Назад

Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Оптимизация налогообложения: рекомендации по и уплате налогов

   Перед каждой организацией и каждым физическим лицом стоит задача определения оптимальных объемов налоговых платежей. Как снизить налоговые выплаты, сократив потери для бизнеса и при этом исключив возможность возникновения претензий контролирующих органов? Как правильно распределить денежные средства в бюджете организации, оптимизировать налоговые платежи и уменьшить налоговые риски? Ответы на эти и многие другие вопросы содержатся в настоящем издании.


Ю.М. Лермонтов Оптимизация налогообложения: рекомендации по исчислению и уплате налогов

1. Оптимизация налогообложения

1.1. Общие положения

   Для субъектов хозяйственной деятельности эффективная оптимизация налогообложения так же важна, как и производственная или маркетинговая стратегия, что обусловлено не только возможностью экономии затрат за счет платежей в бюджет, но и обеспечением общей безопасности как самой организации, так и ее должностных лиц.
   Одна из целей организаций и индивидуальных предпринимателей – выработка оптимальных решений в производственной и хозяйственной деятельности, что позволяет осуществлять легальные операции с минимальными налоговыми потерями.
   Оптимизация налогообложения – это система различных схем и методик, позволяющая выбрать оптимальное решение для конкретного случая хозяйственной деятельности организации.
   Правильная оптимизация налогообложения (то есть оптимизация налогообложения, осуществляемая законными методами) и прогнозирование возможных рисков обеспечивают стабильное положение организации на рынке, поскольку позволяют избежать крупных убытков в процессе хозяйственной деятельности.
   Оптимизация налогообложения организации должна осуществляться задолго до начала налоговой проверки, а лучше – до создания организации или регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, поскольку будущая система налогообложения определяется уже при регистрации организации или индивидуального предпринимателя.
   Оптимизация налогообложения способна принести максимальный эффект именно в момент создания организации, поскольку планирование будущей деятельности происходит при условиях, когда еще не сделано ошибок, которые будет трудно исправлять в дальнейшем.
   В то же время, если налогоплательщик устраняется от оптимизации налогообложения при осуществлении своей деятельности, он может понести значительный финансовый ущерб.
   Многие субъекты хозяйственной деятельности не подозревают о том, что система налогового учета построена не оптимально, что ведет к негативным последствиям в их деятельности.
   Ввиду того что законодательная система налогообложения в Российской Федерации очень сложна и нестабильна, налогоплательщику необходимо учитывать правоприменительную и судебную практику, чтобы разобраться во всех аспектах налогообложения.
   С учетом вышеизложенного можно вывести формулу оптимизации налогообложения, под которой понимаются:
   – оптимизация системы налогообложения на начальной стадии бизнеса;
   – планирование и оценка налоговых рисков с учетом разъяснений Минфина России и налоговых органов;
   – сопровождение и анализ сложных сделок с целью планирования и исключения негативных налоговых последствий;
   – оценка хозяйственных договоров с точки зрения налоговых рисков;
   – разработка хозяйственных договоров и прочей документации с целью снижения налоговых рисков;
   – мониторинг действий налоговых органов при проведении налоговой проверки на предмет соблюдения налогового законодательства;
   – профессиональная подготовка возражений по акту налоговой проверки и их защита в налоговых органах;
   – грамотное ведение дел в суде по оспариванию решений налоговых органов с учетом сложившейся судебной практики.
   Процесс работы по созданию и внедрению системы оптимизации налогообложения в уже действующей организации должен, как минимум, включать следующие этапы:
   – проверка бухгалтерского и налогового учета, базы хозяйственных договоров и первичных документов; устранение обнаруженных ошибок; обеспечение необходимого объема и качества первичных документов;
   – разработка собственно системы оптимизации налогообложения, которая может предусматривать разделение функций бизнеса хозяйствующего субъекта между несколькими структурными подразделениями и (или) ликвидацию лишних звеньев бизнес-процессов;
   – обновление и оптимизация договорной базы, внутренних организационных документов организации, создание системы автономного внутреннего контроля; разработка новых форм договорных отношений с контрагентами;
   – разработка необходимых инструментов регулирования равномерности и размеров уплаты налогов для созданной системы оптимизации.
   Ввиду невозможности в одном издании рассмотреть все инструменты оптимизации налогообложения основное внимание автора обращено на особенности налогообложения, позволяющие экономить затраты за счет платежей в бюджет и минимизировать налоговые риски.

1.2. Понятие «налоговое планирование»

   Под стратегическим налоговым планированием понимаются:
   – ознакомление с проектами нормативных правовых актов и прогноз возможных изменений в законодательстве;
   – анализ судебной практики;
   – составление прогнозов налоговых обязательств организации;
   – создание вариантов схем управления финансовыми, документарными, информационными и товарными потоками;
   – создание сетевого графика соответствия исполнения налоговых и финансовых обязательств организации;
   – оценка риска различных финансовых инструментов, проработка вариантов возможных причин резких отклонений от расчетных показателей деятельности организации;
   – прогноз эффективности применяемых инструментов налоговой оптимизации.
   Текущее налоговое планирование может выглядеть следующим образом:
   – еженедельный мониторинг нормативных правовых актов;
   – составление прогнозов налоговых обязательств организации и последствий планируемых сделок;
   – составление графика соответствия исполнения налоговых обязательств и изменения активов организации;
   – прогноз и исследование возможных причин резких отклонений от среднестатистических показателей деятельности организации и налоговых последствий инноваций или проводимой сделки.

1.3. Стадии налогового планирования

   Налоговое планирование можно подразделить на несколько стадий.
   1. Первая стадия представляет собой принятие решения о наиболее выгодном с налоговой точки зрения месте нахождения организации, ее руководящих органов, основных производственных и коммерческих подразделений и т.д.
   Эта стадия налогового планирования особенно касается международных организаций или организаций, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, которые в той или иной степени ориентированы на взаимодействие с иностранными партнерами.
   Для того чтобы эффективно использовать налоговые преимущества, предоставляемые отдельными странами и территориями, необходимо определить тип налоговой юрисдикции. Условно все страны мира можно подразделить на несколько групп.
   Первая группа – классические оффшоры (офшоры), то есть страны, предоставляющие зарегистрированным в них оффшорным компаниям, не ведущим деятельность на их территории, полное освобождение от каких-либо налогов в обмен на небольшой фиксированный ежегодный сбор и не требующие сдачи бухгалтерской отчетности. Наиболее известными из них являются Британские Виргинские острова, Сейшельские острова, Белиз, Маврикий, Невис, Багамские острова, Панама, Кайманы и т.д.
   Вторую группу составляют юрисдикции, где установлены очень низкие или нулевые ставки налогов для определенных типов компаний, но при этом существуют требования о ведении и подаче финансовой отчетности. К таким странам и территориям относятся Гибралтар, Гонконг, Лихтенштейн, Нидерландские Антильские острова.
   Третья группа включает юрисдикции, предоставляющие налоговые льготы при соблюдении определенных условий. Данные юрисдикции используются в большинстве случаев с целью избежания двойного налогообложения. Среди таких стран – Кипр, Нидерланды, США, Великобритания, Швейцария, Люксембург, Швеция.
   2. Вторая стадия (во многом связана с первой стадией и представляет собой первоначальный этап налогового планирования) включает вопросы выбора юридической формы и структуры организации с учетом характера и целей ее деятельности.
   Продолжим рассмотрение международной организации.
   Обычно организации регистрируются в форме международной деловой компании (International Business Company – IBC). Однако это далеко не единственная форма организации юридического лица, которая может использоваться в международном налоговом планировании.
   Помимо IBC, широко используются трасты, например для владения активами и управления ими в пользу назначенного бенефициара, вывода наследственной массы из-под налогообложения и освобождения бенефициара от предоставления (выплаты) обязательной доли родственникам наследодателя.
   Следует отметить, что трасты используются не только в странах англо-саксонской правовой семьи, но и в государствах романо-германской правовой семьи (Швейцария, Панама). Помимо вышеуказанных форм, также используются различные фонды, представляющие собой разновидность некоммерческой организации, близкие по своему смыслу к трастам (Нидерландские Антиллы, Лихтенштейн и др.).
   Существуют также международные компании (International Company), используемые на островах Кука и Западном Самоа.
   Встречаются также такие национальные компании, обладающие особым налоговым статусом, как условно-льготные компании (Qualifying Company) и компании, освобожденные от налогов (Exempt Company), встречающиеся на Гибралтаре.
   3. Третья стадия налогового планирования относится уже к текущему налоговому планированию и охватывает вопросы правильного и полного использования налоговых льгот при определении облагаемого дохода и при исчислении налоговых обязательств.
   Данная стадия касается решения конкретных задач и требует глубокого знания законодательства конкретного региона с тем, чтобы использовать все имеющиеся возможности в отношении структурного подразделения, расположенного в этом регионе.
   Кроме того, на данной стадии тщательно изучается и правоприменительная (судебная) практика конкретного региона, поскольку в любом регионе всегда можно найти установленные региональным или местным законом нормы, которые практически никогда не применяются, и, наоборот, существуют правила, основанные только на частных прецедентах, традиции или на практическом подходе со стороны налоговых органов.
   4. На четвертой стадии решаются вопросы о наиболее рациональном с налоговой точки зрения размещении полученных прибылей и других накоплений, о выборе путей и методов их расходования.
   Во многих случаях правильное размещение полученных прибылей, размещение капиталов, выбор инвестиционной политики могут обеспечить дополнительные налоговые льготы и даже возврат части уплаченных налогов.
   Понятно, что подобное деление является условным. Более точно стадии налогового планирования определяются в каждом конкретном случае.

1.4. Принципы оптимизации налогообложения

   Система оптимизации налогообложения основывается на определенных принципах – основных руководящих началах, среди которых отметим следующие:
   – принцип адекватности затрат.
   Стоимость создания системы оптимизации налогообложения (внутренних затрат организации или расходов на оплату сторонних организаций) не должна превышать суммы уменьшаемых налогов.
   Допустимое соотношение затрат на созданную систему оптимизации налогообложения и ее обслуживание к сумме экономии налоговых издержек имеет индивидуальный порог, который может зависеть и от степени риска, связанного с данной схемой, и от психологических факторов. На практике такой порог составляет 50 – 90 % от размера уменьшаемых налогов. Иными словами, если, например, стоимость конвертации рублевых средств в иностранную валюту превышает 15 %, то многие субъекты хозяйственной деятельности предпочтут уплатить НДС как цену за собственное спокойствие. Следует также помнить и о том, что большинство схем, помимо затрат на создание и обслуживание, требуют и определенных расходов на их ликвидацию. При этом ликвидационные расходы могут значительно превышать первоначальные вложения. Так, например, ни для кого не секрет, что гораздо проще зарегистрировать хозяйственное общество, чем его ликвидировать;
   – принцип юридического соответствия.
   Система оптимизации налогообложения должна быть, бесспорно, легитимной в отношении как отечественного, так и международного законодательства.
   Суть этого принципа, который иногда еще называется тактикой «наименьшего сопротивления», заключается в недопустимости построения схем оптимизации налогообложения, основанных на коллизиях или «пробелах» в нормативных актах. Если отдельные положения законодательства являются спорными и могут трактоваться как в пользу налогоплательщика, так и в пользу государства, имеется вероятность возникновения в будущем судебных разбирательств либо необходимости доработки схемы. Что же касается вопросов, не урегулированных законами («пробелов»), то однажды такие пропуски могут быть «заполнены» законодателем и не всегда так, как хотелось бы коммерческим организациям. Основной риск в этой ситуации связан с тем, что данные незапланированные издержки могут привести к нарушению принципа адекватности затрат;
   – принцип конфиденциальности.
   Доступ к информации о фактическом предназначении и последствиях проводимых трансакций должен быть максимально ограничен.
   На практике это означает, что, во-первых, отдельные исполнители и структурные единицы, участвующие в общей цепи оптимизации налогообложения, не должны представлять себе картину в целом, а могут руководствоваться только определенными инструкциями локального характера. Во-вторых, должностные лица и собственники должны избегать отдавать распоряжения и хранить общие планы с использованием средств личной идентификации (почерк, подписи, печати и т.д.);
   – принцип подконтрольности.
   Достижение желаемых результатов от использования схемы оптимизации налогообложения зависит от хорошо продуманного контроля и существования реальных рычагов воздействия на всех исполнителей и на всех этапах.
   Одной из особенностей большинства структур, занимающихся оптимизацией налогообложения, является неформальность отношений внутренних участников процесса и тех прав и обязательств, которые возникают в связи с договоренностью с внешними контрагентами.
   Решение вопросов безопасности в данных условиях может быть построено на синхронизации тех договорных отношений, которые возникают де-факто с теми, которые оформляются де-юре.
   Наиболее сложным остается достижение рационального соотношения в использовании принципов конфиденциальности и подконтрольности. Данные принципы хотя и действуют в противоположных направлениях, но не являются взаимоисключающими. Напротив, их разумное сочетание представляет собой одну из важнейших составляющих в системе обеспечения безопасности управления запланированным процессом;
   – принцип допустимого сочетания формы и содержания.
   Известны случаи, когда организации, не имеющие на балансе или в аренде основных фондов и состоящие только из директора, «умудрялись» оказывать и транспортные, и полиграфические, и любые другие услуги. При этом заказчики не очень часто интересуются наличием у исполнителя достаточной материально-технической базы для исполнения подписанного соглашения. Их больше интересует «порядок расчетов» и прочие условия.
   Синхронизация юридических и фактических действий важна не только для обеспечения защиты от недобросовестных участников процесса, но имеет также непереоценимое значение и для «отражения» возможных подозрений со стороны проверяющих.
   Это связано, в частности, с существованием в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) таких понятий, как «недействительная сделка», «притворная сделка», «мнимая сделка», «недееспособный гражданин» и т.д., а также с наличием в Уголовном кодексе Российской Федерации статей, посвященных уклонению от налогов, фиктивному предпринимательству, фиктивному банкротству, отмыванию денежных средств и имущества и т.д.;
   – принцип нейтралитета.
   Оптимизация налогообложения должна производиться за счет своих налоговых платежей, а не за счет увеличения отчисления независимых контрагентов.
   Данный принцип можно также назвать принципом взаимовыгодного сотрудничества. Некоторые налоговые платежи устроены по принципу сообщающихся сосудов: увеличение платежей у одного участника договорных отношений приводит к уменьшению платежей у другого, и наоборот: уменьшение налоговой базы у одного контрагента ведет к ее увеличению у второго (НДС, налог на прибыль). Поэтому в данном случае следует принимать во внимание и интересы независимых поставщиков и покупателей;
   – принцип диверсификации.
   Оптимизация бюджетных отчисления как один из видов экономической деятельности, связанный с движением и хранением материальных ценностей, может быть подвержен влиянию различных внешних и внутренних факторов неблагоприятного характера. Это могут быть и постоянные изменения в законодательстве, и просчеты, допущенные в первоначальных планах, и форс-мажорные обстоятельства.
   При этом читателям следует иметь в виду и тот факт, что в связи с последними изменениями, произошедшими в уголовном законодательстве, юридические последствия от развития событий по пессимистичному сценарию имеют значительные различия в зависимости от размеров негативных трансакций;
   – принцип автономности.
   Действия по оптимизации налогообложения должны как можно меньше зависеть от внешних участников.
   На практике обеспечение принципа автономности требует дополнительных затрат, но в то же время обеспечивает повышение безопасности существующей схемы и уменьшение уязвимости со стороны недобросовестных контрагентов.
   Учитывая вышеприведенные принципы, использование «пробелов» и коллизий в законодательстве требует от организации не только сугубо индивидуального подхода, но и является самой рисковой частью оптимизации налогообложения.
   Представляется гораздо более эффективным с точки зрения долгосрочного развития бизнеса построение общей модели оптимизации налогообложения в зависимости от вида деятельности организации и осуществление в соответствии с этой моделью конкретных действий, в том числе по минимизации налогообложения.

1.5. Минимизация налоговых платежей

   Бытует мнение, что оптимизация налогообложения проводится исключительно с целью максимального законного снижения налогового бремени, и поэтому ее часто называют минимизацией налоговых платежей.
   Следует отметить, что оптимизация налогообложения – это более крупная задача, стоящая перед организацией или индивидуальным предпринимателем, чем минимизация налоговых платежей. Понятие «оптимизация налогообложения» намного шире термина «минимизация налоговых платежей»: помимо минимизации уплаты налогов, ее инструментами являются отсрочка уплаты налогов, уменьшение суммы выплачиваемых в бюджет «живых» средств и другие. Все они выгодны с точки зрения налогоплательщика: денежные средства остаются в распоряжении налогоплательщика большее время и дают дополнительную прибыль, не уменьшается сумма оборотных средств (а это особенно актуально, когда их не хватает), что также содействует увеличению прибыли, и т.д.
   Таким образом, оптимизация налогообложения и минимизация налоговых платежей – не одно и то же. Например, для уменьшения налога на прибыль можно искусственно увеличить валовые расходы включением в них расходов на оплату услуг, фактически не предоставлявшихся, в том числе затрат на маркетинговые исследования, проводимые сторонними организациями, и т.д.
   Для того чтобы уяснить сущность минимизации налоговых платежей, проанализируем такой параметр, как срок уплаты налогов. Существуют методы передвижения срока уплаты некоторых налогов на определенный период времени (без штрафных санкций). При этом уменьшения размера налогов не происходит, но с позиций финансового менеджмента имеется положительный результат: средства остались в обороте и, следовательно, принесли дополнительную прибыль.
   С этих же позиций можно подойти к исследованию вопроса о штрафных санкциях за неуплату налогов в установленный срок. С точки зрения оптимизации налогообложения к вышеупомянутым штрафным санкциям надо относиться так же, как к любым другим платежам, то есть рассматривать их в разрезе выгоды.
   Например, организация использует заемные средства. Если плата за кредиты меньше штрафных санкций, то разумно уплачивать налоги в срок. В противном случае выгодно задержать уплату налогов, но взять большие кредиты. Результат в общем будет следствием действия организации по оптимизации налогообложения, который в конкретный период времени позволит минимизировать налоговые платежи.
   Решение вопроса о том, что выгоднее: заплатить меньше, но раньше или больше, но позже, – станет результатом оптимизации налогообложения.
   Следует учитывать, что цель минимизации налоговых платежей – не противодействие фискальной системе государства, влекущее применение налоговых санкций или мер уголовной ответственности, а именно легальное высвобождение активов для дальнейшего их использования в экономической деятельности, которые позволяют налогоплательщику правомерно избегать или в определенной степени уменьшать его обязательные выплаты в бюджет, производимые им в виде налогов, сборов, пошлин и других платежей и, следовательно, не влекут неблагоприятных последствий для налогоплательщика.

1.6. Международное налоговое планирование

   С целью оптимизации налогообложения налогоплательщики часто используют возможности международного налогового планирования. Иными словами, они применяют схемы и инструменты, снижающие налоговые потери при проведении международных инвестиционных и финансовых операций. Механизм международного налогового планирования заключается в создании оффшорных либо оншорных убежищ капитала, переводе капиталов и доходов по оптимальным налоговым маршрутам, использовании трансфертных (внутренних) цен во внутрифирменных поставках и связях. Главным инструментом международного налогового планирования является создание за рубежом оффшорных, льготных и других специализированных компаний, предназначенных для снижения налоговых потерь.
   Оффшор представляет собой формальную регистрацию организации в так называемой оффшорной зоне, то есть в стране, где существенно снижены (или отсутствуют) налоги на предпринимательскую деятельность нерезидентов. Низкое налогообложение нерезидентов характерно для нескольких стран, и у субъектов хозяйственной деятельности всегда имеется возможность выбрать оптимальный с точки зрения налогового планирования вариант.
   Данный вид оптимизации налогообложения широко применяется во всем мире, количество зарубежных компаний, «выставленных на продажу» в качестве потенциального оффшора, увеличивается с каждым годом.
   Зарегистрировать оффшорную компанию гораздо легче и выгодней, чем открыть представительство фирмы в другой стране. При этом открытие представительства фирмы, как правило, не освобождает ее от уплаты налогов, в то время как оффшор позволяет не уплачивать налог на прибыль и заметно уменьшить уплату единого социального налога и налога на доходы физических лиц.
   Использование международными торговыми организациями в сделках оффшорных и оншорных компаний обусловлено тем, что доходы, получаемые от них, при покупке товаров в одной стране и продаже в другой, накапливаются в оффшорной компании, которая освобождена от налогообложения по месту регистрации.
   Перевод средств в юрисдикции с низкими налогами позволяет организации, зарегистрированной в юрисдикции с высокими налогами, компенсировать торговые убытки через компании, организованные в юрисдикции с низкими налогами. Иными словами, налогоплательщик выбирает юрисдикцию с возможностями, соответствующими использованию организации, а не наоборот.
   Таким образом, одним из наиболее эффективных и практичных способов обеспечить снижение налоговых выплат является регистрация или приобретение оффшорной компании.
   Очень часто оффшорные компании выступают в качестве финансовых центров, позволяя сделать инвестиционную политику компании более гибкой и защищенной. Чтобы обеспечить высокий уровень надежности оффшора, компании нередко применяют оффшорные счета. Счет в иностранном банке для нерезидента означает полную конфиденциальность и оперативность при управлении денежными средствами. Оффшорные счета позволяют оперировать валютой, что немаловажно в случае международного делопроизводства.
   Оффшорная компания может открыть расчетные счета в нескольких банках по всему миру, что также является одним из преимуществ данного инструмента налогового планирования.

1.7. Законность оптимизации налогообложения

   Вопрос о законности налоговой оптимизации становится все более актуальным. Для его решения прежде всего следует выделить критерии законности.
   Сразу же оговорим, что в законодательстве Российской Федерации отсутствует понятие «оптимизация налогообложения». Законодательством не предусмотрены правила, которые бы устанавливали пределы дозволенного при оптимизации налогообложения, что дает основание некоторым налогоплательщикам делать вывод: все, что Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ) не запрещено, – разрешено. Но судебная практика не подтверждает данную позицию.
   Если проанализировать судебные споры по налоговым вопросам, а также разъяснительные письма официальных органов, можно выделить четыре основных принципа, соблюдать которые при налоговом планировании необходимо каждой организации для обеспечения налоговой безопасности:
   – принцип добросовестности налогоплательщика;
   – требование наличия деловой цели;
   – принцип преимущества экономического смысла над юридической формой;
   – требование реальности экономической деятельности.
   Рассмотрим каждый принцип отдельно.
   Добросовестность налогоплательщика. Формальное соблюдение законодательства вовсе автоматически не означает, что действия налогоплательщика являются добросовестными. Недобросовестные действия налогоплательщика, если даже они формально соответствуют закону, не могут быть признаны законными.
   Термин «добросовестность/недобросовестность» налогоплательщика начал широко использоваться при разрешении налоговых споров после его применения Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 25.07.2001 № 138-О «По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”» при разрешении дела об уплате налогов через так называемые проблемные банки.
   Конституционный Суд Российской Федерации сделал вывод, что если налогоплательщик намеренно создавал схему расчетов через проблемные банки, заведомо зная, что деньги в бюджет не поступят, то он являлся недобросовестным и его обязанность по уплате налога в бюджет не могла считаться исполненной даже несмотря на то, что он формально исполнил требование закона и направил платежное поручение в банк (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.08.2006 № А29-12985/2005а).
   В судебной практике принцип добросовестности был развит и широко использовался судами как инструмент для защиты государства от незаконного получения налоговых преимуществ.
   Приведем еще характерные ситуации, поясняющие этот принцип.
   Пример.
   Компания приобретает товар у фирмы-«однодневки» (не подающей отчетность и не уплачивающей налоги) и принимает к вычету НДС в цене приобретенных товаров. Фактически контроль над фирмой-«однодневкой» осуществлялся самой компанией. Согласно позиции арбитражного суда такой налогоплательщик являлся недобросовестным, так как он заведомо знал о неисполнении обязанностей налогоплательщика его контрагентом, а принятие им к вычету НДС считалось неправомерным (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 № А79-9108/2005).
   Встречаются ситуации, при которых организации приобретают товары у фирм-«однодневок», но доказать взаимозависимость налогоплательщика – покупателя товаров фирмы-«однодневки» – поставщика формально нельзя. В таких случаях имеется одна особенность: если фирмами-«однодневками» является большинство контрагентов налогоплательщика, то суды нередко признают последнего недобросовестным. Разве может у нормальной организации, работающей на реальном рынке, большинство контрагентов являться фирмами, не сдающими отчетность и зарегистрированными на лиц без определенного места жительства? Суды считают, что нет (см. постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2006 № Ф08-2921/2006-1225А и ФАС Уральского округа от 15.02.2006 № Ф09-1541/05-АК).
   Суд, оценивая действия налогоплательщика с точки зрения его добросовестности, обязан исходить из совокупности всех обстоятельств, их объективного указания на злоупотребление налогоплательщиком своими правами, например правом на возмещение НДС, создание схемы, направленной на уклонение от уплаты налога одними участниками сделки и получение НДС из бюджета другими.
   Пример.
   Основанием для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов послужил вывод налогового органа о том, что деятельность индивидуального предпринимателя была направлена на неправомерное получение денежных средств из бюджета. Из содержания сделки по поставке товара усматривалось умышленное совершение сторонами сделки только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, с единственной целью изъятия средств из федерального бюджета путем необоснованного возмещения НДС.
   В соответствии с действующим законодательством отказ в удовлетворении заявленных требований налогоплательщиков-экспортеров о возмещении уплаченного НДС, предъявляемых с соблюдением порядка, определенного ст. 165 НК РФ, возможен в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица. При этом по правилам судопроизводства доказывать недобросовестность налогоплательщика обязан налоговый орган.
   Представление полного комплекта документов, соответствующих требованиям ст. 165 НК РФ, и подтверждение налогоплательщику налоговой ставки в размере 0 % по экспортной операции не влекут автоматического возмещения тому же налогоплательщику НДС, уплаченного им поставщикам. Положения ст. 176 НК РФ находятся во взаимосвязи со ст. 171 и 172 настоящего Кодекса и предполагают возможность возмещения НДС из федерального бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций с товарами, в отношении которых заявлено возмещение.
   Поскольку невозможность проверки условий формирования налоговых вычетов, определения производителей зерна и участников его перепродажи возникла исключительно вследствие действий самого налогоплательщика, суд признал его недобросовестным и в удовлетворении требования о признании недействительным оспариваемого им решения налогового органа отказал.
   (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.12.2007 № Ф08-7961/07-2992А)
   Концепция экономической целесообразности, или деловой цели. Данный принцип означает, что если действия налогоплательщика не имеют так называемой деловой цели, а ставят основной задачей только создание налоговых выгод, то действия налогоплательщика могут быть признаны незаконными (а в налоговых выгодах – отказано).
   Для иллюстрации данной концепции приведем пример, когда организация перевела большинство своего персонала в отдельную, специально созданную компанию, применяющую упрощенную систему налогообложения, и использовала в дальнейшем его по договору найма персонала (часто встречающаяся схема снижения единого социального налога). При этом единственной экономической причиной перевода являлось желание организации оптимизировать налогообложение. Очевидно, что в такой ситуации правомерно решение налогового органа о доначислении налогоплательщику налогов, которые были сэкономлены при переходе на данную схему.
   В другом случае суд признал применение подобной схемы незаконным, но по другим основаниям: привлечение аутсорсера (компании, в которую был переведен персонал налогоплательщика и которая предоставляла налогоплательщику работников по договору найма персонала) не привело к реальному сокращению издержек производства или увеличению прибыли налогоплательщика, а наоборот, использование того же персонала стало стоить дороже, прибыль организации значительно уменьшилась [см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2006, 10.07.2006 № Ф04-3725/2005(23668-А46-26)].
   Концепция преимущества экономического содержания перед юридической формой. Налоговые последствия определяются не юридической формой, а экономической сущностью действий и деловой целью участников.
   Так, налогоплательщик не стал заключать с покупателем договор купли-продажи основных средств, а внес их в качестве вклада в уставный капитал созданной им дочерней организации. Затем налогоплательщик продал основные средства, оформив сделку как продажу доли в уставном капитале вновь созданной организации. В результате собственником имущества стала организация-покупатель, а налогоплательщик-продавец сэкономил НДС (при уступке доли в уставном капитале НДС не уплачивается; если же товар был бы продан по договору купли-продажи, НДС со стоимости товара необходимо было бы уплатить).
   Несмотря на то что налогоплательщик прямо не нарушил в данном случае нормы законодательства, налоговый орган наверняка при проверке доначислит налогоплательщику НДС, пени и наложит штраф.
   Другой пример, иллюстрирующий данный принцип: организация заключала договора займа с другой организацией и с заемных средств не уплачивала НДС. В счет погашения этого займа организация поставляла свою продукцию займодателю.
   При налоговой проверке займополучателя налоговые органы посчитают займы предоплатой за продукцию и доначислят НДС с полученных авансов (займов), так как деловая цель у налогоплательщика была не получение и предоставление займа, а получение продукции. Заем следует в данном случае рассматривать как аванс в счет поставляемой продукции, и с него необходимо уплачивать НДС.
   Требование реальности экономической деятельности. Схемы налогового планирования являются законными только при отражении в налоговой отчетности реальных хозяйственных операций.
   Пример.
   Общество передало функции единоличного исполнительного органа (руководителя, генерального директора) управляющей компании и уменьшало налог на прибыль на расходы по оплате услуг управляющей компании. При этом, как было установлено налоговой проверкой, фактическое управление компании осуществлялось самим обществом, без реального участия управляющей компании. Об этом свидетельствовали территориальная удаленность управляющей компании, фактическая передача бывшему генеральному директору, переведенному на другую должность, всего оперативного руководства компанией; отсутствие изменений в штатном расписании: все работники аппарата управления остались на своих местах, функции их не поменялись. Данные факты послужили суду основанием для выражения сомнений в экономической оправданности затрат на оплату услуг по управлению юридическим лицом [см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.08.2006 № Ф04-5188/2006(25457-А27-33)].
   До недавнего времени критерии законности налогового планирования не были зафиксированы в каком-либо официальном документе. Подходы судов при оценке законности действий налогоплательщика были самими различными и порой противоречили друг другу.
   В этой связи знaковым можно назвать постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53), которое содержит разъяснения, обязательные для всех арбитражных судов. Основу этого Постановления составляют определения понятия «необоснованная налоговая выгода» и перечень критериев, по которым налоговая выгода может быть признана необоснованной. Еще одним важным элементом Постановления № 53 являются предусмотренные им гарантии интересов добросовестного налогоплательщика.

1.8. Постановление № 53 и учет его требований при оптимизации налогообложения

   Постановление № 53 закрепило судебную практику разрешения налоговых споров и установило, что такая практика исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.
   В соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.
   По смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ и положений определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-О в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Это означает, что правовой защитой пользуются налогоплательщики, которые в полном объеме исполняют свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов, а также по соблюдению необходимых условий предоставления налоговых вычетов.
   Лица, недобросовестно выполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики. Нарушение этими лицами требований закона предполагает возложение на них неблагоприятных правовых последствий такого неправомерного поведения.
   Предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, – достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
   С учетом вышеприведенного в случае указания налоговым органом на экономическую неоправданность расходов налогоплательщика или на неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в представленных им документах, обязанность доказывания существования этих обстоятельств возлагается на налоговый орган (см. постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2007 № 2236/07).
   В свою очередь, эти доказательства, так же как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 171 АПК РФ (см. определение ВАС РФ от 07.06.2007 № 3355/07).
   Данный подход активно применяется на практике.
   Пример.
   Суть дела.
   Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика в том числе по вопросам правильности исчисления, уплаты и перечисления налога на прибыль, НДС, по результатам которой составил акт и принял решение о начислении пеней за несвоевременное перечисление НДС и предложил уменьшить сумму налоговых вычетов по данному налогу.
   По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно применил налоговые вычеты по НДС, так как целью совершенных обществом сделок было получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку оплата приобретенного оборудования осуществлялась частично заемными средствами.
   Считая, что решение налогового органа не соответствовало нормам законодательства о налогах и сборах и нарушало его права, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
   Позиция суда.
   Согласно ст. 171 НК РФ налогоплательщик имел право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежали суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса.
   Заявленная сумма налогового вычета образовалась в результате заключения налогоплательщиком с продавцом договора купли-продажи оборудования.
   Оплата приобретенного оборудования была осуществлена налогоплательщиком частично за счет собственных средств, а также заемных средств, полученных им по договорам займа, заключенным с индивидуальным предпринимателем.
   Передача от продавца к покупателю оборудования была произведена по соответствующим актам; оборудование было принято и оприходовано обществом в установленном порядке; впоследствии оно было передано по актам приема-передачи в лизинг.
   По договорам финансовой аренды (лизинга) налогоплательщик передал данное оборудование лизингополучателю, а затем в связи с его реорганизацией – другому лизингополучателю.
   Соответствующие операции были учтены налогоплательщиком в бухгалтерском учете по правилам, установленным в Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н.
   Основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам, являются их производственное назначение, фактическое наличие, учет и оплата.
   В данном случае налогоплательщик приобрел имущество для осуществления операций, облагаемых НДС (передача имущества в лизинг). Соответствовавшие расходы были оплачены налогоплательщиком денежными средствами в полном размере.
   Кроме того, уплата НДС в бюджет продавцом подтверждалась налоговой отчетностью этого хозяйствующего субъекта и не оспаривалась налоговым органом.
   Таким образом, налогоплательщиком был соблюден порядок применения налоговых вычетов по НДС, установленный п. 1 ст. 172 НК РФ.
   Глава 21 НК РФ не содержит запрета на использование заемных средств при оплате поставщикам сумм НДС. Кроме того, использование заемных средств является предусмотренной действующим законодательством спецификой лизинговых операций {ст. 4 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» [далее – Закон о финансовой аренде (лизинге)]}.
   Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой.
   Налоговый орган не представил таких доказательств.
   С учетом вышеназванных обстоятельств, а также положений п. 1 и 9 Постановления № 53 суд отклонил доводы налогового органа о взаимозависимости участников сделок, свидетельствовавшей о наличии между участниками финансово-хозяйственных операций договоренности, направленной на создание условий, позволявших получить заявителю необоснованную налоговую выгоду, поскольку данные обстоятельства не нашли своего подтверждения.
   (см. постановление ФАС Уральского округа от 10.01.2008 № Ф09-10873/07-С2)
   В п. 3 Постановления № 53 установлены случаи, когда налоговая выгода может быть признана необоснованной: если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
   Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 08.04.2004 № 169-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью “Пром Лайн” на нарушение конституционности прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Определение № 169-О) указал, что если оплата начисленных поставщикам сумм налога осуществляется с помощью имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг), полученного налогоплательщиком по договору займа, то, несмотря на факт отчуждения налогоплательщиком-заемщиком в уплату начисленных поставщиками сумм налога заемного имущества (в том числе заемных денежных средств и заемных ценных бумаг), передача имущества начинает отвечать обязательному признаку, позволяющему принимать начисленные суммы налога к вычету, а именно признаку реальности затрат, только в момент исполнения налогоплательщиком своей обязанности по возврату суммы займа.
   При этом Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.11.2004 № 324-О «По ходатайству Российского союза промышленников и предпринимателей (работодателей) об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 года № 169-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью “Пром Лайн” на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Определение № 324-О) также разъяснил, что случай оплаты приобретенных товаров за счет заемных денежных средств не был предметом рассмотрения в Определении № 169-О, а был приведен в нем в качестве возможного примера той сферы, где заключаются сделки, не имеющие разумной экономической цели. Во всех подобных ситуациях налоговые органы и арбитражные суды вправе удостовериться в наличии или отсутствии злоупотребления субъективными правами.
   Вышеуказанные положения развиты в п. 9 Постановления № 53, согласно которому обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.д.) или от эффективности использования капитала.
   Пример.
   Суд признал, что заключенные обществом сделки купли-продажи векселей и факторинга не были обусловлены целями делового характера и были направлены на необоснованное увеличение вычетов при исчислении налога на прибыль и НДС.
   При этом суд исходил из того, что у общества отсутствовала необходимость привлечения денежных средств от банка и заключения договоров факторинга, поскольку сроки исполнения покупателями обязательств по оплате векселей наступали в пределах сроков расчетов общества по договорам с продавцом векселей и покупатели по письму налогоплательщика своевременно перечислили денежные средства банку.
   Действия участников сделок купли-продажи векселей и факторинга были согласованы, так как были проведены в течение 1 – 3 дней с осуществлением транзитных платежей через счета, открытые в одном банке, являвшемся стороной в договорах факторинга.
   Заключение договоров факторинга повлекло для общества убыточность операций по приобретению и продаже векселей с учетом того, что размер выплаченного комиссионного вознаграждения банку превышал доход от реализации приобретенных ценных бумаг.
   При этом суд указал, что доход от сделок с векселями с учетом размера комиссионного вознаграждения, уплаченного банку по договору факторинга, составил 20 000 руб., то есть рентабельность данной операции была менее 1 % при средней норме прибыли общества от обычной деятельности 15 %. Данный доход не превышал затраты общества по осуществлению этих операций, в том числе на проезд и проживание должностного лица общества, заключавшего данные договоры в г. Москве.
   Кроме того, согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
   По смыслу данной нормы встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусмотрена обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.
   Согласно п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшать общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на суммы налоговых вычетов, которым подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также товаров, приобретаемых для перепродажи.
   На основании подпункта 12 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит обложению НДС (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации ценных бумаг и инструментов срочных сделок (включая форвардные, фьючерсные контракты, опционы).
   Таким образом, суд признал, что применение в данном случае вычета по НДС с сумм, уплаченных банку в составе комиссионного вознаграждения по договору факторинга, противоречило требованиям ст. 149, 171 НК РФ, так как исполнение банком обязательств по договору факторинга связано с осуществлением обществом операций по купле-продаже векселей, которые не подлежат обложению НДС.
   (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.05.2007 № А78-3112/06-С2-17/149-04АП-161/06-Ф02-2849/07)

   Пример.
   Обстоятельства дела о передаче обществом в аренду как нежилых помещений, так и игровых автоматов, несоразмерность понесенных в этой связи расходов, в том числе от передачи в аренду нежилых помещений, немотивированные расходы по заработной плате персонала общества, которые не обусловлены целями делового характера, позволили суду согласиться с обоснованием налоговым органом правомерности доначисления обществу налога как плательщику налога на игорный бизнес.
   (см. постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.03.2007, 09.03.2007 № Ф03-А04/07-2/231)
   В соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ суд должен рассмотреть юридически значимые для дела факты, доводы и доказательства не в отдельности, а исследовать и оценить их в совокупности достаточности и взаимной связи (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О и от 04.06.2007 № 366-О-П).
   Согласно п. 4, 5 Постановления № 53 фактическим обстоятельством, достаточным для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, является применение налогового вычета по НДС вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
   Данное обстоятельство может быть установлено при наличии одного из следующих обстоятельств:
   – невозможность реального осуществления налогоплательщиком вышеуказанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
   – отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
   – учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
   – совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
   Пример.
   Исследовав материалы дела, в том числе товарно-транспортные накладные, товарные накладные, договоры, счета-фактуры, платежные поручения, соглашения о зачете, арбитражный суд пришел к выводу о реальности сделок с контрагентом, которые носили длящийся характер.
   Арбитражным судом было установлено, что налогоплательщик запросил при заключении договора поставки молока с поставщиком документы, определявшие гражданско-правовую правоспособность поставщика, в том числе свидетельство о государственной регистрации юридического лица, свидетельство о постановке юридического лица в налоговом органе по месту нахождения на территории Российской Федерации, устав, приказ о назначении директора организации, то есть налогоплательщик при заключении договора проявил разумную осмотрительность.
   Вопреки требованиям части 1 ст. 65, части 5 ст. 200 АПК РФ налоговый орган не представил каких-либо доказательств того, что поставщик не поменял руководителя, а только подтвердил, что сведения о смене руководителя общества не были внесены в государственный реестр. Таким образом, налоговый орган в нарушение вышеназванных статей АПК РФ не доказал, что первичные документы со стороны поставщика подписаны неуполномоченным лицом. Он также не доказал взаимозависимость налогоплательщика с поставщиком и его контрагентами.
   Непредставление бухгалтерской и налоговой отчетности, неуплата налога поставщиком налогоплательщика не являются безусловным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
   (см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.01.2008 № Ф04-609/2008(1311-А03-34)

   Пример.
   По результатам встречной проверки налоговым органом был установлен факт невыполнения безусловной обязанности поставщика уплатить НДС в бюджет в денежной форме. Данный факт подтверждался тем, что поставщик представил в налоговый орган последнюю отчетность за II квартал 2004 года, тогда как в представленных налогоплательщиком документах была отражена поставка зерновых культур начиная с августа 2004 года, то есть в периоде, когда поставщик перестал представлять отчетность. Счета-фактуры на поставку зерна были подписаны неустановленным лицом, требование, направленное налоговым органом на домашний адрес руководителя поставщика, вернулось в налоговый орган с отметкой «жилого дома по данному адресу нет».
   Таким образом, отсутствовали доказательства реальности торговых операций, и можно было сделать вывод, что оплата приобретенной продукции была осуществлена налогоплательщиком векселями только для создания видимости расчетов за товары.
   Проведенные контрольные мероприятия доказывали недобросовестность налогоплательщика. Об этом свидетельствовала совокупность фактов, а именно отсутствие доказательств реального осуществления хозяйственных операций и осуществления сделок с реальными товарами, был установлен факт невыполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет в денежной форме, оплата налогоплательщиком за товары была осуществлена векселями для создания видимости расчетов, векселя всех контрагентов обналичивались одними и теми же физическими лицами ранее, чем данные векселя были переданы контрагентам в оплату за товары, контрагенты отсутствовали по юридическим адресам, руководители данных организаций по адресам, указанным в учредительных документах, не проживали.
   Налогоплательщик, претендовавший на возмещение соответствующих сумм НДС из бюджета, был обязан доказать правомерность своих требований. Уплата сумм НДС поставщику при расчете за приобретенные товары являлась налоговой обязанностью налогоплательщика. Документы, на которые ссылался налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны были отвечать предъявленным требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.
   Налогоплательщик не выполнил установленные налоговым законодательством требования, позволявшие ему на законных основаниях и в установленном порядке получить право на уменьшение общей суммы НДС, исчисленной в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные законом налоговые вычеты.
   Следовательно, недобросовестность налогоплательщика была очевидной, в связи с чем отказ в возмещении НДС, по мнению суда, был правомерен.
   (см. постановление ФАС Поволжского округа от 15.01.2008 № А57-4525/07)
   В п. 5 Постановления № 53 установлено, что о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии определенных вышеуказанным Постановлением обстоятельств.
   К таким обстоятельствам Пленум ВАС РФ относит, в частности, невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
   Пример.
   Суть дела.
   Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, в ходе которой он выявил нарушения по исчислению и уплате в бюджет НДС. Результаты проверки были отражены в акте. На основании материалов проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, в соответствии с которым доначислил ему суммы НДС, начислил пени и штрафы согласно п. 1 ст. 122 НК РФ.
   Налогоплательщик, не согласившись с решением налогового органа, обратился в арбитражный суд.
   Позиция суда.
   В соответствии с п. 4 и 5 Постановления № 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии невозможности реального осуществления налогоплательщиком вышеуказанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
   Как было установлено судом и следовало из материалов дела, между налогоплательщиком и контрагентом был заключен договор купли-продажи транспортных средств. Товар был принят по товарной накладной, продавцом был выставлен счет-фактура. Оплата была произведена платежными поручениями, была также зачтена переплата с ранее заключенного договора.
   По договору с налогоплательщиком субподрядчик выполнил работы по реконструкции имущества. Оплата была произведена платежными поручениями, и также была зачтена переплата с ранее заключенного договора.
   По другому договору между налогоплательщиком и тем же субподрядчиком были выполнены работы по реконструкции корпусов элеватора. Оплата была произведена платежным поручением. Приемка работ была произведена по актам и трем счетам-фактурам.
   По третьему договору между налогоплательщиком и тем же субподрядчиком были выполнены работы по реконструкции еще одного элеватора. Приемка работ была произведена по акту, подрядчик выставил счет-фактуру, налогоплательщик оплатил работы платежными поручениями.
   По четвертому договору между теми же сторонами была произведена покупка оборудования. Приемка товара была оформлена товарной накладной. Счет-фактура был оплачен платежным поручением.
   По договору, заключенному между обществом и другим субподрядчиком, были выполнены работы по реконструкции элеватора. Приемка работ была произведена по акту. Счет-фактура был оплачен налогоплательщиком платежным поручением.
   По еще одному договору между теми же сторонами были выполнены работы по реконструкции корпусов еще одного элеватора. Приемка работ была произведена по актам. Счета-фактуры были оплачены платежным поручением.
   Судом было установлено несоответствие счетов-фактур требованиям ст. 169 НК РФ, а также то, что поставщики работ (услуг) (первый и второй субподрядчики) являлись недобросовестными налогоплательщиками.
   Кроме того, у субподрядчиков отсутствовали лицензии на осуществление деятельности по строительству зданий и сооружений.
   Предметом по вышеуказанным договорам подряда и субподряда были работы по реконструкции корпусов элеваторов и складов.
   В соответствии со ст. 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации осуществление строительства, реконструкции объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности таких объектов, регулируются настоящим Кодексом, другими федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
   Строительство, реконструкция, капитальный ремонт объектов капитального строительства могут осуществляться физическими и юридическими лицами, которые соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации, предъявляемым к лицам, осуществляющим строительство.
   Согласно ст. 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации проектная документация представляет собой документацию, содержащую материалы в текстовой форме и в виде карт (схем) и определяющую архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения строительства, реконструкции объектов капитального строительства, их частей, капитального ремонта, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности объектов капитального строительства.
   Для осуществления строительных работ по реконструкции элеваторов необходимо наличие соответствующей лицензии, материально-технической базы, специальных транспортных средств и техники, квалифицированных работников. Следовательно, вышеуказанные субподрядчики не могли произвести вышеприведенные работы для налогоплательщика. При этом налогоплательщик не представил доказательств фактического выполнения работ по реконструкции корпусов элеваторов и складов, в том числе проектно-сметной документации, соответствующих разрешений.
   Налогоплательщик также не представил справки о стоимости выполненных работ и затрат по форме № КС-3, которые представляются субподрядчиком генподрядчику. Акты о приемке выполненных работ не соответствовали форме № КС-2 и альбому унифицированных форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ, утвержденных постановлением Госкомстата России от 11.11.1999 № 100, в связи с чем они не были приняты в качестве надлежащих доказательств, подтверждавших выполнение подрядных работ субподрядчиками.
   Таким образом, суд, исследовав и оценив представленные доказательства в их совокупности и учитывая положения п. 4 и 5 Постановления № 53, пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований налогоплательщика и признании недействительным оспариваемого решения налогового органа.
   (см. постановление ФАС Поволжского округа от 04.12.2007 № А55-4371/07-3)
   О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
   – отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
   – учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
   – совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
   Судебная практика также указывает, что обстоятельства, приведенные в п. 5 Постановления № 53, сами по себе не могут служить основанием для признания выгоды необоснованной.
   Пример.
   Одним из оснований для отказа налогоплательщику в возмещении НДС, уплаченного поставщику, послужил довод налогового органа о факте совпадения дат передачи одного и того же товара от третьих лиц, находившихся на территории разных регионов Российской Федерации, в адрес налогоплательщика и контрагента, что стало причиной сомнений в реальности проведенных налогоплательщиком соответствующих хозяйственных операций. Суд разъяснил, что сами по себе вышеуказанные обстоятельства не могли служить основанием для отказа в возмещении НДС из бюджета.
   (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.02.2007 № А19-18652/06-30-Ф02-202/07-С1)

   Пример.
   Отсутствие у налогоплательщика собственных транспортных средств и технического персонала не свидетельствовало о невозможности осуществления им операций, связанных с импортом товара, и о неправомерности предъявления им НДС к возмещению из бюджета, поскольку таможенное оформление груза и получение комплекта разрешительных документов осуществлялись компаниями, с которыми налогоплательщик заключил соответствующие договоры, а вывоз импортированного товара производился силами российского покупателя и за его счет.
   (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.05.2007 № А56-21963/2006)
   Постановлением № 53 также указаны обстоятельства, которые сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности с четырьмя указанными выше, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. К ним относятся:
   – создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
   – взаимозависимость участников сделок;
   – неритмичный характер хозяйственных операций;
   – нарушение налогового законодательства в прошлом;
   – разовый характер операции;
   – осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
   – осуществление расчетов с использованием одного банка;
   – осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
   – использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
   У налогоплательщиков может возникнуть вопрос: признается ли необоснованной налоговая выгода, обусловленная вычетом сумм НДС по приобретенному имуществу, в случае заключения договора лизинга, предметом которого является вышеуказанное имущество, между взаимозависимыми лицами?
   Передача имущества по договору лизинга является передачей арендных прав, а следовательно, данная операция является объектом обложения НДС.
   В соответствии с п. 1 ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.
   Согласно п. 2 ст. 20 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным п. 1 ст. 20 настоящего Кодекса, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).
   Согласно постановлению ФАС Московского округа от 12.01.2007, 19.01.2007 № КА-А40/13184-06 факт, что организации являются взаимозависимыми лицами, не свидетельствует о том, что отношения между ними влияют на результаты их финансовой деятельности. Факт влияния отношений взаимозависимых лиц на результаты их финансовой деятельности налоговым органом в данном деле не был доказан, хотя эта обязанность и возлагалась на него. Ведение расчетов организаций в одном и том же банке законом не запрещено. Кроме того, в соответствии с п. 6 Постановления № 53 взаимозависимость участников сделок и осуществление расчетов с использованием одного банка не могут сами по себе служить основаниями для признания налоговой выгоды необоснованной. Ссылка налогового органа на невозможность проведения встречных проверок также проверялась судами и была признана недостаточной для отказа заявителю в применении вычетов. По требованию налогового органа заявитель представил договоры, книги покупок и продаж, счета-фактуры, кредитный договор, платежные поручения, банковские выписки, оценив которые суды обоснованно пришли к выводу, что общество имело право на применение налоговых вычетов.
   Таким образом, правомерность обоснованности налоговой выгоды, обусловленной вычетом сумм НДС по приобретенному имуществу, в случае заключения договора лизинга, предметом которого являлось вышеуказанное имущество, между взаимозависимыми лицами налогоплательщику придется доказывать в суде.
   Данные выводы применимы и в отношении ситуаций, перечисленных в п. 6 Постановления № 53.
   Таким образом, проведенная налогоплательщиками оптимизация налогообложения с использованием методов и ситуаций, приведенных в Постановлении № 53, не была законным избежанием от налогов.
   Пунктом 10 Постановления № 53 разъяснено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
   В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» впервые упоминаются такие качества участника экономических правоотношений, как добрая воля, разумная осмотрительность и осторожность.
   По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, конституционные принципы свободы экономической деятельности и свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств предполагают наличие надлежащих гарантий стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота, которые не противоречили бы индивидуальным, коллективным и публичным правам и законным интересам его участников. Поэтому, осуществляя в соответствии со ст. 71 (п. «в» и «о») и 76 Конституции Российской Федерации регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности и других вещных прав, договорных и иных обязательств, оснований и последствий недействительности сделок, законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота.
   Исходя из положений вышеизложенных норм должная осмотрительность и осторожность налогоплательщика как участника экономических отношений гарантирует осуществление в отношении его правовой защиты.
   Понять критерий «должная осмотрительность и осторожность» помогает судебная практика. Так, ВАС РФ в определении от 21.12.2007 № 17389/07 признал правомерными решения судов нижестоящих инстанций о соблюдении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности в процессе осуществления им деятельности.
   ВАС РФ пришел к данному выводу на основании следующих обстоятельств:
   – налогоплательщик при заключении сделок проявил надлежащую осмотрительность: потребовал от поставщиков предоставления информации о постановке на налоговый учет, систематичности уплаты НДС в бюджет с доходов, полученных от реализации товаров (в данном случае пиломатериалов);
   – налоговый орган не представил доказательств, подтверждавших наличие у налогоплательщика умысла на создание благоприятных налоговых последствий и каких-либо особых взаимоотношений с поставщиками или субпоставщиками, направленных на создание цепочки предприятий, уклонявшихся от уплаты налогов;
   – налогоплательщик совершал операции с реальными, имевшими действительную стоимость товарами, приобретенными на внутреннем рынке и вывезенными на экспорт за пределы Российской Федерации. При этом поставщики первого звена представили налоговому органу документы, подтверждавшие поступление от общества выручки за поставленные товары и уплату НДС в бюджет.

2. Налог на прибыль

2.1. Общие положения

   В соответствии со ст. 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком.
   При этом согласно ст. 248 НК РФ плательщиками налога на прибыль признаются российские организации, а также иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации.
   Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.
   Прибылью для иностранных организаций, осуществляющих деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, признаются полученные через эти постоянные представительства доходы, уменьшенные на величину произведенных этими постоянными представительствами расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.
   Прибылью для иных иностранных организаций признаются доходы, полученные от источников в Российской Федерации.
   Таким образом, для всех налогоплательщиков, за исключением иностранных организаций, не осуществляющих деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, но получающих доходы от источников в Российской Федерации, большое значение при определении налоговой базы по налогу на прибыль имеет правильный учет расходов.
   В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).
   Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ для признания для целей налогообложения прибыли расходы должны быть:
   – обоснованными;
   – документально подтвержденными;
   – связанными с деятельностью, направленной на получение дохода.
   Несоблюдение какого-либо из вышеуказанных критериев означает невозможность принятия той или иной категории затрат в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
   Очевидно, что для минимизации налоговой нагрузки по налогу на прибыль налогоплательщику необходимо прежде всего как можно больше произведенных затрат списывать на расходы.

2.2. Оптимизация учета расходов вновь созданных и реорганизованных организаций

   В силу п. 3 ст. 49 ГК РФ юридическое лицо начинает осуществлять предпринимательскую деятельность, то есть приобретает права и несет обязанности, с момента создания.
   Пунктом 2 ст. 51 ГК РФ определено, что юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.
   В соответствии с п. 1 ст. 57 ГК РФ по решению учредителей (участников) юридического лица либо по решению органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, может быть осуществлена реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование).
   На основании п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.
   При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
   Очевидно, что впервые созданная или вновь созданная в результате реорганизации организация не может в силу разных причин осуществлять предпринимательскую деятельность, а следовательно, и получать доходы в такой же мере, как и действующее уже какое-то время юридическое лицо. Кроме того, созданная в результате реорганизации организация является правопреемником существующей ранее реорганизованной организации.
   Законодатель, учитывая данное обстоятельство, выделил в главе 25 НК РФ отдельно расходы вновь созданных и реорганизованных организаций.
   В силу ст. 252 НК РФ расходами вновь созданных и реорганизованных организаций признается стоимость (остаточная стоимость) имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку, и (или) обязательств, получаемых в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц, которые были приобретены (созданы) реорганизуемыми организациями до даты завершения реорганизации.
   Стоимость имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку, определяется по данным и документам налогового учета передающей стороны на дату перехода права собственности на вышеуказанные имущество, имущественные права.
   Расходами вновь созданных и реорганизованных организаций также признаются расходы (а в случаях, предусмотренных НК РФ, – и убытки), предусмотренные ст. 255, 260 – 268, 275, 275.1, 279, 280, 283, 304, 318 – 320 НК РФ, осуществленные (понесенные) реорганизуемыми организациями в той части, которая не была учтена ими при формировании налоговой базы. Для целей налогообложения вышеуказанные расходы учитываются организациями-правопреемниками в порядке и на условиях, предусмотренных главой 25 НК РФ.
   Состав таких расходов и их оценка определяются по данным и документам налогового учета реорганизуемых организаций на дату завершения реорганизации (дату внесения записи о прекращении деятельности каждого присоединяемого юридического лица – при реорганизации в форме присоединения).
   Дополнительные расходы, связанные с передачей (получением) имущества (имущественных прав) при реорганизации организаций, учитываются для целей налогообложения в порядке, установленном НК РФ.
   Статья 58 ГК РФ устанавливает правопреемство при реорганизации юридических лиц:
   – при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом;
   – при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом;
   – при разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом;
   – при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом;
   – при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом.
   В соответствии с п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.
   При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
   Правопреемство в части исполнения обязанности по уплате налогов при различных формах реорганизации установлено п. 4 – 9 ст. 50 НК РФ.
   В письме Минфина России от 24.03.2006 № 03-03-04/1/275 разъяснено, что при применении вышеуказанных положений налогоплательщикам следует учитывать, что в соответствии со ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, при методе начисления признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст. 318 – 320 настоящего Кодекса.
   По мнению Минфина России, для целей ст. 252 НК РФ расходами вновь созданных в результате реорганизации организаций могут быть признаны только те расходы реорганизуемой организации, которые не учтены последней при формировании налоговой базы вследствие корректного применения ст. 272 НК РФ.
   При этом если в соответствии с правилами ст. 272 НК РФ расходы по методу начисления подлежали отнесению к расходам текущего отчетного (налогового) периода у реорганизованной организации, заканчивающегося до даты государственной регистрации выделенного общества, то такие расходы не могут учитываться при формировании налоговой базы выделенного общества.
   В соответствии с письмом Минфина России от 03.10.2006 № 03-03-04/2/213 по смыслу п. 2.1 ст. 252 НК РФ состав расходов определяется по данным и документам налогового учета реорганизуемых организаций на дату завершения реорганизации (дату внесения записи о прекращении деятельности каждого присоединяемого юридического лица – при реорганизации в форме присоединения).
   Расходами вновь созданных и реорганизованных организаций также признаются расходы (а в случаях, предусмотренных НК РФ, – убытки), предусмотренные в том числе ст. 265 и 266 настоящего Кодекса, осуществленные (понесенные) реорганизуемыми организациями в той части, которая не была учтена ими при формировании налоговой базы.
   Суммы безнадежных долгов, а в случае если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва, учитываются при формировании налоговой базы по налогу на прибыль в составе внереализационных расходов, как это предусмотрено подпунктом 2 п. 2 ст. 265 НК РФ.
   Согласно п. 2 ст. 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются, в частности, те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие ликвидации организации.
   Если безнадежные долги образовались у реорганизуемого общества до момента передачи задолженности по разделительному балансу выделенным обществам, то есть до даты государственной регистрации выделенных обществ, такие долги должны учитываться при формировании налоговой базы реорганизуемого общества.
   НК РФ не предусматривает отдельных положений, устанавливающих критерии признания для целей налогообложения прибыли расходов впервые созданных организаций. Очевидно, что их расходами на первоначальном этапе являются прежде всего затраты на оплату основных средств и набор персонала.
   После приобретения основное средство должно быть введено в эксплуатацию. При этом согласно правилам, установленным ст. 256 – 257 НК РФ, амортизация по основным средствам начинает начисляться с месяца, следующего за месяцем ввода основных средств в эксплуатацию.
   При этом в письме Минфина России от 21.04.2006 № 03-03-04/1/36 указано, что амортизация, начисленная по амортизируемому имуществу, не используемому налогоплательщиком в деятельности, направленной на получение дохода, не уменьшает полученные доходы при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль.
   Финансовое ведомство отметило, что только расходы в виде амортизационных отчислений неэксплуатируемого основного средства, находящегося во временном простое, признаваемом обоснованным и являющемся частью производственного цикла организации, соответствуют критериям п. 1 ст. 252 НК РФ и уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.
   Таким образом, если впервые созданная организация приобрела основные средства, но не использует их в предпринимательской деятельности, то она не может учитывать для целей налогообложения прибыли расходы в виде амортизационных отчислений.
   Что касается иных расходов, которые несет впервые созданная организация (включая расходы на подбор персонала), то она признает их в общем порядке.

2.3. Оптимизация учета материальных расходов

   В соответствии со ст. 254 НК РФ к материальным расходам относятся следующие затраты налогоплательщика:
   – на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).
   На правоприменительном уровне возникает большое количество вопросов относительно того, как именно документально подтвердить затраты налогоплательщика на приобретение сырья и (или) материалов, указанных в подпункте 1 п. 1 ст. 254 НК РФ.
   Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Закон о бухгалтерском учете) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
   Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, предусмотренные п. 2 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете.
   Функции по разработке и утверждению альбомов унифицированных форм первичной учетной документации и их электронных версий возложены постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 № 835 «О первичных учетных документах» на Госкомстат России. Так, постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 № 132 утверждены унифицированные формы первичной учетной документации по учету торговых операций. Одной из утвержденных форм является товарная накладная (форма № ТОРГ-12), которая применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации и в то же время является первичным учетным документом, подтверждающим осуществление затрат.
   Таким образом, затраты налогоплательщика на приобретение сырья и (или) материалов, указанных в подпункте 1 п. 1 ст. 254 НК РФ, могут быть подтверждены надлежащим образом оформленной товарной накладной (форма № ТОРГ-12).
   В письме Минфина России от 25.06.2007 № 03-03-06/1/392 разъяснено, что расходы на закупку товаров и материалов не могут быть учтены в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, только на основании счета-фактуры.
   В письме от 05.06.2007 № 03-11-04/2/158 финансовое ведомство указало, что расходы налогоплательщика на приобретение материалов, используемых в производстве, могут быть подтверждены товарным и кассовым чеками, выдаваемыми покупателю данных материалов продавцом;
   – на приобретение материалов, используемых для упаковки и иной подготовки произведенных и (или) реализуемых товаров (включая предпродажную подготовку), а также на другие производственные и хозяйственные нужды (проведение испытаний, контроля, содержание, эксплуатацию основных средств и иные подобные цели).
   В затраты на упаковку продукции входят:
   фактическая стоимость материалов (оберточной бумаги, пакетов, клея, шпагата, гвоздей, стружки, опилок, соломы, проволоки и т.д.), потребленных при упаковке товаров;
   плата за услуги сторонних организаций по упаковке товаров.
   По данному основанию учитываются, например, следующие затраты:
   затраты в виде стоимости использованных картриджей для принтеров и факсов, заправки картриджей, которые могут быть отнесены к материальным расходам и учтены при налогообложении (см., например, письмо Минфина России от 08.02.2007 № 03-11-04/2/26);
   расходы организации по оплате товаров бытовой химии, приобретаемых для содержания в чистоте витрин, помещения и соблюдения санитарных норм (см., например, письмо Минфина России от 15.08.2005 № 03-11-04/2/45);
   расходы на приобретение хозяйственных товаров и бытовой химии (туалетной бумаги, одноразовых бумажных полотенец, салфеток, чистящих средств и т.д.), относящиеся к расходам на хозяйственные нужды (см., например, письма Минфина России от 11.04.2007 № 03-03-06/1/229 и от 01.09.2006 № 03-11-04/2/182).
   ФАС Поволжского округа в постановлении от 03.07.2007 № А65-20634/06 признал обоснованным отнесение налогоплательщиком на расходы затрат по приобретению чашек, жидкости для мытья посуды, стирального порошка, туалетной бумаги, стакана граненого на основании подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ (см. также постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.05.2006 № А29-11853/2005а).
   Однако существует противоположная точка зрения. ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 26.09.2005 № Ф04-6226/2005(15067-А27-15) сделал вывод о том, что к затратам по обеспечению нормальных условий труда туалетная бумага не относится. Но при этом следует, однако, учитывать, что данное постановление принято с применением утративших силу норм.
   Таким образом, отнесение к расходам для целей исчисления налога на прибыль затрат на приобретение туалетной бумаги правомерно при условии соблюдения требований ст. 252 НК РФ;
   – на приобретение инструментов, приспособлений, инвентаря, приборов, лабораторного оборудования, специальной одежды и других средств индивидуальной и коллективной защиты, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и другого имущества, не являющихся амортизируемым имуществом. Стоимость такого имущества включается в состав материальных расходов в полной сумме по мере ввода его в эксплуатацию.
   Начиная с 2006 года согласно Положению по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденному приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н, для целей бухгалтерского учета организации получили возможность не начислять амортизацию по основным средствам стоимостью не более 20 тыс. руб. и учитывать их как материально-производственные запасы.
   С 1 января 2008 года аналогичные положения действуют и в НК РФ. В соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 № 216-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» размер первоначальной стоимости, при которой имущество признается амортизируемым, повышен с 10 тыс. руб. до 20 тыс. руб. (п. 1 ст. 256 и 257 НК РФ).
   Следовательно, по имуществу со стоимостью 20 тыс. руб. и менее амортизация не начисляется, затраты на приобретение такого имущества могут единовременно учитываться как материальные расходы.
   В арбитражной практике возникают споры по вопросу о правомерности включения налогоплательщиком в расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, затрат на приобретение форменной одежды.
   В письме Минфина России от 24.08.2005 № 03-03-04/2/51 разъяснено, что если организация приобрела для сотрудников фирменную одежду с изображением своего товарного знака, то она может учесть расходы в составе материальных на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ, если покупка специальной одежды обусловлена технологическими особенностями производства, либо в составе расходов на оплату труда на основании п. 5 ст. 255 настоящего Кодекса, если законодательство предусматривает выдачу работникам специальной одежды. Во всех остальных случаях эти расходы не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, если даже обязанность организации обеспечивать сотрудников фирменной одеждой предусмотрена в трудовых договорах.
   С 1 января 2006 года в соответствии с п. 5 ст. 255 НК РФ для целей налогообложения прибыли в составе расходов на оплату труда учитываются и расходы на приобретение (изготовление) выдаваемых согласно законодательству Российской Федерации работникам бесплатно либо продаваемых работникам по пониженным ценам форменной одежды и обмундирования (в части стоимости, не компенсируемой работниками), которые остаются в личном постоянном пользовании работников. В таком же порядке учитываются расходы на приобретение или изготовление организацией форменной одежды и обуви, которые свидетельствуют о принадлежности работников к данной организации.
   В письме Минфина России от 10.03.2006 № 03-03-04/1/203 подтверждено, что данная норма применяется в случае, если форменная одежда остается в личном пользовании работников. Как разъясняют сотрудники финансового ведомства, если форменная одежда не передается в собственность работника, ее стоимость не учитывается в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, если даже обязанность работодателя по оплате расходов на приобретение форменной одежды зафиксирована в трудовом или коллективном договоре.
   По мнению Минфина России, изложенному в письме от 24.08.2005 № 03-03-04/2/51, затраты на приобретение форменной одежды нельзя учитывать в составе расходов на рекламу. Форменная одежда с изображением зарегистрированного товарного знака (логотипа) организации, приобретенная для сотрудников организации, не может считаться рекламой (рекламной продукцией) на том основании, что такая одежда не может распространять информацию о видах деятельности организации, ее целях и задачах. Кроме того, форменная одежда предназначается для работников, которые обслуживают клиентов организации, то есть в процессе работы общаются с достаточно ограниченным числом граждан.
   Однако арбитражная практика складывается иначе.
   В постановлении ФАС Поволжского округа от 26.07.2006 № А55-31040/05-3 суд счел, что расходы на форменную одежду могут учитываться для целей налогообложения прибыли, если они отвечают критерию экономической обоснованности и направленности на получение прибыли организацией и документально подтверждены налогоплательщиком.
   Судьи сослались на то, что перечень расходов, установленный в НК РФ, является открытым. Основными требованиями признания любых затрат организации в качестве расходов для целей налогообложения прибыли в соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ являются экономическая обоснованность, документальное подтверждение и направленность на получение организацией дохода.
   По мнению арбитражных судов, в зависимости от целей введения униформы в организации затраты на форменную одежду могут быть учтены по разным статьям затрат, например как материальные расходы на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ, как расходы на рекламу согласно подпункту 28 п. 1 ст. 264 настоящего Кодекса, как прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, в соответствии с подпунктом 49 п. 1 ст. 264 НК РФ или как расходы на оплату труда на основании п. 5 ст. 255 настоящего Кодекса.
   В постановлении ФАС Московского округа от 26.07.2006, 02.08.2006 № КА-А40/6794-06 арбитражный суд счел, что поскольку основным видом деятельности налогоплательщика является организация общественного питания и в штате налогоплательщика предусмотрены должности официанток, для которых рекомендовано использование форменной одежды в силу п. 1.4 Типовой инструкции по охране труда для официанта, утвержденной постановлением Минтруда России от 24.05.2002 № 36, то произведенные налогоплательщиком расходы на приобретение женских колготок, являющихся согласно локальным актам организации частью форменной одежды официанток, обоснованы и подлежат учету в составе материальных расходов на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ.
   В постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 13.01.2005 № А43-1729/2004-32-152 арбитражным судом сделан вывод о том, что налогоплательщик правомерно включил в состав ненормируемых рекламных расходов в соответствии с подпунктом 28 п. 1 ст. 264 НК РФ затраты по использованию форменной одежды с его логотипом. Организация использовала данную форменную одежду для оформления витрин, выставок-продаж, экспозиций. Форменная одежда, в частности, использовалась налогоплательщиком в ходе проведения рекламных акций, представляющих собой акцию по дегустации напитков компании в местах реализации, а также ежемесячные выезды сотрудников компании в места реализации продукции для оформления витрин. Сотрудники налогоплательщика, участвовавшие в этих акциях, одевались в форменную одежду с рекламным логотипом, привлекая тем самым интерес потребителей к продукции компании.
   В постановлении ФАС Уральского округа от 07.06.2006 № Ф09-4680/06-С7 арбитражным судом был сделан вывод, что затраты по приобретению для охранников службы безопасности специальной одежды, поскольку она считалась экипировкой, можно было отнести к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, в соответствии с подпунктом 49 п. 1 ст. 264 НК РФ. Как указал суд, налоговое законодательство не определяет понятие экипировки для целей исключения расходов на нее при исчислении налога на прибыль. Налогоплательщик создал собственную службу безопасности, выдавал охранникам специальную форменную одежду, которую они были обязаны носить в период дежурства во время выполнения профессиональных обязанностей и которая позволяла идентифицировать принадлежность работников к службе охраны общества (для целей беспрепятственного осуществления ими полномочий и наибольшей эффективности выполнения их работы), а также были определены виды и нормы выдачи специальной форменной одежды. Следовательно, приобретение налогоплательщиком специальной форменной одежды было непосредственно связано с выполнением функций службы собственной безопасности по обеспечению сохранности имущества налогоплательщика, в связи с чем у общества имелись все основания для отнесения данных затрат в состав прочих расходов;
   – на приобретение комплектующих изделий, подвергающихся монтажу, и (или) полуфабрикатов, подвергающихся дополнительной обработке у налогоплательщика.
   В письме УМНС России по г. Москве от 16.06.2004 № 21-09/40251 разъяснено, что расходы по приобретению комплектующих изделий учитываются в составе расходов после их оплаты и по мере передачи данных изделий в производство (в монтаж). Соответственно в расходы может быть включен НДС, уплаченный при приобретении комплектующих изделий, в части комплектующих изделий, переданных в производство (принятых к монтажу);
   – на приобретение топлива, воды и энергии всех видов, расходуемых на технологические цели, выработку (в том числе самим налогоплательщиком для производственных нужд) всех видов энергии, отопление зданий, а также расходы на трансформацию и передачу энергии.
   Расходы организации на приобретение ГСМ могут учитываться либо в составе материальных расходов в соответствии с подпунктом 5 п. 1 ст. 254 НК РФ, либо в составе расходов организации на содержание служебного транспорта согласно подпункту 11 п. 1 ст. 264 НК РФ в зависимости от назначения используемого транспорта.
   Для определения документальной подтвержденности для целей налогового учета произведенных затрат на приобретение топлива для автомобиля необходимо наличие путевого листа установленной или адаптированной формы (в случае, если путевой лист служит основанием для начисления заработной платы работникам-водителям) либо иного первичного документа, соответствующего требованиям ст. 9 Закона о бухгалтерском учете (поскольку организация не является автотранспортной). При этом первичные документы должны быть составлены таким образом и с такой регулярностью, чтобы на их основании можно было судить об обоснованности произведенных расходов.
   Связь произведенных расходов на приобретение топлива должна подтверждаться указанием в соответствующем первичном документе маршрута следования, который записывается по всем пунктам следования автомобиля. В случае отсутствия в путевом листе (или ином первичном документе) информации о конкретном месте следования данные затраты не учитываются для целей налогообложения прибыли.
   Правомерность подобных выводов подтверждается и позицией Минфина России, выраженной в письме от 20.02.2006 № 03-03-04/1/129.
   Для признания экономической обоснованности произведенных расходов необходимо заполнение раздела «Движение горючего» в полном объеме по всем реквизитам исходя из фактических затрат и показателей приборов (письмо Госкомстата России от 03.02.2005 № ИУ-09-22/257).
   На практике у налогоплательщиков возникают вопросы относительно правомерности учета для целей налогообложения прибыли расходов на приобретение ГСМ работниками налогоплательщика в выходные дни.
   В соответствии со ст. 91 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) рабочим временем признается время, в течение которого работник согласно правилам внутреннего трудового распорядка и условиям трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые на основании настоящего Кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации относятся к рабочему времени. Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.
   В силу ст. 97 ТК РФ работодатель имеет право в порядке, установленном настоящим Кодексом, привлекать работника к работе за пределами продолжительности рабочего времени, установленной для данного работника в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовые договором, в частности, для сверхурочной работы.
   Согласно ст. 99 ТК РФ продолжительность сверхурочной работы не должна превышать для каждого работника 4 часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год. При этом работодатель обязан обеспечить точный учет продолжительности сверхурочной работы каждого работника.
   Работа в выходные и нерабочие праздничные дни запрещается, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ. При этом согласно ст. 113 ТК РФ привлечение работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни производится по письменному распоряжению работодателя.
   Трудовой распорядок, режим работы, время отдыха, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений у работодателя определяются в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами локальным нормативным актом – правилами внутреннего трудового распорядка.
   В письме УФНС России по г. Москве от 19.06.2006 № 20-12/54213@ разъяснено, что для признания расходов на приобретение ГСМ в период работы автомобильного транспорта сверх нормального рабочего дня для целей налогообложения прибыли необходимо наличие как документов, подтверждающих фактический расход бензина на производственные цели, так и оформленных в соответствии с установленными требованиями путевых листов, а также утвержденных руководителем организации правил внутреннего распорядка, предусматривающих работу в выходные дни и обеспечение точного учета сверхурочных работ, выполненных водителями автомобилей.
   Поэтому на основании вышеприведенного можно сделать вывод, что расходы на приобретение топлива в выходные дни, соответствующие вышеуказанным критериям п. 1 ст. 252 НК РФ, могут учитываться для целей налогообложения прибыли при условии наличия утвержденных руководителем организации правил внутреннего распорядка, предусматривающих работу в выходные дни, письменного распоряжения работодателя и в установленных случаях наличия письменного согласия работников и обеспечения точного учета сверхурочных работ, выполненных водителями автомобилей. При этом если водитель работал в выходные дни, то эти дни должны быть ему надлежащим образом оплачены.
   Правомерность подобных выводов подтверждается и судебной практикой. Так, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2007 № 09АП-12757/2007-АК суд разъяснил, что приобретение ГСМ в выходные дни не опровергает производственного характера произведенных расходов при наличии контрольно-кассовых чеков и авансовых отчетов, которыми подтверждается факт несения затрат на приобретение ГСМ и их размер, а также путевых листов;
   – на приобретение работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними организациями или индивидуальными предпринимателями, а также на выполнение этих работ (оказание услуг) структурными подразделениями налогоплательщика.
   К работам (услугам) производственного характера относятся выполнение отдельных операций по производству (изготовлению) продукции, выполнению работ, оказанию услуг, обработке сырья (материалов), контроль за соблюдением установленных технологических процессов, техническое обслуживание основных средств и другие подобные работы.
   К работам (услугам) производственного характера также относятся транспортные услуги сторонних организаций (включая индивидуальных предпринимателей) и (или) структурных подразделений самого налогоплательщика по перевозкам грузов внутри организации, в частности перемещение сырья (материалов), инструментов, деталей, заготовок, других видов грузов с базисного (центрального) склада в цеха (отделения) и доставка готовой продукции в соответствии с условиями договоров (контрактов).
   В письме Минфина России от 12.01.2006 № 03-11-02/3 указано, что расходы, связанные с транспортировкой реализованных товаров, осуществленные налогоплательщиками как при их приобретении, так и при дальнейшей реализации, должны учитываться при налогообложении. Это относится и к расходам по оплате транспортных услуг, оказанных сторонними организациями, и к расходам по перевозке товаров собственным транспортом.
   ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 01.09.2006 № А56-11307/2005 указал, что расходы на транспортные услуги сторонних организаций (включая индивидуальных предпринимателей) относятся к материальным расходам, на которые налогоплательщик вправе уменьшить полученные доходы при определении объекта обложения единым налогом, при условии, что эти расходы документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Аналогичной позиции придерживаются суды в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.06.2006 № А33-28496/2005-Ф02-2681/06-C1, ФАС Западно-Сибирского округа от 16.05.2006 № Ф04-2672/2006(22396-А46-29) и от 12.05.2006 № Ф04-2651/2006(22308-А46-23), ФАС Волго-Вятского округа от 13.03.2006 № А82-4844/2005-27, ФАС Уральского округа от 26.02.2006 № Ф09-858/06-С1.
   Согласно постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 № 78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте» товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей – заказчиков автотранспорта с организациями – владельцами автотранспорта, выполнявшими перевозку грузов, и служащим для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями – владельцами автотранспорта за оказанные им услуги по перевозке грузов.
   Наличие товарно-транспортной накладной по форме № 1-Т, подтверждающей факт совершения хозяйственной операции и затраты по перевозке, является обязательным документом как для отправителя груза, так и для его получателя.
   При отсутствии товарно-транспортной накладной по форме № 1-Т организация не вправе учитывать затраты по перевозке грузов для целей налогообложения прибыли, так как в данном случае не выполняется критерий документальной подтвержденности расходов, установленный п. 1 ст. 252 НК РФ.
   Судебная практика по вопросу необходимости предъявления накладной для подтверждения понесенных затрат налогоплательщика противоречива.
   Так, ФАС Северо-Западного округа указал в постановлении от 14.09.2005 № А26-1530/2005-217, что наличие товарно-транспортной накладной, подтверждающей факт совершения хозяйственной операции и затраты по перевозке, является обязательным документом как для отправителя груза, так и для его получателя. А так как налогоплательщик не представил товарно-транспортную накладную, суд отклонил его требования о признании незаконным доначисления налоговым органом налога на прибыль.
   Напротив, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25.04.2007 № Ф04-2498/2007(33691-А27-34) говорится о том, что если вместо товарно-транспортных накладных у налогоплательщика имеются иные документы, в которых отражена стоимость услуг по эксплуатации транспортных средств и механизмов, например договоры об оказании услуг по перевозке, расчет тарифов, протоколы разногласий, путевые листы, счета-фактуры, талоны заказчика, платежные документы на оплату услуг и т.д., то он вправе отнести понесенные затраты по доставке грузов в состав расходов для целей обложения налогом.
   Таким образом, учитывая позицию судебных органов по данному вопросу, правомерность учета затрат по перевозке грузов для целей налогообложения прибыли при отсутствии товарно-транспортной накладной, очевидно, придется доказывать в суде.
   Судебная практика свидетельствует, что затраты по оплате услуг производственного характера, оказанные налогоплательщику сторонней организацией при наличии в штате налогоплательщика схожего структурного подразделения, признаются экономически обоснованными, если функции этого структурного подразделения не дублируют оказанные сторонней организацией услуги.
   Пример.
   Суть дела.
   По итогам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, за неуплату налога на прибыль в результате неправильного исчисления налога.
   Налогоплательщику было предложено уплатить сумму доначисленного налога на прибыль, а также пени за несвоевременную уплату налога.
   Основанием для доначисления налога на прибыль стало то обстоятельство, что налогоплательщик в составе расходов, уменьшающих полученные доходы для целей налогообложения, учел расходы на организацию службы контроля, порядка и пропускного режима по договору со сторонней организацией для выполнения на вещевом рынке и ярмарке функций и фактически осуществлял данные функции собственными силами. Тем самым, по мнению налогового органа, налогоплательщик дублировал расходы, следовательно, его деятельность не была направлена на получение дохода.
   Налогоплательщик не согласился с вышеуказанным решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.
   Позиция суда.
   Выводы налогового органа о дублировании функций и соответственно о необоснованном отнесении в состав расходов затрат по вышеуказанному договору неправомерны. Исходя из сравнительной характеристики содержания договора, приложений к нему, штатного расписания и должностных инструкций сотрудников налогоплательщика, осуществлявшиеся в соответствии с условиями договора сторонней организацией функции являлись иными, чем те, которые осуществлялись сотрудниками налогоплательщика.
   Так, в обязанности работников налогоплательщика не входили производство оперативного контроля за соблюдением арендаторами правил торговли, правильностью размещения на территории рынка и ярмарки, наличием на торговом месте в часы работы рынка и ярмарки, наличием документов, предусмотренных договорами аренды торговых мест, и другие функции, осуществлявшиеся сторонней организацией по вышеуказанному договору.
   (см. постановление ФАС Московского округа от 20.03.2006 № КА-А40/1706-06)
   Заметим, что позиция Минфина России, изложенная в письме от 08.10.2003 № 04-02-05/3/78, аналогична вышеприведенной: «…По нашему мнению, необходимо учитывать, в частности, круг обязанностей, возложенных на юриста организации, объем выполняемых работ.
   Таким образом, включение в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения прибыли, юридических услуг адвокатов при наличии в штате организации должности юриста возможно при удовлетворении указанных расходов положениям ст. 252 НК РФ, приведенным выше, а также в случае, если функции, выполняемые наемным адвокатом, не дублируют обязанности, соответствующие должности юриста данной организации…»;
   – затраты, связанные с содержанием и эксплуатацией основных средств и иного имущества природоохранного назначения [в том числе расходы, связанные с содержанием и эксплуатацией очистных сооружений, золоуловителей, фильтров и других природоохранных объектов, расходы на захоронение экологически опасных отходов, расходы на приобретение услуг сторонних организаций по приему, хранению и уничтожению экологически опасных отходов, очистке сточных вод, формированием санитарно-защитных зон в соответствии с действующими государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами, платежи за предельно допустимые выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду и другие аналогичные расходы].
   Плата за негативное воздействие на окружающую среду установлена ст. 16 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон об охране окружающей среды). Порядок определения вышеуказанной платы и ее предельных размеров установлен постановлением Правительства РФ от 28.08.1992 № 632 «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» (далее – Постановление № 632).
   К документам, регулирующим порядок исчисления и взимания платы за загрязнение окружающей среды, также относятся:
   – постановление Правительства РФ от 30.07.2004 № 401 «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору»;
   – постановление Правительства РФ от 02.03.2000 № 183 «О нормативах выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и вредных физических воздействий на него»;
   – приказ Ростехнадзора от 08.06.2006 № 557 «Об установлении сроков уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду».
   В соответствии с п. 1 Постановления № 632 порядок исчисления и уплаты экологических платежей распространяется на предприятия, учреждения, организации, иностранных юридических и физических лиц, осуществляющих любые виды деятельности на территории Российской Федерации, связанные с природопользованием, и предусматривает взимание платы за следующие виды вредного воздействия на окружающую природную среду:
   – выброс в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных и передвижных источников;
   – сброс загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты;
   – размещение отходов;
   – другие виды вредного воздействия (шум, вибрация, электромагнитные и радиационные воздействия и т.д.).
   В целях приведения п. 2 Постановления № 632 в соответствие со ст. 16 Закона об охране окружающей среды постановлением Правительства РФ от 12.06.2003 № 344 были утверждены нормативы платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления.
   Платежи за негативное воздействие на окружающую среду носят индивидуально-возмездный и компенсационный характер и являются по своей природе не налогом, а фискальным сбором, вносимым природопользователем. Об этом говорится в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.12.2002 № 284-О «По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации “Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия” и статьи 7 Федерального закона “О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации”».
   Такие платежи относятся к обязательным платежам неналогового характера, взимаемым в публично-правовом порядке.
   Следовательно, плательщиком экологических платежей за негативное воздействие на окружающую среду является организация-природопользователь, в том числе осуществляющая хозяйственную деятельность, приводящую к загрязнению окружающей среды, на арендуемых площадях либо площадях, принадлежащих ей на праве собственности.
   В письме МНС России от 26.05.2004 № 02-1-16/36 указано, что расходы организации в виде платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду и размещение отходов (за исключением расходов, предусмотренных п. 4 ст. 270 НК РФ) могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, если они документально подтверждены.
   УФНС России по г. Москве обратило внимание налогоплательщиков в письме от 28.06.2007 № 20-12/060976, что организация-арендодатель, не являющаяся природопользователем и не загрязняющая окружающую среду, не является плательщиком вышеуказанных платежей за негативное воздействие на окружающую среду и не вправе учитывать эти платежи за организацию-арендатора в пределах утвержденных лимитов в составе расходов, принимаемых в уменьшение облагаемых доходов при исчислении налога на прибыль.
   Арбитражные суды поддерживают позицию налоговых органов по данному вопросу.
   Пример.
   Суть дела.
   Налогоплательщик представил уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль в налоговый орган, который по результатам камеральной проверки представленной декларации вынес решение о привлечении налогоплательщика к ответственности по ст. 122 НК РФ из-за занижения налоговой базы вследствие включения в состав расходов платы за сверхнормативные выбросы, к которым налоговый орган относил плату за выбросы (сбросы) и размещение отходов, в пределах установленных лимитов, что являлось нарушением требований п. 4 ст. 270 НК РФ, п. 7 Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденного Постановлением № 632.
   Не согласившись с вышеуказанным решением, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании его недействительным.
   Позиция суда.
   К расходам для целей налогообложения относятся платежи за предельно допустимые выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду, за исключением платежей за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду.
   Необоснованными были доводы налогоплательщика о том, что платежи за загрязнение окружающей природной среды, произведенные в пределах установленных лимитов, относятся к платежам, аналогичным платежам за загрязнение окружающей среды в пределах допустимых нормативов, и согласно подпункту 7 п. 1 ст. 254 НК РФ относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
   В соответствии со ст. 1 Закона об охране окружающей среды нормативы допустимых выбросов и сбросов химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов (далее также – нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов) – это нормативы, которые установлены для субъектов хозяйственной и иной деятельности в соответствии с показателями массы химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов, допустимых для поступления в окружающую среду от стационарных, передвижных и иных источников в установленном режиме и с учетом технологических нормативов, и при соблюдении которых обеспечиваются нормативы качества окружающей среды.
   Лимиты на выбросы и сбросы загрязняющих веществ и микроорганизмов (далее также – лимиты на выбросы и сбросы) – это ограничения выбросов и сбросов загрязняющих веществ и микроорганизмов в окружающую среду, установленные на период проведения мероприятий по охране окружающей среды, в том числе внедрения наилучших существующих технологий в целях достижения нормативов в области охраны окружающей среды.
   Статьей 23 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов устанавливаются для стационарных, передвижных и иных источников воздействия на окружающую среду субъектами хозяйственной и иной деятельности исходя из нормативов допустимой антропогенной нагрузки на окружающую среду, нормативов качества окружающей среды, а также технологических нормативов.
   При невозможности соблюдения нормативов допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов могут устанавливаться лимиты на выбросы и сбросы на основе разрешений, действующих только в период проведения мероприятий по охране окружающей среды, внедрения наилучших существующих технологий и (или) реализации других природоохранных проектов с учетом поэтапного достижения установленных нормативов допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов.
   Установление лимитов на выбросы и сбросы допускается только при наличии планов снижения выбросов и сбросов, согласованных с органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
   Таким образом, предельно допустимыми выбросами (сбросами) загрязняющих веществ в природную среду являются выбросы, произведенные в пределах установленных нормативов. При соблюдении лимитов на размещение отходов нормативы качества окружающей среды не обеспечиваются.
   При таком правовом регулировании спорных правоотношений плата за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду в пределах установленных лимитов является платой за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду и в силу подпункта 7 п. 1 ст. 254 и п. 4 ст. 270 НК РФ не уменьшает налоговую базу по налогу на прибыль.
   (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.01.2006 № А33-4367/05-Ф02-6812/05-С1)
   Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа 21.06.2005 № А33-31805/04-С3-Ф02-2741/05-С1, от 15.06.2005 № А33-21929/04-С3-Ф02-2671/05-С1.
   В письме Минфина России от 25.09.2007 № 03-03-06/1/697 разъяснено, что плата сторонней организации по приему и очистке сточных вод учитывается в составе материальных расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль.
   Финансовое ведомство пояснило в письме от 21.08.2007 № 03-11-05/193, что обоснованные и документально подтвержденные расходы налогоплательщика на оплату услуг сторонних организаций по приему, размещению, хранению, захоронению и уничтожению экологически опасных отходов учитываются для целей налогообложения. Суммы платы за негативное воздействие на окружающую среду уменьшают налоговую базу в пределах установленных нормативов.
   В письме Минфина России от 07.05.2007 № 03-03-06/1/265 указано, что для целей налогообложения прибыли учитывается только плата за сброс загрязняющих веществ в сточных водах абонента в пределах нормативов водоотведения по качеству сточных вод.
   Исходя из вышеизложенного налогоплательщик не может учитывать плату за сверхнормативные загрязнения при определении налоговой базы.

2.4. Оптимизация амортизационных отчислений

   В соответствии с п. 1 ст. 256 НК РФ для целей налогообложения прибыли амортизируемым имуществом признаются отдельные виды имущества, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые одновременно отвечают следующим требованиям:
   – находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ);
   – используются налогоплательщиком для извлечения дохода;
   – погашение стоимости осуществляется путем начисления амортизации;
   – срок полезного использования составляет более 12 месяцев;
   – первоначальная стоимость составляет более 20 000 руб.
   Несоблюдение какого-либо из данных требований означает, что налогоплательщик не может относить имущество к амортизируемому.
   Пример.
   Суть дела.
   В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил неуплату налога на прибыль вследствие необоснованного включения в прочие расходы амортизационных отчислений по столовой, переданной в безвозмездное пользование. Налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности.
   Позиция суда.
   В соответствии с п. 1 и 3 ст. 256 НК РФ столовая, переданная в безвозмездное пользование, не относится для целей налогообложения прибыли к амортизируемому имуществу и исключается из состава последнего, так как не используется для извлечения доходов.
   Решение налогового органа правомерно.
   [см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2005 № Ф04-6175/2005(14992-А27-15)]
   Амортизируемое имущество, полученное унитарным предприятием от собственника имущества унитарного предприятия в оперативное управление или хозяйственное ведение, подлежит амортизации у данного унитарного предприятия в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
   Амортизируемое имущество, полученное организацией-инвестором от собственника имущества, подлежит амортизации у данной организации в течение срока действия инвестиционного соглашения в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
   Амортизируемым имуществом также признаются капитальные вложения в предоставленные в аренду объекты основных средств в форме неотделимых улучшений, произведенных арендатором с согласия арендодателя.
   Пример.
   ООО «Ромашка» арендовало в 2007 году офисное помещение сроком на два года. В 2008 году в офисном помещении за свой счет и с согласия арендодателя ООО «Ромашка» установило металлическую дверь стоимостью 25 000 руб. (без НДС). Металлическая дверь может быть учтена в качестве амортизируемого имущества.
   Амортизируемое имущество, полученное организацией от собственника имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации об инвестиционных соглашениях в сфере деятельности по оказанию коммунальных услуг или законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях, подлежит амортизации у данной организации в течение срока действия инвестиционного или концессионного соглашений в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
   1. Концессионная деятельность в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», в соответствии с п. 1 ст. 3 которого по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением недвижимое имущество (далее – объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления вышеуказанной деятельности.
   2. В настоящее время законодательство Российской Федерации об инвестиционных соглашениях в сфере деятельности по оказанию коммунальных услуг не принято.
   Не подлежат амортизации земля и иные объекты природопользования (вода, недра и другие природные ресурсы), а также материально-производственные запасы, товары, объекты незавершенного капитального строительства, ценные бумаги, финансовые инструменты срочных сделок (в том числе форвардные, фьючерсные контракты, опционные контракты).
   У налогоплательщиков могут возникнуть следующие вопросы по амортизации имущества.
   Вправе ли организация учесть для целей налогообложения прибыли затраты на приобретение земельного участка под строительство офисного здания?
   Согласно письму УФНС России по г. Москве от 09.06.2005 № 20-12/41058 на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ в состав материальных расходов включаются, в частности, расходы на приобретение иного имущества, не являющегося амортизируемым. Стоимость такого имущества входит в состав материальных расходов в полной сумме по мере его ввода в эксплуатацию.
   Статьей 130 ГК РФ предусмотрено, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а в соответствии с п. 2 ст. 256 НК РФ они не подлежат амортизации для целей налогообложения прибыли.
   Принятие земельных участков к бухгалтерскому учету в состав объектов основных средств происходит на основании утвержденного в установленном порядке акта о приемке-передаче объекта основных средств и документов, подтверждающих их государственную регистрацию в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним с присвоением кадастрового номера органом, осуществляющим деятельность по ведению Государственного земельного кадастра.
   Таким образом, принятие к вычету из налоговой базы для исчисления налога на прибыль стоимости приобретенных земельных участков НК РФ не предусмотрено.
   Может ли унитарное предприятие учесть для целей налогообложения прибыли амортизацию по водным объектам (акватории, барочным бассейнам, ковшам, якорным стоянкам, угольным гаваням, рейдовым стоянкам, морским каналам, речным каналам и т.д.)?
   В соответствии с письмом УФНС России по г. Москве от 15.04.2005 № 20-12/26701, принимая во внимание, что навигацией признаются способы выбора пути и методы вождения судов, летательных аппаратов и космических аппаратов (кроме того, навигация – период, когда по местным климатическим условиям возможно судоходство), а задачами навигации соответственно являются нахождение оптимального маршрута (траектории), определение местоположения, направления и значения скорости и других параметров движения объекта, к специализированным сооружениям судоходной (навигационной) обстановки относятся маяки, плавучие буи и вехи, мачты, створные знаки.
   Таким образом, основные средства из числа водных объектов, не отнесенных ст. 256 НК РФ к не подлежащим амортизации, признаются амортизируемым имуществом, если обладают признаками, изложенными в п. 1 ст. 256 Кодекса.
   Если земля не признается амортизируемым объектом согласно п. 2 ст. 256 НК РФ, то можно ли затраты на покупку земли включить в уменьшение налогооблагаемой прибыли единовременно в год приобретения или равномерно списывая согласно закрепленному в учетной политике способу?
   В соответствии с подпунктом 3 п. 1 ст. 254 НК РФ в состав материальных расходов включаются, в частности, расходы на приобретение имущества, не являющегося амортизируемым имуществом. Стоимость такого имущества включается в состав материальных расходов в полной сумме по мере его ввода в эксплуатацию.
   Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.
   В письме Минфина России от 09.03.2006 № 03-03-04/1/201 организация не может погашать стоимость приобретенного в собственность земельного участка даже в случае использования в деятельности, приносящей доходы, путем начисления амортизации.
   Согласно письму Минфина России от 17.02.2006 № 03-03-04/1/126 принятие земельных участков к бухгалтерскому учету в состав объектов основных средств осуществляется на основании утвержденного в установленном порядке акта о приемке-передаче объекта основных средств и документов, подтверждающих их государственную регистрацию в Едином государственном реестре прав с присвоением кадастрового номера органом, осуществляющим деятельность по ведению Государственного земельного кадастра.
   Для принятия к бухгалтерскому учету земельных угодий, земельных долей, в том числе во временное пользование, предусмотрены специализированные формы первичной учетной документации для организаций агропромышленного комплекса № 401-АПК, 402-АПК, 403-АПК, утвержденные приказом Минсельхоза России от 16.05.2003 № 750.
   НК РФ, а также законодательство о бухгалтерском учете не содержат понятия «введение земельных участков в эксплуатацию». В связи с этим, по мнению Минфина России, принятие к вычету из налоговой базы в составе материальных расходов стоимости приобретенных земельных участков как имущества, не являющегося амортизируемым, НК РФ также не предусмотрено.
   Аналогичной позиции Минфин России придерживался и ранее в письмах от 28.12.2005 № 03-03-04/1/461, от 05.04.2005 № 03-03-01-04/1/158, от 12.04.2004 № 04-02-05/1/26 и от 19.05.2003 № 04-02-05/3/50.
   Исходя из вышеизложенного затраты на приобретение земли не относятся к материальным расходам и не учитываются в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
   В постановлении Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 № 14231/05 подтверждена позиция налоговых органов, что стоимость земли не переносится на производимую организацией продукцию. Следовательно, по мнению ВАС РФ, оснований относить затраты, направленные на приобретение земельных участков, к материальным или прочим расходам, в составе которых учтены иные расходы собственников земли, землевладельцев и землепользователей, не имеется. Отсутствие в главе 25 НК РФ норм об учете в составе расходов затрат на приобретение земельных участков путем начисления сумм амортизации лишает налогоплательщика возможности уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль на соответствующие суммы.
   Такой же вывод сделан и в постановлении ФАС Поволжского округа от 10.08.2006 № А65-11934/2005-СА2-11, а в постановлениях ФАС Уральского округа от 10.11.2005 № Ф09-756/05-С7, ФАС Северо-Западного округа от 15.12.2004 № А13-6123/04-21 суды указали, что расходы, связанные с приобретением земельных участков, учитываются для целей налогообложения, но в порядке, предусмотренном подпунктом 2 п. 1 ст. 268 НК РФ, то есть при их реализации.
   Однако имеются суды, которые поддерживали налогоплательщика [см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 13.07.2005 № Ф04-4368/2005(12952-А75-33), ФАС Центрального округа от 17.08.2004 № А08-2355/04-21-16, от 02.09.2005 № А36-482/2005].
   Пунктом 6 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2006 № 268-ФЗ «О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 268-ФЗ) в НК РФ введена ст. 264.1, устанавливающая порядок и условия признания затрат на приобретение права на земельные участки в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
   Пунктом 1 ст. 264.1 НК РФ (в ред. Закона № 268-ФЗ) установлено, что в целях главы 25 настоящего Кодекса расходами на приобретение права на земельные участки признаются расходы на приобретение земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на которых находятся здания, строения, сооружения или которые приобретаются для целей капитального строительства объектов основных средств на этих участках.
   В соответствии с подпунктом 2 п. 3 ст. 264.1 НК РФ (в ред. Закона № 268-ФЗ) сумма расходов на приобретение права на земельные участки подлежит включению в состав прочих расходов с момента документально подтвержденного факта подачи документов на государственную регистрацию указанного права.
   Исходя из положений вышеизложенных норм с 1 января 2007 года затраты на приобретение земельного участка правомерно учитывать в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, в случае их соответствия условиям п. 1 ст. 252 НК РФ. До 1 января 2007 года затраты, связанные с приобретением земельных участков в собственность, налоговую базу не уменьшали.
   В подпункте 40 п. 1 ст. 264 НК РФ предусмотрено включение в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, платежей за регистрацию прав на недвижимое имущество и землю, сделок с вышеуказанными объектами, платежей за предоставление информации о зарегистрированных правах, оплату услуг уполномоченных органов и специализированных организаций по оценке имущества, изготовлению документов кадастрового и технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости в том отчетном периоде, в котором они были произведены.
   В п. 1 ст. 257 НК РФ указано, что под основными средствами для целей главы 25 Кодекса понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией первоначальной стоимостью более 20 000 руб., которая определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае если основное средство получено налогоплательщиком безвозмездно – как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с п. 8 ст. 250 настоящего Кодекса), сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением НДС и акцизов, кроме случаев, предусмотренных НК РФ.
   Первоначальной стоимостью имущества, являющегося предметом лизинга, признается сумма расходов лизингодателя на его приобретение, сооружение, доставку, изготовление и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением сумм налогов, подлежащих вычету или учитываемых в составе расходов в соответствии с НК РФ.
   При применении данной нормы у налогоплательщиков возникают трудности в случае определения первоначальной стоимости имущества, полученного не в результате покупки его налогоплательщиком, а при иных обстоятельствах, например при получении имущества от учредителя в качестве вклада в уставный капитал. С одной стороны, такое имущество нельзя назвать безвозмездно полученным, поскольку внесение вклада в уставный фонд дает возможность учредителю впоследствии получать дивиденды, а также прямо или косвенно участвовать в управлении организацией, а с другой стороны, организация не несет расходов на приобретение такого имущества.
   Минфин России и налоговые органы ссылались в своих разъяснениях на п. 3 раздела 5.3 Методических рекомендаций по применению главы 25 «Налог на прибыль организаций» части второй Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом МНС России от 20.12.2002 № БГ-3-02/729, в соответствии с которым основные средства, полученные в виде взноса (вклада) в уставный капитал организации, принимались к налоговому учету по остаточной стоимости полученного объекта основных средств, которая определялась по данным налогового учета у передающей стороны.
   Подобная позиция высказывалась в ответах на частные запросы налогоплательщиков, например в письмах Минфина России от 12.08.2004 № 03-03-01-04/1/3, УМНС России по г. Москве от 24.09.2004 № 24-11/61921.
   Заметим, что приказом МНС России от 21.04.2005 № САЭ-3-02/173@ вышеуказанные Методические рекомендации были отменены, но тем не менее норма данного документа раскрывает общий подход контролирующих органов к решению данного вопроса.
   Заметим, что арбитражные суды в решении подобных вопросов часто не соглашаются с налоговыми органами.
   Пример.
   Суть дела.
   Налогоплательщик относил в состав расходов амортизационные отчисления, начисленные в отношении оборудования, внесенного в качестве вклада в уставный капитал. При этом первоначальная стоимость оборудования была определена налогоплательщиком в соответствии со стоимостью, указанной в грузовых таможенных декларациях при ввозе оборудования на территорию Российской Федерации. Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки посчитал действия налогоплательщика неправомерными, поскольку у налогоплательщика отсутствовали документы, подтверждавшие остаточную стоимость имущества передающей стороны.
   Позиция суда.
   Первоначальная стоимость основных средств определяется исходя из фактически осуществленных затрат по приобретению данного имущества.
   При этом НК РФ не устанавливает порядок оценки имущества, передаваемого в уставный капитал, и не обязывает налогоплательщика при получении основного средства в уставный капитал принимать его по остаточной стоимости, сформированной в налоговом учете у передающей стороны.
   Способ определения стоимости оборудования, примененный налогоплательщиком, не противоречит действующему законодательству.
   Отказ налогового органа включить в состав расходов суммы начисленной амортизации по основным средствам, переданным в уставный капитал, не обоснован.
   (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.01.2005 № А52/4049/2004/2)
   Восстановительная стоимость амортизируемых основных средств, приобретенных (созданных) до вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как их первоначальная стоимость с учетом проведенных переоценок до даты вступления настоящей главы Кодекса в силу.
   При определении восстановительной стоимости амортизируемых основных средств учитывается переоценка основных средств, осуществленная по решению налогоплательщика по состоянию на 1 января 2002 года и отраженная в бухгалтерском учете налогоплательщика после 1 января 2002 года, которая принимается для целей налогообложения в размере, не превышающем 30 % от восстановительной стоимости соответствующих объектов основных средств, отраженных в бухгалтерском учете налогоплательщика по состоянию на 1 января 2001 года (с учетом переоценки по состоянию на 1 января 2001 года, произведенной по решению налогоплательщика и отраженной в бухгалтерском учете в 2001 году). При этом величина переоценки (уценки) по состоянию на 1 января 2002 года, отраженной налогоплательщиком в 2002 году, не признается доходом (расходом) налогоплательщика для целей налогообложения. В аналогичном порядке принимается для целей налогообложения соответствующая переоценка сумм амортизации.
   При проведении налогоплательщиком в последующих отчетных (налоговых) периодах после вступления в силу настоящей главы 25 НК РФ переоценки (уценки) стоимости объектов основных средств на рыночную стоимость положительная (отрицательная) сумма такой переоценки не признается доходом (расходом), учитываемым для целей налогообложения, и не принимается при определении восстановительной стоимости амортизируемого имущества и при начислении амортизации, учитываемым для целей налогообложения в соответствии с главой 25 настоящего Кодекса.
   Остаточная стоимость основных средств, введенных в действие до вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как разница между восстановительной стоимостью таких основных средств и суммой амортизации.
   Остаточная стоимость основных средств, введенных в эксплуатацию после вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как разница между их первоначальной стоимостью и суммой начисленной за период эксплуатации амортизации.
   При использовании налогоплательщиком объектов основных средств собственного производства первоначальная стоимость таких объектов определяется как стоимость готовой продукции, исчисленная в соответствии с п. 2 ст. 319 НК РФ, увеличенная на сумму соответствующих акцизов для основных средств, являющихся подакцизными товарами.
   Как установлено п. 2 ст. 257 НК РФ, первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.
   К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.
   Для целей главы 25 НК РФ к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.
   К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.
   Особенности включения амортизируемого имущества в состав амортизационных групп, влияющие на размер амортизационных отчислений, определены в ст. 258 НК РФ.
   Следует отметить, что согласно п. 9 ст. 259 НК РФ организации, приобретшие легковые автомобили и пассажирские микроавтобусы, должны при расчете амортизации применять специальный понижающий коэффициент 0,5 (то есть срок начисления амортизации увеличивается в два раза).
   С 1 января 2008 года первоначальная стоимость автотранспорта, при амортизации которого должен применяться понижающий коэффициент, увеличена вдвое: для легковых автомобилей – с 300 000 руб. до 600 000 руб., для пассажирских микроавтобусов – с 400 000 руб. до 800 000 руб. По автотранспорту с меньшей первоначальной стоимостью амортизация должна начисляться в общем порядке.

2.5. Оптимизация учета прочих расходов

   Перечень прочих расходов, установленный ст. 264 НК РФ, не является закрытым (подпункт 49 п. 1 ст. 264 НК РФ), что позволяет налогоплательщику учесть для целей налогообложения практически любые затраты, за исключением затрат, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса, которые соответствуют критериям п. 1 ст. 252 НК РФ. Для решения вопроса о том, правомерно или нет налогоплательщику относить на расходы для целей главы 25 НК РФ те или иные затраты, в каждом конкретном случае следует руководствоваться соответствующей позицией налоговых органов или Минфина России.
   При этом организациям следует учитывать, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Принимая во внимание, что в налоговом законодательстве не используется понятие «экономическая целесообразность» и не регулируется порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, обоснованность расходов, уменьшающих для целей налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 ст. 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. При этом обязанность осуществления проверки экономической обоснованности произведенных налогоплательщиком расходов возложена на налоговые органы.
   Письмом Минфина России от 07.08.2007 № 03-02-07/2-138 до ФНС России была доведена информация о том, что положения писем Минфина России, изданных в соответствии с полномочиями, закрепленными за финансовым ведомством ст. 34.2 НК РФ, в которых выражается позиция Минфина России по конкретным или общим вопросам, содержащимся в индивидуальных и (или) коллективных обращениях граждан и организаций, не могут рассматриваться в качестве устанавливающих обязательные для налоговых органов правила поведения, подлежащие неоднократному применению при осуществлении ими функций налогового контроля.
   Такие письменные разъяснения не обязательны для исполнения налоговыми органами, налогоплательщиками, плательщиками сборов и налоговыми агентами. Эти письменные разъяснения не содержат правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не являются нормативными правовыми актами вне зависимости от того, дано ли разъяснение конкретному заявителю либо неопределенному кругу лиц. Вышеуказанные письма имеют информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствуют налоговым органам, налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной Минфином России.
   Опубликованные письменные разъяснения Минфина России должны восприниматься субъектами налоговых правоотношений наряду с иными публикациями специалистов в этой области.
   Однако при этом НК РФ введена прямая обязанность налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, которые даны Минфином России. С учетом вышеизложенного отмечается, что вышеуказанная норма НК РФ не устанавливает обязанности налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России, адресованными конкретным заявителям (в силу того, что вышеуказанные разъяснения не содержат правовых норм), а обязывает налоговые органы руководствоваться разъяснениями, адресованными ФНС России (см. также письмо ФНС России от 14.09.2007 № ШС-6-18/716@).
   В рамках данного издания рассмотрим только наиболее часто встречающиеся на практике расходы, которые подпадают под категорию «прочие», и то, какие условие налогоплательщик должен выполнить, чтобы он мог уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, а следовательно, минимизировать налоговую нагрузку. К таким расходам прежде всего относятся затраты на обеспечение нормальных условий труда, арендные и лизинговые платежи, расходы на содержание служебного транспорта и расходы на командировки.
   Учет расходов на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности. В силу подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются расходы на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, расходы на гражданскую оборону в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также расходы на лечение профессиональных заболеваний работников, занятых на работах с вредными или тяжелыми условиями труда, расходы, связанные с содержанием помещений и инвентаря здравпунктов, находящихся непосредственно на территории организации.
   Статьей 163 ТК РФ установлено, что работодатель обязан обеспечить нормальные условия для выполнения работниками норм выработки. К таким условиям, в частности, относятся:
   – исправное состояние помещений, сооружений, машин, технологической оснастки и оборудования;
   – своевременное обеспечение технической и иной необходимой для работы документацией;
   – надлежащее качество материалов, инструментов, иных средств и предметов, необходимых для выполнения работы, их своевременное предоставление работнику;
   – условия труда, соответствующие требованиям охраны труда и безопасности производства.
   Статьей 209 ТК РФ закреплено, что охраной труда признается система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия.
   Статьями 22 и 223 ТК РФ на работодателя возлагается обязанность по обеспечению бытовых нужд работников, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, а также обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников в соответствии с требованиями охраны труда. В этих целях работодателем по установленным нормам оборудуются, в частности, санитарно-бытовые помещения и помещения для приема пищи.
   В соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 23.05.2000 № 399 «О нормативных правовых актах, содержащих государственные нормативные требования охраны труда» (далее – Постановление № 399) в Российской Федерации действует система нормативных правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, которая состоит из межотраслевых и отраслевых правил и типовых инструкций по охране труда, строительных и санитарных норм и правил, правил и инструкций по безопасности, правил устройства и безопасной эксплуатации, свода правил по проектированию и строительству, гигиенических нормативов и государственных стандартов безопасности труда.
   При этом одними из нормативно-правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, на основании п. 2 Постановления № 399 являются государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы [санитарные правила (СП), гигиенические нормативы (ГН), санитарные правила и нормы (СанПин) и санитарные нормы (СН)].
   Соблюдение нормативно-правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, позволяет не только сокращать риски наложения штрафов инспекторами труда. Правильное применение данных актов необходимо также и в целях отнесения затрат на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности на расходы, учитываемые при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Показательной в данном случае является ситуация с приобретением кондиционеров.
   Учет расходов на приобретение кондиционеров. Для предотвращения неблагоприятного воздействия микроклимата рабочих мест, производственных помещений на самочувствие, функциональное состояние, работоспособность и здоровье человека разработаны санитарные правила и нормы СанПиН 2.2.4.548-96 «Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений», утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора России от 01.10.1996 № 21 (далее – СанПиН 2.2.4.548-96).
   В соответствии с п. 1.2 СанПиН 2.2.4.548-96 данные санитарные правила распространяются на показатели микроклимата на рабочих местах всех видов производственных помещений и являются обязательными для всех предприятий и организаций. Ссылки на обязательность соблюдения требований данных санитарных правил должны быть включены в нормативно-технические документы: стандарты, строительные нормы и правила, технические условия и иные нормативные и технические документы, регламентирующие эксплуатационные характеристики производственных объектов, технологического, инженерного и санитарно-технического оборудования, обусловливающих обеспечение гигиенических нормативов микроклимата.
   Пункт 4.1 СанПиН 2.2.4.548-96 предусматривает, что санитарные правила устанавливают гигиенические требования к показателям микроклимата рабочих мест производственных помещений с учетом интенсивности энерготрат работающих, времени выполнения работы, периодов года и содержат требования к методам измерения и контроля микроклиматических условий. При этом показатели микроклимата должны обеспечивать сохранение теплового баланса человека с окружающей средой и поддержание оптимального или допустимого теплового состояния организма.
   В соответствии с п. 4.3 СанПиН 2.2.4.548-96 показателями, характеризующими микроклимат в производственных помещениях, являются:
   – температура воздуха;
   – температура поверхностей;
   – относительная влажность воздуха;
   – скорость движения воздуха;
   – интенсивность теплового облучения.
   Разделы 5 и 6 СанПиН 2.2.4.548-96 предусматривают оптимальные микроклиматические условия и допустимые микроклиматические условия применительно к выполнению работ различных категорий в холодный и теплый периоды года.
   Очевидно, что приобретение кондиционеров с целью создания нормальных условий труда для сотрудников предназначено в том числе и для создания оптимальных (допустимых) микроклиматических условий, предусмотренных СанПиН 2.2.4.548-96 как обязательных для всех организаций.
   По мнению Минфина России, выраженному в письмах от 07.10.2004 № 03-03-02-05/7 и от 17.03.1997 № 04-04-10, расходы на приобретение кондиционера могут быть приняты для целей налогообложения в соответствии со ст. 346.16 НК РФ только в случае, если кондиционер непосредственно используется при производстве и для получения дохода.
   Налоговые органы также указывают, что обоснованность затрат, связанных с мероприятиями по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности, связана с наличием производственной деятельности, направленной на получение дохода, и зависит от наличия специальных и нормативно установленных положений в ведомственных и межведомственных нормативных документах. Кроме того, именно спецификой той или иной отрасли определяются и сами мероприятия по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности (см., например, письмо УМНС России по г. Москве от 16.05.2003 № 26-12/26601, в котором налоговый орган пришел к выводу, что в порядке, установленном главой 25 НК РФ, для целей налогообложения прибыли могут быть учтены расходы по приобретению кондиционеров, если они служат для обеспечения нормальных условий труда, предусмотренных законодательством и специальными отраслевыми требованиями по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности).
   Представляется, что подобный подход необходимо применять и при решении вопроса об отнесении затрат на расходы.
   Правомерность подобного подхода разделяет и судебная практика. ФАС Московского округа разъяснил в постановлении от 10.11.2005, 02.11.2005 № КА-40/10678-05, что необходимость затрат на приобретение кондиционера вызвана обеспечением производственного процесса. Суд указал на то, что создание в зале заседаний нормальных условий труда было необходимо для производственного процесса и поэтому затраты на приобретение и установку кондиционера были правомерно отнесены заявителем на себестоимость продукции. Схожие выводы изложены и в постановлении ФАС Московского округа от 20.04.2004 № КА-А40/2699-04, в котором суд признал, что расходы на приобретение вентилятора были связаны с обслуживанием производственного процесса, обеспечением санитарно-гигиенических требований. ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 27.03.2001 № А56-2448/00 также признал, что пылесосы, очистители воздуха, кондиционеры являются основными производственными фондами, так как они необходимы организации для поддержания чистоты и порядка в производственных помещениях, где работают сотрудники организации, а поэтому организация правомерно включала затраты на их приобретение в себестоимость услуг.
   
Купить и читать книгу за 19 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать