Назад

Купить и читать книгу за 89 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Ведьмин бал (сборник)

   «За чертой страха»
   Хотя Ника недавно познакомилась с этими ребятами, они стали ей как родные. Дружная компания собиралась в укромных уголках, слушала музыку… Пока один за другим они не стали пропадать. Подруга, исчезнувшая первой, говорила что-то о заброшенном бараке. Отправившись его исследовать, Ника едва смогла спастись! Но разве можно бросить это расследование? Ведь уже никого не осталось, все друзья пропали! Ника не хочет стать следующей жертвой похищения, а сидеть без дела не намерена. Возможно, она идет на верную гибель, однако если не попытается спасти их – никогда себе не простит!
   «Холм обреченных»
   Ника не подозревала, какую страшную тайну скрывает от нее мама и почему не пускает ее в деревню познакомиться с бабушкой. Но настойчивости девушке было не занимать, и, отринув сомнения, она отправилась в далекую деревушку, при упоминании которой прохожие загадочно отводили глаза и чуть ли не крестились. Оказалось, дойти до нее не так-то просто: туда не ездят автобусы, а вместо дороги узкая заросшая тропинка. Успешно преодолев все препятствия, Ника наконец добралась до цели. К величайшему ужасу девушки, выяснилось, что в селении всем заправляют нежити, к которым она имеет самое прямое отношение…
   «Огненный змей»
   Таня и Ника отправились на зимние каникулы в деревню к бабушке. Но отдых на природе оказался не таким, как его представляли девчонки. Таню мучили давно забытые детские кошмары, а Ника вообще начала вести себя крайне странно. Девушка ночь за ночью сидела без сна в кресле, уставившись в темноту. Древнее зло неожиданно вторглось в жизнь подружек, но хуже всего то, что Таня странным образом оказалась с ним связана…


Светлана Ольшевская Ведьмин бал. Большая книга ужасов (сборник)

За чертой страха

Пролог
1985 год

   Цветущая майская степь манила пестротой разнотравья. Эти холмы, перелески и овраги никогда не знали плуга, а до города было неблизко. Вот сюда-то и свернул с трассы старенький, видавший виды «жигуленок». Красивый ковер из цветущих растений скрывал под собой неровную, каменистую почву. Однако автомобиль мужественно отъехал от трассы на несколько километров и остановился. Из него вышли трое мужчин, с наслаждением вдыхая чистый степной воздух. Впрочем, приехали они сюда явно не за этим.
   – В этом ли месте мы свернули? – спросил самый старший из них, с сомнением оглядываясь по сторонам.
   – Конечно, в том, вон камень приметный, – ответил второй, молодой и худощавый, указывая на высокую отвесную скалу, возвышавшуюся над большим холмом подобно остатку какой-то выщербленной временем стены. – Я его даже с трассы заметил.
   – Вот только карта у Санька, он сейчас должен подъехать, – прибавил третий, коренастый мужчина неопределенного возраста.
   Не прошло и десяти минут, как все трое услышали шум приближающейся машины. Жизнерадостно пыхтя, к ним подкатил такой же потертый «Москвич». Едва автомобиль остановился, из него выскочил молодой мужчина и кинулся здороваться за руку с приятелями.
   – Привет, Санек! Карту привез?
   – А как же! – ответил тот и, повернувшись к своей машине, замахал рукой. С заднего сиденья шустро выбралась круглолицая веснушчатая девочка лет десяти.
   – Санек, что это за детский сад! Ты в своем уме – ребенка сюда тащить?! – возмутился коренастый.
   – А куда ее было девать, Серега? Жена в отъезде, а с бабкой она не уживается, – легкомысленно улыбнулся Санек. – Но вы не бойтесь, проблем с ней не будет. Наша Тася уже достаточно взрослая…
   – Да мы и не боимся, – хмыкнул тот. – Это тебе стоит поостеречься, как бы твоя взрослая Тася не начала рассказывать всем и каждому, что ее папа – черный копатель.
   – Ну, за это я вообще не боюсь, – беспечно ответил Санек, доставая бутылку пива. – Тася умеет хранить тайны, ей что угодно можно доверить. И что это за термин – черный копатель? Кладоискатель – мне больше по душе!
   – Да не пиво, а карту доставай, кладоискатель ты наш, – потеряв терпение, потребовал Серега. Тася молча полезла в машину и достала пакет с пожелтевшими бумагами.
   Карту разложили на капоте «жигуленка».
   – Это и есть твоя хваленая карта?! – разочарованно воскликнул самый старший. – Обычная трехверстовка!
   – А ты, Федор Иваныч, приглядись внимательнее, – посоветовал Санек. – Трехверстовка, да, но на ней есть кое-какие пометки.
   Все четверо склонились над картой.
   – Вот, чтобы долго не искали, наше местоположение, – ткнул пальцем Санек.
   – Без тебя видим, – огрызнулся стоящий рядом приятель. – Только что-то здесь ни курганы, ни населенные пункты не указаны.
   – Говорят тебе, Серега, смотри лучше, – вмешался третий. – Вот это видишь?
   Там, куда он показывал, Серега с трудом разглядел поблекший от времени, едва заметный кружок, нарисованный карандашом. В центре кружка располагался ромбик, а рядом проходили две непараллельные пунктирные линии, начерченные все тем же карандашом.
   – И что это?
   Санек молча указал пальцем на край карты. Там оказалась надпись, такая же полустертая от времени. Тут уж Серега не выдержал:
   – Вы с Вадиком такие умные, вот сами и читайте!
   – Ну и пожалуйста, – фыркнул Вадик и достал из кармана увеличительное стекло. – Слушайте: «Курган сей будет не то скифский, не то савроматский. Всем он виден, но никто не догадается, что это курган. Потому и не разграблен он доныне, и разграбленным ему не быть…» Все, дальше не видно, край карты истрепан.
   – Это, наверное, еще в девятнадцатом веке написали! – звонко прервала затянувшееся молчание Тася, протиснувшись между Серегой и Вадиком.
   – Да нет, написано уже в двадцатом, – возразил Вадик. – Ятей нет.
   – Но писал, наверное, какой-нибудь старенький ученый в двадцатые или тридцатые годы, – не унималась девочка.
   – А ну брысь отсюда, нашлась умная! – прикрикнул Федор Иванович. – И не лезь, когда старшие разговаривают!
   Тася смущенно отошла.
   – Не кричи на моего ребенка! – в свою очередь рявкнул Санек. – А ты, доченька, ступай пока, разбери вещи.
   Девочка кивнула и вновь полезла в отцовскую машину, а мужчины еще долго на повышенных тонах обсуждали вопросы воспитания детей, употребляя при этом не слишком приличные выражения. А когда немного утихомирились, стали выяснять, о каком же кургане идет речь. Местность вокруг изобиловала большими и маленькими холмами, и выбрать из них нужный было нелегкой задачей. Спор затянулся надолго, предлагали раскопать то один, то другой холм, речь зашла даже о том холме, посреди которого возвышалась скала. Но это предположение сразу же отмели – таким громадным, да еще со скалой в центре, курган быть не может.
   Тем временем вечерело. Тася успела не только нарезать бутерброды и сходить к рощице за сухими ветками для костра, но даже ухитрилась самостоятельно поставить палатку.
   В конце концов, охрипнув от спора, мужчины остановились на небольшом круглом холмике поблизости. Поскольку уже порядком стемнело, приступать к раскопкам решено было завтра с утра пораньше. А пока все уютненько расположились у костра и с аппетитом поужинали Тасиными бутербродами. Какое-то время еще поговорили о делах, а потом просто молча отдыхали, не торопясь идти в палатку.
   – Вот бы найти этот курган! – нарушил молчание Серега.
   – Мечтать не вредно, – заметил Вадик. – Хотя… бывают же на свете чудеса. Правда, Санек?
   – М-м, – Санек уже почти спал.
   – Подумать только – нетронутое скифское захоронение! – не удержался от алчных мыслей и Федор Иванович. – А если бы еще царское! Тогда бы мы обогатились, да-а… – Тут его взгляд упал на девочку, подбрасывавшую в костер сухие ветки. – Слышишь меня, Таська… Аська… Как там тебя? Вот нашли бы мы царский курган – получили бы гору золота. И ты бы вся в нем ходила, как принцесса. Скифские цари – они знаешь какие богатые были, сколько добра в землю зарывали!
   Тася ничего не ответила, и вновь воцарилось молчание. Каждый думал о своем, глядя на яркие звезды над головой. Эта теплая безлунная ночь, напоенная ароматами разнотравья, казалась девочке сказочной. Тася уселась у огня, обхватив руками колени, и любовалась огромным звездным небом, вдыхая неповторимый запах ночной степи. И думала. Она представляла воинственных скифов, киммерийцев, амазонок, о которых она часто слышала от папы. Особенно ей понравился рассказ о том, как скифы хитроумно и без боя победили могучую персидскую армию, тем самым спася свою страну от завоевания. Про Аттилу еще было интересно. Папа говорил, есть легенда о том, что когда-то Аттила нашел клад, а в нем – древний меч, наделяющий своего владельца силой и могуществом. Говорил, что есть и другие легенды о таких мечах, хранимых в земле с глубокой древности, и о могучих богатырях, владевших подобным оружием. Тася тогда засмеялась и сказала, что так героем может стать любой, надо только меч найти. Но папа ответил, что не каждому дано его взять, у таких кладов есть хранители, которые выберут только самого достойного. Но что это за хранители, объяснять не стал.
   «Вот бы мне нежданно-негаданно найти такой меч!» – подумала девочка и дальше в фантазии уже неслась вольной амазонкой на быстрой лошади, со сверкающим мечом в руке, способным сокрушить любых захватчиков…
   Тася подбросила веточек в костер, и он разгорелся сильнее – маленький огонек среди большой степи, он был виден издалека, но не мог рассеять черные тени, окружавшие спящие холмы. Никто не увидел, как тень скалы, маячившей на возвышенности, шевельнулась, поднялась, и вот уже это не просто тень, а высокая черная фигура в длинном плаще, словно сотканная из мрака. Странный незнакомец помедлил несколько мгновений и неспешно прошествовал между холмами, тяжело ступая, но ни одна травинка не шелохнулась под его ногами.
   Никем не видимый, черный человек беззвучно приблизился к костру. Прямо перед ним на расстеленных покрывалах отдыхали Вадик и Серега, они еще не спали.
   …одно и то же. Сколько их приезжает сюда, и всем нужно только одно. Золото, деньги, корысть… Неужели в Большой Степи перевелись настоящие воины? А ведь время на исходе. Когда-то все было по-другому, и бывало нелегко выбрать из претендентов самого достойного… Но теперь, что будет теперь, когда вновь воспрянет…
   Ни Вадик, ни Серега ничего не заметили, хотя смотрели на загадочную фигуру почти в упор. Вадик закрыл глаза, намереваясь спать, Серега лениво потянулся за сигаретами.
   Незнакомец сделал несколько шагов в сторону палатки, рядом с которой спал крепким сном Санек, все еще сжимая в руке бутылку из-под пива.
   …а вот у этого задатки есть. Но нет воли! Слаб оказался он перед вином, одурманил хмель его разум, а скоро и вовсе сведет в могилу. К тому же… пришел ведь он сюда все за тем же – за золотом.
   Недалеко от Санька расположился Федор Иванович. Он еще не спал, задумчиво вертя в руке травинку.
   …золото, золото, золото… Дни на исходе. Кому передать, кому?..
   Еще несколько тяжелых, безнадежных шагов – прямо через костер. По ту сторону огня сидела девочка, маленькая, светловолосая, – и смотрела на него во все глаза. Смотрела с огромным удивлением, но без страха.
   …увидела! Неужели?..
   – Дядя, вы кто? – изумленно прошептала Тася.
   – А ты кто? – донеслось до нее, словно порыв ветра. Голос был глуховат и звучал тихо, как будто издали.
   – Я? Тася.
   – Зачем ты здесь?
   – За папкой присматриваю, – бесхитростно ответила девочка. – Чтобы с ним опять не случилось чего-нибудь.
   – О чем ты сейчас думала?
   Вопрос озадачил. О разных вещах она думала, но сводилось все к одному…
   – О мече я думала, который в земле спрятан, – смущенно сказала Тася, снова помимо воли представив себя амазонкой. – Хотела его увидеть.
   Вот оно, предначертанное!
   – Ну что ж, смотри. Увидишь – возьмешь его.
   Девочка вскочила на ноги. Земля, окутанная ночной тьмой, внезапно преобразилась. Все окружающие Тасю холмы и овраги вдруг засветились глубинным, внутренним светом, стали прозрачными, будто из хрусталя. На их поверхности колыхались изумрудно-зеленые травы и ослепительной красоты цветы, и сквозь них необъяснимым образом все просвечивало. Тонкие ветвящиеся корни растений уходили далеко в глубину этого прозрачного великолепия. Все вокруг казалось живым, пульсирующим, дышащим, и Тася, онемев от изумления и восторга, боялась сделать шаг, чтобы не затоптать какую-нибудь травинку.
   Она ошалело смотрела по сторонам, разглядывая мир, ставший необыкновенным. «Да ведь он тот же самый, – подумалось девочке, – просто виден теперь по-другому». Но как же это было удивительно! Глубоко внизу, прямо под ногами, по темному узкому тоннелю пробегал быстрый водный поток, чтобы где-нибудь дальше, вырвавшись из-под земли, стать маленькой степной речушкой. Вон там, слева, на глубине были видны залежи какого-то красного камня, а еще глубже – другого, черного. Каждая из этих пород излучала свое, особое сияние. А справа, на той же глубине, шли две непараллельные полоски чего-то, светящегося ярким желтоватым светом. «Золото, наверное», – подумала Тася, переводя взгляд дальше. Там, на почти гладкой площадке, покоились останки каких-то древних воинов, – Тася разглядела ржавые доспехи, оружие.
   – Была здесь когда-то страшная, жестокая битва, – долетел до ее слуха знакомый глуховатый голос.
   И тогда девочка повернулась лицом к возвышенности, посреди которой красовался скальный выступ. Каким же нестерпимо красным светом он сейчас горел! Тася прищурилась, опустила глаза ниже и обомлела: на самом-то деле высокий, выщербленный со всех сторон камень представлял собой верхнюю часть огромного, уходящего в землю щита, какими их рисовали на картинках – овального, заостренного книзу… А у его основания, глубоко в земле, лежала целая груда сокровищ: россыпь монет, сияющие драгоценные камни, золотые блюда и кубки… И меч. Длинный, из какого-то темного металла, покрытый непонятными Тасе значками. И если сокровища казались чем-то обычным в этом сияющем мире, то меч был особенным. Его лезвие напоминало багряно-желтый луч, упруго-неторопливо струящийся от рукояти до кончика клинка, вихрясь и переливаясь подобно струе воды. Он притягивал взгляд, манил к себе, его хотелось взять в руки и взмахнуть над головой, оставляя сияющую дугу…
   – Я его вижу, вот он! – воскликнула Тася и повернулась к своему собеседнику. Он тоже выглядел теперь по-другому, казался обычным человеком, хотя и в странном наряде. На полинявшем запыленном плаще виднелась сложная вышивка и какие-то бляшки в форме солнц, наброшенный на голову капюшон не скрывал худого обветренного лица, обрамленного короткой, русой с проседью бородой. Правая рука с массивным перстнем филигранной работы на указательном пальце привычно лежала на рукояти оружия, скрытого под полой плаща.
   – Значит, возьми его.
   Тася на мгновение призадумалась:
   – Но… что я буду с ним делать? Мечтать – одно, но ведь это не для нашего времени оружие, сейчас таким не пользуются!
   – Главное – чтобы ты надежно сберегла его. А когда придет срок – ты поймешь, что с ним делать. Видишь, как горит алым светом щит, – это значит, близко время, когда вновь поднимется сила тайная, темная, страшная… Тогда только на тебя надежда. Потому что мои дни на исходе.
   – Что это значит? Вы… – девочка осеклась, не зная, как деликатно сформулировать вопрос. Но незнакомец все понял:
   – Нет. Я никогда уже не покину этих мест. Просто на исходе дни, когда меч может беспрепятственно взять живой человек. Еще немного, и его могут перехватить… Я слышу, как сила нечистая пробуждается в земле, беспокоится, и близок час, когда она воспрянет – может быть, через пару-другую десятилетий. Она уже теперь желает завладеть этим оружием, чтоб никто не смог ее одолеть. Ее слуги ищут его и могут найти. А я не в силах им помешать.
   Тут Тасе стало жутко, она втянула голову в плечи:
   – Но ведь я же не воин и вряд ли им стану.
   – Возможно, ты когда-нибудь станешь матерью воина. А до тех пор – береги меч от посторонних глаз.
   Тася не нашлась, что ответить. Она подумала о другом: когда меч будет в ее руках, весь этот сверкающий хрустальный мир снова станет обыкновенным. А поэтому хотела успеть увидеть как можно больше, чтобы запомнить. Она огляделась по сторонам – от края до края степь восхитительно и празднично светилась. Вдалеке виднелись яркие огни города, а с другой стороны чуть заметно мерцало болото, источая собственный голубоватый свет. Взглянув на стоящие рядом автомобили, Тася не смогла сдержать удивленного возгласа – покрывавшая их дорожная пыль теперь серебрилась, отчего машины казались призрачными…
   Вдруг среди сияющего раздолья взгляд девочки зацепился за нечто странное. Это было большое темное пятно, не излучающее никакого света; оно находилось глубоко в земле, на порядочном расстоянии от Таси, ближе к городу, но все равно резко бросалось в глаза. Она не поняла, что это такое, но спрашивать не стала.
   Странный собеседник протянул Тасе руку:
   – Идем.

   Федор Иванович краем глаза заметил, что девчонка ушла куда-то в темноту, но решил, что он не обязан присматривать за чужими детьми.

   Когда через два дня черные копатели, так ничего и не найдя, собирались уезжать, Тася складывала вещи и незаметно положила на дно багажника отцовской машины что-то узкое, длинное и увесистое, завернутое в покрывало. Впрочем, на девочку почти не обращали внимания.

Глава I
Кладбище возле дома

   Нет, компьютеру я это не доверю. Техника устаревает, ломается, а рукописи в ряде случаев и правда не горят. События последних дней просто требуют, чтобы их зафиксировали во всех подробностях, и теперь, когда все закончилось, я это сделаю. Поэтому я сегодня купила красивую тетрадь в твердой обложке, по виду настоящую книжку – ей-то я и доверю свою тайну. Кто знает, вдруг когда-нибудь пригодится…

   Для начала, пожалуй, представлюсь. Меня зовут Ника Чернореченская, мне четырнадцать лет. Полное мое имя – Никандра, да, именно так. А все потому, что моя мама, наверное, чемпионка мира по странностям. Взять хотя бы этот переезд – ну кто бы еще придумал обменять квартиру в центре на такое захолустье!
   Это решение мама приняла, когда я в очередной раз из школы с фонарем под глазом пришла. Что поделаешь, не складывалась у меня дружба с одноклассниками. И если раньше это не очень заметно проявлялось, то начиная с прошлого года резко обострилось. Не совпали у меня с ними пристрастия в области музыки и других сфер жизни. Хотя и говорят, что на вкус и цвет товарищей нет, но все же общие интересы для дружбы очень важны. А если их нет… В общем, моя любимая музыка регулярно становилась поводом для насмешек, а почти все девочки в классе были влюблены в красавчика Лешеньку – карамельно-сладенького пупчика, чьи тупые шуточки приводили их в восторг. Пару раз я спрашивала, что они в Лешеньке нашли, и оба раза мне ответили: он «такой прикольный» и «такой лапочка», что, видимо, являлось для них идеалом мужчины.
   Что же до Лешеньки, то он встречался с ними по очереди, каждая новая любовь длилась недели две плюс-минус, и это, по-моему, всех устраивало. Так что его постоянно сопровождала свита верных поклонниц.
   И вот однажды принц решил удостоить чести меня, с присущим ему высокомерием заявив, что, так уж и быть, он согласен и со мной встречаться. Когда я просто отказалась, до него не дошло, и мне пришлось высказать все, что я о нем думаю.

   Ну не понимаю я такой логики. Им, девчонкам, радоваться бы, что у них одной конкуренткой меньше, а они, стоя рядом и услышав мою отповедь, так возмутились! В общем, в тот день я и пришла домой с синяком и расцарапанной физиономией. Сам Лешенька в драке участия не принимал, стоял рядом и подзадоривал. Да он вообще драться не умеет, большего труса и маменькиного сынка я в жизни не видела. Вы только не подумайте обо мне того же самого: с двумя-тремя такими дурочками я бы справилась запросто, я даже с мальчишками дерусь на равных. Но когда против целая толпа, включая Фимкину и Крыгину, которые ходят на какие-то единоборства, – тут уж, конечно, на победу рассчитывать не приходится. Наверное, поэтому Лешенька везде и таскает их с собой в качестве лучшей защиты от всяких наездов.
   Но половине его подружек после этой драки тоже пришлось долго фасад штукатурить…
   Мама, узрев меня в таком виде, даже слова не сказала, а собралась и куда-то ушла. Через пару часов она вернулась и молча приступила к домашним делам. Я весь вечер корпела над уроками, а потом стала привычно ставить будильник.
   – Не заводи, – будничным тоном сказала мама. – Отоспись завтра хорошенько.
   – Как, а школа?
   – В этой школе ты больше не учишься.
   – Не поняла?
   – Я забрала твои документы.
   – С какой это стати, да еще посреди учебного года?! – воскликнула я. – Октябрь на дворе! Свои школьные проблемы я решу сама, тебя никто не просил вмешиваться!
   – Да что ты! Я и знать не знаю ни о каких проблемах. Просто… э-э… м-м-м… просто мы переезжаем, вот!
   – Куда?! – иронично спросила я. Когда мама начинает чудить, то, кроме меня, ее остановить некому. А ее фокусы порой похлеще школьных проблем бывают!
   – Когда ты будешь прилично выглядеть, – с нажимом ответила мама, – мы с тобой поедем смотреть новую квартиру.
   – Но… я же не сдала учебники! – Мне запоздало подумалось, что, может быть, это очередная мамина шуточка. – И ты не могла сказать, пока я учила уроки?
   – Я заплатила за все учебники, – был ответ. – Учиться тебе в любом случае придется, и переезд – не повод для отлынивания от уроков!
   Ну и что ты будешь делать с такой мамой? Можно подумать, это мой первый фонарь! Да я уже забыла, сколько раз дралась со своими милыми одноклассниками, особенно когда им взбредала в голову идея поиздеваться над каким-нибудь третьеклашкой, отбившимся от стада… то есть, простите, от коллектива.
   Но это была не шутка. Когда неделю спустя мы с сотрудницей агентства ехали в какую-то безнадежную тьмутаракань смотреть квартиру, мама ободряюще сказала мне:
   – Принимать решение будешь ты. Понравится тебе квартира – переедем, нет – вернешься обратно в свою любимую школу.

   Квартира находилась на третьем этаже допотопного пятиэтажного здания невразумительной конструкции. Я прошлась по комнатам, собираясь озвучить заранее заготовленный отказ, но меня поразила величина квартиры. Три комнаты, причем две из них нешуточных размеров! И эти хоромы отдают в обмен на нашу крошечную двушку? А потолок какой высокий! Не то что у нас дома, где я каждый раз во время зарядки обязательно зацеплю рукой люстру. Тут еще до нее попробуй допрыгни!
   Потом я выглянула в окно. Передо мной раскинулся одноэтажный поселок – серые крыши старых домиков, голые деревья, заборы. Немного дальше из-за высокой ограды выглядывала островерхая крыша какого-то строения, тоже одноэтажного, но размерами гораздо больше всех остальных домишек. Окружающие его деревья великанами возвышались над поселком. Особенно мне бросилось в глаза одно дерево с идеально круглой кроной, очень темной из-за густоты веток. Подумалось, что приятно было бы смотреть на него, сидя у окна за столом. А уж когда оно весной зазеленеет…
   В итоге дерево победило.
   Когда мы собирали чемоданы, к нам повалили изумленные соседи.
   – Ты что это придумала, Анастасия, – менять квартиру в центре на какое-то захолустье?!!
   Примерно это они все говорили маме. Мы, оказывается, сошли с ума – ведь здесь же центр! Да весь мир из кожи вон лезет, чтобы переселиться в центр! Человечество делится на тех, кто живет в центре, и всех остальных!
   Признаюсь, меня их речи ввергли-таки в сомнение, но оно длилось ровно до тех пор, пока Алексей Иннокентьевич с третьего этажа мою маму идиоткой не обозвал. И ладно бы в шутку или по-дружески, а то пренебрежительно так, свысока. Наверное, в его понимании так и надо разговаривать с жителями захолустья, коими мы вознамерились стать. Тогда я, конечно, ответила ему, что если моя мама с ее высшим образованием и работой в институте идиотка, то его сын, изгнанный из ПТУ за двойки, вообще маргинал и деградант.
   Сосед побагровел и сказал, что рад будет с нами распрощаться, а моя мама широко заулыбалась и выразила взаимную радость. Что ж, теперь мне стало понятно, почему за крохотную квартирку в центре нам отвалили такие хоромы. Думаю, Алексей Иннокентьевич найдет взаимопонимание с новыми соседями.
   К слову, насчет маминой работы я выразилась неточно. Раньше она действительно преподавала в институте что-то связанное с геологией. Но уже довольно давно мама служит в каком-то закрытом учреждении, и, стыдно сказать, я ничего не знаю о ее работе. Но не потому, что я нелюбопытная, просто мама категорически не желает ничего рассказывать. Говорит – служебная тайна.

   В общем, под такие напутствия мы и сменили адрес. Знать бы заранее, что тебя ждет… Да уж, если бы я тогда знала… то все равно бы переехала!
* * *
   – …Ой, вы знаете, со мной тоже однажды странная вещь приключилась, – задумчиво потерла подбородок Наташка Кремнева, худенькая смуглая девчонка из параллельного класса. – Никогда не верила в такие штуки, пока сама не увидела. Я теперь сама не своя, до сих пор страшно. Это случилось еще летом…
   – Летом? И ты молчала до сих пор! – сразу же перебили девчонки в два голоса. – Давай, колись, что там было?
   – Ой, нет, – нахмурилась Наташка. – Знаете, что-то мне подсказывает, что лучше об этом не болтать, так спокойнее будет.
   – Ну, знаешь ли!
   – Раз уж начала, так продолжай!
   – Рассказывай уже, не тяни!
   Но Наташка лишь покачала головой.
   Заинтригованные, ребята принялись ее уговаривать. Одна я молча сидела на бетонной плите, подперев кулаком подбородок, и думала о своем. Это были приятные мысли. Точнее, констатация факта: теперь у меня была своя компания, друзья, с которыми можно откровенничать безо всякого смущения. Вот и сейчас мы болтали, постепенно сведя разговор к странным случаям. Рассказывали семейные предания и кошмарные сны… Попробовал бы кто-нибудь в моей бывшей школе рассказать о своих ночных кошмарах или вообще о чем-то сокровенном – его бы подняли на смех, на их омерзительном языке это называется «оборжать» или «оборать», да еще и кличку позорную дали бы. Я лучше промолчу, как там любили издеваться над моей фамилией. А тут ее просто сократили, и теперь я гордо именуюсь Никой Черной, что меня устраивает – коротко и стильно.
   И школа здесь хорошая. Не сказать, чтобы все было замечательно, тоже хватает всякого, но по сравнению с прежней – просто курорт. Да еще и Дворец спорта через дорогу, в котором имеются довольно приличные секции. Я с первых же дней стала ходить на рукопашный бой, присматриваюсь и к другим видам борьбы, не исключено, что займусь еще чем-нибудь. Борьба всегда меня привлекала, а теперь появился шанс заняться ею всерьез. Расквасить когда-нибудь физиономии Фимкиной и Крыгиной – святое дело. Я и раньше занималась, но больше самостоятельно, бестолково.
   Повезло мне в новой школе оказаться за одной партой с Лилей Лыскиной, которая быстро стала моей лучшей подругой. А потом она познакомила меня с друзьями, и я совершенно неожиданно оказалась своей в этой дружной компашке, чему, кстати, немало посодействовал мой любимый фолк-рок, эти ребята тоже его уважают.
   Кроме нас с Лилей в компании еще пять человек. Колька Шаров и Таня Незванова учатся в нашем классе, а Наташка Кремнева и Егор Рюшин – в параллельном. Колька с Егором – неразлучные друзья с детства, их вечно тянет на подвиги, а чаще на какое-нибудь хулиганство. Зато Незванова – особа утонченная. Таня всегда спокойна, скромна, изъясняется исключительно на литературном языке, никогда не ругается и не любит грубых шуточек. Они с Наташкой Кремневой похожи на сестер – обе миниатюрные, хрупкие. Другое дело Лилька – рослая, спортивная, энергичная, любому хулигану накостылять может. Жаль, не было ее со мной в старой школе!
   И, наконец, Стас. Он на два года всех нас старше и учится в другой школе, я и фамилии его не знаю. Ох уж этот Стас… Высокий, загорелый, с правильными чертами лица и темными волосами, собранными в небольшой хвостик. Я почему-то сильно смущалась, когда он ко мне обращался, а он в ответ подшучивал. Наверное, считал меня глупой малолеткой. А может, я такая и есть, раз позволяла себе слишком много о нем думать: Стас, конечно, красавец, но в остальном такой же, как все мальчишки…
   Ну, да это просто к слову. В тот ноябрьский день мы тусовались на заброшенной стройке, которую ребята уже давно облюбовали для своих посиделок.
   – Наташа, обижаешь! Неужели ты нам не доверяешь? – вклинился Стас, до сих пор молчавший.
   Наташка смутилась, покраснела и сдалась:
   – Ну ладно. В общем, вы знаете, где я живу…
   – Я не знаю, – честно призналась я.
   – Ой, ты же недавно здесь, и я тоже. Мы купили квартиру этим летом, она мне еще так понравилась… Я живу вон в том доме. – Наташа показала рукой на одинокий девятиэтажный дом на отшибе, отделенный от остального жилого массива огромным пустырем с элементами свалки, чуть дальше за ним виднелся небольшой лесок.
   – А, у лесочка, – кивнула я.
   – Вот и мы думали, что это лес! – с досадой выпалила Кремнева. – А это оказалось кладбище! Старое, заросшее, со стороны и не видно, но между деревьями попадаются кресты и памятники.
   Я присвистнула:
   – Ничего себе соседство!
   – Но не об этом сейчас речь. Я кладбищ не боюсь и с удовольствием гуляла там с Жулькой. Тихо, спокойно, и никто не визжит: «Развели тут собак!» – а то у нас в доме имеются такие кадры. И вот однажды я с Жулькой пошла погулять туда вечером, где-то через месяц после того, как мы заселились… А, вспомнила, это как раз последний день лета был, тридцать первое августа. У меня еще настроение весь день было ниже плинтуса из-за предстоящей встречи со школой… Так вот. Погуляли мы какое-то время, а когда начало смеркаться, пошли обратно. Идем по тропинке, я точно уверена, что знаю дорогу, сколько раз там ходила, все знакомо. Уже пора бы лесочку кончиться, а впереди – сплошные деревья. Смотрю – дорожка под ногами золой посыпана, прямо как в частном секторе, где печки топят. Но у нас-то здесь – откуда? Жулька к ногам жмется и поскуливает… Наконец деревья расступаются, я думаю, что сейчас свой дом увижу. А впереди не мой дом, а барак какой-то деревянный, черный, в землю вросший… Я решила, что заблудилась, огляделась по сторонам. Уж согласитесь, мой дом издалека виден, к тому же в сумерках окна должны светиться. Да и в остальных девятиэтажках тоже. А ничего нет! Барак и пустырь, а больше вообще ничего не видно в темноте! Тут уже меня страх пробрал – как я домой попаду?! И прохожих нет, спросить не у кого. Возникла шальная мысль постучаться в барак и спросить у его обитателей, и я подошла к нему поближе. Это была длинная деревянная хибара с рядом заколоченных неровных окошек, сквозь щели между криво прибитыми досками пробивался тусклый свет. Вдруг вижу – идут двое со стороны барака: женщина и ребенок. Может быть, вышли из него, только я не видела, чтоб дверь открывалась. Думаю, спрошу у них дорогу. Подходят ближе, смотрю – это старуха, тощая, неопрятная, и лицо такое мерзкое!
   Наташка помолчала.
   – Ну, старухи редко бывают красавицами, – сказала я, чтоб только прервать паузу. – Тем более неопрятные.
   – Да не в этом дело! Выражение ее лица было настолько мерзким, что у меня пропало всякое желание о чем-то спрашивать. Она на меня взглянула молча, словно оценивая, и ухмыльнулась гаденько. Я перевела взгляд на ребенка. На вид ему было лет пять-шесть, он был коротко подстрижен и одет в какие-то обноски. Старуха дернула его за руку, и они быстро ушли куда-то в темноту…
   – Небось попрошайки какие-нибудь, – резюмировал Колька Шаров.
   – Так вот. После этого мне совершенно расхотелось приближаться к бараку. Мало ли кто там обитает. Я хотела развернуться и уйти, но тут… – Наташка замолчала.
   – Что?
   – Открылась дверь, проем осветился тусклым мертвенным светом, но людей я не увидела, внутри словно колыхалось какое-то марево. Мне стало так страшно, не передать, словно волны ужаса исходили оттуда. И тут… Вокруг смолкли все звуки, воздух стал затхлым, ватным, словно я не возле леса нахожусь, а в каком-то склепе. И в этой пустоте я услышала шепот, он заполонил все пространство и звучал в моих ушах громом, но все же это был шепот: «Иди! Иди сюда! Мы ждем тебя!» И я, как в трансе, медленно пошла к двери. Ни страха, ни каких-то других чувств, ни мыслей больше не было – я шла, как зомби… Вдруг Жулька как завизжит да как дернет поводок! Я пришла в себя, заорала и в панике бросилась бежать обратно в лес. Но через несколько шагов зацепилась за какой-то штырь, торчавший из земли, упала и ударилась головой, кажется, о дерево. Дальше, видимо, потеряла сознание. Очнулась – первым делом вижу перед собой свой дом. А я лежу на земле, как раз между лесочком и пустырем. Вокруг Жулька бегает, а рядом моя кроссовка валяется, порванная. Я до сих пор не могу понять, как там оказалась. Пришла в бреду, что ли? Или принес кто? Но это уже совсем глупости, тем более что кроссовка при падении с ноги слетела да так и валялась рядом. А когда вернулась домой, оказалось, что я недолго там и пролежала, во всяком случае, родители еще не начали беспокоиться.
   – Да, интересная байка, – одобрительно кивнул Егор. – Хорошо придумано.
   – Байка?! – возмутилась Наташка. – Ты мне не веришь?!
   – А что, разве нет? – осведомился Колька.
   – Разумеется, нет! Это было на самом деле!
   – Головой ударилась, вот и привиделась всякая чушь, – убежденно заявила Лиля. – Просто не думай об этом, и само собой забудется.
   – Как не думать, если с тех пор у меня начались кошмары! – возмутилась Наташка. – Стоит только задремать, как я вижу какое-то мрачное подземелье, из которого совсем нет выхода, и в нем медленными, безнадежными, размеренными движениями кружатся бледные тени, и становится тоскливо и страшно, каждый раз кажется, что я останусь там навсегда и стану такой же бледной тенью, для которой нет выхода… Иногда такое полночи тянется, а потом еще разная дрянь снится. Какие-то базары, телеги, толчея, люди с узлами и мешками. И в этой толпе нет-нет да и промелькнут мерзкая старуха и мальчик. У меня после этих снов состояние депрессии… Нет, даже хуже: кажется, будто я на самом деле нахожусь в этом подземелье, а реальный мир – только иллюзия.
   – Да, интересно, – задумчиво протянула я, только теперь обратив внимание на темные круги под глазами Наташки. – Случаются иногда странные вещи. Ты кому-нибудь об этом говорила? Родителям, например?
   – Да ну, ты что? – махнула рукой Наташка. – Моя мама такая мнительная насчет всяких болезней! Боюсь, она подумает, как Лиля, что я головой ударилась и в уме повредилась, и замучает меня всякими обследованиями. Еще к психиатру потащит – оно мне надо? Я только осторожненько маме сказала, что видела на той стороне леса уродливый деревянный барак, и спросила, неужели в таких до сих пор люди живут. Мама посмотрела на меня подозрительно и ответила, что бывала по ту сторону леса, но никаких бараков не видела, что там вообще строений нет, а только поля и огороды.
   – Значит, надо для начала сходить туда и посмотреть, – заявила я. – Попытаться найти эту хибару.
   – Если она в природе существует! – хмыкнул Егор.
   – Значит, Егор, ты считаешь, что я сумасшедшая?! – вспыхнула Наташка.
   – Нет, но… от удара головой могли случиться галлюцинации.
   – Это были не галлюцинации!
   – Знаете что, по-моему, Ника права – надо поискать это место, хотя бы выяснить, есть оно или нет, – вмешалась Таня Незванова.
   – Действительно, и я не могу понять, почему мы до сих пор этим не занялись?! Может быть, там и правда ничего нет, тогда Наташа убедится, что ей все это померещилось, и перестанет себя накручивать, – подхватил Колька Шаров. К этому времени я уже знала, что он неравнодушен к Наташке.
   – Тогда чего мы ждем? – воскликнула Лилька. – Пойдем туда и посмотрим!
   – Темнеет уже, – покачала головой Таня. – Такие дела лучше делать при свете дня.
   С этим трудно было поспорить. Мы договорились сходить туда завтра после школы, после чего отправились по домам.

   Я шагала вдоль трассы. По одну ее сторону красовались два ряда девятиэтажных новостроек, окруженных юными деревцами, детский сад, наша школа и несколько заброшенных строек, на одной из которых мы, собственно, и собирались. Это была самая окраина города, за ней начиналась степь. А по другую сторону дороги были разбросаны старые постройки разной этажности и давности, среди которых скрывалось и мое новое жилище – если его можно было назвать новым. Царя Гороха оно точно помнило.
   – Ника, подожди!
   Я резко развернулась – меня догоняла Наташка Кремнева.
   – Что случилось?
   – Да нет, ничего, – она остановилась, переводя дыхание. – Ника… Я вижу, ты поверила мне?
   Я недоуменно кивнула, не понимая, почему ей понадобилось меня догонять, ведь ее дом находился совсем в другой стороне.
   – Ребята хорошие и рады помочь, – продолжала Наташка, – но они не верят мне, а ты поверила!
   – Ну поверила, и что с того?
   – А то, что это ничем хорошим не кончится, – она перешла на шепот и боязливо оглянулась. – Это не просто сны, не просто кошмары! Я наяву видела эту старуху с мальчиком!
   – Где?
   – Один раз на улице, в толпе прохожих, она шла, пристально вглядываясь в лица. К счастью, меня она не заметила, я свернула в сторону и убежала. Другой раз я ехала в автобусе, смотрю, а она стоит на остановке, садиться в автобус не стала, а все на окна смотрит. Меня, меня она искала! Но я сразу присела, и она меня не увидела… А позавчера я ее видела в третий раз! Столкнулась с ней нос к носу возле детского сада. Там много людей шло, и тут она выныривает из толпы! Поймала мой взгляд, победоносно ухмыльнулась, а потом как схватит меня за руку и прижала к ладони железную штучку, похожую на какой-то знак. А руки холодные, скользкие, брр! Ну, я руку вырвала и бросилась бежать. Ника, мне так страшно! Со мной что-то должно случиться! Мне теперь кажется… ну, что большая часть меня уже находится в этом подземелье, и мне остается только отправиться туда… Как магнитом тянет, я не пойму, что это!
   Мне было искренне жаль подругу, но я не знала, что ей посоветовать и чем помочь.
   – Хочу, чтобы хоть ты знала: если вдруг со мной… что-нибудь… – она всхлипнула, – то ты знаешь причину! Меня искали и нашли…
   Я обняла ее, говорила какие-то утешительные слова. Наконец она немного успокоилась, вытерла слезы, мы распрощались и пошли по домам.
   Я шла темными дворами и раздумывала над происходящим. Верить или нет? Я с мистикой никогда не сталкивалась и привыкла всему искать разумное объяснение, но, с другой стороны, Наташка совсем не кажется сумасшедшей или выдумщицей. Да и темные круги под ее глазами появились отнюдь не после сегодняшних слез, они были и раньше, только я внимания не обращала. К тому же вспомнились мамины слова, что не стоит отрицать того, чего ты не понимаешь, а если ты во что-то не веришь, то это совсем не значит, что его нет.

Глава II
Неожиданное спасение

   На следующий день мы собрались на стройке, как обычно после школы, зайдя предварительно домой подкрепиться и бросить рюкзаки. Когда я пришла, все были в сборе, и только Наташка Кремнева запаздывала. Но ее можно было встретить и по пути – ведь поиски планировались рядом с ее домом. Поэтому я предложила:
   – Ну что, дамы и господа, отправляемся на разведку…
   Но мне не дали договорить. Одновременно со мной Лилька закричала:
   – Народ, мне сегодня принесли диск с новым концертом «Мельницы»!
   – Класс! Давай послушаем! – обрадовались ребята, и Стас привычно вытащил из сумки свою аппаратуру. Собственно, поэтому наша компания и собиралась на стройке – мы все любили музыку, да погромче, а в квартирах она вызвала бы недовольство соседей. Вот и теперь мы добрых полтора часа слушали новый концерт, это всем подняло настроение. Но Наташка так и не появилась, и мое беспокойство все больше росло. Когда музыку выключили, я поднялась и решительно сказала:
   – А теперь как хотите, а я иду туда, куда мы вчера собирались.
   – Так темнеет уже, – начала было Лилька.
   – Когда мы пришли, было светло! Не пошли при свете, значит, пойдем сейчас. Впрочем, не хотите – дело ваше, силком никто никого не тащит! – разозлилась я. После того как Наташка мне доверилась, я чувствовала себя в какой-то мере за нее ответственной. – И, кстати, где сама Наташка?
   – В школе ее сегодня не было, – брякнул Егор и вдруг схватился за голову: – Постойте-ка, ее мама вчера звонила моей, спрашивала, нет ли Наташки у нас! Просто наши мамы дружат…
   – Когда звонила?! – заорала я.
   – Вечером… Когда мы уже по домам разошлись, я и поужинать успел. Мама еще меня спросила, и я ответил, что мы с ней расстались полчаса назад. Поэтому-то я и не придал значения, а потом и вообще забыл, – виновато признался Егор.
   – Дурак! – чуть не набросился на него с кулаками Колька, но тут же вытащил мобильник, нажал кнопку и прижал его к уху. – Нет связи, черт…
   Лилька, Таня и Егор тоже по очереди звонили, но с тем же результатом.
   – Я вчера ее видела последней, – сказала я и в двух словах описала нашу встречу. – Мы попрощались, и она поспешила домой… Но за полчаса сто раз бы успела дойти. Она что же, домой не вернулась?!
   – Она была очень испугана, – сказал Стас. – Значит, ей было чего бояться.
   – Пошли к ней! – предложила Таня. – Может быть, она все-таки дома?
   Разумеется, мы пошли, если не сказать – побежали. От нашей стройки до Наташкиного дома было рукой подать, всего лишь пройти между двумя новенькими девятиэтажками и свернуть в сторону. Там, на отшибе, стоял Наташкин дом, а за ним чернела кромка зловещего леса.
   Но дома Наташки не было, как выяснилось, вчера вечером она действительно не вернулась домой. Была только ее заплаканная мама, сразу же обвинившая нас во всех земных грехах.
   – Это все из-за вас! – кричала она. – Пока Наташенька не связалась с вами, все было хорошо! Слоняетесь по заброшенным стройкам, занимаетесь там черт знает чем! Говорила я ей, чтобы не связывалась с вашей дрянной компанией…
   Оправдываться и спорить было бесполезно, и мы поспешили уйти.
   – Ну и что дальше? – убитым голосом спросил Егор, когда мы остановились у подъезда.
   – А дальше, Егорушка, те из нас, кто не трусит, пойдут в лес, искать этот барак. Остальные могут подождать здесь, – отрезала я.
   Тропинка между зарослями была одна, по ней мы и двинулись, логично предположив, что Наташка в тот роковой вечер шла именно так. Сначала лес выглядел как лес – березки, дубы, кустарник. Но потом стали попадаться старые, замшелые могильные камни и кресты, под разными углами наклона торчавшие из земли. Чем дальше мы шли, тем они встречались чаще, и в конце концов тропинка привела нас к небольшому старинному кладбищу. Старые оградки с облупившейся краской сохранились не везде, но было видно – за могилами здесь ухаживают. Неподалеку я увидела крошечный домик-сторожку, в маленьком оконце которого горел желтоватый свет.
   – Это и есть, что ли, тот барак? – поинтересовался Стас.
   – Нет, что ты! Это домик сторожа, там живет дядя Митя, уж Наташа бы не спутала! – ответил Колька. – Мы с ней иногда вместе выгуливали Жульку, я покажу вам маршрут, по которому она обычно ходила.
   – У такого заброшенного кладбища есть сторож? – удивилась Таня.
   – Ну, вообще-то он не совсем сторож, ему просто жить негде. Это мне папа рассказывал. Дядя Митя раньше на папином заводе работал, а потом его уволили.
   – За тунеядство или воровство? – брякнул Егор.
   – Нет, папа говорил, этот человек был честным и работал на совесть, но пил, за это и выгнали. Тогда он с горя стал еще больше пить, и у него однажды какие-то жулики квартиру выманили. Пьяного обмануть легко… Теперь он по рынкам то грузчиком, то уборщиком подрабатывает, а живет здесь. И, между прочим, он, когда трезвый, за могилами ухаживает. Хотя ему вряд ли за это платят.
   – Да, жалко человека, – вздохнула Лиля.
   Словно в подтверждение Колькиных слов, из сторожки вышел бомжеватого вида мужик, посмотрел на нас мутными глазами, пробормотал что-то неразборчивое и, шатаясь, ушел обратно в домик.
   Мы отправились дальше по дорожке, прошли весь указанный Колькой маршрут и вышли обратно к девятиэтажке.
   – Вот так Наташа обычно шла, – сказал Колька. – Здесь и выходила из леса.
   Я прошлась по опавшей листве вдоль тропинки и обо что-то споткнулась. Среди пожухлой травы и листьев торчал из земли ржавый металлический прут.
   – Так Наташа зацепилась, наверное, за эту штуку?
   Остальные пожали плечами.
   – Но ведь никаких бараков поблизости не наблюдается! – воскликнул Егор.
   – А может, она вышла где-то в другом месте? – предположил Колька. – А сюда потом в бреду дошла, или не знаю как… Давайте обойдем вокруг леса, чтобы уже сомнений не оставалось.
   Эта идея восторга ни у кого не вызвала, но предложение все же было принято. Быстрым шагом мы обогнули лесок слева – никаких строений. Однако лес оказался бо́льшим, чем мы ожидали, и на весь путь у нас ушло около двух часов. Когда мы, уставшие, вернулись к Наташкиному дому, было уже совсем темно.
   – Ну что, все убедились?! – сердито сказала Лиля, потирая ушибленную о корень ногу. – Ужастиков меньше смотреть надо! Уверена, все эти бредни тут ни при чем, а с Наташкой случилось что-то другое. Может быть, ее похитили преступники, а мы тут глупостями занимаемся.
   – С меня на сегодня хватит, – заявил Стас. – Засим я вынужден отланяться, у меня еще гора невыученных уроков.
   – Может, этот барак где-то в лесу? – упрямо предположила я. – Мы его обошли снаружи, а надо бы поискать в чаще, где кладбище заканчивается.
   – Давайте завтра, а? – миролюбиво сказал Егор. – Соберемся пораньше… А то как бы и нас не похитили преступники, раз уж они завелись в нашем районе.
   – Сомневаюсь, что мы что-то сможем сделать, пусть уж лучше этим полиция занимается, у них там профессионалы, – сказал Стас и первым поспешил распрощаться. Егор, Лилька и Таня быстренько последовали его примеру.
   У Наташкиного подъезда остались лишь я и Колька. Он нервно кусал губу и молчал. А я пыталась еще что-нибудь придумать, но не получалось. По правде говоря, мне и самой уже не верилось в существование злосчастной развалюхи. Однако отступать я ну очень не любила.
   – Слушай, есть идея! – озарило меня. – Банальная! Если не можешь чего-то найти, надо спросить у прохожих. Я тут живу недавно, но есть же и старожилы!
   – Ну, можно…
   – О, вон как раз подходящий экземпляр приближается!
   Но солидный дяденька, спешивший домой, понятия не имел ни о каком бараке, о чем и буркнул без излишней вежливости. Мы расспросили еще нескольких прохожих, но никто из них ничего не знал.
   Мы уже собирались идти по домам, но тут на дорожке появилась еще одна фигура. Когда она приблизилась, я увидела в свете фонарей, что это старая полноватая женщина с неприятным лицом и плотно сжатыми губами.
   – Ну уж нет! – пробормотал Колька, отступая в тень за подъезд. – Лучше к ней не подходить – это Наташина соседка, Архиповна, такая злая и противная, она меня просто ненавидит. Как увидит, так и начинает вопить, что я в лифте кнопки жгу и на стенах рисую. А я всего только пару раз…
   – Тогда к ней подойду я, меня-то она не знает.
   Я решительно шагнула к старухе, изобразив на физиономии самую приветливую улыбку:
   – Прошу прощения, нельзя ли у вас спросить дорогу? Я, кажется, не туда попала.
   – Вон туда иди, – махнула она рукой в сторону жилого массива. – Там автобус ходит.
   – Да нет, мне не автобус нужен, – защебетала я. – Мне нужен барак – старый, деревянный, вросший в землю, он где-то тут неподалеку…
   Наверное, если бы я бросила к ее ногам петарду, это произвело бы меньший эффект. Старуха буквально подскочила на месте, на ее лице отразились неподдельный испуг и возмущение.
   – Ты что, шутить надо мной решила?! – прошипела она. – Нашла что придумать на ночь глядя!
   – Что вы, нет! – изумилась я. – Что я такого сказала? Просто, э-э… я возле этого барака ключи потеряла, а теперь не могу его найти.
   – Ключи?! Да что ты чудишь! Сколько лет, как война закончилась! Нет больше ни барака, ни этого ирода… Ты кто такая вообще, говори прямо, что тебе нужно?
   И тогда я решилась:
   – Ну хорошо, я скажу правду, бабушка, вы только не сердитесь. Я… то есть моя подруга… видела это строение не так давно. И я решила узнать, есть оно тут или нет.
   Бабка посмотрела на меня сердито:
   – Что ты городишь, какая еще подруга, когда она могла его видеть?!
   – Тридцать первого августа, – отчеканила я. – А подругу зовут Наташа Кремнева, ваша соседка, и вчера она пропала, если вы еще не в курсе!
   Старуха на миг застыла. Потом выронила сумку и неистово перекрестилась:
   – О господи! Неужели действительно?.. За что это нам…
   Бормоча что-то бессвязное, она подхватила сумку и, на ходу достав ключи, быстро засеменила в подъезд.
   – Подождите, пожалуйста… – кинулась я следом, но она захлопнула дверь подъезда так поспешно, словно за ней гналась нечистая сила.
   Колька вышел из-за угла.
   – Значит, это правда! Барак существует! И в нем обитает некий, хм, нехороший человек…
   – Существовал, – поправила я. – Слышал же, их больше нет.
   – А чего она тогда так испугалась? Значит, не все так просто, тем более что Наташа это видела.
   – Значит, надо бабку расспросить. Мне кажется, что она способна пролить свет на нашу тайну. Ты знаешь, в какой квартире она живет?
   – На шестом этаже она живет, по соседству с Кремневыми. Но со мной точно не будет разговаривать.
   – Значит, это завтра сделаю я. Сейчас ее уже не стоит тревожить.
   – Смелая ты, Ника! – с небольшой долей зависти сказал Колька. – Я бы ни за что не рискнул подойти к Архиповне… Мамочки, уже почти одиннадцать! Меня дома заждались!
   Я посмотрела на свой мобильник. Было не почти, а точно одиннадцать. Мы распрощались, и Колька бегом побежал домой. Будь моя мама дома, я тоже бы поспешила. Но она, как это часто бывало, задерживалась на своей таинственной работе до полуночи. Да это еще ничего, порой она там пропадала сутками.
   Я огляделась по сторонам – прохожих больше не было, лес высился рядом. Меня назвали смелой… хм, приятно такое слышать! Вообще-то я стараюсь по возможности закалять свой характер, вечно берусь с этой целью за трудные и рискованные дела… Да чего скрывать, люблю я риск. Вот и теперь – не молодец ли я! – сумела немного прояснить эту непонятную историю. Наташин рассказ все сочли бредом, а я стояла на своем и оказалась права: барак все же существовал! Ну что ж, раз у меня есть немного времени, можно сходить еще раз на место событий – вдруг там все же найдется что-то интересное.
   Вокруг не было ни одной живой души, среди деревьев царила непроглядная тьма, но я не испытывала никакого страха. Правду говорила мама, как человека называют, таким он и становится. По крайней мере, сегодня мне море по колено!
   Вот это место, если, конечно, Колька показал правильно. Я прошла немного между деревьями и развернулась, чтобы выйти из леса, так же как Наташка тогда…
   Что это?
   Плотный туман странным белесым маревом возник передо мной так внезапно, что я даже не успела ничего сообразить и замерла на месте. Он клубился, полз по сухой траве и поднимался вверх, метр за метром образуя непроницаемую стену. Вот уже не стало видно освещенных окон Наташкиного дома. Темнота вокруг на глазах заменялась этим мерзким белесо-серым цветом, и я не сразу сообразила, что стоять на месте нельзя, нужно бежать немедля. Потому что стена зловещего тумана смыкала кольцо вокруг меня, еще немного, и не останется выхода! Бежать! Бежать бы, да только мои ноги стали словно ватными – то ли от шока, то ли оттого, что мне перестало хватать воздуха. Неожиданно стало очень душно, Наташка говорила – как в склепе, но в склепе хоть какой-то воздух есть, а здесь его становилось все меньше, у меня начала кружиться голова, потемнело в глазах, я понимала, что сейчас упаду, и тогда…
   «…За год по стране пропадает без вести до десяти тысяч человек», – отчеканил в голове равнодушный механический голос.
   «…Ника, деточка, собери игрушки и садись ужинать!» – голос был похож на мамин, но с какими-то глумливыми интонациями.
   …и тогда чья-то сильная рука обхватила мое запястье и, рывком сдернув с места, быстро повлекла к уменьшающемуся на глазах выходу. Стараясь не попасть в клубы тумана, я буквально вылетела наружу из гибельного кольца…
   О, долгожданный глоток воздуха! Правда, на бегу – мы мчались через лес со всех ног, я и мой неожиданный спаситель, которого я толком и не разглядела. Зато успела увидеть, как сомкнулось кольцо тумана за моей спиной, сомкнулось и побагровело. Дальше я не смотрела. Вокруг царила темнота, я думала только о том, чтобы не переломать ноги о корни на такой скорости. Однако незнакомец, по-прежнему крепко сжимавший мое запястье, видимо, в этой темноте хорошо ориентировался, так что я ни разу не упала.
   Способность мыслить вернулась чуть позже. Кто этот человек и откуда он здесь? В темноте трудно было что-то разглядеть, тем более что я бежала позади, и если бы он не держал меня за руку, давно бы отстала. Я успела только увидеть, что его длинные волосы собраны в хвост. Стас?! Вот бы хорошо было! Но как он здесь оказался, он же так спешил домой?
   Лес закончился, впереди лежали поля и огороды. Мы остановились, я восстанавливала дыхание, согнувшись и хватая ртом воздух. Вообще-то я неплохо бегаю и стометровку, и кросс, но такая бешеная скорость далась мне тяжело. Стас же, похоже, даже не запыхался.
   – Стас, спасибо тебе, – отдышавшись, пробормотала я, не зная, что еще следует сказать приятелю, который ни много ни мало спас мою жизнь. Он меж тем стоял ко мне спиной и пристально всматривался в черноту леса, как будто мог там что-то рассмотреть. Так ничего и не придумав, я спросила: – Ты не знаешь, что это было? Там не хватало воздуха, я чуть не задохнулась, представляешь!
   Он медленно повернулся ко мне и констатировал самым мрачным тоном:
   – За год по стране пропадает без вести до десяти тысяч человек. Одни потом находятся живыми, других находят мертвыми, а большинство не находят вообще.
   Это был вовсе не Стас! Как я могла спутать, он даже ростом выше и определенно старше, я бы сказала, что ему слегка за двадцать, а уж голос и близко не похож. И лицо совсем другое, с тонкими чертами, приятное и очень своеобразное; по контрасту с черными волосами оно казалось слишком бледным. Этот человек, несомненно, был красивым, уж точно не хуже Стаса, но вместе с тем каким-то странным, хотя я так сразу не могла сказать, в чем эта странность выражалась.
   – Ой! – вырвалось у меня. – Извините, я ошиблась…
   – Ты ошиблась в том, что пришла сюда. И в том, что вообще ввязалась в это дело.
   – А откуда вы знаете, в какое я ввязалась дело? – спросила я, запоздало припоминая, как мы с ребятами громко обсуждали события – и на стройке, и в лесу. Если бы кто-то захотел, запросто мог бы услышать…
   Он не ответил, только многозначительно кивнул, как будто прочел мои мысли.
   – А что это было? – снова спросила я. Наверное, мне не следовало быть такой настырной, но я понимала – этот человек в курсе всех событий.
   А он посмотрел на меня хмуро и после долгой паузы ответил:
   – Недобрые дела здесь творятся, детка. Не ходи сюда больше ночью, это не место для развлечений.
   Детка?! Это слово меня возмутило, неужели я выгляжу такой уж малолеткой? Впрочем, он же не знает моего имени, поэтому подобное обращение вполне логично. И все равно неприятно!
   – Никандра, – сказала я. – Меня зовут Никандра, и я никакая не детка.
   Сама не знаю, почему мне захотелось назваться полным именем, когда весь белый свет зовет меня Никой. Наверное, это была глупая попытка выглядеть взрослее…
   На мгновение в темных глазах незнакомца промелькнуло удивление.
   – Никандра… – повторил он. – Так вот, Никандра, я не хочу твоей гибели. Не возвращайся больше сюда. Ты и так навлекла на себя огромную опасность, узнав слишком много.
   – Много? Да я практически ничего не знаю! Что здесь такое творится?
   – Есть вещи, которые знать очень опасно. Могу только сказать, что здесь тебя ждет не просто гибель, а нечто куда худшее.
   – Что может быть хуже? – поразилась я. – Да, а как же Наташка? Она пропала вчера вечером, я хочу найти ее…
   – Ты не найдешь ее, – покачал он головой. – И никто не найдет.
   – Вы знаете, где она?! Она жива?
   – Боюсь, что знаю, – угрюмо ответил незнакомец. – И думаю, что пока жива. Вот только ей уже вряд ли можно помочь.
   Я хотела потребовать разъяснения, но он жестом остановил меня.
   – Теперь вам бы постараться самим уберечься, тебе и твоим друзьям. Вы рискуете, и сильно. Вам надо сидеть тише воды ниже травы и ни в коем случае не показывать заинтересованности в этой истории. Не болтать о ней и не разгуливать по улицам в потемках. Хотя я не знаю, спасет вас это или нет… Лучше всего, конечно, было бы уехать отсюда подальше, и как можно скорее.
   – Уехать? Но это нереально, – развела руками я. – Это невозможно! Середина учебного года – как тут уедешь! Школа, родители…
   – Ты заблуждаешься, – возразил мой собеседник. – Ты, видимо, еще не знаешь, что такое «невозможно»… Если тебя не держат под замком, если у тебя есть ноги – уйти всегда можно. Только мы порой оцениваем свои шансы лишь после того, как их упускаем. Что хуже – стать бездомной бродяжкой в каком-нибудь чужом городе или погибнуть?
   Я понимала, что он прав, но мой мозг упорно отказывался воспринимать всю сложность ситуации, активно надеясь, что все это окажется недоразумением или дурацкой шуткой. Может, Наташка, к примеру, обиделась на родителей и сбежала в другой город к бабушке… Ну или попала в аварию и потеряла память, мало ли!
   – Что, все настолько плохо?.. – с изрядной долей скептицизма начала я и запнулась на полуслове, встретившись с ним взглядом. Это длилось пару мгновений, но я успела уловить в его глазах и неподдельную тревогу, и грусть, и, может быть, я себя накручиваю и фантазирую, мелькнула в его взгляде какая-то застарелая тоска и боль, как если бы он лично пережил что-то такое, о чем сейчас говорил. Какие-то странные картины одна за другой стали возникать и исчезать в моем сознании, но я ничего не успевала запомнить…
   – Так и передай своим друзьям, если хочешь спасти их, – вывел меня из задумчивости голос моего собеседника. – Ты им, понятное дело, и так все расскажешь, но сделай это, пожалуйста, в закрытом помещении, наедине, а ни в коем случае не на улице. И прошу тебя еще раз: оставь это, не пытайся ничего разгадать, твое вмешательство приведет только к худшему! – он немного помолчал, я тоже не знала, что сказать. – А теперь иди вон по той тропинке, она тебя как раз к жилым домам выведет.
   – А вы… – Я снова запнулась и, понимая, что это наглость с моей стороны, все равно спросила: – А вы не проводите меня хотя бы до этих домов?
   – Нет, – ответил он таким тоном, что настаивать мысли у меня не возникло.
   – Прошу прощения, я не то хотела сказать, – я почувствовала, как краска заливает мои щеки. – Разумеется, я вполне дойду и сама… Хочу сказать, спасибо вам огромное! И… можно узнать ваше имя? Ведь я же представилась!
   Наверное, я выглядела идиоткой и несла бред. Честное слово, так смущаться и теряться мне в жизни приходилось крайне редко, но я в этот момент вообще не понимала, что со мной происходит.
   Он чуть заметно улыбнулся и отбросил растрепавшиеся волосы со лба:
   – Вилор. А теперь иди.
   Я прошла немного в указанном направлении, потом оглянулась, собираясь помахать на прощание рукой… Мой новый знакомый со странным именем отступил к чернеющему лесу и словно растворился в темноте. А я, погруженная в невеселые мысли, поспешила домой, только теперь почувствовав усталость. Особенно гудели ноги, они сегодня явно перетрудились.

Глава III
Почему не приехал лифт?

   Я долго не ложилась спать, сидела в полутемной комнате, облокотившись о подоконник, и смотрела на черные очертания деревьев и огни в чужих окнах. Глаза моментально нашли мое любимое дерево с круглой кроной. Что же мне теперь делать? Действительно ни во что больше не ввязываться и сказать ребятам, чтобы уезжали? Ага, а они так меня и послушают! Да если и послушают, то вряд ли убедят своих родителей в необходимости отъезда. Или ничего не говорить, прикинувшись валенком? Нет, это уже свинство: если исчезла Кремнева, стало быть, мы тоже находимся в опасности, и я просто обязана предупредить об этом ребят! Ладно, к утру придумаю, что им сказать.
   А потом мои мысли перекинулись на Вилора. Красивый парень и такой необычный! И внешность, и манера держаться, – все так своеобразно и вместе с тем безупречно. Я, конечно, видела его совсем недолго, но и этого мне хватило, чтобы… понять: никого похожего я в жизни не встречала.
   Интересно, его действительно так зовут или это он на ходу придумал, чтобы я от него отстала? И есть ли вообще такое имя? А вдруг он сейчас то же самое о моем имени думает? Хи-хи! Ну да ладно, имя – это не главное, меня больше мучил вопрос, кто он такой и как там оказался. Причем он однозначно в курсе событий. И как он с ними связан? Вилор, Вилор… Я то и дело ловила себя на мысли, что хочу его увидеть снова. Он так и не сказал мне, что это был за туман и что там вообще за чертовщина творится. Что и говорить, веселое местечко! Я уже знала, что обязательно пойду туда снова.
   И почему старая Архиповна так испугалась? Завтра непременно с ней поговорю. Конечно, она мне не будет рада, придется прибегать к тонкостям дипломатии. Потому что я все равно доберусь до правды, как бы ее ни пытались от меня скрыть, да!
   От избытка эмоций я стукнула ладонью по столу. Со стороны кухни послышались шаги, и в мою комнату заглянула мама:
   – Что ты делаешь, решила среди ночи грушу побоксировать, что ли?
   Должна сказать, моя большая комната вместила все, что прежде было доступно только в спортзале – шведскую стенку, пару тренажеров и даже боксерскую грушу, которую я теперь регулярно избивала – то с целью потренироваться, то в минуты ярости.
   – Да нет… Мама, ты случайно не знаешь, есть такое имя – Вилор?
   – Есть, – кивнула мама.
   Вот как, значит, все-таки есть!
   – Мам, а оно русское или иностранное?
   – Ни то ни другое, – мама подошла к груше и скотчем приклеила фото какого-то дядьки. Она его постоянно туда лепит, от моих упражнений фото падает, а мама снова клеит. Кто изображен на фото, я не знаю, но подозреваю, что именно ради этого она мне грушу и купила.
   – Это как же? – не поняла я.
   – А так, – мама плюхнулась на мое компьютерное кресло и принялась кататься по комнате. – Это, Ника, в шальные послереволюционные годы была мода – выдумывать детям «революционные» имена, а то и свои менять. Такими именами часто становились сокращения: Ким – Коммунистический Интернационал Молодежи, Владлен – Владимир Ленин, забыла, какие еще. Вот и Вилор из той же серии.
   – Понятненько. Но все равно звучит неплохо.
   – А кто это? – тут же среагировала мама.
   – Да так, случайно в разговоре услышала, – ответила я и бесцеремонно выкатила кресло вместе с мамой из своей комнаты. Пора было ложиться спать.

   Утром я, разумеется, проспала. И не просто проспала, а добрых полтора урока прошло, прежде чем я разлепила глаза. Первым делом я кинулась спешно собираться-одеваться, но потом осадила себя: все равно я уже опоздала по полной программе, и теперь лишних десять-пятнадцать минут ничего не изменят.
   Из дома я вышла в отвратительном настроении. Мало того что в школе предстоит нагоняй, так еще и с ребятами надо что-то делать. Рассказать-то я им все расскажу, но спорю на что угодно – никто никуда не уедет… Сама-то я точно не поеду, даже если бы и было куда.
   Я шла медленно, не спеша, терять уже было нечего. А навстречу мне двигалась определенно знакомая личность. Да это же Лешенька, красавчик Лешенька из моей бывшей школы! Расфуфыренный, как павлин, надутый, как индюк, – все как всегда. Только одно отличие – сегодня он без толпы поклонниц. Ну да, поклонницы все в школе, а он, видно, решил подышать свежим воздухом. Но что Лешенька тут делает? Ладно, какая мне разница, надо пройти, отвернувшись, а то заметит и опять начнет свои тупые шуточки… Эх, поздно, он меня уже увидел.
   – Кого я вижу – чернохвостая! Что же ты от нас убежала в такое захолустье? Вообще правильно, для тебя эта дерёвня в самый раз! – громко и язвительно сказал он.
   На нас оглянулись несколько прохожих.
   – Подожди, Леша, знаешь что? – добродушным тоном произнесла я, подходя поближе.
   Он притормозил с пренебрежительным видом.
   – А вот что! – и я от всей души заехала кулаком в его надутую физиономию.
   Лешенька тонко завизжал и со всех ног пустился бежать. О чем он только думал, когда обзывался, явившись сюда без своего бойцового гарема? Теперь пусть не обижается!
   – Только появись еще здесь, красавчик напомаженный! – крикнула я ему вслед. – Сиди в своем центре да носик пудри!
   Лешенька скрылся за углом ближайшего дома. Нет, ему точно не стоит ходить здесь одному! А носик пудрить, я уверена, он сегодня будет. Да еще расскажет своим воздыхательницам, как на него напала банда головорезов, а он их всех одной левой!

   В школу я явилась, опоздав минут на десять на третий урок. Ругали меня долго. Оказалось, в школу явились сотрудники полиции в связи с исчезновением Кремневой и теперь всех опрашивали, не знает ли кто чего-нибудь. Кто-то из ребят и брякнул, что я видела Наташку последней, поэтому мое отсутствие на первых уроках тоже наделало переполоха. Дело в том, что мой мобильник, который я опять забыла зарядить, отключился, и дозвониться до меня не смогли, уже домой идти собирались, так что вовремя я явилась. Меня тоже допросили, но сомневаюсь, что это чем-то помогло следствию.
   Остаток учебного дня прошел в суете, и возможности собрать своих друзей и рассказать им о вчерашнем у меня не было. К тому же Стас-то учился не в нашей школе, и я решила, чтобы не повторяться дважды, поговорить с ребятами после уроков на стройке. Конечно, я помнила о предупреждении Вилора насчет закрытых помещений, но подумала, что стройка расположена достаточно уединенно и там нас никто не услышит. На худой конец, решила я, можно будет позвать ребят ко мне домой.
   С такими мыслями я и возвращалась в тот день из школы, намереваясь бросить рюкзак, наскоро перекусить и помчаться на стройку.
* * *
   А дома меня поджидал сюрприз: пришла в гости мамина подруга тетя Рита с маленькой Ирочкой, и пришлось битых полтора часа забавлять Ирочку, пока мама с тетей Ритой пили чай и обсуждали свои дела. Раньше-то я с удовольствием возилась с этой малявкой, но сегодня это было очень некстати. К счастью, Ирочка в конце концов задремала, и я уложила ее на диван, после чего незаметно выскользнула в коридор, натянула ботинки и куртку и тихонько прикрыла за собой входную дверь. Все бы хорошо, но пригласить ребят домой теперь никак не получалось…

   Ребята были на стройке. Не откладывая, я рассказала им все, да только вышло скомканно, сбивчиво, к тому же я сильно смущалась, рассказывая о Вилоре. Мне не хотелось привлекать к нему внимание – еще начнутся всякие шуточки да подколы, как я это ненавижу! Подколов не было, однако я заметила, что девчонки хитро переглянулись, а Стас как-то странно посмотрел на меня. Я постаралась переключить их внимание на другое:
   – В общем, вы поняли? Нам рекомендовали не ввязываться, а лучше уехать куда подальше.
   – Ну, ты даешь, Ника! – протянул Егор. – Куда можно уехать среди учебного года?
   – Неужели это правда? – подключилась Лиля. – Про туман?
   – Ага, как-то не слишком верится. Может, обычный туман сгустился, а ты испугалась, – согласился с ними Стас.
   – Не поняла? – подскочила я. – Сперва вы не верили Наташке, теперь не верите и мне?! Ну и кто еще должен исчезнуть, чтобы вы поверили?
   – Я, наверное, – вдруг спокойно сказал Колька. – Я видел эту старуху.
   – Как?! – ахнули несколько человек одновременно.
   Колька рассказал, как возвращался сегодня из школы. По дороге решил свернуть к Наташиному дому, надеясь непонятно на что. Свернул, постоял у подъезда, зайти в квартиру не решился и стал бесцельно бродить по пустырю. Он шел, глубоко задумавшись, поэтому, когда отвратительного вида бабка возникла у него на пути и, гаденько улыбаясь, заглянула в глаза, был шокирован.
   – Еще один умник любопытный выискался, суешь нос, куда не просили! – прошипела старуха, хватая его за руку. – Теперь ты наш, сам к нам придешь, деваться тебе некуда, хе-хе-хе!
   – Тут я и догадался, кто она такая, – продолжал Колька. – И понял, что Наташа говорила правду. По крайней мере насчет старухи. Преступники там или какой-то мистический туман, но без этой бабки не обошлось.
   Воцарилась немая сцена, потом все разом загалдели, обсуждая услышанное.
   – Она тебе тоже прижала что-то к руке, как Наташке? – в ужасе воскликнула Таня.
   – Не помню, – признался Колька. – Все так быстро случилось…
   – Слушай, но ведь это серьезный повод для беспокойства! – сказал Егор. – Вдруг тебя тоже похитят? Наверно, стоит сказать родителям… ну, хотя бы, что тебе угрожали. После пропажи Кремневой тебе поверят и, может, действительно отправят куда-нибудь к деревню к бабушке…
   – У меня нет бабушки в деревне, – ответил Колька. – А в том, что поверят, – не сомневайся. Посадят под домашний арест или будут везде за ручку водить, как маленького, только этого мне не хватало! Нет, я не против того, чтоб прогулять пару недель школы, но находиться круглые сутки под одной крышей с моим дедушкой… Это выше всякого терпения.
   – Зато цел будешь.
   – Я кое-что другое придумал. Мама очень переживает из-за моих частых бронхитов и настаивает, чтобы я лег в больницу на обследование. Я раньше отмазывался под всякими предлогами, а теперь, наверное, соглашусь. Все же это лучше, чем с дедушкой сидеть.
   – Но ведь больница в нашем городе, – сказала я. – Думаешь, тебя там не достанут?
   – Знаешь, Ника, я скорее склонен видеть за этим реальных преступников, чем какую-то мистику. А я не настолько важная персона, чтобы из-за меня соваться в больницу, где куча народа. И если все-таки меня похитят… может быть, я смогу чем-то помочь Наташе…
   – Это уж точно глупости! – возразила я. – А чтобы помочь Наташе, сейчас мы с тобой пойдем поговорим с Архиповной.
   К Наташиному дому мы отправились всей гурьбой, и мне стоило немалых усилий уговорить ребят подождать внизу. Мы с Колькой поднялись на шестой этаж, и он указал мне на дверь квартиры с номером двадцать два.
   – Вот тут живет Архиповна. А в двадцать первой – Кремневы. Только можно я к ней не пойду! – заявил Колька и спрятался за шахту лифта.
   Я подошла к квартире и позвонила. Запиликал внутри звонок, но больше оттуда не донеслось ни звука. Подождав немного, я позвонила второй, а затем третий раз, но с тем же результатом.
   – Ее дома нет, – констатировал Колька, выходя из-за лифта. – Может, к вечеру появится.
   Мы вернулись на стройку, где и проболтали до вечера. Еще пару раз наведывались к Архиповне, но в двадцать второй квартире по-прежнему никто не отзывался. Около восьми наша компания разошлась, предусмотрительно проводив Кольку до дома.
   Я после этого еще зашла к Лильке – она просила меня помочь разобраться с алгеброй – и незаметно для себя просидела у нее два часа, не столько с алгеброй, сколько в Сети. Соскучилась я по Интернету, потому что в нашу квартиру его все никак не удосужатся провести…
   Около десяти часов вечера старшие Лыскины ненавязчиво дали мне понять, что пора и честь знать.
   Я вышла на улицу. Слабо моросил ноябрьский дождик, вокруг не было ни души. Хотелось сломя голову броситься домой, но я немного подумала и, осторожно оглядываясь, зашагала к Наташкиному дому.
   Поднявшись на шестой этаж, я снова позвонила в двадцать вторую квартиру, и снова тишина была мне ответом. Значит, Архиповна не пришла домой ночевать, ладненько, придется перенести разговор на завтра. Я вышла из дома и медленно побрела по тропинке через пустырь, внимательно глядя по сторонам. Может быть, встречу Архиповну. «Эх, Ника, что ж ты врешь, – ехидно зашептал противный внутренний голос, – совсем не старушку ты мечтаешь сейчас увидеть… Да-да, и вовсе не ради встречи с ней ты пошла сюда в такую пору, хи-хи!»
   Неожиданно мое внимание привлек лежащий на земле предмет. Я подошла ближе, наклонилась и разглядела женскую сумку, определенно знакомую. Да это же сумка Архиповны, с которой я ее вчера видела! Но почему она здесь валяется?
   Не осознав толком зачем, я обошла сломанный куст и гору строительного мусора…
   Архиповна была там. Она лежала в такой позе, словно споткнулась и упала. Я бросилась к ней, опасаясь самого худшего, стала трясти за плечо. Послышался тихий стон. Жива!
   В этот момент у меня зазвонил телефон – какое счастье, что я догадалась зарядить его у Лильки! Звонила мама, интересовалась, где я до сих пор слоняюсь. Я, как могла, обрисовала ей ситуацию с Архиповной, и мама вызвала «Скорую помощь».
   Пока мы ждали, старушка потихоньку приходила в себя, но была очень слабой и не могла даже сесть. Я подложила ей под голову ее сумку. Что же с ней случилось – может, инфаркт? Или инсульт, или что еще бывает… Ладно, это пусть врачи выясняют, а мне понять бы, почему сумка оказалась на дорожке, а сама Архиповна – именно здесь? Сомневаюсь, что она просто так пошла гулять по пустырю, бросив на дороге сумку. Возможно, на нее напали, и она, уронив сумку, бросилась бежать через пустырь. Но кто мог напасть? Грабители забрали бы сумку…
   Свет фар осветил дорожку – приближалась машина «Скорой помощи». Я замахала руками, привлекая внимание водителя.
   – Это… девочка… – простонала Архиповна.
   – Все будет хорошо, – повернулась я к ней. – «Скорая» приехала, сейчас вам помогут!
   – Ключи в сумке… возьми. Там кошка осталась… двадцать вторая квартира…
   Я поняла. Осторожно расстегнув боковой кармашек сумки, я вынула оттуда ключи. В том же кармашке лежали деньги. Значит, старушку точно не пытались ограбить!
   – Конечно, я позабочусь о вашей кошке. А что с вами случилось, на вас напали?
   – Ох… Опять они… Знала я… Не к добру ты меня вчера спросила… про этот ужас, – с трудом ответила Архиповна.
   – Пожалуйста, я вас прошу, скажите, что это был за барак и…
   Больше я ничего не успела сказать, так как люди в белых халатах вышли из машины и направились к нам. Архиповну положили на носилки и увезли, а я осталась стоять с ключами в руках. Пожелала мысленно – пусть ее вылечат! Старушка поначалу показалась мне неприятной, но теперь я думала о ней с уважением: находясь в таком тяжелом состоянии, она беспокоилась первым делом о кошке и ради нее доверила ключ от своей квартиры незнакомому человеку!
   Пришлось вернуться в дом. Голодным мяуканьем меня встретила серая кошечка, малышка месяцев трех от роду. Я нашла в холодильнике кусок колбасы и покормила ее. Затем полила три горшка герани на подоконнике, немного постояла в раздумье, разглядывая квартиру. Обычное жилье одинокой старушки – старая мебель, допотопный телевизор, черно-белые фотографии на стене, стойкий запах корвалола… Да, наверняка у Архиповны что-то с сердцем. Она может пробыть в больнице долго, и мне придется каждый день заходить сюда, кормить котенка и поливать цветы?
   Немного подумав, я решила взять котенка к себе, а цветы можно будет поливать и раз в два-три дня.
   Сунув кошечку под куртку, я вышла из квартиры. Вот уже второй вечер подряд я возвращаюсь домой к полуночи. Хорошо хоть завтра выходной и можно отоспаться!
   Позвонила мама, она была встревожена:
   – Ты где? С тобой все в порядке?.. Как там старушка, жива?.. Увезла «Скорая»? Вот и хорошо. Котенок? Ладно, можешь забирать. Слушай, Ника, что-то у меня предчувствия нехорошие… Ты подожди меня там, в доме, я приду и заберу тебя, одна не ходи!
   Я задумалась. Еще не хватало, чтоб моя мама в одиночестве по улицам бегала! Самой мне не слишком страшно, а вот за нее я опасаюсь. Можно было бы переночевать в квартире Архиповны, но оставаться там мне очень уж не хотелось – среди этих старых фотографий и запаха сердечных капель…
   – Нет, мама, никуда не ходи, я дойду, ничего со мной не случится!
   Я нажала кнопку лифта, но вопреки ожиданиям не услышала знакомого громыхания. Немного подождала, еще несколько раз нажала кнопку – из шахты по-прежнему не доносилось ни звука. А ведь я приехала сюда в лифте несколько минут назад. Странно!
   Не только в шахте лифта, но и во всем доме царила мертвая тишина. Я заметила это и почувствовала, как мою душу начинает окутывать страх. В многоквартирных домах такой тишины просто не бывает, даже ночью! Может, все-таки вернуться, заночевать у Архиповны? Неожиданно я осознала, что идти домой по безлюдным дворам мне не так страшно, как возвращаться в эту квартиру. Хотя в ней, казалось бы, нет ничего ужасного…
   Да что это такое! Нужно держать себя в руках, а то как маленький ребенок! Ну, сломался лифт, и что? Не безногая, спущусь пешком.
   Я пошла на лестницу, она находилась за двумя поворотами и дверным проемом. Лампочек, как водится, не было, одна горела где-то этаже на восьмом, еще одна внизу, и все. Только ночное небо синело в окнах лестничных пролетов.
   Едва я сделала несколько шагов вниз по лестнице, как за стенкой снизу вверх поехал лифт. Что за чудеса! Может, его кто-то удерживал?
   Мне снова стало страшно. Кто и зачем его мог держать? Так, спокойно, Ника, все хорошо! Может, лифт для чего-то отключали на несколько минут, а теперь снова включили, и он едет по моему вызову. Не самое умное объяснение, но ничего лучше в голову не приходило.
   Пятый этаж. Я услышала, как лифт остановился тоже на пятом, открылись двери. Нет, это не по моему вызову!
   Раздались тихие, еле слышные крадущиеся шажочки. Но не в сторону квартир, а сюда, к лестничной площадке. Кто-то – или что-то? – направлялся ко мне.
   Котенок за пазухой встрепенулся, зашипел и попытался вырваться. Я сильней прижала его к себе и что есть духу бросилась вниз по ступенькам. Через пару этажей набралась смелости оглянуться. На лестнице позади себя я ничего не увидела, но успела заметить чуть выше мелькнувшую тень и услышать в гулкой пустоте подъезда все те же тихие шажочки. Некто – или нечто – преследовавший меня находился на этаж выше, еще мгновение – и он вынырнет из темноты за моей спиной…
   Котенок рычал и царапался, я со всех ног неслась вниз. На втором этаже горела лампочка, а внизу, на первом, царила темнота. Возникла мысль: а вдруг меня там кто-то поджидает? Но выбирать не приходилось, и я, возложив всю надежду на быстроту своих ног, пулей пронеслась от лестничной площадки до выхода и, не сбавляя скорости, помчалась по дорожке прочь от дома.
   Отбежав немного, я оглянулась. Никто за мной не гнался, и я перешла на шаг, чтобы отдышаться. Я усадила котенка поудобнее и окинула взглядом дом, пустырь, лес – нет, никого не было видно.
   Все в порядке? Я еще раз оглядела окрестности, перевела взгляд на дом, и по телу прошла нервная дрожь. Освещенные лестничные окна второго и восьмого этажей синхронно погасли и через пару секунд зажглись, потом опять погасли и зажглись, и в этот момент я увидела в окне второго этажа черный силуэт. Невозможно было рассмотреть детали – просто черная фигура, прильнувшая лицом и руками к стеклу и вглядывавшаяся в темноту.
   Потом окна снова погасли.
   У меня закружилась голова. Я взяла себя в руки и поспешила прочь, не оглядываясь. Котенок угомонился, и это внушало оптимизм.
   На полпути меня встретила мама и без слов обняла так, будто уже не ожидала увидеть. Мы шли домой, и я понемногу успокаивалась. Потому что там, где мама, нет места ужасам.

Глава IV
В библиотеке

   На следующий день я встала около восьми – для субботы неслыханно рано. Но следовало действовать, и я сразу же взялась за телефон. Первым делом позвонила в справочную «Скорой помощи» и выяснила, в какую больницу отвезли Архиповну. Потом связалась с больницей. Как я и предполагала, у старушки стало плохо с сердцем, но, по счастью, ее жизни теперь ничего не угрожало. А вот навестить ее, увы, пока не разрешили.
   Ну и что теперь делать? Ждать у моря погоды? Расстроившись, я уселась в свое любимое кресло и уставилась в окно, созерцая хмурое ноябрьское утро. Мне на колени тут же запрыгнула кошечка, которую мама уже успела окрестить Клотильдой, и принялась играть моими волосами. Засмотревшись на Клотильду, я не сразу заметила, что мама стоит у двери и вопросительно смотрит на меня. Точнее, не вопросительно, а подозрительно.
   – Доченька, тебе не плохо?
   – Нет, а что?
   – Точно нет? – прищурилась мама. – Ну, значит, у тебя какие-то дела, о которых ты мне, разумеется, опять не расскажешь.
   – А это ты с чего взяла? – прищурилась я.
   – А вот с чего, – принялась перечислять мама. – Два дня, точнее, две ночи подряд ты возвращаешься домой после двенадцати, хотя я знаю, что твои друзья расходятся гораздо раньше. Потом, эта старушка, которую ты нашла за грудами мусора на пустыре, – сомневаюсь, что ты просто так там гуляла. И наконец, сегодня ты встала рано, и это учитывая, во сколько мы вчера легли! Последнему факту есть только два объяснения: либо тебе нездоровится, либо у тебя есть какое-то важное дело. Первый вариант ты отрицаешь…
   – И что? – хмуро спросила я.
   – Ну, раз не отвергаешь второй, значит, он верен. Уф, а я уж испугалась, что ты заболела! – с облегчением вздохнула мама.
   Я только криво улыбнулась. Знала бы ты, мамочка, чего на самом деле стоит бояться!
   – Так вот, – продолжала она. – Я не собираюсь вмешиваться, но, может быть, могу тебе чем-нибудь помочь?
   – А не могла бы ты попросить, чтобы мне разрешили встретиться со вчерашней старушкой в больнице? – молниеносно среагировала я.
   – Увы, нет. Если врачи не разрешают, значит, делать этого не стоит. Ты, как я понимаю, желаешь у этой старушки что-то спросить? Или сообщить?
   – Спросить.
   – Может быть, есть другой способ получить ответ на твой вопрос?
   Я призадумалась. М-да, в проницательности маме не откажешь, вероятно, она действительно способна помочь?
   – Слушай, мама, можно ли как-нибудь узнать о прошлом нашего города? Я искала вчера у Лильки в Интернете, но там только про центр, дворцы и памятники архитектуры…
   – Понятно, а тебя интересуют окраины и лачуги?
   – Да!
   – Что ж, это сложная задача. Хотя… Итак, прошлое?
   Я кивнула.
   – Сейчас, погоди…
   Мама вышла в кухню и позвонила кому-то по мобильнику.
   – Алло. Ирочка, привет, ты на работе?.. Вот и хорошо!.. – донесся до меня ее голос.
   Минут через десять мама вернулась в мою комнату.
   – Собирайся и поезжай.
   – Куда?
   – Моя подруга Ира, для тебя – Ирина Максимовна, работает в центральной городской библиотеке. Вход по читательским билетам, но она тебя пропустит. Там имеются подшивки разных газет за двадцатый век, есть и более ранние. Город наш, если ты не знала, молодой, ему и двух столетий еще нет, это он сейчас так разросся, а начинался с рабочих поселков, и в местных газетах обязательно должны были рассказывать о строительстве новых районов. То, что сейчас называют лачугами, прежде могло считаться хорошим жильем…

   Ирина Максимовна оказалась милой общительной женщиной. Поведав, какая умничка Настя, то есть моя мама, и как хорошо, что сегодня нет начальства, она проводила меня в библиотечное хранилище.
   – Вот, пожалуйста. Подшивки всех газет, по годам рассортированы. Просьба обращаться аккуратно. Если буду нужна – я в читальном зале.
   – Ого!
   Сказать, что газет было много – значит ничего не сказать. Ими были заполнены несколько стеллажей высотой чуть ли не до потолка. И это все мне предстояло перерыть! Хорошо хоть условия для работы имелись. У входа стоял стол с несколькими стульями, над которым горела лампочка, а ряды стеллажей терялись в полумраке огромного помещения без окон.
   Немного постояв в раздумье, я решила, что просматривать нужно далеко не все. Архиповна упомянула войну, стало быть, потребуются газеты довоенные. Спортивные и детские издания пропускаем сразу, да и то, что издавалось по всему Союзу, тоже не стоит пока трогать. Итак, меня интересуют местные газеты, лучше всего районные.
   Я сходила в читальный зал и уточнила у Ирины Максимовны, как они называются. Она написала на листке пять названий, и я взялась за дело.
   Уже через полчаса у меня зарябило в глазах. Если хотя бы примерно знаешь, что искать, то глаз зацепится за нужное слово. А тут – все эти ударные стройки, съезды, пленумы… Муть!
   Открылась дверь, и на пороге появилась Ирина Максимовна:
   – Ника, к тебе помощники пришли.
   Она посторонилась, и в комнату вошли Стас, Егор и Лиля с Таней.
   – Только, пожалуйста, не шуметь и обращаться с изданиями бережно, – предупредила Ирина Максимовна и вышла.
   – Ребята, какими судьбами? – удивилась я. – И где Колька?
   – Он не пошел с нами, дома остался, – ответил Егор. – Предпочел общение со своим дедушкой.
   – Его не положили в больницу? – осведомилась я.
   – Нет, сейчас же выходные, в понедельник собираются.
   – У меня такое ощущение, что он вообще из дома побоялся выйти, – откровенно призналась Лиля. – Выглядел каким-то отстраненным и замученным. Знаешь, мы поняли, что были не правы насчет всех этих ужасов…
   – И решили тебе помочь, – продолжил Стас. – А то ты одна над этим бьешься, а мы словно одолжение делаем.
   – Дошло наконец, – буркнула я. Неожиданно я осознала, что сейчас совершенно не смущаюсь, разговаривая со Стасом. А еще пару дней назад начала бы краснеть и лепетать какую-нибудь чушь…
   – От помощи не откажусь, видите, сколько нужно перелопатить, – нарочито небрежно кивнула я на стеллажи. Полюбовалась произведенным эффектом и спросила: – А как вы меня нашли?
   – Мы пришли к тебе домой, и твоя мама сказала, что ты в библиотеке. Спросила, не хотим ли мы тебе помочь, и когда мы согласились, она позвонила и договорилась, что нас сюда пустят, – ответил Стас.
   Ах, каким было бы счастьем, если бы он сам пришел ко мне в гости пару дней назад… А теперь я восприняла этот факт почти без эмоций, занятая совершенно другими мыслями.
   – Не будем терять время даром, – заявил Егор и взял с полки первую попавшуюся подшивку. – Как я понимаю, надо искать информацию о каком-то бараке, в котором…
   – В котором совершались преступления, – договорила Таня.
   – Значит, ищем все, что касается криминала, причем в довоенных или военной поры газетах, – сказала я. – И в первую очередь в местных изданиях. Егор, положи эту подшивку на место, в «Мурзилке» ты точно ничего не найдешь.
   Егор посмотрел на то, что держал в руках, хихикнул и положил на полку. Мы распределили объем работы между собой и взялись за дело.
   Спустя полчаса молчаливой и напряженной работы Стас подал голос:
   – Ну как, никто ничего не нашел?
   – Нашел криминала – валом! – проворчал Егор. – Антиобщественные элементы, враги народа, троцкисты какие-то. А еще кулаки, занимавшиеся вредительством и воровавшие зерно с колхозных полей после уборки урожая…
   – От голода люди уцелевшие колоски собирали, если перевести на нормальный язык, – прокомментировала Таня. – Да, много тут интересного. Но того, что надо, я не нашла.
   – Я нашла, – тихо сказала Лиля. Когда мы все повернулись к ней, она смущенно продолжила: – Конечно, не совсем то, что мы искали, но, может быть, и это пригодится. Вот.
   Она раскрыла пожелтевший «Кировский вестник» на середине и стала вслух читать статью. В характерной манере того времени статья повествовала о борьбе с пережитками буржуазного общества и такими недопустимыми явлениями, как пьянство, воровство, тунеядство.
   – И что? – перебил ее Стас. – Я нашел кучу таких статей, но не читать же их все до конца!
   – А я вот читаю, – возразила Лиля. – Здесь говорится о необходимости сноса стихийных поселков, в которых находят приют воры, бандиты и прочий сброд. И приведен такой пример: «Особенно это касается так называемой «нахаловки», поселка, который находится на южной окраине города, возле Сиротинского кладбища и базара, стихийно образовавшись неподалеку от барака бывшего царского рудника. Наша газета уже писала о том, как в этом поселке был выявлен и обезврежен воровской притон. Нельзя допускать, чтобы в нашем районе процветали уголовные и антисоветские элементы! Руководство планирует в следующем году ликвидировать стихийный поселок…» Ну, дальше уже к делу не относится.
   – А с чего ты взяла, что это относится? – пожал плечами Егор.
   – Тебе компас подарить? – вспыхнула Лиля. – Мы живем как раз на южной окраине Кировского района в частности и города вообще! Разумеется, упомянутый тут поселок до наших дней не дожил, зато кладбище мы своими глазами видели. Спорю на что угодно, это и есть то самое, Сиротинское!
   – Интересно! – загорелись глаза у Егора. Он взял газету: – Еще упоминаются базар и какой-то царский рудник…
   – Был и базар, – тихо и зло сказала Таня Незванова. – Такой же стихийный, как и этот проклятый поселок! И такой же криминальный.
   – Не понял, чем вызван такой гнев? – прищурился Стас. – Давай, Тань, колись, что ты об этом знаешь?
   – Прабабушка рассказывала. Там не только обворовать, там и убить могли. Наверняка из того же поселка «специалисты» и действовали. Мой прадедушка еще до войны на этот базар пошел и пропал без вести. Прабабушка всю жизнь по нему горевала…
   – А ты-то почему нервничаешь? – пожал плечами Егор.
   – Ты не знал мою прабабушку! Она была добрым, мягким человеком, все ее любили, и мне всегда становилось так жалко, когда она плакала! Она говорила, что с тех пор часто слышала во сне голос любимого, который твердил, что он в беде, и звал на помощь. – Таня смахнула выступившие слезы и сказала уже спокойно: – По словам прабабушки, этот базар находился там, где сейчас новостройки. Его убрали перед самой войной.
   – А поселок? – спросила я.
   – Вот насчет поселка не знаю.
   – Значит, ищем дальше, – вынес вердикт Стас.
   – У меня уже голова кругом идет от этих газет, – признался Егор. – Все эти давно минувшие события, фотографии людей, которые уже умерли…
   – А я, наоборот, люблю прикоснуться к истории, – улыбнулась Лиля. – Эти люди, может, и умерли давно, а на фотографиях навсегда остались живыми и улыбающимися, они смотрят на меня из прошлого, и я будто знакомлюсь с ними. А события тоже интересные, я тут о многом прочитала. В общем, я рада, что сюда попала.
   – Я тоже, – подхватил Стас. – Ведь как бывает – произойдет какое-нибудь событие, незначительное, ерунда, пройдет и забудется. А через какое-то время, может быть, годы спустя, обнаруживаются его потрясающие последствия! Так что я люблю узнавать разные детали из прошлого, кто знает, вдруг пригодятся!
   – И мне интересно, – сказала Таня. – У меня такое ощущение, что наши предки – это наши корни, наше начало, а мы – вроде как продолжение. Иногда кажется, что во мне хранится их память. Фантазия, конечно, но все равно интересно узнавать о том, как жили люди когда-то.
   – Приятно такое слышать, молодые люди! – раздался вдруг от двери звучный мужской голос. Признаюсь, последние события изрядно расшатали мои нервы, так что я вскочила и резко развернулась, опрокинув стул.
   И напрасно, ничего страшного там не было. В дверях стоял благообразный пожилой мужчина в старомодных очках и улыбался приятной улыбкой.
   – Ой… Здравствуйте, – растерянно пробормотал Егор, а следом и мы все вразнобой поздоровались.
   – Простите, что прервал вашу беседу, – продолжил этот человек. – Но пришел я, похоже, как раз вовремя.
   «Вот уж не было печали, – подумала я. – Начнет сейчас мозги компостировать!»
   – Давайте познакомимся: меня зовут Александр Генрихович, я историк-краевед, – церемонно представился он. – Я нередко захожу сюда поработать с историческими материалами, и вы, как мне кажется, тоже интересуетесь прошлым родного края.
   – В общем-то, да, – за всех ответил Егор.
   – Великолепно! Может быть, я могу помочь вам в ваших поисках? Что вы тут изучаете? О, тридцатые годы! Замечательная была пора! – мечтательно протянул Александр Генрихович. – Хоть и называют их мрачными временами, но нельзя отрицать очевидного – тогда наш город строился и ширился! В бедных рабочих поселках, где прежде процветали антисанитария и пьянство, появились больницы, электричество, водопровод, кинотеатры. А со временем эти поселки, деревеньки и хутора сливались в новые районы нашего ныне большого и славного города!
   Он увлеченно рассказал пару интересных историй. Одну о том, как у некоего начальника конфисковали дачу, и это прекрасное здание стало лучшим в городе детским садом. А еще о старенькой, затрапезного вида больничке, которая за свою жизнь успела поочередно побывать жандармерией, военным госпиталем, складом, приютом для беспризорников, больницей, немецкой комендатурой, потом опять военным госпиталем, школой и снова больницей.
   – Ничего себе! – присвистнула Лиля. – Надо же было весь этот список запомнить!
   – Вы ничего не пропустили? – улыбнулся Стас.
   – Нет, молодой человек, – с достоинством ответил Александр Генрихович. – Я знаю о нашем городе много такого, чего вам больше не расскажет никто. Но, возможно, вас интересует что-то конкретное?
   – Интересует! – сказала Таня. – Поселок Нахаловка и весь криминал, с ним связанный!
   Ученый рассмеялся:
   – «Нахаловками», деточка, или «шанхаями», называли в народе все стихийные поселки из землянок и хибар, населенные разным сбродом. На территории нашего города их существовало десятка два, не меньше. И уж криминала там было!..
   – Нас интересует поселок, о котором говорится вот здесь, – Стас подал Александру Генриховичу газету. Тот бегло просмотрел статью.
   – О-о, так вот вы до чего, оказывается, докопались, – он нахмурился и окинул нас пристальным взглядом. – Не думал я, не гадал, что кто-то вспомнит эти давно минувшие события… Да, ребятки, я об этом деле знаю достаточно. Достаточно, чтобы не болтать о нем зря. Поверьте, есть вещи, о которых лучше не знать. Это как раз тот случай, когда любопытство может погубить. Давайте я вам лучше расскажу о чем-нибудь другом, я знаю массу интересного…
   – Расскажите нам, пожалуйста, об этом поселке, – твердо попросила я. – Это для нас очень важно!
   – Разумеется, в случае моего отказа вы будете искать другие источники информации? – осведомился ученый. – А кто ищет, тот, как известно, рискует найти. Правильно?
   Мы, не сговариваясь, кивнули.
   – Ну что ж, я вас честно предупредил. Но раз вы настаиваете, то я, так уж и быть, открою вам то, что знаю. О руднике, о бараке, о зловещей дате и об одной премерзкой особе… Но – не здесь и не сейчас. Сегодня вечером, в семнадцать тридцать, я жду вас всех у себя дома, – с этими словами Александр Генрихович написал на листке адрес и положил на стол перед нами.
   – Да это же наш микрорайон! – воскликнул Егор Рюшин. – Мы соседи!
   – Тем лучше, – улыбнулся ученый.
   – Ну что же, тогда нам и рыться тут больше не надо!
   Мы сложили подшивки на место, попрощались и ушли, а Александр Генрихович остался в хранилище, занятый своими делами.

   – Классно! – воскликнул Стас, едва мы оказались на улице. – Это называется – повезло!
   – Подозрительный он какой-то, – вслух подумала я. – И вообще все это подозрительно. Что-то мне сегодня все, словно сговорившись, жаждут помочь.
   – Да ладно, что в нем подозрительного? – отмахнулась Лиля. – По-моему, милый старичок. Нам действительно повезло.
   Конечно, у меня оставались сомнения. Слишком уж удачно мы встретились с этим знатоком, и это настораживало: вдруг тут кроется обман или ловушка?
   Но выбирать не приходилось. «К тому же мы придем всей компанией – чего нам бояться? – подумала я. – На всякий случай я оставлю маме адрес, куда иду».
   Мы вышли из маршрутки и договорились встретиться в пять вечера здесь же, на остановке, после чего пошли по домам. Большинство ребят жили в новостройках, одной мне нужно было перейти дорогу и углубиться в старые кварталы. Но я по школьной привычке проводила Лилю до дома и только после этого пошла к трассе.
   Я шла и думала о наших проблемах. Сначала Наташка, теперь вот Колька… нет, сначала был Танин прадедушка с похожими обстоятельствами и неизвестно кто еще. Мы, получается, пренебрегли советом Вилора, и чего теперь ожидать? Но, с другой стороны – что же нам, запереться по домам и жить затворниками? А со школой что сделать? Я, как и всякая ученица, школу, мягко говоря, недолюбливаю. Но все же предпочту посещать ее, родимую, а не сидеть в четырех стенах, боясь выйти на улицу, потому что из толпы прохожих может вынырнуть мерзкая бабка…
   Я окинула взглядом этих самых прохожих и увидела… Нет, не зловещую старуху. Красавчик Лешенька шел навстречу собственной персоной! Правда, он был далеко и еще не видел меня. А одет-то! Скромненькие джинсики – и это на Лешеньке! Черная куртка с надвинутым на глаза капюшоном! Куда поклонницы смотрят?! Темные очки… Ну, это как раз неудивительно. Надеется, что я его не узнаю? Ага, размечтался! Чтобы быть неузнанным, ты бы, голубчик, сменил свои попугайские кроссовки!
   «Отвернуться, что ли, типа, не заметила? Да, наверное».
   Поздно. Он уже увидел, что я на него смотрю. И, не надеясь на свою маскировку, бросился в сторону, пересек газон, прыгнул через невысокое ограждение и побежал вдоль торцевой стены девятиэтажного дома, в котором жила Лилька. Немного не добежав до угла, Лешенька оглянулся и, видя, что я не собираюсь его преследовать, крикнул:
   – Дура черноротая!
   После чего гордо свернул за угол.
   Гнаться за ним я не собиралась, но тут мне в голову пришла одна идейка. Дело в том, что Лилькин дом был большой полукруглой «китайской стеной», и я знала тайну одного из его подъездов. И, пока Лешенька шествовал (или бежал, не знаю) с внешней стороны здания, я бодрым марш-броском миновала внутреннюю и нырнула в тот самый подъезд, благо я знала цифры кода. Еще бы мне их не знать, если это как раз Лилькин подъезд!
   Да-да, вы угадали, подъезд был сквозным. Я вышла с другой стороны и притаилась за ажурной беседкой детской площадки.
   А вот и Лешенька. Бежит все-таки, да прямиком ко мне. Двигается неспешно, в этакой вычурной манере, имитируя движения древнегреческих атлетов, старательно обходя многочисленные лужи…
   – Лешенька, – вкрадчиво сказала я, ангелом смерти материализуясь из-за беседки, – от судьбы не уйдешь.
   Ему бы проскочить мимо и бежать себе дальше, не стала бы я за ним гнаться. Но он от неожиданности так затормозил своими попугайскими кроссовками, что, ей-богу, даже дымом запахло, и резко развернулся, чтобы удрать в обратном направлении.
   «Счастливого пути», – подумала я и мощным пинком придала Лешеньке такого ускорения, что он растянулся на тротуаре. Правда, тут же торопливо вскочил и убежал, даже никак меня напоследок не назвав.
   Интересно, что ему в нашем районе нужно?

Глава V
О руднике, бараке и зловещей дате

   В пять вечера все как штык стояли на остановке.
   – Я хотел Кольку с нами позвать, а он не пошел, – сказал Егор.
   – Правильно сделал, – ответила Таня. – Пусть дома сидит, раз такое дело.
   – Ой, народ, что я сегодня видела! – воскликнула Лилька, когда мы направлялись к дому ученого, находящемуся недалеко от нашей школы. – Пришла, значит, я из библиотеки, через несколько минут вижу в окно – бежит вдоль нашего дома какой-то спортсмен-любитель. Ну, пусть бежит, мне-то что. Вдруг из моего подъезда выруливает Ника Черная прямиком наперерез бегуну да как пнет его, он аж растянулся на дорожке! Я думала, он сдачи ей даст, а он вскочил и убежал прямо по лужам – шлеп-шлеп-шлеп! А она ему вслед: счастливого пути!
   Ага, значит, я свое пожелание все же высказала вслух, глядя, как этот урод скачет по лужам. А он-то сначала так старался, эти лужи обходя, чтобы штаны не забрызгать! Но после знакомства с моей кроссовкой и тротуаром терять ему было уже нечего.
   Пришлось рассказать ребятам, кто такой Лешенька и за что я с ним, бедненьким, так жестоко поступила. Хохотали всю оставшуюся дорогу…
   Александр Генрихович встретил нас приветливо и, как мне показалось, был доволен самим фактом нашего визита. Мы поздоровались и представились, и он провел нас на большую сверкающую кухню, где уже дымился крепкий чай. После чаепития все перешли в гостиную. Это была настоящая квартира ученого: многочисленные полки с книгами, стопки папок, картины на стенах – красивые, в богатых золоченых рамах, на которых были запечатлены какие-то неизвестные мне исторические сюжеты. Окно было завешено тяжелыми коричневыми портьерами, такие же портьеры закрывали две двери напротив окна.
   Мы уселись на диван и уставились на Александра Генриховича в немом ожидании.
   – Да, ребятки, дал я маху, – задумчиво проговорил он. – Если хочешь, чтобы что-то было сделано, запрети детям это делать. А если хочешь подогреть их интерес к знаниям – дай понять, что эти знания опасны.
   – Совершенно верно! – не утерпела я.
   – Ну что ж, я вас предупредил. Скажите, молодые люди, верите ли вы в сверхъестественное?
   – Да так себе.
   – Ну… может быть, что-то и есть такое.
   – Не знаю, как-то не очень…
   Так отвечали ребята, а я промолчала. После случившегося поневоле пришлось поверить, но рассказывать об этом я не собиралась.
   – Значит, скорее не верите, чем верите. Что ж, это здравый подход. По крайней мере, пока лично с подобным не столкнетесь.
   И Александр Генрихович принялся рассказывать. Правда, рассказ его звучал местами занудно, с разными историческими отступлениями и не слишком понятными терминами, поэтому я постараюсь передать его суть покороче.
   До революции недалеко от Сиротинского кладбища располагался угольный рудник. И вот однажды, прокладывая под землей очередной тоннель, рабочие наткнулись на большое подземное помещение, стены которого были сложены из каменных плит. Шахтеры пробили одну из них и проникли внутрь.
   Вдоль стены стоял ряд длинных каменных ящиков, покрытых непонятными письменами. Рабочие отодвинули крышку с одного из ящиков, надеясь найти сокровища. Но то, что они там увидели, повергло их в ужас. Каменные ящики на самом деле были гробами, но в них лежали не просто скелеты. Там оказались отлично сохранившиеся мумии, глаза которых были открыты и казались живыми. Кроме того, вид они имели весьма странный… В общем, в тот день работа в руднике была сорвана из-за немалого переполоха.
   – Любознательный владелец рудника дал знать о своей находке, и из столицы прибыла группа ученых, – продолжал Александр Генрихович, – которые были шокированы не меньше шахтеров. Конечно, их поразило отличное состояние останков, таких живых глаз у мумий просто не бывает. Но не меньшей странностью был маленький рост мумий – около метра. Причем ни детьми, ни лилипутами, ни какими-нибудь африканскими пигмеями эти мертвецы не были. Это было… нечто странное, какой-то особый вид, жаль, фотографий не сделали, поэтому я не могу описать подробнее этих… эти существа.
   Ни с чем подобным наука до тех пор не сталкивалась. Начать уже с того, что долго не могли выяснить, какой век и какой народ в данном случае имели место быть, потому что в захоронении не наблюдалось никаких атрибутов – ни оружия, ни керамики, даже одежда на существах сохранилась очень плохо. А подземное помещение напоминало не могилу или склеп, а скорее большой зал с высокими каменными потолками, очень хорошо укрепленными. В одной из стен имелась массивная металлическая дверь. Правда, ее так и не открыли, она была заперта снаружи. Выручили ученых найденные на стенах и каменных гробах письмена, они оказались рунами, которыми пользовались древние германцы в самом начале нашей эры – век приблизительно второй или третий.
   – А они что, бывали здесь? – удивилась я. По моим представлениям, германцы должны были жить в Германии.
   – Жаль, что вы этого не знаете, молодые люди! – глаза Александра Генриховича загорелись. – Они не только бывали здесь, но и основали великое и славное государство…
   Лилька больно наступила мне на левую ногу, а справа я получила толчок локтем от Тани. Они были правы: теперь нам предстояло выслушивать лекцию по истории! Впрочем, ученый заметил эти ноты протеста:
   – Ладно, не буду отвлекаться. Но все же я хочу, чтобы вы об этом знали, поэтому пообещайте мне, что позже мы вернемся к исторической теме.
   Мы, разумеется, пообещали, и он продолжил:
   – Так вот. Ученые скопировали письмена, и было решено пару мумий увезти в столицу для подробного изучения. Но когда одну из них подняли наверх, она странным образом рассыпалась прахом. Рабочих это повергло в шок, кто-то из них тут же начал вопить об упырях…
   Так ученые и уехали ни с чем, увезя с собой лишь один из каменных ящиков да скопированные письмена. Дыру в стене заложили камнем, тоннель завалили, и все вздохнули спокойно.
   Несколько десятилетий о странной находке никто не вспоминал. Но незадолго до революции к владельцу рудника явились трое господ. Назвавшись учеными, они попросили разрешения вновь получить доступ к захоронению. Но в этот раз владелец рудника, не желая лишних проблем, указал визитерам на дверь.
   – Однако эти трое и не подумали уезжать! – воскликнул Александр Генрихович. – Они поселились неподалеку и целыми днями занимались раскопками в степи вокруг рудника. Наверняка они искали вход в подземелье снаружи и, полагаю, все же нашли.
   Ученый замолчал, мы тоже молчали в ожидании. В наступившей тишине я услышала негромкий шорох за одной из портьер, скрывавших двери в другие комнаты. Отчего-то мне стало жутковато, но я одернула себя: наверное, там находится кто-то из домочадцев или домашнее животное. Что за глупый испуг! Хозяин не беспокоится, значит, все в порядке.
   – И что было дальше? – подала голос Лилька.
   – А дальше была революция, за ней – Гражданская война, и тогда уже стало не до научных разработок. Но трое ученых не покинули эти места, они не собирались приносить науку в жертву войне. За что двое из них и поплатились – однажды одного из них нашли буквально растерзанным где-то неподалеку от рудника, а второй исчез бесследно. Это никого не удивило – война есть война. Уцелел лишь самый младший из ученых.
   Вскоре обедневший рудник закрыли, а шахту засыпали. Бараки, в которых прежде жили рабочие с рудника, сгорели, только один чудом уцелел. Вокруг него настроили землянок, мазанок – словом, образовался стихийный поселок, так называемая «нахаловка», о которой вы говорили. И обитала там в основном публика, промышлявшая в те шальные годы воровством и грабежами. Опасным было это место, равно как и базар, столь же стихийно образовавшийся неподалеку. Там запросто могли не только обчистить карманы, но и лишить жизни.
   – Куда же милиция смотрела? – удивился Егор.
   – А у милиции, ребятки, в двадцатые годы и без того забот хватало, тут тогда такие банды орудовали! Так вот. Обитала в поселке, в том самом бараке, некая Фаина, такая милая старушка. Никто не знал, откуда она явилась, но все сошлись во мнении, что она явно «из бывших».
   – А это как? – полюбопытствовала Лилька.
   – Из бывших сословий, которых не стало после революции: дворяне, купцы, помещики… Эта женщина часто изображала нищенку, но хорошо сохранившаяся изящная фигура и манеры выдавали ее происхождение, – ученый немного помолчал, словно вспоминая. – Это была страшная женщина. Она не знала милосердия и не брезговала ничем, что приносило прибыль. Она могла мошенничать, изображая из себя приличную даму, а могла шарить по карманам или попрошайничать на рынке в лохмотьях, прихватив с собой для убедительности какого-нибудь ребенка…
   – Ребенка?! – подскочила я, но тут же выкрутилась: – У нее что, было много детей?
   – После Гражданской войны было много сирот, – пояснил Александр Генрихович. – Они нередко попадали в лапы к подобным Фаинам, которые заставляли их воровать или просить милостыню…
   – Ужас! – воскликнули разом трое ребят.
   – Не то слово, – искренне согласился ученый. – И это далеко не весь список ее преступлений. Картежные игры, перепродажа краденого, об остальном лучше не говорить. В бараке жило немало народа, но фактической хозяйкой была Фаина. Эта женщина льстиво улыбалась, сладко говорила, но горе было тому, кто ей верил… Говорят, Фаины боялись даже уголовники.
   И вот к этой-то особе обратился в начале двадцатых годов молодой ученый, единственный уцелевший. Как он сумел с ней договориться – неизвестно, но старуха предоставила ему помещение для научных изысканий, выгнав из половины барака его обитателей и отгородив ее стенкой. За этой стенкой через некоторое время стало твориться что-то странное. Днем в бараке стояла тишина, а ночью его окна озарялись слабым светом, в них мелькали многочисленные тени, слышались какие-то странные звуки… В конце концов остальные жильцы разбежались кто куда, и барак остался полностью во владении Фаины и ее квартиранта.
   Шли годы. Барак приобрел недобрую славу. Однажды Фаина зачем-то позвала к себе с десяток бродяг-гробокопателей, пообещав им хороший заработок. Они пришли, и с тех пор их больше не видели. Но спрашивать о чем-то Фаину никто, разумеется, не рискнул.
   И вот однажды – было это июльской ночью сорокового года – случилось жуткое событие, очень сильно напугавшее жителей поселка. Среди ночи, незадолго до рассвета, все они проснулись от непонятного гула и вибрации в воздухе, от которых закладывало уши. Люди выскакивали из своих жилищ на улицу и видели ужасающее зрелище: над зловещим бараком клубился странный светящийся туман, становясь то почти прозрачным, то багровым, то пугающе черным. Он порой сжимался, а порой разрастался на полнеба, так что казалось – он заполонит все окрестности. Синхронно с этим то стихал, то нарастал низкий монотонный гул, почти на грани слышимости. Казалось, пространство кривится и корчится в этом тумане, и земля стонет от такого святотатства. Потом все накрыла кромешная тьма, без единого лучика света, гул стал чудовищно громким, и дальше мало кто что запомнил. Скорее всего, люди теряли сознание…
   – Прошу прощения, Александр Генрихович, – вклинился Стас. – Вы так рассказываете, как будто сами видели.
   – Видеть не видел, – улыбнулся тот. – Но в молодости, лежа в больнице, имел разговор с одним стариком, который жаждал кому-нибудь излить душу. Этим кем-то оказался я. История, конечно, вызывала сомнения, но заинтересовала меня, и я решил проверить данные. Пришлось правдами и неправдами добраться до милицейских архивов, потом я нашел нескольких живых свидетелей… Так вот, ребятки, это такая же правда, как то, что я сейчас с вами говорю!
   Искреннему тону Александра Генриховича трудно было не поверить. Кроме того, про туман я и без того кое-что знала.
   – И что, все умерли? – подала голос Таня. – Наверное, был переполох на весь город!
   – Нет, Танечка, никто не умер. И переполоха тоже не было. Поселок-то на отшибе стоял, город тогда еще сюда не дотянулся. И вообще, о произошедшем старались не болтать. Но последовало продолжение событий: в окрестностях стали пропадать люди. Собственно, такое там и раньше случалось, поселок-то криминальный… Но тут за месяц исчезло больше двух десятков человек, и почти обо всех одна и та же информация: ушел на базар и не вернулся.
   Я покосилась на Таню. Смертельно бледная, она смотрела на ученого, не мигая. А он продолжал:
   – Вот тогда за этот рассадник преступности взялись всерьез. Пропавших так и не нашли, но выяснили: все следы ведут к бараку. Однажды ночью его окружили сотрудники милиции и уже хотели ворваться внутрь, но вдруг дверь распахнулась, и на пороге предстал тот самый ученый. Он выглядел жутко: кожа его была неестественно белой, а глаза горели дьявольским огнем, и в них светились красные искры.
   – О, что я вижу – за мной, наконец, пришли! – его голос был каким-то неестественным, в нем не было и тени страха, слова звучали глумливо. – Глупые людишки! Вы не сможете причинить мне никакого вреда, потому что я – я! – совершил великое открытие, которое изменит мир, я нашел ключ к бессмертию! Я открыл проход в такие глубины, которые вам и не снились, жалкие вы ничтожества! Но раз уж пришли, то заходите, полюбуйтесь на то, что мне теперь подвластно.
   Он отступил внутрь, словно приглашая гостей войти. Все дальнейшее случилось молниеносно. Два милиционера ворвались в барак первыми, остальные замешкались, что их и спасло. Неожиданно обстановка внутри стала меняться, деревянный пол, закопченные стены – все поплыло, искривилось, как смятая картинка, и через несколько секунд перед глазами оторопевших милиционеров предстало совсем другое зрелище: прямо перед ними разверзлась бездонная пропасть, в которой клубился туман. Волну ужаса, исходящую оттуда, ощутили все. По другую сторону провала стоял ученый, пренебрежительно ухмыляясь, а за его спиной… За его спиной милиционеры увидели ряд лежащих человеческих тел, принадлежавших мужчинам, женщинам, подросткам… Один из милиционеров впоследствии уверял, что двое или трое из них смотрели на него живыми глазами…
   Пройти в это логово было невозможно, и в ученого несколько раз выстрелили. Но он продолжал стоять и улыбаться – похоже, пули то ли не причиняли ему никакого вреда, то ли вовсе не долетали… А потом он взмахнул рукой, и воздух завибрировал, исполняясь необъяснимой угрозы…
   Милиционеры отступили. Они увидели, как окна барака загорелись ярким светом, а потом вдруг погасли, и воцарилась тишина. Было непонятно, что случилось с их товарищами, которые вбежали внутрь. Поэтому, выждав какое-то время, милиционеры решили пойти на переговоры.
   Они распахнули дверь, входить, разумеется, никто не стал, и посветили фонариками. Но говорить было не с кем: перед ошеломленными стражами порядка предстал обыкновенный захламленный барак. В нем не было ни души, и от зловещей ямы тоже не осталось и следа. Обыск ничего не дал, и некоторые заговорили о дьявольщине.
   «Глупости! – заявил капитан, руководивший операцией. – Наверняка этот ученый спрятался где-то в тайнике, сейчас мы его выкурим».
   Хлам посреди барака сгребли в кучу и подожгли. Милиционеры вышли наружу и окружили здание, готовые схватить любого, кто выскочит из огня.
   Однако то, что случилось дальше, назвал дьявольщиной даже этот суровый капитан. Огонь еще не успел охватить барак, как вдруг земля под ногами затряслась, ночную темноту озарила ярчайшая вспышка, на миг всех ослепившая, а где-то поблизости раздался истошный женский крик, тут же резко оборвавшийся. Когда к людям вернулось зрение, оказалось, что ни огня, ни дыма больше нет, а здание медленно окутывает белесый, слегка светящийся в темноте туман.
   Земля под ногами дрожала, милиционеры, шатаясь и спотыкаясь, отходили подальше от страшного барака – и вовремя. В считаные минуты не стало видно ни стен, ни крыши, остался только огромный кокон из белесого тумана, который колыхался, клубился и разрастался. Потом он побагровел, почернел и слился с ночной темнотой, а милиционеры услышали голос.
   Это был негромкий, казалось бы, шепот, который тем не менее услышали все: «Что, испугались, жалкие людишки? Неужели вы возомнили, что сможете чем-то помешать мне! Но ваша дерзость заслуживает наказания, и вы будете наказаны. Нет, я не стану убивать вас сейчас – живите, ничтожества, и бойтесь. Сегодня, помнится, тридцать первое августа? Последний день лета… Ну что же, значит, для каждого из вас он рано или поздно станет последним. Черная дата, которая навсегда страшным проклятием нависнет над этим местом и над вами, – тридцать первое августа!»
   Шепот смолк, и люди очнулись. Повернулись к бараку… Барака не было. Не было и места, где он мог бы стоять – был поселок, и было кладбище вплотную к нему, а того участка между ними, где прежде стоял барак, как не бывало…
   Не знаю, что они доложили своему начальству, но в считаные дни были уничтожены и базар, и поселок. Жителей поселка расселили. Двух пропавших милиционеров так и не нашли, а вскоре началась война…
   – А как же Фаина, что с ней стало? – вспомнила Лилька.
   – Еще одна загадка. Исчез барак, исчезла и Фаина. Милиционеры предположили, что услышанный ими женский крик был издан ею. Из этого сделали вывод, что Фаина тоже стала жертвой преступника. Уж о ней-то никто не жалел, все только вздохнули с облегчением.
   Но после этого о Фаине стали ходить страшные истории, находились люди, которые ее якобы видели то здесь, то там, причем это длилось едва ли не до перестройки!
   – А что это были за истории? – полюбопытствовал Егор.
   Ученый тяжело вздохнул:
   – Ну, какие бывают страшилки? Про злую бабку, которая детей ворует и ест, про упыриху, восставшую из могилы, про ведьму, встреча с которой сулит смерть… Но это только истории, подтверждение отсутствует.
   Ох, ребятки, знали бы вы, скольких людей мне пришлось разговорить, чтобы выведать подробности! Старик, рассказавший мне эту историю, был одним из тех милиционеров. Он считал, что скоро умрет, говорил о существующем проклятии. Говорил, что он последний из оставшихся свидетелей, что все его товарищи, которые заходили в этот барак, мертвы, причем погибли они насильственной смертью – в разные годы, но одного и того же числа.
   – Тридцать первого августа, – выдохнул Егор.
   – Да. Потом меня выписали, а вскоре я решил пойти его проведать и узнал, что умер он тридцать первого августа.
   На какое-то время воцарилось молчание. Вид у Александра Генриховича был мрачный, казалось, он хочет еще что-то добавить, но не решается.
   – И все? – спросила я. – По-моему, тут нет ничего опасного. Когда-то что-то было, кстати, мало похожее на правду, но нам-то теперь чего бояться!
   Это была банальная провокация: если ученый еще что-то знает, то сейчас он это нам и выложит.
   Так и есть. Он вскинулся, нервно заходил по комнате.
   – Мало похожее на правду?! – его тон был не возмущенным, а скорее грустным. – Ах, дорого бы я дал, чтоб это не было правдой!
   Последняя фраза явно вырвалась непроизвольно. Мы уставились на него с любопытством.
   – Да, да, я в это верю! – воскликнул ученый. – Пришлось поверить, когда увидел своими глазами!
   – Что же вы увидели? – пискнула Таня.
   – Выслушав рассказ старика, я стал собирать информацию, расспрашивал свидетелей, копался в архивах. Это было нелегко, но во мне проснулся охотник: чем недоступнее добыча, тем она желаннее.
   Так вот… Лет тридцать назад это было. Я возвращался зимним вечером домой, и ко мне на улице подошел какой-то человек. Спросил, не я ли интересуюсь историей царского рудника. Говорю – я. Он тогда предложил мне пройти с ним, есть-де интересная информация, и я, как последний болван, пошел, даже не спросив, откуда он обо мне узнал. Мы перешли дорогу – тогда здесь еще не было этих девятиэтажек, только голая степь, – и я увидел невысокое деревянное строение.
   Незнакомец подошел к нему, распахнул низкую деревянную дверь и говорит: «Милости прошу, господин ученый! Сегодня вы узнаете об интересующем вас вопросе все!»
   Вы, наверное, этого не знаете… В советские времена обращение «господин» было, мягко говоря, не принято, и я, советский человек, сразу насторожился. Окинул взглядом строение и стоявшего у двери незнакомца… и внезапно все понял. Да, передо мной был старый деревянный барак, каких к тому времени уже не осталось в городе, а этот человек… О, лучше бы я его не видел! Он преображался на глазах – стал заметно старше, крупнее, а его демоническое лицо с бледной кожей и горящими красноватым светом глазами повергло меня в дрожь. А внутри, за черным проемом двери, я заметил какое-то шевеление… В испуге я оглянулся вокруг – нигде не было ни души, некого было позвать на помощь. Я хотел броситься бежать, но неожиданно понял, что не владею своим телом, и вместо бегства, послушный чьей-то чужой воле, сделал шаг к двери. Никогда не забуду этого ужаса!
   Ученый немного помолчал, все так же нервно расхаживая по комнате. За портьерой снова раздался какой-то шорох и несколько тихих шажков.
   – Я не помню, что было дальше и как я оттуда выбрался. Помню только, как уже шел домой в темноте.
   – Главное, что все хорошо закончилось и с вами ничего не случилось, – сделал вывод Стас.
   – Не случилось? – задумчиво переспросил ученый. – А вот в этом я не уверен.
   – Как?!
   – Я же вам сказал: не помню, как оттуда выбрался! Понимаете, я не помню целого отрезка своей жизни! А значит, в течение этого времени со мной могло случиться что угодно.
   – Но ведь вы остались живы и здоровы?
   – Это да, но…
   – Что? – загорелись наши глаза любопытством.
   – А то, что с тех пор такие кратковременные провалы в памяти стали повторяться. Порой я оказываюсь в каком-нибудь неожиданном для себя месте и совершенно не помню, как и зачем туда попал. Причем не просто попал, а читал там какие-то книги или еще что-нибудь делал, о чем опять же совершенно не помню. И обязательно – обязательно! – я там что-то конспектирую или покупаю, а куда потом деваются эти конспекты и купленные предметы – опять же, не помню. Кроме того… В общем, я давно уже пришел к выводу: с того самого случая я живу какой-то не совсем своей жизнью. Мне порой словно кто-то диктует, что я должен делать и чего хотеть. Это сложно объяснить, а еще сложнее этому сопротивляться. Я даже к врачам обращался, но никаких отклонений у меня не нашли. Сказали: с моей психикой и памятью можно в космос летать. Кстати, в библиотеке, где мы с вами встретились, я тоже не помню, как очутился.
   Так что сами видите – интерес к некоторым вещам чреват последствиями. Думаю, я рассказал достаточно, чтобы вы поставили для себя крест на этой теме. А на будущее знайте – если вы интересуетесь запредельным, то может статься… вами тоже заинтересуются.
   Вот на такой жутковатой ноте и был окончен рассказ. Мы вежливо поблагодарили Александра Генриховича, девчонки заверили его, что обязательно внимут разумному совету, и все направились в прихожую.
   – Да, а вы собирались нам еще что-то на историческую тему рассказать? – напомнила Таня. Ребята, как ни странно, закивали. Они что, правда историей заинтересовались? Хм… Впрочем, не хотелось обижать милого старичка, и я тоже кивнула.
   – Конечно-конечно! – сразу просветлел лицом ученый. – Заходите ко мне завтра, примерно в это же время.

Глава VI
Забытая страница истории

   На улице стояла темень и моросил дождичек. Ребята раскрыли два зонта, нахлобучили капюшоны и медленно побрели по тротуару.
   – Народ, а вы уверены, что у него все в порядке с головой? – первым заговорил Егор.
   – Уверены! – отрезала Таня. – По крайней мере, в рассказанное им я верю.
   – Да, вот это Наташка влипла, – задумчиво протянул Стас. – И Колька…
   – Как бы мы все не влипли! – мрачно сказал Егор. – С этими расследованиями…
   Ребята обсуждали услышанное, а я шла сзади, не вмешиваясь в разговор. Зонта у меня не было, да и не люблю я их – капюшон надела, и достаточно. Мне даже нравится немного намокнуть под таким дождиком, а потом с наслаждением обсыхать в теплой уютной квартире. Не простудилась, кстати, из-за этого ни разу.
   Мысли, конечно, были невеселыми. Выходит, опасность грозит в первую очередь тем, кто пытается приблизиться к этой тайне, это же мне пытался втолковать и Вилор, а я, вместо того чтобы внять его совету, веду активные поиски и уже дважды едва не влипла… И кто теперь скажет, за каким углом меня подстерегает опасность?
   Я огляделась по сторонам. Кроме нас, вокруг не было ни души. Что и говорить – окраина. В эту пору прохожие здесь редки, а уж в такую погоду – и вовсе никого. Вдруг мой взгляд выхватил из темноты стоящую у стены дома черную фигуру, буквально в нескольких метрах от меня. Это был явно не случайный прохожий, я ощутила на себе его внимательный взгляд.
   Кто это?!
   Страх полоснул по моим напряженным нервам, я открыла было рот, чтобы окликнуть приятелей… но тут же закрыла его и для верности зажала ладонью, так и не издав ни звука. Притормозив, я дождалась, пока ребята отойдут подальше, и только тогда выдохнула:
   – Вилор!..
   Стоявший у стены человек накинул на голову капюшон куртки и шагнул мне навстречу – это действительно был он.
   – Добрый вечер, Никандра.
   Простые, казалось бы, слова, но как необычно они прозвучали! Никто раньше не называл меня полным именем, я и не знала, что оно звучит так красиво. Или все дело в этом глубоком и вместе с тем мягком баритоне, который я так жаждала услышать снова…
   – Привет! – смущенно улыбнулась я и зачем-то брякнула: – Хорошая погодка!
   – Любишь такую погоду? – он с удивлением приподнял бровь.
   – Да, люблю, – кивнула я. – Она ведь тоже для чего-то предназначена, и у меня для нее особое настроение, как и для любой другой. Видишь, гуляю без зонта и предаюсь размышлениям.
   В прошлый раз я, кажется, называла его на «вы»… А, ну и ладно.
   На лице Вилора промелькнула чуть заметная улыбка, и оно вновь стало серьезным. Понятное дело, он ждал меня явно не затем, чтобы поговорить о погоде. Вилор оглянулся по сторонам, немного задержав взгляд на арке между домами, из которой мы с ребятами только что вышли.
   – Вот как? Тогда предлагаю пройтись, оставаться здесь, хм, не стоит.
   – А…
   – Тише.
   Он подал мне руку, помогая подняться на две ступенечки, ведущие к небольшой аллее. Сердце мое затрепетало от этого прикосновения; его рука оказалась очень холодной. Впрочем, в такую погоду неудивительно.
   Мы молча шли по аллее, усаженной молодыми пирамидальными тополями. Когда-нибудь они станут огромными, и место здесь будет тенистым, как дворы в моем квартале, но это произойдет еще не скоро. Тем не менее местные жители добросовестно называют эту дорожку аллеей. Оптимисты, однако.
   Я понимала, что где-то поблизости может ждать опасность, но думала не об этом. Я украдкой поглядывала на своего спутника, и мое сердце билось все сильнее. Безуспешно я пыталась одернуть себя, заставить думать о свалившихся на мою голову проблемах и даже пару раз оглянулась назад, ничего, впрочем, опасного не увидев.
   Мы свернули с аллеи на узкую полузаброшенную дорогу между домами и степью. Когда-то по ней ходил автобус, но в эту сторону мало кто ездил, и маршрут изменили. А возле дороги сиротливо доживала век никому уже не нужная остановка – навес на четырех столбах и узкая лавочка под ним.
   – Присядем? – предложил Вилор. – Здесь мы можем поговорить более-менее спокойно.
   Боже мой, его манеры и голос буквально завораживали меня. Иногда раньше, устав от хамства своих сверстников, я мечтала перенестись куда-нибудь век в девятнадцатый, когда у людей, судя по фильмам и книгам, было совсем другое, благородное воспитание. Сейчас мне казалось, что именно это со мной и произошло…
   Так, спокойно! Надо разбираться с происходящим, а романтическим мыслям предамся позже. Кроме того, я сейчас не должна, просто не имею права выглядеть глупо!
   – Может быть, ты хоть теперь расскажешь, что происходит? – спросила я, усаживаясь. – Между прочим, я кое-что сама узнала. И про рудник, и про поселок, и про Фаину…
   – И чему ты радуешься? – он резко помрачнел и пристально посмотрел мне в глаза. – Я же предупреждал! Пару дней назад ты еще имела возможность выпутаться, но теперь…
   Он говорил что-то еще, кажется, отчитывал меня за легкомыслие присущим ему ровным тоном, не повышая голоса. Но смысл слабо доходил до меня. «Да, Вилор, ты прав, – подумала я, глядя в его бездонные, исполненные тревоги глаза. – Пару дней назад я еще могла бы выпутаться, а теперь пропала, пропала окончательно и бесповоротно…»
   – Откуда ты это узнала?
   – Нам ученый рассказал, Александр Генрихович.
   – Даже так? Что именно?
   Я пересказала услышанную сегодня историю. Хотела в общих чертах, а получилось достаточно подробно. Вилор внимательно слушал, не перебивая, хотя по выражению лица было понятно, что все это ему хорошо известно. А когда я напоследок сообщила о своих вчерашних приключениях в подъезде Архиповны, он прищурился:
   – И после всего этого ты продолжаешь собирать информацию, хотя знаешь, чего тебе это может стоить?!
   – Да, продолжаю! – с вызовом ответила я. – Пропала моя подруга, понимаешь?! И другие в опасности, как и я сама. Если тот, кто знает, не желает делиться со мной информацией, я буду искать другие источники и докопаюсь до правды, вот!
   – М-да, – протянул он. – Нечасто такое встретишь, большинство людей забились бы в норку… Ладно, Никандра, будь по-твоему. Расскажу тебе кое-что об этой истории, раз уж ты все равно не угомонишься. Да и поздно теперь отступать…
   В его голосе не было осуждения, а напротив, я уловила что-то похожее на скрытое одобрение.
   – Ты задала ученому хороший вопрос, Никандра, – задумчиво сказал Вилор, когда я уставилась на него выжидающе. – Я имею в виду – о древних германцах.
   – Это я просто так спросила.
   – И попала в цель.
   – Они что, имеют к этой истории какое-то отношение?
   – Самое прямое. Если помнишь, началось все со странного захоронения…
   – Ах да, там же были германские письмена! – вспомнила я. – Ну, ничего, завтра мы снова пойдем к Александру Генриховичу, и он нам про них расскажет. Он столько всего знает!
   – Надо отдать должное трудолюбию этого человека, он действительно посвятил свою жизнь изучению истории нашего края… Но он не расскажет тебе самого главного. Да и вряд ли найдется ученый, который бы знал эту страничку истории.
   – А ты… знаешь? – полюбопытствовала я. – Признаться, меня очень заинтриговали мумии в подземелье, и я хотела бы знать, откуда они взялись. Но если об этом не знает никто, то откуда известно тебе?
   – Так получилось, – Вилор отвел глаза в сторону. – Ты вообще знаешь, что здесь было в древности?
   – Проходной двор для кочевников всех времен и народов, так говорил Александр Генрихович.
   – Хорошее сравнение. Дикое поле – вот как это называлось. Народов, кочевых и не очень, здесь действительно проживало множество. И было в этих краях одно место, которое все, не сговариваясь, обходили стороной. Само упоминание о нем всех наполняло суеверным ужасом.
   – Что за место?
   – Где оно находилось – теперь уже никто не знает. Единственная зацепка – непроходимый лес и скалы. И обитал там странный народец. Это были люди (если их можно так назвать) невысокого роста, необычной внешности, с неестественно длинными руками и пальцами и с безобразными лицами. Жили они в пещерах в глубине леса, уединенно. Но все соседи, ближние и дальние, боялись этого леса как огня.
   – Но почему?
   Вилор немного помолчал, пристально вглядываясь в темноту, потом ответил нехотя:
   – Это, Никандра, были страшные колдуны, владевшие сильной магией. Они имели невероятную при таком росте силу и жили неестественно долго. Если уж доходило до боя, то эти странные создания не знали ни усталости, ни пощады, обладали удивительной неуязвимостью, да еще и могли запросто… м-м, полакомиться плотью поверженного врага.
   – Фу! – поморщилась я. – Действительно, от таких надо держаться подальше!
   – А еще, как говорилось в одной летописи, обитатели пещер могли призвать некую темную силу. Тогда солнце меркло и небо становилось черным, деревья усыхали, а люди падали замертво. Так вот, во все времена соседи боялись их, приносили к опушке леса дары, приводили жертв. Тем более что взамен иногда можно было получить заговоренное оружие, бьющее без промаха, волшебную целительную воду, талисманы… Так было век за веком, одни народы сменяли другие, но для обитателей зловещего леса ничего не менялось – к ним относились со страхом и уважением. Пока однажды не произошла катастрофа…
   Вилор замолчал, все так же внимательно глядя в ту сторону, откуда мы с ним пришли. Я посмотрела туда же, но ничего особенного не заметила. Дождь прекратился, и сквозь рваные, быстро несущиеся облака время от времени просвечивал серпик молодой луны.
   Звонок мобильника заставил меня не просто вздрогнуть, а подскочить. Какая резкая все же на нем мелодия, надо будет поменять… Хотя при чем тут звонок, это скорее нервы лечить надо.
   – Ника, ты куда исчезла?! – услышала я в трубке возмущенный голос Лильки. – Шла-шла и пропала!
   – Быстро же вы спохватились! – хмыкнула я. – Я уже к дому подхожу, а они только сейчас пропажу заметили. Как говорится в одной детской сказочке про пьяного Ивана-царевича: километра через два до него доперло, что скакать без коня очень неудобно!.. Да, да, задумалась и забыла попрощаться… Все, пока. Так что там случилась за катастрофа? – я сунула телефон в карман и повернулась к Вилору.
   – Катастрофой стало вторжение в наши края тех самых германцев, о которых с таким восторгом вспоминал ваш ученый. С огнем и мечом пришли они сюда. Захватив эти земли, готы сделали попытку напасть и на обитателей леса…
   – Кто-кто, готы? – удивилась я. Вообще-то при этом слове я каждый раз вспоминала свою интернет-знакомую Машеньку, относящуюся к данному молодежному течению.
   – Я понял, о чем ты, – ответил он. – Нет, готы нынешние не имеют ничего общего, кроме названия, с древнегерманским народом. Но довольно отступлений. В общем, нападение закончилось для готов плачевно: те немногие, кто вернулся к своему королю, выглядели так, что он пришел в ужас и велел подданным держаться от этого места подальше. Потом готы создали здесь свое государство…
   – Ага, Александр Генрихович еще так им восхищался! – добавила я.
   – …рабовладельческое и весьма кровавое.
   – Ну, чего еще ждать от тех времен!
   – Даже по тогдашним понятиям… зашкаливало. Одни казни чего стоили… Забыли, давно забыли у нас те жестокие времена, да только через века отдаются они болью в скандинавских сагах и славянских сказках… Особенно с тех пор, как к власти пришел один готский король.
   – Какой еще король? – не поняла я.
   – Который не побоялся войти в заклятый лес. Вошел он туда с тремя товарищами, а вышел несколько дней спустя один. Живым и невредимым. Что там было, неизвестно, а только вынес он оттуда огромную боевую секиру, с которой впоследствии не расставался. Правил этот король жесткой рукой, завоевал много народов, наводя страх на всех, особенно нашим предкам, славянам, досталось, он их ненавидел лютой ненавистью. Самым странным было то, что король этот практически не старился. Он уже миновал столетний рубеж, а дряхлым стариком совсем не выглядел. По-прежнему руководил военными походами и брал себе новых жен.
   – Да ну, не может такого быть!
   – Найди любую информацию о восточных готах, и ты обязательно увидишь имя этого короля, прожившего сто десять лет и погибшего в бою. Когда он выходил на поле боя – это выглядело поистине страшно. Никто не мог его одолеть, противники падали десятками, впрочем, подданные его боялись не меньше. Видимо, однажды ему надоело покорять мирные племена, захотелось чего-нибудь этакого… В общем, решился он на небывалый шаг – истребить жуткое племя из заклятого леса. Это выглядело безумием – еще не бывало таких смельчаков, которым бы удалось избежать поражения. Но правитель, видимо, знал некую тайну…
   И вот на рассвете к лесу направился огромный вооруженный отряд под предводительством самого короля. Что и как там было – осталось неизвестным, но когда король вернулся с немногими уцелевшими воинами, то велел повсюду трубить о своей победе. А ночью люди короля, взяв повозки, вернулись к пещерам и вывезли оттуда тела погибших. Своим собратьям они устроили подобающее погребение, тела пещерных жителей сожгли, но не все: несколько десятков аккуратно опустили в подземелье крепости, бывшей тогда королевской резиденцией. Для них в спешном порядке были сделаны каменные ящики, что вызвало у всех недоумение и страх. Подземелье это держалось под замком, туда имели доступ лишь несколько жрецов и сам король.
   Но с тех пор удача отвернулась от короля. Он, наводивший прежде ужас на всех вокруг, неожиданно оказался бессилен перед новым грозным врагом – гуннами. Когда началась роковая битва, король видел, что его державе приходит крах. Вот тогда он бросился в подземелье и совершил там некий омерзительный кровавый ритуал, после которого начертал посреди подземелья своей секирой круг и призвал темную силу…
   Я поражалась: история напоминала сказку и мало походила на правду, но Вилор рассказывал ее как реальный случай. Неужели такое могло быть?
   – И тогда померкло солнце, и жуткая туча нависла над землей. А потом на поле битвы вышел сам готский король, безжалостный и страшный в своей силе. Одним взмахом он лишал жизни сразу нескольких воинов, а когда вокруг него образовалось пустое место, он вдруг размахнулся и ударил своей секирой в землю. На этом месте разверзлась бездонная яма, из которой, клубясь, выползал белесый туман, а за ним поднимались огромные черные тени, бестелесные фигуры, отдаленно напоминавшие людей. Король шагал вслед за полосой тумана, а они беззвучно двигались за ним, и на их пути усыхала вся зелень, а люди, оказавшиеся поблизости, задыхались и падали замертво.
   Страх и паника охватили противника, все бросались врассыпную, и казалось, исход битвы предрешен. Но вдруг случилось неожиданное. Перешагивая через убитых, навстречу королю стремительным шагом бесстрашно шел никому не знакомый человек – молодой, почти мальчишка, державший руку на рукояти меча в ножнах. Подойдя почти вплотную к стелющейся полосе тумана, он рывком выхватил из ножен меч, тут же засиявший в темноте.
   Тогда король вздрогнул и остановился, а черные тени за его спиной замерли. А парень, не теряя ни секунды, кинулся в бой. Он отражал удары сокрушительной секиры, словно это было самое обычное оружие. А потом нанес свой удар. Очертив сияющую дугу, меч вонзился королю в бок, пробив доспехи. Король рухнул на землю, и в этот же момент под ногами дрогнула земля, и через несколько минут черные тени и мрак, пришедший с ними, словно растаяли в воздухе. Загадочный победитель исчез с поля боя так же незаметно, как и появился.
   Раненого короля приспешники унесли в укрытие. И уже там увидели, что перед ними – седой, немощный, донельзя дряхлый старик. Вскоре он умер, а его государство перестало существовать.
   Пещеры с тех пор опустели. Были их обитатели полностью истреблены или просто разбежались – неизвестно, но больше о них никто не слышал.
   Вот такая история. Где похоронили самого короля, она умалчивает, а среди славянских народов на произношение его имени был наложен запрет, который держался долгие века.
   – И что это за имя?
   – Знаешь, Никандра, произносить его действительно не стоит. Уж наши предки знали, что делали.
   Вилор вдруг резко поднялся, пристально глядя в ту сторону, откуда мы пришли.
   – Убирайся вон! – негромко и властно произнес он. – Падаль…
   Сказано это было, конечно же, не мне, а кому-то, затаившемуся в темноте, кого я, как ни старалась, не могла увидеть. Ответа не последовало, только где-то поблизости каркнула ворона. Или, может быть, это был короткий хриплый смешок?
   – Кто там? – повернулась я к Вилору, отчаявшись что-то разглядеть.
   – Уже никого, – он с невозмутимым видом уселся на место и, предваряя мои расспросы, сказал: – Давай сделаем вид, что это была собака. Большая, злая, возможно, бешеная. Но теперь ее там нет, и довольно об этом.
   Тут я вспылила:
   – Ты считаешь меня глупой маленькой девочкой, чью хрупкую психику следует щадить?!
   – Если бы я так считал, – задумчиво отозвался Вилор, – то не рассказывал бы тебе всего этого. Просто не стоит отвлекаться на всякую дрянь.
   Последние слова он произнес громче обычного, из чего я заключила, что эта самая дрянь не так уж далеко ушла. Но такой ответ мне пришелся по душе.

Глава VII
Сторожевой знак

   – Если я правильно понимаю, – вернулась я к изначальной теме, – некий ученый в начале двадцатого века нашел захоронение, расшифровал письмена и решил воспользоваться попавшим ему в руки ключом к могуществу?
   – Верно, – кивнул Вилор. – Когда-то он был действительно великим ученым и неплохим человеком, но теперь… Теперь это чудовище.
   – Теперь? А ученый что, до сих пор жив?
   – Можно и так сказать, – Вилор невесело усмехнулся.
   – И чем это чревато для нас?
   – Ничем хорошим. Он одержим идеей достичь того же могущества, что было у готского короля. Ты понимаешь, какие мысли и планы могут быть у фанатика?
   – Что, мечтает покорить весь мир?
   – Насчет всего мира – не скажу, но вот о возрождении готской державы он говорил. Прямо бредил… Но входит это в его планы или нет, а себя показать – святое дело. Так, чтобы все увидели и навек запомнили. Ученый уже многого достиг. И будь уверена: если он получит возможность поднять древнюю темную силу, то сделает это.
   Из множества вопросов, теснившихся в моей голове, я ухитрилась выбрать самый разумный:
   – То есть пока он не получил такой возможности?
   – Ах да, я же не сказал – секира… Именно в ней заключался секрет могущества готского короля, а в том роковом бою она была потеряна. Долгие годы этот ученый искал ее, но безуспешно. А теперь есть информация, что секира обнаружена, но в руки к нему еще не попала.
   Вилор снова посмотрел в мои глаза долгим, испытывающим взглядом.
   – Ты могла бы мне помочь?
   – Могла бы, – улыбнулась я.
   – Есть предположение, что она находится в доме у одного человека, который некогда был черным археологом. Так вот, это нужно проверить.
   «Он хочет, чтобы я залезла в чужой дом и устроила обыск?!» – изумилась я. Нет, к такому криминальному заданию я готова не была! Ехидный внутренний голосок тут же зашептал: «А сам он что же, боится, на тебя сваливает весь риск?»
   Вилор, должно быть, прочел мысли по моему выражению лица.
   – Нет, Никандра, – ответил он, как будто я ему что-то сказала, – сам я никак не могу этого сделать. И не потому, что боюсь, просто… есть на это причины, о которых мне бы очень не хотелось говорить. Хотя, пожалуй, ты права, с моей стороны было глупостью просить тебя об этом.
   – А кто тебе сказал, что я отказываюсь?! – подскочила я. – Просто мне нужно было подумать. Но раз это важно, придется все-таки рискнуть.
   – Риск минимален, домик сейчас стоит запертый, хозяева в нем живут только в теплое время года. Но свои находки этот человек хранит именно там.
   – Предлагаешь пойти прямо сейчас? – посмотрела я на мобильник. Дисплей показывал почти девять вечера и два пропущенных звонка от мамы. И как я их не услышала? Ах да, я же поставила мобильник на виброзвонок и сразу об этом забыла!
   Пришлось перезвонить маме. Она требовала, чтоб я немедленно шла домой. Я ответила, что нахожусь в гостях у Лильки и уже скоро приду.
   – Прямо сейчас пойти не получится, – ответил мне Вилор, когда я положила трубку. – Хотя бы ради того, чтобы не тревожить твою маму. Встретимся завтра вечером, если ты не передумаешь.
   – Давай встретимся здесь, – предложила я, вставая. – А далеко это?
   – Не очень, – Вилор назвал улицу. Насколько я знала, это была маленькая улочка в дебрях частного сектора. Я слышала о ней от Лильки, у которой там жил какой-то приятель.
   – Ой! – спохватилась я. – Мы же с ребятами завтра вечером собирались к Александру Генриховичу! Ну что же, значит, пойдут без меня.
   – К Александру Генриховичу? – Вилор нахмурился. – Зачем?
   – Он хотел нам что-то из истории рассказать. Судя по всему, про то же самое государство, что и ты. Он просто жаждал поделиться информацией, ну, мы и решили не огорчать старичка, пообещали прийти.
   – Даже так… Наверное, Никандра, тебе стоит пойти с ними. А уже потом придешь сюда. Но прежде я должен дать тебе одну вещь. Она у меня не с собой, так что давай пройдемся.
   Он тоже поднялся, и мы пошли обратно к городским огням.
   – Да, Вилор! – спохватилась я. – Ты мне скажешь или нет, что это был за туман? Меня хотели убить?
   – Не убить, а выкрасть, как и твою подругу. Болтали вы слишком много, нос совали, куда не надо.
   – Выкрасть при помощи тумана?!
   – Это, Никандра, на самом деле не совсем туман. Это своеобразная оболочка, создающая вход в иное пространство, как сейчас говорят. Если бы она окружила тебя полностью, ты бы оказалась там, откуда самостоятельно ни за что бы не выбралась, – во власти этого злодея. Это недобрый, страшный мир, по нашим меркам, находящийся где-то глубоко под землей. Твоя подруга сейчас там, – он поднял руку, предваряя мои вопросы. – Скорее всего, жива, но что с ней, я толком сказать не могу. Мало ли что придет в голову сумасшедшему фанатику…
   – Так что же, этот туман может появиться где угодно и утащить человека к этому негодяю?!
   – По счастью, не где угодно, а только вблизи входа в его владения, а тебя нелегкая понесла как раз туда. Для более дальних маршрутов у него есть слуги…

   Дождь прекратился. Мы шли вдоль трассы, потом свернули на проселочную дорогу, ведущую к нескольким пустующим одноэтажным домикам, предназначенным под снос. И снова мне стало не по себе – что же я делаю? Иду с фактически незнакомым человеком неизвестно куда, ввязываюсь в сомнительные авантюры, – может, стоит сбежать, пока не поздно? Хотя, с другой стороны, будь у Вилора недобрые намерения – что ему мешало до сих пор?..
   Мы подошли к заброшенному домику с выбитыми окнами и провалившейся крышей. Вилор привычным движением открыл дверь и шагнул внутрь, а я остановилась на пороге:
   – Только не говори мне, что ты здесь живешь!
   – Живу? Да ну, разве это жизнь! – ответил он словами из анекдота. – Просто нужная нам вещь находится именно здесь.
   – Может, ты сам ее вынесешь? – поежилась я. – Терпеть не могу слоняться по заброшенным домам!
   Вилор покачал головой:
   – Я бы с удовольствием. Но дело обстоит так, что взять ее можешь только ты. И не меня тебе следует бояться. Идем.
   Нет, не мог обманывать человек с таким взглядом! И я, отбросив страх, вошла внутрь.
   Насчет своей нелюбви к заброшенным домам я откровенно соврала – прежде я их охотно исследовала. И этот ничем не отличался от других – тот же запах нежилого помещения, хлам повсюду. Три двери, судя по всему, вели в разные комнаты. Вилор толкнул одну из них, и мы очутились в крошечной кухне с полуразвалившейся печью.
   – Тебе придется сунуть в нее руку, – сказал он.
   Я посмотрела на печь, потом на свою куртку, прикинула, насколько она измажется в саже. Вилор, поняв мое замешательство, резким движением оторвал от печи одну из металлических плит, покрывавших ее сверху. Плита с тяжелым грохотом упала на пол.
   – Так ты меньше запачкаешься.
   Я, насколько получилось, закатала рукав и сунула руку в образовавшуюся дыру. Пальцы нащупали небольшую квадратную коробочку. Я вынула ее, отряхнула от золы. Это была плотно закрытая резная шкатулочка, судя по всему, очень старая. Я хотела немедленно ее открыть, но Вилор поднял руку в предостерегающем жесте.
   – Нет! Не сейчас. Откроешь, когда придешь домой.
   – А что там?
   – Сторожевой знак. Он предупредит тебя об опасности. Повесь его на нитку и носи на шее.
   – А, талисман какой-то? – я протерла шкатулочку влажной салфеткой и сунула в карман.
   – Не просто талисман. Это древний охранный знак. Ему, чтоб ты знала, не одна тысяча лет. Когда-то, очень давно, он был выкован шаманом одного кочевого племени, обитавшего в этих краях. Племя было небольшим, и в дикой степи им приходилось опасаться не только диких зверей или вооруженных врагов, но и нежити. То, что сейчас стало полузабытыми сказками, тогда было реальной опасностью – тут в древние времена такое водилось, что лучше тебе не знать. Так вот, сторожевой знак стал для племени спасением, он предупреждал своего хозяина об опасности, подкрадывающейся из ночной тьмы или при свете дня. Мог разбудить спящего. Теперь, Никандра, он твой. Если поблизости будет опасность – особенно это касается нежити, – он даст тебе знать.
   – Как?
   – Сама поймешь, и боюсь, очень скоро. Не пропустишь, гарантирую. Да, и вот еще что: никому никогда не позволяй его носить и тем более не дари. Иначе он потеряет силу. Сторожевой знак передается новому хозяину только после смерти старого, и это условие соблюдалось всегда.
   – Ты это все серьезно? – не поверила я. – И почему тогда ты сам не носишь такое чудо? Зачем хранишь его в этой печке?
   – Ну, надо же было где-то спрятать, – улыбнулся Вилор. – А носить – обстоятельства не позволяют. Скажем так, аллергия, причем взаимная. А теперь, если не возражаешь, я провожу тебя домой, – добавил он поспешно, не желая, видимо, углубляться в тему.
   – Но почему сейчас открывать нельзя?
   Вилор отвел глаза:
   – Просто не надо… Возможно, завтра, когда мы встретимся, ты это поймешь.
   И он галантно подал мне руку, помогая переступить через пролом в полу.
   Конечно же, я была рада пройтись с ним до дома. Теперь, когда мои опасения оказались напрасными, я чувствовала себя на седьмом небе от счастья. И завтрашнего мероприятия уже не боялась, напротив, была рада новой встрече с этим странным человеком. Интересно, я ему нравлюсь или он со всеми девушками так учтив? Хотелось бы знать, есть ли у него дама сердца? Но спросить я не решилась.
   По дороге у нас сам собой завязался непринужденный разговор о всякой всячине, и остатки моей робости и смущения незаметно улетучились, – мы болтали, как старые приятели. Видимо, Вилор, как и я, был рад ненадолго отвлечься от мыслей о грозящей беде. Правда, у меня создалось ощущение, что он тщательно избегает разговора о себе, а я и не настаивала.
   Когда мы подошли к моему дому, я, прежде чем распрощаться, спросила:
   – Слушай, я не поняла, какую роль во всем этом безобразии играет Фаина?
   Наверное, не следовало так резко менять тему. Лицо Вилора словно окаменело, как это бывает, когда человек скрывает раздражение или ненависть.
   – Ты в карты играть умеешь? – задал он ответный вопрос.
   – Конечно. Но при чем здесь это?
   – И какие карты есть в колоде?
   – Ну… Короли, тузы, дамы.
   – А еще?
   – Семерки, шестерки…
   – Стоп! – поднял руку Вилор. – Вот на этом слове и остановимся.
   – Какое оно имеет отношение?..
   – Это наиболее емкий ответ на твой вопрос.
   Когда до меня дошло, я расхохоталась:
   – Эта страшная женщина играет роль шестерки?!
   – Сама-то она думает иначе, – улыбнулся он. – Ты ее не бойся. Для тех, кто поддался страху, она действительно опасна, но если не бояться ее, то ничего она тебе не сделает. Тебе сейчас смешно? Так вот, если встретишь – вспомни этот момент и посмейся над ней.
   Я хотела спросить, как старуха дожила до наших дней, но Вилор неожиданно поднес палец к губам и надолго прислушался.
   – Иди домой, – сказал он наконец. – И не выходи до утра за порог.
   – А зачем мне выходить? – пожала я плечами. – Я сегодня больше никуда не собираюсь.
   – Что бы ни случилось – не выходи! Это серьезно. Завтра увидимся.
   На мое предложение обменяться номерами телефонов он ответил, что у него мобильника нет.
   – Мне просто некому звонить, – улыбнулся он на прощание.
   С этим я и поплелась вверх по лестнице, слегка шокированная. В наше время жить без мобильника – нонсенс! Но, с другой стороны, мне ясно дали понять – девушки у него нет. И это хорошо, как говорит незабвенный Стас.
   – Где ты бродишь?! – услышала я недовольный голос мамы, едва переступив порог.
   Так, это уже серьезно. Раздраженной моя мама бывает крайне редко и только в заслуживающих этого ситуациях. Что же случилось?
   Причину я поняла несколько секунд спустя, когда мама вышла из спальни в куртке, шапке и даже сапожках.
   – Ты что, меня искать собиралась? – осведомилась я.
   – Хуже! На работу срочно вызвали! Возможно, меня не будет сутки. Машина уже ждет у крыльца, если ты не заметила!
   – Так и ехала бы. Что я, сама домой дорогу не найду? – пожала плечами я.
   – Нет, я не могу уехать, пока не буду знать, что мой ребенок дома и с ним все хорошо!
   Выслушав привычные в таких случаях наставления, я проводила маму и заперла за ней дверь. После чего сразу же, сбросив куртку и кроссовки, открыла таинственную шкатулочку.
   На дне лежал небольшой предмет. Это оказалась пластина из темного металла неправильной овальной формы. Ее украшали какие-то черточки и знаки, настолько истертые, что сложно было что-то разобрать.
   У самого края пластины имелось малюсенькое отверстие. Я хотела вдеть в него цепочку, но она не влезла, потом куплю тонкую, а пока пришлось повесить пластину на суровую нитку. Я подошла к зеркалу и надела кулон на шею. Выглядело это, конечно, стильно, и неожиданно словно теплая волна прокатилась по всему моему телу, приятно согрев его, и на душе стало как-то спокойнее и уютнее. А кулон заискрился, знаки на нем проступили тонкими светящимися линиями, – но всего лишь на миг, после чего снова стали неразборчивыми и затертыми. Мелькнула мысль, что кулон, то есть, как он по-настоящему называется – сторожевой знак, признал хозяйку.
   Снимать знак я не стала. Пустую коробочку старательно почистила, сложила в нее свою немногочисленную бижутерию и поставила на полочку. Старое, темное дерево притягивало взгляд, резко выделяясь среди других безделушек. Загадочный подарок от загадочного человека…
   Порядком устав за этот суматошный день, я пораньше улеглась спать.

Глава VIII
Наедине с ужасом

   Проснулась я среди ночи от боли: в мою руку, свесившуюся с кровати, казалось, вонзились иглы. Снизу вверх на меня смотрели два светящихся глаза, и слышалось шипение. Я дернула за шнурок ночника и тут же обругала себя паникершей: это, разумеется, была Клотильда, а мне спросонья почудилось непонятно что!
   Только что это с ней? Ладно, повисла у меня на руке, бывает, но почему она так напугана – шипит, шерсть дыбом?! Мне это сразу же напомнило ту жуткую ночь, когда я несла ее домой… Я попыталась взять кошку на руки, но она отбежала к двери, призывно глядя на меня.
   Я встала, сунула ноги в тапочки и пошла за ней. Мне знакомы истории о животных, которые предчувствовали беду и давали об этом понять хозяевам, тем самым спасая им жизнь. Может быть, и Клотильда что-то такое учуяла? Вдруг сейчас землетрясение начнется, и дом рухнет? Или пожар случится?
   Видя, что я иду за ней, кошечка выбежала из комнаты в гостиную… и зашипела, глядя на что-то за моей спиной. Одним прыжком я выскочила за дверь и развернулась посмотреть, чего испугалась Клотильда.
   В комнате не было ничего пугающего – незваных гостей не наблюдалось, а все вещи лежали на своих местах в уютном розоватом полумраке ночника… Окно! На фоне синего ночного неба виднелся черный силуэт – голова и две руки, прижатые к стеклу. А ведь у нас третий этаж!
   Я скорее захлопнула дверь и подперла ее креслом. Хорошо хоть форточка заперта. Что же делать? Бежать к соседям? Эх, знала бы, что такое будет, – попросилась бы ночевать к Лильке или Тане… А Клотильда нисколько не успокоилась и теперь с настороженным видом смотрела на большое окно гостиной. Закрыть его немедленно! Я метнулась к окну и в один миг задернула левую штору – правая была закрыта.
   Я ничего не успела увидеть в окне. Слышала только, как громыхнул жестяной подоконник – с ним такое бывает при сильном ветре, да что-то ощутимо пару раз царапнуло по стеклу. Может, ветка? Ага, нет там никаких веток! Мороз прошел по коже, а кулон на шее стал теплым-теплым, как будто полежал на солнышке…
   Решено, иду к соседям. На втором этаже под нами живет тетя Ксеня, приятная старушка, мы с ней в хороших отношениях, даже в гости друг к другу ходили, думаю, она меня не прогонит. Скажу, что боюсь оставаться одна.
   Я накинула поверх пижамы куртку, взяла на руки Клотильду – не бросать же ее тут! – и повернула ручку двери… Ах да, верхний замок заперт, сейчас я его открою.
   Словно гром прозвучали в голове слова Вилора: «Что бы ни случилось – не выходи за порог!»
   Неспроста это было сказано, он явно что-то знал. И вечно эти тайны от меня!
   Я замерла в раздумье. И тут прямо над ухом что-то задребезжало – в дверь звонили.
   Клотильда спрыгнула с рук на пол, зашипела и куда-то убежала. Может быть, мама вернулась? Преодолевая страх, я припала к глазку и увидела освещенную тусклой лампочкой пустую площадку. Никого.
   Но кто-то же звонил! Стоп! Шагов снаружи после звонка слышно не было, а значит… значит, он все еще здесь. За дверью.
   Я отшатнулась назад и уперлась спиной в стену, шаря взглядом по сторонам в поисках еще чего-то ужасного. Но в квартире все было по-домашнему спокойно и мирно. Вот только дверь в кухню открыта, а там наверняка форточка настежь, и это напрягает. Послышалось мне или нет, но в кухне что-то скрипнуло… или стукнуло, и подоконник громыхнул.
   В этот же момент снова задребезжал дверной звонок. Ужас сковал мое тело, я хотела куда-то бежать, что-то делать – сама не знаю что, – но от страха не могла сдвинуться с места. Если сейчас под дверь начнет просачиваться уже знакомый мне туман, то я ничем не смогу себе помочь. Эх, где ты, Вилор…
   Ручка двери стала медленно-медленно поворачиваться вниз.
   – А-а-а-а!!! – услышала я свой крик словно откуда-то со стороны. Да, я орала во все горло, и в моей ситуации это, пожалуй, было логичным. Но орала я не от страха. Дело было в кулоне: он внезапно раскалился, словно утюг, и обжег мою кожу. Это встряхнуло меня, вернуло возможность двигаться и… мыслить. До сих пор мой ум был скован ужасом, превращавшим меня в тупую жертву, неспособную защищаться, а теперь я почувствовала себя другим человеком. Нельзя, нельзя поддаваться страху, надо действовать, искать средства спасения! Я должна, я смогу, я достаточно сильна для этого!
   Сторожевой знак так же резко остыл, как и накалился. Теперь понятно, как он действует. Ужас отступил, его сменила холодная рассудительность. Итак, мы имеем дело с нежитью. А что из доступных мне средств лучше всего помогает против нежити? Святой воды, чеснока и осиновых кольев у меня нет, так что остается? Наверное, молитвы. Хотя я не знала ни одной, но помнила, где у мамы лежит молитвослов. Мама нечасто им пользовалась, но на книжной полке он всегда лежал сверху.
   Я метнулась к шкафу, схватила молитвослов. Открыла где попало, вернулась к входной двери и начала читать с верхней строчки. Конечно, если б мне предложили в школе прочесть подобный текст, я бы сказала, что не умею и не понимаю. Но выбирать не приходилось. Ошибаясь и запинаясь, я тем не менее старательно читала текст погромче и нараспев и вскоре с удивлением обнаружила, что почти все понимаю. Удивительная легкость и спокойствие охватили меня, а страх вскоре совсем исчез. Странные, незнакомые до сих пор чувства охватили меня. Я понимала, что благодаря такому удивительному состоянию, в котором я сейчас нахожусь, никакой нежити не удастся ко мне даже приблизиться, не то что причинить вред. В каждом человеке дремлют великие силы, думалось мне…
   Я читала и читала и больше не замечала никаких попыток вторжения извне. А может, их и не было… В конце концов я почувствовала усталость и прилегла на диван в гостиной, положив книгу рядом с собой. Ко мне тут же пришла Клотильда и улеглась рядом, мурлыча. Дальше я ничего не помнила.

   Утро встретило меня веселыми солнечными лучами, пробивавшимися сквозь не слишком плотную штору. И кто ее закрыл, терпеть не могу задернутые занавески! А почему это я в гостиной, да еще в куртке поверх пижамы? Ах да, ночью же…
   Хотелось еще поваляться, но пришлось встать, чтобы раздвинуть занавески, снять дурацкую куртку и посмотреть на часы. Восемь утра, нереальная рань для воскресного подъема, однако ложиться досыпать я уже не стала, а пошла обследовать квартиру, попутно вспоминая пережитый ночью ужас.
   В моей комнате так и горел ночник, его неяркий свет терялся в солнечных лучах, щедро льющихся в окно. Давненько уже такого яркого солнышка не было!
   Ничего странного в квартире не обнаружилось.
   Жаря яичницу, я размышляла о планах на сегодняшний день. Вечер будет насыщенным, а вот чем занять утро? Ребята проспят до полудня, одна я встала как самая умная! Внезапно вспомнилась Архиповна. Вчера навестить ее не разрешили, а как насчет сегодня? Я позвонила в больницу, назвалась соседкой, и молодая медсестра – не та, что была вчера, – не возразила против моего визита.
   Спускаясь по лестнице, я вдруг услышала за спиной:
   – Ника!
   Соседка тетя Ксеня стояла в проеме своей двери.
   – Здравствуйте! – кивнула я и хотела идти дальше.
   – Подойди, пожалуйста, – попросила она. Я вернулась по ступенькам. Хорошо, что она первая со мной заговорила, надо спросить разрешения прийти к ней переночевать, если опять останусь одна. То есть не если, а когда.
   Она кивком пригласила меня в квартиру.
   – Вообще-то я спешу в больницу, – пробормотала я.
   – Я тебя не лясы точить зову, – сказала тетя Ксеня. – Просто о некоторых вещах на лестнице не болтают.
   Я пожала плечами и вошла. Женщина прикрыла дверь.
   – Недобрые гости к тебе приходили ночью, – проговорила она. – Ты об этом знаешь?
   – Еще бы не знать! – поморщилась я. – Ой, а вы их видели?!
   – Есть вещи, которые необязательно видеть, чтобы знать об их существовании, – уклончиво ответила соседка. – Опасное это дело, девочка.
   – Знаю, – вздохнула я. – Только не знаю, как от него избавиться. Если честно, ночью мне помог… помогла молитва, – я решила не болтать о сторожевом знаке.
   – Молитва – это хорошо, – кивнула тетя Ксеня. – Но раз уж такое творится, надо при себе иметь соль освященную. Есть у тебя?
   – Нет.
   – Ну так я тебе дам. – Женщина вынула из шкафа пакетик. – Вот, держи всегда при себе. Если идешь куда-нибудь – клади в карман. И крестик носи обязательно.
   – Ну дела, – не удержалась я. – Святая вода – это я знаю, но чтобы соль…
   – И плохо, что не знаешь таких простых вещей, – строго сказала тетя Ксеня. – Соль тоже освящают, для этого особая молитва есть. Считается, что четверговая соль – так ее еще называют – помогает при болезнях, телесных и духовных. А уж твои ночные гости боятся ее сильнее, чем ладана!
   Вообще-то я в такие вещи не верила, но за последние дни мне пришлось сильно пересмотреть отношение к вере. К тому же не хотелось обижать добрую женщину.
   – Спасибо, – сказала я, принимая пакетик. – А крестик у меня есть, вот – серебряный!
   – Если что – приходи ночевать ко мне, – сказала тетя Ксеня на прощание. – Уж сюда-то никакая погань не залезет.

   В палате, кроме Архиповны, никого не было.
   – Ой, девочка! – искренне обрадовалась она, приподнимаясь на постели. – Как хорошо, что ты пришла! А то все на выходные по домам разбежались, одну меня не пустили. Как тебя хоть зовут?
   Я представилась и сообщила, что с кошкой все в порядке и она в данный момент находится у меня.
   – Ох, и хорошо, а то каково ей одной-то там сидеть! – ответила Архиповна и неожиданно прищурилась: – Знаю, знаю я, зачем ты пришла: не про кошку рассказать, а про то давнее дело разузнать!
   – Понимаете, это очень важно…
   – Еще бы не важно, раз вы опять его видели! Эх, ладно, слушай. Только это… Дверь прикрой и глянь, окна закрыты? Значит, так. Лет десять мне было, а помню, как вчера, натерпелись ужаса! В поселке мы жили, возле рудника. Как стемнеет, все люди по домам, на улицу и нос высунуть боязно. Была там одна, Фаиной звали, ох и ужас что за баба! Хозяйничала в бараке, и там такое творилось, что и рассказывать не хочу. А потом она к себе квартиранта пустила, а остальных выгнала. Вот тут и начался самый ужас. Водил жилец дружбу с нечистым, людей ему в жертву приносил, сколько их там сгинуло!
   Конечно, малообразованной старушке то, что происходило в бараке, безусловно, казалось происками дьявола. Я хмыкнула.
   – И нечего смеяться! – обиделась Архиповна. – Там всякая чертовщина творилась, огни какие-то дьявольские в окнах сверкали, свист да завывание доносились. А потом, когда у него еще уродцы эти появились, так из поселка куча народа разбежалась…
   – Какие уродцы?! – подскочила я.
   – Ой, страхолюдины – ужас! Говорят, было там какое-то захоронение уродцев, а он их раскопал и оживил, дружил-то с нечистой силой. Старики говорили – упыри, а я не знаю, так или нет. В общем, это были мелкие хитрые твари, которых он посылал жертв для себя добывать или еще для чего. Сам-то он никуда не ходил. Они старались людям на глаза не попадаться, но разве же в поселке скроешь что-нибудь? О них даже говорить боялись, потому что пару раз такое было: кто о них заговаривал, тот вскоре исчезал. Скрытный был этот гад, не любил, чтобы о его делишках знали. Можешь себе представить, в каком страхе весь поселок находился?! Такое там творилось, веришь?
   – Верю. Я немного знаю об этом.
   – Вот как? Так, может, ты знаешь, как его хотели арестовать, а двое милиционеров пропали, и барак тоже?
   – Да. И о проклятии тридцать первого августа. Одного не пойму, что случилось с Фаиной? Она что, до сих пор жива?
   – Да как тебе сказать… Думали, она погибла в ту ночь. Но потом ее стали встречать те, кто раньше знал, да и другие тоже. Тогда умные люди сказали: на ней столько грехов и зла, да и умерла она такой нехорошей смертью, что ее злобная душа никак не может успокоиться и людям гадостей не делать. Она ведь что делала, Фаина-то: идет человек, ни о чем не подозревает, вдруг бац – появляется она, словно из-под земли, руку протягивает, как за милостыней, а сама ухмыляется, да так смотрит, что можно со страху упасть. Было раз, шла одна знакомая моей матери на базар, а Фаина тут как тут, протягивает руку: «Подай копеечку, вдовушка!» А тетка была не вдовушка, десять минут назад с мужем виделась. Возвращается домой – у мужа инфаркт, еле выходили. Или другой знакомый тоже шел вечером и встретил Фаину, а он знал ее еще по поселку. Увидел, испугался, а она и говорит: «Ну что, Федя, за тобой или за братом твоим раньше прийти? Ладно, приду за братом». И через несколько дней его брата в шахте завалило. Это лишь два случая, а подобных много было. А случалось, что она напророчит, да ничего не сбудется, но люди ждут и боятся, а ей, наверное, только этого и надо. К Ковалихе как-то подошла, прямо возле ее дома. «Подай милостыню, бабушка! А впрочем, не надо, ничья ты не бабушка!» А у Ковалихи как раз незадолго до этого первый внучок появился. Так она месяца два от него не отходила, не ела, не спала. С внучком ничего не случилось, зато сама заболела, потом все нервы лечила, да так и не вылечила. Кроме того, Фаина еще и раздоры сеять мастерица. Может сказать, например, какому-нибудь ревнивцу, что жена влюблена в его лучшего друга…
   – Вот дрянь! – воскликнула я. – А что за мальчика она водит с собой?
   – Не знаю, не видела. Хотя стоп, кажется, кто-то говорил и про мальчика… Но я понятия о нем не имею. При жизни она вечно с собой какого-нибудь ребенка таскала.
   – Наверное, ее все видят такой, как при жизни, а ребенок, так сказать, входил в комплект? – догадалась я. – На самом деле его нет, а людям кажется, что есть?
   – О, точно, хорошо сказала! – одобрила Архиповна. – А может, ей удалось захватить чью-то невинную душеньку… Вроде тебя, Ника! Ты если встретишь ее, так не верь ничему. Будь то предсказания или сплетни – не верь! И это… спасибо тебе за помощь! Ты и «Скорую» вызвала, и кошку мою приютила…
   – Хорошая у вас кошка, – ответила я, вспомнив ночные события. – Моя мама ее Клотильдой назвала.
   – Да? А я Муськой кликала. Сидел котенок у дороги, пищал. Я никогда не держала ни собак, ни кошек, а эту пожалела и взяла. И такой она мне стала родненькой, как ребеночка на руках держишь! А она льнет ласково, мурлычет. Эх, одна я живу, разве что внучок иногда в гости приходит, да и то возится в комнате со своими вещами, а до бабки ему и дела нет.
   Я собралась с мыслями и спросила:
   – Значит, людей похищают эти, как вы говорите, уродцы? И на вас тоже они напали?
   – Они, окаянные. Иду впотьмах, а впереди четверо… Я сразу поняла, кто это такие, в детстве видела. Вот ведь, сколько лет молчала, и все хорошо было, а как брякнула тебе про барак… Так по мою душу и явились. Ну, я бежать кинулась, да плохо мне стало, а они, наверное, подумали, что я померла на месте, вот и убрались. И вообще, они всегда только молодых утаскивали, зачем им старуха? Померла – и ладно.
   Мы еще немного поболтали, и я, собираясь прощаться, невзначай сказала:
   – Вы стали лучше выглядеть, даже как-то моложе. Вас, наверное, хорошо лечат.
   – Лечат-то как всех, – ответила Архиповна. – Таблетки, уколы. Но здесь вольготнее, чем дома, даже дышится легче. Глядишь, и правда помолодею. А домой и возвращаться неохота.
   Я говорила вполне искренне. Не сказать, чтоб старушка помолодела, но выглядела куда веселее и бодрее, чем в нашу первую встречу. А жить в ее квартире лично я под дулом пистолета не согласилась бы.

Глава IX
Старуха с мальчиком

   Когда я вернулась домой, часы показывали всего-то полдесятого, и мне снова было нечего делать. Ладно, отдохну пока. После обеда встретимся с ребятами на стройке, потом пойдем к ученому. Интересно, зачем Вилору понадобилось, чтобы я туда пошла? Поживем – увидим.
   Внезапная боль заставила меня вздрогнуть – я пролила на себя горячий чай. Фу ты! После того как ночью мой кулон раскалился, на коже остался небольшой ожог, неприятно саднивший. А теперь еще и чай! Но жаловаться глупо: хоть сторожевой знак и обжег меня, зато помог побороть страх и заставил действовать. Кто знает, что бы со мной было без него! Спасибо тебе, Вилор…
   Вечером я его увижу. Мы пойдем к чужому дому, в который он сам по каким-то загадочным причинам не может войти. Это нужно для дела, тут все понятно. А хотелось бы пройтись с ним просто так, поболтать о чем душа пожелает, не думая об опасности за спиной. Зайти в кафе, поесть мороженого, потом сходить на дискотеку… Нет, не то! Этот человек словно из другого мира, его совершенно невозможно представить в какой-нибудь забегаловке или на прокуренной дискотеке. Мне представился большой старинный зал с колоннами, паркетом и тихой музыкой, и я дала волю мечтам… Хотелось бы знать, нравлюсь ли я ему? Похоже на то, но как узнать точно?
   Я подошла к зеркалу, посмотрела на себя. Потертые джинсы, простенький свитер, коса – таких девчонок пруд пруди. Я с прискорбием признала, что до сих пор относилась к своей внешности наплевательски. А что, если он действительно пригласит меня куда-нибудь? У меня есть, конечно, приличные вещи, но все они… не совсем то, что надо. Красивые, да, но хочется надеть что-нибудь такое сногсшибательное!
   Собственно, что мне мешает? Дело в том, что есть у нас с мамой один родственник. Если судить по месту жительства, то близкий, если по родству, то не очень, а если по тому, как мы с ним общаемся – совсем уж дальний. Просто он очень состоятельный и с тех пор, как разбогател, общаться с родней почти перестал. Возможно, ему просто некогда, не знаю. Но однажды, года два назад, он неожиданно нагрянул ко мне на день рождения. Пришел не совсем трезвый и долго жаловался на жизнь, а потом взял и подарил мне большую сумму денег, после чего поспешно удалился, не став слушать возражения. Я хотела подарок маме отдать, но она лишь буркнула: тебе подарили, ты и распоряжайся. Родственник больше не показывался, а деньги так и лежат у меня. Я не стала их тратить на мелочи, решив, что когда-нибудь они понадобятся на что-то серьезное. И вот, кажется, этот момент настал. Я вынула заветную коробочку…
   В двух бутиках, имевшихся в нашем районе, ничего подходящего не нашлось. И сидели вещи хорошо, и красивые были, а все равно не то. Поняв, что ничего здесь не найду, я решила выбрать время и съездить в центр, а пока просто прогуляться, изучить район получше.
   Ноги сами привели меня в старенький универмаг, который явно не ремонтировали с доперестроечных времен. Я ничего не собиралась покупать, просто прошлась по этажам. В отделе одежды я задержалась перед нарядными манекенами.
   – Что-нибудь хотите? – обратилась ко мне молодая продавщица.
   – Я ищу платье, – сказала я, лишь бы что-то ответить. Уж если в бутиках ничего подходящего не нашлось, то здесь и спрашивать не стоило.
   – Какое? – уточнила она.
   – Красивое.
   Не успела продавщица больше ничего сказать, как за ее спиной послышался негромкий голос:
   – О, я вижу, этой барышне действительно нужно платье.
   Продавщица посторонилась с немалой почтительностью, и я увидела маленького, сухонького старичка, чинно приближавшегося ко мне.
   – Барышне нужно платье, да не какое-нибудь, – с приятной улыбкой повторил он, – а именно то самое, главное в жизни каждой девушки, которое покажет всему миру, а в первую очередь ему, единственному, какова эта девушка на самом деле. А то ведь он может и не подозревать, кто скрывается под будничной маской.
   Я оторопело хлопала глазами:
   – А откуда вы знаете?..
   – Я, милая девушка, долго живу и многое видел, и давным-давно не ошибаюсь в людях. Так вот, я уже знаю, какое платье предназначено именно вам. Идемте со мной, и ты, Ирочка, тоже – поможешь с примеркой.
   Вконец обалдевшая, я вошла вслед за старичком в небольшое помещение без окон, с зеркалом высотой почти до потолка. Он вынул из шкафа нечто малиново-красное, завернутое в полиэтилен, и протянул мне.
   – Прошу, примерьте, – церемонно сказал он и вышел. Ирочка проводила меня за ширму и ловко помогла переодеться. Это было платье оригинальной модели, подчеркивающее талию и красивыми складками спадающее ниже колен. Переодевшись, я вышла к зеркалу и… не узнала себя. Тысячу раз прав был старик!.. Мамочки, я и не подозревала, что у меня такая крутая фигура! Прежде я считала свою внешность обычной среднестатистической в отличие от внешности тех, кого природа наделила высоким ростом и длинными ногами. А ведь это им далеко до той красавицы в зеркале. Нет, наряд не был слишком навороченным или вызывающим, и вообще, красивым было даже не само платье – хороша была я в нем! Я распустила косу, и темные волны упали на плечи, – так я смотрелась еще лучше.
   – Ну как, нравится? – усмехнулась продавщица.
   – Да, – только и выдохнула я.
   – Иван Григорьевич, заходите! – крикнула она. Вошедший старичок посмотрел на меня одобрительно, но без удивления.
   – Это платье было создано для вас, – констатировал он. – К нему подойдут лаковые туфельки на среднем каблучке. И не злоупотребляйте косметикой – ваши выразительные зеленые глаза с черными ресницами макияж только испортит.
   – Я, собственно, редко крашусь… А сколько стоит платье?
   Признаться, я ожидала услышать заоблачную цифру, ведь вещь того стоила. Но цена оказалась невысокой, и я тут же расплатилась. В соседнем обувном отделе нашлись подходящие туфли, и обе покупки мне уложили в фирменный пакет с надписью «Универмаг «Лебедь».
   – Вижу, милая барышня, вы тревожитесь, и у вас есть на это причины. Но я вам говорю, и уж поверьте, – придет время, вы это платье наденете, – добрым отеческим тоном сказал мне на прощание Иван Григорьевич. – Обещаю.

   Я зашагала к дому. Сердце учащенно билось, спутанные мысли лезли в голову. Таких продавцов я еще в жизни не встречала! Везет мне в последние дни на странные знакомства, везет…
   – Распустила Дунька косы, а за нею все матросы! – неожиданно раздалось сзади, и я почувствовала, как сторожевой знак резко потеплел. Но не обжег, значит, пока опасность невелика. Я обернулась и увидела сзади тощую старуху, держащую за руку мальчонку лет пяти. Старуха была неопрятной, тем не менее в ней чувствовалось какое-то изящество, а худое, гаденько ухмыляющееся лицо хранило следы былой красоты и всевозможных пороков…
   – Фаина?! – вырвалось у меня.
   – Наряды покупаешь, кукла?! Было бы для кого рядиться! – злобно прошипела она.
   Я почувствовала, как сердце мое оборвалось и ухнуло куда-то вниз… Так, ее нельзя бояться и ей нельзя верить! Я вспомнила совет Вилора и бросила как можно пренебрежительнее:
   – Сгинь, нечисть!
   – Ха, это я-то нечисть?! – осклабилась мерзкая старуха. – А Витька твой – не нечисть? Хи-хи-хи! А ты спроси его, спроси! – она тоненько и злорадно захихикала.
   Я удивилась – какой еще Витька? Среди моих знакомых не было ни одного Виктора. А чего еще ждать от Фаины, было же сказано – она врунья и сплетница! Думая, что бы ей такое ответить, я перевела взгляд на мальчика. Маленький, худенький, чахоточно бледный, он стоял, глядя в землю, а рука Фаины крепко держала его за запястье. Может, злая ведьма украла этого ребенка? Меня охватили жалость и злость, и я бросилась вперед с намерением отнять малыша у негодяйки. Схватила мальчика за свободную руку, дернула на себя…
   …и поняла, что держу в руках пустоту. Фаина с ребенком просто растаяли в воздухе у меня на глазах!
   Боже, бедный мальчик! Я поплелась домой, с трудом сдерживая слезы, так мне было его жалко. Такой маленький, хороший и находится во власти этой ведьмы! И главное – не понять, призрак он или живой? Призрак я не схватила бы за руку, они ведь неосязаемы, а живой не растаял бы в воздухе…
   Немного успокоившись, я подумала: а вдруг существует какой-то промежуточный вариант? Или мне просто показалось, что я схватила его за руку, сработало внушение? Что же, если встречу Фаину еще раз, то дам ей в глаз, вот тогда и проверим!

   Около двух часов дня мы с ребятами встретились на стройке, и на этот раз к нам присоединился Колька. Правда, был он бледным и каким-то замученным, но хорохорился, пытаясь делать вид, что все в порядке. Да и ребята выглядели грустными и встревоженными. Поболтав с ними немного, я поняла, что мучает их не грусть и не тревога, а страх – противный подсознательный страх, который они, возможно, сами толком не уловили. Впрочем, общение всем улучшило настроение, во всяком случае, никто не жаловался ни на какие неприятности.
   – Я завтра с утра ложусь в больницу, а сегодня напоследок решил с вами прогуляться, – объявил Колька, и в его голосе чувствовалась напряженность. – А там меня уже никто не достанет! Ну что, Ника, как расследование, много еще информации нарыла?
   Немного пораздумав, я рассказала им о полученном от Вилора сторожевом знаке и ночных происшествиях, а также о встрече с Фаиной, умолчав, конечно же, о покупке платья – кому какое до этого дело!
   – Фи, как некультурно! – захохотал Колька. – Что же ты так невежливо с бедным призраком!
   – Если я этого бедного призрака еще раз встречу, дам по морде. И мальчика все же отберу, призраки они там или кто!
   Еще немного обсудив эту тему, мы решили пройтись. Но едва покинули стройку и добрели до угла, как я услышала шепот Лильки:
   – Смотри, Ника, там тот чувак, которому ты вчера пинка дала!
   Я посмотрела в указанном направлении. Точно, между домами важно шествовал Лешенька.
   – Да, это он, – кивнула я. – Ну его, не обращайте внимания.
   – Ну как это – не обращайте! – возмутился Колька. – Будут всякие лешеньки по нашему району разгуливать!
   – И на нашу Нику наезжать! – подмигнул Стас.
   Не успела я ничего сказать, как все трое мальчишек сорвались с места.
   – Эй, пацан, ты из какого района? – растягивая слова, прогнусавил Егор, вместе с Колькой возникая у Лешеньки на пути. Тот растерянно замотал головой и обернулся в поисках пути к отступлению. Но сзади в тот же миг материализовался Стас и интеллигентным голосом осведомился:
   – Закурить не найдется?
   Надо было видеть физиономию Лешеньки! Он испуганно вертел головой, открывая и закрывая рот, и не знал, что говорить и что делать.
   Внезапно мне стало противно. После такого начала мальчишки просто обязаны его побить. Вряд ли до этого дойдет, но если он сейчас начнет плакать и умолять… Ненавижу, когда кто-то кого-то унижает, я с такими людьми дружить потом не смогу!
   И тут меня осенила идея.
   – Спокойно, мальчики, это ко мне! – громко сказала я, с царственным видом прошествовала между Колькой и Егором и подошла вплотную к Лешеньке. Я остановилась, развернула его за плечи и снова, как вчера, пнула от души.
   – Все, свободен, можешь идти!
   Лешенька бросился бежать, а вслед ему неслись дружный хохот, свист и обидные шуточки. Отбежав немного, он оглянулся и, видя, что его не преследуют, крикнул:
   – Ну, подождите, очень скоро вы за это поплатитесь! Вот стану я наследником… тогда всем вам плохо придется!
   – Унаследуешь миллионы – поделись! – крикнула Лилька, а Егор засвистел.

Глава X
Что-то за портьерой

   В ларьке мы купили по бургеру и оккупировали лавочку у подъезда ближайшего дома. Какое-то время молча трапезничали, а потом Таня Незванова вдруг сказала:
   – Ребята, а мне сегодня прадедушка снился. Тот самый, который пропал без вести. Я его только на фотке видела, но сразу узнала – он был молодой, красивый, только очень грустный, и находился в какой-то яме. А я подошла к ее краю, смотрю вниз, а он руками машет, кричит: уходи! Тут меня кто-то в спину толкает, я лечу вниз и просыпаюсь.
   – А меня сегодня во сне расстреляли! – выпалил Егор. – И я тоже падал в какую-то яму. Вижу, мы попали с этими поисками!
   Оказалось, всем сегодня снились похожие кошмары. Я внимательно слушала, но сама молчала. Меня напрягал тот факт, что мы ведем такие беседы на улице, где нас любой может услышать. Но теперь у меня был кулон, способный нагреваться в случае опасности, а в данный момент он был холодным, даже слишком. Стоп! Я ведь еще плохо знаю его свойства! Вдруг он при одной опасности нагревается, а при другой становится холодным?
   Я потянула за нитку и вытащила сторожевой знак наружу. И хотя ребята его сегодня уже видели, все сразу повернулись ко мне:
   – Дай посмотреть! – Таня протянула руку и осторожно дотронулась до металлической пластины, лежащей у меня на ладони. И тут я почувствовала, как пластина, до этого холодная, теперь стала просто ледяной. Как же это объяснить-то…
   – Предлагаю прямо сейчас пойти к Александру Генриховичу! – поднялась я. – А то у меня сегодня вечером неотложное дело.
   Никто не стал возражать.

   Ученый действительно был доволен нашим приходом. Он проводил нас в гостиную, а сам отправился в кухню ставить чайник. Оставшись одни, ребята стали рассматривать картины, а я прошлась по комнате, разминая ноги. Сейчас, пожалуй, можно ненадолго и расслабиться. Пусть Александр Генрихович сколько угодно восторгается готской державой, я прикинусь валенком…
   Что это? Сторожевой знак нагрелся так стремительно, что я чуть не закричала. Нет, он не раскалился, как ночью, но был к этому близок. Я замерла на месте и обвела взглядом комнату. Мебель, картины, книги… Все мирно и спокойно, а спрятаться в комнате негде. Я обернулась. За моей спиной находилась дверь, завешенная тяжелой портьерой. Рядом была еще одна дверь, но именно из первой, я просто кожей чувствовала, исходила угроза.
   А ребята рассматривали картины, тихо переговаривались и не смотрели в мою сторону. О неведомой опасности знала только я…
   Ничего не поделаешь, надо было рискнуть. Я покосилась на коридорчик, ведущий в кухню, и быстро отодвинула край портьеры.
   Нет, мне не показалось. Комнатка, похоже, была спальней. В тот момент, когда я отдернула портьеру, кто-то маленький, ростом не выше семилетнего ребенка, метнулся под кровать, застеленную длинным покрывалом. Я не разглядела в полутьме, кто это был, успела лишь засечь мелькнувшую в воздухе руку с неестественно длинными пальцами. Если это ребенок, то очень странный!
   У меня возникла мысль броситься туда, заглянуть под кровать, но я сдержалась. И хорошо сделала – в это время Александр Генрихович пригласил всех пить чай.
   Чай оказался отменным, но мне было не до него: сторожевой знак и не думал остывать, и я то и дело напряженно поглядывала на дверь. Ученый заметил мое беспокойство:
   – Что-нибудь не так?
   – Да нет, – беспечно соврала я. – Просто кошка у вас такая пугливая, я ее звала, но она ко мне так и не вышла.
   – Какая кошка? У меня нет животных.
   – А кто же тогда шуршал в комнате за портьерой?
   Я внимательно смотрела в глаза ученого, пытаясь понять, в курсе ли этот знаток родного края, что происходит в его собственной квартире.
   – Ты слышала шорох в комнате? Неужели опять завелись мыши? Ох уж этот первый этаж! Я-то их не слышу, у меня под старость лет со слухом неважно стало.
   Похоже, не знает. А проблемы со слухом кое-что объясняют…
   После чаепития мы вернулись в гостиную, и ученый заглянул в обе комнаты:
   – Нет, никого постороннего. А я уж подумал, вдруг там вор притаился. Значит, все-таки мыши.
   Помню, он что-то рассказывал, но я не повторю из его рассказа ни слова. На меня накатило странное состояние, что-то вроде транса. Я сидела с заинтересованным выражением лица, даже, кажется, задавала вопросы по теме, но сознание заволокла мутная пелена. С ребятами, похоже, происходило то же самое, да и сам Александр Генрихович что-то вещал с совершенно отсутствующим видом. Зря я его подозревала – источником опасности является не он, нет, что-то странное скрывается за портьерой, я едва ли не кожей ощущала волны ужаса, исходящие оттуда. И запах какой странный в этой квартире, такой сладковатый с примесью старой пыли. Наверное, на полках есть старинные книги… Вчера я на этот запах внимания не обратила, а сейчас он просто бьет в нос.
   Странный запах резко усилился, вместе с этим мой кулон нагрелся до критической точки и опять обжег кожу. Наваждение мигом пропало, сменившись активностью. Я снова заорала во всю глотку, но не так, как кричат перепуганные девчонки, а скорее как боевой командир:
   – Па-адъем!!! Нас окружили! Уходим!
   Ребята словно просыпались – трясли головами, терли кулаками глаза. Александр Генрихович встал в оцепенении.
   – Быстрее, быстрее! – закричала я и первой схватила свою курточку. Ничего не понимая, остальные, включая хозяина квартиры, последовали за мной. Мы сгоряча пробежали мимо трех домов, после чего остановились, и ребята потребовали у меня объяснений.
   – Кулон нагрелся, – попыталась объяснить я. – Что-то было в спальне. А еще этот запах, разве вы не чувствовали, как он усиливается?
   – Какой запах? – удивилась Таня.
   – Не было никакого запаха, – поддержал ее Колька.
   – Ну, пахло чем-то старым, пыльным, – ответила я.
   – В квартире полно старинных фолиантов, – недовольно заявил ученый. – А в спальне нет никого и ничего постороннего, я при вас проверял!
   Я решила признаться:
   – Извините, пожалуйста, Александр Генрихович, мою нескромность, но я, услышав в спальне шорох, заглянула за портьеру. И видела, как кто-то, отдаленно похожий на ребенка, спрятался под кровать. Я успела заметить его руку с длинными пальцами…
   – Так, наслушалась страшилок! – повысил голос ученый. – И я тоже хорош – глупо рассказывать такие вещи слабонервным девицам!
   – Я не слабонервная! – обиделась я. – Кроме того, я и вчера из этой спальни слышала какие-то тихие шаги…
   – Вчера там точно никого не было. Впечатлительная у вас натура, милочка! А я-то развесил уши… Счастливо оставаться! Зря я вообще с вами связался.
   Он быстро удалился, не став никого слушать. Ребята тоже пошли по домам, немного сконфуженные. Как оказалось, никто из них не ощутил запаха и не заметил ничего странного, и теперь им было неловко за меня.
   Но я не испытывала неловкости. Потому что знала, что я поступила правильно, даже если этого никто и не оценил.
   А теперь вперед, на заброшенную остановку. От мыслей о предстоящем мероприятии мне было немного не по себе, но в предчувствии новой встречи с Вилором сердце мое сладко сжималось.
   Вот и остановка. Хотя уже и было темно, но свет из окон домов позволял мне разглядеть ее покосившиеся столбы и знакомую высокую фигуру, неподвижно стоявшую, прислонившись к одному из них. Вилор уже ждал меня, хотя мы вчера забыли договориться о времени.
   – Привет! – тень улыбки скользнула по его лицу. – Быстро ты пришла.
   – Еще бы не быстро! – воскликнула я. – Там такое было!..
   Мы шли между домами. Выслушав мой эмоциональный рассказ о происшествии в квартире ученого и о событиях минувшей ночи, Вилор нахмурился:
   – Вот оно что…Ты все правильно сделала и спасла себя и своих приятелей…
   – Это все кулон! – похвасталась я. – Ты был прав, он действует так, что не ошибешься. Боюсь, эти два ожога еще долго будут заживать!
   Машинально я нащупала сторожевой знак сквозь одежду, отчего он сдвинулся как раз на обожженное место. Неожиданно я поняла, что он теплый, причем нагрелся только что! Но не сильно. Как мне подсказывал приобретенный за последние сутки опыт, это означало, что какая-то нечисть находится неподалеку, но опасности не представляет.
   Может быть, за нами следит Фаина? Я оглянулась по сторонам, но ничего не увидела.
   – Тебя что-то напугало? – мягко спросил Вилор.
   – Знак… Он теплый! Какая-то нечисть бродит поблизости!
   Вилор несколько секунд помолчал, а потом ответил, глядя прямо перед собой:
   – Не бойся. Эта нечисть не причинит тебе вреда.
   – Да сколько ее тут! – воскликнула я. – До сих пор жила себе спокойно и ничего потустороннего не замечала. А теперь прямо нашествие какое-то!
   – Надев сторожевой знак, ты уже не можешь оставаться прежней, счастливой в своем неведении школьницей. Тебе придется узнать мир с иной стороны. Нежить порой приобретает совершенно необычные формы, умело маскируется, но тебе будет под силу распознать ее под любой личиной. Ты права, увы, ее на свете больше, чем хотелось бы.
   – Очень хорошо! – хмыкнула я.
   – Рад, что не ошибся в тебе, – сказал вдруг мой спутник. – Встретив, как мне казалось, просто легкомысленную девушку, я не ожидал от нее такой решительности и упорства.
   – А как же Наташка! – возмутилась я. – Плюнуть на нее было, да?
   – Как тебе сказать, Никандра… Для многих людей собственная безопасность важнее Наташкиной жизни. Но ты меня поразила. Оба раза при встрече с опасностью ты принимала самые оптимальные решения. И теперь я вопреки всем доводам разума начинаю надеяться. Видишь ли, в одиночку мне не остановить этого сумасшедшего, но если ты поможешь…
   Сердце мое бешено застучало от этих слов, лицо залилось краской. Стыдно сказать, но я первым делом услышала в этих словах похвалу в свой адрес. Конечно, обычно девчонкам делают совсем другие комплименты, но теперь-то ясно – я ему все-таки нравлюсь!
   «Уймись, – осадила я себя, – сейчас речь идет совсем о другом!»
   – То есть я принята в команду?
   – Если это можно так назвать, – улыбнулся Вилор. Наверное, его позабавил мой глуповатый вид, и я попыталась сделать мину посерьезнее.
   – И каковы наши планы?
   – Первым делом – добыть секиру готского короля.
   – Да мы за ней и идем! Кстати, я сегодня Фаину видела! Ох и кикимора!
   – Она тебе что-то говорила? – Вилор насторожился.
   – Да ерунду всякую несла про какого-то Ваську… или Витьку… Не помню. А я ее обозвала нежитью и попыталась отобрать мальчика.
   – Что попыталась?!
   – Мальчика отобрать, который с ней был, мне его так жалко стало. Но ничего не получилось. Сначала я его схватила, а потом он растаял в воздухе. Он живой, интересно, или призрак?
   – Это сложно объяснить…
   – Так я и думала! – торжествующе заявила я. – Промежуточный вариант! Еще раз я ее встречу – дам в глаз, а мальчика все же заберу! Будет призрак с фингалом…
   – Вряд ли это у тебя получится, – мягко перебил меня Вилор. – И все же спасибо тебе.
   – За что? – не поняла я.
   – Просто никто никогда не пытался отобрать этого мальчика у Фаины. Все видели, но никто не пробовал.
   – Да кто он?
   Но Вилор покачал головой:
   – Давай об этом в другой раз. Тем более что мы уже пришли.

Глава XI
«Ты попрощалась с друзьями?»

   За невысоким забором стоял одноэтажный, давно не ремонтированный домик. Калитка была заперта, и мы перемахнули через забор. Оказавшись в чужом дворе в качестве незваной гостьи, я смутилась и стала оглядываться, не видят ли меня соседи. Но в соседних дворах было пусто.
   – Значит, я должна туда проникнуть? – спросила я шепотом, указывая на входную дверь с большим навесным замком. – Вот только воровского опыта у меня нет!
   Вилор открыл дверь ближайшего сарая, пошарил рукой по стенке и вытащил ключ.
   – Воровской опыт и не нужен, – ответил он, отпирая замок. – Ты войдешь через дверь, как обычная гостья. А я буду здесь и позабочусь, чтоб тебе никто не помешал. Твоя задача проста – обойти все комнаты, просто обойти. Если где-то там находится секира, то сторожевой знак обязательно среагирует. Вот тогда и ищи.
   Я вынула из сумки перчатки и фонарик, припасенные с утра. Лицо Вилора вытянулось:
   – А говоришь, нет воровского опыта!
   – Зато есть немного ума! – ответила я и вошла внутрь.
   Домик как домик, небогатый, но просторный. Четыре комнаты, не считая кухни, коридора и многочисленных кладовочек. Я надела перчатки и приступила к поискам. Мне все равно было не по себе – теперь к ночным страхам добавилась еще и боязнь быть пойманной в чужом доме. Свет, разумеется, зажигать было нельзя, и я светила себе фонариком.
   Очень медленно я обходила одно помещение за другим. Кто его знает, как знак должен среагировать – то ли раскалиться, то ли чуть-чуть потеплеть, то ли вообще заледенеть. Последняя из комнат была забита всяким скарбом – коробки, тюки, мешки громоздились кучами. Я обходила их вокруг, а сама то и дело оглядывалась на черный дверной проем за спиной. Мне все время казалось, что там кто-то есть и из тьмы за мной следят чьи-то недобрые глаза. Хорошо хоть кулон холодный, а значит, нежити поблизости нет.
   Стоп, кулон холодный… А всю дорогу был теплый! Не значит ли это…
   За дверью что-то скрипнуло. Я с трудом сдержала панический крик. Что это, что мне делать, куда деваться?! В испуге я бросилась за груду мешков, опрокинув на ходу коробку.
   – Никандра! – раздалось от входной двери. Ну конечно же, это Вилору надоело ждать!
   – Разве можно так пугать! – сердито воскликнула я. – Так и с ума сойти легко!
   – Прости, пожалуйста, – донесся его голос. – Но нам пора уходить. Ты все обошла, сторожевой знак холодный?
   – Да.
   – Значит, в доме секиры нет. Идем.
   – Сейчас, только вещи в коробку соберу.
   – Идем, бросай все! – в голосе Вилора звучала тревога. Я сунула в карман фонарик и выбежала наружу. Вилор торопливо защелкнул висячий замок, а я направилась к калитке.
   – Нет! Туда нельзя!
   – Почему? – испугалась я. Он не стал отвечать. Вслед за ним я побежала в противоположную сторону, где за трехметровым каменным забором виднелся внушительных размеров особняк.
   – Ты что, собираешься здесь перелезть? – изумилась я, но не успела договорить. Обхватив меня одной рукой за талию, он невероятным прыжком оказался на заборе, а потом осторожно спрыгнул на другую сторону.
   – Ничего себе! – я поправила куртку. – Ты случайно не в цирке работаешь?
   – Нет. Ты в порядке?
   Я кивнула.
   – Тогда пошли скорее отсюда!
   – Да что такое?! – воскликнула я, чувствуя, что кулон снова теплый.
   – Всего лишь то, что не мы одни заинтересовались этим домиком.
   Помню, уходили мы какими-то огородами, я боялась дворовых собак, но все обошлось. Пару раз они пытались нас облаять, однако почему-то сразу же замолкали.
   Остановились мы невдалеке от моего дома.
   – Секиру мы не нашли, – сказала я. – И что теперь?
   – Возможно, хозяин домика забрал ее в квартиру, где он теперь живет. Я сейчас наведаюсь туда и проверю.
   – Моя помощь не нужна? – осведомилась я. – В эту квартиру войти ты тоже не в состоянии?
   – Почему же, как раз в состоянии. Там живут люди, и они, уж будь уверена, меня впустят. Для этого у меня, – он чуть заметно улыбнулся, – свои методы.
   – А кто тебя в домик не пускал? Ключ-то был! Ничего не понимаю!
   – И не надо, – ответил Вилор не терпящим возражений тоном, а потом добавил добродушно: – Иди лучше домой, отоспись как следует, устала небось.
   Я вспомнила вчерашнюю ночь, и мысль о том, что придется пережить еще одну такую же, сразу лишила меня остатка сил.
   – Не хочу домой! Лучше я с тобой пойду! Или… или зайди ко мне в гости, я тебя чаем угощу. А то страшно одной…
   – Нет уж, Никандра, я ни за что не стал бы компрометировать ни одну девушку таким визитом. К тому же – посмотри на свои окна.
   Я подняла голову и обмерла: в окнах горел свет!
   – Ой, мамочки, что это?! Кто-то забрался в квартиру!
   – Всего лишь твоя мама, – улыбнулся Вилор.
   Ура, мама вернулась! Мне не грозит страшная ночь в одиночестве! Однако стоит позвонить для проверки.
   – Алло, мама? Ты уже дома?.. Ура!.. Где я? Бегаю по задворкам, забираюсь в чужие дома, слоняюсь непонятно где и непонятно с кем – все как всегда в твое отсутствие! – ответила я несерьезным тоном. – Ну хорошо, хорошо, иду домой.

   На следующий день в классе царило странное уныние. Точнее, класс был как класс, но вот Лиля и Таня ходили невеселые, что выглядело весьма странно, учитывая их характеры. Встретив на перемене Егора, я заметила, что то же самое творится и с ним. Впрочем, поводов для тревоги было более чем, и я, наверное, тоже выглядела тучей. А Кольки не было. По словам Егора, его с утра увезли в больницу, но не в центральную, как собирались, а в неврологическую, в нашем же районе.
   – Какой-то он смурной стал до невменяемости, ну, его родаки и испугались, – прокомментировал Егор. – Говорят, какое-то нервное истощение.
   После школы мы собрались и пошли в больницу проведать Кольку. Но нас к нему не пустили, сказав, что в его средней тяжести состоянии нужен покой.
   – Пойдем на стройку? – без энтузиазма предложила Лилька.
   – Постойте, – спохватилась я. – Мне надо у Архиповны цветы полить.
   Квартира Архиповны встретила меня неприятным затхлым воздухом. А ведь пустует совсем недолго… Пока я поливала цветы, любопытный Егор сунул свой нос поочередно в ванную, в кухню и во вторую комнатку, которую я в прежний свой визит и не заметила.
   – Ух ты, какая посуда! – раздался оттуда его голос.
   – Ничего там не трогай! – прикрикнула я. – Это чужая квартира, еще не хватало тут что-нибудь разбить!
   – Вы посмотрите, красота какая! – не унимался Егор, и ребята один за другим просочились к нему. Услышав хор восторженных возгласов, я сама поспешила туда.
   Комнатка была небольшая, в углу стояла старая кровать, рядом диван и письменный стол с разбросанными школьными принадлежностями. Всю противоположную стену занимал большой шкаф со стеклянными дверцами. На верхней полке красовался чайный сервиз, вызвавший восторг у всех, да и было на что посмотреть. Белоснежный фарфор с позолотой и тончайшим рисунком казался чем-то неземным и невесомым. Егор открыл дверцу и взял одну чашку. На донышке обнаружился золотой вензель, свидетельствовавший об изготовлении этого сервиза в 1864 году. Все снова восхищенно заахали.
   Я отобрала у Егора чашку и поставила на место. И только после этого обратила внимание на другие полки огромного шкафа. А там, оказывается, располагался целый музей – на полках была коллекция старинных вещей. Табакерки и трубки, пуговицы и ножи, какие-то ржавые металлические штуки непонятного назначения, посуда опять же, но глиняная и не всегда целая… Имелись также парочка немецких касок и ржавый автомат времен Второй мировой войны.
   Неожиданно я почувствовала, что мой кулон нагревается. Медленно и не очень сильно, но как-то нехорошо, – сама не знаю, как я это распознала, видно, обладание таким талисманом обострило чутье. Вчера, когда мы с Вилором шли «на дело», кулон был теплее, чем сейчас, но страха это почему-то не вызывало. А тут… Словно из меня что-то древнее и злобное медленно, капля за каплей, выпивало кровь, душу, жизнь…
   Я поторопилась выпроводить всех из квартиры. Что же здесь творится? Немудрено, что Архиповна не хочет домой возвращаться. В прошлый раз мне и без кулона было не по себе.
   Ладно, приду сюда с Вилором, тогда и разберемся.
   – Ай да бабулька, – хихикнула вдруг Лилька. – Сколько лет прожила, а все попсу слушает!
   – С чего ты взяла? – удивился Стас.
   – А вы что, не видели постеры у нее на стенах?
   Я запоздало вспомнила, что на стенах комнатки-музея красовались плакаты популярных групп. И школьные принадлежности на столе…
   – Постойте, – вспомнила я. – Архиповна говорила, что к ней в гости ходит внук, у которого в квартире есть вещи. Наверное, эту комнату она отвела ему.
   – А-а.
   Мы пошли на стройку и бестолково и бездарно провели там около часа. Не слушали музыки, даже почти не болтали – любой разговор угасал в зародыше. Все думали об одном, и мысли эти были нехорошими. Вскоре мы решили идти по домам и делать уроки. Хотя я была уверена, что за уроки сегодня вряд ли кто-то возьмется. Тень беды нависла над нами, и это чувствовали все, независимо от степени суеверности.
   Поэтому домой мы шли медленно, словно пытаясь отсрочить беду. Сперва проводили всей толпой Таню, потом направились на другую окраину, где жил Егор. На обратном пути довели до дома Лильку, и остались мы вдвоем со Стасом. Он вызвался проводить меня, а я отказалась.
   – Но, Ника, уже темно, – попытался он настаивать.
   – И что? Все время ходила одна, никто не провожал, а теперь что вдруг случилось? – равнодушно ответила я. – За меня не переживай, мне с кулоном бояться нечего.
   Не знаю, обиделся он или нет, но холодно попрощался и ушел.
   Мелькнула мысль: может быть, Стас хотел за мной поухаживать? Поздно, голубчик. В те дни, когда одного его теплого взгляда хватило бы мне для полного счастья, ему было не до того, он торопился учить уроки. Учи теперь, Стасик, старайся, может, отличником станешь… Да уж, если бы мне неделю назад сказали, что я откажусь пройтись вдвоем со Стасом, я бы не поверила. А вот как в жизни бывает! Вдруг Вилора встречу, что он подумает? Ах, Вилор… Как я раньше вообще могла думать о Стасе, дуреха?!
   С такими мыслями я дошла до светофора и приготовилась перейти на ту сторону. Красный свет, как это часто бывает, когда спешишь или мерзнешь, горел слишком долго, и когда зажегся желтый, несколько человек, ожидавших вместе со мной, дружно двинулись через дорогу, а я замешкалась. Рядом со мной осталась лишь сгорбленная старушка, тяжело опиравшаяся на палочку.
   – Деточка, пожалуйста, помоги перейти дорогу, а то я плохо вижу, – тихо попросила она.
   Я хотела взять ее под локоть, но едва протянула руку, как кулон несильно потеплел – не так, как при опасности, но предостерегая. Я застыла, потом резко отстранилась от старухи. И не зря: бабка резко выпрямилась, отбросила клюку, и вот уже передо мной скалилась в ухмылке мерзкая Фаина. Старая ведьма захохотала.
   – Ага, испугалась, испугалась, смелая ты наша! Переве-е-ди-и-ите бабушку через доро-о-огу! – стала она кривляться, а потом состроила страшную рожу – в ее исполнении это вышло реально жутко. – А ты с друзьями-то своими попрощалась, любительница лезть не в свои дела? Вот и хорошо, потому что одного из них ты больше не увидишь! Сегодня уйдет первый, а там не забудь обнять на прощание и остальных, хе-хе!
   Я лихорадочно соображала. Один из друзей сегодня уйдет, но кто?! Все уже сидят по домам… Стас! Ему же далеко добираться! Воображение живо нарисовало зловещий туман, окутывающий его плотной стеной, и мерзких уродцев, выскакивающих из темной подворотни…
   Не обращая больше внимания на Фаину, я развернулась и помчалась в обратном направлении. Догнать, предупредить, спасти… Вслед мне донесся короткий каркающий смешок.
   Пулей пролетела я расстояние до того места, где мы со Стасом простились, и свернула в сторону дальнего поселка, где он жил. Адреса я не знала, поэтому надеялась догнать его по дороге. Впереди замаячила знакомая фигура.
   – Стас!!!
   – Ника? В чем дело? – Он обернулся.
   – А в том, что сегодня я тебя провожу. И не спорь! – Иногда командный тон получается у меня очень хорошо. У него хватило ума не возражать.
   Мы молча дошли до его пятиэтажки. Я поднялась с ним до квартиры. Недоумевая, Стас открыл дверь и пригласил меня зайти.
   – Нет, – тем же тоном ответила я. – А теперь слушай: за порог – ни шагу! Я сейчас встретила Фаину…
   Возвращаясь назад, я немного успокоилась. Все дома, с родителями, ничего плохого не должно случиться по определению. Чтобы окончательно успокоиться, я позвонила поочередно Тане, Лильке и Егору и рассказала им о встрече с Фаиной. С ребятами все было в порядке, и все как один заверили меня, что до утра не переступят порога.

Глава XII
Уйти туда, где нет ни боли, ни страха

   Я облегченно вздохнула. Говорили же мне – Фаине верить нельзя! То-то она хихикала, видимо радовалась, что обманула. Ну и шуточки у нее, заикой можно стать.
   Я миновала школу, Лилькин дом и собиралась снова идти к дороге. Нет, к светофору не пойду, ну его, лучше перейду в другом месте, машин сейчас мало… Да и людей негусто. Двое-трое прохожих встретились, и все, улица пустынна. Хотя нет, вон бредет какой-то пацан. Что-то в нем меня привлекло, знакомый, что ли? Ничего, сейчас подойдет – увижу.
   Но парень не дошел до меня, а свернул на уходящую в сторону дорожку, в освещенный круг фонаря. Что это?! Лицо его казалось застывшей маской: неестественно белое, с темными пятнами остекленевших глаз. И шел он, словно механическая кукла – в этом движении совершенно не было жизни. Но самым ужасным было то…
   …что это был Колька Шаров!
   Я не ошиблась. Похожий на себя прежнего не больше, чем гипсовый памятник на живого человека, тем не менее это был он.
   – Коля!
   Ноль внимания.
   – Колька-а!
   И снова никакой реакции. Он что, убежал из больницы? Похоже на то, поверх тренировочного костюмчика, которые часто заменяют мужчинам больничные пижамы, небрежно накинута куртка, шапки нет… Но почему он не отвечает? Может, его так обкололи успокоительным, что он впал в состояние полного равнодушия? В любом случае его надо догнать и проводить домой. Но куда это он направляется?
   Колька сворачивал на дорожку, ведущую через пустырь к дому Наташки Кремневой. Верный поклонник, елки-палки, он что, забыл, что Наташки нет? Пока я раздумывала, он удалился от меня довольно далеко.
   Я бросилась следом:
   – Коля, подожди!
   Он будто не услышал, шагая своей механической походкой к Наташкиному дому. Но свернул не налево, к подъезду, а направо, к какому-то одноэтажному строению, и исчез за его углом. Куда это он?!
   Не знаю, почему я посмотрела под ноги. Дорожка, посыпанная золой, начиналась в полуметре от меня, а под моими ногами шла обычная грунтовка.
   Постойте, да ведь возле Наташкиного дома не было никаких строений! И золы на дорожке тоже не было. А значит, это могло быть только одно…
   Сдуру я подняла ногу, собираясь ступить на золу, но резко потеплевший кулон не позволил мне этого сделать. Он словно предупреждал – туда нельзя, опасно!
   Я отступила, огляделась и только теперь заметила – там, где кончалась грунтовка и начиналась зола, по земле стелилась чуть заметная в темноте полоса зловещего белесого тумана. Граница, проход… Еще шаг, и я бы ушла туда!
   Несколько секунд я стояла в нерешительности, глядя под ноги и думая, не броситься ли мне спасать Кольку. А когда подняла глаза… Ни строения, ни золы на дорожке, ни тумана как не бывало – все стало таким, как всегда. Только Кольки не видно нигде…
   Секунду спустя до меня дошло: да ведь это меня пытались заманить в ловушку! И если бы не кулон, в который уже раз меня спасший, неизвестно, где бы я была сейчас!
* * *
   У меня просто не повернулся язык на следующий день сообщить друзьям жуткую новость. Впрочем, за меня это сделали сотрудники полиции, снова явившиеся в школу. Оказалось, что Колька исчез из больницы, и никто не мог понять, как это произошло. Нам задали общие вопросы, и, услышав от каждого «не видел, не знаю», полицейские удалились.
   После их ухода возобновить в нашем классе учебный процесс уже не получилось: все бурно обсуждали случившееся, а Лилька неожиданно громко разрыдалась, и к ней тут же присоединилась Таня. Слезы, как и смех, дело заразное, и вскоре половина девчонок в классе вытирали глаза. Учительница тоже немного всплакнула и в конце концов отпустила всех с последнего урока по домам.
   – А говорят, молодежь сейчас эгоистичная и бездушная! – пробормотала она нам вслед. – Вон как по товарищу убиваются…
   Одной мне было понятно, что Лилька с Таней не только оплакивают друга, но и боятся за собственную жизнь. И зачем только я им рассказала об угрозах Фаины! Одна из них сбылась, вдруг сбудется и вторая? Надо теперь не спускать с ребят глаз, водить чуть ли не за руку! А поможет ли?
   И Вилор исчез куда-то. Обещал зайти, но как в воду канул.
   Мы вышли из школы, и девчонки перестали плакать. Они просто шли с отрешенными лицами, напоминавшими лицо Кольки вчера вечером. В конце концов я не выдержала:
   – Девчата… Я вчера видела, как Колька ушел.
   – И что? – равнодушно ответила Таня. – Мы тоже уйдем.
   – И очень скоро, – кивнула Лилька.
   – Да вы что несете?! – заорала я. – Прекратите так шутить сейчас же!
   – А мы не шутим, – бесцветным тоном сказала Лилька. – Для нас здесь все уже кончено.
   Шокированная, я смотрела в равнодушные глаза своих еще недавно полных жизни подруг. Что с ними? Это даже не депрессия, а куда хуже…
   – Что с вами случилось? Кто сделал вас такими?!
   Две пары равнодушных глаз устремились на меня.
   – Можем рассказать, – пожала плечами Таня. – Позавчера ты убежала первая, а мы шли и разговаривали. К нам подошла цыганка…
   – Это была Фаина! – воскликнула я.
   – Может, и так, – продолжила Лилька. – Она предложила нам предсказать будущее, отводила по одному в сторонку и гадала по руке. При этом каждому она приложила к ладони какую-то металлическую штучку с выдавленным на ней непонятным знаком так, что знак впечатался в ладонь. И пообещала скорое избавление от всех проблем, а что еще – не помню. Все было как в тумане.
   – Теперь мы не принадлежим миру живых, – окончила рассказ Таня.
   – Да что же это такое! – схватилась я за голову. – Почему вы об этом молчали?! Да разве это повод, чтобы готовиться к смерти? Девочки! Вы же плакали сейчас в классе, а разве мертвые плачут? Вас просто одурманили…
   – Мы оплакивали себя, – сказала Лилька. – Это был последний всплеск эмоций.
   – А что касается времени, – Таня посмотрела на часы, – то у нас его осталось совсем немного. Ты была хорошей подругой, Ника.
   Было около двух часов дня, лужи почти высохли, из-за туч выглядывало солнышко. Мы шли втроем в полном молчании, и походка девчонок все больше напоминала мне Колькину, которую я наблюдала вчера. Мое сердце разрывалось от отчаяния, умом я отказывалась верить, что среди белого дня могут твориться такие страшные дела. Я постараюсь удержать ребят, не дать им уйти к зловещему бараку. Если понадобится – оглушу и свяжу их…
   Мяуканье котенка раздалось из-за угла магазина, мимо которого мы проходили. Магазин под прямым углом прилегал к высотному дому, вот там и мяукал котенок.
   – Котенок, – сказала Лилька.
   Я знала, как она любит животных, потому ухватилась за идею:
   – Наверное, он бездомный, голодный и замерзший. Давайте возьмем его домой, накормим!
   Лилька кивнула, и они с Таней поспешили за магазин.
   Шнурок. Проклятый шнурок на моей кроссовке развязался именно в этот момент. Я присела, завязала его, поднялась и тоже зашла за угол.
   В углу между магазином и домом никого не было. Ни Лильки, ни Тани, ни котенка. Только голый асфальт и стены. Пару раз мяуканье раздалось откуда-то издали, а в третий раз оно вышло протяжным и завершилось коротким каркающим звуком. Переведя взгляд немного в сторону, я увидела, как исчезают, тают в воздухе остатки зловещего белесого тумана…
   Мне хотелось бежать, кричать, биться головой о стены. Я сжала кулаки и завыла от бессилия. Неужели они умерли? Нет уж, я их мертвыми не видела и верить в такое не собираюсь! Но выглядело это странно – почему девчонок забрали, а меня нет? Ведь на этот раз я не получала никаких предупреждений!
   Стоп! Егор, Стас, что с ними?!
   Я направилась к школе. Наш класс отпустили раньше, но ведь Егор должен был еще один урок отучиться, подожду его у входа.
   Прозвенел звонок, и из школы повалил народ. Я внимательно смотрела на выходящих, но Егора среди них не было. Увидев его одноклассниц, я обратилась к ним:
   – Вы Рюшина не видели?
   – Представляешь, Рюшин сбежал с последнего урока! Попросился выйти и сбежал. Вещи его в классе остались, курточка в раздевалке, а сам он так и не вернулся.
   Мои ноги стали ватными. Егор… Было понятно, что искать его бесполезно. Как и Таню с Лилькой.
   Эх, запереться бы сейчас в своей комнате, уткнуться носом в подушку и представить, что это всего лишь кошмарный сон. Что мои друзья живы-здоровы, ждут меня на стройке…
   Но их нет. И Стаса я не спасу, как бы ни старалась. Может, его уже тоже нет?
   Ноги сами понесли меня к его дому. Стас как раз выходил из подъезда. Вместо привычного длинного плаща на нем была какая-то старая рваная куртка, волосы были растрепаны, а глаза остекленело смотрели вперед.
   – Стас! Ты уже вернулся из школы? – умнее вопроса я не придумала.
   – Я не был сегодня в школе. Зачем она мне теперь? – ответил он равнодушно. – Последний день можно и прогулять.
   – Ты хочешь… уйти?
   – Моего желания не спрашивали. В любом случае за мной придут.
   – Кто?
   – Не знаю. Но придут обязательно. Все равно я уже большей частью… не здесь.
   – Стас… – взмолилась я. – Пожалуйста! Останься!
   – Ты мне нравилась, Ника, хотя я и не решался об этом сказать. Но тебе милее этот твой… Впрочем, уже без разницы, тело, лишенное души, не может любить. Прощай.
   Он прошел мимо меня и скрылся за домами. Я не осмелилась его остановить.

   Совершенно убитая, я приплелась домой, упала на свою кровать и долго лежала без движения. В случившемся была и моя вина. Зачем я тогда ушла, оставив их одних? Зачем втянула в это темное дело? Зачем… Зачем… И, странное дело, почему меня не тронули, ведь я, по логике, активнее всех совала нос в эти тайны! Только ли сторожевому знаку я обязана своим спасением, или, может, насчет меня у злодея особые планы? Я мучила себя этими мыслями, пока не забылась тяжелой дремотой. Мне привиделось глубокое-глубокое подземелье. И тени, кружащиеся в мерном, тоскливом танце. Отсюда нет выхода. И никогда не будет.

   Не помню, сколько я так пролежала. Когда я очнулась, было уже темно. Мамы дома не было, она предупреждала, что вернется поздно. Клотильда ласково терлась о мою руку, призывая встать. Я поднялась, накормила ее. Выглянула в окно, надеясь увидеть в свете фонаря высокую фигуру Вилора. Как он мне сейчас нужен! Но его не было. Может, его тоже забрали? Я ведь ничего о нем не знаю…
   И тут ехидный внутренний голос шепнул: «А если подумать? Подумай, Ника, хорошо подумай, а то ведь за романтическими мыслями ты многого не замечала».
   Да все я замечала, просто выводы сделать ума не хватало. Вилор знает о происходящей здесь чертовщине все – откуда? Неожиданно всплыли его слова о том, что заваривший эту кашу фанатик раньше был действительно великим ученым и… неплохим человеком! Откуда такая информация?! Сведения, полученные от местных жителей, отпадают, ведь они считали ученого едва ли не дьяволом. Вывод приходил в голову только один: на рудник явились трое ученых, один из которых погиб, а второй пропал без вести. А что, если он сбежал, испугавшись сделанного открытия, а свою тайну передал по наследству, и Вилор, должно быть, его внук или правнук? Тогда все сходится. Ах, Вилор… Эти его манеры, это старомодное воспитание – не станет он компрометировать девушку поздним визитом! Скажите такое нашим мальчишкам – они просто не поймут, о чем идет речь. Сразу видно, что вырос в интеллигентной семье. Не удивлюсь, если вместо школы его обучали гувернеры!
   Так, это я уже загнула. И вообще, не об этом сейчас надо думать, а о нашей общей беде, случившейся из-за того, что мы сунули нос не в свое дело. А Вилор? Ведь он знал куда больше нашего, так, может, и его забрали тоже? Или он залег на дно и не рискует появляться? Хорошо бы, но где его теперь искать? Единственная зацепка – это тот заброшенный дом, где был спрятан кулон. Пойду туда прямо сейчас, вдруг в этом доме есть какая-то подсказка!
   А все дело в проклятой секире. Нашел он ее или нет?
   И тут меня осенила догадка. Одна из тех смелых, необоснованных догадок, которые в итоге оказываются верными. Итак, секира находится у некоего черного археолога. На даче ее нет…
   Я вспомнила, как ходила по дому этого археолога, пытаясь уловить, нагреется ли где-нибудь кулон или нет, но он не подал признаков жизни. И сразу после этого мой мозг посетило другое воспоминание: квартира Архиповны, комнатка, похожая на музей. Ребята разглядывают антикварную посуду, а я чувствую, как кулон дает мне понять: в квартире находится что-то весьма нехорошее и опасное и это что-то начинает медленно, капля за каплей, выпивать мою жизнь.
   Тут стоит подумать: раз квартира Архиповны превращена в настоящий музей, половина экспонатов которого явно выкопана из земли, стало быть, кто-то в этой семье занимался археологией. Может быть, сын или зять Архиповны, он же отец ее внука. А находки складировал у старушки. Вот с какими вещами любил возиться внучок, позабыв про бабушку! И если верить моему кулону, там находится что-то крайне опасное. Вдруг это и есть секира!
   С другой стороны, в мире существуют тысячи археологов, «черных» и «белых», и если я нашла одного из них, то не факт, что он тот самый! Ладно, иногородних не считаем, но сколько их в нашем городе? Наверное, много, город-то миллионный. И согласно теории вероятностей…
   К черту теорию вероятностей, срочно туда! Это хоть и небольшой – согласно той же теории вероятностей, – но шанс! Кулон неспроста сработал! Темно уже, правда, да еще и дом… Наташкин. Может, утром?
   Я резко вскочила на ноги. Что за позорные мысли! С моими друзьями беда, а я изображаю кисейную барышню?! Нет уж, надо – значит, надо. Только сначала в заброшенный домик, он ближе.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 89 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать