Назад

Купить и читать книгу за 130 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Русский язык. Речевая агрессия и пути ее преодоления

   Пособие предлагает изучение вербальной агрессии как социально-психологического явления и актуальной проблемы современного речеведения. Дается развернутое лингво-риторическое описание основных видов и форм проявления речевой агрессии в реальных условиях профессионально-педагогического общения. Подробно описаны общие направления контроля над агрессией слова и частные приемы ее предотвращения в конкретных речевых ситуациях. Пособие содержит задания и упражнения, направленные на формирование умений, способствующих преодолению агрессии в детской речи и в педагогическом общении, совершенствование навыков эффективной речевой коммуникации, не допускающей грубости, бестактности.
   Адресовано широкому кругу читателей, в первую очередь - студентам педагогических вузов, учителям, воспитателям, родителям.


Юлия Владимировна Щербинина Русский язык. Речевая агрессия и пути ее преодоления

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Вы держите в руках не совсем обычное учебное пособие, в котором рассматривается речевая агрессия – явление, тотально захватившее многие сферы жизнедеятельности современного общества и все чаще отмечаемое в речи конкретных людей – пассажиров автобуса и продавцов на рынке, школьных учителей и воспитателей детских садов, играющих во дворе детей и наблюдающих за ними родителей.
   Речевая агрессия препятствует реализации основных задач эффективного речевого общения: затрудняет полноценный обмен информацией, тормозит восприятие и понимание собеседниками друг друга, делает невозможной выработку общей стратегии взаимодействия. Она – спутник практически любой ссоры и самый опасный враг вежливости. Поэтому всестороннее изучение речевой агрессии является необходимым условием, обеспечивающим коммуникативную безопасность отдельной личности и общества в целом.
   Агрессия слова активно участвует в детских играх и развлечениях подростков, гостит на наших кухнях, сидит за школьной партой, «помогает» учителям и родителям «воспитывать» детей. В связи с этим создание настоящего пособия определяется особой актуальностью проблемы речевой агрессии для детской речевой среды и педагогического общения.
   Формирование навыков эффективной речевой коммуникации, не допускающей грубости, бестактности, и обучение умению предотвращать проявления агрессии в детской речи – одна из первостепенных задач профессиональной подготовки современного учителя и важнейший момент воспитания ребенка в семье.
   Наконец, актуальность изучения речевой агрессии определяется малой исследованностью этой проблемы в отечественной науке и на отечественном материале. Даже в настоящее время публикации на эту тему у нас малочисленны и представляют собой главным образом обзор зарубежных исследований.
   В разработке данного пособия использован системный подход к исследованию речевой агрессии как социально-психологического явления и педагогической проблемы, который предполагает использование достижений различных наук и междисциплинарных комплексов: риторики, лингвистики, психологии, педагогики, этики, философии, социологии, этологии, психолингвистики, лингвоэтологии.
   Пособие включает десять тем, каждая из которых раскрывает один из аспектов изучения речевой агрессии как социальной, педагогической, речеведческой проблемы. Особый интерес представляют разделы 8-10, целью изучения которых является формирование и развитие необходимых коммуникативных умений, позволяющих контролировать, предотвращать, предупреждать речевую агрессию в детской речи и в педагогическом общении.
   Каждый раздел начинается с постановки целей и определения задач изучения и формулировки проблемных ориентирующих вопросов. Далее излагается необходимый минимум теоретического материала по данной проблеме. В конце темы представлены задания и упражнения, иллюстрирующие теоретические положения и направленные на формирование и совершенствование коммуникативных умений, обозначенных в задачах изучения раздела. Задания сопровождаются необходимым методическим комментарием.
   В качестве основного дидактического материала заданий и упражнений предлагаются фрагменты художественных произведений и модели конкретных речевых ситуаций. Это позволяет продемонстрировать многообразие проявлений речевой агрессии в конкретных условиях общения и показать возможности использования различных коммуникативных стратегий и тактик ее преодоления. Отдельное внимание уделяется работе с пословицами и афоризмами как жанрами, наиболее точно и емко отражающими нормы речевого общения.
   Пособие завершается списком литературы, на которую даются ссылки в теоретической части каждого раздела и которая рекомендуется для дополнительного изучения актуальных проблем речевой агрессии. Материалы Приложения содержат:
   – 20 речевых ситуаций, отмеченных проявлениями вербальной агрессии школьников и учителей и полученные в ходе констатирующего эксперимента, проведенного на базе нескольких общеобразовательных средних школ г. Москвы (Приложение 1);
   – рисунки школьников, полученные в результате использования проективной методики «Рисунок несуществующего животного» (Приложение 2);
   – мини-сочинения учащихся 6-х и 8-х классов на тему: «Как я представляю себе свои права и возможности наказать другого человека за его неправильные действия, слова, поступки» (Приложение 3);
   – тематическое планирование занятий по спецкурсу для студентов педагогических вузов «Речевая агрессия как педагогическая проблема» (Приложение 4). Учебное пособие разработано на материале кандидатской диссертации автора «Вербальная агрессия в школьной речевой среде» (Москва, 2002) и адресовано самому широкому кругу читателей, в первую очередь – студентам педагогических вузов, учителям, воспитателям, родителям.
   В процессе изучения учебного пособия вам встретятся следующие условные обозначения:
   * – проблемные вопросы и задания, предваряющие изучение темы.
   ! – информация, требующая особого внимания, запоминания.?
   • – обобщающие задания по ходу изучения теоретического материала составление схем, таблиц, формулировка общих выводов).
   ♦ – методический комментарий к заданиям.

ТЕМА 1
МАЛОЕ СЛОВО БОЛЬШУЮ ОБИДУ ТВОРИТ

Что такое речевая агрессия?

   Задачи изучения темы:
   – ознакомиться с понятием «речевая агрессия»;
   – ознакомиться с основными подходами к изучению агрессии;
   – научиться отличать речевую агрессию от смежных и сходных явлений (вульгаризмов, инвективы, специфических форм речевого поведения в детской и молодежной субкультуре);
   – научиться выявлять речевую агрессию в конкретных условиях общения.
   * «Для иных людей говорить – значит обижать: они колючи и едки, их речь – смесь желчи с полынной настойкой; насмешки, издевательства, оскорбления текут с их уст, как слюна». Знакомо ли вам то, о чем пишет французский сатирик-моралист XVII в. Жан Лабрюйер? Часто ли вы сталкиваетесь с подобным общением в повседневной жизни? Часто ли вы сами проявляете грубость, бестактность, агрессию в своей речи?
   Термины «речевая агрессия», «вербальная агрессия» (лат. invectiva (oratio) – бранная речь) широко используются как в российской, так и в зарубежной научной литературе последних десятилетий [1, 10, 11, 17, 27, 40, 43, 59, 60].
   Что же такое речевая агрессия? Как определить это понятие?
   Речевую агрессию в самом общем виде можно определить следующим образом:
   ! Речевая (вербальная) агрессия – обидное общение; словесное выражение негативных эмоций, чувств или намерений в оскорбительной, грубой, неприемлемой в данной речевой ситуации форме.
   Рассмотрим это определение более подробно.
   Речевая агрессия возникает под влиянием различных побуждений и приобретает разные способы выражения.
   С одной стороны, вербальная агрессия служит выражением отрицательных эмоций (реакций на внешние и внутренние раздражители окружающей среды) и чувств (особого вида эмоциональных переживаний, отличающихся сравнительной устойчивостью и возникающих на основе высших социальных потребностей человека [49]). К эмоциям и чувствам, вызывающим речевую агрессию, можно отнести злость, раздражение, обиду, недовольство, отвращение, презрение и пр.
   Такая агрессия возникает чаще всего как ответная реакция на внешний раздражитель. Например, человеку нагрубили в магазине, наступили на ногу в автобусе, отказали в какой-то просьбе, возразили в споре – ответом на этот физический или психологический дискомфорт часто может быть брань, ругань, словесные нападки на собеседника, основной функцией которых являются психологическая разрядка, снятие нервного напряжения, избавление от негативных эмоций.
   С другой стороны, речевая агрессия может возникать и как особое намерение – целенаправленное желание говорящего нанести коммуникативный урон адресату (унизить, оскорбить, высмеять и т. п.) или реализовать таким «запрещенным» способом какие-то свои потребности (самоутверждения, самозащиты, самореализации и др.).
   Так, например, школьники могут преднамеренно высмеивать одноклассника, чтобы повысить собственную самооценку («мы лучше тебя»), продемонстрировать «власть», доминантную позицию («мы можем себе это позволить»), укрепить свой авторитет в детском коллективе («мы заставим тебя слушать даже то, что тебе неприятно»).
   Вербальная агрессия на уровне негативных эмоций и чувств выступает как агрессивное речевое поведение – «мало осознанная активность, проявляющаяся в образцах и стереотипах действий, усвоенных человеком либо на основе подражания чужим образцам и стереотипам, либо на основе собственного опыта» [12, С. 9]. Преднамеренное, целенаправленное, инициативное словесное нападение является агрессивной речевой деятельностью и определяется как «осознанно мотивированная целенаправленная человеческая активность» [12, С. 9].
   Именно последняя разновидность речевой агрессии («per se» – лат. «сама по себе», агрессия «в чистом виде») наиболее опасна в коммуникативном отношении, поскольку она представляет собой продуманный, спланированный, подготовленный речевой акт, цель которого – нанесение коммуникативного вреда адресату, разрушение гармонии общения.
   Кроме того, существуют особые ситуации, применительно к которым можно говорить об имитации агрессии – своеобразной словесной «игре». Например, говорящий шутит («Я кровожадный! Я беспощадный! Я злой разбойник Бармалей!..») или хочет продемонстрировать свою потенциальную склонность к обидному общению («Смотрите, как я умею злиться!»).
   Отметим, что подобное общение часто переходит в ситуацию настоящей речевой агрессии, так как оно происходит в атмосфере значительной эмоциональной напряженности и может привести ко взаимному непониманию, разобщенности, отчужденности его участников («А вдруг он не шутит, а действительно злится?»).
   Другой случай имитации агрессии – т. н. аггро (термин английского ученого-психолога Питера Марша, 70-е гг. XX в.), что означает особые ритуальные действия перед проявлением настоящей агрессии или вместо нее. Эти действия могут быть как вербальными (например, речевки футбольных «фанатов»), так и невербальными (например, жреческие племенные пляски, жесты и движения слушателей рок-концерта и т. п.).
   Как можно установить присутствие в общении речевой агрессии? Можно ли считать, что агрессия проявляется в любом грубом по форме высказывании?
   Квалифицировать любое высказывание с точки зрения проявления в нем агрессии возможно только в том случае, если мы опираемся на контекст речевой ситуации, т. е. анализируем конкретные условия общения: место, время, состав участников, их намерения и отношения между ними.
   Условиями проявления речевой агрессии в данном высказывании или конкретной речевой ситуации являются, прежде всего, следующие:
   – отрицательное коммуникативное намерение говорящего (например, унизить адресата, выразить негативные чувства и эмоции и т. п.);
   – несоответствие высказывания характеру общения и «образу адресата» (например, фамильярное обращение в официальной обстановке; обращение только к одному собеседнику при групповом общении; обидные намеки в адрес собеседника и т. п.);
   – отрицательные эмоциональные реакции адресата на данное высказывание (обида, гнев, раздражение и т. п.) и отражающие их ответные реплики (обвинение, упрек, отказ, выражение протеста, несогласия, ответное оскорбление и т. п.).
   Так, в неофициальной ситуации, характеризующейся общей позитивной установкой на взаимопонимание и согласие, высказывания типа «Иди ты!» или «Врешь, гад!», являющиеся по форме грубым требованием или оскорблением, в определенной ситуации могут выражать удивление или выступать своеобразной формой положительной оценки. В последнем случае они приблизительно соответствуют по смыслу междометиям, вроде «здорово!», «ух ты!».
   Фраза «Я убью тебя!» может в зависимости от контекста звучать и как серьезная угроза, и как шутливое восклицание, и как косвенное приглашение к словесной игре.
   Необходимо также отличать вербальную агрессию от смежных и сходных явлений речи.
   Прежде всего следует отграничить данное явление от употребления в речи инвективы (ругательств, бранных слов и выражений) и использования вульгаризмов (отмеченных особой резкостью, грубостью просторечных слов и выражений в качестве параллельных обозначений понятий, которые можно выразить литературными вариантами).
   Известно, что грубые высказывания, особенно в детской речи и общении подростков, могут употребляться не только с целью оскорбить или унизить адресата, а часто просто… «по привычке». Происходит это, очевидно, по причине низкого уровня речевой культуры, бедности словарного запаса, отсутствия умения выражать свои мысли и чувства литературным языком и элементарного неумения общаться. Иногда человек стремится подобным образом продемонстрировать «знание» ненормативной лексики, показать свою «взрослость», «раскрепощенность», «оригинальность» (см. зад. 4–6).
   Употребление вульгаризмов и инвективы, хотя и не обязательно является проявлением речевой агрессии, тем не менее демонстрирует невоспитанность, бестактность говорящего, низкий уровень его речемыслительной культуры. Эту особенность брани отмечал еще Аристотель: «Из привычки так или иначе сквернословить развивается и склонность к совершению дурных поступков». Недаром считается, что речь человека – это его самохарактеристика, и, перефразируя известное изречение, вполне можно утверждать: «Скажи мне, как ты говоришь, и я скажу, кто ты».
   Таким образом, анализируя речь детей и подростков, важно помнить и учитывать следующее:
   ! Вульгарное и инвективное словоупотребление само по себе не выражает речевую агрессию, но однозначно создает грубо-неприемлемую тональность речи, опошляет общение, может провоцировать ответную грубость.
   Помимо этого важно отличать проявления вербальной агрессии от специфических форм речевого поведения в детской и молодежной субкультуре.
   Детская речевая среда, являясь неотъемлемой частью логосферы практически любого народа, обладает при этом рядом специфических особенностей, которые позволяют рассматривать ее как своеобразный пласт общенациональной речевой культуры, особую субъязыковую подгруппу. В этой среде вульгаризмы, брань, ругань часто трансформируются в качественно иные по своим целям и мотивам социально-речевые явления.
   Так, в речи подростков инвектива может выступать как средство установления контакта, достижения единения или способа узнавания друг друга членами определенной группы общающихся (одноклассников, членов дворовой компании, компании по интересам и т. п.). Например, приветствуя члена своей компании, ему говорят: «Привет, падло! Вали к нам!» (см. также тексты зад. 4). Обязательным условием отсутствия агрессии в подобном высказывании является уверенность говорящего, что адресат не обидится на инвективу, и признание им права собеседника ответить аналогичным образом[1].
   В речи детей младшего возраста угрозы («страшилки»), насмешки («дразнилки»), перебранки часто приобретают характер словотворчества, словесной игры, соревнования в речевой изобретательности[2].
   От настоящих оскорблений следует также отличать необидные (!) прозвища («клички») и особые ритуальные обращения.
   Первые активно используются в детской и подростковой речевой среде. От агрессивных высказываний их отличает относительная эмоциональная нейтральность и отсутствие обидного смысла для адресата. Их назначение – особое называние, специфическое именование, обозначение адресата, выявление его отличительных признаков, выделение из ряда подобных. К подобным наименованиям относятся, в первую очередь, производные от фамилий, имен: «Серый» – Сергей, «Кузя» – Кузнецов и т. п.
   Если же «кличка» однозначно претит адресату, расценивается им как неприемлемая, оскорбляющая достоинство, то можно говорить об агрессивном намерении говорящего, употребляющего ее как форму обращения к данному человеку. Часто такими обидными прозвищами выступает изощренное, неблагозвучное, подчеркнуто грубое искажение фамилии. Реальным примером этого может служить обращение шестиклассника к однокласснице в речевой ситуации XI (Приложение 1): «Бабаса» вместо «Бабасина».
   Ритуальные обращения бытуют в определенных молодежных группах, чаще всего – в замкнутой, стремящейся к обособлению речевой среде, например, в самых разных молодежных неформальных объединениях, группировках («толкиенисты», «рэпперы», «байкеры», «панки», «скин-хэды» и пр.). Назначение таких, часто носящих вульгарно-инвективный характер, обращений – узнавание друг другом членов данной языковой группы.
   Например, слово «гоблин», которое возможно употребить как оскорбление (со значением «уродливый», «некрасивый»), в среде толкиенистов (почитателей таланта американского писателя Р. Толкиена) может использоваться как ритуальное обращение или приветствие. Слово «жаба», которое в повседневном речевом общении может выступать в значении оскорбления, в среде некоторых группировок панков несколько десятилетий назад являлось традиционным обращением к девушке.
   Итак, сделаем необходимые выводы:
   ! Не следует смешивать обидные, оскорбительные, агрессивные высказывания со внешне сходными по форме и смежными по ситуациям употребления высказываниями, встречающимися в детской речевой среде. Агрессивность высказывания определяется только контекстом речевой ситуации, реальными условиями общения.
   Какова природа речевой агрессии? Каким образом возникает в человеке склонность к обидному общению? Является ли она врожденной или возникает не сразу, приобретается в процессе жизни в обществе, общении с другими людьми?
   В теории, объясняющей природу агрессии человека – ее происхождение, становление, причины и механизмы проявления, существует несколько подходов, различных точек зрения. Все они отражают эмпирический опыт конкретных исследователей и научных школ разного времени, но ни одна из них еще не признана универсальной и исчерпывающей. Объясняется это тем, что в современной науке пока не существует единого мнения относительно истоков и сущности человеческой агрессии.
   Поэтому в рамках данного учебного пособия мы лишь кратко рассмотрим основные подходы к изучению агрессии.

   1. Психоаналитическая концепция агрессии, или теория влечений
   Основоположником этой теории является австрийский врач-психиатр и психолог Зигмунд Фрейд – ученый, которому принадлежит заслуга обращения к проблеме человеческой агрессии как к объекту научного анализа. В рамках теории влечений агрессия определяется как врожденный инстинкт.
   Фрейд различает два вида человеческих инстинктов – «первичных позывов»: «инстинкт жизни» (сексуальный, либидо) – созидательный, связанный с любовью, заботой; и «инстинкт смерти» – разрушительный, выражающийся в злобе, ненависти, «приводящий все органически живущее к состоянию безжизненности» [58, С. 375].
   В целом приверженцы теории влечений придерживаются пессимистического взгляда на возможность преодоления человеком своей агрессии, полагая, что ее можно лишь временно сдерживать или трансформировать в безопасные формы, направлять на менее уязвимые цели.
   Контроль над агрессивными проявлениями, согласно этой теории, определяется необходимостью постоянной разрядки агрессии – выплеска отрицательных эмоций, например, с помощью наблюдения за жестокими действиями, разрушения неодушевленных предметов, участия в спортивных состязаниях, достижения успеха в бизнесе и пр.
   Взгляды З. Фрейда отчасти разделялись У. Мак Дауголом, Х.Д. Мюрреем и другими учеными, рассматривающими агрессивный компонент мотивации как один из основополагающих в поведении человека. Впоследствии же многие психоаналитики (например, А. Адлер) отошли от жесткой схемы Фрейда и стали рассматривать не только биологическую, но и социальную сторону человеческой агрессии.

   2. Это логическая концепция агрессии
   Этология – наука о поведении животных и человека (греч. ethos – обычай + logos – наука, знание; основоположники – австрийские ученые Конрад Лоренц и Нико Тинберген, 30-е годы XX в.) – также изучает биологическую основу агрессии как одного из природных инстинктов, который «в естественных условиях так же, как и другие, служит сохранению жизни и вида» [21, С. 6].
   Проявление агрессии связывается с понятием иерархии (греч. hieros – священный + arche – власть; отношения соподчинения, порядок подчинения низшего высшему) и явлением доминирования (лат. dominantis – господствующий; стремление к господству, преобладанию, лидерству). Агрессия рассматривается как основа доминирования, которое, в свою очередь, является следствием агрессии и определяет иерархический порядок человеческих отношений. Причина иерархии – конкуренция, связанная с борьбой за власть, общественное положение и признание, укрепление позиций в коллективе и т. п.
   Агрессия может наблюдаться как внутри сообщества (борьба за лидерство), так и выходить за его пределы. Так, высмеивание детьми человека, не принадлежащего их группе, – пример вербальной агрессии, направленной наружу, на «не члена группы».
   В целом сторонники этологической концепции оптимистически оценивают возможности контроля над проявлениями агрессии в современном человеческом социуме. Признание биологической природы агрессии не вынуждает признавать неспособность человека обуздать ее в себе и в обществе. Поэтому, как справедливо утверждает К. Лоренц, «вновь возникающие сегодня условия жизни человечества категорически требуют появления… тормозящего механизма, который запрещал бы проявления агрессии…» [21, С. 226].
   Таким образом, сближаясь с теорией влечений в биологическом подходе к изучению агрессии, этологическая концепция не является прямым развитием идей З. Фрейда. Если в рамках теории влечений страсть к разрушению противопоставлена сексуальности и жизни вообще, то этологи полагают, что агрессия способствует выживанию всего вида (человеческого общества) и отдельного индивида (конкретного человека).
   Эти теории различны также в подходах и методах исследования природы агрессии. Если Фрейд и его последователи уделяют внимание главным образом организации психической деятельности человека, то ведущим методом этологии является скрупулезное описание целостного поведения в коммуникативных процессах, основанное на наблюдениях и экспериментах.

   3. Фрустрапионная концепция агрессии
   Теория, основоположником которой был американский исследователь Джон Доллард, является альтернативой инстинктивно-биологизаторскому подходу, рассматривая агрессивное поведение человека не как эволюционный, а как ситуативный процесс.
   Агрессия изучается здесь не как автоматически возникающее в организме человека влечение, а как результат действия фрустраторов – непреодолимых барьеров на пути к достижению цели, удовлетворению потребностей, получению удовольствия, вызывающих фрустрацию (лат. frustratio – обман; провал, неудача; срыв) – состояние растерянности, подавленности, чувство разочарования, гнетущей напряженности, тревожности, безысходности. Агрессия – следствие фрустрации.
   Например, ребенок, которому мать не разрешает баловаться, может выражать речевую агрессию в ее адрес в форме оскорблений («Ты плохая!»), угроз («Не буду есть твою кашу!»), упреков в нелюбви («Ты меня не любишь!») и т. п.
   Одной из существенных идей фрустрационной теории, заимствованной из психоанализа, является эффект катарсиса (греч. katharsis – «очищение эмоций») – процесс освобождения накопившейся энергии, приводящий к снижению уровня напряжения. Считается, что физическое или вербальное выражение агрессии приводит ко временному облегчению, в результате чего достигается психологическое равновесие и ослабление готовности к новому агрессивному акту.

   4. Бихевиористическая концепция агрессии, или теория социального научения (англ. behavior – поведение: основоположники – Б. – Э. Торндайк и Дж. Уотпсон)
   Представления об агрессии в рамках этой концепции связаны с античным мифом о «tabula rasa» (лат. «чистая доска», т. е. доска, на которой раньше ничего не было написано и можно писать все, что угодно: древние греки и римляне писали заостренной палочкой (стилем) на вощеных табличках, и написанное легко стиралось). Английский философ Джон Локк (1632–1704) вслед за Аристотелем использовал это выражение для характеристики первоначального состояния человека, души ребенка.
   Агрессия изучается в бихевиоризме как приобретенная форма поведения, усвоенная в процессе социализации через наблюдение соответствующего способа действий и социальное подкрепление. Ребенок наблюдает и копирует агрессивные действия, высказывания окружающих его людей – родителей, учителей, сверстников и т. д., которые неосознанно «обучают» его агрессивному поведению, дают отрицательный пример для подражания.
   Однако многими бихевиористами (А. Бандура, А. Басс и др.) сама агрессия определяется как врожденное качество человека, тогда как «контроль над агрессивными импульсами и непрямое их выражение» не рассматриваются как врожденные: «они – результат научения» [31, С. 92].
   Важнейшим элементом теории социального научения является положительное и отрицательное подкрепление, с помощью которых можно, в частности, контролировать агрессивное поведение.
   Положительное подкрепление – «событие, совпадающее с каким-либо действием и ведущее к увеличению вероятности повторного совершения этого действия» [35, С. 7]: например, похвала, словесное выражение одобрения, положительной оценки учащихся учителем на уроке.
   Отрицательное подкрепление – «любое неприятное событие или стимул, действие которого можно прекратить или избежать, изменив поведение» [35, С. 17]: например, порицание, словесное выражение неодобрения.
   В рамках сопоставительного анализа различных теорий агрессии нельзя не назвать работу немецко-американского психолога и социолога Эриха Фромма «Анатомия человеческой деструктивности» [59], в которой предлагается своеобразный подход к изучаемой проблеме, основанный на сопоставлении описанных нами теорий агрессии.
   Так, Фромм предлагает различать два совершенно разных вида агрессии – «доброкачественную» и «злокачественную». Первая определяется как «реакция на угрозу витальным интересам индивида» [59, С. 164], которая заложена в филогенезе, то есть обусловлена самой биологической природой человека. Это оборонительная агрессия, которая возникает спонтанно как реакция на угрозу, затухает с исчезновением опасности или угрозы для жизни и тем самым обусловливает выживание человеческого рода.
   «Злокачественная» агрессия, по Фромму, не встречается у животных, свойственна только человеку. Она не связана с сохранением жизни, приносит биологический вред и социальное разрушение. Это жестокость, деструктивность, в основе которой лежит не природный инстинкт, а некий человеческий потенциал, обусловленный психологическими и социальными факторами.
   Э. Фромм спорит с представителями «биологизаторского» подхода к изучению агрессии (в частности, и с З. Фрейдом, и с К. Лоренцом). Он считает, что «объяснение жестокости и деструктивности человека следует искать не в унаследованном от животных разрушительном инстинкте, а в тех факторах, которые отличают человека от его животных предков…» [59, С. 163].
   Таким образом, по мнению Фромма, все реакции, способные вызвать физиологический эффект, не замкнуты на прирожденных механизмах психики и потому могут и должны контролироваться и направляться человеческим сознанием.

   5. Психолингвистический подход к определению сущности речевой агрессии
   Поскольку предмет нашего изучения не явление агрессии вообще, а особая, присущая только человеку как носителю языка его разновидность – агрессия слова, необходимо рассмотреть некоторые положения психолингвистической концепции, которая позволяет установить сущность вербальной агрессии, ее речемыслительные механизмы.
   Опираясь на психологическую теорию деятельности (АН. Леонтьев, АА. Леонтьев, А.Р. Лурия, П.Я. Гальперин и др.) и пользуясь ее терминологией, агрессивный речевой акт можно рассматривать как интериоризацию поступка, то есть «переход, в результате которого внешние по своей форме процессы… преобразуются в процессы, протекающие в умственном плане, в плане сознания; при этом они подвергаются специфической трансформации – обобщаются, вербализуются, сокращаются и, главное, становятся способными к дальнейшему развитию…» [20].
   Иными словами, сущность речевой агрессии заключается в особом преобразовании внешних процессов (различных реакций человека на негативные эмоциональные раздражители) во внутренние процессы, связанные с речемыслительной деятельностью, поскольку важнейшей формой выражения эмоций у человека является речь.
   Например, ощущение боли в ноге, на которую нам наступили в транспорте, или чувство обиды, вызванное невниманием продавца в магазине, могут выражаться в словесных формах – например, в оскорблениях («Ходишь, как слон!»), угрозах («Я буду жаловаться!», «Вы будете уволены!») и т. п.
   При этом важно отметить, что вербальный и физический агрессивные акты имеют общие мотивы, механизмы и структуру. «Речевое действие строится как отражение материального действия. Для этого последнее… развертывается и шаг за шагом переносится в речевой план. Определенные термины и обороты языка связываются с определенными элементами и операциями материального действия, располагаются так, чтобы отобразить его течение […]. Речь есть форма предметного действия, а не только сообщение о нем» [5, С. 455–456].
   Необходимо также обратить особое внимание на то, что психолингвисты (как и этологи, и бихевиористы) не только признают возможность, но и утверждают необходимость контроля человека над собственными речевыми действиями, регуляции своего речевого поведения. Например, Л. С. Выготский настаивает на «подчинении поведения человека его собственной власти», справедливо полагая, что речь служит «социальной координации поведения»[3].
   Аналогичную мысль высказывает и А. А. Леонтьев, считая, что речевая деятельность «предполагает общественный контроль, осуществляемый в социальных, экстериоризованных формах власти» [19, С. 86–87].
   • Обобщите в форме таблицы основные положения различных подходов к изучению агрессии (образец заполнения приводится)

   Итак, мы установили, что агрессия – сложное, многоаспектное явление, и рассмотрели две основные точки зрения на природу человеческой агрессивности:
   – биологический подход, определяющий агрессию как врожденное, генетически обусловленное качество человека (теория влечений, этологическая концепция);
   – социальный подход, рассматривающий агрессию как приобретаемое в процессе социализации (бихевиоризм) или ситуативное (фрустрационная теория) поведение.
   Будучи специфической человеческой деятельностью или формой поведения, вербальная агрессия должна контролироваться во всех ее проявлениях, как в повседневном, бытовом общении, так и в профессиональной речи, и прежде всего – педагогическом общении.

Задания по теме 1

   1. Прочитайте следующие диалоги. Определите коммуникативные намерения каждого участника общения. С помощью каких слов и выражений реализуются эти намерения? Можно ли назвать данные ситуации примерами речевой агрессии? Аргументируйте свои ответы.
   – Несколько человек бесцеремонно подошли к соседним скамьям и смотрели на конфузившегося, не знавшего куда девать свои руки и ноги Тему. Из них особенно впился в Тему белобрысый некрасивый гимназист Корнев, с заплывшими небольшими глазами, как-то в упор, пренебрежительно и недружелюбно осматривая его. Вахнов, облокотившись локтем о скамейку, подперев щеку рукой, тоже осматривал Тему сбоку с каким-то бессмысленным любопытством.
   – Как твоя фамилия? – спросил он, наконец, у Темы.
   – Карташов.
   – Как? Рубль кашель? – переспросил Вахнов.
   – Очень остроумно! – едко проговорил белобрысый гимназист, пренебрежительно отвернувшись, пошел на свое место.
   – Это – сволочь! – шепнул Вахнов на ухо Теме.
   – Ябеда? – спросил тоже на ухо Тема. Вахнов кивнул головой.
   – Его били под шинелями? – спросил опять Тема.
   – Нет еще, тебя дожидались, – как-то загадочно проговорил Вахнов. Тема посмотрел на Вахнова. Вахнов молча, сосредоточенно поднял вверх палец.
   Н.Г. Гарин-Михайловский. «Детство Темы»

   2. – Силыч! – завопил Карась…
   – Что? – откликнулся тот.
   – Заступись!
   Явился Силыч. Паникадило того ждал… Он бросил Карася.
   Начались предварительные переговоры.
   – Ты зачем, сволочь, трогаешь его?
   – А тебе что?
   – Не слышал, что я говорил?
   – На это ухо глух.
   – Значит, вытряски захотелось?
   – Ну-ко, тронь!
   – А ты думаешь не трону…
   Н.Г. Помяловский. «Очерки бурсы»

   2. Подберите синонимы к понятию «агрессивнаяречь». Установите различия в значениях этих синонимов. Уточните и дополните с помощью этих синонимов определение речевой агрессии.
   ♦ Агрессивная речь – оскорбительная, бранная, грубая, обидная, унизительная, ругательная, невежливая, подавляющая.
   Агрессивный – неприязненный, враждебный, вызывающий; бранный – содержащий брань, резко порицающий; грубый – недостаточно культурный, неделикатный, нечуткий, нетонкий; невежливый – нарушающий правила вежливости, приличия; обидный – содержащий обиду, оскорбительный; ругательный – то же, что бранный; унизительный – оскорбляющий достоинство, унижающий; подавляющий – 1) превосходящий, занимающий господствующее положение, подчиняющий себе; 2) приводящий в угнетенное состояние. (Ожегов СМ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 4-е изд., дополненное. – М., 1999.)

   3. Какие из приведенных фразеологических оборотов, по-вашему мнению, наиболее точно отражают сущность речевой агрессии? В каких речевых ситуациях они могут употребляться? Изобразите их с помощью мимики и жестов.
   Быть на ножах, ломать копья, встречаться на узкой дорожке, распускать язык, выпускать пар.
   ♦ Задание направлено на формирование более глубокого и точного понимания определения речевой агрессии и развитие способности выразить сущность данного явления с помощью фразеологических средств языка.
   Значения приведенных фразеологизмов могут быть раскрыты следующим образом: быть на ножах – находиться во враждебных отношениях, враждовать; ломать копья – с жаром спорить, доказывать; встречаться на узкой дорожке – взаимно враждовать; распускать язык – говорить много лишнего, неуместного в данной ситуации общения, часто – обидного для адресата; выпускать пар – в словесной форме выражать гнев, раздражение.

   4. Сравните следующие высказывания героев повести Г. Белых и Л. Пантелеева «Республика ШКИД» и определите значения выделенных слов. В каких ситуациях эти слова являются оскорблениями, а в каких случаях – отражением индивидуального стиля речи говорящего, фамильярными обращениями? Аргументируйте свои ответы.

   I
   1. …В нашу комнату ввалился огромный человек в непромокаемом пальто и высоких охотничьих сапогах. Лицо его, достаточно обросшее щетиной усов и бороды, показалось нам тем не менее знакомым.
   – Цыган?! – вскричали мы.
   – Он самый, сволочи. – ответил человек, и уже по построению этой фразы мы убедились, что перед нами действительно Цыган.

   2. «– Пойди, Воробышек, сядь к Вите на колени и попроси прощения.
   – И пошел бы, если бы не ты.
   – Дурак.
   – Сам дурак. Сманил всех, а теперь лежит себе. Янкель рассвирепел.
   – Ах ты сволочь коротконогая! Я тебя сманивал?
   – Всех сманил!
   – Факт, сманил, – послышались голоса с кроватей.
   – Сволочи вы, а не ребята, – крикнул Янкель, не зная, что сказать».
   3. «Колька Громоносцев довольно нахально оглядел сидевших и, решив, что среди присутствующих сильнее его никого нет, независимо поздоровался:
   – Здравствуйте, сволочи!
   – Здравствуй, – недружелюбно процедил за всех Воробьев. Он сразу понял, что этот новичок скоро будет в классе коноводом».

   II
   1. «– Пал Ваныч! Дружище! Дерните что-нибудь еще, только повеселей.
   – Верно, Пал Ваныч. Песенку какую-нибудь.
   Тот попробовал протестовать, но потом сдался.
   – Что уж с вами делать, мерзавцы этакие! Так и быть, спою вам сейчас студенческие куплеты».

   2. «– Мерзавец! Выродок! Дегенерат!
   – Вы что ругаетесь! – вспыхнул Ленька. – Какое вы имеете право!»
   ♦ В задании I выделенное слово в первом примере является фамильярным обращением и отражает индивидуальный стиль речи говорящего; во втором – оскорблением, поскольку является словесным выражением обиды и вызывает возмущение адресата.
   В задании II в первом диалоге выделенное слово употребляется как дружески-фамильярное обращение и не вызывает ответной речевой агрессии адресата; во втором – как оскорбление, проявление явной агрессии говорящего.
   5. Прочитайте диалог семинаристов – героев «Очерков бурсы» Н.Г. Помяловского. Определите коммуникативные намерения участников этой речевой ситуации.
   Как вы думаете, можно ли речь мальчиков назвать агрессивной? Почему? С какой целью, по-вашему, они используют грубые слова и выражения? Аргументируйте свой ответ.

   «– Давай играть в костяшки, – сказал ему Хорь. Семенов сам удивился, что с ним заговорил товарищ. Он недоверчиво смотрел на Хоря.
   – Что гляделы-то пучишь? Не бойся!
   – Надуешь…
   – Ну вот дурак… что ты!
   – Побожись…»
   ♦ Данный диалог иллюстрирует инвективное словоупотребление и использование в речи вульгаризмов и не является примером ситуации речевой агрессии.
   6. Подумайте, в чем заключается смысл следующего обряда, существующего в некоторых американских семьях: когда дети спрашивают о значении услышанных на улице ругательств, родители чаще всего дают им честные и прямые разъяснения, но потом заставляют вымыть рот с мылом. Как вы относитесь к такому обычаю?
   ♦ Задание предполагает более детальное обсуждение проблемы, заявленной в предыдущем упражнении, и дает возможность использования таких форм анализа, как дискуссия, письменный отзыв.
   7. Раскройте соотношение, установите связь понятий «инвектива» и «речевая агрессия» на примере анализа содержания следующих изречений:
   – «Слова – ветер, а бранные слова – сквозняк, который вреден» (В. Шекспир).
   – «Когда язык ничем не стесняется, все бывают стеснены» (Ж. – Ж. Руссо).

   8. Понаблюдайте заречью своих друзей, знакомых, коллег, однокурсников: отметьте проявления в ней агрессии; подумайте, какие причины ее вызывают, к чему приводит обидное общение, каковы его возможные последствия, в чем заключается коммуникативная опасность грубой, бестактной речи. Расскажите о своих наблюдениях и впечатлениях, подготовив краткое публичное выступление (5-10 минут).
   ♦ Условия: а) ваши оценки должны быть корректными, тактичными; б) в своих суждениях постарайтесь избегать резкости, излишней категоричности; в) говорите как можно конкретнее, приводите точные речевые примеры; г) аргументируйте свои суждения, стремитесь к объективности, судите о речи, а не о лицах.

ТЕМА 2
РАНА ОТ КОПЬЯ – НА ТЕЛЕ, РАНА ОТ РЕЧЕЙ В ДУШЕ

Причины и последствия речевой агрессии

   Грубое и резкое обращение закрывает перед нами все двери и все сердца.
С. Смайлс
   Задачи изучения темы:
   – раскрыть причины и последствия проявления речевой агрессии в современном обществе в целом и в конкретных условиях общения;
   – научиться различать сходные, но не тождественные отрицательные эмоциональные состояния (например, гнев, ненависть, ярость) и определять степень (сильно – умеренно – слабо) их проявления в ситуациях речевой агрессии;
   – развить умение правильно понимать и грамотно выбирать языковые (лексические, фразеологические) средства для оценки отрицательных эмоциональных состояний, вызывающих речевую агрессию.
   * Можно ли рассматривать речевую агрессию как типичное явление для современного общества? Аргументируйте свой ответ. В каких сферах жизнедеятельности современного социума речевая агрессия проявляется наиболее часто? Подумайте, почему это происходит.
   Вопрос о причинах и последствиях проявления вербальной агрессии предполагает множество аспектов для рассмотрения. Поэтому в рамках настоящего учебного пособия мы только кратко перечислим важнейшие причины и обозначим наиболее явные последствия широкого распространения этого отрицательного явления в современном обществе, в частности, в детской речевой среде и в педагогическом общении.
   Причины проявления речевой агрессии можно объединить в следующие группы: социальные, психологические, социокультурные, собственно коммуникативные.
   Говоря об агрессии человека и особенно о словесных ее проявлениях, необходимо признать, что возникновение и развитие агрессивности зависит преимущественно от общественных условий, к которым относятся и общественная формация в целом, и ближайшая социальная среда, малая группа – семья, школа, компания друзей и т. п.
   Среди социальных причин широкого распространения речевой агрессии можно выделить следующие.
   1. Общая (политическая, экономическая, культурная) нестабильность современного общества, которая определяет снижение уровня жизни при росте уровня преступности, случаев асоциального поведения, и, как следствие, тенденцию негласного поощрения общественным сознанием вербальной агрессии как неотъемлемой части кодекса речевого поведения «современной», «сильной», «уверенной в себе» личности.
   2. Пропаганда насилия в средствах массовой информации.
   Масс-медиа, и прежде всего телевидение, выступают как источник вербальной агрессии[4].
   Своеобразному культивированию, насаждению речевой агрессии способствуют также популярность жанров боевика и триллера в современных литературе и кинематографе с соответствующими моделями речевого поведения персонажей и набором словесных клише, а также компьютерные игры и музыка агрессивной направленности.
   Кроме того, речевую агрессию своеобразно «стимулируют» явно нездоровый интерес к подробностям преступлений и форма их представления во многих современных печатных изданиях. Приведем только один конкретный пример (курсив – наш): «За полтора часа до убийства отца сынок перочинным ножом уже успел тяжело ранить собутыльника, с которым коротал рождественский вечерок. Тем же ножичком он и порешил родного папулъку» («Зарезал… папу», Куранты, 1993, № 5).
   Можно также заметить, что в последние семь-десять лет многие СМИ культивируют т. н. «инвективизацию речи» – неоправданное употребление бранных слов и выражений при явном снижении цензурного контроля[5].
   3. Утрата или ослабление механизмов, традиционно сдерживавших проявления речевой агрессии.
   В отечественной речевой культуре прошлых веков такую роль играли:
   – религиозные представления, в частности, отношение к Слову в христианской этике («В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…», Иоанн. I, 1–5);
   – народные верования (например, боясь лешего, не ругались в лесу; у русских крестьян считалось опасным бранить детей, ибо на том свете они отвернутся от родителей; по поверию, в дом, где люди бранятся и ругаются, проникают бесы [47, С. 56];
   – цензурный контроль;
   – строгое соблюдение норм речевого этикета;
   – категория чести и связанный и ней механизм дуэли[6].

   Социокультурными факторами, определяющими большую или меньшую степень проявления в обществе вербальной агрессии, являются следующие:
   1. Отношение к этой форме агрессии, степень ее порицаемости в данной логосфере, речемыслительной культуре.
   Так, например, значительная степень социальной лояльности к речевой агрессии в российском обществе, очевидно, позволяет согласиться с тем, что «данное явление встречается в нашем обществе значительно чаще и представлено многообразнее, чем, скажем, в японской культуре, где вербальная агрессия встречает активное общественное осуждение» [10, С. 20].
   2. Традиционная для данного общества форма подавления, предупреждения физической агрессии.
   Практически в любом современном обществе физическая агрессия замещается социально более приемлемыми способами выплеска негативных эмоций: либо в форме инвективы – посредством употребления в речи бранных слов и выражений; либо в форме вежливости – с помощью тщательно разработанных правил этикета, разнообразных словесных ритуалов и т. п. При этом, как ни парадоксально, «вежливость совершенно аналогично инвективе, позволяет расценивать себя как своеобразный субститут физической агрессивности» [10, С. 104].
   Если рассматривать в этом отношении русскую речевую традицию, то для нее, как и для европейской культуры в целом, безусловно, типичнее инвектива и вербальная агрессия.
   Поэтому в современном европейском социуме практически отсутствует строгий юридический контроль над проявлениями вербальной агрессии – четко продуманная и реально действующая система законов и нормативных актов.
   Так, например, в США отменены штрафы за богохульство и сквернословие в общественных местах [27, С. 162].
   В российском административном законодательстве «нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам» квалифицируется как «мелкое хулиганство» и влечет наложение штрафа в размере от 5 до 15 минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток (ст. 20.1 «Мелкое хулиганство» «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» по состоянию на 1 сентября 2002 года). Однако в действительности привлечение к ответственности по данной статье оказывается достаточно затруднительным, прежде всего потому, что многие предпочитают не замечать речевой агрессии в свой адрес, не реагировать на словесные нападки или решать эту проблему самостоятельно – чаще всего с помощью ответной агрессии.
   Среди собственно коммуникативных причин распространения речевой агрессии в современном мире необходимо выделить следующие:
   1. Ряд стереотипных коммуникативных установок родителей, боящихся, что их ребенку будет нелегко адаптироваться в «жестоком» мире. Эти установки выражаются преимущественно в следующих словесных шаблонах: «всегда давать сдачи», «быть лучше всех», «оправдать родительские надежды любой ценой» и т. п. Причем чаще всего это подразумевает именно вербальную (как менее порицаемую общественным сознанием), а не физическую агрессию[7].
   2. Явно недостаточное внимание к речевой культуре ребенка в семье и отсутствие целенаправленного обучения коммуникативным умениям в школе.
   3. Патогенная коммуникативная среда в современном детском коллективе, в которой формируется отрицательный личный опыт речевого общения конкретного ребенка (см. теорию социального научения; тема 1).
   Наиболее общая модель негативного речевого контакта в детском коллективе воплощается в коммуникативных намерениях типа «переспорить», «передразнить», «высмеять» и «навешивании словесных ярлыков» (например, «ябеда», «враль», «воображала» и т. п.).
   Наконец, говоря о психологических причинах возникновения агрессии в детской речи, необходимо учитывать следующие психологические особенности детей и подростков:
   1. Возрастные психологические кризисы (1 год, 3 года, 7 лет, кризис подросткового возраста и т. д.), отмеченные, как известно, повышенным проявлением агрессии вообще, а речевой – особенно.
   2. Обострение в подростковом возрасте психологического дискомфорта при попадании в ситуацию фрустрации и более частое создание таких ситуаций (тема 1).
   3. Временная гиперфункция (повышение) или гипофункция (понижение) одного из уровней системы эмоциональной регуляции.
   Например, при гиперфункции уровня стереотипов, который «отвечает» за возникновение стандартов поведенческих реакций, окрашенность эмоциональных переживаний удовольствием или неудовольствием, происходит «увеличение активности в удовлетворении потребностей и, как следствие, фиксация на отрицательных впечатлениях, их слишком острое переживание» [67, С. 50]. Понятно, что это может провоцировать вербальную агрессию.
   На уровне экспансии происходит создание опыта успехов и поражений, восприятие гнева и агрессии как угрозы существованию человека, когда «агрессивные проявления входят в состав возможных способов аффективной адаптации к окружающему» [67, С. 152] и приобретают форму более сложного целенаправленного поведения. В случае гиперфункции этого уровня возрастает потребность в драматизации отношений с миром и, следовательно, склонность к ссорам, конфликтам, агрессивным высказываниям.
   Наконец, при гипофункции уровня эмоционального контроля, «отвечающего за разрешение сложных этологических задач организации жизни индивида в обществе» [67, С. 25], налаживание эмоционального взаимодействия с другими людьми, формирование умения сопереживать другому человеку, наблюдается ослабление влияния социальной приемлемости, правильности форм поведения. Это, в свою очередь, тоже приводит к вербальной агрессии, которая начинает восприниматься ребенком как адекватная и допустимая ответная реакция (например, на замечание) или как оправданная и целесообразная речевая тактика (например, в ситуации спора, дискуссии).
   • Результаты общего анализа причин речевой агрессии представим в виде следующей схемы (может быть предложено как самостоятельное задание).
   Рассматривая причины возникновения и проявления речевой агрессии, необходимо учитывать значительную сложность и неоднозначность этой проблемы, поскольку количественное многообразие и качественное своеобразие речевых ситуаций, отмеченных агрессией, определяют конкретные, характерные для каждой отдельной ситуации агрессивные мотивы и стимулы.
   * Перечислите известные вам отрицательные чувства и эмоции. Какие из них, по вашему мнению, могут вызвать речевую агрессию в конкретных ситуациях общения? Проиллюстрируйте свои рассуждения жизненными примерами речевых ситуаций.
   В конкретных ситуациях общения вербальная агрессия возникает в тех случаях, когда говорящий (инициатор агрессии) испытывает потребность в эмоциональной разрядке – выражении негативных эмоций и чувств, снятии психологического напряжения, достижении катарсиса (тема 1).
   Ученые установили, что к таким эмоциям относятся прежде всего гнев, отвращение и презрение, которые получили специальное название – «триада враждебности»[8].
   Однако понятие «отрицательные эмоции», конечно, не ограничивается «враждебной триадой». Обидные высказывания могут возникать в речи человека, который испытывает обиду, разочарование, возмущение, уныние и другие отрицательные чувства и эмоции.
   • Рассмотрите схему «Триада враждебности». Расскажите по ней о частных причинах проявления вербальной агрессии в конкретных ситуациях общения. Дополните схему своими примерами.

   Последствия речевой агрессии
   * Подумайте, чем может быть опасна вербальная агрессия? К чему приводит обидное общение? Неужели грубое слово иногда может иметь более серьезные последствия, чем физическое действие, применение силы?
   Сама постановка данной проблемы возможна и необходима в двух аспектах: общесоциальном (вербальная агрессия как общественное явление) и собственно коммуникативном (вербальная агрессия как явление речи).
   Как мы уже установили, в современном обществе речевая агрессия оценивается как менее деструктивная и лишь «фиктивно» опасная, нежели агрессия физическая. Между тем брань, грубость, обидные высказывания, словесное давление часто могут восприниматься даже более болезненно, чем физическое воздействие (толкнуть, ударить).
   Кроме того, вербальная агрессия создает негативную модель поведения человека в целом и тем самым является основой более сильного и, соответственно, социально неприемлемого поведения – агрессии физической. Иными словами, «укрепившись в допустимости агрессии вербальной, человек может распространить эту модель на другие сферы жизни, требующие, по его мнению, уже физической агрессии» [10, С. 64].
   Другая проблема заключается в том, что очень часто в обыденной жизни агрессия слова не осознается общественным сознанием как абсолютно неприемлемая и действительно опасная. В связи с этим данное понятие заменяется неоправданно смягченными либо вовсе искаженными определениями: «речевая несдержанность», «резкость выражений» и т. п.
   Известный исследователь агрессии Н.Д. Левитов справедливо отмечает, что «в повседневном быту и в том числе в школьной жизни нередко встречаются формы грубого насильственного поведения, несомненно относящиеся к агрессии, хотя и не называемые обычно этим термином. Говорят о «задиристости», «драчливости», «озлобленности», когда видят агрессивное поведение…» [17, С. 169].
   Таким образом, мы наблюдаем широкую распространенность речевой агрессии при относительной лояльности к этому явлению со стороны современного социума.
   Все сказанное позволяет сделать следующий важный вывод:
   ! Основная опасность речевой агрессии в социальном отношении заключается в недооценке ее опасности общественным сознанием.
   Непосредственной сферой распространения конкретных форм вербальной агрессии является повседневное речевое общение. Каковы же последствия вербальной агрессии в коммуникативном аспекте?
   А. А. Леонтьев выделяет три особенности речевого общения: интенциональность (наличие специфического мотива и цели); результативность (совпадение достигнутого результата с намеченной целью); нормативность (социальный контроль над протеканием и результатами акта общения) [19, С. 23].
   Как показывают наши экспериментальные данные, а также теоретическое исследование этой проблемы [63], в общении, отмеченном теми или иными проявлениями агрессии, данные условия либо нарушаются, либо не учитываются вообще. Так, в большинстве случаев обидного общения наблюдается ослабление или полное отсутствие контроля коммуникантов над собственными высказываниями.
   Доказательствами этого являются активное использование инвективы; нарушение интонации, тембра, темпа и других фонологических особенностей речи; отсутствие учета «фактора адресата» (постоянное перебивание собеседника, затрагивание «табуированных» (запретных) тем и т. п.).
   Кроме того, в ситуации речевой агрессии происходит стремительное нарастание эмоционального напряжения, которое захватывает практически всех (!), даже не имеющих агрессивных речевых намерений участников общения. Очень точно это описано в семейной хронике «Гимназисты» Н.Г. Гарина-Михайловского: «Начнет, бывало, Корнев без церемонии ругать кого-нибудь, а Карташов чувствует такое унижение, как будто его самого ругают».
   • Согласны ли вы с этим утверждением? Случалось ли вам оказываться в положении Карташова? Опишите такую ситуацию, расскажите о своих ощущениях. Сделайте вывод о последствиях речевой агрессии в конкретных условиях общения.
   Ситуация обидного общения, характерной особенностью которой является крайняя неточность реализации целей общения, делает невозможным также и выполнение первых двух условий эффективного речевого общения – интенциональности и результативности.
   Так, в случае проявления вербальной агрессии происходит своеобразная подмена или искажение первоначального коммуникативного намерения одного или нескольких участников общения. Например, дискуссия, изначально имеющая позитивную коммуникативную направленность – доказательство собственной точки зрения или совместный поиск истины, легко перерастает в ссору, словесную перебранку, целью которой становится уязвление оппонента. Это происходит, как только в речи хотя бы одного из оппонентов намечаются признаки вербальной агрессии: повышение тона, резкая категоричность суждений, «переход на личности» и т. п. Итак, обобщим наши рассуждения:
   ! Речевая агрессия препятствует реализации основных задач эффективного общения:
   – затрудняет полноценный обмен информацией;
   – тормозит восприятие и понимание собеседниками друг друга;
   – делает невозможной выработку общей стратегии взаимодействия.
   Поэтому всестороннее исследование речевой агрессии является необходимым условием, обеспечивающим коммуникативную безопасность отдельной личности и общества в целом.

Задания по теме 2

   1. Прочитайте эпизод из семейной хроники Н.Г. Гарина-Михайловского «Гимназисты». С кем из участников разговора вы согласны? Почему? Аргументируйте свой ответ.
   «– Я не понимаю этого удовольствия, – заговорит Карташов скрепя сердце, – говорить человеку в глаза «идиот».
   – А я не понимаю удовольствия с идиотами компанию водить, – ответит небрежно Корнев…
   – Если б даже и идиот он был, что ж, поумнеет он оттого, что его назовут идиотом?
   Корнев молчит, погрузившись в чтение.
   – Если не поумнеет, то отстанет, – бросит за него Рыльский.
   – Или в морду даст? – пустит со своего места Семенов.
   – Испугал!
   – А вот назови меня…
   Рыльский весело смеялся».
   ♦ Анализ этого диалога выводит на обсуждение последствий речевой агрессии и ее оценки. Так, замечания Карташова и реплика Рыльского указывают на бесполезность оскорблений как способа разрешения конфликта. Позиция Семенова заставляет задуматься об опасности вербальной агрессии как прямой предпосылки к применению физической силы и, следовательно, к усугублению конфликтной ситуации, усилению разобщенности между коммуникантами.
   2. С кем из участников следующего диалога вы согласны? Аргументируйте свой ответ.
   «…Когда мы, наконец, сняли глушитель и вытаскивали его из ямы, Лагутин ни за что ни про что обругал Шмакова Петра. Шмаков преспокойно ругнулся в ответ. Я потом ему сказал:
   – Ругаясь, ты унижаешь самого себя.
   – Я не член-корреспондент, – ответил Шмаков Петр».
   А.Н. Рыбаков. «Приключения Кроша»
   ♦ Данный диалог доказывает социальную опасность вербальной агрессии.
   Так, обидная речь создает негативную модель речевого поведения: человек начинает рассматривать грубость как естественную форму реагирования в конфликтной ситуации («Шмаков преспокойно ругнулся в ответ»), а вежливость – как нечто чуждое, «слишком сложное» для разрешения конфликта («Я не член-корреспондент»). При этом важно обратить внимание, что результатом грубой речи является утрата не только расположения адресата, но и собственного достоинства, самоуважения говорящего («Ругаясь, ты унижаешь самого себя»),

   3. Прочитайте эпизод из «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Н.В. Гоголя, в котором описывается ссора героев (главаII). Кто из героев, по вашему мнению, занимает более агрессивную позицию в диалоге? Чья речь является более обидной? Почему вы так считаете? Определите кульминацию ссоры. Каковы последствия обидного общения героев? Согласны ли вы с мнением рассказчика, что «если бы Иван Иванович не сказал этого слов (гусак), то они бы поспорили между собой и разошлись, как всегда, приятелями»? Аргументируйте свой ответ.
   ♦ Результатом анализа эпизода «Повести…» Н.В. Гоголя должен стать вывод о том, что речевая агрессия представляет серьезную коммуникативную опасность для каждого из его участников.
   Так, речь персонажей характеризуется сильным и быстро нарастающим эмоциональным напряжением, которое нарушает гармонию общения, дружеские отношения между коммуникантами («Из ваших слов, Иван Никифорович, я никак не вижу дружественного ко мне расположения»; «Ей-богу, Иван Иванович, с вами говорить нужно, гороху наевшись»), Обратим внимание также на невербальные компоненты речевой ситуации (Иван Иванович «весь вспыхнул», «возвысил голос», «размахался руками»).
   Обидная речь изменяет и первоначальную цель общения: словесная перебранка, взаимные оскорбления («гусак»), обмен «богомерзкими словами», вместо предполагаемого обсуждения условий торговой сделки – покупки ружья.

   4. Прочитайте диалог Печорина и Грушницкого из романам. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Как можно определить такое общение? Можно ли назвать его эффективным? Почему? Вспомните, какими были последствия разговора героев.
   – Если я захочу, то завтра же буду вечером у княгини…
   – Посмотрим…
   – Даже, чтоб тебе сделать удовольствие, стану волочиться за княжной…
   – Да, если она захочет говорить с тобой…
   – Я подожду только той минуты, когда твой разговор ей наскучит…
   ♦ Анализ диалога иллюстрирует выводы и подтверждает обобщения, сделанные в ходе обсуждения предыдущего текста.
   5. Вспомните древнегреческий миф о Прометее. Как вы понимаете смысл ответа Прометея Юпитеру? Как с его помощью можно образно проиллюстрировать отрицательный характер последствий речевой агрессии? Подготовьте краткое публичное выступление.
   Титан Прометей похитил у богов Олимпа огонь, чтобы дать его людям. Гнев владыки неба, могущественного Юпитера был беспределен, и он жаждал покарать ослушника и строптивца. Однако Прометей с улыбкой ответил Юпитеру: «Ты берешься за молнию вместо ответа и тем самым обнаруживаешь, что ты не прав!»

   6. Какие чувства и эмоции образно характеризуются следующими фразеологическими оборотами? Составьте предложения с этими фразеологизмами. Приведите примеры ситуаций их употребления.
   Выходить из себя, иметь зуб на (против) кого-то, показать спину, рвать и метать, лезть в бутылку, надуть губы, воротить нос, смотреть сверху вниз, дойти до белого каления, цедить сквозь зубы, скрежетать зубами, точить зубы, держать (носить) камень за пазухой, лезть на стену, показывать когти.
   ♦ Выходить из себя – гнев, досада; иметь зуб – тайная ненависть, недовольство; показать спину – презрение, пренебрежение; рвать и метать – гнев, злость, возмущение, крайнее раздражение, ожесточение; лезть в бутылку – раздражение, возмущение; надуть губы – обида, недовольство; воротить нос – презрение, пренебрежение / несогласие; смотреть сверху вниз – презрение, высокомерие; дойти до белого каления – крайнее раздражение; цедить сквозь зубы – гнев, злость / отвращение; скрежетать зубами – негодование, злость; точить зубы – сильная и, возможно, скрытая, ненависть; держать (носить) камень за пазухой – тайная злость, лезть на стену – крайняя досада, раздражение, ярость; показывать когти – неприязнь, враждебность, готовность к отпору. (Жуков В.П., Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь русского языка. – М., 1989.)
   7. Какое место занимает презрение в «триаде враждебности»? Как вы понимаете следующие изречения о презрении? Согласны ли вы с ними? Почему?
   – «Презрение должно быть самым молчаливым из всех наших чувств» (А. Ривароль).
   – «Презрение – маска, которою прикрывается ничтожество, иногда умственное убожество; презрение есть признак недостатка доброты, ума и понимания людей» (А. Додэ).
   – «Часто нужно скрывать презрение, чем злобу: обиды еще могут быть забыты, но презрение никогда не прощается» (Ф. Честерфилд).

   8. Какие причины и последствия речевой агрессии отражены в следующих афоризмах? Подготовьте краткое публичное выступление по одному или нескольким из них.
   – «Грубость рождает ненависть» (Ф. Бэкон).
   – «Ссоры не продолжались бы так долго, если бы виновата была только одна сторона» (Ф. Ларошфуко).
   – «Быть грубым – значит забывать собственное достоинство» (Н.Г. Чернышевский).
   – «Обругать человека недолго, но и пользы из этого выходит немного» (Д.И. Писарев).
   – «Поистине всегда там, где не достает разумных доводов, там их заменяет крик» (Леонардо да Винчи).
   – «Кто унижает окружающих, тот никогда не будет велик сам» (И. Зейме).
   – «Если бы острое слово оставляло следы, мы бы все ходили перепачканные» (В. Шекспир).
   ♦ Задание предлагается как обобщающее и итоговое после изучения причин и последствий речевой агрессии.

ТЕМА 3
«КАК МНЕ УЗНАТЬ ТЕБЯ?..»

   Методы изучения речевой агрессии
   Задачи изучения темы:
   – ознакомление с основными методами изучения речевой агрессии;
   – оценка эффективности использования различных диагностических методов и методик;
   – создание предпосылок для последующего описания основных проявлений речевой агрессии и путей ее преодоления.

   Несмотря на широкую распространенность вербальной агрессии практически в любой современной речевой среде (тема 2), методология ее изучения в детской речи и в педагогическом общении почти не разработана в отечественной науке. Это можно объяснить не только долгое время господствовавшей идеологией советского времени, но и рядом объективных трудностей, с которыми сталкивается любой исследователь данного явления:
   1. Сложность создания экспериментальных и фиксации естественно возникающих ситуаций вербальной агрессии, которая часто приобретает характер процесса, не контролируемого сознанием, почти не поддается намеренному влиянию экспериментатора и предполагает качественное многообразие проявлений.
   Например, некоторые дети в школе могут общаться агрессивно, тогда как дома подавляют свою речевую агрессию; или, напротив, с родителями ребенок агрессивен, а в общении с учителями и в компании друзей может не проявлять агрессии.
   2. Отсутствие четкой терминологии и единой классификации для описания эмоциональных состояний человека, в частности, качественного и количественного состава отрицательных эмоций, вызывающих агрессию.
   Какие именно эмоции приводят к проявлению вербальной агрессии? Какие из них провоцируют ответную агрессию? Исчерпывающие ответы на эти вопросы до сих пор не получены и ждут отдельного серьезного изучения.
   3. Общественная порицаемость открытой вербальной агрессии, негативное отношение к этому явлению со стороны общества.
   Это является причиной так называемых «социально желательных» (неискренних, конформных, в угоду общественному мнению) ответов при анкетировании и других связанных с опросом методах, затрудняя объективную оценку результатов исследований речевой агрессии.
   4. Недооценка опасности вербальной агрессии общественным сознанием. Как мы уже говорили, традиционно считается, что речевая агрессия менее опасна, чем физическая (тема 2). Подобное отношение объясняет недостаточный интерес ученых к данной проблеме, отвлекая их внимание на более серьезное изучение частных, но очевидных проявлений агрессии (различных способов физического воздействия, «мата» как крайней формы инвективы и т. п.).

   Как же можно изучать обидное общение? Какие методы используются для выявления речевой агрессии?
   На основании исследования имеющейся научной литературы по данной проблеме [1, 42, 43, 44, 50, 60] мы выделили следующие методы и методики диагностики вербальной агрессии в детской речевой среде:
   1. Визуальное наблюдение с вербальной регистрацией.
   2. Опрос (по опроснику Басса-Дарки).
   3. Проективные методы:
   а) методика «Рисунок несуществующего животного» (РНЖ);
   б) ассоциативный эксперимент (АЭ);
   в) методика незаконченных фраз (МНФ).
   4. Сочинение учащихся (на тему: «Как я представляю себе свои права и возможности наказать другого человека за его неправильные действия, слова и поступки»).
   5. Запись на скрытый диктофон ситуаций вербальной агрессии.
   При этом необходимо различать метод как «путь исследования, вытекающий из общих методических представлений о сущности изучаемого объекта», и методики как «технические приемы реализации метода в целях уточнения или верификации наших знаний об объекте» [50, С. 14].
   * Какие параметры, характеристики вы бы выделили для методов изучения агрессии в детской речевой среде? Аргументируйте свои ответы.
   ♦ Безопасность для испытуемых и самого исследователя; допустимость с этической точки зрения; доступность для изучаемого возраста испытуемых; пригодность для применения в групповых и массовых исследованиях.
   Кратко опишем и оценим с точки зрения эффективности применения в детской речевой среде каждый из названных методов изучения вербальной агрессии.
   1. Визуальное наблюдение с вербальной регистрацией – метод сбора информации путем непосредственного восприятия и прямой регистрации всех элементов поведения ребенка в соответствии с целью и задачами исследования[9].
   Визуальное наблюдение ведется в специально выбранных ситуациях и по специально разработанной программе, используется для получения предварительной информации об агрессивном речевом поведении и составления дальнейшей программы исследований. Задача исследователя – поиск естественно возникающих случаев вербальной агрессии и фиксация сопутствующих им событий (конфликт, спор, ссора, предшествующая агрессия и т. д.).
   Основное преимущество визуального наблюдения при изучении речевой агрессии – безопасность этого метода для испытуемых и самого исследователя, поскольку он исключает прямое вмешательство и, следовательно, провокацию или поощрение отрицательного речевого поведения.
   Однако можно говорить и о недостатках этого метода:
   – необходимость значительных затрат времени для наблюдения и описания ситуаций речевой агрессии;
   – неоднозначность получаемых данных с точки зрения выявления причинно-следственных связей, факторов, которые вызвали или подавили вербальную агрессию;
   – недостаточная объективность данных, обусловленная предубеждениями или ожиданиями наблюдателя.
   2. Метод опроса – устные и письменные ответы испытуемых по актуальным проблемам исследования.
   Предложенный А. Бассом и А. Дарки в 1957 г. и использованный в наших исследованиях [63] опросник состоит из 8-ми субшкал, которые авторы считают важными показателями агрессии. Наряду с такими формами агрессивных и враждебных реакций, как физическая агрессия (нападение), косвенная агрессия, склонность к раздражению, негативизм, обида, подозрительность, он помогает выявить и склонность к вербальной агрессии.
   Содержание опросника – 75 утверждений, на которые необходимо ответить «да» или «нет». По числу совпадений ответов респондентов с «ключом» [60, С. 172–176] подсчитываются индексы различных форм агрессии и враждебных реакций. 13 утверждений опросника направлены на выявление интересующей нас вербальной агрессии (см. зад. 1 по данной теме).
   Метод опроса обладает следующими преимуществами:
   – возможность исследования различных проявлений вербальной агрессии во всем их многообразии;
   – позволяет получить надежную информацию не только о причинах речевой агрессии, внутренних побуждениях испытуемых, но и о результатах их деятельности, что облегчает поиск способов предупреждения речевой агрессии.
   Недостатки метода опроса:
   – социальная желательность ответов;
   – невозможность использования в младшей возрастной группе испытуемых (дошкольники, младшие школьники).
   3. Сочинения учащихся на тему: «Как я представляю себе свои права и возможности наказать другого человека за его неправильные действия, слова и поступки» [42, С. 23] – дополнительный, вспомогательный способ диагностики речевой агрессии детей и подростков, который можно считать разновидностью опроса, предполагающей связность и развернутость ответа и творческий подход.
   Сочинение позволяет систематизировать и уточнить экспериментальные данные, полученные с помощью других методов, и обладает следующими преимуществами:
   – дает возможность установить, как сами школьники понимают речевую агрессию и какие формы ее проявления выделяют;
   – выявляет лексические, стилистические, эмоционально-экспрессивные описания агрессивных проявлений;
   – определяет основные коммуникативные стратегии и тактики речевого поведения учащихся для реализации своих агрессивных намерений.
   При анализе сочинений учащихся следует учитывать следующие аспекты содержания: общий смысл и логическую структуру сочинений; обозначение объекта наказания; анализ причин и мотивов наказания; языковую характеристику содержания наказания (особенно – агрессивных действий) (см. зад. 6).
   Недостатки использования этого метода для диагностики вербальной агрессии школьников:
   – проблема возрастной доступности (например, учащиеся 5-6-х классов еще не владеют достаточным словарным запасом и понятийным аппаратом для раскрытия этой достаточно сложной темы);
   – возможная неискренность испытуемых (тенденция к созданию «социально желательных» текстов);
   – субъективность, недостаточная осознанность детьми предложенных формулировок (выполнение этого задания часто сводится к элементарному фантазированию, «выдумыванию» ребятами не присущих им качеств).
   (Образцы мини-сочинений учащихся 6-х и 8-х классов представлены в Приложении 3).
   4. Проективный метод.
   Данный метод опирается на творческую фантазию и механизмы подсознания человека, которые выступают своего рода «самопроекцией» испытуемого, косвенным отражением его мотивов, потребностей, личностных качеств. Он позволяет опосредованно, моделируя определенные жизненные ситуации и отношения, исследовать свойства личности, которые выступают прямо или в форме различных жизненных установок.
   Преимущества проективного метода:
   – полное отсутствие оценочного отношения со стороны экспериментатора, что приводит к снижению тенденции социальной желательности и максимальному раскрытию личности испытуемого, не ограниченной общественными оценками;
   – отражение личностных свойств и качеств в их совокупности и целостности проявления;
   – возможность математической обработки результатов, что позволяет получать как индивидуальный, так и групповой материал для изучения и вести статистику.
   Проективная методика «Рисунок несуществующего животного» – РНЖ (см. зад. 4): ребенку дается задание придумать и нарисовать несуществующее животное и дать ему несуществующее название. Экспериментатор в соответствии с «ключом» интерпретирует название и различные аспекты рисунка: формальный (вид изображения и его расположение на листе); графологический (размер, контур рисунка), содержательный (детали изображения), тематический (смысл изображенного на рисунке). Ключ [50, С. 10–14; 60, С. 74].
   ! Наиболее характерным и значимым показателем вербальной агрессии на детском рисунке является изображение у животного рта с зубами.
   В большинстве случаев такая речевая агрессия трактуется как защитная: ребенок огрызается, задирается, грубит в ответ на осуждение или порицание, на обращение к нему, если это обращение отрицательного содержания или эмоциональной окраски.
   Недостатки методики РНЖ:
   – процесс проекции протекает без достаточного контроля сознания и не всегда объективно отражает личностные установки ребенка;
   – получаемая информация опосредованна, требует специальной расшифровки и не всегда поддается однозначной интерпретации;
   – проявление вербальной агрессии диагностируется только по одному аспекту изображения (рот с зубами), что не позволяет считать получаемую информацию полной и абсолютно достоверной.
   В связи с этим методика РНЖ является ориентировочной. Следовательно, она не может использоваться как единственный метод изучения агрессии и позволяет либо уточнить результаты, полученные при использовании других диагностических методов, либо получить дополнительные сведения об агрессивных проявлениях в детской речи.
   Ассоциативный эксперимент (АЭ) – проективный тест, впервые предложенный в 1919 г. швейцарским психологом и философом Карлом Густавом Юнгом для выявления скрытых влечений. В российской психолингвистической науке (тема 1) АЭ наиболее полно и последовательно был разработан школой А.Н. Леонтьева и А. А. Леонтьева.
   Сущность АЭ состоит кратко в следующем: испытуемому предлагают как можно быстрее ответить на слова экспериментатора первым пришедшим на ум словом. По характеру ассоциаций (содержанию ответов) можно судить об эмоциональных сдвигах, установках испытуемого, его представлениях о том или ином явлении. При этом анализируются только продуктивные ассоциации, т. е. такие, которые дают реальный практический материал, например, для исследования речевой агрессии, т. е. в той или иной степени позволяющий судить о ее причинах, мотивах, формах, условиях проявления и т. д.
   Полученные ассоциации объединяются в тематические группы (ТГ) с точки зрения отношения к изучаемому явлению (субъектно-объектные, причинно-следственные отношения, принадлежность к месту, временная соотнесенность, отношения со-и противопоставления и др.).
   Так, для изучения агрессии в школьной речевой среде мы предложили учащимся дать ассоциации на следующие слова: разъяренный, обижен, разозлиться, оскорбление, ругань, сплетня, угрожать, ссора, агрессия, спорить [63].
   Преимущества АЭ:
   – возможность диагностики как общего уровня вербальной агрессии в детской речевой среде, так и исследования конкретных ее проявлений в речи детей и подростков;
   – возможность получения некоторых опосредованных данных о подсознательных мотивах, основных тенденциях речевого поведения школьников, уровне понимания и оценке вербальной агрессии;
   – возможность проверки и уточнения данных, полученных при использовании других диагностических методов.
   Существенный недостаток АЭ – невозможность получения точной и достоверной информации о речевой агрессии по причине сложности точной расшифровки ассоциаций.
   Методика незаконченных фраз ШНФ) использовалась нами для изучения ответных реакций на проявления вербальной агрессии (тема 7).
   Суть методики: испытуемому предлагается без предварительной подготовки, спонтанно продолжить предложенные экспериментатором фразы так, чтобы развить заключенные в них идеи. Например, могут быть даны следующие высказывания, содержащие модели агрессивных ситуаций:
   – Я могу повысить голос на того, кто…
   – Когда на меня кричат, то я…
   – Мне особенно противно, если мне говорят…
   – Если все против меня, то я…
   – Меня очень раздражает человек, который…
   Преимуществом МНФ является неограниченная возможность варьирования формулировок и создание таким образом большого количества моделей ситуаций речевой агрессии. Это позволяет исследовать многообразные типы агрессивных высказываний и различные ответные реакции на вербальную агрессию.
   5. Запись ситуаций вербальной агрессии на скрытый диктофон с подробной их расшифровкой и последующим анализом – наиболее эффективный и универсальный метод диагностики речевой агрессии, позволяющий получить максимально достоверные и объективные данные об изучаемом явлении.
   – Речевая агрессия фиксируется на пленке непосредственно (в момент возникновения и в процессе проявления), поэтому запись не требует специальной интерпретации, истолкования, как, например, данные проективных методик.
   – Запись проводится скрыто, незаметно для испытуемых, что дает возможность максимально снизить тенденцию «социальной желательности» и получить более достоверную информацию об агрессивном речевом поведении.
   – Запись позволяет фиксировать как содержательные, так и звуковые особенности агрессивного речевого поведения и вводит их в общий контекст ситуации общения, что дает исследователю более полную картину и целостное представление об изучаемом явлении.
   – Запись позволяет анализировать конкретные речевые ситуации, служит достоверным и наглядным материалом для выделения наиболее распространенных видов и форм речевой агрессии.
   (Примеры речевых ситуаций, полученные в результате расшифровки диктофонных записей, представлены в Приложении 1; аналитические задания по этим ситуациям – в темах 4, 5).
   Итак, сравнительный анализ различных диагностических методов и методик показывает, что для исследования вербальной агрессии применяются те же группы методов, что и для изучения других свойств личности. Однако специфика явления речевой агрессии, а также психологии детей и подростков требует разработки дополнительных, более совершенных и разнообразных методов диагностики этого явления.
   • Предлагаем обобщить описание различных методов диагностики речевой агрессии в следующей таблице.

   Результатом выполнения этого задания должен стать следующий вывод:
   ! Для сбора и анализа фактического материала о речевой агрессии важно применять разные методы и методики, комплексное использование которых обеспечит надежность и достоверность получаемых данных и проверку выдвинутых гипотез.
   Далее предлагаем ознакомиться с результатами констатирующего эксперимента, проведенного нами в школах г. Москвы с целью изучения речевой агрессии детей и подростков [63]. В эксперименте участвовало свыше 450 школьников – учащихся 5–8 классов.
   Применение описанных методов изучения речевой агрессии позволило нам получить следующие данные.
   1. Речевая агрессия – типичное явление для учащихся средней общеобразовательной школы. Общий уровень детской и подростковой вербальной агрессии можно определить как стабильно высокий с заметной тенденцией к повышению.
   Речевая агрессия старшей возрастной группы испытуемых более ярко выражена по «шкале интенсивности» (от замечаний, протестов, насмешек до прямых угроз, оскорблений, ругани) и имеет более сложные, часто – изощренные и скрытые – формы (намеки, иронические замечания, скрытые требования).
   2. Как показало первичное визуальное наблюдение за речью школьников, учащиеся 7–8 кл. в целом обладают большей склонностью к вербальной агрессии, чем учащиеся 5–6 кл.
   Это подтверждается и результатами опроса школьников по опроснику Басса-Дарки. Например, если среди учащихся 5–6 кл. склонность к речевой агрессии прямо или косвенно признавали 40–50 %, то среди учащихся 7–8 кл. – уже 60–70 % (см зад. 3).
   3. По данным методики «Рисунок несуществующего животного», повышенная склонность к вербальной агрессии отмечена у 35 % учащихся 5-х кл. и уже у 51 % учащихся 6-х кл. Это выражается в следующих показателях:
   – тематика изображения: хищник, угрожающая поза «животного», большое количество острых углов, верхнее размещение углов, разворот головы «животного» вправо или анфас, изображение пышного, направленного вверх хвоста, наличие орудий нападения – зубов, когтей, рогов и т. п.;
   – графические особенности изображения: сильная, уверенная линия рисунка; неаккуратность рисунка; «грязь», заштрихованные фрагменты;
   – агрессивные названия: например, «моньяконасильная белка-убийца»; «панцирное чудовище змеиный укус»; «злаухое образино»; «змеидраконовая черепаха»; «пчелиный паук» с добавлением «укус смертелен» и др. (сохранена орфография оригиналов).
   4. Результаты ассоциативного эксперимента также полностью подтверждают данные о более высоком уровне агрессивности старшей возрастной группы испытуемых школьников.
   Так, ассоциации восьмиклассников на слово «разъяренный», связанные с отрицательным эмоциональным состоянием говорящего (агрессором), более агрессивны по словесному воплощению по сравнению с аналогичными ответами пятиклассников. Сравним, например: «грозный», «сердитый» (5 кл.) и «месть», «готов растерзать, убить», «дым и огонь у носа» (8 к л.).
   5. Разнообразие и варьирование форм речевой агрессии школьников можно наблюдать при анализе их сочинений.
   Например, детские классификации объекта наказания отличаются значительной долей жестокости и цинизма: «Если моего возраста – применю силу; старше – позову друзей» (индивидуальная – коллективная физическая агрессия); «Если этот человек мне не нравится, я отвечу хуже, чем если это мой друг» (смягченное – тяжелое оскорбление) и пр. (цитаты из работ шестиклассников).
   Ассоциативный эксперимент позволил также получить данные о том, как сами школьники представляют и описывают состояние агрессии.
   Так, понятие «разозлиться» в целом оценивается учащимися 5-х кл. как импульсивное, спонтанное и плохо контролируемое состояние, возникающее не постепенно и последовательно (по принципу «приращения» – накопления отрицательных эмоций), а внезапно и резко. Дети подсознательно видят реальную возможность агрессии как следствия подобного состояния: ассоциации «вскипеть», «вспылить», «гнев» и особенно – «вихрь», «огонь» (метафорические определения).
   Ассоциации восьмиклассников на слово «разозлиться», представленные в той же тематической группе, носят еще более агрессивный характер: «злой, как собака», «озвереть», «разъяриться», «прийти в бешенство». Были также отмечены ассоциации, связанные непосредственно с речевой агрессией: «ругаться», «кричать», «материться» (см. также зад. 5).
   6. По данным проведения методики РНЖ, повышенная речевая активность – «болтливость» (изображение приоткрытого рта с языком) отмечена лишь у 15 % учащихся 6-х кл. и только у 2 % учащихся 5-х кл. Это свидетельствует об отсутствии прямой связи между данными явлениями (см. Приложение 2).
   

notes

Примечания

1

   Подробно об этом – в кн. В.И. Желъвиса [10]; Л.И. Скворцова [47, С. 54].

2

   Подробнее об этом – в ст. М.В. Осориной [32, С. 136].

3

   Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. М., 1960. С.450.

4

   Подробнее об этом – в ст. О. Старовой [51, С. 15–21].

5

   Подробнее об этом – в кн. В.И. Желъвиса [10, С. 25]; В.Г. Костомарова [13, С. 31, 65].

6

   Подробнее об этом – в кн. А.К. Михалъской [27, С. 62]; Ю.М. Лотмана [22, С. 164–169].

7

   Подробнее об этом – в кн. К. Бютнера [2, С. 20].

8

   Подробно об этом – в теме 6 и кн. К.Е. Изарда [11, С. 86–304].

9

   Рабочая книга социолога / Под ред. Г.В. Осипова и др. М., 1983. С. 478.
Купить и читать книгу за 130 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать