Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

100 великих сражений Второй мировой

   Книга известного военного историка Ю.Н. Лубченкова рассказывает о самых великих сражениях Второй мировой, полыхавших в Северной Африке и в Приполярье, на тихоокеанских островах и на Среднерусской равнине, в горах Балканского полуострова и в водах Атлантики. Показаны успехи и неудачи как стран антигитлеровской коалиции, так и держав «оси».
   Почему потерпело поражение Варшавское восстание? Кому было выгодно «вероломное нападение» японской авиации на Пёрл-Харбор? Мог ли Ленинград не оказаться в кольце блокады? Почему так долго англо-американские союзники тянули с открытием второго фронта в Европе, и что происходило в первые дни высадки в Нормандии? На эти и другие вопросы отвечает книга «100 великих сражений Второй мировой».


Юрий Николаевич Лубченков 100 великих сражений Второй мировой

Европа и Средиземное море

Польская кампания

   Вторжение Германии в Польшу послужило началом самой кровопролитной войны XX века Второй мировой. Стратегическое развертывание германских вооруженных сил против Польши было подготовлено и осуществлено на основе директивы Верховного командования германских вооруженных сил «О единой подготовке вооруженных сил к войне». Этой же директивой устанавливался срок начала военных действий – 1 сентября 1939 года.
   Несмотря на заверения дружбы со стороны Германии, в январе 1939 года маршал Рыдз-Смиглы распорядился начать разработку плана оборонительных мероприятий для отражения угрозы нападения со стороны рейха, которая к тому времени стала реальностью. С самого начала стало ясно, что по численности немецкая армия не менее чем в два раза превосходит польскую. Самостоятельно противостоять такому сильному противнику без помощи Франции и Англии Польша не могла, поэтому Генштаб поставил задачу армии вести оборону до вступления в войну союзных стран, которые, открыв второй фронт против Германии, смогут оттянуть значительную часть ее армий. После оккупации немцами Чехословакии половину протяженности польских границ составила граница с Германией. Южные и северные районы Польши, не имевшие оборонительных сооружений, оказались полностью открытыми для вторжения. Состояние вооружения польской армии не отвечало современным требованиям. Основными частями были пехота и кавалерия, а танковая часть, появившаяся практически перед самой войной, имела на вооружении машины образца начала 20-х годов. Авиацию составляли менее 400 устаревших боевых самолетов.
   Вторжение немцев в Польшу. 1 сентября 1939 г.

   В марте 1939 года военное министерство Польши объявило о частичной мобилизации в связи с угрозой нападения Германии. У Германии имелись все предпосылки для быстрой победы над Польшей. Восточная Пруссия и другие области рейха окружали большую часть Польши с севера и запада. Начертание границы позволяло использовать для наступления по сходящимся направлениям достаточно большого количества войск. Операция могла бы быть поставлена под угрозу только в том случае, если бы польские войска ушли от окружения и укрылись за Вислой и Наревом. Однако планы польского командования предполагали активное наступление, а не оборону.
   Летом 1939 года Германия, не объявляя мобилизации, под видом летних маневров перебросила в намеченные районы сосредоточения или стратегического развертывания большое количество кадровых войск, укомплектованных по штатам военного времени. Кадровые части также были переброшены в Восточную Пруссию под предлогом их участия в праздновании 25-летней годовщине битвы под Танненбергом. К польско-германской границе для проведения «окопных работ» были подведены развернутые до штата состава военного времени соединения. Танковые, легкие и моторизованные дивизии были стянуты в центральную часть Германии якобы для проведения «осенних маневров». Другие войска, предназначенные для наступления против Польши, но не учавствовавшие в этих маневрах, также были полностью отмобилизованы и переброшены в районы стратегического развертывания. Подготовка к наступлению была полностью завершена к 25 августа.
   Перед группой армий «Юг», которая включала 14-ю, 10-ю и 8-ю армии под камандованием генерал-полковника фон Рунштедта, стояла задача, сконцентрировав силы в полосе 10-й армии, наступать из района Силезии в общем направлении на Варшаву. Следовало разгромить стоящие против нее польские войска и по возможности раньше и как можно более крупными силами форсировать Вислу по обе стороны Варшавы, с тем чтобы во взаимодействии с группой армий «Север» уничтожить польские силы, которые к этому времени еще останутся в Западной Польше. 14-я армия (под командованием генерал-полковника Листа), наступавшая на южном крыле группы армий, должна была рассеять польские части, находившиеся в восточной части Верхней Силезии, и, не останавливаясь, развивать успех в наступлении на Краков. Кроме того, подвижными силами следовало по возможности скорее захватить переправы через Дунаец. 10-я армия под командованием генерал-полковника фон Рейхенау, располагавшая большим количеством танковых и моторизованных частей, наносила главный удар в направлении на Варшаву. 8-я армия под командованием генерал-полковника Бласковица должна была быстро продвигаться на Лодзь с задачей обеспечить левый фланг наступающей 10-й армии от возможных действий поляков.
   Группа армий «Север» (командующий генерал-полковника фон Бок) состояла из 4-й и 3-й армий. Перед ней была поставлена задача совместными ударами из Померании и Восточной Пруссии обеспечить коридор между Восточной Пруссией и Германией. Впоследствии она должна была согласованными действиями всех сил разгромить противника, обороняющегося в районе севернее Вислы, и затем во взаимодействии с группой армий «Юг» уничтожить польские части, которые еще останутся в западной части Польши. Из излучины рек Одера и Варты наступали лишь небольшие силы, чтобы ввести противника в заблуждение и сковать его войска.
   4-я армия генерал-полковника фон Клюге наносила удар из Восточной Померании и при содействии частей 3-й армии, наступавшей из Восточной Пруссии, захватывала восточный берег Вислы в районе Кульм (Хелмно) и ниже. Затем, не теряя времени, она должна была продолжать наступление из района восточной Вислы в юго-восточном направлении.
   3-я армия генерал-полковника фон Кюхлера должна была содействовать 4-й армии в форсировании Вислы, а основными силами нанести удар по войскам противника, расположенным севернее реки Нарев, разгромить их. Затем форсировать реку и развивать наступление на Варшаву и Седлец (Седльце). Переправы через Вислу и Диршау (Тчев) планировалось захватить внезапным нападением.
   Против Польши было развернуто 44 дивизии, в том числе все имевшиеся у Германии танковые и моторизованные дивизии. Кроме того, после 1 сентября предполагалось отмобилизовать еще 10 дивизий, которые, однако, не принимали участия в военных действиях.
   «Шлезвиг-Гольштейн» ведет огонь по защитникам Вестерплатте. 1 сентября 1939 г.

   Для нападения на Польшу германские ВВС сосредоточили около 1500 самолетов, в том числе 897 бомбардировщиков и 154 истребителя, сгруппированные в два воздушных флота. Военно-воздушные силы Польши хотя и имели 1900 самолетов, но только 400 из них были пригодны для ведения боевых действий (154 бомбардировщика и 159 истребителей). Кроме того, все эти машины были давно устаревших образцов. 1-й флот Кессельринга действовал в полосе группы армий «Север», а 2-й флот Лера – совместно с группой армий «Юг». Немецкая авиация должна была уничтожить самолеты противника прямо на аэродромах, не позволив им подняться в воздух. После этого ее задачей являлось помешать мобилизации польской армии и налетами на коммуникации сорвать ее сосредоточение в Галиции и западнее Вислы. Затем часть немецких самолетов выделялась для поддержки наступающих армий вермахта.
   Германский военно-морской флот должен был уничтожить или парализовать польские военно-морские силы, а также блокировать польские порты и нарушить торговлю Польши с нейтральными странами.
   В 1939 году польская армия по численности превосходила германскую, но безнадежно уступала ей по своему техническому оснащению, имея малочисленные бронетанковые силы, состоявшие из устаревших моделей танков и бронемашин, и такую же авиацию. Польская армия мирного времени насчитывала всего лишь 280 000 солдат и офицеров, однако она могла мобилизовать 1 500 000 резервистов первой очереди и 560 000 резервистов второй очереди (от 43 до 52 лет).
   Маршал Рыдз-Смиглы поставил перед польскими вооруженными силами неразрешимую задачу: не только удержать всю территорию Польши, но даже предпринять наступательные действия против Восточной Пруссии.
   Южную границу Польши должна была оборонять Карпатская армия, состоявшая главным образом из резервных соединений, расположенных между Тарнувом и Львовом. По плану эта армия заканчивала развертывание 6 сентября.
   Армия «Краков» в составе шести дивизий, кавалерийской бригады и одной моторизованной бригады, должна была оборонять Верхнюю Силезию и совместно с армией «Лодзь», которая включала четыре дивизии и две кавалерийские бригады, воспрепятствовать продвижению германских частей на Варшаву. Во втором эшелоне этих сил находилась армия «Пруссия» в составе шести дивизий и одной кавлерийской бригады.
   Армия «Познань» (четыре дивизии и две кавалерийские бригады) должна была нанести по немецким войскам, наступающим из Померании и Силезии, фланговый удар из района Познани.
   Одна небольшая группировка (две дивизии и две кавалерийские дивизии) развертывалась в районе Сувалки на границе с Восточной Пруссией, более крупная (армия «Модлин» – четыре дивизии и две кавалерийские бригады) – вдоль южной окраины Восточной Пруссии и третья (армия «Помереллен» – шесть дивизий) – в «Польском коридоре». Между тем возможности польской группировки, расположенной в «коридоре» для участия в наступлении против немецких войск в Восточной Пруссии, были весьма ограниченными, так как она могла быть быстро скована немецкими войсками, занимавшими позиции в северо-восточной части Померании.
   Три дивизии и одна кавалерийская бригада в качестве резерва находились у Вислы в районе Варшавы и Люблина.
   Утром 1 сентября 1939 года немецкие войска перешли польскую границу. Армия вступила в тяжелые оборонительные бои, ожидая помощи Англии и Франции, которая так и не последовала. Вермахту не удалось разгромить польскую армию в приграничных боях, и главнокомандующий польскими вооруженными силами Рыдз-Смиглы приказал армиям «Лодзь», «Познань», «Поморье» и «Модлин» отойти ближе к столице. Польское правительство покинуло столицу и переехало в местечко Куты близ румынской границы.
   Вступление гитлеровцев в Варшаву в сентябре 1939 г.

   4-й армии Клюге потребовалось несколько дней, чтобы встретиться с войсками Кюхлера (3-я армия) и соединить Восточную Пруссию с Германией. После ожесточенных боев с частями польской армии 4 сентября Клюге вышел к Висле в районе Кульма. Форсировав Вислу, 4-я армия стала быстро продвигаться вперед и через три дня вышла к городу Торунь. Тем временем практически в тылу частей вермахта оставалась польская группа «Познань», войска которой еще не вступали в сражение. Поляки, поняв опасность своего положения, стали с боями отходить на юг, нанеся серьезный урон немецким частям и заставив их перейти к обороне. Тогда Клюге развернул свою армию и окружил группировку противника с севера. 19 сентября 170 000 польских солдат прекратили сопротивление и сложили оружие.
   Менее двух недель понадобилось вермахту, чтобы захватить большую часть Западной Польши. Рыдз-Смиглы приказал войскам отходить на юго-восток, где в срочном порядке формировались две армии – «Малая Польша» и «Люблин». Он распорядился также о создании нового оборонительного рубежа, надеясь оказать еще длительное сопротивление противнику. В то же время он запрашивал Лондон и Париж, когда же будет открыт второй фронт против Германии. Никаких конкретных сроков ни Англия, ни Франция не указывали.
   Несмотря на упорное сопротивление польских частей, 12 сентября танковые соединения Гудериана прорвали оборону у Миньск-Мазовецки, и через два дня Варшава была полностью окружена. После поражения под Варшавой оставшиеся воинские части стали отходить в район Львова, где генерал Сосновский пытался создать новый оборонительный рубеж и закрепиться в восточных областях Польши. 16 сентября туда подошли остатки армий «Краков» и «Люблин» под командованием генерала дивизии Тадеуша Пискора.
   16 сентября правительство покинуло Польшу и перешло румынскую границу, поскольку дальнейшее пребывание в гибнущей стране грозило пленом или смертью. 17 сентября советские части перешли польскую границу. Воевать на два фронта Польша была не в состоянии, и Рыдз-Смиглы приказал польским частям отходить к границам Румынии и Венгрии, вступая в бои с частями Красной Армии только в случае нападения с их стороны или попытки разоружить польские воинские соединения. Гарнизонам и частям, к которым подошли советские войска, разрешалось вступить с ними в переговоры о пропуске в Венгрию или Румынию.
   Генерал Пискор сконцентрировал свои силы в районе Красноброды, но его войска были неожиданно атакованы 22-м танковым корпусом 14-й армии генерала фон Листа. Вскоре поляки были полностью окружены, и 20 сентября генерал Пискор вместе с 11 000 своих солдат и офицеров капитулировал. Генерал дивизии Стефан Деб-Бернадский, не зная о капитуляции Пискора, попробовал спасти товарищей по оружию и вместе с ними уйти в Венгрию. Все имевшиеся в его распоряжении силы он разделил на две группы. В первую вошли 1-я и 41-я пехотные дивизии, Волковысская и Мазовецкая кавалерийские бригады. Эта группа должна была ударить на Томашув-Любельски. В состав второй группы вошли 10-я и 39-я дивизии, и их целью стали Красноброды. Группа Владислава Андерса, усиленная Кресовской кавалерийской бригадой, должна была действовать самостоятельно.
   22 сентября войска Деб-Бернадского пошли в наступление. Их встретили танковые части вермахта, высвободившиеся после падения Львова и капитуляции группировки Тадеуша Пискора. Только уланы из Волынской бригады под командованием Андерса успешно атаковали танковые части вермахта, но, не поддержанные другими соединениями, они были вынуждены отступить. 23 сентября группу Деб-Бернадского окружили немецкие и советские войска. На следующий день генерал Владислав Андерс собрал все, что осталось от Новогрудской, Кресовской, Мазовецкой и Виленской кавалерийских бригад, и начал пробиваться через расположения РККА и вермахта к венгерской границе. Варшава, несмотря на неоднократные предложения о капитуляции, продолжала сопративляться. 21 сентября из города были эвакуированы зарубежные дипломаты и 1200 иностранцев. 28 сентября сильно разрушенный город сдался. 30 сентября сложил оружие гарнизон Модлин, а 2 октября гарнизон порта Хель также сложил оружие. Последний очаг сопротивления на польской территории был подавлен только 5 октября.
   Вся польская кампания продолжалась 36 дней. 694 тысяч польских солдат и офицеров попали в плен к немцам, 217 тысяч к – русским. Около 100 тысяч спаслись бегством через границы Литвы, Венгрии, Румынии. Точное количество погибших солдат и офицеров польской армии установить практически невозможно. Немецкие потери составили более 10000 человек убитыми, более 30000 ранеными, около 3500 человек пропали без вести.

Оккупация Дании и Норвегии

   Сразу после начала войны скандинавский вопрос приобрел для Германии и Англии особое значение. Черчилль считал, что Скандинавию необходимо освободить от угрозы германского вторжения и включить в британскую систему. Наряду с минированием портов рассматривалась возможность оккупации Нарвика и Бергена. После начала советско-финляндской войны в Англии начались разработки планов не только по оказанию помощи Финляндии, но и по защите Южной Норвегии от возможного вторжения немцев. В январе 1940 года французский главнокомандующий генерал Гамелен высказался о важности создания театра военных действий в Скандинавии, а также предлагал высадить войска союзников в Печенге и захватить порты и аэродромы на западном побережье Норвегии, с тем чтобы в случае необходимости развернуть наступление вплоть до захвата шведских рудников в Елливаре.
   Немецкие войска в Дании. 1940 г.

   В октябре 1939 года главнокомандующий военно-морскими силами генерал-адмирал Редер впервые обратил внимание Гитлера на значение Норвегии в войне на море против Англии. Овладев норвежскими базами, Англия могла бы контролировать входы в Балтийское море, создавать фланговую угрозу действиям немецкого флота и авиации в Северном море, а также оказывать серьезное давление на Швецию.
   В свою очередь, захват Германией портов на западном побережье Норвегии открывал ворота в северную часть Атлантического океана и позволял значительно сократить расстояния от баз до мест действия подводных лодок. Германии необходимо было также обеспечить безопасность поставок шведской железной руды через порт в Нарвике. Несмотря на неопределенность, которую высказывал Гитлер в этом вопросе, 14 декабря 1939 года был отдан приказ о подготовке операции, которая получила название «Везерские маневры». Ставка при проведении операции делалась на внезапность и широкое применение десантных войск. Подготовку следовало проводить в режиме секретности. Руководство операцией было поручено генералу артиллерии фон Фалькенхорсту, который был подчинен в оперативном отношении непосредственно Гитлеру.
   Весной 1940 года немецкой разведке стали известны планы английского военно-морского флота по минированию прибрежных вод и оккупации части побережья Норвегии. 7 марта Гитлер одобрил окончательный план операции, начало которой было назначено на 5 часов утра 9 апреля.
   Союзники планировали начать минирование норвежских прибрежных вод 5 апреля, но затем перенесли срок на 8 апреля. Экспедиционный корпус, предназначенный для захвата Нарвика и высадки в Ставангере, Бергене и Тронхейме, был погружен на корабли. В назначенный день минирование было произведено.
   Немецкие транспортные суда с артиллерией и тяжелыми грузами, замаскированные под торговые суда, в соответствии с разработанным графиком вышли из портов за несколько дней до 9 апреля. Основная масса транспортов и кораблей военно-морского флота с войсками на борту скрытно, с наступлением темноты была отправлена за день-два до начала операции.
   7 апреля английская подводная лодка заметила в проливе Скагеррак немецкую эскадру, которая включала один тяжелый крейсер и держала курс на мыс Линнеснес на южном побережье Норвегии, о чем немедленно сообщила командованию На всех английских кораблях немедленно объявили боевую тревогу. Истинную картину того, что замышляют немцы, получить было невозможно. Основным предположением было то, что немцы решили принять контрмеры против минирования. Вечером флот, в который входили три линкора, два крейсера и десять эсминцев, покинул английскую военно-морскую базу Скапа-Флоу, а некоторое время спустя из порта Розайт вышла эскадра крейсеров. Англичане были уверены, что предстоит бой с немецкими кораблями и поэтому уже готовые к отправке в Норвегию войска были выгружены с крейсеров, а сами корабли отправлены в море.
   Несмотря на то, что англичанам было известно о том, что в первых числах апреля в порту Росток наблюдалось большое скопление немецких войск, а в Штеттине и Свинемюнде были сосредоточены войсковые транспорты общим тоннажем 200 тысяч т, никаких мер принято не было. Английское командование напряженно ждало известий о результатах морских столкновений.
   Погода 8 апреля выдалась облачной. Разведданные в течение дня были очень скудными, т. к. авианосцев не было и авиаразведка отсутствовала. В 8 часов утра поступило сообщение от английского эскадренного миноносца, отбившегося от своего соединения, о том, что в районе севернее Тронхейма он наткнулся на эсминец, а затем – на превосходящие силы противника. В 9 часов 45 минут связь с кораблем прекратилась. Как выяснилось позднее, английский миноносец столкнулся с немецким тяжелым крейсером «Адмирал Хиппер» и был потоплен.
   Ранним утром 9 апреля правительства Норвегии и Дании получили ноты, в которых говорилось о необходимости оккупация этих нейтральных стран для защиты от нападения Англии и Франции. Дания практически не оказывала сопротивления. Одновременно с переходом германскими войсками сухопутной границы были высажены морские и воздушные десанты, которые быстро захватили все основные пункты страны. Сухопутные силы вышли на линию Фредерисия – Эсбьерг на Ютландском полуострове и Миддельфарт – Нюборг на острове Фюн. На аэродром Ольборг, имевший важное значение для проведения операции в Норвегии, был высажен воздушный десант. Порт Корсер на западном побережье Зеландии был оккупирован силами, переброшенными по морю. Два батальона, прибывшие в Копенгаген на транспортах под прикрытием нескольких самолетов, быстро разоружили гарнизон столицы. Датская армия по приказу правительства капитулировала.
   9 апреля при поддержке 7 крейсеров и 14 эсминцев в Осло, Кристиансанне, Ставангере, Бергене, Тронхейме и Нарвике был высажен десант в количестве около 10 000 человек, составлявших первый эшелон трех дивизий. Единственный аэродром на западном побережье – Сола близ Ставангера, несмотря на сильный отпор норвежцев и заметные потери, был захвачен воздушным десантом. В районе Осло немцы также встретили сильное сопротивление. Норвежские береговые батареи обстреляли крейсер «Блюхер», после чего тот затонул. Береговыми укреплениями удалось овладеть только после введения в бой самолетов и воздушно-десантных войск. Сама столица Норвегии была захвачена воздушным десантом, который высадился на аэродроме Форнебу. 10 апреля началась переброска в Норвегию основных сил. К 20 апреля германские войска заняли большую часть Южной Норвегии.
   У англичан еще оставалась надежда отбить у немцев занятые порты. Для решения этой задачи они готовы были выделить до одиннадцати батальонов, к которым французское правительство обещало добавить дивизию альпийских стрелков. Операцию начали готовить 9 апреля, а через несколько дней войска были готовы к погрузке.
   Наиболее привлекательной целью для высадки англичане считали Нарвик. Немецкие силы в этом удаленном районе были изолированы, и в случае успеха можно было пренебречь нейтралитетом Швеции и достичь железорудных районов Елливара. 10 апреля пять английских эсминцев вошли во фьорд, где встретили пять немецких эсминцев, два из которых потопили. Однако вскоре к немецким кораблям присоединились еще пять эскадренных миноносцев. Совместными усилиями им удалось потопить два английских корабля и еще двум нанести сильные повреждения. 12 апреля в этот район прибыл авианосец «Фьюриес», однако действия его бомбардировщиков не дали результатов. Лишь на следующий день девять английских эскадренных миноносцев и линкор «Уорспайтс» под прикрытием авиации атаковали уцелевшие немецкие корабли и потопили их. Англичане не решились высадить десант, хотя немецкие силы составляли всего один полк без тяжелого вооружения и с одной батареей горной артиллерии. Гитлеру сообщили о прибытии к Нарвику крупных английских сил, и он уже был готов отдать приказ об отходе, но Иодль уговорил его не делать этого. Англичане тоже не могли прийти к единому мнению и тянули с высадкой. Это было на руку немцам, которые продолжали укреплять оборону.
   Точно так же англичане затягивали подготовку высадки в Тронхейме. Вначале ее наметили на 9 апреля. Немцы успели сделать это раньше, и 18 апреля операцию окончательно отменили. Было решено предпринять наступление с суши и окружить Тронхейм с юга и севера. Сделать это должны были войска, которые 14 апреля высадились в Намсусе, в 160 км севернее Тронхейма, и 17 апреля в районе Ондальснеса, в 250 км к югу от города. 17 апреля английский линкор «Саффолк» предпринял попытку обстрелять и вывести из строя аэродром Сола близ Ставангера. На обратном пути он в течение нескольких часов подвергался атакам немецких самолетов. С поврежденной кормовой частью «Саффолк» с трудом добрался до Скапа-Флоу. Силы, предназначенные для окружения Тронхейма, почти не имели артиллерии. Прикрытие с воздуха было недостаточным. Войска, наступающие с севера, были вынуждены идти обходным путем, т. к. скалистый берег был практически непроходим. Войскам, которые наступали на Тронхейм с юга – из Ондальснеса через Домбос, необходимо было помнить о наличии немецких войск в тылу. В это время немецкие части, усиленные танками, начали продвижение из района Осло вдоль шоссейной и железной дорог на Тронхейм и Домбос. Несмотря на сопротивление норвежских войск, они продвигались достаточно быстро, чтобы создать угрозу англичанам. Последним оставалось только прийти на помощь норвежцам, отступавшим из Домбоса. Высаженная раньше остальных 148-я пехотная бригада, не имевшая артиллерии, 23 апреля понесла большие потери под Лиллехамером и отступила вместе с норвежскими частями на северо-запад.
   Неутешительные известия заставили английское командование забыть о планах высадить еще несколько французских дивизий, одну танковую бригаду и одну английскую территориальную дивизию. Английские войска, наступавшие из Намсуса, после того как они продвинулись к Тронхейму на 80 км, были охвачены с фланга немецкими войсками, и им пришлось повернуть обратно. В Намсус прибыл французский полк альпийских стрелков, но он не мог изменить положения. Доставка в порт новых частей была невозможной из-за господства в воздухе немецкой авиации. 28 апреля был отдан приказ об эвакуации, и к вечеру 2 мая войска покинули город. Немецкая авиация потопила один английский и один французский корабль. В ночь на 1 мая английские войска погрузились на суда в Ондальсонесе. В это же время было сломлено сопротивление норвежских войск в центральной Норвегии, которые 3 мая капитулировали. Король Хокон VIII и норвежское правительство эвакуировались в Великобританию.
   Некоторые шансы на успех все еще оставались у союзников в Нарвике. Благодаря господству английского флота на море подкрепления могли быть доставлены в любом количестве. Немцам же подкрепления могли доставляться только по воздуху и в малых количествах. К Нарвику направлялся немецкий корпус в составе одной горной и одной пехотной дивизий, но он, преодолевая сопротивление норвежских частей, смог добраться до места только через несколько недель. Союзникам удалось ударом с суши и десантом с моря взять Бьерквик, расположенный севернее Нарвика. Немцы отошли на восток и отбили попытки англичан высадить десант в районе Нарвика.
   Бои в районе Нарвика продолжались с переменным успехом до 8 июня. Несмотря на превосходство в силах и сильную поддержку флота, английское командование действовало в целом нерешительно и не сумело разбить противника. В связи с неудачами союзных войск в Бельгии и Франции высший союзный военный совет принял решение сконцентрировать все силы на французском театре военных действий, и 3–8 июня англо-франко-польские войска были эвакуированы из Нарвика. 8 июня остатки норвежских войск во главе с командующим сухопутными войсками генералом О. Руге капитулировали, и Норвегия была полностью оккупирована.
   Общие потери немцев составили свыше 5 тысяч человек, были потоплены 25 боевых и транспортных кораблей и 8 подводных лодок. 5 боевых кораблей получили повреждения. Норвежцы потеряли около 2 тысяч человек убитыми и ранеными, союзники – около 2 тысяч человек. 22 корабля союзников, в т. ч. 1 авианосец и 6 подводных лодок, были потоплены и 17 боевых кораблей повреждено.

Захват форта Эбен-Эмаэль

   Во время Французской кампании в мае 1940 года перед 6-й немецкой армией (генерал-полковник Вальтер фон Рейхенау), входившей в группу армий «Б», стояла сложная задача. Армия должна была форсировать реку Маас, преодолеть бельгийские оборонительные линии в направлении Тирлемонт и изолировать укрепленный район вокруг города Льеж. Для быстрого выполнения поставленной задачи следовало захватить мосты через канал Альберт, а это, в свою очередь, требовало нейтрализовать защищающий эти мосты форт Эбен-Эмаэль, который был одним из ключевых участков бельгийской обороны.
   Форт, расположенный на расстоянии около 20 км к северу от Льежа в ответвлениях канала Альберта, контролировал своей артиллерией канал, реку Маас и мосты в голландском городе Маастрихт. Система укреплений между Маастрихтом и Льежем на пространстве к югу от данного района считалась настолько сильной, что бельгийцы сомневались, что ее вообще кто-нибудь будет атаковать.
   Вид на форт Эбен-Эмаэль

   Построенный в 1932–1935 годах с использованием самых современных достижений фортификационного искусства, форт должен был служить основным опорным пунктом на бельгийско-голландской границе в случае германского нападения через территорию Нидерландов. Эбен-Эмаэль был расположен на склоне огромного холма в излучине канала Альберт невдалеке от его слияния с Маасом и имел треугольную форму с боковыми сторонами длиной 900 метров и несколько выгнутой 700-метровой железобетонной стеной в основании. Стена, будучи обращенной на восток, выходила на канал Альберт, а крутые склоны холма затрудняли подступы к форту с других сторон. В подземной части находились склады боеприпасов и продовольствия, казарменные помещения, телефонный узел и электростанция. Форт окружал противотанковый ров.
   При сооружении форта были учтены все возможные варианты действий противника, для борьбы с которым имелись 120-мм и 75-мм орудия, установленные во вращающихся броневых башнях, 60-мм противотанковые пушки и тяжелые пулеметы, предназначенные для защиты самого форта. Все участки форта соединялись подземными переходами, сходящимися в главном убежище, по которым крепостной гарнизон, насчитывавший свыше 1200 человек, мог перемещаться из одного каземата в другой.
   Сочетание артиллерийского и пулеметного огня создавало сильный оборонительный пункт, захватить который с помощью лобовой атаки представлялось невозможным. При этом было очевидно, что любая попытка фронтальной атаки побудит бельгийцев немедленно взорвать заминированные мосты и не позволит выполнить основную задачу операции. Могла помочь лишь внезапность.
   После захвата форта

   В то же время сам форт заминирован не был, и, самое главное, – его противовоздушная оборона была недостаточной – ее обеспечивали всего лишь 8 зенитных пулеметов. Видимо, это и навело немецкое командование на мысль о захвате форта с воздуха. Еще одним революционным решением было применить не парашютный, а посадочный десант с применением штурмовых планеров новейшего типа DFS 230, которые должны были совершить посадку прямо на крышу форта.
   Дополнительным фактором, который заставил прибегнуть к такому нестандартному решению, послужил вывод о том, что артиллерийская или воздушная бомбардировка не могла привести к нужному результату, поскольку толщина бетона слишком велика для снарядов и бомб. Единственной возможностью оставалось атаковать форт саперными частями, высаженными с воздуха. Но для достижения большей внезапности требовалось концентрированное десантирование, которое в условиях относительно небольших размеров форта можно было обеспечить только с помощью десантных планеров.
   Для захвата форта немецкое командование отобрало 85 человек из предназначенного для действий в Бельгии штурмового подразделения под командой гауптмана В. Коха. Штурмовой группой, которой было присвоено обозначение «Гранит», командовал обер-лейтенант Витциг.
   Проведение столь сложной операции требовало тщательной подготовки, которую немцы осуществляли в обстановке строгой секретности начиная с ноября 1939 года Штурмовая группа была переброшена в тренировочный лагерь, где члены группы отрабатывали высадку, изучали топографию местности, организацию обороны мостов, систему укреплений и огневых средств, отрабатывали способы их уничтожения. Тренировки продолжались несколько месяцев. Режим секретности был настолько строг, что в период подготовки личный состав группы «Гранит» (как, впрочем, и личный состав всего штурмового подразделения Коха) не имел права разглашать даже своих собственных имен. Группа была почти целиком отрезана от внешнего мира, не разрешались отпуска, телефонные разговоры, почта подвергалась суровой цензуре, а два десантника были приговорены к смерти за недостаточное соблюдение тайны. Боевая подготовка занимала все время. Каждый десантник должен был уметь выполнить не только свою задачу, но и задачу каждого члена команды. Для всесторонней отработки действий на основе аэрофотосъемки и развед-информации были построены полномасштабные макеты оборонительной системы Эбен-Эмаэля. Для максимального приближения к боевой обстановке в процессе тренировок в качестве оружия применялись краскометы (маркеры) наподобие тех, которые используются в современном пейнтболе.
   Для отвлечения внимания бельгийцев, а также чтобы способствовать уходу гарнизона во внутренние помещения форта, планировалось нанести вспомогательный удар силами бомбардировочной авиации, в то время как истребители должны были охранять транспортные самолеты и планеры во время полета к цели.
   10 мая 1940 года в 3.15 в воздух поднялись 11 самолетов «Юнкерс Ю-52». Каждый из них буксировал транспортный планер. На бортах планеров находилась штурмовая группа «Гранит» под командованием обер-лейтенанта Рудольфа Витцига – всего 84 человека. Отряд был вооружен ручными пулеметами МГ-34, пистолетами-пулеметами (автоматами) МП-38, карабинами и пистолетами «парабеллум». На вооружении группы имелось также четыре огнемета «Фламмверфер-40», противотанковые ружья и новейшие тогда кумулятивные заряды для пробивания бронированных башен. Благодаря особой форме этих зарядов и специальному углублению в виде конуса энергия взрыва концентрировалась в одном направлении, что позволяло при относительно небольшом весе заряда пробивать толстую стальную броню или железобетонные стены.
   Кроме транспортных планеров с отрядом «Гранит» к намеченному району десантирования направлялись также самолеты с парашютистами, которые должны были захватить мосты на канале Альберта (Вельдвезелт, Вроэнховен и Канне). Во время буксировки произошла незапланированная расцепка двух планеров, причем в одном из них находился командир группы обер-лейтенант Витциг. Однако это никак не повлияло на продолжение операции. Остальные планеры были отцеплены от буксирующих самолетов в 20 км от форта и в 5.20, за полчаса до восхода солнца, планеры бесшумно вышли на цель. Гарнизон форта был захвачен врасплох. Бельгийцы обнаружили планеры, но приказ открыть огонь был отдан только после их приземления на четырехметровую железобетонную крышу форта. Кроме двух отцепившихся еще два планера сели вблизи ложных укреплений, а остальные – точно на территории форта. Для сокращения тормозного пути немцы применили специальные тормозные устройства типа плугов вблизи костылей планеров. Отсутствующего обер-лейтенанта Витцига немедленно заменил обер-фельдфебель Венцель, и атака была проведена без заминки.
   Под прикрытием огня турельных пулеметов с крыш планеров подрывники и огнеметчики ринулись к бронеколпакам, амбразурам и выходным шахтам вентиляционных каналов. Каждая группа десантников атаковала свою цель – против артиллерийских башен и укрытий использовали кумулятивные заряды, пробивая отверстия, через которые забрасывали гранаты и взрывпакеты. Гранаты и взрывчатку забрасывали также в вентиляционные каналы и бойницы. Чтобы ослепить гарнизон форта, перископы наружного наблюдения закрывали брезентом. В первые же минуты боя семь казематов и 14 крепостных орудий были выведены из строя. Взрывы специально спроектированных 44-килограммовых зарядов пробивали 200-мм сталь бронеколпаков. Бельгийцы оказались парализованными и не ориентировались в количестве атакующих.
   Некоторые бронебашни не удалось пробить кумулятивными зарядами. В этом случае десантники забрасывали взрывчатку в стволы орудий и разрушали их. Укрытия с пулеметными гнездами уничтожались огнеметами. Заблокированный гарнизон форта попытался вызвать подкрепление, но десантники в свою очередь вызвали на подмогу авиацию, которая отогнала атакующих бомбами и пулеметным огнем.
   Батальон, награжденный крестами за захват форта

   После часового боя большая часть объекта оказалась захваченной немцами. Венцель передал радиограмму своему командиру В. Коху: «Достиг объекта. Все идет по плану». Затем к десантникам начало поступать подкрепление. В 8.30 приземлился и планер самого Витцига, который тут же принял командование над своими людьми. Несмотря на то, что парашютисты захватили входы в форт и верхние галереи, казематы Эбен-Эмаэля оставалась в руках бельгийцев.
   Конечно, форт уже потерял свое военное значение, но в многочисленных внутренних помещениях гарнизон еще мог сопротивляться. Для оказания психологического воздействия на гарнизон большой заряд взрывчатки был сброшен в перископную шахту.
   В это время другие штурмовые группы десантников В. Коха – «Сплав», «Железо» и «Сталь» – захватили два моста через канал северо-западнее Льежа. Путь танковым клиньям вермахта был открыт.
   На следующий день, немцы получили в качестве подкрепления батальон саперов, которые уничтожили два бункера. Еще один был сожжен огнеметами. 11 мая 1940 года в 11.00 форт капитулировал. Так отлично подготовленной роте десантников в течение часа удалось овладеть великолепной современной крепостью, со всеми ее бункерами, оборонительными сооружениями и многочисленным гарнизоном. Потери немцев при проведении операции составили 6 убитых и 11 раненых, среди оборонявшихся – 23 убитых и 59 раненых.

Французская кампания

   После падения Польши германское руководство сосредоточило внимание на западном направлении – на Бельгии, Голландии и Франции. 27 сентября 1939 года Гитлер собрал в рейхсканцелярии всех командующих группами армий и руководство вермахта и заявил о намерении напасть на Францию через территорию Бельгии и Голландии. Это сообщение повергло германский генералитет в шок. Немецкая армия была способна на блицкриг против любой европейской страны, в том числе и Франции. Но союзником Франции была Англия, а за спиной Англии стояли США. Браухич, Гальдер, фон Лееб, фон Бок и другие высшие чины германской армии пытались убедить Гитлера в невозможности войны против Франции, но в ответ получили директиву от 9 октября 1939 года, в которой стояла дата нападения на Францию – 12 ноября. Эта дата неоднократно переносилась, но от своего намерения Гитлер не отказался. В начале октября в ставке Гитлера был рассмотрен первоначальный план вторжения немецкой армии на запад, получивший кодовое название «Гельб» («Желтый»). Он предусматривал массированный удар группы армий «Б» под командованием Бока по Бельгии и Северной Франции, для чего выделялось 75 дивизий. Группа армий «А» под командованием Рундштедта должна была начать наступление в центре, а перед группой армий «Ц» под командованием фон Лееба была поставлена задача держать оборону на юге. Согласно этому плану танковые и механизированные части наступали по болотистым низменностям Нидерландов, а затем резко поворачивали на юго-запад и вторгались во Францию с севера, обходя, таким образом, «линию Мажино».
   Линия Мажино должна была защитить Францию от агрессии со стороны Германии

   Однако целесообразность этого плана у многих вызывала сомнение. Уже 31 октября 1939 года фон Рундштедт и фон Манштейн обратились в штаб Главного командования сухопутными войсками с планом, названным позднее «Удар серпа». По этому плану предполагалось нанести первый удар северной группировкой войск, что заставило бы французские и английские войска начать выдвижение в Бельгию. Главные силы немецких войск, особенно бронетанковые, предполагалось разместить на юге. После начала наступления северной группировки немецких войск в дело должна была вступить южная. Стремительными действиями бронетанковых войск через Арденны она должна была разгромить относительно небольшие силы противника и выйти к Атлантическому побережью, отрезав французские войска. Гитлеру понравилось это предложение, хотя смелый план Манштейна встретил резкое возражение со стороны Гальдера и Браухича, считавших такой вариант кампании полной авантюрой. Необходимость форсирования многочисленных водных преград как в Бельгии и Голландии, так и в северной Франции ставила под сомнение планы молниеносного удара и стремительного выхода бронетанковых соединений, при поддержке авиации и пехоты, к Атлантике. Это, наряду с уязвимостью бронетанковых соединений в горах, было главным, на что указывали их противники в ОКХ, ОКВ и ставке Гитлера. Фон Манштейну помог случай. 10 января 1940 года майор из штаба 7-й авиационной дивизии получил приказ доставить совершенно секретные документы в штаб-квартиру в Кельне. Но из-за плохих погодных условий самолет, сбившись с курса, пересек границу и сел в Бельгии. Немецкий майор, не успевший уничтожить документы, был арестован бельгийской полицией. Так первоначальный план операции попал в руки союзников. Генштаб вынужденно принялся за разработку нового плана.
   Французская сухопутная армия была достаточно многочисленной, чтобы превосходящими силами нанести удар на Западе еще до окончания польской кампании вермахта. Однако французские войска были велики в количественном, но отнюдь не в качественном отношении. Многие виды вооружений оставались в армии еще с Первой мировой войны, особенно это касалось артиллерии. Хотя танков было сравнительно много, их, исходя из опыта прошлой войны, рассматривали только как средство сопровождения пехоты. Командование очень нерешительно создавало крупные танковые формирования постоянного состава для ведения самостоятельных боевых действий. Моторизованные дивизии были обязаны своим возникновением желанию французского Генерального штаба иметь высокоподвижные резервы, но использовать их совместно с танковыми дивизиями для широких оперативных прорывов никто не собирался.
   Более того, до середины 20-х годов призыв на службу военнослужащих запаса не производился, что сказалось в мае 1940 года: части, укомплектованные резервистами, оказались неспособными даже обороняться.
   Сильное моральное давление на военных оказывали и громадные потери Франции в Первой мировой войне – 1,3 миллиона человек. Поэтому командование, не желая вторично идти на такие жертвы, готовилось к оборонительной войне. Французская военная доктрина предусматривала сдерживание противника до тех пор, пока с помощью союзников не станет возможным разгром Германии без тяжелых людских потерь.
   В 1929 году по предложению военного министра А. Мажино было начато строительство линии укрепленных районов, которые должны были полностью перекрыть франко-германскую границу, исключив всякую возможность нападения непосредственно с территории рейха. К 1940 году «линия Мажино» вытянулась от Лилля до Бельфора. Но долговременные огневые сооружения и крепости проходили только по границе Германии.
   Французская авиация, которая в 1934 году была самой сильной в мире, к 1939 году полностью устарела, плетясь в хвосте за Италией. Тем не менее германский генералитет исходил из того, что, когда немецкие войска сконцентрируются у границы Франции, последняя может нанести превентивный удар, и по этой причине французская кампания вермахта готовилась чрезвычайно тщательно. В пользу Франции в предстоящем конфликте говорил и тот факт, что она располагала «линией Мажино».
   Перед самым началом войны расстановка сил выглядела следующим образом: Германия могла бросить против Франции 136 дивизий, в том числе 10 танковых, в которых насчитывалось около 3000 танков. Из этих сил для первого удара Германия могла выделить 89 дивизий и еще 47 иметь в оперативном резерве. При этом немецкая армия крепла день ото дня, постоянно наращивая свои авиационные и танковые силы и поддерживая в войсках железную дисциплину.
   Франция могла противопоставить этой силе 1-ю группу армий в составе 51 дивизии (из которых 9 находилось в резерве главного командования), включая девять английских дивизий, в район дислокации от Дюнкерка до бельгийской границы; 2-ю и 3-ю группы армий, составлявших вместе с резервами 43 дивизии, – в район дислокации от Лонгви до швейцарской границы; кроме этого, «линию Мажино» охраняли еще девять дивизий – итого в общей сложности 103 дивизии. К этому составу можно было прибавить еще 22 бельгийские и 10 голландских дивизий, которые тоже планировалось применить в случае нападения. Следовательно, силы союзников составляли 135 дивизий и практически были равны немецким.
   Однако немцы располагали полной свободой выбора момента нападения и выбора направления главного удара. Больше половины частей французской армии занимали позиции, которые немцы планировали атаковать в последнюю очередь, а на направлении главного удара немецких частей, где вермахт сконцентрировал 70 дивизий, у союзников имелась лишь 51.
   Кроме всего прочего, Гамелен как начальник Генерального штаба допустил фатальную ошибку, которая привела к поражению. Имевшиеся во Франции танковые части были разбросаны по всему фронту, между тем как немцы собрали все свои бронетанковые части в несколько сильных групп и массированно атаковали ими французскую оборону.
   10 мая 1940 года германские войска, нарушив нейтралитет Нидерландов, Бельгии и Люксембурга, начали наступление при поддержке авиации и широком использовании воздушных десантов. Задача по захвату Голландии была поставлена перед 18-й армией под командованием генерала Георга фон Кюхлера. Для ее решения под его командование было передано 5 пехотных, 1 моторизованная и 1 весьма слабая танковая дивизии. Эта 9-я танковая дивизия была укомплектована главным образом трофейными легкими чехословацкими танками. Но у нее была сильная поддержка с воздуха, которую осуществлял 11-й корпус люфтваффе, в состав которого входили парашютные и десантные части. Эти части были использованы для захвата крупных городов и мостов в Голландии, которые они удерживали до подхода сухопутных сил Кюхлера. Ключевыми моментами в этой операции были скорость, неожиданность и численное превосходство в воздухе. Будь у голландской армии достаточно времени привести свои силы в полную боевую готовность, она ни в чем не уступала бы 18-й армии Кюхлера. Но этой возможности Кюхлер голландцам не дал. На захват страны у него ушло всего пять дней. К 13 мая сопротивление голландцев было сломлено, 14 мая Голландия согласилась на капитуляцию.
   10-я армия генерал-лейтенанта Вальтера фон Рейхенау была переименована в 6-ю армию и вошла в группу армий «Б» под командованием Бока. По первоначальному варианту операции «Гельб» в ее задачу входило уничтожение на территории Бельгии полевых сил французов и англичан силами танковых соединений, которые почти все вошли в ее состав. При изменении операции, когда был принят план, предложенный Манштейном, большинство мобильных соединений 6-й армии были переведены в группу армий «А», что вызвало протест со стороны Рейхенау. Теперь в задачу 6-й армии входили только вспомогательные функции по оттягиванию мобильных сил противника для создания возможности прорыва основными силами войск вермахта. Для этой операции Рейхенау дали 4-й, 11-й и 27-й корпуса, а также 16-й моторизованный корпус Гепнера. Под его началом оказались 2 танковые, 14 пехотных и 1 моторизованная дивизии.
   После начала боевых действий частям Рейхенау противостояли часть голландской армии, бельгийская армия и соединения французской армии под командованием генерала Корапа. Рейхенау, однако, быстро преодолел сопротивление бельгийцев и захватил переправы, а немецкие парашютисты под командованием Штудента нейтрализовали важный форт Эбен-Эмаэль. Наступление Рейхенау было столь стремительным, что голландская армия была вынуждена отступить в глубь страны, оголив левый фланг бельгийцев, и Рейхенау осталось только расширить коридор, разъединив голландцев и бельгийцев. В то время как голландцы и бельгийцы отступали, союзники стягивали к Рейхенау дополнительные части. Именно в этом и состояла задача Рейхенау, с которой он прекрасно справился. Затем французам также не удалось остановить танковые дивизии Рейхенау, которые при поддержке люфтваффе стремительно продвигались вперед. Не имея возможности установить связь с голландской армией и боясь быть отрезанными частями 6-й армии, французы начали отступление к западу.
   15 мая главнокомандующий союзными войсками генерал Гамелен решил начать вывод всех союзных сил из Бельгии, но было поздно. Гудериан уже обошел их правый фланг, а Рейхенау продолжал, нанося мощные удары, теснить их с фронта, сделав организованное отступление союзников невозможным. Рейхенау наступал на Брюссель, когда, к его досаде, высшее командование сухопутных сил отобрало у него 16-й моторизованный корпус и передало группе армий «А». Но Рейхенау смог овладеть бельгийской столицей и выйти в тыл французской 1-й армии, угрожая ее коммуникациям. Продолжая непрерывно атаковать, Рейхенау смог добиться небольших успехов, так как к 21 мая союзникам удалось стабилизировать фронт и подтянуть мобильные резервы, которых у Рейхенау не было.
   24 мая Рейхенау нанес удар по правому флангу бельгийской армии, прорвав оборону на реке Лис, а затем при поддержке бомбардировщиков стал преследовать отступающие бельгийские части. Получив от Бока подкрепление в составе 4-го корпуса и 61-й пехотной дивизии, войска 6-й армии штурмовали Оденар и прорвали оборону между Лисом и Гелюве. 26 мая армия Рейхенау вступила в ожесточенный бой с частями бельгийцев и 5-й английской дивизией. Рейхенау удалось оттеснить войска союзников и расширить район прорыва. На следующий день бельгийские части были практически окружены, что вынудило короля Бельгии Леопольда выслать парламентеров и начать обсуждать возможность капитуляции. 28 мая бельгийская армия капитулировала. Выключение из борьбы бельгийской армии сделало позицию французской 1-й армии безнадежной. Рейхенау совершил стремительный рейд по ее тылам и к северу от Лилля соединился с 4-й армией Клюге. Шесть дивизий попали в окружение и сдались 30 мая.
   В то же время на направлении главного удара немецкие войска форсировали Маас. Танковая группа Клейста быстро продвинулась на запад и 21 мая достигла побережья Ла-Манша, отрезав 22 бельгийские и 28 англо-французских дивизий в районе Дюнкерка.
   Попытки генерала М. Вейгана, сменившего Гамелена на посту главнокомандующего сухопутными войсками, остановить противника не удались. 28 мая бельгийская армия капитулировала, а окруженные англо-французские войска с большими потерями к 4 июня эвакуировались в Англию.
   5 июня германские войска (130 дивизий) начали проведение операции «Рот» («Красная»). Группа армий «Б» перешла в наступление с рубежа реки Соммы в южном и юго-западном направлениях, а группа армий «А» нанесла удар в юго-восточном направлении с целью выхода в тыл линии Мажино. Сломив упорное сопротивление французских войск (71 дивизия), германские войска прорвались в глубь страны.
   10 июня французское правительство перебралось из Парижа в Тур, откуда вскоре переехало в Бордо. Утром 14 июня 1940 года дивизии 18-й армии Георга фон Кюхлера вошли в Париж, объявленный открытым городом. Войска группы армий «А», обогнув поверженную столицу, развивали наступление на Лион.
   11 июня премьер-министр Франции П. Рейно направил премьер-министру Великобритании Черчиллю просьбу освободить Францию от взаимных обязательств, согласно которым ни одна из сторон не могла без согласия другой заключать сепаратный мир. После того как 14 июня группа немецких армий «Ц» атаковала линию Мажино на узком участке фронта южнее Саарбрюккена и прорвала оборону французов, Великобритания признала неспособность союзника выполнять свои обязательства и 16 июня согласилась освободить от них Францию при условии, что французский военно-морской флот не будет передан Германии. Премьер-министр Рейно ушел в отставку, его место занял маршал Петен, который 17 июня запросил у Гитлера перемирия. Соглашение о перемирии было подписано 22 июня 1940 года в Компьенском лесу. По требованию Гитлера процедура подписания была проведена в том самом железнодорожном вагоне, в котором в 1918 году маршал Фош принимал германскую военную делегацию, приехавшую просить мира.
   По условиям соглашения две трети территории Франции были оккупированы. Немцы заняли индустриальный север и все северное и западное побережье Франции, которое превратили в главную базу для борьбы против Великобритании. Французские армия и флот должны были быть разоружены и демобилизованы. Новое французское правительство обосновалось в Виши; главой государства стал Петен.
   В ходе Французской кампании войска Германии потеряли около 44 тысяч чел. убитыми и пропавшими без вести и свыше 111 тыс. ранеными. Потери французских войск составили 84 тысяч чел. убитыми и 1,5 миллиона пленными.

«Чудо» Дюнкерка

   В результате прорыва танковой группы генерала Э. Клейста 20 мая 1940 года к побережью Ла-Манша в районе Абвиля, войска 1-й группы армий союзников в составе 10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий оказались отрезанными от основных войск и прижатыми к морю в треугольнике Гравлин – Аррас – Брюгге. В течение недели размеры плацдарма значительно уменьшились, а после того как 28 мая 1940 года бельгийская армия под командованием короля Леопольда капитулировала, окруженные английские и французские дивизии были стянуты на узкий, вытянутый от Ньивпорта до Гравлина участок размером 50 на 20 км.
   Фактически войска союзников были обречены, если бы Гитлер не отдал 24 мая странный «стоп-приказ», который до сих пор вызывает споры историков. Командовавший войсками группы «А» Г. фон Рундштедт позднее утверждал, что Гитлер разрешил ему приближаться к Дюнкерку не ближе чем на 10 км и использовать только артиллерию средних калибров. Другие источники говорят, что на самом деле Гитлер лишь одобрил отданное ранее распоряжение самого фон Рундштедта.
   Высадка союзников в Дюнкерке. 1940 г.

   Как бы то ни было, английское командование еще 20 мая приняло решение об эвакуации своих войск, не известив об этом союзников. 26 мая английское адмиралтейство отдало приказ начать операцию под кодовым названием «Динамо». В Дюнкерк для организации погрузки войск прибыл капитан 1-uj ранга У.Г. Теннант с небольшим штабом. Он обнаружил, что пирсы и причалы гавани Дюнкерка серьезно пострадали во время бомбардировок и пригодным для операции оставался лишь длинный восточный мол, к которому могли причаливать крупные корабли. Так как гавань могла в любой момент оказаться заблокированной или выйти из строя в результате бомбардировок, Теннант подготовил эвакуацию людей с помощью шлюпок с песчаных пляжей, которые тянулись на много миль к востоку от Дюнкерка. В этот момент англичане расcчитывали, что в их распоряжении имеется не более 2 суток и что им удастся эвакуировать не более 45 000 человек.
   Финал Дюнкеркской операции. Июнь 1940 г.

   Однако призыв союзного командования к населению о предоставлении сколь-нибудь пригодных для эвакуации с побережья судов оказался успешным. К побережью Фландрии направился целый флот моторных катеров, баркасов, парусных судов, спасательных лодок, пассажирских пароходов с Темзы, лихтеров и яхт. Большая часть небольших судов могла подойти вплотную к берегу. Средние суда, пользуясь тем, что море все эти дни оставалось спокойным, сразу уходили к английскому побережью, а совсем небольшие лодки, катера и яхты перевозили людей на крупные военные и торговые суда, которые сами не могли подойти к берегу. В общей сложности в эвакуации принимало участие более 860 военных и гражданских судов самых различных типов, из которых более четверти было потоплено и примерно столько же повреждено. В некоторых случаях посадка на суда осуществлялась с помощью импровизированных причалов, составленных из грузовиков, загнанных в воду во время отлива.
   Эвакуацию приходилось проводить под постоянными налетами немецкой авиации и артиллерийским обстрелом, которые сильно утомляли войска, ожидавшие посадки на корабли. Начиная со 2 июня пришлось отказаться от эвакуации в дневное время. Истребители английских военно-воздушных сил, базировавшиеся на аэродромах в южной Англии, делали все возможное, чтобы не подпустить немецкую авиацию. Английская истребительная авиация с 27 мая по 4 июня совершила 2739 самолето-вылетов. Ей удалось уничтожить 130 немецких самолетов, потеряв при этом 302 своих самолета.
   Английские военнопленные. Дюнкерк. Июнь 1940 г.

   К полуночи 2 июня были погружены на транспорты последние подразделения английских экспедиционных сил. Помимо личного состава английских войск было эвакуировано 95 тысяч человек из состава союзных войск, преимущественно французов. В ночь на 3 июня, несмотря на возросшие трудности, англичане предприняли попытку эвакуировать оставшиеся французские войска, и таким образом было спасено еще 26 тысяч человек. К сожалению, несколько тысяч французских солдат, действовавших в арьергарде, пришлось оставить. Потери в результате гибели судов при переходе морем составили около 2 тысяч человек.
   К утру 4 июня операция была завершена. В Англию было переправлено в общей сложности 338 тысяч человек из состава английских войск и войск союзников. Вся техника была оставлена на побережье. Потери составили 2400 орудий, 700 танков, 130 000 автомашин. Но самое главное заключалось в том, что обученные кадровые войска были сохранены.
   Опыт, приобретенный англичанами во время Дюнкеркской операции, впоследствии был с успехом применен при проведении десантных операций.

Битва над Англией

   После разгрома Франции Гитлер предложил Англии заключить мир, с условием признания его интересов в Центральной Европе. Но британское правительство проигнорировало инициативу фюрера. После этого Гитлер отдал приказ о разработке плана высадки на Альбион под кодовым названием «Морской лев». Важнейшим условием для проведения десантной операции было господство в воздухе, поэтому десанту должны были предшествовать усиленные бомбовые удары, целью которых было подавить авиацию противника и нанести возможно больший урон войскам метрополии.
   Чтобы создать необходимые условия для операции «Морской лев», Гитлер выделил 2-й, 3-й и 5-й воздушные флоты, имевшие 1260 бомбардировщиков, 320 пикирующих бомбардировщиков, 800 одномоторных и 280 двухмоторных истребителей.
   Налет немецкой авиации на Лондон. 1940 г.

   Удары с воздуха предполагалось начать с 5 августа. Более точное время должно было стать известно позднее. Геринг был полностью убежден в победе немецких пилотов. Германская авиация численно превосходила английскую приблизительно в два раза, за исключением истребителей.
   Для проведения операции люфтваффе имели весьма благоприятные условия. После захвата Франции, Голландии и Бельгии вся юго-восточная часть Англии оказалась в зоне ближайшей досягаемости немецкой авиации. Благодаря небольшим расстояниям до целей можно было совершать несколько вылетов в день. Большое количество немецких аэродромов затрудняло возможности борьбы англичан с немецкими самолетами на их исходных позициях.
   План действий предусматривал несколько этапов: сначала, уничтожая истребители противника в воздухе и на земле, вытеснить их из Южной Англии, затем нанести бомбовые удары по всем важнейшим объектам и добиться экономического краха страны. При этом с самого начала следовало совершать налеты на предприятия авиационной промышленности. Успех зависил от внезапности удара.
   На командующего британской истребительной авиацией маршала Даудинга, которому подчинялась вся система ПВО, была возложена задача организации противовоздушной обороны страны. Для выполнения этой задачи истребительное командование должно было располагать минимум 46 эскадрильями. Однако вместо 46 Даудинг имел только 35 эскадрилий. Сразу после объявления войны Германии маршал потребовал от правительства немедленно сформировать дополнительно 12 эскадрилий. Это было нереальным требованием, так как английская авиационная промышленность выпускала в месяц всего 100 новейших одномоторных истребителей «харрикейн» и «спитфайр», чего едва должно было хватить на покрытие ожидаемых потерь. Поэтому о создании новых эскадрилий не могло быть и речи. Впоследствии такое положение вынуждало Хью Даудинга беречь машины и летный состав, что постоянно приводило к конфликтам с правительством.
   Маршал Даудинг разделил все имевшиеся у него самолеты на четыре авиагруппы. 10-я и 13-я группы прикрывали второстепенные районы: Корнуэлл, Уэльс и Шотландию. 11-я авиагруппа в составе 23 эскадрилий под командованием вице-маршала авиации Кейта Парка обороняла самый важный район – Южную Англию. 12-я группа вице-маршала Траффорда Ли-Меллори защищала центральную часть острова. Даудинг планировал сформировать еще и 14-ю авиагруппу, но для этого у него не хватило истребителей.