Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Мера за меру

   «Есть в жизни у тебя черты такие,
   Что наблюдателю по ним легко
   Прочесть всю будущность твою. И сам ты
   И качества твои не таковы,
   Чтоб ты на одного себе их тратил:
   Себе не вправе ты принадлежать.
   Как факелы, нас небо зажигает
   Не для того, чтоб для себя горели…»


Уильям Шекспир Мера за меру

   Примечания А. Смирнова

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *

Действующие лица

   Винченцио – герцог Венский.
   Анджело – наместник герцога в его отсутствие.
   Эскал – пожилой вельможа.
   Клавдио – молодой дворянин.
   Луцио – щеголь.
   Первый дворянин.
   Второй дворянин.
   Варрий – дворянин, приближенный герцога.
   Брат Фома, брат Петр – монахи.
   Судья.
   Локоть – простак-констебль.
   Пена – ветреный дворянин.
   Помпей – слуга Переспелы (шут).
   Страшило – палач.
   Бернардин – распутный арестант.
   Тюремщик.
   Изабелла – сестра Клавдио.
   Мариана – невеста Анджело.
   Джульетта – возлюбленная Клавдио.
   Франциска – монахиня.
   Переспела – сводня.
   Вельможи, стража, горожане, мальчик, слуги.
   Место действия – Вена.

Акт I

Сцена 1

   Зала во дворце герцога.
   Входят герцог, Эскал, вельможи, свита.
   Герцог
Эскал!

   Эскал
Мой государь?

   Герцог
Вам пояснять, в чем сущность управления,
Считал бы я излишней тратой слов,
Рад мне известно, что познанья ваши
Намного превосходят все советы,
Которые я мог бы дать. Осталось
Облечь нам только этой властью ваши
Высокие достоинства и – к делу
Их применить[1]. Дух нашего народа,
Уставы государства и язык
Законов наших знаете вы лучше,
Богаче вы и опытом и знаньем,
Чем кто-либо на памяти моей,
Вот полномочье! Следуйте ему. —

   (Дает ему полномочие.)
Просите Анджело прийти сюда.

   Один из свиты уходит.
   Герцог
Как, думаете вы, он нас заменит?
Его по воле сердца мы избрали,
Чтобы, пока отсутствовать мы будем,
Он мог достойно здесь нас представлять.
Ссудив ему наш гнев и вверив милость,
Всей нашей власти полноту ему
Вручили мы! Как смотрите на это?

   Эскал
О! Если в Вене кто-нибудь достоин
Такую честь и милость оправдать,
То это Анджело.

   Герцог
Да, вот и он!

   Входит Анджело.
   Анджело
Всегда покорен вашей воле, герцог,
Прошу сказать – чем я могу служить?

   Герцог
Есть в жизни у тебя черты такие,
Что наблюдателю по ним легко
Прочесть всю будущность твою. И сам ты
И качества твои не таковы,
Чтоб ты на одного себе их тратил:
Себе не вправе ты принадлежать.
Как факелы, нас небо зажигает
Не для того, чтоб для себя горели.
Когда таим мы доблести свои —
Их все равно что нет. Высокий ум
Стремится к высшей цели! Ведь без пользы
Природа, бережливая богиня,
Даров своих не даст ни капли в рост,
Но с должника желает получить
И благодарность и процент. Однако
Я говорю тому, кто знает сам
Все то, что я могу ему сказать,
Итак, мой Анджело!
В отсутствие мое будь за меня!
И смерть и милость в Вене пусть живут
В твоих устах и в сердце. Хоть и старше
Эскал – тебе помощником он будет.
Вот полномочье!

   (Дает ему полномочие.)
   Анджело
Добрый государь!
Прошу вас испытать металл мой, прежде
Чем лик такой прекрасный, благородный
На нем чеканить!..

   Герцог
Возраженья брось.
Наш выбор сделан тщательно и тонко.
Ты избран: так прими же эту честь.
Не терпит отлагательств наш отъезд,
И много нерешенных важных дел
Оставит он! Тебе писать мы будем,
Как только время и дела позволят,
И ждать известий будем от тебя. —
Прощайте же. Надеюсь на успех
Моих желаний.

   Анджело
Государь, позвольте
Хотя бы вас немного проводить?

   Герцог
Нет, слишком я спешу!
И пусть тебя сомненья не смущают:
По чести, власть твоя равна моей,
Усиливай иль изменяй законы,
Как ты захочешь! Дай же руку мне.
Уеду тайно я. Народ люблю я,
Но выставляться напоказ ему
Я не люблю; пусть это от души —
Мне не по вкусу громкие восторги
И возгласы, а тех, кто это любит,
Я не считаю умными. Прощайте.

   Анджело
Пусть небеса удачу вам пошлют!

   Эскал
И счастливо вас приведут обратно!

   Герцог
Благодарю. Прощайте!

   (Уходит.)
   Эскал
Позвольте, граф, просить вас уделить
Мне время для беседы: я хотел бы
Исследовать до дна мою задачу.
Даны мне полномочья, но какие —
Еще мне неизвестно.

   Анджело
Так как и мне. Пойдемте же со мною.
И, верно, скоро выясним совместно
Вопросы эти.

   Эскал
Следую за вами!

   Уходят.

Сцена 2

   Улица.
   Входят Луцио и два дворянина.
   Луцио
   Если наш герцог со всеми другими герцогами не придет к соглашению с венгерским королем, то все герцоги соединятся и нападут на короля.
   Первый дворянин
   Пошли господь нам мир с любым монархом, кроме одного – монарха Голода!
   Второй дворянин
   Аминь!
   Луцио
   Ты отвечаешь вроде того набожного морского разбойника, который вышел в море со всеми десятью заповедями и только одну из них соскоблил с таблицы.
   Второй дворянин
   «Не укради»?
   Луцио
   Вот именно эту он вычеркнул.
   Первый дворянин
   А как же иначе? Ведь эта заповедь, заставила бы капитана и всю его шайку отказаться от своего занятия – они-то как раз и шли на грабеж. Да и среди нас не найдется солдата, которому бы нравилось в предобеденной молитве то место, где просят о мире.
   Второй дворянин
   А я ни от одного солдата не слышал, чтобы оно ему не нравилось.
   Луцио
   Охотно верю: ты, я полагаю, никогда вообще этой молитвы и не слыхивал.
   Второй дворянин
   Нет, раз с дюжину по крайней мере.
   Первый дворянин
   Чего доброго, в стихах?
   Луцио
   И в стихах, и в прозе, и на разных языках.
   Первый дворянин
   И самых разнообразных религий, пожалуй?
   Луцио
   Почему бы нет? Молитва остается молитвой, несмотря ни на какие религиозные разногласия, как ты остаешься отъявленным мерзавцем, несмотря ни на какие молитвы.
   Первый дворянин
   Ну, да мы с тобой из одного материала.
   Луцио
   Согласен. Как бархат с кромкой. Ты – кромка.
   Первый дворянин
   А ты бархат. Изрядный бархат тройного ворса, ручаюсь в этом. Но я предпочел бы быть кромкой английского сукна, чем французским бархатом с таким облезлым ворсом, как ты[2]. Понятно я говорю?
   Луцио
   Чего понятней! Верно, по себе судишь? После такого признания я начинаю пить за тебя, только уж извини, – не после тебя… Очевидно, за твое здоровье пить необходимо, но из твоего стакана пить небезопасно.
   Первый дворянин
   Я, кажется, сам себе напортил, не правда ли?
   Второй дворянин
   В обоих случаях – заразился ты или нет?
   Луцио
   Смотрите-ка, смотрите, сюда шествует госпожа, наша утолительница.
   Первый дворянин
   Немало болезней подхватил я под ее кровлей, которые мне стоили…
   Второй дворянин
   Чего, чего, скажи?
   Луцио
   Оцени сам.
   Второй дворянин
   Тысячи три долларов в год[3]. А может быть, столько же язвочек?
   Первый дворянин
   Побольше трех тысяч! Вымотали у меня все деньги и оставили меня с носом.
   Луцио
   Хорошо, что с носом, а если без носа[4]
   Первый дворянин
   Ты все намекаешь на какие-то мои болезни, но это заблуждение – я здоров и крепок.
   Луцио
   Не то чтобы здоров, но крепок, как бывают полые внутри вещи: в тебе и кости-то пустые, твое распутство съело тебя!
   Входит госпожа Переспела.
   Первый дворянин
   А! Как поживаете? В каком бедре у вас теперь прострел?
   Переспела
   Ладно, ладно. Сейчас там арестовали и в тюрьму повели человека который стоит дороже, чем пять тысяч таких молодцов, как вы.
   Второй дворянин
   Кого же это, скажи, пожалуйста?
   Переспела
   Кого, кого!.. Клавдио, синьора Клавдио!
   Первый дворянин
   Клавдио… в тюрьму? Не может быть!
   Переспела
   А вот и может: я своими глазами видела, как его повели. Да еще хуже того: через три дня ему голову отрубят.
   Луцио
   После всех наших дурачеств – не хочется этому верить!.. Ты в этом убеждена?
   Переспела
   Слишком хорошо. И все это из-за того, что госпожа Джульетта ждет от него ребенка.
   Луцио
   Боюсь, что это так и есть, он обещал прийти ко мне еще два часа тому назад и не пришел. А он необыкновенно точно исполняет свои обещания.
   Второй дворянин
   Кроме того, это как раз близко касается того, о чем мы говорили.
   Первый дворянин
   А главное, совпадает с новым указом.
   Луцио
   Пойдем скорее разузнать, в чем дело.
   Луцио и два дворянина уходят.
   Переспела
   Вот так-то: кого на войну, кого в больницу, кого на виселицу, кого в долговое. Этак скоро у меня ни одного клиента не останется.
   Входит Помпей.
   Ну что, узнал что-нибудь новое?
   Помпей
   Повели его в тюрьму.
   Переспела
   Да чем же он попользовался?[5]
   Помпей
   Женщиной.
   Переспела
   Но в чем же его преступление?
   Помпей
   Удил форелей в запретном пруду.
   Переспела
   Значит, оставил девочку с ребенком?
   Помпей
   Нет, оставил женщину с девочкой. Вы о новом указе ничего не слыхали?
   Переспела
   О каком указе, милый?
   Помпей
   Все веселые дома в предместьях Вены будут снесены.
   Переспела
   Что? А те, что в городе?
   Помпей
   Те остаются на развод. Их было тоже хотели снести, да благоразумный гражданин вступился за них.
   Переспела
   Неужто и все дома свиданий в предместьях снесут?
   Помпей
   До основания, хозяйка.
   Переспела
   Вот так перемена в государстве! Что же со мной-то будет?
   Помпей
   Полноте. Не бойтесь да себя. Хорошие адвокаты в клиентах недостатка не терпят. Вы хоть адрес перемените, но профессию менять не обязаны! Я останусь по-прежнему вашим услужающим. Не робейте, вас пожалеют. Ведь вы на этой работе, можно сказать, все зубы проели. К вам отнесутся с уважением.
   Переспела
   Что ж тут будешь делать, Томас? Пойдемте-ка отсюда.
   Помпей
   Вот синьор Клавдио… его ведут в тюрьму. И Джульетта с ним.
   Входит тюремщик, Клавдио, Джульетта и стража.
   Клавдио
Зачем же напоказ меня водить?
Пойдем в тюрьму, к которой присужден я.

   Тюремщик
Да я ведь это делаю не назло:
Граф Анджело так приказал особо.

   Клавдио
Власть… Этот полубог… Как тяжело
Платиться за вину нас заставляет.
В писанье сказано: кого захочет —
Того помилует, кого захочет —
Того ожесточит. Таков закон!

   Входят Луцио и два дворянина.
   Луцио
Как! Клавдио в цепях!.. За что же цепи?

   Клавдио
За лишнюю свободу, милый друг.
Как следует за пресыщеньем пост,
Так и за неумеренной свободой
Нас цепи ждут. Томимы грешной жаждой,
Как крысы, что отравы обожрались,
Мы жадно пьем – и, выпив, умираем.

   Луцио
   Если б я умел так мудро рассуждать под арестом, я бы послал за некоторыми из моих кредиторов. И, однако, сказать по правде, я предпочитаю быть глупым на свободе, чем умным в тюрьме. – В чем же твое преступление, Клавдио?
   Клавдио
Назвать его – уж будет преступленьем.

   Луцио
Убийство?

   Клавдио
Нет.

   Луцио
Разврат?

   Клавдио
Зови хоть так!

   Тюремщик
   Пора, пойдемте, сударь.
   Клавдио
Минуту, друг! Мой Луцио, два слова.

   Луцио
Хоть сотню, коль они тебе на пользу.
(Вот как берут распутство под надзор!)

   Клавдио
Вот дело в чем: я обручен с Джульеттой,
Но с ней до свадьбы ложе разделил,
Ее ты знаешь. Мне она жена.
Нам не хватает внешнего обряда,
Мы медлили из-за ее родных,
Не расстающихся с ее приданым,
Что в сундуках они своих хранят.
От них свою любовь мы скрыть хотели,
Пока на брак согласья не получим,
Но тайных ласк взаимных наших след
Начертан слишком ясно на Джульетте.

   Луцио
   Ручаюсь, что это так. И голова твоя так плохо держится на плечах, что любая влюбленная девчонка может сдуть ее одним своим вздохом. Пошли к герцогу, подай ему просьбу о помиловании…
   Клавдио
Я посылал: его нельзя найти.
И вот тебя прошу я об услуге:
Сестра моя сегодня в монастырь
Послушницей должна была вступить.
Найди ее, скажи, что мне грозит,
И за меня моли, чтоб попыталась
Жестокого наместника смягчить
И упросить: в ней вся моя надежда.
У юности ее, быть может, свой,
Немой, но выразительный язык,
Что трогает людей; к тому ж сестра,
Когда захочет, разумом и речью
Умеет убеждать.

   Луцио
   Дай Бог, чтоб ей это удалось и ради тех, кто в таком тяжелом положении, как ты, и ради того, чтоб ты еще насладился жизнью. Обидно мне будет, если ты ее проиграешь в такую глупую игру трик-трак. Что ж, я отправлюсь к ней.
   Клавдио
Мой добрый Луцио, благодарю…

   Луцио
И через два часа…

   Клавдио
   (тюремщику)
Иду за вами.

   Уходят.

Сцена 3

   Монастырь.
   Входят герцог и брат Фома.
   Герцог
О нет, святой отец, не думай так:
Бессильная стрела любви не может
Пронзить в броню закованную грудь.
И если я пришел у вас просить
Дать тайно мне приют в монастыре,
То цель моя и строже и важнее,
Чем цели пылкой юности!

   Брат Фома
Скажите,
В чем эта цель?

   Герцог
Вы знаете, отец мой,
Как я всегда любил уединенье,
Как мало придавал цены собраньям,
Где юность, роскошь и разгул пируют.
И вот я графу Анджело вручил
(Он человек воздержанный и строгий)
Всю власть мою и все права здесь в Вене.
Он думает, что я уехал в Польшу;
Сам этот слух я распустил в народе,
И верят все ему, святой отец!
Вы спросите, зачем я это сделал?

   Брат Фома
Да, государь.

   Герцог
У нас суров закон, уставы строги
(Узда нужна для лошадей упрямых),
Но вот уже почти пятнадцать лет,
Как мы из виду упустили их, —
Как устаревший лев, что из пещеры
Не хочет на добычу выходить,
Как баловник-отец подчас ребенку
Показывает розги, чтобы ими
Не наказать, а только напугать,
И постепенно делаются розги
Предметом не боязни, а насмешки, —
Так если мы закон не соблюдаем,
То сам собою отмирает он.
Свобода водит за нос правосудье.
Дитя бьет мамку. И идут вверх дном
Житейские приличья.

   Брат Фома
Но от вас
Зависело вернуть законам силу:
От вас страшней бы это было, чем
От Анджело.

   Герцог
Боюсь, что слишком страшно.
Моя вина – я дал народу волю
Тиранством было бы его карать
За то, что я же разрешал им делать:
Ведь не карая, мы уж позволяем,
Вот почему я это возложил
На Анджело: он именем моим
Пускай карает, я же в стороне
Останусь и злословью не подвергнусь.
А чтоб следить за ним порой, под видом
Монаха буду навещать и власти
И мой народ. А потому, прошу,
Монашеское платье мне достаньте
И научите, как себя вести,
Чтоб настоящим иноком казаться.
Еще причины есть, о них потом
Я сообщу, но главное скажу:
Граф Анджело и строг и безупречен,
Почти не признается он, что в жилах
Кровь у него течет и что ему
От голода приятней все же хлеб,
Чем камень. Но когда достигнет власти —
Как знать? Увидим, как себя явит
Тот, кто безгрешным кажется на вид.

   Уходят.

Сцена 4

   Женский монастырь.
   Входят Франциска и Изабелла.
   Изабелла
И прав других у вас, монахинь, нет?

   Франциска
Тебе прав наших мало?

   Изабелла
О нет, я б не желала больших прав:
Скорей хотела б я устава строже
Для общины сестер блаженной Клары.

   Луцио
   (снаружи)
Мир этим стенам!

   Изабелла
Кто-то нас зовет.

   Франциска
Мужчина! Дорогая Изабелла
Открой ему. Спроси, чего он хочет.
Ты можешь говорить с ним. Мне нельзя.
Послушница ты только, а когда
Ты примешь полный постриг, то с мужчиной
При старшей только сможешь говорить,
И то закрыв лицо, а если будешь
С лицом открытым, то должна молчать.
Опять зовет! Прошу, ответь ему.

   (Уходит.)
   Входит Луцио.
   Изабелла
И вам да будет мир! Что надо вам?

   Луцио
Привет вам, дева! Если только, впрочем,
Вы – дева (как легко предположить
По этим розам на щеках). Скажите,
Нельзя ли повидать мне Изабеллу?
Она в монастыре на послушанье,
Несчастный Клавдио – ей брат.

   Изабелла
Несчастный?
Скажите, почему же он несчастен?
Я Изабелла. Я его сестра.

   Луцио
Прекрасная и кроткая, ваш брат
Вам шлет привет. Но я хочу быть краток:
Ваш брат в тюрьме.

   Изабелла
О горе! Но за что?

   Луцио
Да то, за что, будь я его судьей,
Я б наказаньем сделал благодарность:
Подруге он ребенка подарил.

   Изабелла
О, сударь, не шутите!

   Луцио
Я не шучу, хоть мой грешок любимый
С девицами дурачиться, шутить
И вздор болтать… но не со всякой стал бы
Я так себя вести. Вы для меня
Святое и небесное созданье,
Бесплотный дух, отрекшийся от мира,
И с вами говорю чистосердечно,
Как со святой.

   Изабелла
Насмешкой надо мной гневите бога!

   Луцио
Не думайте! Вот вкратце вам вся правда:
Ваш брат с своей возлюбленной сошелся.
Как тот, кто ест, полнеет, как весна
Цветущая из брошенных семян,
Из борозды выводит пышность жатвы, —
Так лоно отягченное подруги
Несет, как урожай, его ребенка.

   Изабелла
Ребенок от него… Ужель сестра
Джульетта…

   Луцио
Как – сестра?

   Изабелла
Названая сестра. Так часто в школе
В своей горячей, хоть бесплодной, дружбе
Меняются подруги именами.

   Луцио
Она!

   Изабелла
Так пусть он женится на ней!

   Луцио
Вот в этом-то и суть. Наш герцог странно,
Исчез (и многих, в том числе меня,
Он обманул надеждой на войну.
Но знаем мы теперь от тех, кому
Известны все пружины государства,
Что все его поступки далеки
От истинных намерений). Оставил
Наместником и с безграничной властью
Он Анджело, а это человек,
В чьих жилах вместо крови снежный студень, —
Он никогда не чувствовал биенья
И жара чувств сердечных, но природу
Смирял трудом, наукой и постом.
Чтоб устрашить обычай и свободу,
Которые до сей поры бесстрашно,
Как мыши возле львов, сновали смело
Близ гнусного закона, воскресил он
Закон жестокий тот, под чьим ударом
Жизнь брата вашего погибнуть может.
Его он приказал арестовать
И хочет применить на нем всю силу
Ужасного закона для примера.
И нет надежды, если не удастся
Вам Анджело смягчить мольбою нежной.
Вот сущность порученья, что просил
Ваш бедный брат меня вам передать.

   Изабелла
Он хочет жизнь его отнять?

   Луцио
Его
Приговорил он к смерти, и тюремщик
Уж получил приказ его казнить.

   Изабелла
О! Чем же я, несчастная, могу
Помочь?

   Луцио
Вы попытайте ваши силы.

   Изабелла
Увы! Какие силы? Сомневаюсь…

   Луцио
Сомнения – предатели: они
Проигрывать нас часто заставляют
Там, где могли б мы выиграть, мешая
Нам попытаться. К Анджело ступайте!
Пусть он узнает: там, где просят девы,
Дают мужчины щедро, точно боги,
А если уж, склонив колени, девы
Начнут рыдать, – о, их мольбы тогда
Свершаются, как собственная воля.

   Изабелла
Я постараюсь!

   Луцио
Только поскорее.

   Изабелла
Пойду туда немедля.
Я лишь игуменье должна сказать,
Зачем иду. Благодарю смиренно.
Привет снесите брату. Я до ночи
Ему пришлю сказать, чего добилась.

   Луцио
Имею честь.

   Изабелла
Благодарю вас, сударь!

   Уходят.

Акт II

Сцена 1

   Зала в доме Анджело.
   Входят Анджело, Эскал, судья, тюремщик, полицейские, стража.
   Анджело
Но ведь нельзя же из закона делать
Нам пугало воронье, что стоит,
Не двигаясь, пока, привыкнув, птицы
Не обратят его в насест.

   Эскал
Пусть так:
Но лучше в гневе нам слегка поранить,
Чем насмерть зарубить. Хотел бы я
Спасти его… Я знал его отца:
Он благороднейший был человек…
Подумайте, достойный граф
(Хоть я и знаю вашу добродетель),
Неужели вы в волнении страстей,
Когда б согласовалось время с местом,
А место отвечало бы желанью,
Или когда б кипенье вашей крови
Могло достичь венца своих стремлений, —
Неужли вы хоть раз единый в жизни
Не погрешили сами так, как тот,
Кого теперь вы судите так строго,
И сами не нарушили закона?

   Анджело
Изведать искушение – одно,
Но пасть – другое. Я не отрицаю,
Что часто средь двенадцати присяжных,
Произносящих смертный приговор,
Есть вор иль два виновней, чем преступник…
Те преступленья, что суду известны,
Карает суд! Не все ли вам равно,
Что вора вор осудит? Очевидно,
Когда мы на полу брильянт увидим,
То мы нагнемся, чтоб его поднять.
Но если мы чего-нибудь не видим,
То мимо, не задумавшись, проходим.
Вы не должны оправдывать его
Тем, что и я грешил; скорей скажите,
Что если я, судья его, свершу
Такое преступленье, пусть тогда
Мой приговор послужит образцом:
Меня приговорите тоже и смерти!
Без жалости! Он должен умереть.

   Эскал
Как хочет ваша мудрость.

   Анджело
Где тюремщик?

   Тюремщик
К услугам вашим!

   Анджело
Завтра к девяти
Часам утра казнен быть должен Клавдио.
Пусть духовник придет к нему сегодня;
Последний час пути его настал.

   Тюремщик уходит.
   Эскал
Прости его господь и нас прости,
Добро сгубить нас может, грех – спасти.
Кто невредим из дебрей зла выходит,
Кто за проступок легкий смерть находит.

   Входит Локоть, стража, Пена и Помпей.
   Локоть
   Ведите их сюда. Если порядочные люди[6] только и делают что беспорядки в общественных домах, так я не знаю, что такое законы. Ведите их сюда!
   Анджело
   Что тут еще? Кто ты такой? В чем дело?
   Локоть
   С разрешения вашей чести, вы видите пред собой бедного герцога констебля. Зовут меня Локоть. Я, так сказать, опираюсь на юстицию, ваша честь. И вот привел к вашей милости двух отъявленных добродеев.
   Анджело
   Добродеев? Какие такие добродеи? Уж не лиходеи ли?
   Локоть
   С разрешения вашей чести, я толком не знаю, кто они такие; одно мне доподлинно известно – что они сущие негодяи, и нет в них никакой профанации, которая должна быть у доброго христианина.
   Эскал
   Замечательно сказано! Вот так мудрый констебль!
   Анджело
   Но к делу. Что это за люди? Тебя зовут Локоть? Чего же ты молчишь, Локоть? Говори!
   Помпей
   Он не может говорить, сударь, тот локоть совсем износился!
   Анджело
   А ты кто такой?
   Локоть
   Он, ваша милость? Услужающий он, а наполовину сводник! Он служит у скверной бабы: у нее был публичный дом в предместье, его снесли, говорят, так теперь она открыла банное заведение в городе – тоже, полагаю, подозрительное место.
   Эскал
   Откуда ты это знаешь?
   Локоть
   Мне сказала жена моя, ваша честь, а она – проклятый враг всякой неправды и лжи.
   Эскал
   Как, твоя жена?
   Локоть
   Да, ваша милость, она благодаря Богу честная женщина.
   Эскал
   Почему же ты называешь ее проклятой?
   Локоть
   Потому что мы с ней оба проклятые враги всякой неправды и лжи, можете ей верить, как мне самому. Если это заведение не сводня содержит, – убей ее Бог, – это непотребный дом!
   Эскал
   Но почему ты в этом уверен?
   Локоть
   Да как же, ваша милость! От моей жены знаю: не будь она похотливой женщиной, ее бы там непременно совратили на разврат, прелюбодеяние и всякие непотребства.
   Эскал
   По вине той женщины?
   Локоть
   Да, по вине этой госпожи Переспелы. Но жена плюнула ему прямо в лицо[7] – так его и отшила.
   Помпей
   С позволения вашей милости, дело было не так.
   Локоть
   Так докажи это перед лицом этих мошенников. Честный ты человек, а ну-ка, докажи!
   Эскал
   Слышите, как он путает слова?
   Помпей
   Ваша милость, его жена пришла к нам на сносях – ей, с позволения вашей милости, вареного черносливу захотелось. А у нас во всем доме нашлись только две черносливины, и лежали они на тарелке: такая тарелка, за три пенса – верно, ваша милость, видали такие тарелки; конечно, это не китайский фарфор, но тарелка хоть куда!
   Эскал
   Брось ты тарелки: не в тарелках дело.
   Помпей
   Верно, ваша милость. Тарелки тут ни при чем, это правильно, но вот в чем суть. Мадам Локоть-то, как уже было сказано, была не в своей тарелке; она ведь на сносях была, вот и потянуло ее на чернослив – вынь да положь; а у нас всего-навсего две черносливины остались, как уже было сказано, потому что господин Пена – вот этот самый человек – съел все, что было, как уже было сказано, и заплатил за все сполна и щедро, потому что – помните, господин Пена? – у меня еще не хватило трех пенсов сдачи.
   Пена
   Да, не хватило, верно.
   Помпей
   Ну вот видите! Вы еще как раз в то время разгрызали косточки от вышеупомянутого чернослива.
   Пена
   Да, так и было, верно.
   Помпей
   Ну вот видите! Я еще тогда говорил вам, что вот такой-то и такой-то никогда не вылечатся – от чего, вы сами знаете, – если не будут соблюдать строжайшей диеты.
   Пена
   Все это верно.
   Помпей
   Ну вот видите!
   Эскал
   Ты скучнейший дурак. Перейдем к делу: что сделали жене Локтя? На что она жалуется? Когда я доберусь до того, что ей сделали?
   Помпей
   До этого, ваша милость, не скоро можно добраться!
   Эскал
   Да я и не собираюсь.
   Помпей
   Но в конце концов вы и до этого доберетесь, с разрешения вашей милости. Покорнейше прошу вас: взгляните на господина Пену. У человека восемьдесят фунтов годового дохода, отец его недавно скончался, в день всех святых. В день всех святых, господин Пена, так ведь?
   Пена
   Вечером, накануне дня всех святых.
   Помпей
   Ну вот видите! Правда всегда скажется. А он, ваша милость, сидел в низеньком кресле, ваша милость, в комнате, что называется «Виноградная кисть»[8], где вы любите сидеть, сударь, верно? Любите?
   Пена
   Верно. Люблю. Комната, где тепло зимой.
   Помпей
   Ну вот видите, ваша милость: правда свое возьмет.
   Анджело
Все это тянется, как ночь в России,
Когда она всего длиннее там…
Я ухожу. Вы выслушайте их.
Надеюсь, повод выдрать всех найдете.

   Эскал
И я надеюсь также, граф. Прощайте.

   Анджело уходит.
   Ну, сударь, в последний раз: что сделали с женой Локтя?
   Помпей
   В последний раз, ваша милость? В последний раз ничего с ней не делали.
   Локоть
   Покорнейше прошу вас, ваша милость, вы спросите его, что этот человек сделал моей жене.
   Помпей
   Покорнейше прошу, ваша милость, спросите меня.
   Эскал
   Ну так что же этот господин ей сделал?
   Помпей
   Умоляю вас, ваша милость, взгляните этому человеку в лицо. Любезный господин Пена, посмотрите на его милость; я это говорю для вашего же добра. Ваша милость, рассмотрели его лицо?
   Эскал
   Ну, рассмотрел.
   Помпей
   Умоляю вас, вглядитесь в него хорошенько.
   Эскал
   Гляжу. Ну и что же?
   Помпей
   Видите вы что-нибудь плохое в его лице?
   Эскал
   Как будто нет…
   Помпей
   А я готов присягнуть, что его лицо самое плохое в нем! Ну видите. А если самое плохое в нем его лицо, так как же он мог бы что-нибудь плохое сделать жене констебля, желал бы я узнать от вашей милости?
   Эскал
   Он прав. Что ты на это скажешь, констебль?
   Локоть
   Во-первых, с разрешения вашей милости, этот дом заслуживает только решпекта; во-вторых, этот малый тоже ничего, кроме решпекта, не заслуживает; и, в-третьих, хозяйка его – женщина, которая тоже ничего, кроме полного решпекта, не заслуживает.
   Помпей
   Так если на то пошло, его жена заслуживает решпекта больше, чем мы все!
   Локоть
   Что, что? Лжешь ты, мерзавец, лжешь, злостный мерзавец! Еще не пришло такое время, чтобы моя жена заслужила решпект от кого бы то ни было, будь то мужчина, женщина или малый ребенок!
   Помпей
   Но к ней, еще пока он не женился на ней, все с решпектом относились.
   Эскал
   Кто здесь умнее – Правда или Кривда[9]? Верно ли это?
   Локоть
   Ах ты, злодей! Ах ты, негодяй! Ах ты, нечестивый Ганнибал[10]! До свадьбы – с решпектом. Да если к ней или ко мне кто-нибудь с решпектом относился, так не считайте меня больше за бедного герцога констебля. Докажи это, злобный Ганнибал, или я предъявлю к тебе иск за оскорбление действием.
   Эскал
   А если он тебя по уху съездит, так ты можешь предъявить ему обвинение в клевете?
   Локоть
   Вот, благодарю вашу милость за совет! Что же ваша милость прикажет делать с этим злостным негодяем?
   Эскал
   Видишь ли, поскольку ты подозреваешь его в разных проделках, которые хотел бы вывести на чистую воду, так ты оставь его плыть по течению и последи за ним, – тогда ты и узнаешь, какие за ним грехи.
   Локоть
   Вот, благодарю вашу милость за совет! Видишь ты, негодяй ты этакий, чего ты дождался? Придется тебе плыть по течению. Слышишь, мерзавец, плыть по течению!
   Эскал
   Где вы родились, приятель?
   Пена
   В Вене, сударь.
   Эскал
   Так. И у вас восемьдесят фунтов дохода?
   Пена
   Да, с вашего позволения, сударь.
   Эскал
   Так. А ты, любезный, чем занимаешься?
   Помпей
   Я – услужающий… вина разливаю… служу у бедной вдовы.
   Эскал
   Как имя твоей хозяйки?
   Помпей
   Госпожа Переспела.
   Эскал
   Что же, у нее один муж был или больше?
   Помпей
   Девять, ваша милость. По последнему-то она и Переспела.
   Эскал
   Девять? Пожалуйте сюда, господин Пена! Господин Пена, я бы не советовал вам вести дружбу с разливальщиками вина: они скоро выцедят вас до дна, а вы можете довести их до веревки… Ступайте. И чтобы я больше о вас не слыхал!
   Пена
   Благодарю вашу милость; но что до меня, так ведь я попадаю в распивочную, только если меня туда втянут.
   Эскал
   Ну, хорошо. Довольно. Прощайте.
   Пена уходит.
   Пожалуйте-ка сюда, господин услужающий… Как твое имя, господин услужающий?
   Помпей
   Помпей.
   Эскал
   Фамилия?
   Помпей
   Огузок.
   Эскал
   Да, по правде сказать, эта часть у тебя самая выдающаяся, так что сзади ты – Помпей великий. Итак, Помпей, ты, в сущности, сводник, хоть ты и перекрасился в разливальщика. Так ведь это? Говори правду, для тебя же будет лучше.
   Помпей
   Правду, ваша милость? Я бедный человек, которому тоже жить хочется.
   Эскал
   Как же тебе хочется жить, Помпей? Быть сводником? Что ты сам думаешь об этом ремесле? Законное это ремесло?
   Помпей
   Раз закон его терпит…
   Эскал
   Но закон его не терпит, Помпей! Оно будет запрещено в Вене.
   Помпей
   Неужто ваша милость собирается охолостить всех молодых людей в городе?
   Эскал
   Нет, Помпей!
   Помпей
   Ну, тогда, ваша милость, они без нас не обойдутся. Если ваша милость примут меры против непотребных женщин да распутников, тогда сводников бояться не придется.
   Эскал
   Меры уже приняты, можешь мне поверить; топор и виселица.
   Помпей
   Если вы будете головы рубить и вешать в течение десяти лет всех, кто в этом деле провинится, то придется вам откуда-нибудь новые головы выписывать. И если этот закон продержится в Вене десять лет, так я вам самый лучший дом в Вене найму за три пенса. Если вы до этого доживете, попомните тогда, что вам это Помпей предсказал.
   Эскал
   Спасибо, любезный Помпей, и в награду да твое предсказание слушай: чтоб больше на тебя никаких жалоб ко мне не поступало, да брось ты этот дом, где служишь, иначе я тебя до самых твоих шатров погоню, как Цезарь великого Помпея, и буду для тебя строгим Цезарем. Проще говоря, я велю тебя выпороть. А пока, Помпей, прощай.
   Помпей
   Благодарю вашу милость за совет, но воспользуюсь им постольку, поскольку решит плоть моя и судьба.
Пороть меня? Пусть возчик клячу лупит.
Кто сердцем смел – и порке не уступит.

   (Уходит.)
   Эскал
   Пожалуйте сюда, господин Локоть, пожалуйте, господин констебль. Сколько лет, как вы состоите в этой должности?
   Локоть
   Семь с половиной.
   Эскал
   Судя по вашей опытности в исполнении ваших обязанностей я так и думал, что вы не новичок в этом деле. Семь лет, говорите вы?
   

notes

Сноски

1

   В этом месте в дошедшем до нас тексте выпала по меньшей мере одна строка.

2

   Намек на «французскую болезнь» (сифилис), от которой человек теряет волосы.

3

   Доллары были первоначально крупной английской серебряной монетой.

4

   Намек на все ту же «французскую болезнь», распространенную в кругу веселящегося дворянства.

5

   Но только что перед этим Переспела сама рассказывала, в чем заключается проступок Клавдио. Причиной непоследовательности является плохое состояние текста или просто небрежность Шекспира. Но возможно, что Переспела не видит в поступке Клавдио ничего предосудительного.

6

   Подобно другим шутовским персонажам Шекспира (как, например, оба других констебля из «Много шума из ничего»). Локоть нередко искажает слова или просто говорит противоположное тому, что хочет сказать.

7

   Как видно из дальнейшего, «он» – это Пена.

8

   Разные комнаты в тавернах и на постоялых дворах имели свои названия.

9

   Традиционные аллегорические фигуры средневекового театра.

10

   Локоть хочет сказать «каннибал».
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать