Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Дрессировка для начинающих

   Автор рассказывает, как правильно воспитать щенка, избегая ошибок, которые приводят к дефектам в поведении взрослой собаки, подробно описывает методы и технику домашнего обучения собаки наиболее распространенным командам послушания.
   Книга адресована в первую очередь владельцам-новичкам, но будет, несомненно, интересна и специалистам по дрессировке.


В. В. Гриценко Дрессировка для начинающих

Вступление

   Эта книга – для тех, кто хочет иметь просто собаку, т. е. собаку для души, как члена семьи. Для того чтобы было кого любить и за кем ухаживать, чтобы было не одиноко, было, с кем поговорить или прогуляться, чтобы кто-то вас любил, сходил бы с вами за грибами или ягодами, выслушал бы вас и облизал ваши слезы. В кинологии собаку, выполняющую такие функции, называют собакой-компаньоном.
   Конечно, собака может выполнять и другие функции. Она может быть племенной и участвовать в производстве щенков, может быть шоу-собакой и выигрывать призы на выставках, вы можете заниматься с ней спортом и, наконец, собака может выполнять охранные и защитные функции. Однако для этого подойдет не всякое животное: чтобы надеяться на успех, необходимо отобрать щенка с определенными задатками и способностями. А вот компаньоном может быть практически любая собака при условии соответствующего воспитания. Не следует забывать, что, с какой бы целью мы ни заводили щенка, мы заводим его для души. Так что автор надеется, что эта книга будет полезной для всех тех, кто хочет завести собаку или уже приобрел щенка, потому что в книге речь пойдет не о специальной подготовке, а о воспитании. Согласитесь, если мы не воспитаны, то будь мы даже очень хорошими инженерами или менеджерами, врачами или продавцами, нам с людьми будет трудно, и им с нами – тоже. Так и с собаками.
   Жить с невоспитанной собакой – это все равно что постоянно носить тесную обувь или каждый день иметь по больному зубу!
   Конечно, эта книга не решит всех проблем, которые могут возникнуть между вами и собакой. В сложных ситуациях обязательно обращайтесь к специалистам. Но мы ведь не бежим с каждой царапиной к врачу и воспитываем своих детей, не имея педагогического образования. Согласитесь: все мы немного медсестры (или медбратья) и домашние учителя. А эта книга поможет вам стать еще и домашним дрессировщиком.
   Как пользоваться книгой? Выбирайте из нее то, что вам нужно именно сейчас. Если какие-то разделы покажутся занудными или сложными, пропустите их. Но автору кажется, что они тоже не бесполезны.
   И последнее: просто напоминание. Когда мы приобретаем собаку, хотим мы этого или нет, мы приобретаем и обязанности по отношению к ней. Первая ваша обязанность – правильно ее воспитать. Автор надеется, что рекомендации, приведенные в книге, помогут вам в этом деле.

Особенности поведения собак

   Вы принесли домой собаку! И это замечательно! В отличие от других лапохвостых и ухоногих она обладает многими уникальными свойствами, что делает ее незаменимым спутником и партнером человека. Собака – высокоорганизованное существо с явными зачатками интеллекта.
   Очень важно относиться к собаке, как к СОБАКЕ, не подменяя ее сущность, не требуя от нее совершенно несвойственных ей поступков. В противном случае возникнет непонимание друг друга, что, как известно, к согласию не приводит. Поэтому попробуйте представить себя собакой. Для этого не нужно становиться на четвереньки, а просто попытайтесь думать и вести себя по собачьи, т. е. так, как в вашем представлении должна вести себя собака. Так вы сможете избежать многих осложнений во взаимоотношениях с вашим псом.
   Тысячи лет истории создания собаки обыкновенной (Canis familiaris) тщательно записаны в генах любой собаки независимо от породы. Игнорировать этот опыт или пытаться вести себя вопреки ему – верный способ «набить шишки», в данном случае кинологические. Правильнее использовать имеющиеся законы в своих интересах.
   Мы можем только гадать, от кого произошла собака, но мы знаем, что ныне существуют ее двоюродные братья и сестры – волк, шакал и койот. Все они до того близки, что собака, вступая с ними в брак, дает жизнеспособное потомство. Это я к тому, что помочь понять нашу собаку отчасти могут и они.
   Независимо от породы собака – существо семейное. Правда, собачья семья называется стаей. Волки тоже живут стаями. Стая волков состоит, как правило, из родителей, животных, родившихся в текущем году (прибылых) и родившихся в прошлом году, но не достигших половой зрелости (переярков). Иногда к стае присоединяются родственные взрослые животные. Численность стаи может варьировать от 15 до 22 особей, но в среднем это 5–11 зверей.
   Собачья стая, как любой коллектив, образуется по принципу доминирования и подчинения. Доминировать это значит иметь больше прав и уметь подавлять возможных конкурентов. Животного, обладающего такими признаками, называют доминирующим, или доминантным. А того, кто подчиняется попыткам подавления и имеет меньше прав, называют субдоминантом.
   Во главе стаи стоит лидер. Как правило, это животное среднего возраста, физически сильное, в драках доказавшее свое превосходство. Лидер имеет право первым подойти к пище и больше съесть, занять самое комфортное место отдыха, он первый имеет право на обладание самкой и т. д. Но самое главное – у него есть право управлять поведением других членов стаи. Если субдоминант не реагирует на рычание и угрожающую позу, лидер может устроить ему выволочку.
   Иногда в стае есть вожак. Чаще всего это старое опытное животное, которое обычно большую часть времени отдает воспитанию молодняка. Однако в ситуациях опасных, новых или нестандартных вожак может повести за собой стаю и руководить ею. Когда ситуация разрешается, лидер снова занимает свой «трон».
   Взаимоотношения членов стаи образуют ее иерархиче-скую структуру, или иерархическую лестницу, вершину которой занимает лидер. На нижележащих ступенях располагаются субдоминанты. Чем более низкую ступень занимает животное, тем ниже его ранг, он субдоминантен по отношению ко всем вышестоящим животным. Иерархическая лестница – не единственный путь решения проблемы доминирования-подчинения. Иногда бывает и так: животное А доминантно по отношению к животному В, которое в свою очередь доминантно к С, а животное С может быть доминантно по отношению к А. Вот и разберись здесь, кто лидер! Но это все схемы. Реальные взаимоотношения в стае, конечно, богаче и разнообразнее.
   Иногда случается, что в одной ситуации животное ведет себя как доминант, а в другой – как субдоминант, т. е. иерархическая структура достаточно динамична и может изменяться в зависимости от конкретной ситуации. Но она есть и она должна быть! Это как в семье: в повседневной жизни бюджетом и организацией жизни семьи чаще заведует мать, а случись что, например строительство дачного домика или еще какое-нибудь экстраординарное событие, руководство семьей – регламентацию функций – берет на себя отец.
   Иерархические взаимоотношения чрезвычайно важны для организации совместного поведения, а оно у стайных животных достаточно сложное (оборонительное, охотничье, территориальное, родительское и т. п.). Успех такого поведения зависит от четкой координации действий членов стаи, что и обеспечивается ее иерархической структурой.
   Иерархическая структура устанавливается в результате борьбы. Зоопсихологи даже выделяют специальный вид агрессии, нужный, для этого, – иерархическую агрессию. Но установленная в результате драк структура призвана уменьшить количество и выраженность конфликтов. На самом деле, когда отношения выяснены и роли распределены, достаточно косого взгляда, рычания или оскаленных зубов, чтобы напомнить субдоминанту о его месте. Иногда неопытному наблюдателю может показаться, что в стае вовсе отсутствует иерархия, так как при устоявшихся взаимоотношениях конфликты могут возникать только в провоцирующих их ситуациях, например при наличии течной самки и чаще между животными, имеющими близкие ранги, как, например, это происходит у гиеновых собак. Джейн И. Гуго и Ван Лавик-Гудолл в книге «Невинные убийцы» пишут: «С самого начала исследований нас больше всего интересовала иерархия доминирования, или „порядок клевания“, в стае гиеновых собак. Многократно заявлялось, что ничего подобного нет, но читатель не мог не убедиться в том, что такая иерархия существует. Во всех стаях, которые мне удавалось наблюдать больше недели, я обнаруживал некоторые указания на определенный иерархический порядок, хотя бы среди отдельных особей. Почему же таких выводов не сделали другие наблюдатели? Ситуация, на мой взгляд, напоминает семью, где родители прекрасно понимают друг друга, а дети-подростки хорошо воспитаны и ладят со взрослыми. Много дней подряд родителям не приходится делать детям замечания, разве что иногда нужно ласково пожурить. Мать или отец могут что-то приказать детям, используя при этом свое доминирующее положение, но если наблюдатель не знает их языка, он, возможно, и не поймет, что происходит.
   И только когда возникает ситуация, резко нарушающая привычное поведение, например, ссора, наблюдатель получит возможность разобраться в иерархическом положении отдельных членов семьи.
   Точно так же дело обстоит и с гиеновыми собаками. Члены стаи обычно хорошо знают друг друга, и ситуации, которые заставляют одну или несколько собак утверждать свое доминирующее положение, возникают чрезвычайно редко».
   Иерархические взаимоотношения – это не только свойство стайных и стадных животных, но и их потребность. Вероятно животное чувствует себя комфортней, когда ясно, кто в доме хозяин. Если человеческая семья не предлагает собаке одну из моделей иерархических взаимоотношений та начинает создавать их сама.
   Наличие иерархической структуры в сообществах животных дало человеку возможность управлять их поведением в любом возрасте. Например, кошачьи легко управляемы только в детстве, а покидая семью, становятся очень независимыми. Вспомните наших домашних кошек!
   Место животного в стае определяется его физической силой, агрессивностью, особенностями нервной системы, полом, возрастом, а может быть, и просто нахальством. На ранг подрастающих щенков может оказывать влияние ранг их родителей. Совсем молодые щенки находятся вне иерархической структуры, по крайней мере им прощается очень многое.
   Значение иерархических взаимоотношений в воспитании и научении (дрессировке) заключается в том, что управлять поведением, регламентировать его и обучать щенков чему-нибудь имеет право лидер или доминирующее животное. Даже такая свойственная молодым животным форма научения, как имитация (подражание), возможна лишь в том случае, когда животное-актер является доминантом.
   Иерархическая структура человеческой семьи также определяется множеством факторов. Даже самая простая семья, состоящая из папы, мамы, ребенка и бабушки, может иметь несколько форм. Не исключена лидирующая роль бабушки или ребенка.
   О взаимоотношениях собаки с членами семьи можно судить по результатам опроса семей, имеющих собаку, представленным в таблице 1.
   Щенок, попадая в человеческую семью, быстро понимает «кто есть кто», даже если лидер и не общается с ним. На глазах у хвостатого малыша глава человеческой семьи управляет поведением ее членов и они подчиняются. Угрожающая интонация, резкий окрик, специфические слова, своеобразная мимика и жестикуляция – все это очень понятно щенку по своему значению.
   Оценив ситуацию, маленький пес, взрослея, будет пытаться занять место поближе к лидеру, а то и сместить его, как нашептывает ему своими генами природа. Близость к вершине иерархической лестницы гарантирует полный желудок, удобное место для отдыха и наилучшие условия для выживания будущего потомства.
   В силу биологических особенностей, благодаря импринтингу (запечатлению) человек воспринимается молодыми животными как собственный родитель. Для наших щенков такое заблуждение облегчается тем, что они практически лишены общения с себе подобными и вынуждены либо считать себя людьми, либо нас – собаками.
   Пока щенок мал, родитель (любой член семьи, осуществляющий кормление, уход и прогуливание) пользуется безграничным доверием и неограниченным кредитом на любые способы воздействия на щенка: щенок постоянно следует за ним, страдает без него, позволяет и прощает даже болевое воздействие с его стороны. Всех членов семьи-стаи (кстати, семья превращается именно в семью-стаю после того, как приобретает щенка), он тоже любит, всячески демонстрируя позу подчинения и свою принадлежность к щенячьему возрасту. Так продолжается до 4–6 мес, а у некоторых собак немного дольше.

   Таблица 1
   Подросший щенок становится более независимым, но в силу еще не завершенного процесса физического развития продолжает относиться ко всем членам семьи как типичный субдоминант. Родитель, сопровождающий его на прогулках, скорее всего, становится для него вожаком (так воспринимается им). Щенок пока теряется в незнакомой местности и новых для себя ситуациях, еще многого не знает и не умеет, поэтому легко отдает права руководства собой человеку.
   Первые два периода социального развития щенка очень обманчивы по своему содержанию, особенно для владельцев крупных, склонных к агрессии собак. Кажется, что щенок южнорусской или среднеазиатской овчарки останется на всю жизнь таким же любящим, послушным, игривым и всепрощающим.
   Однако примерно с 10 мес или немного позже наступает следующий период, когда щенок начинает ощущать себя взрослой собакой. Он уже вырос и освоился с местностью, где обычно гуляет, познакомился с собаками, которых чаще встречает, научился тому необходимому минимуму, который позволяет ему выжить в данной обстановке (экологической нише). Наконец наступает момент, когда вожак становится ненужным. Более того, молодая собака может ощущать в себе силы для того, чтобы возглавить стаю, и начинает бороться за выгодное место в иерархической структуре семьи. Борьба может выражаться в различных формах – от простого неподчинения и игнорирования владельца на прогулках до открытой агрессии при попытке управлять собакой, заставить ее что-нибудь сделать. Молодая собака еще подчиняется лидеру семьи, но если ее прекращают воспитывать и дрессировать, может вступить в конфликт и с ним.
   Позволив собаке занимать в семье высокий иерархический ранг, члены семьи теряют право на управление ее поведением. Собака не только перестает их слушаться, но и сама предпринимает попытки регламентировать их поведение. Особенно достается тем, кто занимает низшие места иерархической лестницы семьи, а это чаще всего дети и пожилые люди (см. табл. 1). Наглядно представить себе наличие иерархической агрессии собак в семье человека можно и по результатам опроса владельцев разных пород собак, приведенных в таблице 2.

   Таблица 2
   Отсутствие иерархической агрессии у некоторых пород собак
   Примечание: перед косой чертой – данные об агрессивности к хозяину, за косой – к членам семьи.

   Социальное значение члена стаи характеризуется не только его иерархическим рангом, но и специальностью – социальной ролью. Конечно, обладать специальностью – громко сказано, просто в силу физических, половых, психологических причин член стаи может с большей частотой, охотой и несколько лучше, чем все остальные, выполнять какую-либо функцию. О некоторых социальных ролях собак мы уже говорили, но, по мнению (не бесспорному) Натальи Криволапчук («О чем думают собаки, или Беседы с Джиной и Рольфом»), всего можно выделить 6 собачьих «специальностей»: вожак (лидер), мать (лидер по линии сук), воин (основная единица для обороны и охоты), опекун (дядюшки и тетушки), щенок и инвалид. И хотя не всегда представляется возможным различить социальную роль вашей собаки, постарайтесь, как лидер стаи, предложить собаке удобную для вашей семьи «специальность».
   Воспринимая семью человека как свою стаю, собака «особачивает» и свои взаимоотношения и с ее членами, и с посторонними, причем взаимоотношения с чужими определяются прежде всего территориальностью.
   Территориальность – свойство и потребность собачьих родственников занимать ограниченную территорию – предполагает своеобразное территориальное поведение, направленное на сохранение площади территории, меченье ее границ и недопущение на нее посторонних животных своего вида. Представитель своего вида, появляющийся на занятой территории, как правило, изгоняется хозяином.
   Территории, занятые разными стаями, отграничиваются друг от друга буферными зонами – ничейным пространством. Встреча животных из разных стай в буферной зоне в большинстве случаев заканчивается мирно. Активно обнюхав друг друга и обменявшись информацией, гордые и довольные собой, они расходятся на свои территории. Существует закономерность: чем дальше от собственной территории находится животное, тем оно менее агрессивно. Например, цепные собаки, охраняющие двор, в котором они выросли, редко бывают агрессивны за его пределами.
   Члены стаи по периметру своей территории вывешивают пахучие «флаги» – очень тщательно метят капельками мочи или калом. Пахучая граница регулярно обновляется.
   Территориальное поведение – очень важная биологическая функция, так как территория это прежде всего большая кормушка и далеко не бездонная – тут и для себя пищи может не хватить, так что чужим нечего и соваться. К тому же детей надо где-то выращивать, т. е. иметь удобные места для логова и отдыха, а их тоже немного.
   Территория для нашей собаки это квартира, лестничная клетка и лестница, а также двор и место ее постоянного выгула. Конечно, настоящей территорией служит квартира, или дом и двор, если собака живет на приусадебном участке. В остальных местах ее поведение достаточно индивидуально. Не исключена повышенная агрессивность к посторонним, но чаще всего она ведет себя так, как в буферной зоне. Хотя в процессе воспитания территориальное поведение поддается коррекции.
   Взаимоотношения в стае не исчерпываются иерархиче-скими отношениями, только с их помощью нельзя объяснить все многообразие поведения социальных животных. Мы знаем, что члены одной стаи играют друг с другом, делятся пищей, вместе выращивают потомство. А владельцы собак утверждают, что между ними и их питомцами существует не только взаимопонимание, но и взаимопомощь. В связи с этим зоопсихологи выделяют так называемое альтруистическое поведение, имеющее несколько форм. По Д. Мак-Фарленду, к альтруистическому поведению можно отнести поведение какой-либо особи (донора) выгодное для других особей (реципиентов), однако при этом донору приходится расплачиваться снижением своей приспособленности. С одной стороны это противоречит здравому смыслу, но, с другой, если это поведение полезно данной группе или виду в целом, оно закрепляется и передается по наследству. Кооперация, или сотрудничество, которая так распространена между стайными животными и которая лежит в основе взаимодействия собаки с человеком, обычно включает какую-то форму альтруизма. Например, совместная охота у волков, шакалов, гиеновых собак, львов и гиен проводится родственниками. Животные кооперируются при отборе жертвы и во время преследования. Во время погони лидеры могут меняться и таким образом делить тяжесть погони на длинной дистанции. Звери, бегущие сзади, иногда срезают углы, пытаясь преградить путь жертве. Добычу делят на всех членов группы, а после возвращения домой взрослые часто отрыгивают пищу для малышей. Некоторые взрослые не участвуют в охоте, а охраняют молодых, однако вернувшаяся группа кормит и этих животных. Таким образом отдельные животные проявляют альтруизм по отношению к другим членам группы, а не преследуют только собственные интересы. Точно также и мы, и наши собаки поступаем по отношению друг к другу.
   Забота о потомстве – еще одна из форм альтруизма. Затрачивая время и энергию на уход за детенышами, родитель увеличивает их приспособленность в ущерб своей собственной и оберегает этих молодых за счет возможного будущего потомства. У собачьих распространено наличие «тетушек» и «дядюшек», например старшие детеныши шакалов, живущих в Африке, особенно самки, очень часто остаются с родителями и помогают им воспитывать следующий помет. Эти «нянюшки» отгоняют от норы гиен и других опасных гостей и почти так же часто кормят отрыжкой своих маленьких сородичей, как взрослые шакалы. Кроме этих обязанностей, старшие детеныши почти все время резвятся вместе с малышами и подолгу их вылизывают. То же отмечается и у волков.
   Известно также, что наши домашние собаки, невзирая на сложившиеся в семье человека иерархические схемы, начинают предпочитать формальному лидеру кого-нибудь из членов семьи – часто это бывает ребенок или бабушка. Но, оказывается, для собачьих это очень естественно. Американские ученые, изучавшие поведение волков, живущих в обширных вольерах Зоологического сада Чикаго (Брукфилд), утверждают, что среди самцов наблюдалось образование индивидуально «симпатизирующих» пар. Такие волки постоянно находились вместе, защищая друг друга при агрессивных атаках со стороны других самцов. Более того, Л. В. Крушинский в своей книге «Биологические основы рассудочной деятельности» утверждает, что даже в столь иерархически упорядоченном сообществе, как сообщество волков, степень агрессивности не служит решающим фактором, контролирующим такую важную функцию, как размножение. Персональная «симпатия» особей одного и того же и противоположного пола – значительно более важный фактор в жизни сообщества волков, чем агрессия (иерархическая). Крушинский также считает, что у гиеновых собак практически нет внутривидовой агрессии.
   По мнению Крушинского, в семействе собачьих очень развита игривость, которая может служить одним из показателей развития общественных отношений. Он считает, что животные, играющие друг с другом, чаще остаются вместе. И наоборот, те животные, которые играют мало, имеют слабо выраженные групповые отношения. К тому же степень игривости и многообразие игр служат показателем развития элементарной рассудочной деятельности: у игривых животных она выше. Все это очень приложимо к нашим собакам.
   Альтруистическое поведение собак исследовалось и учеными. В одном из экспериментов была предпринята попытка выработать такое поведение у 6 собак разного пола.
   В качестве партнеров, которым наносили электрокожное раздражение, служили взрослый самец и двое щенков, достигших к началу опытов трехмесячного возраста. Две собаки были помещены в одной камере на разных станках, расположенных на расстоянии полуметра один от другого. На заднюю лапу собаки-«жертвы» подавали ток значительной силы, вызывающий не только локальный подъем лапы, но и появление одышки, скуление, часто визг. У второй собаки, «наблюдателя», левую переднюю лапу прикрепляли к рычагу. Подъемом лапы выше определенного уровня животное могло отключить действие тока на первую собаку. Оказалось, что нанесение болевого раздражения собаке-жертве вызывало у собаки-наблюдателя заметное повышение частоты сердечных сокращений и изменение частоты электрических колебаний мозга. Все это свидетельствует о возникновении эмоционального состояния, однако отсутствие длительных следовых изменений и спокойное поведение в интервалах позволяет заключить, что уровень возбуждения, вызываемого оборонительным поведением партнера, сравнительно слаб. При таких условиях эксперимента у 3 собак из 6 удалось выработать условную реакцию подъема лапы, избавляющую партнера от болевого воздействия.
   Следующей серией экспериментов было сопоставление пищевой реакции и реакции избегания при болевом раздражении партнера. Оказалось, что если действие тока на партнера происходило во время приема пищи, то из 3 животных только одно прерывало обед и в последующих опытах в присутствии другой собаки стало отказываться от подаваемой еды. В случае одновременного предъявления условного пищевого сигнала и сигнала болевого раздражения партнера проявлялась, как правило, условная реакция избегания. Эти факты свидетельствуют о том, что эмоциональное возбуждение, возникающее при оборонительном поведении партнера, было сильнее пищевого возбуждения.
   Часть животных не вырабатывала инструментальной реакции, подкрепляемой раздражением партнера током, ни в одном из вариантов опытов. По-видимому, сама способность к выработке реакции избавления партнера больше зависит от индивидуальных особенностей животного, чем от способа формирования исследуемого навыка.
   Интересно, что в XIX в. существование у животных взаимопонимания и взаимопомощи не вызывало сомнения. Вот что писал в своей книге «Происхождение и развитие нравственного инстинкта» английский ученый А. А. Сутерланд в 1900 г.: «Степень альтруистической эмоции, на которую способны многие породы собак, поистине удивительна. Джесси приводит примеры из поведения своей собственной собаки: если я печален, она, по-видимому, разделяет мою печаль; если я настроен весело, она обнаруживает всеми своими движениями, что радуется вместе со мною.
   В «Историях о собаках» Джесси находятся десятки случаев, ясно указывающих на присутствие у собак морального чувства, так как вряд ли можно иначе назвать инстинкт, побуждающий, например, собаку броситься в толпу других собак, чтобы защитить от их грубого нападения злосчастную дворняжку, которую она никогда прежде не видала; или заставляющий бесстрашно кинуться в бурный поток на выручку товарища, которому грозит опасность утонуть; или побуждающий собаку ежедневно приносить часть своего обеда другой собаке, которая была оставлена на привязи с целью уморить ее голодом. В этом хорошо известном сборнике я насчитал двадцать семь случаев, представля-ющихся мне хорошо проверенными и в то же время указывающими на присутствие морального чувства у собак».
   Так что остается сделать лишь один вывод: и в области сопереживания братья наши меньшие такие же, как и мы. Или мы такие же как они? Ведь не они от нас, а мы от них произошли. И среди нас есть эмоционально глухие и безразличные к чужому страданию, есть жестокие и злые, но есть и добрые, готовые понять и помочь. В общем, все как у них!

Недостатки собак, которые не понраву их владельцам

   Удел инструктора по дрессировке – советовать и убеждать. Заставить владельца все делать правильно он не может, поэтому остается одно – убеждение. И для убеждения я не могу коротко рассказать о самом важном периоде в жизни собаки. Иначе вы, уважаемый читатель-владелец, не особо обратите внимание на мои призывы. А тема на самом деле важная, потому что ошибки, допущенные при воспитании щенка, в будущем не компенсируются, т. е. не исправляются.

Развитие поведения молодой собаки[1]

Основные этапы развития нервной системы

   Как и человек, собака относится к незрелорождающимся видам – такие животные, в отличие от коров и лошадей, овец, рождаются беспомощными и неспособными выжить без родительской опеки.
   Взаимоотношение детенышей с родителями у этих животных отличается сложностью и предполагает наличие оптимальных или даже критических периодов в развитии нервной системы молодого организма.
   Несколько важных положений:
   1. В основе развития поведения лежат созревание и совершенствование нервной системы. Различные измерения мозга (объем, масса, процент сухого остатка, потребление кислорода), показывают, что основной прирост наблюдается до 6–7-недельного возраста, после чего развитие нервной системы значительно замедляется. Количество нервных клеток перестает возрастать к 4-недельному возрасту.
   2. Формирование и развитие нервных сетей центральной нервной системы – процесс неоднозначный, есть даже периоды инволюции – обратного развития.
   3. Развитие поведения контролируется факторами окружающей среды и деятельностью организма. Как было показано на теперь уже ставших классическими экспериментах с обезьянами (Weisel and Hubel 1963, Changeux 1983), невозможность функционирования одного из глаз (глаз зашивали) в течение первых 6 нед жизни, приводило к заметным дефектам зрения; эффект был обратим, если глаз открывали после 3-недельного лишения зрения. Аналогичный эксперимент, проведенный на взрослых животных, не оказывал никакого влияния на зрение. Сходные эксперименты, проведенные на кошках, показали, что у них чувствительный период в развитии зрительного анализатора приходится на возраст между 3-й и 7-й нед жизни; восстановить зрение после 3-месячной зрительной депривации (депривация – лишение чего-либо) оказалось невозможным (Weisel and Hubel, in Vastrade, 1987). Changeux (1983), считает, что в развитии анализаторов «существуют критические периоды, во время которых неадекватное (дефектное, неправильное) функционирование системы приводит к необратимым негативным последствиям». Это заключение подтверждают опыты Klosovskii (1963), который подвергал принудительному вращению щенков и котят в течение нескольких дней, что приводило к более эффективному развитию вестибулярного аппарата у них по сравнению с теми животными, которые не подвергались такой экзекуции.
   На грызунах было показано, что кратковременная послеродовая закупорка ушей приводит к развитию таких дефектов, как невозможность локализации источника звука в пространстве и к снижению возможности распознавания звуковых сигналов. Напротив, ранняя и интенсивная обонятельная стимуляция (знакомство с большим количеством запахов) ослабляет межпопуляционную агрессию и приводит к снижению уровня кортикостероидных гормонов (Caston, 1993).
   Данные о важном значении влияния окружающей среды на развитие нервной системы подтверждает Cyrulnik (1991), утверждая, что в условиях сенсорной изоляции мозг атрофируется и, наоборот, развивается выше средних возможностей при гиперстимулировании шумом, запахами, вкусовыми и зрительными раздражителями, аффективными воздействиями и т. п.
   4. Нейробиологические исследования показали, что с продлением ранней сенсорной депривации в виде изоляции происходят значительные структурные и функциональные изменения центральной нервной системы. Например, воздействие изоляции на обезьян приводит к уменьшению дендритной сети в лобных отделах коры и вызывает увеличение осторожности и трусости (Verdoux and Bourgeois, 1991).
   5. Развитие нервной системы и поведения происходит периодами. Scott (1958, 1962) утверждает, что существует несколько стадий развития нервной системы и поведения: неонатальная (0–14 дней), переходная (14–21 дней, начиная с момента открытия глаз до начала работы слухового анализатора), стадия социализации (21–70 дней) и ювенильная стадия (от 70 дней и старше). Начало и окончание этих периодов достаточно относительны. Именно эта классификация чаще других приводится в литературе.

Чувствительные периоды развития

   Bateson (1981) описал развивающуюся личность как пассажира поезда с закрытыми окнами: в определенных точках маршрута окна открывают, и пассажир может изучить и запомнить информацию, появившуюся за ними. В зависимости от представленной информации (научение) пассажир продолжает знакомство с ней (мотивация сохраняется или усиливается) или прекращает научение (обычно вследствие привыкания, запечатления или снижения заинтересованности) – перестает смотреть в окно. Затем окна снова закрывают.
   Такие периоды научения (периоды открытых окон) называются по-разному: чувствительные периоды, критические периоды, оптимальные периоды, точки уязвимости, критические этапы и т. д.
   Чувствительный период как точка на линии созревания характеризуется тем, что события, произошедшие в это время, вызывают долговременные эффекты, а также легкостью научения: новая информация усваивается быстро и почти всегда фиксируется в долгосрочной памяти. В течение чувствительного периода даже незначительные воздействия имеют выраженное (положительное или отрицательное) влияние на будущее поведение.
   Понятие о чувствительном периоде заменяет понятие критического периода, так как точнее отражает физиологиче-ское и психологическое содержание. Способность утят запечатлевать вид своей матери выражена между 13 и 16 часами их жизни (Hess, 1959; Cyrulnik, 1989), для козы достаточно 5-минутного контакта с козленком, чтобы запечатлеть его запах (Bateson, 1981), а для запечатления ягненка овце необходимо до 4 ч. Без таких контактов ни коза, ни овца не примут своих детенышей (Collias, 1956; Scott and Fuller, 1965). Приведенные в качестве примера сроки могут быть названы критическими, поскольку достаточно коротки и резко ограничены. Щенки не имеют таких коротких периодов облегченного научения (импринтинга), поэтому мы используем понятие чувствительных периодов. В зависимости от конкретных ситуаций чувствительный период у щенков может длится от 3 нед до 3 мес.
   Кстати, у взрослых собак-родителей, в отличие от коз и овец родительского импринтинга заметить не удалось.

Предродовой (пренатальный) период

   Если на беременную крысу воздействовали стрессирующими факторами или вводили ей адреналин, то родившиеся крысята были более эмоциональными и хуже обучались, чем крысята контрольной группы. Причем крысята от стрессированных (напуганных) мамаш воспитывались обычными крысами, чтобы избежать влияния поведения матери на поведение детенышей (Fox, 1978). И напротив, если беременные животные содержались в щадящих условиях, их потомство было более управляемым и здоровым (Denenberg and Whimbey 1963). Этот эффект, называемый гентлингом, петтингом или эффектом ласки, может быть продлен и усилен после рождения, если новорожденных содержат в таких же условиях.
   Тактильные (осязательные) возможности собаки развиваются непосредственно перед рождением, и, вероятно, при контактах с маткой суки. Если щенная сука содержалась в эмоционально комфортных условиях, щенки демонстрировали большую терпимость к осязательным (тактильным) контактам, чем щенки контрольных матерей.
   На крысах также было показано, что стимуляция (хэндлинг, усиленные социальные контакты, воздействие пониженных температур и т. п.) в молодом возрасте или перед рождением (воздействие на беременную мать) повышает неинфекционную (конституциональную) невосприимчивость организма к воздействию холода, к голоду и инфекционную невосприимчивость к имплантированным опухолям.
   Приведенные результаты экспериментов позволяют сделать вывод, что, когда нерожденное животное развивается в комфортной атмосфере (в любви и ласке человека к собаке и в условиях, лишенных сильных стрессов), его приручение и обучение в дальнейшем происходят гораздо легче по сравнению с теми животными, которые развиваются у матерей, лишенных положительного контакта с человеком.

Ранний послеродовой (неонатальный) период развития

   Новорожденный щенок – существо несусветное, очень мало похожее на собаку: неуклюжее, ползающее кругами для того, чтобы найти соски матери или почувствовавшее запах молока, скулящее от одиночества, холода, голода или боли и имеющее ограниченные возможности теплорегуляции и невыраженную способность к обучению. Новорожденный щенок, очевидно, полностью зависим от матери и в психологическом плане очень обеднен. Однако научение, т. е. приобретение опыта, начинается у него именно сейчас. Это было обнаружено отечественными учеными В. А. Трошихиным и Л. Н. Козловой еще в 60-е гг. минувшего века. Представьте себе что у рожающей суки сразу же отбирали щенков, не давая их вылизывать. После окончания родов вымя матери смазывали каким-либо резко пахнущим веществом (креолином, креозотом и т. п.) и подсаживали щенков. Оказалось, что для запоминания «родного» маминого запаха было достаточно 5 мин. Это проверяли так: на ровной поверхности перед щенком раскладывали полукругом несколько ватных тампонов, смоченных, например, молоком суки, молоком коровы, духами и т. п. Среди них помещали также тампон смоченный «родным» веществом, например креолином. Решая свою первую в жизни задачу, щенки ползли не к тампону с молоком суки или коровы, а именно к этой вате.

Идентификационная фаза

   Новорожденный щенок изначально не знает, что он собака и не может распознать животных своего вида. Этому, оказывается, нужно научиться!
   Благодаря видовой идентификации щенок начинает распознавать своих родителей (детский импринтинг), формировать социальные взаимоотношения (социальный импринтинг) и сексуальные взаимоотношения (половой импринтинг). Животное, у которого по каким-либо причинам естественный процесс импринтинга был нарушен, может считать себя представителем другого вида. Вот несколько примеров.
   Щенка фокстерьера (кобеля) выращивали в полной изоляции и представили другим собакам в возрасте 16 нед. Оказалось, что при игровых атаках нормальных щенков он вел себя неестественно заторможенно. При контакте с другими щенками, также выращенными изолированно, было отмечено, что собаки относились друг к другу без агрессии, но и не взаимодействовали друг с другом (Fisher, 1955; Scott and Fuller, 1965). Исследователи пришли к выводу, что щенки, выращиваемые в изоляции до 16-недельного возраста, не могут наладить социальных контактов с другими представителями своего вида и отвергаются ими. Если же экспериментаторы играли с изолированно выращенными щенками, моделируя нападение, такие щенки оказывались способными наладить положительные взаимоотношения и принимались стаей в течение нескольких дней (Fuller, 1961; Scott and Fuller, 1965).
   Кобель чихуахуа, выращеваемый кошками до 16-недельного возраста, в дальнейшем оказывал предпочтение кошкам и проявлял испуг в присутствии собак (он никак не реагировал на собственное отражение в зеркале). Но когда его оставили в компании собак, через пару недель он уже полностью адаптировался, начал предпочитать собак кошкам и реагировать на собственное отражение в зеркале (Fox, 1971; Pieters, 1984).
   Щенки, выращиваемые в семье человека (совместно с собаками, кошками и детьми) с 4-недельного возраста, выказывали большую доброжелательность к людям, чем к другим собакам, без возобновления контакта с последними. Взрослый шелти, который вырос в семье с котом и двумя детьми, оказывал сексуальное предпочтение кошке и нападал на всех собак, независимо от пола; бигль импринтировал мешок пылесоса; басенджи, который вырос с другой сукой, атаковал всех встречаемых собак (Scott and Fuller, 1965).
   Практика показывает, что к 6-недельному возрасту у щенков в основном уже сформированы социальные и сексуальные предпочтения, изменить которые бывает довольно трудно. Следует напомнить, что первые признаки сексуального предпочтения (имитация будущего сексуального поведения) появляются уже на 3–4-й нед (Scott and Fuller, 1965).
   К сожалению, нет достоверных данных об особенностях поведения различных пород собак, выращенных в изоляции. Поэтому мы частично экстраполируем на собак данные, полученные на птицах. У птиц импринтинг ограничивается гнездовым периодом и прекращается сразу после вылета из гнезда, когда появляется опасность смешанных браков. Импринтирование происходит на зрительный и слуховой анализаторы, а его результаты сохраняются на всю оставшуюся жизнь.
   В случае смешанных стай, когда имеется возможность «смешанного импринтинга», предпочтение отдается представителям своего вида (врожденное предпочтение?).
   К окончанию фазы идентификации осуществляются и специальные виды импринтинга (родителей, братьев и сестер, будущих половых партнеров), полнота которых зависит от игровой борьбы среди щенков и так называемых щенячьих садок. Эта стадия начинается приблизительно с 3– нед и заканчивается где-то между 11-й и 17-й неделями (12 ± 5), когда щенки получают возможность играть с незнакомыми собаками и начинают «серьезно» защищать свою группу. При отсутствии братьев и сестер щенок идентифицирует себя с теми, кто осуществляет заботу и (или) играет с ним – это могут быть родители или другие собаки. Такое взаимодействие должно осуществляться по крайней мере до 6-й нед. Наличие животных другого вида в течение этого периода не препятствует идентификации с собственным видом.
   Дата окончания этой стадии зависит от ряда факторов, часть которых наследуется (порода, линии, индивидуальные особенности), а часть передается извне (поведение матери, других собак, качество окружающей среды). Среда, богатая стрессовыми воздействиями (например, для бездомной собаки) приводит к более раннему окончанию этой стадии (промежуток между 7– й 9-й нед).
   Импринтинг как форма научения имеет несколько характерных свойств:
   – его результаты устойчивы и сохраняются иногда на всю жизнь;
   – запоминание (научение) происходит очень быстро;
   – иногда половой импринтинг может быть межпородным и межвидовым;
   – детский импринтинг, или запечатление родителей, родителями и ограничивается;
   – импринтинг братьев и сестер служит основанием для будущей общительности;
   – импринтинг оказывает влияние на возможность по-следующей коммуникативности животного.
   Факторы риска для собаки сходны с теми, которые были найдены для птиц. Полное отсутствие общения с собаками своей или других пород в период между 3-ей и 12(± 5)-й нед жизни способствуют идентификации щенка с другими видами животных, с которыми он общался в этот период (в основном люди, иногда кошки, кролики и т. п.) или с их суррогатами (игрушечное животное, мешок пылесоса и т. п.).
   Результаты идентификации отличаются устойчивостью и сохраняются иногда на всю жизнь. Во взрослом возрасте это приводит:
   – к попытке копуляции с запечатленными объектами и невозможности спаривания с представителями своего вида или породы;
   – к социальному предпочтению запечатленных объектов;
   – к избеганию контактов (трусливое или агрессивное поведение) с представителями собственного вида или породы (включая изображение в зеркале).
   Ограниченное общение с другими собаками в указанный период жизни приводит к нормальной или несколько измененной идентификации в зависимости от обстоятельств при этом:
   – возможно восстановление нормальной идентификации, если в 9-недельном возрасте собака имеет возможность общаться с другими щенками;
   – поведение может быть очень неустойчивым – от социального предпочтения и незаинтересованности в контакте до агрессии по отношению к собакам, несмотря на почти нормальную возможность общения.
   Кстати, отражение в зеркале – слишком неподходящий объект для импринтирования.

Фаза социализации
(социально-доместикационная фаза)

   Щенок собаки не имеет наследуемых программ, обеспечивающих механизмы взаимодействия с другими видами животных. Однако 12 тыс. лет одомашнивания (доместикации) показали, что такие взаимодействия возможны. Особенность собак, заключающаяся в социальном импринтинге – обучение определению, распознаванию и запоминанию социальных партнеров – может дать возможность к взаимодействию с другими видами животных и человеком (по отношению к человеку это часто называется социализацией). Вот несколько примеров.
   Щенков, выращиваемых почти в полной изоляции от людей, по одному изымали из привычной для них среды и передавали на неделю для тесного контакта (хэндлинга) с человеком, после чего проверяли их реакцию на человека. Оказалось, что опасливое (трусоватое) отношение к человеку уменьшалось, если хэндлинг начинался от 3– до 5-недельного возраста, минимальным было в возрасте 5 нед, а затем снова увеличивалось. Наиболее заметно страх уменьшался или даже вовсе исчезал, если щенок начинал общаться с человеком в возрасте 3 нед, и менее заметно, когда с ним начинали общаться в 5-, 7– и 9-недельном возрасте (Freedman, King, Elliott, 1961; Scott and Fuller, 1965).
   В другом эксперименте щенка, содержащегося в таких же условиях, как и в первом примере, ежедневно помещали на 10 мин в комнату с пассивно ведущим себя человеком (человек сидел на стуле и не обращал никакого внимания на собаку) (Scott and Fuller, 1965). Результаты эксперимента были следующими:
   – если щенка помещали в комнату в возрасте от 3 до 5 нед, он открыто и явно обследовал пассивного наблюдателя;
   – при помещении в комнату 7– недельного щенка требовалось 2 дня (два 10-минутных сеанса) прежде чем он начинал исследовать человека, а для 9-недельного – 3 дня (три 10-минутных сеанса);
   – щенок, помещенный в комнату в возрасте 14 недель, не приближался к человеку.
   Легко напугать щенка в 12-недельном возрасте. Изолированное содержание и ручное выкармливание, контакт только с обслуживающим персоналом, исключение общения с другими людьми способствует формированию оборонительной реакции по отношению к человеку (Scott and Fuller, 1965). Реакция страха была показана для всех исследуемых пород, хотя оборонительная агрессия у кокеров оказалась более мягкой, чем у басенджи, терьеров, биглей и шелти.
   По данным Fuller (1961), у щенков, выращиваемых в изоляции, можно достигнуть нормальной социализации, если человек будет контактировать с ними хотя бы дважды в неделю по 20 мин. Такого ограниченного хэндлинга недостаточно для щенков басенджи, что зависит, вероятно, от генетических особенностей (Scott and Fuller, 1965).
   По мнению многих зоопсихологов, щенки начинают демонстрировать дружелюбное поведение к незнакомому человеку, как только они будут способны это сделать (это зависит от развития их двигательной системы), т. е. начиная с 3-недельного возраста. Но это дружелюбие снижается почти прямо пропорционально с возраста от 5 до 9 недель, сменяясь оборонительным поведением (которое появляется с 5-недельного возраста); щенок почти мгновенно забывает о реакции страха в возрасте от 3 до 5 нед, но становится все более и более осторожным (продолжительность реакции страха увеличивается) по мере взросления.
   С 12-недельного возраста для социализации требуются активные игры, а социализация в возрасте 14 нед практически невозможна.
   В результате предварительных исследований можно установить срок спонтанной социализации с другими видами животных, начиная с первого столкновения. Он заканчивается, похоже, в возрасте 12 ± 2 нед. Однако это не говорит о том, что привыкание (но это уже не импринтинг) не может развиваться и в более позднем возрасте.
   Межвидовая социализация (межвидовое предпочтение, способность общаться с представителями других видов) несколько отличается от идентификации: она легко образуется, но требует постоянного подкрепления (тренировки), чтобы не угасла; она не распространяется на всех представителей вида, к которому выработано предпочтение, т. е. индивидуальна.
   Можно выделить еще как бы разновидность межвидовой социализации – «социализацию типа» (по отношению к человеку, это мужчина, женщина, подросток, ребенок, младенец, черный, белый, с бородой, без бороды, в шляпе, в белом фартуке и т. д.). Могут выделяться и другие признаки (собака и волк больше койота), породные особенности (Fox, 1978) и т. п. Сроки, качество и способность к контакту с большим или меньшим количеством видов варьируются и определяются как внутренними (породными и индивидуальными особенностями), так и внешними (оборонительное поведение матери, условия выращивания и т. п.) факторами.

   Факторы риска
   Социализация собаки зависит от наличия контактов с человеком в период между 3 и 12 (± 2) нед жизни и должна постоянно подкрепляться контактами. Ограничение общения с людьми в этот период способствует развитию настороженности по отношению к человеку или боязни его (как у дикой собаки) и служит основой для формирования нежелательного поведения: трусости, повышенной тревожности, осторожности, фобий по отношению к некоторым типам людей (дети, мужчины и т. д.). Общение с различными типами людей облегчает обобщенную социализацию собаки по отношению к человеку, а общение с животными других видов и собаками других пород способствует выработке межвидовой социализации.
   Межвидовая социализация снижает агрессию по отношению к этим животным и степень выраженности социальных предпочтений.

Эмоциональная саморегулирующая (гомеостатическая) фаза

   Под гомеостазом понимают способность организма поддерживать некоторое равновесие в условиях переменной среды. Но если существует понятие терморегуляции (теплового гомеостаза), то, наверное, можно ввести и другие понятия – «эмоциональный гомеостазе» и «гомеостаз взаимоотношений» (Vincent, 1986).
   Сосуществование различных животных в стае требует определенного эмоционального взаимодействия между ними, как между людьми в семье. Эмоциональная адаптация животных друг к другу возможна только через механизмы привыкания (исчезновение реакций). Привыкание – это тоже форма научения, способ приобретения опыта. Хотя отмечается и врожденно определенные особенности, которых привыкание не касается, например невозможно привыкнуть к боли. Вероятно, можно говорить и о наследуемых особенностях привыкания или наоборот – повышения чувствительности. Например, существуют различия в акустической чувствительности (чувствительность к звуковым раздражителям). Так, мыши линии (породы) DBJ/2J имеют повышенную врожденную чувствительность к громким звукам – они вызывают у них эпилептические припадки (Dantzer, 1988). Но все же большее количество страхов и фобий – это результат раннего опыта. В развитии организма существует специальная чувствительная стадия, в течение которой формируется эмоциональный гомеостаз и его границы. Именно он определяет отдаленные (будущие) возможности животного к привыканию. Приведем примеры.
   Типичная реакция собаки на незнакомую ситуацию – страх, побег или реакция замирания (торможение). Собака, выращенная с огрехами воспитания (неполный импринтинг), обычно убегает, и поймать ее трудно (Scott and Fuller, 1965). Собака, выращенная в полной изоляции и в условиях ограниченного пространства, замирает (развивается очень сильная форма торможения) или ведет себя трусливо-агрессивно (Fuller, Clark, Walker, 1960; Scott and Fuller, 1965).
   Если будущую собаку – проводника слепого передавать на воспитание в семью в возрасте 12 недель, ее поведение развивается нормально. Трудности с последующим обучением возникают у щенков, переданных на воспитание в возрасте 14 нед (Scott and Fuller, 1965).
   Fox (1975) проводил исследование на щенках, помещая их во все более и более обогащенную среду (среда с дополнительными раздражителями) в возрасте 5, 8, 12 и 16 нед. Оказалось, что щенки, выращенные в обедненной (однообразной, лишенной разнообразных стимулов) среде («стимул-слабые» собаки) и впервые помещенные в обогащенную среду в возрасте 12 или 16 нед, вели себя трусливо и искали прежние условия, т. е. среду, менее обогащенную. Над этими собаками легко доминировали щенки, выращенные в условиях обогащенной внешней среды) «обогащенные щенки»).
   Собаки (кобели), выращенные в обычных вольерах в течение 10 мес, без особого контакта с внешним миром (сенсорная депривация), имели уровень двигательной активности в 6 раз выше по сравнению со щенками, выращенными в обычных условиях, т. е. обладали гиперактивностью. Такие собаки обучались медленнее и быстрее забывали то, чему обучались. Когда они осваивали новую форму поведения, то повторяли ее даже тогда, когда она оказывалась абсолютно бесполезной (замедленные процессы угашения). Помещенные к сукам в периоде эструса, такие кобели приходят в состояние повышенного возбуждения, но не способны к нормальному половому поведению (Caston, 1993). Caston считает, что сенсорная и социальная депривация влияют на формирование свойств центральной нервной системы.
   На практике мы часто сталкиваемся с фобией собак, приобретенных в возрасте 3–4 месяцев, в то время как их братья и сестры, приобретенные в возрасте 2 мес, ведут себя эмоционально сбалансированно.
   Процесс взаимодействия со стимулами внешнего мира, классифицируемых как известные, неизвестные, необходимые, неприятные или безразличные, аналогичен процессу межвидовой социализации. Можно выделить стадию облегченного самопроизвольного (спонтанного) научения, которая начинается с момента начала функционирования сенсорных систем собаки и исследования ею внешних стимулов (с возраста 3 нед) и заканчивается в тот период, когда развивается страх перед неизвестным (12 ± 2 нед). Эта фаза научения обладает теми же признаками, что и межвидовая социализация (легкость запоминания, но для закрепления необходимо подкрепление, низкий уровень генерализации и т. д.).

Приспособление щенка к окружающей среде после отъема от матери

   Учитывая изложенное выше, адаптивные возможности щенка дают ему возможность быстро освоиться в мире человека без особого напряжения.

   Факторы риска
   Различия в качестве и количестве стимулов, которые щенок получает в щенячьем возрасте (в среде развития) и с которыми встретится во «взрослой среде», определяет степень риска: несбалансированность по этим критериям не позволит сформировать достаточный эмоциональный гомеостаз и может быть причиной фобий и повышенной тревожности. Клинические наблюдения показали, что гораздо легче переместиться из среды с высоким уровнем стимуляции (город) в среду с низким уровнем (сельская местность), чем наоборот.
   У щенков, выращенных в обедненных условиях, в результате недостатка сенсорной стимуляции могут развиваться компенсаторные реакции – реакции самостимуляции, какое-либо стереотипное поведение (ловля хвоста, самопогрызание и т. п.) (Fox, 1975). Развивается у них и гиперзависимость от биологических или приемных родителей (владельцев и членов их семей).

   Фаза раннего научения
   Это следующий вариант стадии, чувствительной к эмоциональному развитию, которая продолжается с 3– до 12(± 2)-недельного возраста. В фазе раннего научения происходит становление трех поведенческих реакций: опорожнения, пищевого поведения и вокализации.
   Опорожнение. Рефлекс опорожнения – это врожденная реакция, которая вызывается вылизыванием матерью промежности щенка и существует до 2–3-недельного возраста. В дальнейшем этот рефлекс исчезает, и щенок пробует самостоятельно контролировать опорожнение. С 8-недельного возраста он начинает опорожняться в определенных местах, обычно в стороне от мест отдыха и кормления.
   Что касается фактора риска, то практический опыт показал, что если щенки с момента рождения до 15-недельного возраста ограничены каким-либо одним местом для своих отправлений (например, в случае, когда собаку выращивают в квартире и она испражняется на газеты), то становится почти невозможным научить их опорожняться на других поверхностях и в других условиях. Такие щенки могут часами гулять на улице и сдерживать свои желания до появления «привилегированного» места.
   Преимущества. Указанное выше свойство можно обратить на пользу дела: с учетом имеющихся закономерностей собаку легко научить опорожняться в сточных желобах или на решетках коллекторов.
   Вокализация. Количество и интенсивность вокальных сигналов (вой, лай, скуление), когда щенка помещают одного в неизвестном месте, увеличиваются в возрасте от 3 нед, достигают максимума к возрасту 6–8 нед, а к 12-недельному возрасту уменьшаются. Если вами приобретен 7-недельный щенок и вы оставили его на ночь в одиночестве, он будет лаять или скулить. Эти звуки исчезнут сами по себе через несколько дней в результате того, что щенок будет постепенно знакомиться с новой территорией. Но если обращать внимание на лай и вой (приходить к щенку, ругать его, брать в свою комнату и т. п., что расценивается как положительное подкрепление), они могут остаться и усиливаться.
   Лай используется не только как сигнал опасности. Начиная с 11–15-недельного возраста щенки его применяют и для того, чтобы напугать незнакомцев (территориальная защита). Некоторые породы (хаунды, пудели, йоркширы и т. д.) более склонны к лаю. Провоцируется он легко.
   Общение с людьми и другими животными, использующими при общении вокальные или вербальные сигналы, усиливает вокализацию (имитационное научение), которая может стать чрезмерной.

   Игровая борьба и обучение контролировать укусы
   Игровая борьба, которая начинается с 3-недельного возраста, может сопровождаться значительной болью после того, как у щенков прорезываются зубы, особенно когда они кусают друг друга за уши. Укушенный щенок поскуливает или визжит. В случае поединков «один против одного» или «один против двух» щенки часто меняют свои роли: они то нападающие (кусающие), то защищающиеся.
   В играх щенки достаточно быстро формируют связи между силой укуса, вызванной им болью и визгом «противника». Визг и вопли в этом случае – отрицательное подкрепление, оно контролирует и снижает силу укусов. Такие игры являются также способом установления иерархических взаимоотношений.
   Интенсивность укусов зависит от индивидуальных особенностей, линии, породы и может быть значительно изменена в результате научения. В некоторых случаях у 7-недельных щенков формируются группы (банды), агрессивные по отношению к какому-либо из щенков. В этих случаях интенсивность укусов иногда выходит из-под контроля и атакованный щенок может быть значительно поврежден, а то и убит. Такое явление характерно для некоторых пород и линий, например для фокстерьеров (Scott and Fuller, 1965), шнауцеров, хаски и маламутов.
   В возрасте от 11 до 15 нед интенсивность игровой борьбы уменьшается, а агрессивность ее снижается. Поединки становятся более управляемыми, и значительно ритуализированными, что говорит об образовании устойчивых иерархических отношений. Агонистическое поведение чаще проявляется по отношению к незнакомым животным, и оно более серьезно, чем игровая борьба.
   Научение контролю агрессивного поведения и укусов – важная часть в общем контроле управления движениями, в том числе над мимическими и пантомимическими реакциями – весьма распространенной формой коммуникации у животных с высокоразвитыми интеллектуальными способностями.
   Если владельцы щенка не смогут доминировать в игровой борьбе и будут позволять кусать ладони, руки или ноги, это может привести к:
   – иерархическому доминированию щенка, что в будущем будет выражаться в агрессивной реакции по отношению к владельцу и неподчинению ему;
   – развитию неправильного или неполного контроля над силой укусов, что чревато риском нанесения физических повреждений членам семьи во время игр.

Отучение от груди и обучение манере поведения со взрослыми животными

   Забота матери и привязанность ее к щенкам наиболее сильны с момента рождения до 3 нед жизни щенков, после чего они постепенно снижаются. Первая стадия отучения от груди начинается с 5-недельного возраста помета: мать рычит и скалит зубы, когда щенки пытаются ее сосать (ей больно, когда они впиваются молочными зубами в вымя); щенок тявкает, переворачивается на спину и начинает держаться подальше от сосков матери (Scott and Fuller, 1965). В это же время формируются иерархические взаимоотношения между матерью и щенками, которые переносятся и на другие формы общения. Более того, такая форма взаимодействия, как было замечено, формирует у щенков норму поведения по отношению к взрослым животным. У хаски удаление матери от щенков до 5-недельного возраста приводило к самопроизвольному формированию у последних понятия о взаимоотношениях со взрослыми животными. Был описан случай, когда мать удаляли от щенков, которым было 5 нед, и те не подчинялись взрослым животным, когда встречались с ними в возрасте 12–16 нед, не демонстрировали позу подчинения (не переворачивались на спину) – ритуал не был освоен. Таким образом, присутствие матери на ранних этапах индивидуального развития благоприятно или даже необходимо для развития ритуального поведения успокоения и иерархического поведения во взрослом состоянии.

Особенности поведения в возрасте от 7 до 10 недель

   С 5-недельного возраста щенки начинают рычать при борьбе за пищу. При возвращении матери, выпрашивая пищу, они машут хвостиками и облизывают пасть и брыли матери, пытаясь поймать отрыжку. Даже с 7-недельными щенками мать не конкурирует за пищу, отдавая им все, даже если это кость (Scott and Fuller, 1965). Но это заканчивается, когда щенки становятся наконец взрослыми и включаются в единую иерарахическую систему стаи.
   Приблизительно с 16-недельного возраста при подходе к пище уже заметно деление щенков на доминирующих и субдоминирующих. Те, которые пытаются стащить часть пищи, пока доминирующие животные утоляют голод, рискуют быть покусанными. Некоторые из субдоминантных щенков, используя ритуал успокоения, получают свой кусок и удаляются с ним в сторону. Иерархия пищевых привилегий, таким образом, формируется в возрасте примерно 16 недель. Когда паре щенков предлагается кость, один из них становится ее хозяином в результате агрессивного соревнования. Такая борьба редко приводит к травмам.
   Установление иерархии пищевых привилегий между щенками-однопометниками зависит от возраста и породы (Scott and Fuller, 1965) и завершается на 25 % к 5-недельному возрасту, на 50 % к 11-недельному возрасту и на 75 % к 15-недельному возрасту у терьеров; на 75 % к однолетнему возрасту у басенджи и шелти; максимально (на 50 %) у кокеров и биглей.
   Иерархия пищевых привилегий варьируется в зависимости от породы и возраста. Согласно Scott and Fuller (1965), чаще она встречается у гладкошерстных фокстерьеров и басенджи (самцы доминируют над самками) и реже у шелти – в возрасте от 11 до 15 нед на 50 % (хотя к годовалому возрасту увеличивается до 75 %). Эта порода отличается «уважением» к женскому полу – самки имеют предпочтение при доступе к пище. У кокеров и биглей пищевая иерархия имеет среднюю выраженность, без какого-либо полового доминирования. У шелти значительно развита территориальная агрессия.
   Замечено, что чем агрессивнее помет (в рамках линии или породы), тем более выражена тенденция для развития линейной иерархии.
   Все нормально социализированные щенки скачут вокруг людей, которые к ним приближаются. Но наиболее активны доминирующие щенки, они могут даже отталкивать своих субдоминантных братьев, перекрывая доступ к людям. Выбирая более нахального щенка (например, чтобы не вы-брать менее общительного, с вашей точки зрения, т. е. того, кто остается позади стаи) вы рискуете выбрать собаку, которая будет отличаться повышенной агрессией к другим собакам.
   Таким образом, возраст от 5 до 15 нед (иногда дольше) характеризуется формированием пищевой иерархии среди щенков, формированием взаимоотношений щенков со взрослыми (с 4-недельного возраста), освоением позы подчинения (с 5-недельного) и поз успокоения (с 8-недельного возраста).
   С учетом изложенного выше может возникнуть несколько проблем при воспитании щенка как домашнего животного:
   1. При слишком раннем отъеме щенка от матери возможно развитие сильной, а иногда и чрезвычайно сильной привязанности к хозяину, в результате чего даже кратковременное расставание с ним будет вызывать у собаки сильный социальный стресс.
   2. Владельцы обычно боятся за здоровье щенка и особенно внимательно относятся к аппетиту собаки, потворствуя ее прихотям, уступая просьбам и т. п. Это, кстати, может сформировать у собаки синдром доминирования.
   3. Очеловечивание собаки и отношений с ней до уровня родительско-детских способствуют тому, что владельцы откладывают воспитание и дрессировку на более поздний срок. Это может привести к развитию различного рода социопатий и, конечно, создаст проблемы с подчинением.
   4. Отсутствие взаимодействия владельца с собакой как лидера с субдоминантом (а они характерны для воспитательного или дрессировочного процесса) приводит к дисфункции ритуального поведения и даже к извращению этих понятий. Например, поза подчинения собаки вызывает у владельца желание приласкать ее (положительное для нее подкрепление), и со временем она начинает считать эту позу позой привлечения внимания (позой петтинга). Пользуясь таким поведением, собака постепенно создает послушного владельца, т. е. со временем становится доминирующей по отношению к нему.
   5. Собака «особачивает» свои взаимоотношения с человеком (это можно назвать киноморфическим подходом, или киноморфизмом) и, если у нее нарушено понятие взаимоотношений со взрослыми членами стаи, уже щенком стремиться занять высокий иерархический статус – стать лидером или доминантом по отношению к большинству членов семьи.
   Этих проблем можно избежать, если вести себя с собакой именно как с собакой, т. е. по-собачьи. Для этого необходимо соблюдать биологические законы развития и поведения этого вида животных. К сожалению, многим из нас нравится собака с гиперпривязанностью по отношению к нам, собака-ребенок, собака-игрушка или собака-раб. Все это приводит к появлению собак с извращенным поведением.

Познавательно-адаптивная стадия, предваряющая половое созревание

   В практике наблюдались случаи возникновения фобий (как к людям, так и к собакам) именно в препубертатный период (период, непосредственно предшествующий половому созреванию), когда резко снижается возможность общения с собаками и людьми. Иногда это ведет к появлению синдрома беспокойства – состоянию тревоги (Dehasse, 1990).
   У одной из наблюдаемых бернских овчарок развилось повышенное состояние тревоги в возрасте около 6 мес несмотря на наличие сенсорных и социальных нормальных условий в период между 3-м и 4-м мес ее жизни. Ее сестра и брат, живущие совершенно в других условиях, имели точно такие же отклонения. Аналогичный эффект был описан у семейства бриаров, выращиваемых в различных условиях. Эти наблюдения дают возможность предположить о наличие двух гипотез: о наследственно определенном поведении или о наличии критической стадии в препубертатный период.
   Литературные данные подтверждают, что имеются филогенетические и (или) эпигенетические предпосылки существования критического препубертатного периода. Fox (1978) изучал первичную и вторичную социализации у диких собак и других представителей семейства собачьих, которых выращивали в одинаковых условиях, и которые имели ежедневные контакты с обслуживающим лицом и кратковременные – с незнакомыми людьми. Все дикие собаки терпимо относились к обслуживающими их лицам, пока не достигли половой зрелости, после чего стали избегать контактов или относиться к людям менее терпимо: при появлении человека принимали позу подчинения, в то время как ранее встречали его более активно – прыгали, облизывали, подталкивали.
   Осторожность по отношению к незнакомцам развивается:
   – очень рано у отдельных видов (с 4 мес у лисиц);
   – позже у видов со средней общительностью (примерно в годовалом возрасте у шакалов и койотов) и намного позже (между 6 и 18 мес) у более социальных видов, например таких, как волки или собаки (у биглей, пойнтеров или чихуахуа – в период от 1 до 2 лет).
   В семействе собачьих имеется корреляция между осторожностью (выраженностью осторожности, трусливостью) и половым созреванием (10 мес у койотов, 2 года у волков), за исключением лис, у которых осторожность в значительной степени предшествует половой зрелости, и собак, у которых она появляется после полового созревания, в возрасте около 6 мес. Ранняя кастрация собак может задержать или исключить появление осторожности к незнакомым людям, что, вероятно, говорит о гормональной природе этого явления.
   Приведенные выше данные о собаках ориентировочные. Все мы знаем, как изменяются срок полового созревания, характер, эмоциональность, общительность и т. д. среди собак различных пород и одной и той же породы. Вполне нормальным следует считать проявление осторожности к незнакомому (или неизвестному) или потерю части социального опыта в возрастной период от 4 мес (как у лис) до 2 лет (как у волков). Это можно сравнить с развитием так называемой территориальной агрессивности.
   Woolpy и Fox отмечают, что у прирученных волков наблюдается некоторая потеря социального опыта, если их приходится на время (по причине заболевания) изолировать от людей. Очевидно, что молодые животные нуждаются в непрерывном подкреплении своего социального опыта. То же касается и собак: когда нормально социализированного щенка в возрасте от 3–4 до 6–8 мес изолируют от людей и помещают в собачий питомник, он начинает бояться людей, даже ухаживающего за ним человека. Считается, что в критические периоды препубертатного или пубертатного возраста даже незначительная травма может закрепить реакцию тревоги или страха (трусости) и привести к познавательным и эмоциональным нарушениям, которые, конечно, нежелательны у собаки, живущей среди людей.
   Что касается факторов риска, то сенсибилизация (повышение чувствительности) порождает тревожность, осторожность, трусость, развитие фобий. Познавательный процесс вызывает предупреждение собакой мнимых (суеверных, отсутствующих в действительности) опасностей (ожидание возможной атаки), выражающихся в изменении поведенческих стратегий (появление защитных реакций: побег, агрессия, замирание).

Половое созревание и иерархические отношения

   Собаки – социальные животные, которые нуждаются в группе, живущей по иерархическим законам. При наблюдении за собачьей стаей мы практически постоянно наблюдаем случаи конфликтов (конкурентную агрессию), начинающихся с периода половой зрелости и продолжающихся всю жизнь. Конфликты могут быть внутривидовыми и межвидовыми, направленными к членам стаи своего и противоположного пола, а могут происходить в борьбе за комфортное место отдыха или пищу. Оптимальный период внутривидовой социализации (идентификации) сопровождается, похоже, несколькими критическими периодами иерархиче-ских взаимоотношений, выражающихся в ряде последовательных стадий: пищевой, территориальной, сексуальной и родительской.
   Pageat (1984) описал три пика социальной агрессивности у собак (кобелей спаниелей): первый пик был отмечен в возрасте 4–5 мес, после чего поведение вернулось к норме (в возрасте 6 мес), когда владельцы начали проводить тренировочные занятия по послушанию (один из способов утверждения доминирования владельцев); второй пик совпадает с производством половых стероидов; третий пик наступает у животных, которые живут в доме, и связан с борьбой за право воспроизводства. Последний факт Pageat объясняет следующим. В стае молодые кобели находятся на низших ступенях иерархической лестницы. Это положение постоянно поддерживается агрессивным поведением старших доминирующих кобелей. Если доминирующие кобели не следят за состоянием иерархических взаимоотношений, ранг молодых животных повышается.
   В экспериментах с различными дикими и домашними представителями семейства собачьих Fox наблюдал возникновение агрессивности кобелей шакалов и волков с самого начала периода половой зрелости. Агрессия увеличивалась, пока не достигла максимума к 2-летнему возрасту. Такое поведение было направлено к самцам представителей собачьих и к мужчинам. Обратите внимание, что собачьи способны к различению пола людей, причем когда последние даже одеты одинаково. Вероятно, они определяют это по запаху. Fox также показал, что у волков (как самцов, так и самок) конкурентная агрессивность может отсутствовать до 4–5-летнего возраста.
   Выше было отмечено, что иерархические взаимоотношения в виде пищевой иерархии проявляются у щенков уже с 5-недельного возраста (в зависимости от породы) и стабилизируются в возрасте от 3 до 12 мес. Между взрослыми собаками и щенками такие связи появляются, когда щенки достигнут 4-месячного возраста. Эта стадия совпадает с первым пиком социальной агрессивности (по Pageat).
   Следующая стадия установления иерархических взаимоотношений приходится на половое созревание и по сути является половой, социальной и территориальной. У молодой собаки появляется интерес к противоположному полу и к областям, занятым доминирующими членами стаи. Эта стадия также сопровождается возникновением реакций защиты территории. У некоторых пород территориальные реакции возникают раньше, с 2-месячного возраста. У самок территориальное поведение вызывается женским половым гормоном (прогестероном) – он провоцирует гнездостроение и ложную беременность.
   Еще одна стадия иерархических взаимоотношений характерна уже для взрослых собак и устанавливается (в зависимости от породных особенностей) в возрасте от 8 мес до 3 лет. Она характеризуется теми же признаками, что и вторая стадия, но они гораздо более выражены и имеют уже «взрослый» характер.
   Если молодой собаке не предлагают соответствующее место в иерархической структуре стаи, она занимает его по собственной инициативе и разумению. И занимает высокое место, часто доминирующее даже по отношению к владельцу, что совместную жизнь не облегчает.

   Печальные итоги
   Выращивание собаки на ограниченной территории с ограниченным количеством внешних раздражителей и незначительным контактом с другими собаками и людьми (зоопсихологи это называют «в условиях ранней сенсорной деривации», а раньше называли синдромом питомника) приводит к следующему:
   – к морфологическим изменениям центральной нервной системы этих животных (у них уменьшается объем серого вещества мозга) по сравнению с животными, содержащимися в обычных условиях. У животных, выращенных в обогащенной среде, отмечается увеличение тела нервных клеток, количества дендритных шипиков и синапсов, новых отростков аксонов и увеличение диаметра капилляров мозга;
   – к торможению формирования (созревания) анализаторов, что в дальнейшем приводит к ухудшению научения с их использованием;
   – к необычно длительному сохранению рефлекса настороженности, характерного для молодых животных; во взрослом состоянии собаки боятся всего нового, трусливо или слишком агрессивно относятся к другим животным, собакам и людям;
   – к замедлению угасания ориентировочно-исследовательского поведения, что вызывает трудности в привыкании к новой обстановке;
   – к ухудшению формирования сенсорно-моторной координации животных, что в дальнейшем выражается в трудности освоения двигательных навыков;
   – к повышенной активации нервных образований отрицательного подкрепления, в результате чего животные стремятся исключить возможность получения отрицательного подкрепления даже за счет отказа от получения положительного (слишком высокая боязнь боли);
   – к снижению стрессоустойчивости и ухудшению состояния конституционального (естественного) иммунитета.

Агрессивное поведение собак

   Приведем несколько фактов агрессивного поведения собак в Северной Америке:
   – 90 % укусов причиняются знакомыми человеку собаками;
   – подавляющая часть кусающихся собак кусает членов своей семьи;
   – от 60 до 70 % собачьих укусов достаются детям или пожилым людям;
   – при нанесении укусов детям 40 % повреждений приходится на область лица (губы, щеки и т. п.);
   – половина обращений в страховые компании, связанные с личным страхованием, вызвана укусами собак.
   Повышенная агрессивность собак имеет несколько причин, но все они могут быть объединены в 3 большие группы: плохое разведение, неадекватный импринтинг (недостаточная социализация) и плохое воспитание.
   Окружающая обстановка тоже может влиять на выраженность агрессии. Жизненные условия, характеризующиеся недостаточной социализацией, чрезмерными наказаниями, атаками агрессивных собак, неправильной и неоправданной похвалой владельцев, недостатком общения с людьми, незащищенностью от нападок невоспитанных детей, гиподинамией – все это приводит к извращенному поведению собак.
   Агрессивная собака не становится монстром за один день. Обязательно бывают признаки, свидетельствующие о ее наклонностях и возможном нежелательном поведении. Возможно, она слишком робкая и трусливая, поэтому в опасной с ее точки зрения ситуации пытается себя защитить, проявляя агрессию. Или это могло развиваться медленно, т. е. сначала собака проявляла агрессивность по отношению к людям, которые проходили рядом с ее игрушками или миской с кормом.
   Обычно, когда мы воспитываем щенка, нас больше волнуют его аппетит и нежелание подходить по команде, поэтому относимся снисходительно к игривому рычанию. Иногда нас забавляет «отважность» маленького песика и мы задумываемся только тогда, когда сталкиваемся с той же отважностью, но уже большого пса.
   Агрессивное поведение как компонент встречается у собак при иерархическом, территориальном, оборонительном, охотничьем, пищевом, игровом, половом и родительском типах поведения. В связи с этим различают:
   – иерархическую агрессию (агрессия доминирования);
   – территориальную агрессию;
   – оборонительную агрессию (агрессия страха);
   – охотничью агрессию (хищническая агрессия);
   – игровую агрессию;
   – половую агрессию;
   – материнскую агрессию (агрессия защиты потомства);
   – инструментальную (условную, обусловленную, приобретенную) агрессию.
   Иногда выделяют еще и собственническую и пищевую агрессии.
   По другим признакам различают агрессию внутривидовую (по отношению к особям своего вида) и межвидовую (по отношению к животным другого вида).
   Агрессию собак делят еще на спонтанную и инициированную. Под спонтанной подразумевают неспровоцированную, как бы беспричинную агрессию, а причину инициированной (вызванной, спровоцированной) легко распознать.

   Иерархическая агрессия (агрессия доминирования)
   Есть данные, согласно которым большинство укусов наносится собаками, относящимися к некрупным породам. Учеными Калифорнийского университета был сделан анализ, результат которого показал, что чаще всего на людей набрасываются собаки массой до 10 кг.
   Большинство владельцев небольших собак не воспринимают серьезно своих питомцев и часто игнорируют проблемы доминирования, считая, что их маленький терьер просто шалит, когда рычит на детей или на тех, кто садится рядом с ним на диван. Однако нужно помнить, что именно некрупные собаки могут кусать маленьких детей в лицо. Владельцы же крупных собак обычно предпринимают некоторые попытки контролировать агрессивность своих питомцев.
   Если ваша цель – воспитание собаки-защитника, развивайте у нее агрессию другого типа. Нейтрализовать иерархическую агрессию взрослой собаки (старше 18 мес) бывает очень трудно или даже невозможно.

   Территориальная агрессия
   Она может быть рассмотрена как форма доминирования. В процессе взросления собака учится смотреть на двор, автомобиль или дом как на свою собственность. Иногда доминирующая собака начинает утверждать это и по отношению к членам своей семьи-стаи, но чаще территориальная агрессия направлена все же на защиту собственности от чужаков. Однако не позволяйте собаке считать вашу территорию принадлежащей ей.
   Собаки, которых выращивают и содержат на привязи или в вольере, вырастают более территориальными (более зависимыми от конкретной территории), в отличие от тех, которых содержат свободно.
   Содержание собаки на привязи (что не очень гуманно по отношению к собаке) или в вольере может увеличить ее агрессивность.

   Оборонительная агрессия (агрессия страха)
   Наверное, многим известен термин «трусливо-агрессивная собака». Собаки этого типа боятся и стремятся избежать опасных, как им кажется, людей и мест. Почти всегда из-за чувства страха кусаются псы, которые имеют неуравновешенный темперамент и слабую нервную систему. Причинами этого может быть выращивание собаки в обедненных и изолированных условиях.
   Поведение трусливо-агрессивных собак очень непредсказуемо. Они демонстрируют позу подчинения (обращают уши назад, голову опускают, избегают прямого взгляда, стараются казаться меньше, прячут хвост между ногами, часто мочатся), лижут руки и переворачиваются на спину, подставляя живот. Они не хотят, чтобы их касались руками, например во время ветеринарных процедур, ненавидят, когда касаются их лап, не любят ласки и шарахаются прочь от протянутой руки. Кусаются собаки также от страха – защищаясь, когда попадают в безвыходное положение, причем часто кусают людей, которые поворачиваются к ним спиной, отходя.
   Если у вашей собаки именно этот тип агрессии, проведите несколько тренировочных занятий, которые помогут ей установить добрые отношения с окружающими и увериться в собственной безопасности. Например, если собака боится идущих навстречу людей, попросите своих знакомых чаще подходить к вам, а собаке давать кусочки чего-нибудь вкусного.
   Если вы имеете несчастье обладать очень робким щенком, начните с его социализации. Берите его с собой, куда бы вы ни шли. При этом внимательно следите, чтобы ничто не причинило ему вред или сильно его напугало. Если щенок пугается чего-нибудь, прижмите его к своим коленям, наклонитесь к нему и подбадривающе (не сюсюкая и не жалея!) успокойте его. Докажите ему, что бояться нечего.
   Дрессировка по какому-нибудь курсу послушания и социализация – лучшее решение проблем большинства робких собак.
   Формой оборонительной агрессии является и защита членов стаи. Что собаки воспринимают как угрозу и насколько агрессивно они защищают стаю, зависит от предшествующего опыта, воспитания и дрессировки. Довольно часто собак воспитывают женщины, и такие собаки могут быть агрессивны к мужчинам. Это случается, когда на улице мужчина обращается за чем-либо к хозяйке пса. Замечено также, что чем ближе находится собака к владельцу, тем более агрессивна ее реакция, особенно если владелец взволнован. Смелость собак, даже в большей степени, чем у людей, зависит от наличия группы – «эффект группы». Агрессия таких собак резко уменьшается по мере их удаления от владельца.

   Охотничья агрессия (хищническая агрессия)
   Современная собака где-то в глубине души все-таки волк и ей свойственно желание, прежде чем пообедать, догнать и убить свой «обед». Даже овчарка, чье поведение очень изменено отбором, любит гоняться за тем, что кажется ей жертвой. Это проявляется в желании побежать за коровой, собакой, автомобилем, велосипедом или спортсменом-бегуном. Терьеры и некоторые гончие имеют очень развитый инстинкт охотника, поэтому не могут быть идеальными собаками для любителей морских свинок и домашней птицы. Бультерьеры были выведены специально для охоты на кабанов. У этих собак также очень выражен охотничий инстинкт, что делает их неподходящими партнерами для игр с детьми, потому что может привести к неспровоцированной агрессии. Инстинктивное поведение устранить невозможно, и это накладывает определенные ограничения на наши взаимоотношения с собаками. Хищническая агрессия очень серьезная проблема! Если другие виды агрессивного поведения направлены на то, чтобы запугать противника, то хищническая агрессия заставляет собаку серьезно покалечить или убить противника. В этом случае наиболее эффективно провести курс послушания и коррекцию иерархического положения собаки в семье. Некоторые собаки во время погони за «жертвой» легче прекращают погоню по команде «Лежать!», другие – по команде «Ко мне!». В любом случае вы должны обладать такой властью, чтобы остановить собаку.
   Вы можете научить собаку прекращать погоню, укладывая ее по команде и тренируя во время игры с предметами – вы бросаете предмет и укладываете бегущую за ним собаку (если нужно, используйте длинный поводок или электрошоковый ошейник). Можно научить собаку прекращать погоню, используя пару теннисных мячей – вы выбрасываете один мяч, когда собака находится на половине пути к нему подзываете ее к себе, а когда она подбежит, бросаете второй мячик. Такое упражнение легче освоить, если использовать электрошоковый ошейник и самый низкий уровень силы тока. Одновременно это поможет вашему утверждению как лидера стаи и улучшит управление собакой.

   Материнская агрессия
   Как правило, материнская агрессия проявляется при защите щенков кормящими суками. Даже довольно покорные суки при наличии щенков могут стать очень агрессивными к людям и собакам. Эта агрессия уменьшается, как правило, по мере взросления щенков и отлучения их от груди.

   Половая агрессия (агрессия половой конкуренции)
   Для самцов всех видов животных характерна половая агрессия, смысл которой заключается в отборе наиболее подходящего отца для следующего поколения. Выраженность половой агрессии у самцов определяется мужским гормоном – тестостероном. Кстати, большинство встреч кобелей заканчивается только демонстрацией угроз, если не вмешиваются владельцы.
   Но если какой-нибудь из владельцев решит предотвратить якобы назревающую драку, один из кобелей может решиться на атаку. При этом собаки могут укусить кого-либо из владельцев. Конечно, такой укус совершенно случаен, но все равно бывает больно. Изолированное содержание или прогуливание кобелей на поводках сводит практически к нулю половую агрессию. Значительно снижает ее и кастрация.

   Инструментальная (приобретенная) агрессия
   Склонность к агрессивному поведению обусловлена генетически, но если ее не развивать, можно и не узнать, что ваша собака очень злобна. Если собака демонстрирует агрессивное поведение по какой-либо причине и добивается благодаря этому желаемого результата, то часто бывает, что она делает это снова. В качестве примера можно привести дрессировку служебных собак или собак-телохранителей. Некомпетентные дрессировщики формируют такую агрессию через болевые ощущения, но при правильной дрессировке агрессивное поведение – это «игра» собаки. Тогда агрессия легко контролируется владельцем и собаки проявляют дружелюбие, когда не несут службу.
   Совершенно не факт, что инструментальная агрессия формируется только в результате специального обучения на дрессировочной площадке. Часто во время выращивания и воспитания щенка владельцы или члены семьи бессознательно формируют у собаки этот тип агрессии. Например, вы вытираете собаке лапы, она вырывается и вдруг в какой-то момент начинает рычать. Вы уже вытерли лапы, пусть и не тщательно, и думаете: «Ну и бог с тобой, вроде лапы чистые, оставлю тебя в покое, раз тебе эта процедура не нравится». Вы считаете, что поступили разумно. Собака же полагает, что вы перестали ее донимать только потому, что она зарычала. И в следующий раз вы непременно столкнетесь с ее агрессией. Другой пример. Вы играете со щенком в игру под названием «А ну-ка отними» – перетягиваете игрушку. К этой игре почти все щенки относятся с азартом: активно хватают игрушку, вырывают ее, треплют и рычат. Все это признаки игровой агрессии. Но в какой-то момент вы отдаете игрушку щенку, потому что вам наскучило или вы считаете, что щенок устал. А щенок считает, что он победил благодаря своим агрессивным действиям. И его агрессия становится условной.

   Игровая агрессия
   Игра для молодой собаки это прежде всего тренировка и причем не по одному виду «спорта». Во время игр молодые животные выясняют и устанавливают иерархические вза-имоотношения, обучаются половому поведению, моделируют и тренируют навыки охоты, защиты и нападения, учатся «разговаривать» – понимать значение вокальных, мимиче-ских и пантомимических сигналов. И, что очень важно для будущего, формируют уровень, манеру, форму или норму, как хотите, взаимоотношений со своими социальными партнерами. Часто игры сопровождаются элементами агрессивного поведения. Если мы позволим щенку играть с нами в «охотничьи» игры, т. е. хватать за края одежды, прикусывать за ноги или руки, играть грубо, то это станет привычной для него формой общения с человеком. И когда ваш мастифчик вырастет в мастифа и, продолжая играть (совершенно не желая вас обидеть!), возьмет в пасть вашу руку и дружески ее сожмет, синяк получится самый настоящий.
   Чтобы избежать осложнений, учите щенка играть в спокойные игры и обязательно с использованием игрушек. Запрещайте ему обращаться с членами семьи бесцеремонно и грубо.

Кличка

   Кличка собаки вмещает очень много информации. Прочитав кличку, присвоенную племенным кинологическим клубом, можно узнать год рождения помета, его порядковый номер, клички папы и мамы (а то и дедушки, если он был выдающимся производителем) и название питомника, откуда родом собака.
   Построение клички племенной собаки подчиняется определенным правилам. Часто клички бывают трехэтажными, что весьма неудобно в обращении. Это скорее титул и официальное (юридическое) имя, которым пользуются лишь в определенных ситуациях. Например, при присвоении вам звания академика вас назовут Иваном Ивановичем Ивановым, а ваша мама зовет вас Ваней, дед – Малышом, приятели – Карасем, а ваша подружка – …Точно так же и с собакой. Какое бы официальное имя у нее ни было, вы, конечно же, постараетесь сократить его до удобопроизносимого слова. Хорошо, когда в официальном имени-титуле есть слово, которое можно использовать в качестве клички, но если его нет, придумайте сами. У многих титулованных собак имеются «кухонные» (домашние) клички, не имеющие ничего общего с официальным именем.
   Для чего служит кличка? Для привлечения внимания. Иногда ее используют в качестве синонима команды «Ко мне!». В зависимости от интонации, с которой кличка произносится, она может быть использована как похвала (условное положительное подкрепление) или как выговор (условное отрицательное подкрепление).
   Придумайте слово, которые бы отражало какие-нибудь характерные черты вашей собаки (внешние или внутренние). Это слово должно быть удобным для шепота и крика и легко произноситься, что очень важно для обеспечения оперативности управления собакой. Короткую кличку легко произносить, она быстро опознается собакой, особенно в стрессовой ситуации (собака тотчас отреагирует). Постарайтесь, чтобы от придуманной вами клички можно было легко образовать и ласковые, и ругательные (угрожающие) производные.
   Когда-то у меня был замечательный немецкий дог черного окраса. Звали его по родословной Нуар Вет Бальд, что мне не очень нравилось. Поэтому я назвал его Гай. И не ошибся.
   Характер у собаки был гаевский, юльевский и цезаревский одновременно. Когда мне нужно было сказать ей, что команду необходимо выполнить быстро и без выкрутасов, я говорил: «Гай! Ко мне!». Когда я ласкал дога, играл с ним, или приглашал к игре, или хотел сказать ему, что доволен им, я называл его Гагаша, Гагашка или Гаюшка. При недовольстве его поведением сообщал ему, что он Гагай. И мы легко друг друга понимали в любой ситуации.
   Вы вправе, конечно, пренебречь любыми рекомендациями и назвать свою собаку, как пожелаете.

Как приучить собаку к кличке

   Как только вы принесли щенка домой, сразу же начинайте приучать его к кличке. Произносите ее перед любым приятным щенку событием и во время оного. А приятным событием для него может быть кормление, дача лакомого кусочка, оглаживание, игра с хозяином или игрушкой, похлопывание и почесывание, а также поцелуи и просто ласковый разговор. Назвав щенка, присядьте перед ним или отбегите от него, а когда он приблизится к вам, устройте веселую игру.
   На данном этапе нужно сделать так, чтобы кличка символизировала для щенка наступление какого-нибудь очень радостного события. При произнесении клички варьируйте свою интонацию и поработайте над производными от клички словами – моделируйте ситуации, которые могут возникнуть в будущем.
   Даже когда щенок поймет, как его зовут, не забывайте время от времени сопровождать произнесение его клички приятными сюрпризами.

Гардероб для собаки

   Собачий гардероб должен быть таким же большим и разнообразным, как у хорошей модницы, и меняться сообразно возрасту, воспитательным задачам и специфике мероприятий. Конечно, поводки, ошейники, шлейки и прочие намордники выполняют и эстетическую функцию, но нас прежде всего должно интересовать их педагогическое значение в воспитании подрастающего ухолапого шалопая. Легче всего этого не иметь. Но чем позже вы приобретете средства воспитания, тем труднее будет приучить к ним собаку и тем больше она освоит нежелательных навыков поведения на улице.

   Виды ошейников
   обычный ошейник

   рабочий ошейник

   ошейник-удавка

   парфорсный ошейник

   Какими бы ни были ошейники и поводки – брезентовые, из искусственной или натуральной кожи, украшенные или нет – они должны быть прежде всего удобными для собаки, т. е. не доставлять ей неприятных или болезненных ощущений. Только тогда отношение собак к ним будет нейтральным. Кстати, с помощью воспитательных приемов можно превратить надевание намордника в праздник для собаки.
   Начнем с ошейника. Ошейники бывают из твердой и мягкой кожи, матерчатые или нейлоновые, еще более мягкие. Для обычной прогулки лучше выбрать мягкий ошейник, причем чем меньше по возрасту щенок, тем легче должен быть ошейник. Ширина ошейника тоже имеет значение. Более широкий ошейник диффузно распределяет нагрузку на шею и не мешает собаке гулять, но делает малоэффективным воспитательный рывок поводком. Чем ошейник уже, тем больше он вызывает неприятных ощущений при рывке, если возникает необходимость такого воздействия на собаку.
   Существует индивидуальная реакция собак на тот или иной ошейник, но общие правила таковы: прогулочный ошейник должен как можно меньше мешать собаке; на дрессировочное занятие нужно надевать ошейник пожестче и поуже – он не особенно мешает собаке и в то же время повышает эффективность воспитательных мероприятий.
   Строгий, или коралловый ошейник, он же парфорс, может быть проволочным и состоять из металлических пластин. Его используют редко и только в качестве «метательной цепи» – швыряют в собаку, когда она предпринимает попытки нежелательных действий. При воспитании собак многих пород такой ошейник необязателен, а для щенков и вовсе не годится – может вызвать у них панический страх.
   Принцип действия строго ошейника основан на том, что его шипы при натяжении или рывке поводка, впиваясь или вдавливаясь в кожу шеи, вызывают боль (от возможного разрушения кожи), которая и приводит к оборонительной реакции собаки. Она прекращает нежелательное действие и старается вести себя так, чтобы избавиться от ощущения боли или не допустить ее.
   Порог болевой чувствительности – вещь очень индивидуальная. У многих пород собак он очень высок. Однако со временем такие собаки привыкают к строгому ошейнику и перестают на него реагировать. В таком случае приходится либо увеличивать величину и заостренность шипов, что в конце концов приводит к ранению шеи, либо просто развести руками. Гораздо эффективнее использовать ошейник-удавку – затягивающийся ошейник из веревки или цепи, у которого иногда бывают ограничители. Удавку легко изготовить и самому, лучше – из синтетической веревки, которая хорошо скользит и потому легче распускается. Принцип действия удавки иной, чем у строгого ошейника, она не служит источником боли, но, приводя к затруднению дыхания, вызывает оборонительную реакцию. Степень же затруднения дыхания можно контролировать с помощью натяжения или рывка поводком. Привыкание к удушью у собак не вырабатывается.
   Шлейки бывают самого разного покроя и назначения, например для щенка, для транспортировки, сторожевки и т. д. Как средство воспитания шлейка не имеет особого значения, она служит для того, чтобы снизить неприятные ощущения от рывка, распределяя нагрузку на грудь. Шлейка вам понадобится, если вы поставили цель развить у щенка агрессию или если по рекомендации ветврача ему необходимо таскать тяжести. Приучение собаки к буксировке лыжника или транспортировке грузов начинают, как правило, в возрасте полутора лет.
   Намордник нужен для собак очень агрессивных, крупных или служебных, да и то не всегда. Если быть внимательным к собственной собаке, не создавать для нее конфликтных ситуаций и не ездить с ней в общественном транспорте, он может и не понадобиться. Но если есть необходимость в наморднике, то лучше выбирать изготовленный из толстой кожи и свободный, позволяющий собаке открывать пасть и высовывать язык.
   Поводок нужен вместе с карабином. Карабин должен быть легким, прочным и простым, чтобы в обращении с ним не требовались специальные знания и особые усилия. Систем карабинов много, можно выбрать удобные для себя и своей собаки. Может понадобиться несколько поводков: короткий – 1–2 м, средний – 2–5 м, длинный – 5–15 м. Для крупной собаки удобен поводок-петля.
   Напомню, что первые 3–4 мес жизни и прогулок вашего щенка – это период обучения тому, как себя вести. Поэтому рекомендую прогуливать его на поводке до тех пор, пока вы не отработаете у него правильные навыки поведения и не убедитесь, что щенок их выполняет. Проверить это можно, поменяв средний поводок на длинный.

Как приучить щенка к ошейнику и поводку

   Приучение 1–2-месячного щенка к ошейнику и поводку чаще всего проблем не вызывает, но чем старше щенок, тем больше вероятность того, что вы натолкнетесь на его сопротивление. Легче всего приучать его к ним в игре. Возясь со щенком, можно быстро надеть ему ошейник через голову и продолжить игру. Если щенок выражает при этом недовольство, попробуйте отвлечь его игрушкой или другой игрой. Можно поступить и по другому: наденьте на щенка ошейник и тут же дайте ему лакомый кусочек, после чего снимите ошейник. Через секунду-другую снова наденьте ошейник и снова дайте угощение.
   Если щенок очень упрям и ошейник его очень беспокоит, надевайте его каждый раз перед кормлением и кормите щенка только тогда, когда он в ошейнике. Со временем, если вы постоянно выводите щенка на улицу в ошейнике и на поводке, надевание их станет для него сигналом прогулки, и он начнет относиться к этим предметам просто с любовью.
   После того как щенок перестанет обращать внимание на ошейник, пристегните к нему легкий недлинный поводок. Пусть щенок походит с ним по квартире. Отвлекайте его от попыток грызть поводок, устраивая игру и давая лакомство. Попробуйте отбежать от него. После небольшого урока (но не во время боязливой реакции или борьбы с поводком) отстегните поводок. Здесь главное – повторение (вспомните известную поговорку).
   Наконец щенок перестанет обращать внимание на поводок. Попробуйте теперь поводить собаку по квартире. Во время движения как можно чаще скармливайте ей кусочки пищи и играйте с ней в любые игры. По мере привыкания частоту педагогических мероприятий следует сокращать. Чтобы все закончилось хорошо, соблюдайте несколько несложных правил:
   – не делайте больно щенку, пока на нем поводок;
   – не тяните щенка – это вызовет усиление у него панической реакции;
   – управляйте щенком с помощью легких поддергивающих рывков, как бы подталкивая его в нужном направлении.
   Приученный в квартире к ошейнику и поводку щенок может на улице вести себя по-иному: испугаться, лечь и не двигаться, а то и закатить истерику. В любом случае лучше его не дергать, а успокоить, огладить, дать кусочек пищи и еще раз попробовать заставить его подчиниться поддергиванием поводка. Обычно, если хозяин не груб, такая реакция щенка быстро прекращается. Но помните: на улице не собака ведет вас, а вы собаку!
   Пока щенок мал, противодействовать его стремлению двигаться, натягивая поводок, легко. Не делать этого – верный способ научить собаку прогуливаться именно так, а потом столкнуться с трудностями борьбы со взрослой собакой. Чтобы научить собаку вести себя правильно, требуется время. Ваше отношение к ней должно быть примерно таким, как хирурга к больному, т. е. вы должны быть готовы к тому, чтобы сделать щенку неприятно или немного больно во имя благополучия его будущей жизни.
   Как только щенок натянул поводок и потянул вас в ненужную вам сторону или зарылся носом туда, куда не следует, вы должны сделать резкий рывок поводком. Он должен быть такой силы, чтобы вызвать лишь подчинение собаки, не больше. Перед вами не стоит задача наказать щенка, вам надо только заставить его изменить свое поведение (к сожалению, при помощи неприятных воздействий). Если щенок не обратил внимания на рывок (научения не произошло), сделайте следующий, посильнее, но не слишком сильный, иначе это вызовет панику у собаки, и в дальнейшем у щенка выработается боязнь поводка и ситуации. Это плохо, поэтому ищите золотую середину!
   В том случае, если вы будете постоянно одергивать щенка при натяжении им поводка, само натяжение будет восприниматься им как предвестник неприятных событий, избегая которых, собака станет следить за темпом и направлением своего и вашего движения. Если собака подросла, стала физически сильнее вас и уже не обращает внимания на ваши рывки поводком, можно производить не один рывок, а три-четыре или воспользоваться удавкой. Затруднение дыхания, вызванное удавкой и усиленное вашим рывком, очень эффективно.
   При необходимости нетрудно научить собаку ходить внатяг, т. е. тянуть вас по команде «Вперед!». Иногда это бывает необходимо для исправления некоторых экстерьерных недостатков и очень полезно для собаки, которую в будущем станут использовать для буксировки лыжника или транспортировки грузов. Для этого вы подаете команду и начинаете бег, вынуждая собаку развить необходимую скорость и выбежать вперед. После этого нужно замедлить темп движения, но сначала не очень сильно, позволяя собаке тянуть вас и подбадривая ее повторением команды. После 10–15 м пробега, а для начала этого достаточно, вы подаете команду «Тише!» и приостанавливаете собаку рывком поводка. Еще 10–15 м следует идти так, чтобы дать собаке понять, что сейчас тянуть не надо, а затем вновь повторить урок. Постепенно рабочее расстояние увеличивают и переходят к лыжам, санкам, тележке.
   Очень полезно научить собаку, находящуюся на поводке, самостоятельно решать связанные с ним проблемы, как это советуют Е. А. Мещерская и Н. Н. Мешкова (Советы собаководу, 1992). Они предлагают применять команды «Обойди!» и «Ногу!». Первую команду подают, когда животное, находясь на поводке, зашло за дерево, куст, большой камень или столб, что затруднило движение. Вместе с командой подтягивают поводок, принуждая собаку вернуться назад. Команда «Ногу!» означает, что собака, когда поводок прошел у нее под животом, должна, подняв соответствующие конечности, выпутаться из поводка. При этом владелец подает команду и поднимает собаке лапы. Со временем, набравшись опыта, она будет это делать сама.
   Все это можно отработать и без предваряющих команд, управляя собакой лишь подергиванием поводка. Спустя некоторое время она начнет выполнять нужные действия, ориентируясь на направление рывков.
   При игре собаки с поводком последний неизбежно приходит в негодность, если он матерчатый, а цепь создает угрозу зубам собаки. В основе такого поведения собаки лежит ее потребность в игре, поэтому часто дергать за поводок не следует. В противном случае собака расценит это как игру, и такое нежелательное ее поведение закрепится. Угрозы и удары тоже малоэффективны, так как не удовлетворяют потребность в игре, а она у молодых собак особенно ярко выражена. Если собака начнет трепать поводок, лучше бросьте его, тем самым прекратив игру, и собака оставит его в покое, т. к. он уже не будет сопротивляться. Взамен предложите псу палочку, игрушку и поиграйте с ним. Предлагать игрушку лучше, когда собака вцепится в поводок, а еще лучше, когда она только захочет это сделать. Если же за ней водится такой грех как игра с поводком, то можно игрушку сунуть в пасть и заранее. Со временем собака поймет, что игрушка – это не поводок.
   

notes

Примечания

1

   Изложено по материалам Dr. J. Dehasse.
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать