Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Под маской Санта Клауса

   В канун Нового года в загородном доме собрались восемь человек. Взаимоотношения между ними очень сложные: застарелые обиды, интриги, и с каждой новой бутылкой ситуация все больше обостряется.
   После того, как пробили куранты, начинаются скандалы. Через какое-то время находят труп старшего брата. Попытка обыскать окрестности ни к чему не приводит. Они понимают, что убийца среди них, так как дом полностью занесен снегом.
   Атмосфера неизвестности, где каждый подозревает ближнего, с каждым часом накаляется. Несколько дней им приходится жить в одном доме с покойником и убийцей, отрезанными от всего мира. Как тут не тронуться мозгами? Вместо того, чтобы сплотиться и держаться вместе, они еще сильнее отчуждаются друг от друга, перемывая грязное белье и оскорбляя каждого. Сколько правды в той фразе о скелетах в шкафу.
   Пока они находятся в занесенном снегами доме, за расследование принимается юрист, который был приглашен одним из братьев. Ему приходится нелегко, так как у каждого был мотив и ни у одного из них нет алиби.


Светлана Мерцалова Под маской Санта Клауса…

Часть 1

   Снег валил крупными хлопьями, мерцая в свете фонарей. Деревья, дома, дороги – все было укутано снежной пеленой…
   Усов выглянул в окно – никого. Праздник отменяется?
   Он бы не расстроился. Ехать за город в такой снегопад довольно рискованно: туда еще можно добраться, а вот обратно…
   Да не в дороге дело: кроме Олега и его жены он никого не знает. Обычно, Новый год они справляли вдвоем с женой, Усов не любитель больших компаний…
   Но в этом году они развелись, и перспектива сидеть в праздник дома – между постелью, телевизором и столом в гордом одиночестве, его не вдохновляла. Хочется поговорить с кем-нибудь, поднять бокал под бой курантов…
   В этот момент из-за угла показался автомобиль. Усов пригляделся – это за ним. Быстро влез в ботинки и вышел.
   – Устраивайся поудобнее. Путь не близкий, – здороваясь, сказал Олег.
   – Какой снегопад! Уже и не помню, когда в последний раз видела такой, – улыбнулась Катя.
   Ее улыбка была очаровательной – уголки губ слегка приподнялись, а глаза засветились нежностью. Усов улыбнулся в ответ. Катя ему нравилась: такая естественная, без тени кокетства. Он почувствовал себя уютно в салоне автомобиля, слушая болтовню Кати и с наслаждением затягиваясь сигаретой.
   Если б он только знал, что ожидает его в дальнейшем, то всех бы послал к чертям и выскочил из машины на первом перекрестке…
   – Смотри! Люди, как снеговики ходят, даже лиц не видно, – смеялась Катя. – Так смешно!..
   – Тебе смешно, а мне нет. Еще неизвестно, как завтра мы будем выкапываться из-под снега, – пробурчал Олег. – Это тебе не город. Там не очень-то со снегоочистителями.
   – Может, тогда не поедем? – с тревогой в голосе спросила Катя.
   – Вот еще! Я не из тех, кто отступает, – улыбнулся Олег. – Нас уже заждались.
   – Кто еще там будет? – спросил Усов.
   – Братья с женами. Точнее сказать: старший с женой, а младший с невестой. Ее до сих пор никто не видел, – ответил Олег. – Еще будет одна…
   – Кто?
   – Жена старшего брата прихватит с собой сестру. Для тебя, – добавил он многозначительно.
   – Этого делать было необязательно, – поморщился Усов.
   – Тебе не нужно с ней койку делить. Она для того, чтобы не скучать одному, если мы решим потанцевать или разбредемся по норкам, – пояснил Олег.
   Усов замялся. Ему сегодня совсем не хотелось уделять внимания кому-либо:
   – Я бы телевизор посмотрел или… Она тоже в разводе?
   – Нет, – ответил Олег. – Старая дева.
   – Ну-у… я докатился! Новый год справлять со старой девой! Страшненькая, наверное?
   – Да уж, – хохотнул Олег. – Видел я ее пару раз. Главное – не тушуйся! Как говорится: не бывает некрасивых женщин, а бывает мало водки. Сядем, по стакану коньячку и…
   – Никаких «и»…

   Они выехали за город. Снег уже валил сплошной стеной, покрывая землю мягкими белыми сугробами. «Дворники» c трудом успевали очищать лобовое стекло.
   – Это будет настоящий праздник! Не то что в прошлом году, – щебетала Катя. – Мне кажется, этот Новый год я запомню надолго!
   – Мне тоже так кажется, – добавил Олег, но его голос неожиданно дрогнул.
   Нечто тревожное почудилось Усову в этих словах, что даже мурашки побежали по спине. Но тут Катя включила радио, и веселая музыка наполнила салон…
* * *
   Местность, где находился дом, была довольно пустынной. Большой двухэтажный особняк окружен ажурной чугунной оградой, но ворота открыты и подъезд к гаражу тщательно расчищен. Они медленно подъехали к дому. В свете фонарей Усов увидел мужчину, разгребающего снег.
   – Выбирайтесь из машины! Да поживей, бездельники! Лопаты в руки и вперед! Мы уже час, как тут херачим, – крикнул он.
   У него была мощная посадка головы, коротко стриженые волосы, тяжелый подбородок и насмешливый взгляд. От мороза или от бутылки водки, стоящей неподалеку, он раскраснелся, и от него буквально валил пар.
   – Разрешите вас познакомить. Мой брат – Игорь, а это мой юрист – Сергей Усов, – представил Олег. – Ты сказал «мы», но я никого не вижу.
   – С Витьком, – ответил Игорь. – Он за углом.
   – Охранник, – уточнил Олег. – Он будет сидеть в будке.
   – В какой будке? – спросил Усов.
   – В этой, – взяв его за руку, Олег подвел к углу дома. – Там печурка, телевизор и диван.
   Усов увидел отдельно стоящий небольшой домик и охранника, который разгребал снег.
   – Холуй должен знать свое место, – хохотнул Игорь.
   Усова покоробили эти слова, в которых сквозил неприкрытый цинизм. Интересно, за кого братья принимают самого Усова? За холуя, но рангом повыше? Он неохотно взялся за лопату.
   – У брата своеобразное чувство юмора, – шепнул на ухо Олег. – К нему нужно привыкнуть.
   Из дома вышли две женщины. Одна была брюнетка, настолько худая и маленькая, что могла бы вызывать жалость, если бы не высокомерный взгляд карих глаз. Губы под густым слоем помады были узкие и злые. Вторая – безликая, бесцветная, без определенного возраста, одетая в серое пальто, вышедшее из моды лет тридцать назад.
   – Алина – жена Игоря, – представил Олег.
   – Это ее сестра – Лариса. Припасена для тебя моей благоверной, – встрял в разговор Игорь и подмигнул Усову. – Праздник тебе скрасить.
   Все почувствовали себя неловко, а Игорь обратился к жене.
   – Хоть ты б ее принарядила… там… подкрасила. Чего она бледная, как вошь бельевая?
   Лариса жалко улыбнулась, и на глазах выступили слезы. Смахнув их ладошкой, она убежала в дом.
   Чувствуется, что праздник будет не из веселых. Еще часу нет как Усов здесь, а Игорь его уже утомил.
   – Прямо пенсион благородных девиц: то не говори, этого не делай. Сейчас еще одну привезут… Надеюсь, что не очень благородную, а то я озверею от благородства, – зло сказал Игорь и сплюнул. – Младший должен подъехать с невестой. Никто ее еще не видел. Сегодня премьера! Оценим! – игриво добавил он.
   Еще полчаса чистили снег. Игорь каждые пять минут прикладывался к бутылке и достал так, что у Усова было одно желание: послать всех к чертям.
   Тут на пороге появилась Алина:
   – Игорь, ты меня слышишь?
   – Да! Слышимость хорошая! Но если ты сейчас мне намекнешь, что я много пью, то я тебя пошлю подальше, – грубо ответил Игорь.
   Ее глаза зло сверкнули, но она сумела сохранить приветливый вид. Тут из-за поворота показались фары автомобиля.
   – Вот и Макс! – улыбнулся Олег.
   Макс был очень похож на Олега, только черты лица более тонкие и улыбка обаятельнее.
   – Всем привет! – отсалютовал Макс.
   Обойдя машину, он медленно открыл дверь, помогая девушке выйти. Все на секунду остолбенели, а кто-то даже присвистнул. В ней все было идеально – начиная от высоко поднятых бровей и заканчивая точеными ногами, виднеющихся в распахнутой шубке. Особый шарм ей придавали миндалевидные прозрачные глаза, отливающие аквамарином в свете фонаря. Это была женщина до кончиков ногтей, что ощущалось в каждом ее движении, во взгляде, во влажном блеске губ…
   Пристальное внимание не смутило ее, заметно, что она привыкла вызывать восхищение своим присутствием…
   Усов смотрел на улыбающегося Макса и завидовал. Ему бы тоже хотелось стать таким: стройным, элегантным, и открывать дверцу перед красивой девушкой…
   – Дамы и господа, разрешите представить мою невесту! Ее зовут Инга.
   – Могу я по-родственному поцеловать свою будущую?.. Кем она мне приходится? Невесткой? – балагурил Игорь, подойдя к ней. – Не важно. Главное то, что теперь она приходится мне родственницей. Жизнь становится веселей! Можно вашу ручку? – и он, не спрашивая, взял ее за руку и поцеловал.
   Это было довольно бестактно, но терпимо. Почему на ее лице отразился ужас?
   – Добро пожаловать в нашу дружную семейку! Просим любить и жаловать! – загоготал Игорь и заговорщически подмигнул остальным.

   На первом этаже располагались просторная гостиная с баром. В камине пылал огонь, Шкуры на полу, на стенах – оленьи рога. Посередине комнаты стояла большая нарядная елка, которую украшала Лариса, одетая в тусклое старушечье платье. Катя накрывала на стол.
   Макс помог Инге снять шубку, и все остолбенели во второй раз. Платье плотно обтягивало ее, давая возможность полюбоваться гибким телом. Только женщина с идеальной фигурой может позволить себе такое платье. В ней был класс! Рядом с ней другие женщины стали блеклыми и потерянными. Что же касается мужчин, то все взгляды были прикованы к Инге. Другая на ее месте смутилась бы, но ей было безразлично, как женщине, привыкшей к поклонению.
   – Вы не покажите, где у вас… – обратилась она к Алине.
   – Я вас сейчас ознакомлю с расположением дома, – сухо ответила та.
   – Эта тоже – цирлих-манирлих, – хохотнул Игорь.
   – Тебе бы тоже иногда не мешало… – начала было Лариса.
   Игорь резко оборвал ее:
   – Давай сегодня обойдемся без твоих замечаний! Не то я сейчас перечислю, чего тебе не мешало бы…
   Обиженно поджав губы, Лариса вышла из комнаты. Мужчины уселись у горящего камина и, развалившись на подушках, пытались вести непринужденную беседу. Катя поставила перед ними холодную закуску и рюмки.
   – Тяпнем по-разминочному! Просто так – за нас хороших, – сказал Игорь. – Ты что предпочитаешь: коньяк, водку или какие-нибудь хитроумные коктейли? – обратился он к Усову.
   – Коньяк меня вполне устроит, – ответил тот.
   Одним глотком Усов опорожнил рюмку, и блаженное тепло приятно растеклось по телу.
   – Как у нас говориться: между первой и второй перерывчик небольшой, – балагурил Игорь, разливая.
   – Уже не первая и даже не вторая, – поправила Алина.
   – Это было давно, и мы уже забыли, – засмеялся он.
   – Мобильники работают? – с надеждой спросил Усов.
   – Нет, – ответил Олег. – И не пытайся звонить. В коридоре есть телефон. Он иногда работает.
   – Что значит «иногда»?
   – Это не город. В непогоду тут электричества не бывает, – пояснил Олег. – Ни света, ни связи, совсем как в Средневековье…
   – Дамы! Все за стол! Время провожать старый год! У меня уже в глотке пересохло! – заорал Игорь.
   – Когда у тебя успело в глотке пересохнуть? Разгребая снег, ты выпил половину бутылки, – заметила Алина.
   – Все-то ты видишь, – отмахнулся от нее Игорь. – Ты там стряпала что-то? И вали к своим поварешкам!
   В дверях появилась Инга, и все замолкли. Она грациозно подошла к Максу и села рядом, закинув нога на ногу.
   – Скажите, чего вам налить? Желание ваше тот час будет исполнено, – подскочил к ней Игорь. – Я уверен, что такие девушки, как вы, предпочитают «Дом Периньон». Я прав?
   Инга вздрогнула и, опустив глаза, прильнула к Максу, точно хотела спрятаться за его спиной.
   – Шампанского! – крикнул Игорь. Алина принесла бутылку шампанского.
   – Тащи сразу вторую, – приказал он. – Где бокалы?
   Игорь разорвал предохранительную проволоку на пробке.
   – Бокалы! – заорал он.
   Пробка выстрелила. Все засмеялись и захлопали, а Катя подставила поднос с бокалами.
   – Выпьем за удачу! Чтобы мы надолго запомнили этот день! – весело произнес этот тост Игорь.
   «…запомнили этот день…»
   Второй раз за сегодняшний вечер что-то тревожное послышалось Усову в этих словах, и неприятно засосало под ложечкой.
   – Приятного аппетита!
   Все накинулись на еду. Ели молча. Даже Игорь затих и молотил, как заведенный. Через полчаса он вытер майонезные губы салфеткой и предложил, подняв бокал:
   – Проводим Старый Год!
   Усов посмотрел на Игоря не без зависти. Его печень уже дала о себе знать ноющей болью, а этому – хоть бы что.
   «Ничего, в один прекрасный день он, наверняка, загнется от цирроза печени…» – мстительно подумал Усов.
   – Отличная мысль! – вставил Олег.
   – Тебе хватит, – Алина попыталась остановить Игоря. – Я бы не стала продолжать на твоем месте…
   – Ты и так не на моем месте! – грубо ответил он. – Если бы я был на твоем месте, то пошел бы в каморку на второй этаж вместе со своей сестричкой, чтобы не схлопотать оплеуху.
   Выскочив из-за стола, Алина убежала наверх. За ней следом побежала Лариса.
   – Ты что? Она лишь печется о твоем здоровье. Для того жены и существуют, – сказал Макс.
   – Осточертела она мне! Пилит меня, пилит. Смотри, брат, – засмеялся Игорь и так хлопнул Макса по спине, что тот закашлялся. – Берешь в жену: нежную, красивую, а потом – вот такая пила… откуда ни возьмись. Подумай, какой хомут себе на шею надеваешь? – и он кивнул на Ингу.
   Она сидела молча, и взгляд у нее был печальный. Она уже не выглядела победительницей, что-то окончательно вывело ее из себя.
   – Какой же это хомут? – удивился Макс.
   – Жена, какая бы она…
   Не успел закончить свою мысль, как Катя подала горячее: мясо, грибы, картошку. Игорь вновь уткнулся носом в тарелку. Он ел с таким аппетитом, будто у него с утра не было маковой росинки.
   Усов не был гурманом, а после ухода жены и вовсе разучился есть. Ковыряясь в тарелке, он исподтишка разглядывал всю семейку.
   Игорь – гадкий тип: грубый, вульгарный, сочетал в себе все худшее, что Усов ненавидел в людях. Жена Алина – еще та штучка, терпит от него все, а у самой в глубине глаз таится что-то недоброе. Они стоят друг друга…
   Лариса – сама кротость, но не верится, что можно бесконечно терпеть такое отношение к себе. Или это своего рода мазохизм? Зная, что ее весь вечер будут оскорблять, и все-равно едет сюда…
   С виду Макс – само обаяние, но это лишь с виду. Усов заметил, с какой неприязнью он относится ко многим за этим столом.
   Эту семейку дружной не назовешь!
   Тут еще загадочный персонаж – невеста Макса. Инга напоминала ему благородных кровей кобылку, норовистую и пылкую. Огонь камина золотил ее лицо, делая еще загадочнее, но что-то здесь не так… Будто где-то неподходящая деталька в пазле…
   Игорь поймал взгляд Усова, обращенный на Ингу, и прокомментировал:
   – Ты крайне неосмотрителен, брат, беря в жены такую красавицу. Как ты можешь оставить ее одну хотя бы на час? Только отвернулся – тут же стая кобелей. С красивой женой нет ни минуты покоя, а с некрасивой – спишь себе спокойно…
   «Ну язва!» мелькнуло в голове Усова.
   – Вы не допускаете в женщине верности? – спросила Инга.
   – Не к лицу, милая, напускать на себя вид скромницы, – ответил он, и чересчур нагло скользнул взглядом по ее телу.
   – Заткнись! Ты просто мне завидуешь, – сердито сказал Макс.
   – Я тебе не завидую, – презрительно засмеялся Игорь. – Понимаю, что ты привез ее похвастаться перед нами. Красивая женщина всегда вызывает зависть ближних. Но я тебе не завидую, потому…
   В этот момент бокал с шампанским выскользнул из рук Инги и вдребезги разбился. Все на секунду замерли.
   – Извините, – сказала она ледяным голосом и вышла из комнаты.
   – Гнида! – крикнул Макс и побежал вслед за Ингой. Из кухни вышла Лариса с совком и веником.
   – Уже посуду начали бить. Что будет дальше?
   – Надеюсь, что на этом и остановимся, – примирительно сказал Олег, закрывая бутылку. – На полчаса прервемся, выпьем кофе, а то не дотянем до того момента, когда пробьют куранты.
   – Я не против, – согласился Игорь. – Сердце что-то стало покалывать.
   – Ты себя не бережешь, – заметил Олег.
   – Береги не береги, все под богом ходим. Бог – он…
   – Не упоминай всуе имя Бога, – сердито произнесла Лариса.
   – Тоже мне – Христова невеста нашлась, – цинично хохотнул Игорь.
   – Это ты ему верность хранишь?
   Лицо Ларисы исказилось от злости. Она задышала часто-часто, совок в ее руке задрожал. Усов и предположить не мог, что она способна на такие чувства.
   – Ты – дьявол!.. И поплатишься за все, – крикнула она, убегая.
   Игорь лишь загоготал в ответ.
* * *
   Выпитое уже дало себя знать головной болью. Усов поморщился и потер виски. Хорошо бы спросить у хозяйки какую-нибудь таблетку. Он встал и пошел на кухню. Не дойдя до двери, услышал голос Инги.
   – У вас нет аспирина?
   Усов не стал входить, а лишь заглянул на кухню. Катя варила кофе, а Лариса с Алиной сидели за столом.
   – Голова разболелась от Игоря с непривычки? – смеясь, спросила Катя.
   – Аптечка там, – Алина показала ей на шкафчик, висящий в углу. – Там должен быть аспирин.
   – Я нашла, – Инга вытащила пачку. – Это что такое… жуткое?
   Усов увидел у нее в руках банку с эмблемой: белый череп со скрещенными костями на черном фоне.
   – Брось! Это крыс травить! Крысиный яд! – замахала на нее руками Катя.
   – Здесь есть крысы? – брезгливо посмотрела под ноги Инга.
   – Нет! – категорично ответила Алина. – Мы никогда не оставляем здесь съестное, забираем весь мусор и перед отъездом посыпаем яд по углам.
   – Садись, – обратилась к ней Катя. – Выпей кофе.
   – С удовольствием.
   Усов решил зайти попозже, когда все разойдутся. Он прошел в пустую комнату. Голова у него раскалывалась. Ему хотелось тихонько посидеть в темноте. Вытянувшись на диване, он расстегнул воротник.
   Через какое-то время послышались шаги. Черт, кто-то идет сюда! Он замер на диване, надеясь, что в эту комнату никто не войдет. Тут послышались другие шаги и резкий голос Игоря:
   – Если ты меня вызвал из-за стола для того, чтобы снова начать этот сраный разговор о долге, то я тебя пошлю…
   – Успокойся, – это был голос Олега.
   – Говорил тебе сто раз, повторяю в сто первый. Нет! Нет! И еще раз нет! Ты надеялся, что я выпью, подобрею и соглашусь на твои гребаные условия?
   – Уж ты подобреешь, – с сомнением в голосе ответил Олег. – Честно скажу, что и не надеялся…
   – Правильно делал. Так за каким ты меня позвал? – рявкнул он. – Что ты ерзаешь, будто у тебя геморрой?
   – Подожди, не горячись! Пойми, я не могу вернуть деньги сейчас. Не раньше, чем через полгода. Не перекрывай мне кислород. Как-никак мы – братья!
   – И что? Если мы братья, то и долги не нужно отдавать. Пойми ты своей дурьей башкой: у меня свободных денег нет! Все деньги в бизнесе, а я сейчас собираюсь расширяться…
   – Куда тебе еще расширяться? Охолонись! Всех денег все равно не заработаешь!
   – Не могу я стоять на месте! Или вперед, или назад. По-другому не получается, – вздохнул он. – Не могу себе позволить отойти от дел. Того и гляди, что все организованное мной растеряю. Теперь ни о какой передышке не может быть и речи.
   – Это не жизнь!
   – Вопрос философский, его каждый понимает по-своему. Что самое важное для тебя, родного? Для кого-то это деньги, власть, для другого – семья… Но не для меня. Думаешь, большое удовольствие отдыхать с моей грымзой?
   – Помимо работы должно быть еще что-то?
   – Мне работа не в тягость, да тут и другое, – закурил Игорь. – Когда окружаешь себя мелочами, которые становятся необходимыми: офис, машины, система безопасности. Чем выше поднимаешься, тем больше нужно. Уже не остановиться. Жизнь такая, не я ее придумал. Да ты и сам знаешь…
   Усов продолжал лежать, не шелохнувшись. Нужно было уходить сразу или ждать, пока они разойдутся.
   – Еще: терпеть не могу давать взаймы, – продолжал он. – Всегда теряешь друзей, а наживаешь врагов, которых и так хватает…
   – Хорошо, договорились. Это было в последний раз, – сказал Олег.
   – Я не в состоянии сейчас вытащить оттуда деньги. Хоть убей, не могу!
   – Когда ты обещал отдать мне долг?
   – Я все помню, но и ты пойми меня…
   – Не хочу ничего понимать, – отрезал Игорь.
   – Подожди! Я надеялся, что…
   – Напрасно.
   – Ну ты и гад! Меня тошнит уже оттого, что я стою рядом с тобой. Ты был гадом еще в детстве! Всегда подслушивал и…
   – Давай не будем ворошить то, что давно высохло и не воняет!
   – Чем богаче становишься, тем сильней проявляется твой мерзкий характер.
   – Достал ты меня! – прорычал Игорь. – Я могу потребовать деньги через суд!
   – Ты пошутил?
   – Я похож на клоуна? – засмеялся Игорь.
   – Забудь! Я отдам. Поднапрягусь и отдам все до копейки, но знать тебя после этого не…
   – В задницу весь этот треп! Я приехал сюда веселиться!
   – Ну… ты и гнида! В один день ты сдохнешь, как собака! – разозлился Олег.
   – Когда-нибудь мы все сдохнем…
   – Ты – первый, – твердо произнес Олег.
   Несмотря на тихий голос, каким были сказаны эти слова, Усова пробрала дрожь. Олег не угрожал, но угроза чувствовалась ясно. Он услышал удаляющиеся, неровные шаги Игоря.
   Ну и праздник! Зачем собираться вместе, если с трудом выносишь друг друга? Усову все меньше и меньше нравилось здесь. Это была плохая идея принять приглашение Олега.
   Дождавшись, пока шаги стихнут, Усов встал. Как он устал! Скорее бы пробило двенадцать, тогда б он смог откланяться и подняться к себе в спальню.
   На кухне никого не было. Усов подошел к шкафчику и открыл его. Взял две таблетки аспирина, налил воды и запил. Закрывая дверцу, он заметил, что банки с ядом нет.
   Он точно видел, что банка с черепом стояла здесь, когда Инга закрывала шкафчик. Неужели сегодня решили потравить крыс? Или кого-то другого? Неприятный холодок пробежал у него по спине. Кто из них решился на это? Относительно кого, тут он не сомневался. Почти на сто процентов был уверен, что это…
   – Без пяти двенадцать! Все за стол! Шампанское! Несите бокалы!
   Услышал он женские крики, топот ног и звон стекла.
   – Поторапливайтесь, а то не успеем! – волновалась Катя, подставляя бокалы.
   – Куда не успеем? Что не успеем? Выпить шампанского? – пробурчал Игорь, открывая бутылку. – Раскудахтались, наседки…
   – Поднимайте бокалы! С Новым годом!
   – С Новым годом! С новым счастьем!
   Забили куранты. Все подняли бокалы. Послышался смех.
   – Ура!! Новый год!
   – Сделайте погромче! Где пульт?
   – Фэйс оф аур Мистер Президент! Вот он – красавец!
   – Он не мистер. Мистеры всегда улыбаются. Он – товарищ! С такой серьезной миной только товарищи вещают с экрана…
   Распили несколько бутылок шампанского, смотря телевизор.
   – Какие-то волосатики бегают по сцене, – заметил Игорь, сплюнув.
   – Певицы все шлюхообразные, а певцы отдают голубизной… Раньше все было лучше: и «Огонек» и…
   – Раньше все было лучше: и музыка, и климат, и даже колбаса была вкуснее… Просто ты был моложе и полон надежд. Какие у тебя сейчас надежды? Купить новый заводик, и где-нибудь в офшорной зоне открыть подставную компанию, чтобы в казну налоги не платить, да? – зло спросил Олег. – Ты выдохся. Ты – старый, заезженный мерин!
   – Заткнись, дерьмо!
   Игорь налил полстакана виски и опрокинул в рот, словно это была минералка.
   – Братец быстро разбогател, но хорошими манерами обзавелся не так быстро, – прокомментировал Макс.
   – Я не впервые с этим сталкиваюсь. Хуже не бывает – власть и деньги при отсутствии приличных манер, но он не единственный. Сейчас многие имеют такой диагноз, – добавил Олег.
   – Пошли вы! – рявкнул Игорь и грязно выругался.
   Катя вздрогнула и покраснела. Лариса отвернулась, а Инга даже не шелохнулась. Усов пригляделся к ней: одета безукоризненно и держится непринужденно, и все же в ней было нечто, что не вписывалось в этот облик.
   – Что у нас теперь на очереди? – спросил Игорь. – Сейчас мы будем хоровод водить. Один момент…
   Он встал и вышел, с трудом сохраняя равновесие. Через пару минут вернулся в костюме Санта Клауса: в красной шубе, отороченной белым мехом, в колпаке и с бородой. Раздался дружный хохот. Игорь заглушил всех:
   – Я – ваш Дедушка Мороз…
   – Ты подарки нам принес? – писклявым голосом, в такт ему пропел Олег.
   – Нет, детки мои, забыл.
   – Тогда свали отсюда, старый хрыч!
   – Нарвешься, сынок! Сейчас отшлепаю, – прорычал Игорь.
   – Силенок не хватит, папаша!
   – Не понял, кто тут…
   – Чтобы понимать, мозги нужно иметь. Единственная извилина, и та с перебоями работает, – парировал Олег, вставая в стойку.
   – Захлопни пасть! Сейчас я тебе, – накинулся на него Игорь.
   Они принялись молотить друг друга не на шутку. Игорь был крупнее, но Олег более подвижный, он с легкостью уворачивался от ударов. Все же Игорю удалось с разворота заехать в челюсть. Олег зашатался м медленно сполз на пол. Игорь кинулся его добивать.
   – Разнимайте их! Кто-нибудь сделайте это! – завизжала Катя.
   Макс взял ведро из-под шампанского и плеснул содержимое на них.
   – Мудак! Ты что, рехнулся? – заорал Игорь.
   – Помнится мне, что кто-то собирался хоровод водить. Все взялись за руки и пошли, – встал между ними Макс, взяв их за руки.
   – В лесу родилась елочка, в лесу…
   – В лесу она росла…
   Катя взяла Усова за руку, и ему волей-неволей пришлось присоединиться. Другую руку он дал, подошедшей к нему Инге. Ее рука была теплая и мягкая, а голос красивый и нежный. Она пела, как воспитатель детского сада – правильно и четко.
   Игорь же орал эту детскую песенку громче всех, нестерпимо фальшивя и перевирая слова. Топая, как стадо слонов, они минут десять водили хоровод вокруг елки.
   Вдруг кто-то задел столик, что-то упало, послышался звук разбитого стекла. Все разъединили руки и разошлись.
   Усов уселся у телевизора и закрыл глаза. Аспирин начал действовать, и головная боль понемногу отступила. Он и не заметил, как задремал…
* * *
   Проснулся Усов от пронзительного вопля, полного такого ужаса, что кровь стыла в жилах.
   Он вскочил и побежал по коридору, ориентируясь на слух. Вбежав в комнату, из которой все еще доносились вопли, он застыл в оцепенении.
   Алина стояла посередине комнаты и, не видя никого, продолжала орать. У нее была истерика. Усов подошел к ней и, без слов, ударил по лицу. Это сработало, Алина замолчала.
   – Что случилось? – спросил он.
   – Наверное, он Игорь упал. Он был такой пьяный, – ответила она, с трудом двигая языком.
   Оглянувшись, Усов прирос к месту. Несколько секунд он не мог осмыслить то, что видели его глаза. Игорь лежал на полу в костюме Санта Клауса, неестественно изогнувшись. Около головы по полу расползлось темное пятно. Борода и колпак были все пропитаны кровью, на виске зияла рваная багровая рана…
   То ли из-за этого дурацкого костюма, то ли из-за веселой улыбки, застывшей на его лице, зрелище было жутким. Усову казалось, будто кто-то сыграл с ним злую шутку.
   – Что за крики? – послышался за спиной голос Олега.
   – Игорь… упал, – всхлипнула Алина.
   Все стояли, как вкопанные, уставившись на распростертое безжизненное тело. Первым опомнился Усов. Он кинулся к Игорю и, собравшись с духом, дотронулся до ледяной руки – та безжизненно упала. Потрогал пульс и, слегка оттянув веко, заглянул в остекленелый глаз.
   – Мертв? – спросил Макс.
   – И… ничем нельзя помочь? – спросила Катя дрогнувшим голосом.
   – Уже нет.
   – Не может быть! – крикнула Алина. – Он… действительно умер?
   – А ты думаешь, что он спит? – резко спросил Олег.
   – Никаких сомнений. Он – мертв, – констатировал Усов. – Тело еще не остыло. Смерть наступила недавно.
   Он поднялся с колен.
   – Это – кара Господня, – прошептала Лариса.
   – Заткнись! – повернулся к ней Макс.
   – Как… как он мог так упасть? – спросила Алина.
   – Он не упал, – ответил Усов.
   – Снимите с него эту идиотскую бороду! – истерично крикнула Алина.
   – Нельзя ничего трогать до прихода милиции, – возразил Усов.
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать