Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

С пляжа к алтарю, или Танго курортной страсти

   У Насти – студентки московского вуза – настоящий талант. Она словно магнит притягивает к себе несчастья. Поругавшись со своим молодым человеком, она одна уезжает на отдых в Ялту. В поезде приветливый сосед по купе поит ее шампанским с клофелином, насилует и грабит. В Ялте Настя знакомится с симпатичным парнем, который предлагает ей ночлег. Но, оказавшись в его доме, она находит в своей комнате труп задушенной девушки и в страхе убегает. Без вещей и документов, не решаясь попросить помощи у родных, Настя решает заработать денег и вернуться домой, но на пути ее ждут новые беды…
   Ранее роман выходил под названием «Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха».


Юлия Шилова С пляжа к алтарю, или Танго курортной страсти

От автора

   Дорогие мои друзья, я очень-очень рада встретиться с вами вновь! Мне так приятно, что вы держите в руках эту замечательную книгу!
   В своих письмах довольно часто вы задаёте мне один и тот же вопрос – как отличить мои новые книги от тех, которые были изданы несколько лет назад, ведь теперь у них другие названия. Это очень просто. На новых книгах написано: НОВИНКА. На книгах, вышедших несколько лет назад: НОВАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ КНИГИ. Поэтому будьте просто внимательны.
   Я бесконечно благодарна читателям, которые коллекционируют мои книги в разных обложках и имеют полное собрание моих книг. Для меня это большая честь и показатель того, что я нужна и любима. Переизданные книги заново отредактированы, а у меня появилась потрясающая возможность внести дополнения и новые размышления. Теперь я отвечаю на ваши вопросы в конце книги, рассказываю, что творится в моей творческой жизни, да и просто делюсь тем, что у меня на душе. Для меня всегда важен мой диалог с читателем.
   На этот раз я представляю на ваш суд свой уже издававшийся роман «Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха», у которого теперь новое название «С пляжа к алтарю, или Танго курортной страсти». Думаю, он обязательно понравится тем, кто будет читать его впервые, а если кто-то захотел перечитать роман заново, я уверена, ему будет безумно интересно пережить все события заново. Я сама перечитала эту книгу совсем недавно и получила колоссальное удовольствие. Книга живая, интересная и динамичная. Искренне надеюсь, что она ни в коем случае вас не разочарует и придется вам по душе.
   Этот роман мне захотелось написать в связи с воспоминаниями о черноморском городе Ялта. Много лет назад, когда мы не имели возможности выезжать на отдых за границу, самые яркие курортные романы происходили на Черноморском побережье. Теперь многие из нас могут позволить себе отдохнуть за границей, но все же одним из самых уникальных мест в мире по-прежнему остается Крым. Я люблю Крым, люблю живописные бухты, минеральные источники и целебные грязи. Я бывала в Ялте, Алуште, Судаке, Коктебеле и Феодосии. Именно в этих городах каждое лето возникают страстные романы и романчики, царит веселье и разгорается фейерверк вечерних развлечений. Навсегда запоминаются теплое море, целебный морской воздух и превосходные коллекционные вина крымских виноделов. Их не пьют, их с наслаждением смакуют. Красота Крыма испокон века поражает художников, кинематографистов, поэтов и прочих творческих людей. В Крыму творили Чехов и Пушкин, Цветаева и Айвазовский.
   Кто посетил Ялту хоть раз, утверждает, что этот город дарит не только новые знакомства и друзей, но и новые ощущения. Удивительный климат Ялты превосходит климат курортов Италии, Франции и Испании. Это город-сказка, город-праздник, город с особой притягательной энергией. Вечерами я гуляла по ялтинской набережной и наблюдала за пестрой толпой отдыхающих. В наше непростое время настоящая фантастика видеть только счастливые и улыбчивые лица. Многочисленные аттракционы, бары, кафе, рестораны. Лохматые пальмы качают резными листьями под легким морским бризом. Я любила кататься на канатной дороге, которая ведет от середины набережной на холм Дарсан. А еще здесь у меня случилось яркое и запоминающееся курортное приключение. Этому приключению я посвятила книгу «Лабиринт страсти, или Случайных связей не бывает». Надеюсь, что вы прочитали этот роман и он вам понравился. Если пока не купили, то не поленитесь его приобрести. Сюжет романа чрезвычайно увлекателен, поэтому, прочитав книжку, вы получите настоящее удовольствие. Роман был написан в один из самых нелегких периодов моей жизни. Тогда я переживала развод и еще не могла осознать факт, что развод – это новая жизнь, море ранее неизведанных возможностей, перспектив, новые взгляды на жизнь, самооценка и встречи с искренними, светлыми, настоящими чувствами. Развод – это не катастрофа, это отличный шанс начать все заново, и я смогла этим шансом воспользоваться. В реальной жизни моя курортная связь закончилась там же, на курорте, потому что… Я сама так хотела, несмотря на то что на тот момент мы были оба свободны и не имели никаких обязательств. Я вдруг решила, что не готова к постоянным чувствам, что пора скинуть розовые очки, потому что на собственном опыте знаю, как сильно они портят зрение. Мы некоторое время оставались друзьями, не забывая поздравлять друг друга с праздниками, интересовались, как обстоят дела. А однажды я подняла телефонную трубку и чужим голосом сказала, что такая здесь больше не живет. Это должно было когда-то закончиться…
   Итак, этот роман случился на берегу Черного моря… Отдых на море разжигает в нас страсти и частенько подталкивает к необдуманным поступкам. Сущая правда, что морской воздух пьянит и лишает людей здравого рассудка. Курорт расслабляет, да еще и наше сознание в последнее время заставляет относиться к изменам, как к неизбежному злу. На отдыхе даже самая благополучная замужняя дама может броситься в объятия малознакомого мужчины. Мужчина при этом, изменяя супруге, желает самоутвердиться и поверить в собственные силы, а женщина, заводя интрижку, надеется, что отношения обязательно перерастут во что-то серьезное, но, к сожалению, в реальности это бывает крайне редко.
   На курорте любовные отношения развиваются со стремительной быстротой. Бурный всплеск эмоций – и скучноватая курортная жизнь окрашивается в яркие краски. Эмоциональная встряска, как правило, улучшает отношения с партнером, оставшимся дома. А еще говорят, что от солнца происходит гормональный взрыв. Даже примерные супруги, приезжая на морское побережье, могут снять обручальные кольца, мотивируя это тем, что им жарко. Курортные романы всегда поднимают настроение, а для многих только они делают отдых полноценным.
   Конечно, многие предпочитают Крыму Турцию, Кипр, Тунис, Египет или Грецию. В этих странах россиянки заводят романы с местными мужчинами, как правило, работающими в сфере туристических услуг. В южных странах пользуются успехом не только славянские красавицы, но и их деньги. Те дамы, которые уже погорели на романе с непостоянным турком или лживым арабом, едут в Европу, но и там легко можно нарваться на европейского красавчика, зарабатывающего на жизнь «любовью». Читательницы часто рассказывают мне, что притягательные итальянцы и пленительные французы выставляли им немалый счет после бурно проведенной ночи любви за так называемые любовные услуги.
   А многие по-прежнему любят Крым. Особенно хвалят Коктебель. Говорят, там интересные, отзывчивые, влюбчивые, а самое главное, бескорыстные мужчины. Отношения на отдыхе не обременительны. Женщина отдается всепоглощающей страсти без оглядки, не думая ни о муже, ни о своем моральном облике. Женщине хочется почувствовать себя желанной и забыть о том, что дома ее представляют безотказным кухонным комбайном.
   И все же в курортных приключениях есть не только плюсы, но и конечно же минусы. Очень часто курортный роман бывает сладким искушением, но с сильным горьким осадком. Бывает, что курортный роман не стоит потери человека, который остался дома и которого ты искренне любишь. Ведь разрушить всегда проще, чем создать или сохранить. Поэтому курортные романы могут приносить как пользу, так и вред. Мы уже давно отошли от стереотипов по поводу того, что если женщина замужем, то она обязательно счастлива. Сотни семей живут вместе, но при этом испытывают угнетающее одиночество вдвоем, лживо создают иллюзию хорошего и прочного брака.
   И все же многие согласятся с мыслью о том, что курортные романы ни к чему не обязывают. У двух встретившихся на курорте людей нет никаких обязательств по отношению друг к другу. Это позволяет без каких-либо комплексов реализовать свои самые смелые фантазии и приобрести еще один, пусть даже не самый удачный опыт. На курорте слишком много соблазнов, красивых полуголых тел, романтики и прогулок под звездами. Кто-то называет эти отношения сказкой, где нет проблем и рутины. Для того чтобы не рыдать в подушку после окончания отдыха, нужно играть на курорте по определенным правилам, которые гласят, что во время отдыха нужно жить одним днем, не говорить о прошлом и будущем, отдаться безумной страсти и понимать, что этим отдыхом правит романтика. Именно такой вывод сделала одна из моих читательниц. Несмотря на предрассудки и общественное мнение, никто из нас не застрахован от порыва случайной страсти и волнующего, авантюрного интимного приключения. Самое главное – не потерять к себе уважение поутру, когда в сексуальном приключении нужно будет ставить финальную точку.
   Несмотря на все плюсы и минусы курортных романов, многие женщины едут на курорты в надежде встретить того единственного и неповторимого, рядом с которым будет тепло и надежно, и это здорово, что в любых правилах есть исключения и даже на курорте могут встретиться две половинки и воссоединиться в единое целое. И неважно, где встретится эта долгожданная половинка, важно, что люди встречаются, хотят друг от друга любви, преданности и понимания. Это так мало и одновременно так много… Ведь иногда курортный роман превращается в брак. Курортный роман никогда не помешает, если он во благо.
   И все же ваши письма наталкивают на мысль о том, что курортные романы в своем большинстве скоротечны. Весь отдых мужчина изображает из себя пылкого влюбленного и постоянно говорит комплименты. Это романтика, потому что на большой срок мужчину вряд ли хватит.
   За время отдыха я частенько наблюдаю, как развиваются отношения на курорте. Некоторые женщины знакомятся с интересными мужчинами, заводят курортный роман, отдаются нахлынувшей страсти, а когда возвращаются домой, то понимают, что лучше любимого, оставшегося дома мужа никого нет. Самое главное – правильно подойти к своему курортному роману и оставить в памяти приятные воспоминания. Ведь именно на своих романах мы учимся выстраивать взаимоотношения с мужчинами.
   Многие мои читательницы пишут, что лето для них без страстного романа – это не лето. Курортный роман – это новый, энергетический мощный толчок для женщины и заряд бодрости на весь год. Все принадлежит только ему, Его величеству Господину Случаю. Кто-то ездит на курорт подлечить свое здоровье, кто-то снять стресс, а кто-то непременно хочет завести курортный роман, чтобы совместить полезное и приятное. И все же если ваш курортный роман закончился неудачно, то не переживайте, ведь еще неизвестно, кому повезло. Значит, ваш главный роман еще впереди, и он обязательно будет, не сомневайтесь. Ведь все, что ни делается, всегда делается к лучшему. Самое главное, воспринимать все только с позитивной стороны.
   Мои самые теплые и трепетные воспоминания тоже связаны с Крымом. А совсем недавно я в первый раз побывала в Киеве, несмотря на то что мои родственные корни прочно связаны с Украиной. Киев и киевляне навсегда оставили неизгладимое впечатление в моем сердце. Киев – потрясающий и красивый город, который не может не запасть в душу, и я не могу не признаться ему в любви, потому что это сильный, цельный город с незабываемой музыкой на Крещатике.
   Я не хочу думать о политике. Я хочу думать о простых людях, потому что простые люди не играют в нечистоплотные политические игры. Моя бабушка украинка, а дед донской казак. Все родственники по линии бабушки живут на Украине. Они все украинцы. Все родственники деда живут в России. Они все русские. Мои многочисленные родственники живут в Донецке, а во мне течет и русская и украинская кровь. Мы все уже давно перемешались, потому что мы славяне, и мы должны жить в любви, мире и согласии. Я люблю Россию и я люблю Украину, потому что там живут добрые, гостеприимные и отзывчивые люди. Я знаю, что мы все любим друг друга, потому что нас слишком многое связывает, а особенно наши родственные корни и зов уже давно перемешанной крови.
   Спасибо за ваше понимание, любовь к моему творчеству, за то, что все эти годы мы вместе. Я рада, что многие согласились – мои переиздания представляют ничуть не меньшую ценность, чем новинки, которые только что вышли из-под моего пера.
   Спасибо, что вы помогли мне подарить этому роману новую жизнь. Если вы взяли в руки эту книгу, значит, вы поддерживаете меня во всех моих начинаниях. Мне сейчас как никогда необходима ваша поддержка…
   Итак, устраивайтесь поудобнее, налейте себе чашечку вкусного чая. Приятного вам чтения! А я буду рядом. Мне самой интересно, какие события происходят в этом романе, какие интриги и страсти там разгораются. Когда вы перевернете последнюю страничку, мы расстанемся. Но это совсем ненадолго! За расставанием придет скорая встреча, ведь мне так многое хочется рассказать вам!
   Я бесконечно благодарна за вашу любовь, неоценимую поддержку, дружбу и за то, что наша с вами любовь так созвучна.
   Заходите на мой сайт: WWW.SHILOVA-AST.RU
   На этом сайте я с удовольствием общаюсь со своими поклонниками.
   Не забывайте, что изменился адрес моего почтового ящика для ваших писем:
   129085, Москва, абонентский ящик 30.
   Пожалуйста, не пишите на старый. Он больше не существует.
   До встречи в следующей книге. Я приложу все усилия для того, чтобы она состоялась как можно быстрее.

Любящий вас автор,
Юля Шилова.

Глава 1

   – Боже, какая же я дура! – Закрыв лицо руками, я не выдержала и дала волю чувствам. – Ничему меня жизнь не научила. Вообще ничему!
   Немного успокоившись, я решила, что слезами горю не поможешь, и направилась в купе проводников. Увидев меня, пожилая проводница подняла голову, отложила газету в сторону и, подозрительно на меня посмотрев, спросила:
   – Чай или кофе? Ты плачешь, что ли?
   – Ни то и ни другое, – глухо ответила я и тихонько всхлипнула.
   – Что случилось-то?
   – Меня обворовали.
   – Когда?
   – Сегодня ночью.
   Мне показалось, что проводница совершенно не удивилась и вместо того, чтобы расспросить меня хоть о каких-нибудь подробностях, протянула мне шоколадку.
   – Что это?
   – Шоколад. Разве ты не видишь?
   – Зачем?
   – Затем, чтобы ты успокоилась.
   – Я не ем шоколад, – замотала я головой и горько всхлипнула.
   – Как знаешь. Я хотела как лучше. На диете, значит? Постоянные ограничения. Жизнь-то ведь одна, и она проходит. – Проводница положила плитку на стол и уже более сочувственно произнесла: – Ладно, не реви. Я такие сцены постоянно наблюдаю. Внимательнее нужно быть. Много ли украли?
   – Все, – тихо сказала я и тяжело вздохнула.
   – Как все?
   – Украли дамскую сумку с документами и деньгами, в ней ключи от квартиры лежали. Дорожной сумки тоже нет. Все вещи у меня новые были. Я к отдыху основательно готовилась: купила гору одежды, модный купальник, роскошные босоножки. Я их так ни разу и не надела. Золота тоже нет.
   – А золото где было? В сумке, что ли?
   – Нет. Сережки из ушей вынули, сняли часы золотые прямо с руки и цепочку с шеи. – Я села рядом с проводницей и зарыдала в голос. – Мы уже скоро к Симферополю подъедем, а у меня ничего нет, кроме спортивного костюма, который на мне…
   Проводница испугалась, прижала меня к себе и попыталась успокоить:
   – Во дела! Я думала, у тебя просто кошелек украли, а тебя полностью обворовали. И золото, и сумку с вещами унесли. С тобой же вроде молодой мужчина ехал, интересный такой. Он под утро на станции сошел.
   – У него в руках большая синяя сумка была?
   – Да я даже как-то не обратила внимания, все пассажиры с багажом едут. Откуда мне знать, у кого какие вещи?! Я и не посмотрела как-то, что у него в руках. Сумка была точно, а вот какая именно – не помню.
   – Он в поезд зашел с небольшой черной сумкой, а выйти из купе должен был точно с двумя. Скорее всего, он мою в руках тащил, а свою на плечо повесил – она у него небольшая. Я еще спросила, когда он в купе вошел, почему у него так мало вещей? А он сказал, что едет отдыхать на выходные и взял только самое необходимое. Зачем, мол, лишние шмотки…
   Я уткнулась проводнице в плечо. Та по-матерински меня погладила по голове, пытаясь успокоить, и протянула стакан воды.
   – Успокойся. Слезами горю не поможешь. Ты в Симферополе первым делом в милицию обратись, прямо на вокзале. Все не так плохо.
   – А что ж хорошего-то? – Я подняла голову и посмотрела на проводницу, вытирая мокрые глаза платочком.
   – Грабителя твоего можно найти.
   – Как?
   – У меня его билет есть, он его не забрал. Там же все данные. Моментально найдут негодяя.
   – Да какие там данные?
   – Как какие? Фамилия, имя, отчество. А по фамилии уже человека найти можно.
   – Где его искать-то?
   – Да не ты будешь искать. Предоставь это милиции.
   Убрав платочек в карман, я откинула волосы назад и удивленно спросила:
   – А разве милиция кого-то находит?
   – Конечно, находит, на то она и милиция. Ты не переживай: у них это быстро. Ты своего грабителя хорошенько опишешь, составят его фоторобот. Далеко ему не уйти! Возьмут еще тепленького прямо с твоей сумкой.
   – Я не могу.
   – Что не можешь-то? – не поняла проводница.
   – Я в милицию обратиться не могу.
   – Почему?
   – Потому что… – Я замолчала и отвела глаза в сторону.
   – Ну, говори. Почему ты не можешь обратиться в милицию? Что еще случилось-то? – Женщина почти с испугом смотрела на меня.
   Я прошептала:
   – Потому, что меня изнасиловали…
   – Как изнасиловали? – Проводница моментально покраснела и прикрыла рот ладонью. – Да ты что?!
   Я горько усмехнулась:
   – Как? Обыкновенно… Я переспала с тем, кто меня ограбил. – Немного помолчав, я добавила: – Но не по своей воле: я с незнакомыми мужчинами в поездах не трахаюсь.
   Не говоря ни слова, проводница полезла в лежащую у нее в ногах сумку и достала начатую бутылку коньяка. Женщина наполнила стоящую на столе одинокую рюмку и очистила мандарин.
   – Выпей, легче будет. Выпей и расскажи, как все произошло.
   – А вы?
   – Мне нельзя: скоро Симферополь, у меня еще забот невпроворот. Давай пей, не разговаривай!
   Я даже не стала раздумывать, махнула рукой и выпила предложенный мне коньяк, словно воду, быстро вытерла слезы и вздохнула:
   – Я на этот отдых с таким трудом вырвалась, с нетерпением ждала июля… Так к этой поездке готовилась! Я студентка, на юрфаке учусь. Целыми днями семинары, лекции – голова кругом идет. Я должна была на море со своим парнем ехать, но мы поругались, и я подумала, что наша ссора не должна изменить мои планы. Скорее, наоборот: для того чтобы облегчить душевную боль, мне просто жизненно необходим курортный роман. Море, солнце и любовь… Курортный роман – это лучший способ пережить расставание. Вот я и получила приключение по полной программе, еще не доехав до курорта… Что же дальше-то будет?
   Заметив, что я тихонько всхлипнула, проводница быстро снова наполнила рюмку и протянула ее мне.
   – А ну-ка, студентка, давай еще выпей, а то мне твое настроение совсем не нравится. Я, конечно, понимаю, что после того, что с тобой произошло, о хорошем настроении и говорить не стоит, но уже ничего не изменишь и не повернешь время вспять. Нужно принять все как неизбежность и научиться жить с этим дальше.
   – А вы думаете, это возможно?
   – Конечно. Милочка, ты еще слишком молода. Когда ты станешь постарше и наберешься жизненного опыта, обязательно поймешь, что в этой жизни можно жить с чем угодно и примириться со всем, что на первый взгляд кажется абсолютно неприемлемым. То, что тебя ограбили, – это, конечно, ужасно. То, что тебя изнасиловали, – тоже не подарок, но даже в плохом нужно попытаться найти хоть что-нибудь позитивное.
   – И что же хорошее можно найти в моей ситуации?
   – Дурочка, да тебе повезло, что ты осталась жива, – спокойно ответила проводница и стала складывать стопкой полотенца.
   – А что, могло быть по-другому?
   – Конечно! Очевидно, что тот молодой и интересный мужчина подсыпал тебе какую-то муру типа клофелина. Следовательно, у тебя могло не выдержать сердце, а оно, слава господу богу, в полном порядке.
   – А во-вторых?
   – А во-вторых, этот интересный молодой мужчина мог бы оказаться настоящим маньяком и не только изнасиловал бы тебя, но и пырнул ножом. Или задушил. Деточка, все могло оказаться гораздо страшнее, считай, что тебе очень, очень повезло. Можно сказать, что ты отделалась легким испугом.
   – Вы так думаете? Считаете, что мне повезло? – не поверила я своим ушам.
   – Конечно. Самое главное, жива осталась, а все остальное мелочи.
   Но я не могла согласиться с проводницей. Губы у меня снова предательски задрожали.
   – Ничего себе мелочи! Кстати, а откуда вы знаете, что он мне что-то подсыпал?
   – Милочка, я двадцать пять лет на железной дороге работаю и таких, как ты, несчастных, знаешь, сколько повидала?! Ты даже не можешь себе представить. Красавчиков-ворюг в каждом поезде – что грязи. Больше, конечно, с клофелином работают, если не сказать, что некоторые имеют препараты и покруче. У каждого имеется с собой бутылка спиртного с уже подсыпанной гадостью. Не хочешь спиртного – так он может предложить тебе воды, а может сходить к проводнику за чаем или кофе, не забыв предварительно сдобрить их клофелином. Думаешь, ты одна на такую удочку попалась? Даже если ты соблюдаешь все мыслимые и немыслимые правила предосторожности, то все равно можешь попасть в лапы к клофелинщику. У меня одна пассажирка была, ты даже не представляешь какая привередливая! К ней в купе парень подсел, она пить с ним спиртное категорически отказалась и даже за чаем и кофе сама ко мне ходила. Так что ты думаешь? Когда эта дама в туалет отлучилась, парень клофелин в ее бутылку с водой подсыпал. И такое бывает. В таких случаях как убережешься? Если только прятать питьевую воду как можно дальше или даже в туалет с ней ходить.
   – Лучше в СВ билеты не брать. Я сама виновата: шикануть захотелось. Я никогда в СВ не ездила, и мне захотелось именно в таком вагоне прокатиться… Ведь если в купе едут четыре человека, клофелинщику труднее работать: много лишних глаз.
   – Не скажи! Совсем недавно один такой мастер троих попутчиков обобрал. Предложил с ним выпить за приятное знакомство. Вот и выпили: все трое очнулись без денег и без золота, а их веселый попутчик сошел с поезда еще до того, как они проснулись.
   – Значит, с мужчиной в СВ ездить нельзя, – подытожила я.
   – А ты думаешь, с клофелином работают только одни мужчины?
   – А что, и женщины тоже?
   – Конечно, иногда даже пожилые, даже старенькие. Никогда не подумаешь, что перед тобой грабительница. Отравителя вообще очень трудно по внешнему виду определить: им может быть и представительный мужчина в костюме и галстуке, и милая дама, про которую ты никогда не подумаешь ничего плохого. Просыпаешься – нет ни женщины, ни твоих вещей, а ее котомка стоит. Открываешь, а она набита газетами и всяким барахлом.
   – Получается, что по железной дороге ездить опасно? Что ж, с попутчиками лучше не разговаривать и даже в глаза им не смотреть? Мы же тогда все разучимся друг с другом общаться и самих себя ненавидеть начнем.
   – Нужно просто быть всегда начеку и не терять бдительности. Как на границе. Расскажи мне все поподробнее.
   – Да вы уже за меня все рассказали: мошенники работают по одной и той же схеме. Зашел в купе молодой интересный мужчина, очень даже обаятельный…
   – Негодяи все обаятельные и к себе располагают, – заметила проводница. – Работа у них такая.
   – Сказал, что его Колей зовут. Я ответила, что учусь в одном из столичных институтов, еду в Крым на отдых. А зовут меня Настей…
   – Значит, ты Настя? – перебила меня проводница. – А то сидим, разговариваем, а не познакомились.
   – Да, – кивнула я.
   – А я Надежда Петровна, но ты зови меня просто Надей. Не привыкла я по отчеству. Ну и что дальше-то было?
   – Дальше слово за слово, и мой попутчик предложил выпить за знакомство и за удачный отдых.
   – И ты согласилась?
   – Согласилась, – почти шепотом ответила я. – Откуда я могла знать, что этот Коля – клофелинщик? У него же на лбу не написано. Занятный такой, общительный парень. Плохого не подумаешь. Я еще обрадовалась, как мне с попутчиком повезло: веселый, симпатичный, анекдотов массу знает. Не скучно будет. Он достал бутылку шампанского, предложил выпить за знакомство и открыл он ее при мне. Я еще боялась, что пробка от шампанского попадет мне прямо в глаз. А он все шутил, хохмил. В глаза заглядывал. Надежда, вы понимаете, о чем я говорю?
   – Понимаю, – утвердительно кивнула проводница. – Ты согласилась выпить с этим Колей шампанское.
   – В том-то и дело, что согласилась. Когда же он мне этот чертов клофелин успел подсыпать, если он бутылку шампанского при мне открывал? Я сидела напротив, никуда не выходила и не заметила ничего подозрительного.
   – А ты и не могла заметить.
   – Почему?
   – Потому, что если клофелинщик предлагает тебе выпить и ты соглашаешься, то тут уже понятно, что он заранее подсыпал клофелин в бутылку со спиртным.
   Зажав рот ладонью, я с трудом сдержала стон:
   – Откуда вы все это знаете?
   – Я же тебе сказала, что двадцать пять лет на железной дороге работаю. Я таких случаев знаешь сколько повидала! Не ты первая и не ты последняя. Если ты видела, что этот Коля бутылку шампанского при тебе открывал, то это еще не значит, что в бутылке не было клофелина.
   – А как же он туда попал?
   – Элементарно. Можно шприцем пробку проколоть и влить в бутылку все, что угодно. Обычно преступники так и делают.
   – Бог мой, какая же я дура! – Я в сердцах закусила нижнюю губу. – Такую идиотку нужно еще поискать. Разве я могла подумать, что все так получится? Я стала шампанское дуть, а он сделал пару глотков и сразу вышел в туалет.
   – Конечно, а в туалете выплюнул, – пояснила мне проводница. – Он же не дурак. Он только делал вид, что с тобой пьет, а сам следил, чтобы ты свое шампанское выпила как можно быстрее. Явсе это сто раз видела, подобные случаи происходят с пассажирами почти каждую неделю.
   – Когда Коля вернулся, мой бокал был уже пуст.
   – А дальше?
   – Дальше я плохо помню. Коля мне еще шампанского подлил, сказал, что равнодушен к этому напитку, потому что шампанское – это для женщин, а он лучше нальет себе водочки. Мол, в ней он знает толк. А дальше черная бездна…
   – Какая еще бездна?
   – Пустота. Провал в памяти. Ничего не помню.
   – Вообще ничего?
   – Да, – замотала я головой. – Проснулась – ни вещей, ни денег, ни золота.
   – Тогда с чего ты взяла, что этот Николай тебя изнасиловал?
   – Я очнулась совершенно голая, – прошептала я, словно боясь, что, кроме проводницы, меня может еще кто-то услышать. – Спортивный костюм валялся на полу, там же трусики и лифчик. На теле синяки, а между ног было липко. А запах… Его ни с чем не спутаешь. Специфический запах мужского семени.
   – Значит, ты вся в сперме проснулась, – задумчиво произнесла проводница. – Вот козел! Что за удовольствие трахать спящую девушку?
   – Зато она не сопротивляется.
   – Да уж, приятного мало. Ладно, вычеркни это из памяти и живи дальше.
   – Но ведь этот гад может быть больным, я же ничего про него не знаю.
   – Приедешь – сдашь анализы.
   – А если у него СПИД?
   – Не кличь на себя беду. Вот увидишь, все обойдется. А этому коню педальному еще срок хороший вкатят, по полной программе. Упечешь его в тюрьму за изнасилование и получишь хоть какое-то моральное удовлетворение. Обидчик должен быть наказан. Только тебе нужно сегодня же пройти экспертизу. Доказать факт изнасилования можно только по горячим следам, потом будет поздно. Ничего не докажешь!
   – Я в милиции про изнасилование говорить не буду, – заявила я.
   – Почему?
   – Потому что мне стыдно.
   – А чего стыдиться-то? Тебе просто не повезло, что ты попала в подобную ситуацию. Ведь это могло произойти с любой девушкой, оказавшейся на твоем месте. Вот из-за таких, как ты, насильники так вольготно себя чувствуют. Тебе стыдно, видите ли, другой тоже. Насильнику все с рук сходит, и он будет насиловать дальше, потому что никто не хочет его наказать. Да их кастрировать надо! В камере знаешь, что с насильниками делают?! Вот там их действительно наказывают!
   – Я про изнасилование говорить не буду, – покачала я головой. – Я скорее от позора повешусь.
   – Как знаешь. Но вешаться не надо, ты и так пострадала.
   – А если я забеременею? У меня как раз опасные дни.
   – Аборт сделаешь. Не будешь же ты ребенка от насильника рожать.
   – Многие женщины после первого аборта детей не могут иметь…
   – Рано паникуешь. Успокойся. В жизни все бывает. Я, между прочим, тоже после первой беременности аборт сделала и после троих детей родила. Вот так! Так что ты на всех не равняйся. Главное, чтобы у этого молодого и интересного СПИДА не оказалось, а все остальное элементарно лечится: и гонорея, и сифилис, и все что угодно. Сейчас медицина вон как далеко шагнула, только вот СПИД еще лечить не научились. Знаешь, сколько случаев, когда больные СПИДом умышленно здоровых заражают? Ведь СПИД еще и психику нарушает. Больные СПИДом хотят отомстить всему миру.
   Увидев, что меня залихорадило, проводница поняла, что перегнула палку, и попыталась исправить положение.
   – Ну что ты затряслась, как осиновый листок? Я уверена, что все обойдется. Вот увидишь.
   В этот момент в купе проводников заглянула напарница Надежды и с беспокойством сказала:
   – Надя, а ты чего сидишь-то? Скоро Симферополь. Дел полно.
   – Да тут девушку ограбили.
   – Пусть в милицию обращается. Внимательнее нужно быть. Это же поезд как-никак, нельзя терять бдительность.
   Я тихо всхлипнула и, пробормотав: «Извините», направилась в свое купе.

Глава 2

   Поезд остановился. Симферополь. Я с тоской наблюдала за выходящими на перрон пассажирами. Люди толкались, суетились, вытаскивая громоздкие вещи и подгоняя детей. Как только вагон опустел, ко мне в купе заглянула проводница Надежда.
   – Приехали, дорогая. Выходи.
   – Одну минуточку, Надя. У меня к вам просьба. Вы, пожалуйста, не говорите никому, что меня изнасиловали. Я не хочу, чтобы об этом кто-нибудь знал. Вы меня понимаете?
   – А кому я скажу? У нас же с тобой общих знакомых нет, – удивилась моей просьбе проводница. – Я же не собираюсь выйти на улицу и кричать, что над тобой надругались.
   – Да мало ли, хотя бы милиции. Ведь, возможно, вас тоже допрашивать будут.
   – Ты все-таки решила написать заявление?
   – А куда мне деваться? Хотя я прекрасно понимаю, что никто никого не найдет, но все-таки, чем черт не шутит… Ведь у меня ни копейки нет. Сволочь грабитель ничего не оставил.
   Проводница полезла в карман и протянула мне сто рублей.
   – На, возьми. Я, конечно, понимаю, что это не деньги, но, извини, больше дать не могу. Поменяешь на гривны, хоть попить себе купишь. Здесь такая жара стоит, караул.
   – Спасибо.
   Я вышла из вагона, оглянулась и, увидев неподалеку милиционера, подошла к нему.
   – Здравствуйте, я только что приехала на московском поезде. Меня ограбили…
   В отделении я провела целую вечность. Написала заявление, пыталась вспомнить, как выглядел грабитель, и подробно рассказывала, как произошло наше с ним знакомство. Я перебрала все предложенные мне фотографии подозреваемых и почувствовала полнейшее разочарование – ни на одном из снимков не было человека, хотя бы отдаленно похожего на Николая. Один молоденький милиционер кидал на меня самые недвусмысленные взгляды, словно давал понять, что он совершенно не против продолжить наш разговор где-нибудь за территорией отделения милиции. Я старалась не обращать внимания на его хамское поведение и ощущала напряжение: видимо, так на меня влияла окружающая обстановка. Мне хотелось как можно быстрее покинуть стены этого мрачного заведения, выйти на улицу и вдохнуть воздух полной грудью. Как только малоприятная беседа подошла к концу, я с облегчением встала, вздохнула и вышла на улицу.
   Не зная куда идти, я остановилась на пороге и вдруг услышала, что меня кто-то окликает. Смахнув выступившие слезы, я обернулась. Меня нагонял тот самый нагловатый милиционер, который на мне дырки проедал своими взглядами.
   – Гражданка, вы сейчас куда? У вас же денег нет!
   – Это точно, – еле слышно ответила я и отвела взгляд в сторону.
   – Ты можешь с моего телефона родственникам в Москву позвонить и попросить их выслать тебе денег, – перешел милиционер на «ты». – Пусть срочным телеграфом деньги вышлют, ты хоть тогда спокойно до дома доберешься.
   – Я не буду звонить родственникам.
   – Но почему?
   – Потому что мне не хочется их расстраивать. По крайней мере пока… А там видно будет. Хотя… Если не жалко, то я была бы тебе очень признательна, если бы ты разрешил мне позвонить в Москву. Понимаешь, я действительно без копейки. Так по-идиотски всё получилось…
   – Без проблем. – Милиционер полез в карман и достал мобильник: – Звони. У тебя мобильный-то был хороший?
   – Я все в заявлении указала. Кражу мобильного-то еще можно пережить, хотя в его памяти были нужные телефоны. А вот побрякушки…
   – На тебе что, было так много золота? Ты как елка новогодняя была увешана украшениями?
   – Нет, конечно. Я же на отдых собралась, а не на светскую тусовку. На мне были серьги и браслет из очень хорошего белого золота с приличными бриллиантами. Они немалых денег стоили. Это мои фамильные драгоценности, они переходили из поколения в поколение. Повезло же кому-то!
   – А зачем ты такие ценности в дорогу надела?
   – А я их и не снимала. Мне с ними как-то теплее.
   Я набрала номер телефона родителей и, услышав в трубке голос матери, как можно более спокойно произнесла:
   – Алло, мамочка, это я.
   – Настя, ты доехала? – тут же обеспокоенно спросила мать.
   – Не переживай. Я уже в Симферополе.
   – А мы с папой тебе постоянно звоним, а у тебя мобильный не отвечает.
   – Мама, вы с папой за меня не переживайте, у меня все хорошо. Все в полном порядке!
   – А почему у тебя телефон не работает?
   – Я зарядное устройство забыла.
   – А как же ты теперь без мобильника будешь?
   – Мам, не переживай. Я буду звонить тебе из телефона-автомата.
   – Настя, Вадик приходил. – Голос матери стал таким грустным, что у меня защемило сердце. – Мы с ним посидели, поговорили, чаю попили.
   – Мама, ты же знаешь, я не хочу ничего слышать о Вадике.
   – Любит он тебя.
   Я набрала в грудь побольше воздуха и выпалила на одном дыхании:
   – Мама, человек, который любит женщину, никогда не поднимет на нее руку. Ты понимаешь?
   – А Вадик что, на тебя руку поднял?
   – Помнишь, я пришла домой с огромным фингалом под глазом?
   – Помню…
   – Ты еще боялась, что у меня сотрясение мозга. Я тебе тогда сказала, что на меня хулиганы напали. Так вот, это была работа твоего любимого Вадика.
   – Он не мой любимый, а твой, – тут же сказала мать. – А за что он тебя так?
   – За короткую юбку и за то, что я улыбнулась его другу.
   – Бог мой! Никогда бы не подумала. Может, он пьян был?
   – Ничем нельзя оправдать рукоприкладство.
   Заметив, что стоящий рядом молоденький милиционер заметно нервничает, показывая мне знаками, что пора заканчивать разговор, я сказала:
   – Мама, я тебе позвоню. Ты не волнуйся, все хорошо. Просто я звоню с чужого мобильного.
   – Что ж ты мне сразу про Вадика-то не сказала? – Эмоции переполняли мать настолько, что она слышала только себя и проигнорировала мои слова. – Зачем ты его выгораживала? Сегодня же поговорю с его матерью! И очень серьезно! А то Ленка меня уже просто замучила, спрашивает, что между вами произошло, а я и не знаю, что ей ответить. Представляю, какое у нее будет лицо, когда она узнает, что ее сын руки распускает.
   – Мама, пожалуйста, ничего не надо! Он уже взрослый парень и должен сам отвечать за свои поступки. Какого черта ты будешь на него жаловаться?!
   – Почему сразу жаловаться? Просто Ленка считает виноватой тебя. Мол, это ты такая-сякая, незаслуженно обидела ее сыночка. Он такой хороший, идеальный весь. Он тебя любил, а ты так нехорошо с ним обошлась. Вот пусть она теперь и знает, какой у нее идеальный сыночек. Козел ее сыночек! Я так и скажу, что он у нее козел.
   – Мама, если бы я знала, что ты расскажешь все его родителям, я бы ничего тебе не говорила, – вырвалось у меня.
   – А вот это ты зря! Тебе нужно было сразу рассказать нам с папой, что произошло. Подумаешь, короткую юбку надела и его другу улыбнулась! Ты женщина, а это значит, что ты вольна делать все, что захочешь, и не обязана перед кем-то оправдываться. Ты можешь надевать хоть шорты, хоть бикини и улыбаться всем проходящим мимо тебя мужикам. Ты не серая мышь, ты особенная. Он, дурак, так и не понял, что ты можешь нравиться всем, а любила же ты его одного. В женщине самой природой заложено желание нравиться мужчинам, ты же у меня красавица. Вадик поймал жар-птицу, он не смог ее удержать. Она улетела и обожгла ему руки. Тоже мне деспот нашелся! Да и какую клетку он мог тебе предложить? Из проволоки? Гонору много, а толку мало! Да как он вообще мог поднять руку на моего ребенка?! Мы с папой всю жизнь с тебя пылинки сдували, ни одного подзатыльника тебе не дали, а этот огромный детина разбил тебе лицо!
   – Мама, я звоню не со своего телефона, – попыталась остановить я ее. – Пожалуйста, не устраивай родителям Вадика никаких скандалов. Мне просто хотелось, чтобы ты знала об истинной причине нашего расставания и больше не донимала меня расспросами, почему и как это произошло.
   – А я с ним чай недавно пила, – совершенно не слушала мать. – Что ж ты мне раньше-то все не рассказала, а то я бы ему этот чай на голову вылила. Тоже мне зятек будущий нашелся! Я б его крутым кипяточком обварила.
   – Мама, я тебе еще позвоню. Я звоню не со своего телефона.
   – Ой, извини, я совсем забыла, – наконец опомнилась мать. – Ты правильно сделала, что уехала к морю без Вадика. Отдохни, наберись сил и по возможности заведи курортный роман. Помню, я с твоим отцом как-то поссорилась, психанула и уехала на юг. Так я закрутила такой потрясающий романчик, что до сих пор вспоминаю! Жаль, что он не имел продолжения. Ты не думай, я тогда еще замужем не была. А когда вернулась с курорта, твой будущий папочка встретил меня с букетом цветов, подарил золотое кольцо и предложил выйти за него замуж. Перепугался, что меня кто-нибудь уведет.
   – Мама, я звоню с чужого мобильного телефона, мне неудобно, что мы так долго разговариваем. Я скоро перезвоню.
   – Пожалуйста, перезвони и оставь нам с папой свои координаты. Мы должны знать, где ты поселилась. И купи все-таки зарядное устройство. Что там в Крыму, зарядное устройство, что ли, негде купить? Пусть у тебя мобильный будет постоянно включен. Ты меня слышишь?
   – Я постараюсь.
   Закончив разговор, я протянула телефон милиционеру и виновато улыбнулась:
   – Извини. Я знаю, что ты уже тысячу раз пожалел о том, что дал мне свой телефон, но с моей мамой невозможно поговорить быстро. Она у меня очень эмоциональная, понимаешь?
   – Я это заметил. А почему ты своей эмоциональной маме не рассказала, что с тобой произошло?
   – Потому что я берегу ее нервную систему. У меня отец недавно инфаркт перенес. Поэтому мне меньше всего на свете хочется его расстраивать.
   – А как ты тогда отдыхать-то собираешься? У тебя же денег-то ни копейки.
   – Я пока сама ничего не знаю.
   – Я хотел предложить тебе крышу над головой. Поехали, я отвезу тебя к себе домой.
   – Но ведь мы с тобой даже незнакомы.
   – Меня зовут Женя. Я тут недалеко живу.
   – Ты предлагаешь мне жилье?
   – Да, – кивнул мой новый знакомый и вытащил из пачки сигарету.
   – Надо же, какой ты, оказывается, жалостливый. Только вот взгляды кидаешь на меня «со значением».
   – Ну что, согласна?
   – А взамен что?
   – Ну что ты торгуешься, как на базаре? Я же вижу, что ты девушка без комплексов, мы с тобой обо всем договоримся.
   – Значит, натурой берешь?
   – Радуйся, что не деньгами. Денег у тебя нет, а натура как раз при тебе. За жилье рассчитаться хватит.
   – Бог ты мой, до чего же мы дожили! И это говорит сотрудник милиции, – произнесла я не без ехидства в голосе.
   – А при чем тут это?! – моментально изменился в лице бравый милиционер. – Я с тобой сейчас как гражданский говорю.
   – Вот тогда сними форму и говори со мной как рядовой гражданин, а не представитель власти. Веди себя так, как должен вести при исполнении.
   – А ты что, такая умная?
   – Очень, – со злостью сказала я и тут же добавила: – А еще у меня полно комплексов.
   – Вот сейчас возьму, позвоню твоим родителям и расскажу им, что с тобой произошло. В памяти моего мобильного остался номер твоего домашнего телефона.
   – Только попробуй! Я тогда вернусь в отделение и накатаю заявление, что ты, используя свое служебное положение, оказывал на меня давление и грязно домогался.
   Окинув нахала презрительным взглядом, я направилась к стоянке автобусов. На лобовых стеклах стояли таблички: «Судак», «Коктебель», «Алушта», «Ялта». Остановившись рядом с автобусом, отправляющимся в Ялту, я посмотрела на скучающего водителя и протянула ему сотню, которую любезно одолжила мне проводница.
   – Довезите меня, пожалуйста, до Ялты. Меня в поезде ограбили, больше у меня ничего нет.
   – Не вопрос. – Мужчина, не раздумывая, взял у меня последние деньги и заметно оживился: – Давай садись. У меня всего одно свободное место осталось, а мне больше уже тянуть никак нельзя – давно пора ехать. Все в основном парами заходят.
   Пройдя в самый конец салона, я заняла свободное местечко у окна и, покосившись на сидящего рядом мужчину, отвернулась к стеклу. Забавно было видеть таксистов, рвущих клиентов на части. Наконец автобус тронулся, и я устало откинулась на спинку кресла.
   – На отдых? – поинтересовался сосед.
   – Точно.
   – Москвичка?
   – Да. Решила отдохнуть.
   – Первый раз в Крыму?
   – Нет. С родителями в детстве в Коктебель ездила.
   – Понравилось? – Мужчина не скрывал того, что хочет трепаться со мной всю дорогу, и это вызвало раздражение, потому что в данный момент я больше всего на свете хотела тишины и уединения, чтобы хорошенько обдумать все то, что со мной произошло. – Так ты, значит, не первый раз к нам в гости пожаловала? Так понравилось тебе у нас или нет? – повторил он свой вопрос.
   – Ну, если я к вам не в первый раз еду, значит, понятно, что понравилось, – вяло ответила я и снова отвернулась к окну. – Я тогда еще ребенком была и, если честно, ничего не помню.
   – Тоже верно, – не умолкал мужчина. – Кто в Крыму хоть один раз побывал, тот обязательно сюда возвращается. У нас тут места красивые.
   – Говорят, что и цены у вас тут стали тоже очень красивые.
   – А где они низкие, эти цены? Сейчас вообще нигде ничего дешевого нет. А в самой Ялте, я так понял, ты не была.
   – Нет.
   – Я уверен, что тебе там понравится.
   – Мне уже ничего не может понравиться. Поездка слишком плохо началась, чтобы быть от нее в восторге.
   – Что-то случилось?
   – Ничего особенного, не считая того, что меня в поезде ограбили.
   – Надо же! И много украли?
   – Все.
   – Как все?
   – Украли все, что у меня было.
   – Да уж… Приятного мало. А в Ялте у тебя кто?
   – Никого.
   – Что, даже родственников нет?
   – Никого у меня там нет.
   – А я смотрю, ты какая-то грустная и неразговорчивая. Хотел тебя хоть немного взбодрить. – Мужчина покопался в пакете, стоящем у него на коленях, и достал из него бутылку с водой, сделал несколько жадных глотков и протянул ее мне: – Жарища, с ума сойти. Не желаете ли водички?
   Посмотрев на бутылку с ужасом, я резко ее от себя оттолкнула и нечаянно облила незнакомца. Тот охнул и начал отряхиваться.
   – Извините, ради бога!
   – Ты чего?!
   – Простите.
   – Я же хотел как лучше.
   – Мне не нужно «как лучше». Уже нашелся в поезде один… доброжелатель. В результате осталась без денег, украшений, вещей, документов и сотового телефона. То же… приветливый был. Если ты по клофелину специализируешься, то у меня, кроме одежды, которая на мне, больше ничего не осталось. Усёк? Так что не трать напрасно свои силы, потерпи до Ялты. Там работы – непочатый край, только успевай всем наливать.
   – Чокнутая, – возмутился мужчина. – Я же сам только что из этой бутылки пил.
   – Мало ли. Может, ты воду не проглотил, а сплюнул.
   – Еще скажи, что я в карман соседа вылил.
   – Может, и так. Кто тебя знает!
   – Сумасшедшая девка!
   Наконец-то незнакомец отвернулся от меня, всем своим видом показывая, что сильно обиделся и не желает больше со мной разговаривать.
   С облегчением закрыв глаза, я стала соображать, что же мне дальше делать? Конечно, надо обязательно позвонить родичам, рассказать, что со мной произошло, и попросить денег. Естественно, они меня вопросами замучают, но ведь по другому нельзя? Меньше всего на свете мне хотелось огорчать маму и папу, но что поделаешь, если так получилось? Родители были категорически против, чтобы я ехала отдыхать на море в полном одиночестве. Мама ужасно переживала, что я рассталась с Вадиком, потому что считала его самой подходящей для меня партией. Мои родители не один год дружили с родителями Вадика, поэтому, когда мать узнала, что я еду на море одна, она закатила мне грандиозный скандал. Сообразив, что наши с ним жизненные пути разошлись, стала так психовать, словно с Вадиком рассталась не я, а она. Мама день и ночь пилила меня, пытаясь выяснить причину нашего расставания, но если честно, то я не знала, что ей ответить. Ведь когда люди разбегаются, причин накапливается целое множество, и назвать какую-то одну очень и очень тяжело. И вот сегодня, признавшись матери, что Вадим поднял на меня руку, я почувствовала заметное облегчение, потому что наконец смогла сказать ей правду. Теперь она не станет больше донимать меня нудными расспросами. Я не хотела выставить Вадика в дурном свете, я всего лишь пресекла разглагольствования, что Вадик – это мой единственный шанс быть счастливой. Теперь моя мать прекрасно понимает причину, почему я не захотела этим шансом воспользоваться.
   Вадик – это мое детство, моя первая любовь и мой первый мужчина. Это первые, еще робкие поцелуи, первые объятия, первые слова о любви и совместные планы на будущее. Вадик перспективный парень, и, возможно, какая-нибудь девушка сможет стать с ним счастливой. Другая, но только не я. Вадик слишком многого от меня хотел, и больше всего того, что я не могла ему дать. Он требовал преданной любви, идеального терпения и даже безропотного подчинения. Он подавлял меня как личность. Вадик чувствовал мою вечную неудовлетворенность и постоянно попрекал меня тем, что я отдаюсь ему не полностью, что слишком много внутренней энергии оставляю себе и что я постоянно нахожусь в поисках лучшего варианта. Он требовал доказательств искренности моих чувств, а я не знала, что и зачем я должна ему доказывать. Я считала – раз мы вместе, это и есть главное доказательство моей любви. А его постоянная ревность? Говорят, что ревность – это проявление любви, но я с этим не согласна. Я воспринимаю ревность как проявление чувства чрезмерного эгоизма, и не более того. Я не вещь и не могу принадлежать кому-либо, потому что это моя жизнь, и она должна принадлежать только мне. Ревность хороша в меру, но когда она переходит все границы, то разрушает любовь. Чрезмерная и неконтролируемая ревность Вадика притупляла мои чувства. В результате наши взаимные обиды и претензии накапливались с каждым днем и наваливались на меня как снежный ком. Я устала от постоянных скандалов, устраиваемых мне Вадиком, потому что они сильно травмировали психику, и тогда я стала все больше и больше возвращаться к мысли, что наши отношения исчерпали себя. А однажды… Однажды он сказал, что я надела слишком короткую вызывающую юбку и на вечеринке кокетничала с его другом. В тот раз мы вернулись после вечеринки на дачу к Вадику. Он грубо схватил меня за плечи и ни с того ни с сего обозвал шлюхой. Естественно, я принялась возмущаться и попыталась объяснить ему, что я не сделала ничего предосудительного. За что меня называть подобным словом? Просто любая девушка подсознательно хочет нравиться всем без исключения мужчинам, а ведь без этого мы, женщины, не можем, потому что это и есть наша женская суть. Если я не буду нравиться другим, то мой любимый перестанет бояться, что потеряет меня и начнет ко мне относиться очень прохладно. В тот ужасный вечер Вадик ударил меня кулаком по лицу с такой силой, что я отлетела к стене, ударилась головой об нее и завыла от боли. Это была последняя причина нашего расставания, про которую я, увы, не могла рассказать своей матери хотя бы потому, что мне было стыдно, что такой идеальный на первый взгляд молодой человек смог поднять на меня руку. Мне было больно и стыдно, мои родители никогда в жизни не били меня, они всегда меня любили и лелеяли, называли маленькой принцессой, покупали красивые платья и мечтали видеть меня довольной собственной жизнью и счастливой. И вот… тот, кто, казалось бы, меня очень сильно любил и постоянно говорил, что готов отдать за меня жизнь, обозвал шлюхой и ударил кулаком по лицу так сильно, что у меня потемнело в глазах и я на минуту потеряла сознание. Когда я очнулась, Вадик стоял передо мной на коленях, бил меня по щекам, пытаясь привести в чувство. Чуть позже он вымаливал у меня прощение, говорил, что от ревности потерял над собой контроль, ссылался на то, что был пьян и в тот момент не понимал, что творит. Вадик ползал передо мной на коленях, а я отрешенно смотрела на него и думала, как же это страшно жить с человеком, который во время очередного приступа ревности может не сдержаться и потерять над собой контроль! Вадим пытался меня переубедить, и мне, возможно, хотелось бы ему верить, но я знала, что настоящий мужчина никогда не поднимет на женщину руку, хотя бы потому, что он МУЖЧИНА, а тот, кто хоть единожды это сделал, обязательно сделает это еще раз. Рукоприкладство моего любимого наглядно показало, что если я выйду замуж за Вадика, то мне слишком многое нужно будет терпеть и прощать. Мне придется отодвинуть свое «я» на второй план, думать в первую очередь о муже, а в последнюю – о себе. Конечно, где-то существует женщина, которая сможет приспособиться к Вадику. Она постарается не замечать его ревности, будет терпеть его крутой нрав и деспотизм. Такая женщина, без сомнения, есть, но это не я. Я никогда не смогу простить рукоприкладство мужчине, не буду держать в себе обиду и мириться с тем, что о меня вытирают ноги. Я простила Вадима, облегчила собственную душу и бросила ему в лицо, что нам нужно расстаться. Можно сказать, что я резала по живому. В моей больной душе еще чуть теплились нежные чувства к Вадику, но я выжигала их каленым железом. Я смотрела в любимые глаза близкого мне человека, слушала его мольбы, слова о любви и все-таки смогла сказать ему, что дальше нам не по пути, потому что наши отношения себя исчерпали. Я верила – еще встречу мужчину, который подарит мне настоящее счастье. Пусть это всего лишь мои иллюзии, но я очень надеялась, что пройдет время и моя мечта обязательно осуществится. Поставив в отношениях с Вадиком последнюю точку, не обращая внимания на горькие сетования мамочки, я быстренько сложила вещи в дорожную сумку и отправилась залечивать кровоточащие сердечные раны на курорт. Я собрала волю в кулак, наступила на горло собственным чувствам и поехала за новыми впечатлениями. Мне требовалось время, чтобы лучше себя понять, переосмыслить прошлое и извлечь хороший урок из своего жизненного опыта. Мужчина, избивающий женщину, – не вариант. Я не хочу расплачиваться за чужой эгоизм и слушать клятвенные заверения, что подобное больше не повторится. Если мужчина поднял на женщину руку, то это говорит только о том, что он ее элементарно не уважает. Тот, кто работает кулаками, меньше всего думает головой. Человек, способный ударить слабого, не может считаться настоящим мужчиной. Это просто сволочь.

Глава 3

   Как только автобус остановился на пару минут для того, чтобы пассажиры могли немного подышать воздухом и сходить в туалет, я вышла на улицу и встала как можно дальше от своего соседа. Заметив меня, мужчина тут же помахал мне рукой и, купив в ларьке бутылку газированной воды, протянул ее мне:
   – Возьми, она не открытая. Ты же видела, я ее при тебе покупал.
   – Зачем?
   – Затем, что жара стоит, а у тебя с собой даже воды нет. Ты же пить хочешь, я знаю.
   Тут я действительно почувствовала, что больше всего на свете хочу утолить жажду, и, взяв предложенную бутылку, жадно приникла к горлышку.
   – Спасибо!
   – Да не за что…
   Когда мы сели обратно в автобус, я положила бутылку рядом с собой и украдкой бросила на соседа взгляд.
   – Ты извини, что я так грубо с тобой разговаривала. Мне в поезде в шампанское что-то подсыпали, а потом ограбили.
   – Да я понимаю. Родителям уже сообщила?
   – Пока нет.
   – Почему? Пусть они тебе хоть денег вышлют.
   – Папа недавно инфаркт перенес, да и мать не хочется расстраивать. Если ничего не получится, тогда придется им позвонить и попросить у них денег.
   – Как же ты без денег и вещей отдыхать собралась? И что у тебя должно получиться?
   – Думаю, может, я в Ялте на работу куда устроюсь.
   – Зачем? Ты же отдыхать приехала.
   – Заработаю немного денег, чтобы за жилье и питание заплатить. Работу бы найти посменную, чтобы пару дней в море купаться, а пару дней подрабатывать официанткой в каком-нибудь кафе.
   – А обратно как поедешь? Паспорт-то у тебя есть?
   – Нет, но есть справка, в которой засвидетельствован факт ограбления. Многие из Москвы в Крым на машинах приезжают. Так вот, я бы смогла с кем-нибудь из отдыхающих на машине вернуться, – сказала я и почувствовала что-то вроде разочарования.
   Мне вдруг показалось, что всему этому не суждено сбыться и, скорее всего, придется звонить родителям, рассказывать им, что со мной произошло. Я знала, что после моих слов родители ни на минуту не останутся в Москве и срочно поедут за мной в Крым на папиной машине. Мама закатит настоящую истерику, а отец будет глотать лекарства для сердца и твердить, что это настоящее безумие отпустить дочь одну туда, где у нее нет ни друзей, ни знакомых, ни угла, где можно остановиться. От этих мыслей мне стало совсем муторно.
   – Я слышала, что Ялта очень красивая, – произнесла я, чтобы хоть что-то сказать.
   – Слышать мало. Ее нужно увидеть.
   – Как у вас с жильем?
   – С жильем никаких проблем нет, как и везде в Крыму. Были бы деньги. Частный сектор Ялты разнообразен – от сараев до вполне приличных квартир со всеми удобствами. Самое главное, не надо селиться на набережной.
   – Почему?
   – Потому что там жить очень шумно. Гулять – пожалуйста. Отдыхающие даже после полуночи выходят подышать морским воздухом и отрываются на полную катушку. В Ялте полно развлечений, были бы средства. Много кафе с живой музыкой, на набережной устраиваются представления с уличными актерами, клоунами, йогами, цыганами и животными. Там напишут твой портрет, погадают, можно спеть под караоке и покататься на различных аттракционах. Ялта – очень красивый город. Есть театр, цирк и современный кинотеатр. Хотя москвичам это не нужно, у вас в Москве такого добра навалом. Москвичи любят валяться на пляже и посещать различные памятные места. А ведь у нас есть что посмотреть. Хотя тебе это не грозит – без денег в Ялте делать нечего, честное слово. У нас даже путаной трудно устроиться – своих хоть отбавляй.
   – Что? – Я посмотрела на сидевшего рядом мужчину и сморщилась так, словно мне дали понюхать какую-то гадость. – Что ты сказал?
   – Я не хотел тебя обидеть, – моментально растерялся тот. – Я же не переходил на личности.
   – А мне показалось, что переходил.
   – Ну что ты такая обидчивая? Тебе даже сказать ничего нельзя.
   – А ты хоть немного думай, что говоришь.
   – А я как раз и думаю. Кто тебя на работу возьмет, если у тебя даже документов нет? Ни паспорта, ни санитарной книжки. При отсутствии бумаг можно устроиться только путаной, я тебе говорю как есть.
   – Такая жизнь не по мне. Я вообще-то в одном приличном институте на юридическом факультете учусь… Если я попала в столь сложные обстоятельства, то это не значит, что я сломаюсь и пойду торговать своим телом. Мне проще родителям позвонить, чтобы они меня отсюда забрали.
   – Послушай, мы с тобой так и не познакомились, – улыбнулся мужчина. – Я Пётр.
   – А я Настя. Ты в Ялте живешь?
   – Да. Так что, можно сказать, тебе повезло.
   – В чем?
   – В том, что ты села именно в этот автобус и со мной познакомилась.
   Я сделала несколько глотков газированной воды и с интересом посмотрела на Петра.
   – Ну и дальше что?
   – Ничего особенного, но для тебя встреча со мной – большое везение. Ты ведь не хочешь родителей расстраивать, решила найти работу в Ялте. Так? Но даже если бы у тебя были документы, ты бы вряд ли ее нашла. Ялта – курортный город. Все местные жители живут за счет отдыхающих. А у нас в Ялте людей знаешь сколько! И всем нужна работа. Нам бы своих рабочими местами обеспечить, не говоря уже об иногородних. В зимний сезон другое дело. Уличные кафе закрыты, приезжих практически нет, а это значит – и работы никакой нет. Так что все, что мы за лето зарабатываем, зимой проедаем. Это я тебе все к тому говорю, что наши местные девчата сами в постоянном поиске, потому что зимой мертвый сезон. Так что если ты пойдешь работенку искать, то тебя вряд ли встретят с распростертыми объятиями. Настя, тебе повезло потому, что я – хозяин кафе.
   – А я-то думаю, к чему такой длинный монолог. Оказывается, ты хочешь предложить мне работу. Я правильно тебя поняла?
   – Мне нравится, что ты такая понятливая. Ядействительно хочу предложить тебе работу и уверяю тебя, другую ты просто не найдешь.
   – Ты хочешь предложить мне поработать путаной в твоем кафе?
   – Ты учишься на юридическом факультете.
   – Приятно, что ты осознал факт, что я хочу зарабатывать на жизнь не телом, а своими мозгами. Я могу трудиться у тебя официанткой. Мне нужны жилье, питание, хоть какие-то деньги и сменный график работы.
   Пётр рассмеялся так громко, что сидящие неподалеку пассажиры стали оборачиваться и с интересом смотреть на нас.
   – А я разве сказала что-то смешное? – со злостью пробурчала я, глядя на не на шутку развеселившегося Петра. – Ты так себя ведешь, как будто я рассказала тебе смешной анекдот.
   – А так оно и есть.
   Отвернувшись к окну, я дождалась, пока пассажиры потеряют к нам интерес, и, наклонившись к Петру, спросила:
   – Ну что, приступ веселья прошел? Так ты берешь меня на работу или нет? Тебя устраивают мои условия?
   – Ну ты даешь! А тебе кто-нибудь говорил, что условия ставит работодатель, а не тот, кто устраивается на работу? Даже высококлассный специалист соглашается на те условия, которые ему предлагают. Или не соглашается, конечно…
   – В данном случае не ты предлагаешь мне работу, а я ее ищу и говорю тебе, на каких условиях согласна работать.
   – Ну уж если ты так ставишь вопрос, то будь любезна предъявить мне свой паспорт и санитарную книжку.
   На минуту мне показалось, что сидящий рядом со мной мужчина откровенно надо мной издевается, и я не придумала ничего лучшего, как улыбнуться и совершенно спокойно сказать:
   – Забудем о нашем разговоре. Давай я как-нибудь сама разберусь, куда мне податься. Я ведь уже большая девочка и в состоянии принимать самостоятельные решения, не прислушиваясь к советам мнимых доброжелателей.
   – Значит, ты посчитала меня мошенником?
   – Конечно, – кивнула я. – Странно, но с той самой минуты, как я собралась в Крым, мне встречаются только одни проходимцы, – вздохнула я.
   – И много их было?
   – Достаточно.
   Я перечислила:
   – Сначала симпатичный попутчик, услужливо напоивший меня шампанским с клофелином и очистивший меня до нитки. Затем мент, предложивший мне крышу над головой в обмен на сексуальные услуги. Теперь – хозяин кафе, предлагающий поработать у него проституткой.
   – Это я, что ли?
   – Конечно, а кто же еще.
   – Ну, ты даешь…
   – А что, скажешь не так?
   – Я не предлагал тебе ничего подобного, – тут же начал открещиваться от своих слов Пётр. – Я всего лишь сказал, что без документов тебе в этом городе вряд ли удастся устроиться на работу, разве только проституткой, да и это сложно – своих девать некуда. – Мужчина достал блокнот, вырвал из него листок и что-то черкнул на нем. – Вот мой номер телефона. Если надумаешь, то позвони. Мое заведение находится на набережной и пользуется большой популярностью.
   Я прочитала написанное.
   – Так ты предлагаешь мне приличную работу?
   – Конечно, а разве ты это не поняла?
   – А кем и на каких условиях?
   – Вот это другой разговор. Работа ежедневная, без выходных.
   – Без выходных?
   – Ты не ослышалась. Без выходных, – повторил Пётр. – Я понимаю, что ты хочешь загорать и купаться, и на это у тебя будет полно времени.
   – Каким же образом, если ты предлагаешь мне работу без отдыха?
   – Будешь работать с семи часов вечера и до последнего клиента. Утром хорошенько выспишься, сходишь на пляж, позагораешь и искупаешься. Жить станешь в маленькой комнатке, в пристройке в частном доме. Удобства, правда, на улице, но самое главное, что они имеются. На улице есть и душ, так что ты всегда можешь ополоснуться. Обедать можешь у меня в кафе. Кормят вкусно. К семи можешь приступать к работе. Завтракать ты можешь где тебе вздумается, на те деньги, которые будешь зарабатывать. Ужином тебя угостит клиент, которого ты можешь раскрутить на это. Я считаю, что предложил тебе просто идеальные условия. Жилье – пожалуйста. Хороший обед – тоже пожалуйста. А что касается оплаты, то оплата сдельная. Ты будешь получать проценты от той суммы, на которую сделает заказ клиент. Чем больше он закажет, тем больше денег ты сможешь получить. Одним словом, в твоих интересах, чтобы клиент заказал как можно больше. Учти, что при этом жилье и обед тебе будут предоставляться бесплатно. Заметь, в Ялте все это очень дорого. Особенно летом. Тут в цене даже самые ветхие сараи без окон. Сезон, одним словом. Я у тебя даже документов не требую, так что не путай меня со своими прежними знакомыми. Я предлагаю тебе самые что ни на есть шикарные условия. И на работе не вздумай называть меня просто по имени. Это мы с тобой, как попутчики, по-дружески – Настя, Петя… Будешь звать меня Пётр Петрович. В своем кафе я авторитет, начальник. Меня все уважают и даже немного боятся. А то еще решат, что у нас неформальные отношения, а мне это не надо. Ну вот, я вроде тебе все объяснил. Если что непонятно – спрашивай. Решишь работать – звони. Телефон у тебя есть. Только долго не раздумывай, потому что это место вакантно в течение двух дней, не больше. Желающих знаешь сколько, хоть отбавляй.
   – Мне все понятно, кроме должности, которую ты мне предлагаешь. Официантки?
   – Штат официанток у меня уже укомплектован.
   – Неужели? Пётр Петрович, ну и что за интересное место ты хочешь мне предложить? – Я бросила на него такой свирепый взгляд, что он слегка покраснел и отрицательно покачал головой:
   – Ты неправильно меня поняла. Я предлагаю тебе заняться консумацией.

Глава 4

   Мне показалось, что я ослышалась.
   – Что?
   – Ты будешь заниматься в моем кафе консумацией, – повторил Пётр. – Если не знаешь, что это такое, то я тебе сейчас объясню…
   – Не стоит. Я понимаю, о чем идет речь, – перебила я его на полуслове. – Если не ошибаюсь, консумация – это разводка клиента на деньги.
   – Ну, зачем так грубо? «Разводка», скажешь тоже… Консумация – это раскрутка клиента. Чем удачнее ты раскрутишь посетителя кафе, тем больше денег получишь. Ты же на проценте! Это самая обыкновенная работа с клиентом, которая не предусматривает интим.
   – Неужели? Вот уж не думала, что в Крыму занимаются консумацией!
   – А почему бы и нет? Консумацией занимаются везде. Ты должна будешь беседовать с клиентом и развлекать его.
   – Как именно развлекать? – заметно напряглась я.
   – Может, клиент захочет, чтобы ты спела с ним под караоке.
   – А больше он ничего не захочет?
   – Не могу знать. Может, он захочет с тобой потанцевать, – рассмеялся мужчина. – Ты должна делать все возможное, чтобы как можно дольше удержать внимание клиента. Самое главное, чтобы он заказал побольше еды и напитков. Чем крупнее сумму он потратит в моем кафе, тем больше денег ты получишь за отработанный вечер.
   – Надо же, а я думала, что консумация бывает только за границей. Зачем вообще в твоем заведении нужна консумация? У тебя что, в кафе народу, что ли, нет? Неужели в заведении на набережной бывает пусто? Сейчас сезон, любителей поесть и выпить должно быть полно без всякой консумации.
   – Согласен, но длинноногая девушка с пышной грудью и чувственными губами будет лучшей рекламой моему кафе.
   – Ах, ты уже даже успел разглядеть мою грудь!
   – Я старый партизан. У меня глаз наметан. Дело в том, что перед тем как поехать в Москву, я по делам был за границей и в одном ночном клубе наблюдал, как девушки занимаются консумацией. Одна меня так развела, что я чуть было без штанов в Москву не вернулся. Эта девушка чем-то на тебя похожа. Так вот, я подумал, почему бы не организовать нечто подобное и у меня? Кстати, на заметку: та девушка, которая меня чуть было без порток не оставила, даже не спала со мной.
   – Значит, ты решил перенимать опыт заграничных клубов и внедрять новые технологии в ночную жизнь Ялты? – спросила я не без издевки в голосе.
   – Не знаю, как насчет всей Ялты, но насчет своего кафе – это верно. За всю Ялту я говорить не могу.
   – Не проще ли поставить на ставку стриптизершу? Она станцует стриптиз, и твое кафе будет просто ломиться от возбужденных мужиков.
   – Ну да! И заказывать они будут самые дешевые салаты и самую дешевую водку наперстками. Они придут поглазеть, а не поесть.
   – Тогда сделай платный вход. Пусть платят за программу.
   – И сколько может стоить такая программа? Если дорого – никто не пойдет. Да и какой смысл делать платным вход, если в соседнем кафе тот же самый стриптиз можно посмотреть бесплатно?
   – Тоже верно…
   – У меня есть танцовщицы. Мне нужна привлекательная девушка, которая сможет раскручивать клиентов на самые дорогие напитки и блюда.
   – А с чего ты взял, что у меня это получится? Я ведь лохушка, меня ограбили.
   – А при чем тут твое ограбление?
   – Как это при чем? Ты же предлагаешь мне разводить мужиков как лохов. Верно?
   – Что-то типа того, – согласился со мной Пётр.
   – Чтобы водить мужиков за нос, нужно быть умной женщиной.
   – Хочешь сказать, что ты дура?! Ты же на юридическом учишься. Мне кажется, там дураков не держат.
   – Я круглая идиотка, потому что меня в поезде развели и обчистили по полной программе.
   – Это с каждым может случиться.
   – С теми, кто не теряет бдительности, подобное не случается.
   – Я уверен, что ты можешь заниматься консумацией. Ты же будешь стараться. Тебе нужны деньги. За такую красивую девушку любой мужчина захочет выложить немалые бабки. Понимаешь, путан везде полно, а вот девушек с сильной харизмой, притягивающих своей энергией, с которыми можно поговорить по душам, совсем нет. Многим мужикам ведь не только секса надо, но и какой-то интриги, игры, что ли. Снять путану на ночь – это не так интересно. Все слишком просто и доступно. После того как увидел за границей девушек, занимающихся консумацией, я просто загорелся устроить нечто подобное. Я у себя и так недавно новшество ввел: до девушек-стриптизерш теперь дотрагиваться нельзя. Вернее можно, но только денежной купюрой. И вот тут клиенты стараются не ударить лицом в грязь. Ведь неудобно же девушке доллар давать – засмеют. Для начала я внедрил в зал подсадную утку. Попросил знакомого, чтобы он демонстративно положил в трусики стриптизерше сто долларов. Естественно, я потом ему эти деньги отдал.
   – Ой, да ты прямо новатор! А если не секрет, то ты в какой стране был?
   – Не секрет. В Германии. Я там познакомился с девушкой из Киева. Она в одном немецком элитном клубе консумацией на жизнь зарабатывает. У нее такой потрясающий нюх на деньги, она умеет их так выколачивать, что просто не передать словами. Со знакомыми баулы с вещами передает на родину, всю семью кормит. У нее грудь такая же большая, как у тебя.
   Пётр бесцеремонно стал раздевать меня глазами.
   – Что ты к моей груди привязался?
   – У тебя какой размер? Четвертый или пятый?
   – Десятый, – резко ответила я и дала понять, что не собираюсь обсуждать свою грудь дальше.
   – Что ты злишься-то? Я же тебе комплимент сделал. Я просто уже мысленно вижу тебя в своем кафе, как ты словно райская птичка порхаешь от столика к столику в поисках наиболее выгодного клиента. Ты, кстати, сразу не отказывайся от моего предложения. Может, ты столько денег зарабатывать начнешь и такую прибыль станешь приносить заведению, что я вместо кафе начну ресторан строить, а ты бросишь свой юридический, купишь дом в Ялте и откроешь агентство, которое будет заниматься набором девушек, желающих овладеть искусством консумации.
   – Ерунду не говори. Я, между прочим, на юридическом хорошо учусь. Мне нужен не просто диплом, мне нужны знания.
   – Да это я так, немного в будущее заглянул. Кто его знает, а может, действительно все получится и можно будет поставить дело на поток? Тем более ты по образованию юрист. Это значит, подойдешь к делу грамотно. Знаешь, а мне ведь кажется, что ты авантюристка – пытаешься удержаться на плаву в открытом море. Кстати, как у тебя обстоят дела с алкоголем?
   – Что, я так плохо выгляжу, раз ты решил задать мне этот вопрос?
   – Просто если ты будешь раскручивать клиента на дорогие алкогольные напитки, то тебе придется пить самой. Ты пьянеешь быстро?
   – Смотря что пить, – ядовито заметила я.
   – Вот этот момент мне пока еще немного неясен. Если каждый вечер пить с клиентами, то можно и спиться. Эту проблемку я пока не решил. Но думаю, что тут нет особых сложностей, будем смотреть по ходу пьесы. Например, если клиент заказал два дорогих коктейля, то официантка принесет эти коктейли, но у клиента будет настоящий, а у тебя обыкновенный сок или вода. Все будет выполнено так, что по внешнему виду их не отличишь. Поэтому, какие напитки ни пил бы клиент, ты будешь всегда заказывать самый дорогой коктейль, а тебе принисут сок. Ты будешь трезвой, и твоя задача будет состоять в том, чтобы тебе принесли как можно больше коктейлей, а клиент выпил как можно больше спиртного. Представляешь, клиент начнет заказывать и заказывать коктейли в надежде тебя споить, а ты будешь трезвая, как стеклышко. Главное, делай вид, что тебе весело.
   – Я на юридическом учусь, а не в театральном.
   – Да будет тебе! Притворство у женщин в крови.
   – Ты обо всем так красиво рассуждаешь, только знаешь, мужики обычно после ресторана хотят чего-то большего, чем просто попеть под караоке. Уж если они и тратят свои денежки, то надеются получить за них сполна. На женщину, занимающуюся консумацией, все равно будут смотреть как на шлюху. Ведь клиент будет тратить на меня деньги и думать, что я обязательно с ним пересплю. Что мне потом делать? Любой мужик захочет продолжения вечера, если он, конечно, не импотент.
   Пётр посмотрел на меня с пренебрежением и ухмыльнулся:
   – Все вы бабы такие.
   – Какие?
   – Ты еще на работу не вышла, а уже думаешь о разборках.
   – А как же мне о них не думать? Я должна думать о них в первую очередь, я же не девица легкого поведения.
   – С самооценкой, я смотрю, у тебя реальные проблемы. И ведь таких женщин большинство.
   – Каких? – Я никак не могла понять, к чему клонит Пётр.
   – У нас слишком много женщин с низкой самооценкой.
   – Это у меня-то самооценка низкая?! Да у меня она такая высокая, что ты даже представить не можешь. Уж чем-чем, а низкой самооценкой я никогда не страдала.
   – Тогда почему ты ставишь знак равенства между собой и суммой ресторанного счета?
   – Я?
   – Ты, – бросил мне в лицо Пётр. – Нормальная женщина, не страдающая низкой самооценкой, идет в ресторан с мужчиной, заказывает все, что хочет, и ей все равно, сколько это стоит. И уж тем более она не думает о том, что будет после ресторана, потому что ей и в голову не придет, что за этот ужин нужно будет расплачиваться. Она не приравнивает себя к ресторанному счету. У нее и в мыслях подобного нет, потому что она слишком дорого себя ценит и, даже если мужчина захочет продолжения банкета в более интимной обстановке, она просто скажет «нет» и поставит точку. Женщина, имеющая высокую самооценку, умеет отказать тогда, когда она посчитает нужным. Не умеют говорить «нет» и наматывают сопли на кулак только закомплексованные дамочки. Я уважаю тех женщин, которые не отнекиваются, не забивают голову всякой ерундой, а просто категорично отказывают. Если женщина ценит себя, тогда ее будет ценить и мужчина. А особы, которые считают постель расплатой за еду, – недалекие дамочки.
   – Это не женщины так считают, а мужчины, – произнесла раздраженно я. – Это они считают, что если угостили женщину ужином в ресторане, то она обязательно должна прыгнуть к ним в постель.
   Слова Петра задели меня за живое, наверное, это произошло потому, что в них была доля правды. Зачастую я мучилась тем, что не могла сказать «нет» мужчинам, которые хотели продолжения отношений со мной. Но это не значит, что я с ними спала. Нет, я просто всячески водила их за нос, придумывала различные отговорки и вместо того, чтобы просто сразу отказать, давала им пустую надежду. Мне всегда было неудобно говорить «нет», жалко, что ли. Я думала о других, но не хотела думать о себе и тем самым загружала свою голову совсем ненужными проблемами. А ведь стоило всего один раз сказать «нет», и не было бы ненужных звонков, переживаний и негативных эмоций. Когда кто-то приглашал меня в ресторан, я всегда отказывалась, потому что знала – после ресторана мне сразу предложат постель. А ведь Пётр прав. Есть женщины, которые не забивают голову подобными мыслями, и им легче живется. Если я иду в ресторан, то вместо того, чтобы слушать музыку и беседовать со своим спутником, обдумываю, как бы мне наиболее тактично дать понять своему другу, что продолжения банкета не будет. Я сижу напряженная и придумываю различные отговорки: то я плохо себя чувствую, то отец заболел, то гости пожаловали и мне необходимо быть дома. Я не могла пристально посмотреть в глаза собеседнику и сказать ему, что не хочу с ним спать или что я еще к этому не готова. Может быть, позже, на пятом или шестом свидании, но не сейчас. Или почему бы честно не признаться мужчине, что после того, как мы вместе поужинали и поговорили, я пришла к мысли, что он герой не моего романа и нам незачем встречаться дальше. Я предпочитала придумать какую-нибудь отговорку, уехать домой и впоследствии не отвечать на телефонные звонки своего бывшего кавалера. Другие женщины, в отличие от меня, идя в ресторан, не думают о том, что будет после, а наслаждаются музыкой и вкусной едой. Если после ресторана мужчина предложит выпить по чашечке кофе у него дома, то такой женщине даже и в голову не придет, что пора расплачиваться за ужин. Она просто скажет «нет» и без всякой задней мысли поедет к себе домой.
   Чем больше я размышляла на данную тему, тем яснее понимала, что Пётр прав. Если меня посещают подобные мысли, то, возможно, моя самооценка не так высока, как мне кажется.
   – Хотя ты знаешь, в низкой самооценке женщины виноваты мужчины, – перебил мои рассуждения Пётр.
   Тем временем мы уже подъезжали к Ялте, мужчина посмотрел на часы и напряженно спросил:
   – Ну что, ты согласна?
   – Я не знаю… – Предложение Петра было и сомнительным и заманчивым одновременно.
   – Тогда решай. Телефон у тебя есть. Надумаешь – звони. Но знай, что мое предложение действительно только в течение двух дней. Не больше. Я же говорил тебе – у нас свои, местные девушки на работу устроиться не могут. Работа-то ведь сезонная. Так что помаешься без еды и денег – приходи, но только, смотри, не опоздай. Если в течение двух дней не позвонишь, я возьму на работу другую девушку.
   Выйдя из автобуса, я посмотрела на Петра, которого уже ожидала машина, и хотела его окликнуть, но что-то меня остановило, и я не стала этого делать. У здания автовокзала меня окружили местные жители, наперебой предлагая жилье.
   – Девушка, недорогое жилье. Дешевле не найдете! – Самая настойчивая женщина держала меня за рукав и заглядывала мне в глаза. – Пойдемте, я вам все покажу. Тут недалеко, всего несколько остановок. Вы только взгляните! Вам понравится, о цене договоримся.
   Я хмуро посмотрела на незнакомую женщину.
   – А у вас жилье у моря?
   – Почти у моря, – расплылась она в улыбке. – Честное слово, не пожалеете. Где ваши вещи? Сейчас их заберем и сразу поедем смотреть жилье.
   – Какие вещи?
   – Ваши вещи. У вас же с собой только бутылка воды, а сумка где?
   – У меня нет вещей. Меня обокрали.
   – Да вы что? А где?
   – В поезде, пока я в Симферополь ехала.
   – Вот беда-то какая, – покачала головой женщина. – Ну ладно. Отдыхать-то все равно надо. У нас магазинов много и даже рынок есть. Вы что-нибудь на рынке себе купите.
   – А у меня денег нет.
   – Как денег нет? – Женщина с недоумением посмотрела на меня. – Что, совсем нет?
   – Ни копейки.
   – А чем же вы за жилье платить собираетесь? – заметно напряглась незнакомка.
   – А я хотела снимать жилье в обмен на какую-нибудь работу.
   – Какую еще работу?
   – Любую, которую вы мне предложите. Хотите, я у вас и у ваших родственников прибираться буду? Я все могу: и вымыть, и приготовить, и с детьми посидеть. Я и няней могу быть, и домработницей.
   – Да я вообще-то жилье сдаю, а не на работу принимаю. – Женщина сразу потеряла ко мне интерес. – Тут местным-то некуда деваться, так еще и иногородние повадились. В Ялте жилье только за деньги сдают. В обмен на работу вам никто ничего не сдаст. Даже не ищите.
   Недовольная женщина отошла от меня со словами: «Что ж вы мне голову-то морочили? Я с вами столько времени потеряла, уже всех клиентов разобрали, придется другого автобуса ждать», и направилась к автовокзалу.
   – Простите, а где здесь море? – крикнула я ей вслед.
   – Тут проехать надо несколько остановок, – объяснила она и махнула рукой в сторону автобусной остановки.
   – У меня денег на автобус нет, я пешком до моря дойду. Вы только скажите, в какой стороне оно находится.
   – Ты, наверное, сумасшедшая, – заключила женщина и показала мне, куда нужно идти.

   Добравшись до пляжа, я почувствовала просто невероятную усталость и, скинув обувь, села на первый попавшийся лежак. Стемнело, как всегда на юге, внезапно. Кругом слышалась музыка, смех и радостные голоса. Сняв футболку и спортивные брюки, я с неописуемым восторгом залезла в воду в одном нижнем белье и принялась плавать. Так я познакомилась с Ялтой…
   Вдоволь наплававшись, я направилась к своему лежаку и, увидев, что на нем сидит незнакомый парень, грозно у него спросила:
   – Где моя одежда?
   – Не знаю. Не видел, – ухмыльнулся незнакомец.
   – Я тебя серьезно спрашиваю!
   – А я серьезно тебе отвечаю.
   – Но ведь перед тем, как пойти купаться, я оставила свои вещи на лежаке. – Я была близка к истерике. Мне стало казаться, что я схожу с ума, настолько все произошедшее не укладывалось у меня в голове. – Послушай, у меня уже ничего нет! Я что, по Ялте должна в нижнем белье разгуливать?! – не помня себя, закричала я. – Что ж это получается, даже штаны спортивные на лежаке оставить нельзя?! Как тут вообще отдыхать можно?!

Глава 5

   – Ты что, шуток не понимаешь? – Незнакомец отдал мне мои вещи и огляделся по сторонам.
   – Дурак, – только и смогла сказать я и, сев на соседний лежак, принялась ждать, когда меня обдует ветерок и я обсохну. – Тоже мне шутник нашелся. Что, не видишь, мне не до шуток?
   – Извини, я не знал, что у тебя с чувством юмора туговато.
   – Побыл бы ты в моей шкуре, тебе тоже было бы не до смеха.
   – А что случилось? Тебя обокрали, что ли?
   – Угадал.
   – Где?
   – В поезде.
   – Много украли?
   – Все, что было. Если бы я знала, что так получится, я бы сюда не поехала. Лучше бы в Турцию полетела, отдохнула бы, как белый человек.
   – А мне Крым нравится.
   – Чем это он тебе нравится?
   – Не знаю. Красиво тут. Кстати, вина крымского хочешь? Ты пробовала настоящие крымские вина?
   – В Москве пробовала.
   – В Москве совсем не те вина. Так будешь или нет?
   Подумав, что мне сейчас и в самом деле не мешало бы выпить, я кивнула в знак согласия и осмотрелась вокруг. Люди на лежаках выпивали, о чем-то спорили, смеялись и обнимались, не обращая на нас никакого внимания.
   – Слушай, солнце зашло, а на пляже народу – не протолкнуться.
   – Народ дышит морским воздухом, отдыхает, одним словом. Кто зажигает свечи, кто выпивает, кто купается в ночном море голышом. Кстати, а ты смелая девушка – одна в темноте так далеко заплыла. Не боишься ночного моря?
   – А что мне его бояться? На берегу страшнее. В море все более-менее понятно, а выйдешь на сушу, идешь и не знаешь, что подстерегает тебя за углом.
   – Ты одна отдыхать приехала?
   – Как видишь.
   – Отчаянная. А где остановилась-то?
   – Пока нигде.
   – Не хочешь говорить – не говори, – не поверил моим словам молодой человек. – Это твое право. Только не думай, я к тебе в гости не напрашиваюсь. Просто так поинтересовался.
   – А я просто тебе ответила. А ты откуда приехал?
   – Из Москвы.
   – Один?
   – Нет. Мы целой компанией прирулили, на машинах, я вообще-то за вином пошел, надо своим отнести, а тебя увидел и решил притормозить.
   – Тебя так впечатлило мое мокрое белье?
   – Красиво. Девушка, купающаяся в ночном море…
   – Ничего красивого!
   – Увидел тебя и встал как вкопанный. Можно сказать, что вино до пункта назначения не донес.
   – Так неси, тебя ждут.
   – Да что они, без меня вина не купят, что ли? Меня Владом зовут.
   – Настя.
   – Ну что, выпьем за знакомство?
   – За знакомство? – нерешительно улыбнулась я, решив, что сейчас мне уже ничего не страшно. По крайней мере, красть у меня уже нечего.
   – Ну и как тебе Крым?
   – Я его еще не разглядела, – растерянно пожала я плечами. – Первое знакомство с Крымом у меня произошло при очень даже печальных обстоятельствах.
   – Это потому, что тебя ограбили.
   – Меня все знакомые отговаривали ехать в Крым.
   – Почему?
   – Потому, что все в один голос твердили, что в Крыму – совковый отдых. Сейчас модно отдыхать за границей.
   – А я люблю Крым: тут красота неописуемая. Есть и безлюдные горы, и кишащие народом набережные. Это уникальное место. Тут же все рядом: море, горы, леса, водопады… Несмотря на обилие горящих туров на Кипр, в Турцию и Тунис, многих тянет в старый, добрый и какой-то даже родной Крым. Хотя я согласен, условия здесь не всегда хорошие, да и цены кусаются, но многие любят Крым потому, что он никогда не надоедает. Ведь если как следует разобраться, то и в Крыму можно отдохнуть достойно. Тут же такая красота! Я люблю, когда все вокруг меня разговаривают на русском языке. Тут даже воздух особенный – чувствуешь, как дышится легко? Когда смотришь на все это великолепие, в голову приходят банальные мысли о рае на земле. Город окружен горами и просто утопает в зелени. Я ведь весь Крым объездил. Мне очень понравился Судак – это же маленькая Испания.
   – Тоже мне, сравнил Судак с Испанией.
   – А ты не знаешь, о чем говоришь. В Судаке есть замечательная экскурсия в крепость. Но больше всего я люблю Ялту. Хотя в последнее время она становится городом для богатых. Дорого – ужас! Но природа – упасть не встать! Стоит разок окунуться, и ты уже пришел в себя, чувствуешь, что готов к новым трудовым подвигам. Невозможно смотреть на Ялту без замирания сердца. Знаешь, какие здесь фрукты! Обязательно посети алупкинский дворец – он напоминает английский замок. Рядом с ним потрясающий парк. А вечерняя Ялта напоминает Лас-Вегас: тут много ярких огней, казино и различных игровых автоматов. На каждом шагу кафе и рестораны. На набережной находится открытая сцена, на которой выступают все звезды современной эстрады. Город бурлит всю ночь, затихает только на рассвете. Единственное ялтинское разочарование – это цены. Часиков в одиннадцать вечера будет салют, и причем каждый вечер он разный. Великолепное зрелище! В Ялте как будто время остановилось – никто никуда не спешит. Тут царит атмосфера счастья. Понимаешь, в Крыму рады всем: русским и белорусам, молдаванам, и украинцам. Ведь мы везем им бабки, и они на эти деньги потом целый год живут. Хотя мне кажется, что дело тут не только в деньгах. Я думаю, что где-то на подсознательном уровне эти люди нам просто рады. Они рады нам, как своим соотечественникам, которые ни с того ни с сего оказались в чужом государстве.
   
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать