственную теории.
   Сторонники вещной теории рассматривают теплоэнергию как вещь (товар), обладающую квалифицирующими признаками[35].
   Обязательственная теория делает акцент на том, что тепловая энергия вовсе не является имуществом, подразумевая под тепловой энергией определенные действия (определенную деятельность), которые по своей гражданско-правовой природе относятся к числу услуг[36], что соответствует формулировке, приведенной в п. 3 Постановления Правительства РФ от 23 мая 2006 г. № 307 «Правила предоставления коммунальных услуг гражданам»[37].
   В обоснование данной позиции исследователи справедливо ссылаются на такие свойства тепловой энергии, как:
   • неосязаемость (невозможно зрительно обнаружить ее как вещь);
   • практическое совпадение момента производства, распределения и потребления теплоэнергии во времени и по количеству (с учетом потерь);
   • несохраняемость (невозможность накопить на складе для последующего потребления);
   • неразрывная технологическая связь с иными объектами (котельными установками; теплофикационными установками тепловых электростанций; комплексом инженерно-технических устройств, предназначенных для передачи тепловой энергии), выполняющими опосредующие функции;
   • невозможность возвратить потребленную теплоэнергию;
   • ограниченность осуществления правомочий владения, распоряжения по отношения к тепловой энергии;
   • передача потребителю с помощью теплоносителя (горячей воды, водяного пара).
   

notes

Примечания

1

   Энергетическая стратегия России на период до 2020 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 28.08.2003 г. № 1234-р. // СЗ РФ. 2003. № 36. Ст. 3531.

2

   Орлов А. И. Русская отопительная техника / Сборник статей под ред. В. Г. Семенова «100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России». М. 2003. С. 58.

3

   Там же. С. 71.

4

   100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России // http: // www.rosteplo.ru

5

   Там же.

6

   Папков Б. В., Куликов А. Л. Вопросы рыночной электроэнергетики. Н. Новгород. 2005. С. 277.

7

   Зингер Н. М., Белевич А. И. Развитие теплофикации в России / Сборник статей под ред. В. Г. Семенова «100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России». М. 2003.С. 96–97.

8

   100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России // http: // www.rosteplo.ru

9

   Зингер Н. М., Белевич А. И. Развитие теплофикации в России / Сборник статей под ред. В. Г. Семенова «100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России». М. 2003.С. 98–99.

10

   Орлов А. И. Русская отопительная техника / Сборник статей под ред. В. Г. Семенова «100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России». М. 2003. С. 78.

11

   100 лет теплофикации и централизованному теплоснабжению в России // http: // www.rosteplo.ru

12

   Там же.

13

   Кара-Мурза С. Г., Телегин С. Г. Царь-холод, или Почему вымерзает Россия. – М.: Алгоритм, 2003.

14

   Кара-Мурза С. Г., Телегин С. Г. Царь-холод, или Почему вымерзает Россия. – М.: Алгоритм, 2003. С. 51.

15

   Об электроэнергетике: федер. закон РФ от 26.03.2003 г. № 35-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 13. Ст. 1177.

16

   Кара-Мурза С. Г., Телегин С. Г. Царь-холод, или Почему вымерзает Россия. – М.: Алгоритм, 2003. С. 59.

17

   Правила пользования электрической и тепловой энергией. Тбилиси: изд. и тип. изд-ва «Техника да шрома», 1942.

18

   Правила пользования электрической и тепловой энергией. 3-е изд. М., 1982.

19

   Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

20

   CЗ РФ. 2006.

21

   См. например, Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.03.98 г. № 32 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства» // Вестн. ВАС РФ. 1998. № 5. С. 95–96.

22

   Чибис А. В. Договор теплоснабжения в российском гражданском праве: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Волгоград. 2006. С. 9—10.

23

   Фаустов С. А. Правовое регулирование электро– и теплоснабжения в системе электроснабжения Российской Федерации: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М. 2004. С. 10.

24

   Блинкова Е. В. Гражданско-правовое регулирование снабжения товарами через присоединенную сеть: Теоретико-методические и практические проблемы единства и дифференциации: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М. 2005. С. 17–18.

25

   Предпринимательское (хозяйственное) право: учеб.: в 2 т. / отв. ред. О. М. Олейник. М., 2002. Т. 2. С. 180.

26

   СЗ РФ. 1995. № 16. Ст. 1316.

27

   ГОСТ 8.417—2002. Государственная система обеспечения единства измерений. Единицы величин. М., 2003.

28

   Большой энциклопедический словарь / Общ. ред. А. М. Прохоров. М., 1999. С. 1406.

29

   Карякин Н. И., Быстров К. Н., Киреев П. С. Краткий справочник по физике. М.: Высшая школа. 1969. С. 10.

30

   Сборник определений Выпуск 103. Термодинамика. Основные понятия. Терминология. Буквенные обозначения величин. / общ. ред. И. И. Новикова. М.: Наука. 1984.

31

   Там же. С. 11 94. – См. также: ГОСТ 8.417–2002.

32

   Малафеев В. А. Что продается в системах теплоснабжения и как правильно это измерить? // Энергоснабжение. 2003. № 5. С. 25.

33

   Малафеев В. А. Что продается в системах теплоснабжения и как правильно это измерить? // Энергоснабжение. 2003. № 5. С. 25.

34

   О теплоснабжении: проект, версия № 7 от 17 мая 2004 г. // www.rosteplo.ru/zaktep.php

35

   См., например: Гражданское право. Учебник. В 2 т. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 86; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (части второй) / под ред. О. Н. Садикова. М, 1998. С. 117.

36

   См., например: Агарков М. М. Подряд: (Текст и комментарии к ст. 220–235 Гражданского кодекса). М.: Право и жизнь, 1924. С. 13; Нестолий В. Г. Договор энергоснабжения – самостоятельный институт российского гражданского права // Сиб. юрид. вестн. 2003. № 3. С. 43.

37

   СЗ РФ. 2006. № 23. Ст. 2507.
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать