Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Английский с Уилки Коллинзом. Женщина из сна / Wilkie Collins. The Dream Woman

   Первый раз он увидел Ее во сне. Затем встретил и полюбил наяву. И с тех пор уже ничто не могло предотвратить неизбежной развязки… Мистическая повесть Уилки Коллинза (1824–1889), прославленного автора «Лунного камня» и «Женщины в белом», относится к лучшим образцам жанра в английской литературе XIX века.
   Текст повести адаптирован (без упрощения текста оригинала) по методу Ильи Франка. Уникальность метода заключается в том, что запоминание слов и выражений происходит за счет их повторяемости, без заучивания и необходимости использовать словарь.
   Пособие способствует эффективному освоению языка, может служить дополнением к учебной программе. Предназначено для широкого круга лиц, изучающих английский язык и интересующихся английской культурой.


Английский с Уилки Коллинзом. Женщина из сна / Wilkie Collins. The Dream Woman

   Пособие подготовил Андрей Еремин
   Редактор Илья Франк

   © И. Франк, 2012
   © ООО «Восточная книга», 2012

Как читать эту книгу

   Уважаемые читатели!
   Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста.
   Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте.
   От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь.
   Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие.
   Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый!
   Причем
   на любом языке,
   в любом возрасте,
   а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)!

   Сегодня наш Метод обучающего чтения – это более двухсот книг на пятидесяти языках мира. И сотни тысяч читателей, поверивших в свои силы!

   Итак, «как это работает»?
   Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.
   Если вы только начали осваивать английский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ.
   Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля».

   Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.
   Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги!
   Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-английски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится.
   А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний.
   Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)!

   Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста,
   по электронному адресу frank@franklang.ru

The First Narrative
(Первый рассказ[1])
Introductory Statement of the Facts by Percy Fairbank
(Предварительное изложение обстоятельств /дела/ Перси Фэрбанком[2])

I

   “Hullo, there! Hostler! Hullo-o-o (эй, /там/! конюх! добрый день; hullo – привет!; эй!; приветственный возглас, оклик; hostler – конюх /особ. на постоялом дворе/)!”
   “My dear! why don’t you look for the bell (мой дорогой, почему бы тебе не поискать звонок; dear – дорогой, милый; дорогая, милая; don’t = do not; to look – смотреть; to look for – искать; bell – колокол; колокольчик; звонок)?”
   “I have looked – there is no bell уже искал – звонка нет).”
   “And nobody in the yard (и никого во дворе). How very extraordinary (как очень необычайно = как странно; ordinary – обычный, обыкновенный; заурядный)! Call again, dear (позови снова, дорогой; to call – кричать; звать; окликать).”
   “Hostler! Hullo, there! Hostler-r-r (конюх! эй! коню-у-у-х)!”
   My second call echoes through empty space, and rouses nobody (мой второй оклик отдается эхом в пустоте: «через/сквозь пустое пространство», и никого не тревожит; call – крик; зов; оклик; to rouse – будить, поднимать; побуждать /к действию/) – produces, in short, no visible result (не производит, коротко говоря, никакого видимого результата; to produce – производить, выпускать; порождать; служить причиной; in short – вкратце, короче говоря, одним словом; short – краткое содержание; суть; short – короткий; краткий). I am at the end of my resources (я исчерпал все свои возможности: «в конце моих возможностей»; resources – ресурсы, запасы; возможности, средства) – I don’t know what to say or what to do next (я не знаю, что говорить и что делать дальше; next – следующий; потом, затем).

   
 “Hullo, there! Hostler! Hullo-o-o!”
   “My dear! why don’t you look for the bell?”
   “I have looked – there is no bell.”
   “And nobody in the yard. How very extraordinary! Call again, dear.”
   “Hostler! Hullo, there! Hostler-r-r!”
   My second call echoes through empty space, and rouses nobody – produces, in short, no visible result. I am at the end of my resources – I don’t know what to say or what to do next.
   Here I stand in the solitary inn yard of a strange town (вот я стою на безлюдном дворе гостиницы в чужом городе; here – здесь, тут; вот; solitary – одинокий; одиночный; уединенный; редко посещаемый; inn – гостиница; постоялый двор; strange – чужой; незнакомый, неизвестный), with two horses to hold (с двумя лошадьми; horse – конь, лошадь; to hold – держать; удерживать), and a lady to take care of (и дамой на попечении; lady – леди, дама; to take care of – заботиться /о ком-л., чем-л./, присматривать /за кем-л., чем-л./; to take – брать; принимать; care – забота, попечение). By way of adding to my responsibilities (вдобавок к моим обязанностям; by way of – в виде, в качестве; ради, с целью; way – путь; дорога; способ, метод; to add – прибавлять, добавлять; responsibility – ответственность; обязанность), it so happens that one of the horses is dead lame (так случилось, что одна из лошадей ужасно хрома; to happen – происходить, случаться; dead – мертвый; неисправный; /усил./ крайне, совершенно, до смерти), and that the lady is my wife (а дама – моя жена).
   Who am I? – you will ask (кто я /такой/? – вы спросите).
   There is plenty of time to answer the question (/у нас/ много времени, чтобы ответить на этот вопрос; plenty – изобилие; множество, избыток). Nothing happens; and nobody appears to receive us (ничего не происходит; и никто не выходит нас встретить; to appear – появляться, показываться; to receive – получать; принимать /гостей, посетителей/). Let me introduce myself and my wife (позвольте мне представить себя и свою жену = представиться и представить свою жену; to let – позволять, разрешать).
   I am Percy Fairbank – English gentleman (я Перси Фэрбанк, английский джентльмен) – age (let us say) forty (возраст (скажем) сорок /лет/) – no profession (профессии нет = не служу) – moderate politics (умеренных политических взглядов; politics – политика; политические взгляды, убеждения) – middle height (среднего роста; height – высота, вышина; рост) – fair complexion (светлолицый; fair complexion – светлый/белый цвет лица /в противоположность смуглому/) – easy character (с легким характером; easy – легкий; покладистый, уживчивый) – plenty of money (/у меня/ много денег).

   
 Here I stand in the solitary inn yard of a strange town, with two horses to hold, and a lady to take care of. By way of adding to my responsibilities, it so happens that one of the horses is dead lame, and that the lady is my wife.
   Who am I? – you will ask.
   There is plenty of time to answer the question. Nothing happens; and nobody appears to receive us. Let me introduce myself and my wife.
   I am Percy Fairbank – English gentleman – age (let us say) forty – no profession – moderate politics – middle height – fair complexion – easy character – plenty of money.
   My wife is a French lady (моя жена – француженка: «французская дама»). She was Mademoiselle Clotilde Delorge (она была мадемуазелью Клотильдой Делорж) – when I was first presented to her at her father’s house in France (когда я был впервые представлен ей в доме ее отца во Франции; first – первый; впервые). I fell in love with her – I really don’t know why (я влюбился в нее – я в самом деле не знаю, почему; to fall – падать; приходить, впадать в какое-л. состояние; really – действительно, на самом деле). It might have been because I was perfectly idle (может быть, это потому, что я был совершенно праздным; idle – неработающий; праздный), and had nothing else to do at the time (и мне больше нечего было делать в то время; else – еще, кроме). Or it might have been because all my friends said (или потому, /что/ все мои друзья говорили) she was the very last woman whom I ought to think of marrying (/что/ она – самая неподходящая женщина, на которой мне даже думать нельзя жениться; last – последний; самый неподходящий, нежелательный; to marry – жениться, выходить замуж; женить, выдавать замуж; ought – выражает долженствование, целесообразность). On the surface, I must own (внешне, должен признаться; surface – поверхность; внешность, наружность; to own – иметь, владеть; признавать/ся/), there is nothing in common between Mrs. Fairbank and me (нет ничего общего между миссис Фэрбанк и мной; common – общий; Mrs. = Mistress). She is tall (она высокая); she is dark (смуглая; dark – темный; смуглый); she is nervous, excitable, romantic (нервная, возбудимая, романтичная; to excite – возбуждать, волновать); in all her opinions she proceeds to extremes (во всех своих мнениях она впадает в крайности; to proceed – продолжать, возобновлять /что-л./; приступать, переходить /к чему-л./).


   
 My wife is a French lady. She was Mademoiselle Clotilde Delorge – when I was first presented to her at her father’s house in France. I fell in love with her – I really don’t know why. It might have been because I was perfectly idle, and had nothing else to do at the time. Or it might have been because all my friends said she was the very last woman whom I ought to think of marrying. On the surface, I must own, there is nothing in common between Mrs. Fairbank and me. She is tall; she is dark; she is nervous, excitable, romantic; in all her opinions she proceeds to extremes.
   What could such a woman see in me (что могла такая женщина увидеть во мне; to see – видеть; находить, обнаруживать)? what could I see in her (что мог я найти в ней)? I know no more than you do (я знаю /об этом/ не больше, чем вы). In some mysterious manner we exactly suit each other (каким-то таинственным образом мы прекрасно подходим друг другу; manner – метод, способ; манера; exactly – точно, в точности; вполне, совершенно; exact – точный; точно соответствующий; each – каждый; other – другой, иной; второй, другой /из двух, трех/). We have been man and wife for ten years (мы являемся мужем и женой /уже/ десять лет; man – мужчина, человек; муж), and our only regret is, that we have no children (и наше единственное огорчение в том, что у нас нет детей; regret – сожаление, огорчение; child – ребенок, дитя). I don’t know what you may think (не знаю, что вы можете подумать); I call that – upon the whole – a happy marriage (я называю это – в общем/в целом – счастливым браком; whole – целое).
   So much for ourselves (достаточно о нас: «так много для нас»; so much for – это все, что касается…; довольно, хватит о…). The next question is – what has brought us into the inn yard (следующий вопрос – что привело нас во двор этой гостиницы; to bring – приносить; приводить)? and why am I obliged to turn groom, and hold the horses (и почему я вынужден стать грумом и /сам/ держать лошадей; to turn – поворачивать/ся/; превращаться /в кого-л., что-л./; становиться /кем-л., чем-л./)?
   We live for the most part in France (мы живем большей частью во Франции) – at the country house in which my wife and I first met (в загородном доме, в котором моя жена и я впервые встретились; country – деревенский, сельский; country – страна; сельская местность; провинция; to meet – встречать/ся/). Occasionally, by way of variety (время от времени, для разнообразия; occasionally – изредка, время от времени; occasional – случающийся время от времени, иногда; occasion – случай), we pay visits to my friends in England (мы наносим визиты нашим друзьям в Англии; to pay – платить; наносить /визит/).

   
 What could such a woman see in me? what could I see in her? I know no more than you do. In some mysterious manner we exactly suit each other. We have been man and wife for ten years, and our only regret is, that we have no children. I don’t know what you may think; I call that – upon the whole – a happy marriage.
   So much for ourselves. The next question is – what has brought us into the inn yard? and why am I obliged to turn groom, and hold the horses?
   We live for the most part in France – at the country house in which my wife and I first met. Occasionally, by way of variety, we pay visits to my friends in England.
   We are paying one of those visits now (мы наносим один из тех визитов теперь). Our host is an old college friend of mine (наш хозяин – мой старый приятель по колледжу), possessed of a fine estate in Somersetshire (владеющий прекрасным поместьем в Сомерсетшире; to possess – владеть, обладать); and we have arrived at his house – called Farleigh Hall (мы прибыли в его дом, называемый Фарли-Холл; to arrive – прибывать, приезжать; hall – зал, холл; помещичий дом, усадьба) – toward the close of the hunting season (к концу охотничьего сезона; close – конец, завершение, окончание; to close – закрывать/ся/; заканчивать/ся/; to hunt – охотиться).
   On the day of which I am now writing (в тот день, о котором я теперь пишу) – destined to be a memorable day in our calendar (/и которому/ суждено стать памятным днем в нашем календаре; to destine – предназначать, предопределять; destiny – судьба; участь, доля; memorable – незабываемый, /досто/памятный; memory – память; воспоминание) – the hounds meet at Farleigh Hall (свора гончих собирается в Фарли-Холле; hound – охотничья собака /особ. гончая/; to meet – встречать/ся/; собираться; meet – сбор охотников). Mrs. Fairbank and I are mounted on two of the best horses in my friend’s stables (нас с миссис Фэрбанк сажают на /двух из/ лучших коней в конюшне моего друга; to mount – подниматься, взбираться; садиться или сажать /на лошадь/). We are quite unworthy of that distinction (мы совсем не заслуживаем такого почета; worthy – достойный; заслуживающий /чего-л./; worth – ценность, значение; достоинство; distinction – различие, отличие; почтительное отношение); for we know nothing and care nothing about hunting (поскольку ничего не знаем об охоте и не питаем к ней интереса; to care – заботиться; любить, проявлять интерес /к кому-л., чему-л./). On the other hand, we delight in riding (с другой стороны, мы наслаждаемся верховой ездой; hand – рука /кисть/; сторона, точка зрения; to delight – восхищать; доставлять, удовольствие; наслаждаться, получать удовольствие; delight – удовольствие, наслаждение; riding – верховая езда; to ride – ездить верхом, скакать), and we enjoy the breezy spring morning (и свежим весенним утром; to enjoy – наслаждаться; получать удовольствие /от чего-л./; breezy – свежий, прохладный /о погоде/; ветреный; breeze – легкий ветерок, бриз; spring – весна; весенний) and the fair and fertile English landscape surrounding us on every side (прекрасной и богатой английской природой, окружающей нас со всех сторон: «с каждой стороны»; fair – светлый; красивый; ясный, солнечный; fertile – плодородный; богатый, изобильный; landscape – ландшафт, пейзаж; land – земля; -scape – имеет значение «вид», «пейзаж»).

   
 We are paying one of those visits now. Our host is an old college friend of mine, possessed of a fine estate in Somersetshire; and we have arrived at his house – called Farleigh Hall – toward the close of the hunting season.
   On the day of which I am now writing – destined to be a memorable day in our calendar – the hounds meet at Farleigh Hall. Mrs. Fairbank and I are mounted on two of the best horses in my friend’s stables. We are quite unworthy of that distinction; for we know nothing and care nothing about hunting. On the other hand, we delight in riding, and we enjoy the breezy spring morning and the fair and fertile English landscape surrounding us on every side.
   While the hunt prospers, we follow the hunt (пока охота идет удачно, мы следуем за охотниками; hunt – охота; группа охотников со сворой собак; to prosper – преуспевать, процветать; to follow – следовать, идти за /кем-л., чем-л./). But when a check occurs (но когда происходит задержка; check – препятствие, остановка; задержка; to check – останавливать; препятствовать) – when time passes and patience is sorely tried (когда /же/ время проходит и терпение /охотников/ ужасно испытывается; to pass – идти, проходить мимо; проходить, протекать /о времени/; sorely – жестоко, мучительно; крайне, очень; sore – рана, язва; болезненный; крайний, острый; to try – пытаться, пробовать; испытывать); when the bewildered dogs run hither and thither (когда сбитые с толку собаки бегают туда и сюда; to bewilder – смущать; ставить в тупик, сбивать с толку), and strong language falls from the lips of exasperated sportsmen (и крепкие словечки слетают с губ раздраженных охотников; strong language – сильные, крепкие выражения, ругательства: «сильный язык»; to fall – падать; опускаться; срываться с уст; to exasperate – сердить, раздражать; sportsman – спортсмен; охотник, рыболов /любитель/; sport – спорт; любительская охота, рыбная ловля) – we fail to take any further interest in the proceedings (мы теряем дальнейший интерес к происходящему; to fail – потерпеть неудачу; не суметь сделать /что-л./; to take interest in – интересоваться /кем-л., чем-л./, проявлять интерес /к кому-л., чему-л./; proceedings – поступок, действие; to proceed – продолжать /что-л./; поступать, действовать). We turn our horses’ heads in the direction of a grassy lane (мы поворачиваем головы наших коней в направлении = мы направляем коней к поросшей травой тропинке; grassy – покрытый травой; травянистый; grass – трава; lane – узкая дорожка, тропинка /обычно между живыми изгородями/), delightfully shaded by trees (прелестно затененной деревьями; delightful – восхитительный, очаровательный; to shade – затенять; заслонять /от света/; shade – тень; полумрак). We trot merrily along the lane (мы весело пускаем /коней/ рысью по тропинке; to trot – идти рысью /о лошади/; пускать рысью /лошадь/; along – вдоль, по), and find ourselves on an open common (и оказываемся: «находим себя» на открытом общинном выгоне; to find – находить, обнаруживать; common – общинная земля; общинный выгон; common – общий; общественный, общинный). We gallop across the common (галопом скачем через выгон), and follow the windings of a second lane (и следуем изгибами второй тропинки; winding – извилина, изгиб, поворот; to wind – виться, извиваться). We cross a brook (пересекаем ручей), we pass through a village (проезжаем /через/ деревню; village – деревня, село, селение), we emerge into pastoral solitude among the hills (и обретаем пасторальное уединение среди холмов: «выныриваем в…»; to emerge – появляться, выходить; solitude – уединение, одиночество; sole – единственный; одиночный; уединенный /о месте/).

   
 While the hunt prospers, we follow the hunt. But when a check occurs – when time passes and patience is sorely tried; when the bewildered dogs run hither and thither, and strong language falls from the lips of exasperated sportsmen – we fail to take any further interest in the proceedings. We turn our horses’ heads in the direction of a grassy lane, delightfully shaded by trees. We trot merrily along the lane, and find ourselves on an open common. We gallop across the common, and follow the windings of a second lane. We cross a brook, we pass through a village, we emerge into pastoral solitude among the hills.
   The horses toss their heads (кони вскидывают головы; to toss – бросать, кидать; вскидывать /голову/), and neigh to each other (и ржут друг другу), and enjoy it as much as we do (и наслаждаются этим = тишиной так же, как мы). The hunt is forgotten (охота забыта; to forget – забывать). We are as happy as a couple of children (мы счастливы, словно пара детей); we are actually singing a French song (мы даже поем французскую песню; actually – фактически, на самом деле; как ни странно; даже) – when in one moment our merriment comes to an end (когда в один миг наше веселье приходит к концу; moment – миг, минута, момент, мгновение). My wife’s horse sets one of his forefeet on a loose stone, and stumbles (конь моей жены ставит одну из передних ног на шаткий камень и спотыкается; to set – ставить, помещать; foot – ступня; лапа /животного/; loose – свободный; незакрепленный; шатающийся). His rider’s ready hand saves him from falling (проворная рука всадницы спасает его от падения; ready – готовый /к действию, использованию и т. д./; легкий, быстрый). But, at the first attempt he makes to go on (но при первой /же/ попытке пойти дальше, которую делает конь; to go on – идти дальше; продолжать путь), the sad truth shows itself – a tendon is strained (выясняется: «проявляет себя» печальная правда – сухожилие растянуто; sad – грустный, печальный; to show – показывать/ся/; проявлять/ся/; to strain – натягивать/ся/; растягивать/ся/); the horse is lame (конь охромел).
   What is to be done (что делать: «что должно быть сделано»)? We are strangers in a lonely part of the country (мы чужие в этой безлюдной /части/ местности; stranger – незнакомец; чужестранец; lonely – одинокий; пустынный, малолюдный). Look where we may, we see no signs of a human habitation (куда бы мы ни смотрели, мы не видим никаких следов человеческого присутствия; sign – знак; признак; свидетельство; habitation – проживание; место жительства, жилище).

   
 The horses toss their heads, and neigh to each other, and enjoy it as much as we do. The hunt is forgotten. We are as happy as a couple of children; we are actually singing a French song – when in one moment our merriment comes to an end. My wife’s horse sets one of his forefeet on a loose stone, and stumbles. His rider’s ready hand saves him from falling. But, at the first attempt he makes to go on, the sad truth shows itself – a tendon is strained; the horse is lame.
   What is to be done? We are strangers in a lonely part of the country. Look where we may, we see no signs of a human habitation.
   There is nothing for it but to take the bridle road up the hill (ничего не остается, кроме как выбрать верховую тропу, /идущую/ вверх по склону; to take – брать; выбирать; bridle road – верховая тропа, дорога для всадников; bridle – узда, уздечка; road – дорога; up the hill – в гору, вверх по склону), and try what we can discover on the other side (и посмотреть, что мы можем обнаружить на другой стороне /холма/; to discover – открывать, делать открытие; обнаруживать; side – сторона; склон /горы, холма/). I transfer the saddles (я меняю седла; to transfer – переносить, перемещать), and mount my wife on my own horse (и сажаю жену на своего собственного коня). He is not used to carry a lady (он не привык возить даму; to be used to – быть привыкшим, иметь привычку /к кому-л., чему-л./; to carry – /пере/носить, /пере/возить); he misses the familiar pressure of a man’s legs on either side of him (ему не хватает привычного давления мужских ног на каждом боку = на боках; to miss – недоставать; скучать; чувствовать отсутствие; familiar – близкий, привычный; хорошо знакомый; pressure – давление; сжатие, нажим; to press – жать, давить; side – сторона; склон; бок); he fidgets, and starts, and kicks up the dust (он нервничает, вздрагивает, поднимает копытами пыль; to fidget – беспокойно двигаться, вертеться, проявлять нетерпение; to start – начинать/ся/; вздрагивать, пугаться; to kick up – поднимать, швырять вверх; to kick – ударять ногой; лягать). I follow on foot (я следую пешком), at a respectful distance from his heels (на почтительном расстоянии от его копыт; respect – уважение; почтение; heel – пятка; задняя часть копыта), leading the lame horse (ведя хромого коня). Is there a more miserable object on the face of creation than a lame horse (есть ли более жалкое зрелище на свете: «на поверхности мироздания», чем хромой конь; miserable – жалкий, несчастный; object – предмет, вещь; /разг./ жалкий человек; нелепая вещь; face – лицо; поверхность; creation – соз/и/дание; творение; мироздание; to create – творить, создавать)? I have seen lame men and lame dogs who were cheerful creatures (я видел хромых людей и хромых собак, которые были веселыми созданиями; cheerful – бодрый, веселый, неунывающий; cheer – веселье; оживление; настроение /преим. хорошее/; creature – создание, творение, существо); but I never yet saw a lame horse (но я никогда еще не видел хромого коня; yet – до сих пор; /пока/ еще) who didn’t look heartbroken over his own misfortune (который не выглядел бы с разбитым сердцем над своей бедой = не убивался бы из-за своей беды; didn’t = did not; to look – смотреть; выглядеть, иметь вид; heartbroken – убитый горем; с разбитым сердцем; to break – ломать/ся/; разбивать/ся/; misfortune – беда, несчастье; fortune – счастье, удача).

   
 There is nothing for it but to take the bridle road up the hill, and try what we can discover on the other side. I transfer the saddles, and mount my wife on my own horse. He is not used to carry a lady; he misses the familiar pressure of a man’s legs on either side of him; he fidgets, and starts, and kicks up the dust. I follow on foot, at a respectful distance from his heels, leading the lame horse. Is there a more miserable object on the face of creation than a lame horse? I have seen lame men and lame dogs who were cheerful creatures; but I never yet saw a lame horse who didn’t look heartbroken over his own misfortune.
   For half an hour my wife capers and curvets sideways along the bridle road (полчаса моя жена /то и дело/ отскакивает в сторону на этой верховой тропе; half – половина; to caper – скакать, прыгать; to curvet – делать курбет /прыжок верховой лошади с поджатыми ногами/; прыгать). I trudge on behind her (я устало тащусь за ней; to trudge – идти с трудом, устало тащиться; behind – позади, за); and the heartbroken horse halts behind me (несчастная лошадь хромает за мной; to halt – останавливать/ся/; запинаться; /уст./ хромать). Hard by the top of the hill (рядом с вершиной холма; hard by – рядом, близко; hard – твердо, крепко; близко, рядом), our melancholy procession passes a Somersetshire peasant at work in a field (наша печальная процессия проходит мимо сомерсетширского крестьянина, работающего: «за работой» в поле; melancholy – унылый, мрачный, подавленный). I summon the man to approach us (я кричу этому человеку, чтобы он подошел к нам; to summon – позвать, вызвать; to approach – подходить, приближаться); and the man looks at me stolidly (он смотрит на меня флегматично; stolid – флегматичный, бесстрастный), from the middle of the field, without stirring a step (с середины поля, не делая ни шагу; without – без; без того, чтобы; to stir – шевелить/ся/, двигать/ся/). I ask at the top of my voice how far it is to Farleigh Hall (я /кричу/ во весь голос, спрашивая, как далеко до Фарли-Холла; at the top of one’s voice – во весь голос, во всю силу легких; top – вершина; высшая степень, высшая ступень). The Somersetshire peasant answers at the top of his voice (сомерсетширский крестьянин отвечает, /крича/ во весь свой голос):
   “Vourteen mile. Gi’ oi a drap o’ zyder (= Fourteen miles. Give me a drop of cider. Четырнадцать миль. Дайте мне глоток сидра; mile – миля /единица длины = 1609 м/; drop – капля; небольшое количество; глоток).”

   
 For half an hour my wife capers and curvets sideways along the bridle road. I trudge on behind her; and the heartbroken horse halts behind me. Hard by the top of the hill, our melancholy procession passes a Somersetshire peasant at work in a field. I summon the man to approach us; and the man looks at me stolidly, from the middle of the field, without stirring a step. I ask at the top of my voice how far it is to Farleigh Hall. The Somersetshire peasant answers at the top of his voice:
   “Vourteen mile. Gi’ oi a drap o’ zyder.”
   I translate (for my wife’s benefit) from the Somersetshire language into the English language (я перевожу (для жены) с сомерсетширского языка на английский; benefit – польза, благо). We are fourteen miles from Farleigh Hall (мы /находимся/ в четырнадцати милях от Фарли-Холла); and our friend in the field desires to be rewarded (и наш друг в поле желает быть вознагражденным), for giving us that information, with a drop of cider (за то, что дал нам эти сведения, глотком сидра). There is the peasant, painted by himself (вот крестьянин, изображенный самим собой = вот крестьянин во всей красе/истинный портрет крестьянина; to paint – красить; рисовать, писать /красками/; изображать, описывать)! Quite a bit of character, my dear (боже мой, ну и характер; quite a bit – довольно много; bit – кусочек; небольшое количество; quite a character – большой оригинал, чудак; dear – дорогой; боже мой!, вот те на! /выражает сожаление, удивление, досаду и т. д./)! Quite a bit of character!
   Mrs. Fairbank doesn’t view the study of agricultural human nature with my relish (миссис Фэрбанк не разделяет моего интереса к изучению земледельческой человеческой природы = натуры земледельца; to view – осматривать; оценивать, судить /о чем-л/; видеть; study – изучение, исследование; relish – удовольствие, вкус; склонность /к чему-л./). Her fidgety horse will not allow her a moment’s repose (ее беспокойный конь /всё/ не даст ей ни минуты покоя; to allow – позволять, разрешать; давать возможность /чего-л./; repose – отдых, передышка; покой); she is beginning to lose her temper (она начинает терять самообладание; to lose one’s temper – выйти из себя, потерять самообладание, вспылить; temper – нрав, характер; самообладание, сдержанность).


   
 I translate (for my wife’s benefit) from the Somersetshire language into the English language. We are fourteen miles from Farleigh Hall; and our friend in the field desires to be rewarded, for giving us that information, with a drop of cider. There is the peasant, painted by himself! Quite a bit of character, my dear! Quite a bit of character!
   Mrs. Fairbank doesn’t view the study of agricultural human nature with my relish. Her fidgety horse will not allow her a moment’s repose; she is beginning to lose her temper.
   “We can’t go fourteen miles in this way,” she says (мы не можем пройти четырнадцать миль так/таким образом, – говорит она). “Where is the nearest inn (где ближайшая гостиница)? Ask that brute in the field (спроси того грубияна в поле; brute – животное, тварь; жестокий, глупый или грубый человек)!”
   I take a shilling from my pocket and hold it up in the sun (я достаю шиллинг из кармана и выставляю его на солнце; shilling – шиллинг /монета чеканилась до 1971; = 1/20 фунта стерлингов или 12 пенсам/; to hold up – показывать, выставлять).
   The shilling exercises magnetic virtues (шиллинг проявляет магнетические свойства; to exercise – упражнять/ся/; осуществлять; проявлять; magnetic – магнитный; магнетический, притягательный; magnet – магнит; virtue – добродетель; сила, действие). The shilling draws the peasant slowly toward me from the middle of the field (шиллинг медленно притягивает крестьянина ко мне с середины поля; to draw – тянуть, тащить; притягивать; slow – медленный). I inform him that we want to put up the horses and to hire a carriage to take us back to Farleigh Hall (я сообщаю ему, что мы хотим /где-нибудь/ оставить лошадей и нанять экипаж, чтобы он отвез нас обратно в Фарли-Холл; to inform – сообщать, информировать; to put up – принимать, давать приют /гостям/; останавливаться, размещаться /где-л./; to put – класть; помещать, размещать; carriage – экипаж; карета; коляска; to take – брать; доставлять, отводить, отвозить /кого-л., что-л./). Where can we do that (где мы можем это сделать)? The peasant answers (with his eye on the shilling) (крестьянин отвечает со взором на шиллинге = не сводя глаз с шиллинга; eye – глаз; взгляд, взор):
   “At Oonderbridge, to be zure (= At Underbridge, to be sure. В Андербридже, конечно; under – под, ниже; bridge – мост; sure – уверенный; несомненный, бесспорный).”
   “Is it far to Underbridge (далеко до Андербриджа)?”

   
 “We can’t go fourteen miles in this way,” she says. “Where is the nearest inn? Ask that brute in the field!”
   I take a shilling from my pocket and hold it up in the sun.
   The shilling exercises magnetic virtues. The shilling draws the peasant slowly toward me from the middle of the field. I inform him that we want to put up the horses and to hire a carriage to take us back to Farleigh Hall. Where can we do that? The peasant answers (with his eye on the shilling):
   “At Oonderbridge, to be zure.” (At Underbridge, to be sure.)
   “Is it far to Underbridge?”
   The peasant repeats, “Var to Oonderbridge (крестьянин повторяет: «Далеко ли до Андербриджа?»)?” – and laughs at the question (и смеется над этим вопросом). “Hoo-hoo-hoo!” (Underbridge is evidently close by – if we could only find it.) («Ого-го!» – Андербридж, очевидно, находится поблизости – если мы только сможем его найти; hoo – ого-го!, ау! /выражение удивления, радости или призыва/; evident – очевидный, явный) “Will you show us the way, my man (не покажете ли нам дорогу, любезный: «мой человек»; man – человек, мужчина; /разг./ приятель, милый)?” “Will you gi’ oi a drap of zyder (а вы дадите мне глоток сидра)?” I courteously bend my head, and point to the shilling (я учтиво наклоняю голову и указываю на шиллинг; courteous – вежливый, учтивый, любезный; court – двор /при правителе/; to bend – гнуть/ся/, сгибать/ся/; наклонять/ся/). The agricultural intelligence exerts itself (земледельческий ум проявляет себя; intelligence – ум, интеллект; умственные способности; to exert – напрягать /силы/; прилагать /усилия/; проявлять). The peasant joins our melancholy procession (крестьянин присоединяется к нашей печальной процессии). My wife is a fine woman, but he never once looks at my wife (моя жена красивая женщина, но он ни разу не смотрит на нее; fine – прекрасный, превосходный; never – никогда; ни разу; once – /один/ раз; однажды) – and, more extraordinary still, he never even looks at the horses (и, что еще удивительнее, он ни разу даже не смотрит на лошадей; extraordinary – необычайный, странный; удивительный; still – еще; все же). His eyes are with his mind (его глаза следуют за мыслью; mind – ум, разум; мысли; стремление) – and his mind is on the shilling (а его мысль /направлена/ на шиллинг).

   
 The peasant repeats, “Var to Oonderbridge?” – and laughs at the question. “Hoo-hoo-hoo!” (Underbridge is evidently close by – if we could only find it.) “Will you show us the way, my man?” “Will you gi’ oi a drap of zyder?” I courteously bend my head, and point to the shilling. The agricultural intelligence exerts itself. The peasant joins our melancholy procession. My wife is a fine woman, but he never once looks at my wife – and, more extraordinary still, he never even looks at the horses. His eyes are with his mind – and his mind is on the shilling.
   We reach the top of the hill (мы достигаем вершины холма) – and, behold on the other side, nestling in a valley (и вот, на другой стороне, укрывшись в долине; to behold – увидеть, заметить; созерцать; behold! – вот!, смотри!; to nestle – уютно устроиться; ютиться; укрываться; nest – гнездо), the shrine of our pilgrimage, the town of Underbridge (находится цель нашего паломничества – город Андербридж; shrine – святыня, место поклонения; pilgrim – пилигрим, паломник; странник)! Here our guide claims his shilling (здесь наш проводник требует свой шиллинг; to claim – требовать, заявлять о своих правах /на что-л./), and leaves us to find out the inn for ourselves (и покидает нас /предоставив/ нам самим искать гостиницу; to leave – уходить; покидать, оставлять). I am constitutionally a polite man (я по характеру вежливый человек; constitutionally – сообразно телосложению, складу ума, характеру; constitution – конституция, телосложение; склад ума; характер). I say “Good morning” at parting (я говорю «Всего доброго!» на прощание; good morning! – доброе утро!; до свидания!, всего доброго! /при расставании утром/; parting – расставание; прощание; to part – разделяться; разлучаться, расставаться). The guide looks at me with the shilling between his teeth to make sure that it is a good one (проводник смотрит на меня с шиллингом между зубами = пробуя шиллинг на зуб, чтобы убедиться, что он настоящий; tooth – зуб; good – хороший; настоящий, неподдельный). “Marnin!” he says savagely (и вам! – говорит он грубо; marnin = morning; savage – дикий; жестокий, свирепый; грубый) – and turns his back on us, as if we had offended him (и поворачивает свою спину на нас = поворачивается к нам спиной, как будто мы его обидели; to offend – обижать, оскорблять). A curious product, this, of the growth of civilization (занятный же плод приносит развитие цивилизации; curious – любопытный; чудной, курьезный; product – продукт, изделие; плод, результат; growth – рост, развитие; to grow – расти, произрастать). If I didn’t see a church spire at Underbridge (если бы я не видел церковный шпиль в Андербридже; church – церковь; spire – стрелка /злака/; росток; шпиль; остроконечная верхушка), I might suppose that we had lost ourselves on a savage island (то мог бы подумать, что мы потерялись: «потеряли себя» на диком острове; to suppose – думать, /пред/полагать).


   
 We reach the top of the hill – and, behold on the other side, nestling in a valley, the shrine of our pilgrimage, the town of Underbridge! Here our guide claims his shilling, and leaves us to find out the inn for ourselves. I am constitutionally a polite man. I say “Good morning” at parting. The guide looks at me with the shilling between his teeth to make sure that it is a good one. “Marnin!” he says savagely – and turns his back on us, as if we had offended him. A curious product, this, of the growth of civilization. If I didn’t see a church spire at Underbridge, I might suppose that we had lost ourselves on a savage island.

II

   Arriving at the town, we had no difficulty in finding the inn (прибыв в город, мы без труда нашли гостиницу: «не имели трудности в нахождении гостиницы»; difficult – сложный, трудный). The town is composed of one desolate street (город состоит из одной безлюдной улицы; to compose – сочинять, создавать /лит. или муз. произведение/; составлять /из частей/; desolate – заброшенный; пустынный, безлюдный); and midway in that street stands the inn (и в середине той улицы стоит гостиница; midway – на полпути, на полдороге) – an ancient stone building sadly out of repair (старинное каменное здание в печальном состоянии: «печально вне /хорошего/ состояния»; ancient – древний; старинный, старый; to build – строить, сооружать; создавать; repair – ремонт; состояние /здания и т. д./; годность, исправность). The painting on the sign-board is obliterated (картинка на вывеске стерта; painting – живопись; картина; изображение; sign – знак; вывеска; board – доска; to obliterate – стирать, удалять, изглаживать). The shutters over the long range of front windows are all closed (ставни на длинном ряде фасадных окон = на окнах по длинному фасаду все закрыты; shutter – ставень; to shut – закрывать, затворять; range – ряд, линия, вереница; front – передний; front – передняя сторона; фасад). A cock and his hens are the only living creatures at the door (петух и его куры – единственные живые существа у двери). Plainly, this is one of the old inns of the stage-coach period (/всё/ ясно, это одна из старых гостиниц эпохи дилижансов; plainly – ясно, очевидно; plain – ясный, очевидный; stage-coach – почтовая карета, дилижанс; stage – станция, остановка; coach – почтовая или пассажирская карета, экипаж; period – период; эпоха, время), ruined by the railway (разоренная железной дорогой; to ruin – разрушать; разорять; rail – рельс). We pass through the open arched doorway (мы проходим сквозь открытый сводчатый проем; arched – арочный, сводчатый; arch – арка; свод; doorway – дверной проем), and find no one to welcome us (и не находим никого, кто бы нас встретил; to welcome – приветствовать /гостя/; радушно принимать; встречать).

   
 Arriving at the town, we had no difficulty in finding the inn. The town is composed of one desolate street; and midway in that street stands the inn – an ancient stone building sadly out of repair. The painting on the sign-board is obliterated. The shutters over the long range of front windows are all closed. A cock and his hens are the only living creatures at the door. Plainly, this is one of the old inns of the stage-coach period, ruined by the railway. We pass through the open arched doorway, and find no one to welcome us.
   We advance into the stable yard behind (мы проходим в конный двор позади; to advance – двигать/ся/ вперед); I assist my wife to dismount (я помогаю жене спешиться) – and there we are in the position (и тут мы попадаем в положение) already disclosed to view at the opening of this narrative (/которое/ уже было описано: «открыто для обозрения» в начале этого рассказа; to view – осматривать; видеть; view – вид; осмотр, обозрение; to disclose – раскрывать, открывать; показывать; opening – отверстие, брешь; начало; вступление). No bell to ring (звонка /чтобы позвонить/ нет). No human creature to answer when I call (ни одна живая душа: «человеческое существо» не отвечает, когда я зову). I stand helpless, with the bridles of the horses in my hand (я стою, беспомощный, держа в руке поводья лошадей; help – помощь). Mrs. Fairbank saunters gracefully down the length of the yard (миссис Фэрбанк грациозно прогуливается по двору: «вниз по длине двора»; to saunter – прогуливаться, прохаживаться; grace – грация, изящество; length – длина; протяженность) and does – what all women do, when they find themselves in a strange place (и делает /то/, что все женщины делают, когда они оказываются в незнакомом месте). She opens every door as she passes it, and peeps in (она открывает каждую дверь, когда проходит мимо нее, и заглядывает внутрь; to peep – заглядывать; смотреть сквозь маленькое отверстие; подглядывать). On my side, I have just recovered my breath (что касается меня: «на моей стороне», я только что перевел дыхание; to recover one’s breath – отдышаться, перевести дух/дыхание; to recover – вновь обретать; восстанавливать), I am on the point of shouting for the hostler for the third and last time (и собираюсь криком позвать конюха в третий и последний раз; to be on the point of doing smth. – собираться сделать что-л.: «быть на грани делания чего-л.»; point – точка; порог; край; грань; time – время; раз, случай), when I hear Mrs. Fairbank suddenly call to me (когда слышу, как миссис Фэрбанк вдруг зовет меня; suddenly – вдруг, внезапно; sudden – внезапный, неожиданный):
   “Percy! come here (Перси! иди сюда)!”

   
 We advance into the stable yard behind; I assist my wife to dismount – and there we are in the position already disclosed to view at the opening of this narrative. No bell to ring. No human creature to answer when I call. I stand helpless, with the bridles of the horses in my hand. Mrs. Fairbank saunters gracefully down the length of the yard and does – what all women do, when they find themselves in a strange place. She opens every door as she passes it, and peeps in. On my side, I have just recovered my breath, I am on the point of shouting for the hostler for the third and last time, when I hear Mrs. Fairbank suddenly call to me:
   “Percy! come here!”
   Her voice is eager and agitated (ее голос нетерпелив и взволнован; eager – жаждущий /чего-л/; нетерпеливый; to agitate – волновать, возбуждать). She has opened a last door at the end of the yard (она открыла последнюю дверь в конце двора), and has started back from some sight which has suddenly met her view (и отпрянула/отскочила назад от какого-то зрелища, которое внезапно предстало ее взору: «встретило ее взгляд»; view – вид; видимость, поле зрения). I hitch the horses’ bridles on a rusty nail in the wall near me, and join my wife (я привязываю поводья к ржавому гвоздю в стене возле меня и присоединяюсь к жене; to hitch – закреплять, прикреплять; привязывать; rusty – ржавый, заржавленный; rust – ржавчина; to join – соединять; присоединяться /к кому-л./). She has turned pale (она побледнела: «стала бледной»; to turn – поворачивать/ся/; становиться, делаться), and catches me nervously by the arm (и нервно хватает меня за руку; to catch – ловить; хватать).
   “Good heavens!” she cries (боже мой: «благие небеса»! – восклицает она); “look at that (посмотри на это)!”
   I look – and what do I see (я смотрю – и что же я вижу)? I see a dingy little stable, containing two stalls (я вижу грязную маленькую конюшню, в которой два стойла; dingy – тусклый; грязный; to contain – содержать, включать в себя). In one stall a horse is munching his corn (в одном стойле лошадь жует овес; to munch – жевать; грызть; corn – зерно, зерновые хлеба /в Англии – пшеница, в Шотландии и Сев. Ирландии – овес/). In the other a man is lying asleep on the litter (в другом – человек лежит спящим = спит на соломе; litter – подстилка для скота /из соломы, сена/).

   
 Her voice is eager and agitated. She has opened a last door at the end of the yard, and has started back from some sight which has suddenly met her view. I hitch the horses’ bridles on a rusty nail in the wall near me, and join my wife. She has turned pale, and catches me nervously by the arm.
   “Good heavens!” she cries; “look at that!”
   I look – and what do I see? I see a dingy little stable, containing two stalls. In one stall a horse is munching his corn. In the other a man is lying asleep on the litter.
   A worn, withered, woebegone man in a hostler’s dress (измученный, изможденный, печального вида человек в одежде конюха; worn – изношенный, потертый; усталый, изможденный; to wear – носить /одежду/; изнашивать/ся/; истощать/ся/; изнурять; to wither – вянуть, сохнуть; иссушать, лишать сил или свежести; woebegone – удрученный, горестный /о виде человека/; woe – горе, печаль; dress – платье, одежда). His hollow wrinkled cheeks (его впалые морщинистые щеки; hollow – пустой; впалый, ввалившийся; to wrinkle – морщить/ся/, покрывать/ся/ морщинами, складками; wrinkle – морщина; складка), his scanty grizzled hair (редкие седые волосы; scanty – скудный, недостаточный; to grizzle – делать/ся/ серым; седеть; grizzle – серый цвет; седина), his dry yellow skin (сухая желтая кожа), tell their own tale of past sorrow or suffering (красноречиво свидетельствуют: «рассказывают свою собственную историю» о пережитом горе или страдании; tale – рассказ; история; past – прошлый, былой; sorrow – горе, печаль, скорбь; suffering – страдание, мука; to suffer – страдать). There is an ominous frown on his eyebrows (его брови угрюмо сдвинуты; ominous – зловещий, угрожающий; frown – сдвинутые, насупленные брови; хмурый, недовольный вид; eye – глаз; brow – бровь) – there is a painful nervous contraction on the side of his mouth (мучительное нервное сокращение на половине рта = рот перекошен от какого-то тягостного переживания; painful – болезненный; мучительный, тягостный; pain – боль; contraction – сокращение, сжатие). I hear him breathing convulsively when I first look in (я слышу, как он судорожно дышит, когда впервые заглядываю внутрь /конюшни/); he shudders and sighs in his sleep (он вздрагивает и вздыхает во сне). It is not a pleasant sight to see (это неприятное зрелище, чтобы видеть = на это зрелище неприятно смотреть), and I turn round instinctively to the bright sunlight in the yard (и я инстинктивно поворачиваюсь к яркому солнечному свету во дворе; to turn round – оборачиваться; поворачиваться; round – вокруг, кругом). My wife turns me back again in the direction of the stable door (моя жена опять поворачивает меня обратно /по направлению/ к двери конюшни).
   “Wait!” she says (подожди! – говорит она; to wait – ждать, ожидать). “Wait! he may do it again (подожди! он может сделать это снова).”

   
 A worn, withered, woebegone man in a hostler’s dress. His hollow wrinkled cheeks, his scanty grizzled hair, his dry yellow skin, tell their own tale of past sorrow or suffering. There is an ominous frown on his eyebrows – there is a painful nervous contraction on the side of his mouth. I hear him breathing convulsively when I first look in; he shudders and sighs in his sleep. It is not a pleasant sight to see, and I turn round instinctively to the bright sunlight in the yard. My wife turns me back again in the direction of the stable door.
   “Wait!” she says. “Wait! he may do it again.”
   “Do what again (сделать что снова)?”
   “He was talking in his sleep, Percy, when I first looked in (он говорил во сне, Перси, когда я заглянула в первый раз). He was dreaming some dreadful dream (ему снился какой-то страшный сон; to dream – видеть сон; видеть во сне; dread – /благоговейный/ страх; ужас; dream – сон, сновидение). Hush! he’s beginning again (тише! он начинает опять; hush – тишина, молчание; тише!, тс!).”
   I look and listen (я смотрю и слушаю). The man stirs on his miserable bed (человек ворочается на своем жалком ложе; miserable – жалкий; убогий, скверный; bed – кровать, постель; ложе). The man speaks in a quick, fierce whisper through his clinched teeth (он говорит быстрым, горячим шепотом сквозь стиснутые зубы; fierce – свирепый, лютый; горячий, пылкий; to clinch – заклепывать, закреплять скобой; захватить противника /в боксе/; clinch – зажим; скоба). “Wake up! Wake up, there! Murder (проснитесь! проснитесь же! убийство; to wake – просыпаться; будить)!”
   There is an interval of silence (наступает минута тишины; interval – промежуток времени; интервал, пауза; silence – тишина; молчание). He moves one lean arm slowly until it rests over his throat (он медленно поднимает одну тощую руку, пока она не ложится на его горло; to move – /пере/двигать/ся/; шевелить/ся/; lean – худой, тощий; to rest – отдыхать; лежать, покоиться; класть, прислонять); he shudders, and turns on his straw (он вздрагивает и поворачивается /на бок/ на соломе); he raises his arm from his throat (он отнимает руку от горла; to raise – поднимать), and feebly stretches it out (и слабо протягивает ее = роняет; to stretch – растягивать/ся/; тянуть/ся); his hand clutches at the straw on the side toward which he has turned (его рука вцепляется в солому с того боку, на который он повернулся; to clutch – схватиться; сжать, стиснуть); he seems to fancy that he is grasping at the edge of something (похоже, ему кажется, что он держится за край чего-то; to seem – казаться, представляться; to fancy – воображать, представлять себе; полагать; fancy – фантазия, воображение; to grasp – хватать/ся/, сжимать /рукой/).

   
 “Do what again?”
   “He was talking in his sleep, Percy, when I first looked in. He was dreaming some dreadful dream. Hush! he’s beginning again.”
   I look and listen. The man stirs on his miserable bed. The man speaks in a quick, fierce whisper through his clinched teeth. “Wake up! Wake up, there! Murder!”
   There is an interval of silence. He moves one lean arm slowly until it rests over his throat; he shudders, and turns on his straw; he raises his arm from his throat, and feebly stretches it out; his hand clutches at the straw on the side toward which he has turned; he seems to fancy that he is grasping at the edge of something.
   I see his lips begin to move again (я вижу, как его губы снова начинают шевелиться); I step softly into the stable (я тихонько вхожу в стойло; to step – шагать, ступать; softly – мягко; тихо, бесшумно; soft – мягкий; тонкий, едва уловимый; тихий); my wife follows me, with her hand fast clasped in mine (жена следует за мной, с рукой, крепко сжатой в моей = крепко сжав мою руку; fast – быстро; крепко, сильно; to clasp – застегивать /на пряжку и т. д./; сжимать; пожимать). We both bend over him (мы оба склоняемся над ним; both – оба, обе; и тот и другой). He is talking once more in his sleep (он опять говорит во сне; once more – еще раз, снова) – strange talk, mad talk, this time (странные слова, безумные слова на этот раз; talk – разговор, беседа; mad – сумасшедший, ненормальный; безумный).
   “Light gray eyes” (we hear him say) (светло-серые глаза, – слышим мы, как он говорит; light – светлый, светлого цвета; light – свет), “and a droop in the left eyelid (припухшее левое веко; droop – наклон, склон; to droop – наклонять/ся/, свисать; закрываться /о глазах/; lid – крышка; веко) – flaxen hair, with a gold-yellow streak in it (соломенные волосы с золотистым отливом; flaxen – льняной; светло-желтый, соломенный /о волосах/; flax – лен; yellow – желтый; золотистый; streak – полоска; жилка, прожилка) – all right, mother (хорошо: «все верно/правильно», мама; all right! – ладно!, хорошо!, идет!)! fair, white arms with a down on them (красивые белые руки с пушком /на них/; down – пух, пушок) – little, lady’s hand, with a reddish look round the fingernails (маленькая дамская кисть с красноватыми ногтями: «с красноватым видом вокруг ногтей пальцев»; reddish – красноватый; red – красный; look – взгляд; вид, наружность; fingernail – ноготь пальца /руки/; finger – палец руки; nail – ноготь) – the knife – the cursed knife (нож… проклятый нож; to curse – проклинать; curse – проклятие) – first on one side, then on the other (сначала с одной стороны, потом с другой) – aha, you she-devil (ах ты чертовка/дьяволица; devil – дьявол, черт, бес)! where is the knife (где нож)?”

   
 I see his lips begin to move again; I step softly into the stable; my wife follows me, with her hand fast clasped in mine. We both bend over him. He is talking once more in his sleep – strange talk, mad talk, this time.
   “Light gray eyes” (we hear him say), “and a droop in the left eyelid – flaxen hair, with a gold-yellow streak in it – all right, mother! fair, white arms with a down on them – little, lady’s hand, with a reddish look round the fingernails – the knife – the cursed knife – first on one side, then on the other – aha, you she-devil! where is the knife?”
   He stops and grows restless on a sudden (он замолкает и вдруг делается беспокойным; to stop – останавливать/ся/; замолкать; to grow – расти; делаться, становиться; sudden – /уст./ неожиданность; sudden – внезапный, неожиданный). We see him writhing on the straw (мы видим, как он корчится на соломе; to writhe – скручивать, сплетать; корчиться /от боли/). He throws up both his hands and gasps hysterically for breath (он вскидывает обе руки и судорожно ловит ртом воздух; to throw up – подбрасывать; вскидывать; to throw – бросать; hysterical – истеричный, истерический; to gasp – дышать с трудом, задыхаться; ловить воздух; breath – дыхание; вздох). His eyes open suddenly (его глаза внезапно открываются). For a moment they look at nothing, with a vacant glitter in them (с минуту они смотрят в никуда: «на ничто» с пустым блеском; vacant – пустой; безучастный, отсутствующий; glitter – яркий блеск, сверкание) – then they close again in deeper sleep (затем снова закрываются в более глубоком сне = и он засыпает еще глубже). Is he dreaming still (он все еще грезит; still – до сих пор; /все/ еще)? Yes; but the dream seems to have taken a new course (да; но сон, похоже, принял новый оборот; course – курс, направление; ход, течение; to take its course – идти своим чередом). When he speaks next, the tone is altered (когда он снова говорит, тон его /голоса/ изменен; next – следующий; затем; снова; tone – тон; интонация, окраска голоса; to alter – изменять/ся/); the words are few – sadly and imploringly repeated over and over again (слов мало – печально и умоляюще /они/ повторяются снова и снова; few – немногие, немного; to implore – умолять, просить). “Say you love me (скажи, что любишь меня)! I am so fond of you (я так люблю тебя; fond – любящий; to be fond of /smb., smth./ – любить /кого-л., что-л./). Say you love me! say you love me!” He sinks into deeper and deeper sleep (он погружается во все более глубокий сон; to sink – тонуть; погружаться; впадать /в какое-л. состояние/), faintly repeating those words (чуть слышно повторяя те слова; faintly – бледно; слабо; едва; faint – слабый; неясный, неотчетливый). They die away on his lips (они замирают на его губах; to die away – ослабевать, постепенно исчезать; замирать, стихать /о звуке, ветре/; to die – умирать; исчезать). He speaks no more (больше он /ничего/ не говорит).

   
 He stops and grows restless on a sudden. We see him writhing on the straw. He throws up both his hands and gasps hysterically for breath. His eyes open suddenly. For a moment they look at nothing, with a vacant glitter in them – then they close again in deeper sleep. Is he dreaming still? Yes; but the dream seems to have taken a new course. When he speaks next, the tone is altered; the words are few – sadly and imploringly repeated over and over again. “Say you love me! I am so fond of you. Say you love me! say you love me!” He sinks into deeper and deeper sleep, faintly repeating those words. They die away on his lips. He speaks no more.
   By this time Mrs. Fairbank has got over her terror (к этому времени миссис Фэрбанк поборола свой страх; to get – доставать, получать; попадать /куда-л./; to get over – перелезть /через забор и т. д./; оправиться /от болезни, потрясения/; победить, преодолеть); she is devoured by curiosity now (теперь она снедаема любопытством; to devour – пожирать; поглощать). The miserable creature on the straw has appealed to the imaginative side of her character (несчастное создание на соломе затронуло поэтическую струну ее характера; to appeal – взывать /к кому-л./; волновать, трогать; imaginative – одаренный богатым воображением; творческий; образный; to imagine – воображать, представлять себе; image – образ; изображение; side – сторона, бок; аспект, черта). Her illimitable appetite for romance hungers and thirsts for more (ее безграничная страсть к романтике жаждет большего; limit – граница, предел; appetite – аппетит; вкус, жажда, страсть /к чему-л./; romance – роман; романтика; to hunger – голодать; сильно желать, жаждать; hunger – голод; сильное желание, жажда /чего-л./; to thirst – хотеть пить; жаждать /чего-л./; thirst – жажда; томление, желание /чего-л./). She shakes me impatiently by the arm (она нетерпеливо трясет меня за руку; patient – терпеливый; patience – терпение, терпеливость).
   “Do you hear (ты слышишь)? There is a woman at the bottom of it, Percy (тут замешана женщина, Перси: «женщина находится в основании этого»; to be at the bottom of smth. – лежать в основе чего-л., быть /истинной/ причиной; bottom – низ, нижняя часть; дно /моря, реки, озера/; суть, основа)! There is love and murder in it, Percy (тут есть любовь и убийство, Перси)! Where are the people of the inn (где люди из гостиницы)? Go into the yard, and call to them again (пойди во двор и позови их снова).”
   My wife belongs, on her mother’s side, to the South of France (моя жена происходит – со стороны матери – с юга Франции; to belong – принадлежать, быть частью; происходить, быть родом).

   
 By this time Mrs. Fairbank has got over her terror; she is devoured by curiosity now. The miserable creature on the straw has appealed to the imaginative side of her character. Her illimitable appetite for romance hungers and thirsts for more. She shakes me impatiently by the arm.
   “Do you hear? There is a woman at the bottom of it, Percy! There is love and murder in it, Percy! Where are the people of the inn? Go into the yard, and call to them again.”
   My wife belongs, on her mother’s side, to the South of France.
   The South of France breeds fine women with hot tempers (юг Франции взращивает прекрасных женщин с горячим нравом; to breed – вынашивать /детенышей/; высиживать /птенцов/; порождать, вызывать; hot temper – горячность, вспыльчивость; взрывной характер; hot – горячий; пылкий, страстный; неистовый). I say no more (больше я /ничего/ не говорю). Married men will understand my position (женатые мужчины поймут мое положение). Single men may need to be told that there are occasions (холостякам, возможно, необходимо сказать, что бывают случаи; single – один, единственный; одинокий; лицо, не состоящее в браке; to need – нуждаться, иметь потребность /в чем-л./; требоваться) when we must not only love and honor (когда мы должны не только любить и почитать; to honor – почитать, уважать; honor – честь; уважение, почтение) – we must also obey – our wives (мы должны также слушаться наших жен; to obey – слушаться, подчиняться).
   I turn to the door to obey my wife (я поворачиваюсь к двери /конюшни/, чтобы подчиниться моей жене), and find myself confronted by a stranger who has stolen on us unawares (и нахожу себя столкнувшимся /лицом к лицу/ с незнакомцем = оказываюсь лицом к лицу с незнакомцем, который подкрался к нам незаметно; to confront – встретиться лицом к лицу; столкнуться; to steal – воровать, красть; делать что-л. незаметно, тайком; прокрадываться; unawares – неожиданно, врасплох; aware – /о/сознающий /что-л./, знающий /о чем-л./). The stranger is a tiny, sleepy, rosy old man (это крошечный, сонный, румяный старичок: «старый человек»; rosy – розовый; румяный; цветущий /о человеке/), with a vacant pudding-face (с толстой бездумной физиономией; pudding-face – толстая, невыразительная физиономия; pudding – пудинг, запеканка; что-л., напоминающее пудинг /видом или консистенцией/; /брит., разг./ толстяк; face – лицо, физиономия), and a shining bald head (и блестящей лысой головой; to shine – светить/ся/, сиять; блестеть). He wears drab breeches and gaiters (он носит коричневые брюки и гетры; drab – ткань серо-коричневого цвета; тускло-коричневый; breeches – бриджи; /разг./ брюки, штаны), and a respectable square-tailed ancient black coat (и представительный старомодный черный фрак с широкими /прямоугольными/ фалдами; respectable – почтенный, представительный; приличный; square – квадратный; широкий; tail – хвост; задняя или нижняя часть; фалда, пола; coat – пиджак; куртка; tail-coat – фрак). I feel instinctively that here is the landlord of the inn (я интуитивно понимаю, что вот /стоит/ хозяин гостиницы; to feel – чувствовать; понимать, сознавать; landlord – помещик, сдающий землю в аренду; хозяин гостиницы, пансиона и т. д.; land – земля; lord – господин; повелитель, властелин).

   
 The South of France breeds fine women with hot tempers. I say no more. Married men will understand my position. Single men may need to be told that there are occasions when we must not only love and honor – we must also obey – our wives.
   I turn to the door to obey my wife, and find myself confronted by a stranger who has stolen on us unawares. The stranger is a tiny, sleepy, rosy old man, with a vacant pudding-face, and a shining bald head. He wears drab breeches and gaiters, and a respectable square-tailed ancient black coat. I feel instinctively that here is the landlord of the inn.
   “Good morning, sir,” says the rosy old man (доброе утро, сэр, – говорит румяный старик). “I’m a little hard of hearing (я немного туговат на ухо; hard – твердый; трудный, требующий усилий; hearing – слух; предел слышимости). Was it you that was a-calling just now in the yard (это вы кричали только что во дворе)?”
   Before I can answer, my wife interposes (прежде чем я могу ответить, вмешивается моя жена; to interpose – вставлять, помещать между; вклиниваться; вмешиваться). She insists (in a shrill voice, adapted to our host’s hardness of hearing) on knowing (она требует (пронзительным голосом, приспособленным к тугоухости = рассчитанным на тугоухость /хозяина/), чтобы ей рассказали; to insist – настаивать; настойчиво требовать; to know – знать; узнавать) who that unfortunate person is sleeping on the straw (кто этот несчастный, спящий на соломе; person – человек; личность, особа). “Where does he come from (откуда он родом; to come from – происходить, иметь происхождение)? Why does he say such dreadful things in his sleep (почему он говорит такие ужасные вещи во сне)? Is he married or single (женат он или холост)? Did he ever fall in love with a murderess (был ли когда-нибудь влюблен в убийцу; murderess – женщина-убийца; murder – убийство; to murder – убивать)? What sort of a looking woman was she (как выглядела та женщина; sort – сорт, вид, род; тип человека; what sort of? – что за?, какой?)? Did she really stab him or not (она действительно ударила его ножом или нет; to stab – наносить удар, колоть /ножом, кинжалом/)? In short, dear Mr. Landlord, tell us the whole story (короче говоря, дорогой мистер Хозяин, расскажите нам всю историю; Mr. = Mister; whole – весь, целый)!”

   
 “Good morning, sir,” says the rosy old man. “I’m a little hard of hearing. Was it you that was a-calling just now in the yard?”
   Before I can answer, my wife interposes. She insists (in a shrill voice, adapted to our host’s hardness of hearing) on knowing who that unfortunate person is sleeping on the straw. “Where does he come from? Why does he say such dreadful things in his sleep? Is he married or single? Did he ever fall in love with a murderess? What sort of a looking woman was she? Did she really stab him or not? In short, dear Mr. Landlord, tell us the whole story!”
   Dear Mr. Landlord waits drowsily until Mrs. Fairbank has quite done (дорогой мистер Хозяин сонно ждет, пока миссис Фэрбанк не закончит; drowsily – сонно; вяло; drowse – сонливость, дремота; quite – вполне, совершенно; совсем; to do – делать; заканчивать, кончать) – then delivers himself of his reply as follows (затем произносит следующий ответ: «ответ как следует /ниже/»; to deliver – доставлять; произносить, читать /лекцию, речь/; высказаться):
   “His name’s Francis Raven (его имя/его зовут Фрэнсис Рейвен). He’s an Independent Methodist (он независимый методист; to depend – зависеть). He was forty-five year old last birthday (ему исполнилось сорок пять лет в прошлый день рождения; year /разг./ = years; birth – рождение). And he’s my hostler (он мой конюх). That’s his story (такова его история).”
   My wife’s hot southern temper finds its way to her foot (горячая южная кровь моей жены устремляется: «находит свой путь» в ее ногу), and expresses itself by a stamp on the stable yard (и выражает себя = выражается в топанье об конюшенный двор; stamp – штамп, печать; топанье /ногами/; to stamp – штамповать, ставить печать; топать /ногами/).
   The landlord turns himself sleepily round, and looks at the horses (хозяин сонно оборачивается: «поворачивает себя вокруг» и смотрит на лошадей). “A fine pair of horses, them two in the yard (прекрасная пара лошадей, эти две во дворе). Do you want to put ’em in my stables (вы хотите поставить их в мою конюшню; ’em = them)?” I reply in the affirmative by a nod (я отвечаю утвердительно кивком; affirmative – утверждение, заявление; утвердительный; to affirm – подтверждать; утверждать).

   
 Dear Mr. Landlord waits drowsily until Mrs. Fairbank has quite done – then delivers himself of his reply as follows:
   “His name’s Francis Raven. He’s an Independent Methodist. He was forty-five year old last birthday. And he’s my hostler. That’s his story.”
   My wife’s hot southern temper finds its way to her foot, and expresses itself by a stamp on the stable yard.
   The landlord turns himself sleepily round, and looks at the horses. “A fine pair of horses, them two in the yard. Do you want to put ’em in my stables?” I reply in the affirmative by a nod.
   The landlord, bent on making himself agreeable to my wife (хозяин гостиницы, твердо решив угодить моей жене: «сделать себя приятным»; to bend – гнуть/ся/, сгибать/ся/; to be bent on /making/ smth. – твердо решиться на что-л., твердо решить сделать что-л.: «быть склонным сделать что-л.»; agreeable – приятный, милый; /разг./ выражающий согласие /сделать что-л./; to agree – соглашаться; /разг./ быть полезным, подходящим), addresses her once more (обращается к ней еще раз). “I’m a-going to wake Francis Raven (я собираюсь разбудить Фрэнсиса Рейвена; to be going to do smth. – собираться сделать что-л.). He’s an Independent Methodist. He was forty-five year old last birthday. And he’s my hostler. That’s his story.”
   Having issued this second edition of his interesting narrative, the landlord enters the stable (выдав это второе издание своего интересного рассказа, хозяин входит в конюшню; to issue – выпускать, издавать). We follow him to see how he will wake Francis Raven (мы следуем за ним, чтобы посмотреть, как он разбудит Фрэнсиса Рейвена), and what will happen upon that (и что при этом произойдет). The stable broom stands in a corner (конюшенная метла стоит в углу); the landlord takes it – advances toward the sleeping hostler (хозяин берет ее, приближается к спящему конюху) – and coolly stirs the man up with a broom (и спокойно тычет в него метлой; cool – прохладный; спокойный, невозмутимый; to stir up – приводить в движение, побуждать; расшевелить, разбудить) as if he was a wild beast in a cage (словно тот был дикий зверь в клетке).

   
 The landlord, bent on making himself agreeable to my wife, addresses her once more. “I’m a-going to wake Francis Raven. He’s an Independent Methodist. He was forty-five year old last birthday. And he’s my hostler. That’s his story.”
   Having issued this second edition of his interesting narrative, the landlord enters the stable. We follow him to see how he will wake Francis Raven, and what will happen upon that. The stable broom stands in a corner; the landlord takes it – advances toward the sleeping hostler – and coolly stirs the man up with a broom as if he was a wild beast in a cage.
   Francis Raven starts to his feet with a cry of terror (Фрэнсис Рейвен вскакивает на ноги с криком ужаса) – looks at us wildly, with a horrid glare of suspicion in his eyes (смотрит на нас дико, со страшным огнем подозрения в глазах = опасливо сверкая глазами; wild – дикий; бурный, безудержный; исступленный; horrid – страшный, ужасный; отвратительный; glare – яркий, ослепительный свет; взгляд /особ. пристальный, проницательный, свирепый/; огонь во взгляде) – recovers himself the next moment (приходит в себя в следующий миг; to recover – вновь обретать; приходить в себя, оправляться /от болезни, удивления, испуга и т. д./) – and suddenly changes into a decent, quiet, respectable serving-man (и неожиданно превращается в скромного, тихого, приличного слугу: «служащего человека»; to change – /из/менять/ся/; превращать/ся/; decent – приличный, порядочный; скромный, пристойный; quiet – тихий; спокойный; respect – уважение; почтение; to serve – служить, быть слугой).
   “I beg your pardon, ma’am (прошу прощения, мэм; ma’am = madam – мэм, мадам; мэм /обращение прислуги к хозяйке/). I beg your pardon, sir (прошу прощения, сэр).”
   The tone and manner in which he makes his apologies (тон и манера, в которой он приносит извинения) are both above his apparent station in life (/оба/ находятся выше его очевидного положения в жизни; apparent – видимый; очевидный, явный; station – место; станция; общественное положение). I begin to catch the infection of Mrs. Fairbank’s interest in this man (я начинаю заражаться: «подхватывать заражение» интересом миссис Фэрбанк к этому человеку; to catch – поймать, схватить; заразиться, подхватить /болезнь/; infection – инфекция, заражение; заразительность /примера/). We both follow him out into the yard to see (мы оба следуем за ним во двор, чтобы посмотреть) what he will do with the horses (что он будет делать с лошадьми).

   
 Francis Raven starts to his feet with a cry of terror – looks at us wildly, with a horrid glare of suspicion in his eyes – recovers himself the next moment – and suddenly changes into a decent, quiet, respectable serving-man.
   “I beg your pardon, ma’am. I beg your pardon, sir.”
   The tone and manner in which he makes his apologies are both above his apparent station in life. I begin to catch the infection of Mrs. Fairbank’s interest in this man. We both follow him out into the yard to see what he will do with the horses.
   The manner in which he lifts the injured leg of the lame horse (манера, в которой = то, как он поднимает поврежденную ногу хромого коня; to injure – ушибить, повредить, ранить) tells me at once that he understands his business (сразу же говорит мне, что он смыслит в своем деле; to understand – понимать; смыслить, быть сведущим /в чем-л./). Quickly and quietly, he leads the animal into an empty stable (быстро и спокойно он заводит животное в пустое стойло); quickly and quietly, he gets a bucket of hot water (быстро и спокойно берет ведро горячей воды; to get – доставать и приносить), and puts the lame horse’s leg into it (и ставит в него ногу хромого коня). “The warm water will reduce the swelling, sir (теплая вода уменьшит опухоль, сэр; to reduce – снижать, ослаблять, уменьшать; to swell – надувать/ся/, раздувать/ся/; опухать). I will bandage the leg afterwards (потом я перевяжу ногу; to bandage – бинтовать, перевязывать; bandage – бинт; перевязка; afterwards – впоследствии, позже).” All that he does is done intelligently (все, что он делает, делается с толком; intelligently – умно, разумно, с пониманием /дела/); all that he says, he says to the purpose (все, что он говорит, он говорит по делу; to the purpose – к делу, кстати; purpose – намерение, цель; замысел).
   Nothing wild, nothing strange about him now (ничего дикого, ничего странного в нем теперь нет). Is this the same man whom we heard talking in his sleep (неужели это тот же самый человек, который, как мы слышали, говорил во сне)? – the same man who woke with that cry of terror (тот же самый человек, который проснулся с тем криком ужаса) and that horrid suspicion in his eyes (и тем страшным подозрением в глазах)? I determine to try him with one or two questions (я решаю задать ему один или два = пару вопросов; to determine – определять; решать/ся/, принимать решение /сделать что-л./; to try – пытаться, пробовать; испытывать; расследовать /дело, случай/).

   
 The manner in which he lifts the injured leg of the lame horse tells me at once that he understands his business. Quickly and quietly, he leads the animal into an empty stable; quickly and quietly, he gets a bucket of hot water, and puts the lame horse’s leg into it. “The warm water will reduce the swelling, sir. I will bandage the leg afterwards.” All that he does is done intelligently; all that he says, he says to the purpose.
   Nothing wild, nothing strange about him now. Is this the same man whom we heard talking in his sleep? – the same man who woke with that cry of terror and that horrid suspicion in his eyes? I determine to try him with one or two questions.

III

   “Not much to do here,” I say to the hostler (не много здесь работы: «не много делать здесь», – говорю я конюху).
   “Very little to do, sir,” the hostler replies (очень мало, сэр, – отвечает конюх).
   “Anybody staying in the house (кто-нибудь живет в гостинице; to stay – оставаться; останавливаться, гостить)?”
   “The house is quite empty, sir (гостиница совсем пуста, сэр).”
   “I thought you were all dead (я думал, вы все умерли; to think; dead – мертвый, умерший). I could make nobody hear me (я мог заставить никого услышать меня = я ни до кого не мог докричаться; to make – делать; заставлять, побуждать /кого-л. сделать что-л./).”
   “The landlord is very deaf, sir (хозяин очень глух, сэр), and the waiter is out on an errand (а коридорный ушел по поручению; waiter – официант: «ждущий»; служащий, посыльный /на Лондонской фондовой бирже/; to be out – не быть дома, на месте; отсутствовать; errand – поручение, задание).”
   “Yes; and you were fast asleep in the stable (да; а вы крепко спали в конюшне; asleep – спящий). Do you often take a nap in the daytime (вы часто дремлете в дневное время; nap – дремота; короткий сон)?”

   
 “Not much to do here,” I say to the hostler.
   “Very little to do, sir,” the hostler replies.
   “Anybody staying in the house?”
   “The house is quite empty, sir.”
   “I thought you were all dead. I could make nobody hear me.”
   “The landlord is very deaf, sir, and the waiter is out on an errand.”
   “Yes; and you were fast asleep in the stable. Do you often take a nap in the daytime?”
   The worn face of the hostler faintly flushes (изможденное лицо конюха слегка краснеет; to flush – вспыхнуть, /по/краснеть; внезапно хлынуть; приливать /о крови, краске/). His eyes look away from my eyes for the first time (он в первый раз отводит глаза от моих = в сторону; to look away – отводить взгляд, смотреть в сторону; отворачиваться /от чего-л./). Mrs. Fairbank furtively pinches my arm (миссис Фэрбанк украдкой щиплет меня за руку; furtive – скрытый, тайный; незаметный). Are we on the eve of a discovery at last (неужели мы наконец на пороге раскрытия /тайны/; eve – канун; on the eve of smth. – накануне чего-л., на пороге чего-л.; discovery – открытие; раскрытие, разоблачение; to discover – открывать, делать открытие; обнаруживать, раскрывать)? I repeat my question (я повторяю мой вопрос). The man has no civil alternative but to give me an answer (человек не имеет вежливого выбора, кроме как дать мне ответ = как вежливый человек, он вынужден мне ответить; civil – гражданский; вежливый; alternative – альтернатива, выбор). The answer is given in these words (ответ дается в этих словах):
   “I was tired out, sir (я очень устал, сэр; tired out – измученный, очень уставший). You wouldn’t have found me asleep in the daytime but for that (вы бы не увидели меня спящим днем, если бы не это /усталость/; to find – находить, обнаруживать; найти, застать /где-л., за каким-л. занятием/).”
   “Tired out, eh (устали, да; eh? – да?, вот как?, правда?)? You had been hard at work, I suppose (полагаю, вы тяжело работали; work – работа, труд)?”
   “No, sir (нет, сэр).”
   “What was it, then (что же тогда)?”

   
 The worn face of the hostler faintly flushes. His eyes look away from my eyes for the first time. Mrs. Fairbank furtively pinches my arm. Are we on the eve of a discovery at last? I repeat my question. The man has no civil alternative but to give me an answer. The answer is given in these words:
   “I was tired out, sir. You wouldn’t have found me asleep in the daytime but for that.”
   “Tired out, eh? You had been hard at work, I suppose?”
   “No, sir.”
   “What was it, then?”
   He hesitates again, and answers unwillingly (он снова колеблется и отвечает неохотно; to hesitate – колебаться, медлить; willing – готовый /сделать что-л./; охотно делающий /что-л./), “I was up all night (я не ложился всю ночь; to be up – проснуться; быть на ногах, бодрствовать; up – наверху; направленный вверх; бодрствующий; указывает на изменение положения из горизонтального в вертикальное).”
   “Up all night (не ложились всю ночь)? Anything going on in the town (что-то происходило в городе)?”
   “Nothing going on, sir (ничего не происходило, сэр).”
   “Anybody ill (кто-то заболел; ill – больной, нездоровый)?”
   “Nobody ill, sir (никто не заболел, сэр).”
   That reply is the last (этот ответ последний). Try as I may, I can extract nothing more from him (сколько я ни пытаюсь, я больше ничего не могу вытянуть из него; to extract – извлекать, вытягивать; получать экстракт; извлекать, получать с трудом /сведения и т. д./). He turns away and busies himself in attending to the horse’s leg (он отворачивается и занимается лошадиной ногой; to busy – занять, дать работу; busy – занятой, поглощенный /каким-л. делом/; to attend – посещать; ухаживать, заботиться /о больном/). I leave the stable to speak to the landlord about the carriage (я выхожу из конюшни, чтобы поговорить с хозяином насчет экипажа; to leave – уходить, уезжать; покидать) which is to take us back to Farleigh Hall (который отвезет нас обратно в Фарли-Холл; to be to – означает событие, которое должно произойти по плану или договоренности; to take – брать; доставлять, отводить, отвозить /кого-л., что-л./).

   
 He hesitates again, and answers unwillingly, “I was up all night.”
   “Up all night? Anything going on in the town?”
   “Nothing going on, sir.”
   “Anybody ill?”
   “Nobody ill, sir.”
   That reply is the last. Try as I may, I can extract nothing more from him. He turns away and busies himself in attending to the horse’s leg. I leave the stable to speak to the landlord about the carriage which is to take us back to Farleigh Hall.
   Mrs. Fairbank remains with the hostler (миссис Фэрбанк остается с конюхом), and favors me with a look at parting (и поддерживает меня взглядом на прощание; to favor – благоволить; поддерживать; оказывать внимание, проявлять любезность). The look says plainly (этот взгляд ясно говорит), “I mean to find out why he was up all night (я собираюсь выяснить, почему он не спал всю ночь; to mean – иметь в виду, намереваться). Leave him to me (предоставь его мне).”
   The ordering of the carriage is easily accomplished (заказ экипажа легко сделан; to order – приказывать; заказывать; to accomplish – совершать, выполнять; завершать). The inn possesses one horse and one chaise (гостиница владеет одной лошадью и одним фаэтоном; chaise – фаэтон; почтовая карета). The landlord has a story to tell of the horse (у хозяина есть история, чтобы рассказать о лошади = припасена история лошади), and a story to tell of the chaise (и история фаэтона). They resemble the story of Francis Raven (они напоминают историю Фрэнсиса Рейвена) – with this exception, that the horse and chaise belong to no religious persuasion (с тем исключением, что ни лошадь, ни фаэтон не принадлежат ни к какой религиозной секте; persuasion – убеждение; система взглядов, убеждений /религиозных/; секта, группа, фракция; to persuade – убеждать; уговаривать).

   
 Mrs. Fairbank remains with the hostler, and favors me with a look at parting. The look says plainly, “I mean to find out why he was up all night. Leave him to me.”
   The ordering of the carriage is easily accomplished. The inn possesses one horse and one chaise. The landlord has a story to tell of the horse, and a story to tell of the chaise. They resemble the story of Francis Raven – with this exception, that the horse and chaise belong to no religious persuasion.
   “The horse will be nine year old next birthday (лошади будет девять лет в следующий день рождения). I’ve had the shay for four-and-twenty year (фаэтон у меня двадцать четыре года: «четыре и двадцать»; I’ve = I have; shay – /диал./ фаэтон). Mr. Max, of Underbridge, he bred the horse (мистер Макс из Андербриджа вырастил эту лошадь; to breed – вынашивать /детенышей/; высиживать /птенцов/; разводить /животных/); and Mr. Pooley, of Yeovil, he built the shay (а мистер Пули из Йовила сделал фаэтон; to build – строить; создавать). It’s my horse and my shay (это моя лошадь и мой фаэтон). And that’s their story (такова их история)!” Having relieved his mind of these details (освободив голову от этих подробностей; to relieve – облегчать, ослаблять; освобождать /от чего-л./; mind – ум, разум; память; detail – деталь, подробность), the landlord proceeds to put the harness on the horse (хозяин начинает запрягать лошадь; to proceed – приступать, переходить /к чему-л./; to put – класть, ставить; harness – упряжь, сбруя). By way of assisting him, I drag the chaise into the yard (чтобы помочь ему, я выкатываю фаэтон во двор; by way of – ради, с целью; to drag – тащить, волочить). Just as our preparations are completed, Mrs. Fairbank appears (как только наши приготовления завершены, появляется миссис Фэрбанк; to prepare – готовить/ся/, приготавливать/ся/). A moment or two later the hostler follows her out (через минуту-две следом за ней выходит конюх; later – позже). He has bandaged the horse’s leg (он перевязал ногу лошади), and is now ready to drive us to Farleigh Hall (и теперь готов отвезти нас в Фарли-Холл; to drive – водить /машину/; править /лошадью/; подвозить, отвозить /кого-л., что-л. куда-л./).

   
 “The horse will be nine year old next birthday. I’ve had the shay for four-and-twenty year. Mr. Max, of Underbridge, he bred the horse; and Mr. Pooley, of Yeovil, he built the shay. It’s my horse and my shay. And that’s their story!” Having relieved his mind of these details, the landlord proceeds to put the harness on the horse. By way of assisting him, I drag the chaise into the yard. Just as our preparations are completed, Mrs. Fairbank appears. A moment or two later the hostler follows her out. He has bandaged the horse’s leg, and is now ready to drive us to Farleigh Hall.
   I observe signs of agitation in his face and manner (я наблюдаю/замечаю следы волнения на его лице и в поведении; sign – знак; признак, примета; agitation – волнение; беспокойство, тревога), which suggest that my wife has found her way into his confidence (которые свидетельствуют о том, что моя жена втерлась к нему в доверие: «нашла свой путь в его доверие»; to suggest – предлагать; намекать, наводить на мысль; to find one’s way – проникать, входить; пробираться). I put the question to her privately in a corner of the yard (я тайком задаю ей вопрос в углу двора; private – частный, личный; тайный, конфиденциальный; уединенный).
   “Well? Have you found out why Francis Raven was up all night (ну что? ты выяснила, почему Фрэнсис Рейвен не спал всю ночь)?”
   Mrs. Fairbank has an eye to dramatic effect (миссис Фэрбанк имеет склонность к драматическим эффектам; eye – глаз; взгляд; вкус /к чему-л./; to have an eye for smth. – быть знатоком, ценителем чего-л., знать толк в чем-л.; effect – результат, следствие; воздействие, эффект). Instead of answering plainly, Yes or No (вместо того, чтобы ответить четко «да» или «нет»), she suspends the interest and excites the audience by putting a question on her side (она распаляет интерес и волнует публику, задавая вопрос со своей стороны = встречный вопрос; to suspend – вешать, подвешивать; /временно/ откладывать; to excite – волновать, возбуждать; пробуждать /интерес и т. д./; audience – публика, зрители).
   “What is the day of the month, dear (какое сегодня число: «день месяца», дорогой)?”
   “The day of the month is the first of March (сегодня первое марта).”
   “The first of March, Percy, is Francis Raven’s birthday (первого марта, Перси, день рождения Фрэнсиса Рейвена).”

   
 I observe signs of agitation in his face and manner, which suggest that my wife has found her way into his confidence. I put the question to her privately in a corner of the yard.
   “Well? Have you found out why Francis Raven was up all night?”
   Mrs. Fairbank has an eye to dramatic effect. Instead of answering plainly, Yes or No, she suspends the interest and excites the audience by putting a question on her side.
   “What is the day of the month, dear?”
   “The day of the month is the first of March.”
   “The first of March, Percy, is Francis Raven’s birthday.”
   I try to look as if I was interested – and don’t succeed (я стараюсь выглядеть так, будто я заинтересован, – и у меня не получается; to succeed – достичь цели; преуспеть; суметь сделать /что-л./).
   “Francis was born,” Mrs. Fairbank proceeds gravely (Фрэнсис родился: «был рожден», – серьезно продолжает миссис Фэрбанк; to bear – рождать, производить на свет; grave – серьезный, важный), “at two o’clock in the morning (в два часа утра; o’clock /сокр. от of the clock/ – по часам, на часах /используется для обозначения времени без указания минут; clock – часы /настольные, стенные, башенные/).”
   I begin to wonder whether my wife’s intellect is going the way of the landlord’s intellect (я начинаю сомневаться, уж не уподобился ли: «не пошел ли по дороге» ум моей жены уму хозяина гостиницы; to wonder – удивляться; интересоваться, спрашивать себя; сомневаться; whether – ли /в косвенном вопросе/). “Is that all?” I ask (это все? – спрашиваю я).
   “It is not all,” Mrs. Fairbank answers (это не все, – отвечает миссис Фэрбанк). “Francis Raven sits up on the morning of his birthday (Фрэнсис Рейвен не спит в утро своего дня рождения; to sit – сидеть, садиться; to sit up – садиться /из лежачего положения/; не ложиться спать, бодрствовать) because he is afraid to go to bed (потому что он боится ложиться спать: «идти в постель»; afraid – испуганный; боящийся).”
   “And why is he afraid to go to bed (а почему он боится ложиться спать)?”
   “Because he is in peril of his life (потому что его жизнь в опасности; peril – опасность, риск; in peril of one’s life – рискуя жизнью).”
   “On his birthday (в день его рождения)?”

   
 I try to look as if I was interested – and don’t succeed.
   “Francis was born,” Mrs. Fairbank proceeds gravely, “at two o’clock in the morning.”
   I begin to wonder whether my wife’s intellect is going the way of the landlord’s intellect. “Is that all?” I ask.
   “It is not all,” Mrs. Fairbank answers. “Francis Raven sits up on the morning of his birthday because he is afraid to go to bed.”
   “And why is he afraid to go to bed?”
   “Because he is in peril of his life.”
   “On his birthday?”
   “On his birthday. At two o’clock in the morning (в два часа утра). As regularly as the birthday comes round (так же регулярно, как день рождения наступает = всякий раз в день рождения; to come round – объезжать, обходить кругом; наступать, происходить /о регулярно повторяющихся событиях/).”
   There she stops (тут она смолкает). Has she discovered no more than that (она выяснила только это: «не больше, чем это»)? No more thus far (пока больше ничего; thus far – до сих пор, к этому времени; thus – так, таким образом; до, до такой степени). I begin to feel really interested by this time (я начинаю чувствовать себя по-настоящему заинтересованным = проявлять большой интерес к этому времени). I ask eagerly what it means (я спрашиваю нетерпеливо, что это значит)? Mrs. Fairbank points mysteriously to the chaise (миссис Фэрбанк загадочно указывает на фаэтон; mysterious – таинственный; загадочный, непостижимый; mystery – тайна, загадка) – with Francis Raven (hitherto our hostler, now our coachman) waiting for us to get in (где Фрэнсис Рейвен (до этого – наш конюх, теперь – наш кучер) ждет, пока мы сядем; hitherto – до настоящего времени, до сих пор; coach – карета, экипаж; to get in – входить, влезать; садиться /в машину и т. д./). The chaise has a seat for two in front (фаэтон имеет место для двоих спереди; seat – место /для сидения/; сиденье; стул, скамья; in front – впереди, спереди; front – передняя сторона), and a seat for one behind (и место для одного сзади). My wife casts a warning look at me (жена бросает предупредительный взгляд на меня; warning – предупреждающий; предупредительный; to warn – предупреждать; предостерегать), and places herself on the seat in front (и садится: «помещает себя» на место спереди).
   The necessary consequence of this arrangement is that (неизбежное следствие этого маневра состоит в том; necessary – необходимый; неизбежный; consequence – /по/следствие, результат /чего-л./; arrangement – приведение в порядок; расположение /определенным образом/; to arrange – приводить в порядок; располагать в определенном порядке; устраивать, организовывать) Mrs. Fairbank sits by the side of the driver during a journey of two hours and more (что миссис Фэрбанк сидит рядом с кучером в течение более чем двухчасовой поездки: «поездки двух часов и более»; driver – водитель, шофер; кучер; during – в течение, в продолжение, во время; journey – поездка, путешествие /обычно сухопутное/). Need I state the result (нужно ли говорить о результате; to state – заявлять; излагать; констатировать)? It would be an insult to your intelligence to state the result (это было бы оскорблением вашего ума – рассказать о результате = говорить об этом – значит оскорбить ваши умственные способности). Let me offer you my place in the chaise (позвольте мне предложить вам мое место в фаэтоне). And let Francis Raven tell his terrible story in his own words (и позвольте Фрэнсису Рейвену рассказать свою ужасную историю своими собственными словами).

   
 “On his birthday. At two o’clock in the morning. As regularly as the birthday comes round.”
   There she stops. Has she discovered no more than that? No more thus far. I begin to feel really interested by this time. I ask eagerly what it means? Mrs. Fairbank points mysteriously to the chaise – with Francis Raven (hitherto our hostler, now our coachman) waiting for us to get in. The chaise has a seat for two in front, and a seat for one behind. My wife casts a warning look at me, and places herself on the seat in front.
   The necessary consequence of this arrangement is that Mrs. Fairbank sits by the side of the driver during a journey of two hours and more. Need I state the result? It would be an insult to your intelligence to state the result. Let me offer you my place in the chaise. And let Francis Raven tell his terrible story in his own words.

The Second Narrative
(Второй рассказ)

   The Hostler’s Story (История конюха). – Told by Himself (рассказанная им самим)

IV

   It is now ten years ago since I got my first warning of the great trouble of my life in the Vision of a Dream (прошло уже десять лет с тех пор, как я получил первое предостережение о большой беде моей жизни в сонном видении: «видении сна»; ago – тому назад; since – с тех пор; тому назад; great – большой, огромный; великий; trouble – беспокойство, волнение; беда, неприятность, горе; vision – зрение; видение, образ).
   I shall be better able to tell you about it (я смогу лучше рассказать вам об этом; better – лучше; полнее, в большей степени; to be able to do smth. – мочь, быть в состоянии сделать что-л.) if you will please suppose yourselves to be drinking tea along with us (если вы изволите представить себя пьющими чай вместе с нами; to please – хотеть, желать; соизволить /сделать что-л./; to suppose – /пред/полагать, допускать) in our little cottage in Cambridgeshire, ten years since (в нашем маленьком домике в Кембриджшире десять лет назад; cottage – небольшой сельский дом; хижина).
   The time was the close of day (время было конец дня = день кончался; close – конец, завершение), and there were three of us at the table (и нас было трое за столом), namely, my mother, myself (а именно: моя мать, я сам; to name – давать имя; называть, перечислять поименно), and my mother’s sister, Mrs. Chance (и сестра матери, миссис Чанс). These two were Scotchwomen by birth, and both were widows (эти двое = обе они были шотландками: «шотландскими женщинами» по рождению, и обе вдовы). There was no other resemblance between them that I can call to mind (не было другого сходства между ними, которое я могу припомнить: «вызвать в памяти»; to call to mind – вспоминать, припоминать; напоминать).

   
 It is now ten years ago since I got my first warning of the great trouble of my life in the Vision of a Dream.
   I shall be better able to tell you about it if you will please suppose yourselves to be drinking tea along with us in our little cottage in Cambridgeshire, ten years since.
   The time was the close of day, and there were three of us at the table, namely, my mother, myself, and my mother’s sister, Mrs. Chance. These two were Scotchwomen by birth, and both were widows. There was no other resemblance between them that I can call to mind.
   My mother had lived all her life in England (моя мать прожила всю свою жизнь в Англии), and had no more of the Scotch brogue on her tongue than I have (и в ее речи шотландского акцента было не больше, чем у меня; brogue – провинциальный акцент /особ. ирландский/; tongue – язык /орган/; язык, диалект; речь; манера говорить). My aunt Chance had never been out of Scotland (моя тетя Чанс никогда не покидала /пределов/ Шотландии) until she came to keep house with my mother after her husband’s death (пока не переехала, чтобы вести хозяйство вместе с моей матерью, после смерти мужа; to keep – держать; содержать /дом, хозяйство/). And when she opened her lips (и когда она открывала рот) you heard broad Scotch, I can tell you, if you ever heard it yet (вы слышали сильный шотландский акцент, могу вам сказать, если вы вообще когда-либо слышали его = такого сильного шотландского акцента вам, поверьте, никогда не доводилось слышать; broad – широкий; заметный, сильный /об акценте/; I can tell you – уверяю вас, поверьте мне; yet – когда-нибудь; до сих пор; /пока/ еще)!
   As it fell out, there was a matter of some consequence in debate among us that evening (случилось так, что мы обсуждали дело некоторой = довольно большой важности в тот вечер; to fall out – выпадать; случаться; matter – дело, вопрос; тема, предмет обсуждения; consequence – /по/следствие, результат; важность, значимость; in debate – обсуждаемый; debate – дебаты, дискуссия, обсуждение). It was this: whether I should do well or not to take a long journey on foot the next morning (оно было таким: поступлю ли я хорошо или нет, если совершу длительное путешествие пешком на следующее утро).

   
 My mother had lived all her life in England, and had no more of the Scotch brogue on her tongue than I have. My aunt Chance had never been out of Scotland until she came to keep house with my mother after her husband’s death. And when she opened her lips you heard broad Scotch, I can tell you, if you ever heard it yet!
   As it fell out, there was a matter of some consequence in debate among us that evening. It was this: whether I should do well or not to take a long journey on foot the next morning.
   Now the next morning happened to be the day before my birthday (дело в том, что следующее утро оказывалось днем перед моим днем рождения = утро приходилось на канун дня моего рождения; to happen – случаться, происходить; to happen to be – случайно оказаться; приходиться); and the purpose of the journey was to offer myself for a situation as groom (а цель путешествия заключалась в том, чтобы предложить себя на место грума; situation – положение; место, служба; groom – грум, конюх; to groom – ходить за лошадью, чистить лошадь) at a great house in the neighboring county to ours (в большом доме в соседнем /с нашим/ графстве; to neighbor – граничить, соседствовать; neighbor – сосед; соседка). The place was reported as likely to fall vacant in about three weeks’ time (это место, как говорили, может освободиться недели через три: «в примерно трехнедельное время/срок»; to report – сообщать, рассказывать; likely – вероятно; vacant – пустой; свободный; вакантный /о должности/). I was as well fitted to fill it as any other man (я так же подходил для него, как и любой другой /человек/; as well – точно так же, тоже; равным образом; fitted – соответствующий, подходящий; to fit – подходить, годиться, соответствовать; to fill – наполнять, заполнять; занимать /должность/). In the prosperous days of our family (в дни благосостояния нашей семьи; prosperous – процветающий, преуспевающий; зажиточный; благоприятный; to prosper – преуспевать, процветать), my father had been manager of a training stable (отец заведовал конюшнями, где тренировали лошадей; manager – управляющий, заведующий; тренер; to manage – управлять, заведовать; укрощать; выезжать /лошадь/; training stable – конюшни для тренировки скаковых лошадей; to train – тренировать/ся/, обучать/ся/; дрессировать /животных/; объезжать /лошадь/), and he had kept me employed among the horses from my boyhood upward (и он держал меня занятым среди лошадей = я постоянно помогал ему с лошадьми с детства; to employ – предоставлять работу; держать на службе; пользоваться услугами; boyhood – отрочество; boy – мальчик; -hood – с составе существительного означает состояние, общественное положение; upward – направленный вверх; больше, старше). Please excuse my troubling you with these small matters (пожалуйста, извините, если я утомляю вас этими пустяками: «маленькими делами»; to trouble – тревожить; беспокоить, мучить). They all fit into my story farther on (они все пригодятся для моего рассказа в дальнейшем; farther – дальше, далее), as you will soon find out (как вы скоро убедитесь). My poor mother was dead against my leaving home on the morrow (моя бедная мать была решительно против моего ухода из дома /следующим/ утром; dead – мертвый; неисправный; /усил./ крайне, совершенно, до смерти; morrow – /уст., поэт./ утро; следующий день).

   
 Now the next morning happened to be the day before my birthday; and the purpose of the journey was to offer myself for a situation as groom at a great house in the neighboring county to ours. The place was reported as likely to fall vacant in about three weeks’ time. I was as well fitted to fill it as any other man. In the prosperous days of our family, my father had been manager of a training stable, and he had kept me employed among the horses from my boyhood upward. Please excuse my troubling you with these small matters. They all fit into my story farther on, as you will soon find out. My poor mother was dead against my leaving home on the morrow.
   “You can never walk all the way there (ты не сможешь пройти весь путь туда; never – никогда; /усил./ никоим образом, нисколько; to walk – идти, ходить пешком) and all the way back again by tomorrow night,” she says (и весь путь обратно снова к завтрашнему вечеру, – говорит она; night – ночь; вечер). “The end of it will be that you will sleep away from home on your birthday (концом этого будет то, что ты будешь спать вдали от дома в свой день рождения). You have never done that yet, Francis, since your father’s death (ты еще никогда этого не делал, Фрэнсис, после смерти отца), I don’t like your doing it now (мне не нравится, что ты делаешь это теперь). Wait a day longer, my son – only one day (подожди еще один день, мой сын, только один день; longer – длиннее; дольше, больше).”
   For my own part (что касается меня; for my /own/ part – с моей стороны, что касается меня; part – часть, доля; сторона /в споре/), I was weary of being idle (я устал от безделья; weary – утомленный; уставший, потерявший терпение /от чего-л./; idle – неработающий; праздный), and I couldn’t abide the notion of delay (и не мог вынести /даже/ мысли о задержке; to abide – выносить, терпеть; notion – понятие, представление; delay – задержка; промедление). Even one day might make all the difference (даже один день может все изменить: «сделать всю разницу»; to make all the difference – существенно менять дело, решать все дело; difference – разница, различие). Some other man might take time by the forelock, and get the place (какой-нибудь другой человек может воспользоваться случаем и получить место; to take time by the forelock – воспользоваться случаем, не зевать, ловить момент: «брать время за чуб» /в Англии изображают время в виде лысого старика с единственной прядью волос, падающей на лоб/; forelock – челка, прядь волос на лбу; fore– – расположенный впереди, перед; lock – локон; пучок /волос/).

   
 “You can never walk all the way there and all the way back again by tomorrow night,” she says. “The end of it will be that you will sleep away from home on your birthday. You have never done that yet, Francis, since your father’s death, I don’t like your doing it now. Wait a day longer, my son – only one day.”
   For my own part, I was weary of being idle, and I couldn’t abide the notion of delay. Even one day might make all the difference. Some other man might take time by the forelock, and get the place.
   “Consider how long I have been out of work (подумай, как долго я без работы; to consider – рассматривать; обдумывать; принимать во внимание),” I says, “and don’t ask me to put off the journey (и не проси меня отложить путешествие; to ask – спрашивать; просить). I won’t fail you, mother (я не подведу тебя, мама; won’t = will not; to fail – терпеть неудачу; подводить, не оправдать ожиданий). I’ll get back by tomorrow night (я вернусь к завтрашнему вечеру; I’ll – I will), if I have to pay my last sixpence for a lift in a cart (/даже/ если мне придется заплатить последний шестипенсовик за поездку в телеге; lift – подъем; услуга, при которой пешехода подвозят на короткое расстояние; to lift – поднимать/ся/; подвозить, подбрасывать /до какого-л. места/).”
   My mother shook her head (мать покачала головой; to shake – трясти/сь/; качать/ся/). “I don’t like it, Francis – I don’t like it (мне это не нравится, Фрэнсис, не нравится)!” There was no moving her from that view (не было перемещения ее с этой точки зрения = ее никак нельзя было переубедить; to move – передвигать/ся/, перемещать/ся/; view – вид; мнение, точка зрения). We argued and argued, until we were both at a deadlock (мы спорили и спорили, пока оба не зашли в тупик; deadlock – мертвая точка; тупик; lock – замок, запор; затор /в уличном движении/). It ended in our agreeing to refer the difference between us to my mother’s sister, Mrs. Chance (это закончилось тем, что мы решили обратиться со спором между нами, к сестре мамы, миссис Чанс; to agree – соглашаться; уславливаться, договариваться; to refer – направлять, отсылать /к кому-л., чему-л./; обращаться /за помощью/; difference – разница, различие; разногласие, спор).

   
 “Consider how long I have been out of work,” I says, “and don’t ask me to put off the journey. I won’t fail you, mother. I’ll get back by tomorrow night, if I have to pay my last sixpence for a lift in a cart.”
   My mother shook her head. “I don’t like it, Francis – I don’t like it!” There was no moving her from that view. We argued and argued, until we were both at a deadlock. It ended in our agreeing to refer the difference between us to my mother’s sister, Mrs. Chance.
   While we were trying hard to convince each other (пока мы изо всех сил пытались переубедить друг друга; to convince – убеждать), my aunt Chance sat as dumb as a fish (моя тетя Чанс сидела немая как рыба; to sit), stirring her tea and thinking her own thoughts (помешивая чай и думая о чем-то своем: «свои собственные мысли»). When we made our appeal to her (когда мы обратились к ней /за помощью/; appeal – воззвание, обращение; мольба, просьба /о чем-л./), she seemed as it were to wake up (она, казалось, словно пробудилась). “Ye baith refer it to my puir judgment (= You both refer it to my pure judgment? – Вы оба отправляете свой спор на мой честный суд?; ye – /уст., диал./ вы /мн. число/; pure – чистый; безупречный; честный, правдивый; judgment – приговор, решение суда; мнение, суждение)?” she says, in her broad Scotch (говорит она со своим сильным шотландским акцентом). We both answered Yes (мы оба отвечаем «да»). Upon that my aunt Chance first cleared the tea-table (на это = при этих словах тетушка Чанс сначала убрала /все/ с чайного столика; to clear – очищать/ся/; удалять, убирать), and then pulled out from the pocket of her gown a pack of cards (а затем вытащила из кармана платья колоду карт; gown – платье /женское/; pack – пакет; упаковка; пачка).
   

notes

Примечания

1

   Narrative – рассказ, повесть.

2

   Introductory – вступительный, вводный; предварительный; statement – заявление; изложение; fact – факт, обстоятельство.
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать