Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Перевоспитание собак

   Автор подробно описывает различные формы нежелательного для владельцев поведения собак и причины такого поведения, предлагает множество способов и приемов для разрешения связанных с этим проблем, раскрывает суть методов перевоспитания собак.
   Книга предназначена для владельцев собак и специалистов—кинологов.


В. В. Гриценко Перевоспитание собак

Нежелательное поведение

   Прежде чем начать подробно разбираться в механизмах появления нежелательного поведения, надо определить, что же это такое. Если вы будете четко представлять себе суть «плохого» поведения, то может оказаться, что ваши претензии к собаке совсем не обоснованны. Как говорят, понять – простить.
   Некоторые особенности поведения генетически предопределены и специфичны для каждого вида животных. Собаки ведут себя, как собаки, а не как коровы или овцы. И нам следует учитывать видоспецифичное поведение. Человек, заводящий собаку, должен быть готов к тому, что может столкнуться с ярко выраженным инстинктом охоты, агрессией, проявляющейся по отношению к людям во время игры, или иерархической агрессией по отношению к членам семьи. Обгрызание мебели, копрофагия, агрессивные отношения между кобелями, повышенная потребность в движении – все это особенности вполне нормального поведения собаки.
   Специфика поведения может определяться и породой. Например, если лайка не ведет себя, как пудель, то это же очень хорошо. Сотни лет люди добивались этого! Много разочарований ждет того, кто будет пытаться сделать из лайки собаку—компаньона.
   Несоответствие нормальному видоспецифичному поведению считается патологией. В этом случае говорят об отклоняющемся (девиантном) поведении.
   Не забывайте и о нормальном половом поведении. Кобели почти всегда озабочены решением половых вопросов. Суки часто после окончания течки переживают состояние ложной беременности, в связи с чем устраивают норы, «усыновляют игрушки» и т. п.
   Очень часто причиной аномального поведения (т. е. не соответствующего физиологическим или психологическим параметрам) выступают различного рода заболевания. Например, полифагия (поедание несъедобных предметов) может быть вызвана паразитарным заболеванием, а частое мочеиспускание, в том числе и в квартире, – воспалением мочевого пузыря.
   Но мы с вами будем говорить о нежелательном поведении, т. е. о таком, проявление которого нас не устраивает по каким—либо причинам. Это уже более широкий термин, который объединяет девиантное (аномальное) поведение и то поведение, которое по субъективным причинам может быть отнесено к «плохому». Например, видо—специфическое поведение может быть чрезвычайно выражено с нашей точки зрения или по мнению людей, которые нас окружают. Это может быть лай сторожевой собаки или повышенная территориальная агрессивность. К нежелательным мы отнесем и те формы поведения, которые представляют опасность для окружающих, т. е. асоциальное поведение или конфликтное, если оно приводит к конфликтной ситуации. Нежелательным может быть и неадекватное (с точки зрения человека) поведение, например нанесение запаховых меток кобелями в помещении. Поведение, которое просто не нравится конкретному человеку, тоже можно назвать нежелательным. Мне нередко приходилось слышать, например, такие слова: «Мне не нравится, что моя собака ласкова к посторонним». Для тех, кто такое говорит, это проблема.

   Как формируется плохое поведение и почему с ним трудно бороться
   Дрессируя животное, мы сами создаем у него нужную нам потребность и сами же предлагаем путь к ее удовлетворению. Например, чтобы научить собаку посадке, мы можем воспользоваться ее желанием есть (пищевой потребностью). Для этого мы часто не кормим собаку перед дрессировкой, чтобы повысить ее пищевую потребность, а затем предлагаем собаке сесть по определенной команде для того, чтобы получить кусочек пищи, т. е. удовлетворить пищевую потребность. Удовлетворение имеющейся потребности в дрессировке называется подкреплением. Факт удовлетворения потребности (подкрепление) воспринимается собакой положительно и способствует закреплению в памяти действия, которое привело к нему. В результате многократного повторения действие заучивается животным, легко вызывается командой и воспроизводится независимо от окружающих условий, т. е. становится навыком.
   Но потребности возникают у наших собак и в наше отсутствие. Например, когда собака остается одна и испытывает потребность в пище, она начинает сама искать пути удовлетворения голода. И если вы не очень тщательно убрали пищу, то собака непременно доберется до нее и удовлетворит свой аппетит. Одновременно данный положительный результат становится подкреплением тому способу, с помощью которого собака достала пищу. Новый способ пищедобывания записывается в ее память и при необходимости будет воспроизводиться снова и снова. То же касается и изжеванной обуви. Скучая, щенок пытается удовлетворить потребность в новой информации (она очень выражена у молодых животных) и находит башмак, приятно пахнущий хозяином. Сколько удовольствия и радости получит щенок, расправляясь с ним, а как быстро летит время за интересным занятием! Стоит 2–3 раза не убрать обувь – и навык готов. Теперь щенок будет сознательно искать башмаки и заниматься уже привычным для него и интересным делом, чтобы скоротать время.
   Но бывает и по—другому. Предположим, покупая щенка, вы уже знаете, что собака—попрошайка – это нехорошо. И не подкармливаете щенка у стола. Но ваши дети, жена или родители считают, что вы слишком строги к такому очаровательному крохе и иногда в ваше отсутствие дают ему кусочки. Таким образом щенок получает подкрепление своему попрошайничеству, и это поведение закрепляется. Весь фокус в том, что навык можно выработать, подкрепляя даже каждую третью попытку, – это называется вариабельным, или вероятностным, подкреплением. А навыки, выработанные с применением вариабельного подкрепления, погасить очень трудно по сравнению с теми, для которых применяли постоянное подкрепление.
   Любая из существующих в природе потребностей, не будучи удовлетворенной, может стать причиной нежелательного поведения наших собак, если мы не поможем удовлетворить ее или не подскажем правильного пути для ее удовлетворения.
   Устранить нежелательное поведение, в основе которого лежит неудовлетворенная потребность, легче, чем избавиться от немотивированного поведения. А такое встречается и у людей, и у собак. Поэтому следует помнить, что, кроме навыков, существуют еще и привычки. Приобретаются и закрепляются они так же, как и навыки, в результате многократных повторений, но если последние нужны для достижения какой—либо цели, то привычные движения выполняются ради себя самих. Когда собаке делать нечего, а основные ее потребности вы удовлетворили и оставили одну, тогда и формируются привычки. Повторяясь, они становятся необходимым атрибутом свободного времени собаки (вспомните свои привычки и то, как вы раздражаетесь, когда вам мешают совершить привычное действие). Вот поэтому вам остается одно – начать формирование у своей собаки других привычек, что требует длительного времени.
   Почему так трудно бороться с плохим поведением? Прежде всего потому, что, с точки зрения собаки, оно целесообразно, поскольку приводит к удовлетворению потребности и в связи с этим, а часто и по другим причинам вызывает положительные эмоции. А потребность в положительных эмоциях – одна из ведущих у живых организмов. В опытах со вживленными в «центр удовольствия» мозга электродами крысы научались нажимать на рычаг, вызывая положительные ощущения, и это занятие становилось для них единственным. Они доставляли себе удовольствие по несколько тысяч раз в час, отказываясь от пищи и воды, что в конце концов приводило их к гибели.
   Собаке же чаще предлагаются, например, в классической дрессировке, навыки поведения, связанные в основном с отрицательным подкреплением, что, естественно, вызывает у нее желание самой формировать свое поведение.
   Распространено мнение, будто животные начинают обучаться довольно поздно. На самом деле это не так.
   Как показали исследования, причинно—следственные (условные) рефлексы образуются у щенков сразу же после рождения, буквально с первой минуты жизни. Вначале формируются обонятельные и тактильные рефлексы, а затем, по мере созревания и остальных анализаторов, другие. Так что, когда мы обычно приступаем к воспитанию своего щенка, у него уже есть в запасе несколько дюжин отработанных навыков и привычек. По этому поводу позволю себе привести описание одного опыта.
   У собаки был выработан и закреплен сначала один навык добывания пищи, а затем в этих же условиях другой, но равнозначный, после чего ей предложили свободу выбора в достижении цели. Вы считаете, что она выбрала последний? Как раз наоборот: оказалось, что первое запоминается лучше, чем последующее.
   Другая причина, по которой отрицательное поведение вырабатывается быстро, а устраняется с трудом, заключается в том, что научение у молодых животных происходит по типу так называемого запечатления (импринтинга), которое характеризуется чрезвычайной быстротой и фиксацией результатов в памяти, причем надолго.
   И последнее. Когда формируется навык или привычка, в центральной нервной системе образуется некая система или совокупность нейронов, связанных между собой. Чем чаще повторяется действие, тем стабильнее и устойчивее становится соответствующая этому действию совокупность нейронов. И не существует в мире ластика, с помощью которого можно было бы стереть с лица земли эти нейроны.
   Таким образом, перевоспитание требует настойчивости, последовательности, терпения и упрямства, если хотите. Нужно быть готовым к серьезной борьбе с нежелательным поведением и не надеяться на быстрый успех.

   Причины нежелательного поведения
   Ранее шел разговор о биологических, первичных причинах «хорошего» и «плохого» поведения. Но ведь известно, что не все собаки хулиганят. Почему? Думаю, что в большей части наших проблем виноваты мы сами, и одна из причин этого кроется в нашем отношении к собаке.
   Пытаясь разобраться во взаимоотношениях «человек—собака» c помощью специально разработанной для этого анкеты, я опросил 212 владельцев собак – 97 мужчин и 115 женщин. Опрошенные имели собак следующих пород: лайка, немецкая овчарка, ротвейлер, кавказская овчарка, бернская овчарка, черный терьер, доберман, боксер, английский бульдог, дог, французский бульдог, английский сеттер, эрдельтерьер, тайган, колли, миттельшнауцер, ризеншнауцер, английский кокер—спаниель, московская сторожевая, лабрадор, такса, аргентинский дог, восточноевропейская овчарка, среднеазиатская овчарка, чау—чау, цвергш—науцер, тойтерьер, американский стаффордширтерьер, ньюфаундленд, фокстерьер, американский кокер—спаниель, пудель. Участвовали в опросе также и владельцы беспородных собак и метисов, а 13 владельцев имели двух и более собак разных пород.
   Но прежде, чем рассматривать результаты опроса, следует познакомиться с понятием «антропоморфизм».
   Под антропоморфизмом понимается следующее:
   – представление о наличии у животных психических свойств и способностей, присущих в действительности только человеку;
   – приписывание специфических свойств человека тому, кто или что им не является;
   – перенесение присущих человеку психических свойств на явления природы (на животных, предметы).
   Мы на самом деле очеловечиваем собак, а следовательно:
   – воспринимаем их поведение не так, как надо;
   – навязываем им неадекватные их природе формы поведения;
   – общаемся на непонятном им языке;
   – используя «человеческие» методы и способы воспитания и дрессировки, неэффективно или неправильно формируем их поведение.

   Что нам нравится в собаках
   Вопрос этот далеко не случаен. Все дело в том, что мы хотим видеть в наших собаках то, что нам нравится.
   И вполне сознательно положительно подкрепляем (например, хвалим) понравившиеся нам особенности поведения, развивая и закрепляя их в собаке. Поэтому то, что нам нравится, выражается в собаке все ярче и ярче и повторяется все чаще и чаще.
   А нравится нам, таким непохожим, в собаке очень разное. Ниже приведен перечень качеств, которые владельцы собак хотели бы видеть в своих питомцах, и количество владельцев, отметивших те или иные качества.
   Качества, которые владельцы собак хотели бы видеть в своих питомцах:
   – верность, сообразительность, дисциплинированность, смелость, ум, любовь к владельцу, решительность, послушание, мужество, интеллект, чуткость, умение слушать, любовь к членам семьи, самоотверженность, веселость, неподкупность, благородство, спокойствие – 92–99,1 %;
   – юмор, индивидуальность, терпимость, самоуважение, способность сострадать, интеллигентность, незлопамятность – 83,5—89,6 %;
   – великодушие, аристократизм – 71,7—76,9 %;
   – гордость, осторожность, настойчивость, неумение обманывать – 62,3—67,9 %;
   – непосредственность, эмоциональность 56,1—59,0 %;
   – хитрость – 42,5 %;
   – независимость, агрессивность к посторонним – 34,4– 37,7 %;
   – дружелюбие ко всем, возбудимость, умение обманывать – 20,8—23,6 %;
   – настырность, наивность, наглость, ревность, холе—ричность – 11,3—17,9 %;
   – флегматичность, упрямство, агрессивность к собакам, злопамятность, глупость, нелюбовь к членам семьи, эгоизм – 1,9–9,9 %;
   – непослушность, попрошайничество – 0,5 %;
   – пустобрехство, трусость – 0 %.
   Подавляющему большинству владельцев нравятся свойства, делающие собаку удобным и неконфликтным социальным партнером. Но среди нас есть те, кому нравится потенциальная или реальная конфликтность своих собак, как интравертная (направленная внутрь семьи), так и экстравертная (по отношению к посторонним собакам и людям).
   Например, гордость в собаке нравится 67,9 % владельцев. Однако следует помнить, что гордость, помимо всего прочего, трактуется и как «высокомерие, чрезвычайно высокое мнение о себе, спесь». Хитрость нравится 42,5 % владельцев, но ведь хитрый – это еще и «изворотливый, скрывающий свои истинные намерения, идущий обманными путями». Среди свойств собак, которые можно назвать критическими, нам нравятся самоуважение (86,3 %), настойчивость (64,2), независимость (37,7), агрессивность к посторонним (34,4), умение обманывать (20,8), настырность (17,9), наглость (15,6), ревность (15,1 %), упрямство (9,0), агрессивность к собакам (8,5), злопамятность (3,3), нелюбовь к членам семьи (2,4 %). Недооценка негативных сторон этих свойств собачьего характера может служить первой причиной наличия «проблемных» собак.

   С чем мы миримся в собаках
   Мириться – это значит махнуть рукой, пустить на самотек, привыкнуть к чему—либо, не видя в этом чего—то необычного или принципиального. Это значит, по большому счету, позволять собаке делать что—то без особой похвалы с нашей стороны. Вроде бы подкрепления здесь нет. Но поскольку собака совершает действия, удовлетворяя имеющуюся у нее потребность, то подкрепление действию существует, и часто более мощное, чем наша похвала. Поэтому то, с чем мы миримся, закрепляется! Учтите это. Ниже приведен перечень свойств, с которыми владельцы собак готовы смириться, и количество владельцев, отметивших те или иные свойства:
   – ревность – 49,5 %;
   – возбудимость, хитрость, независимость, упрямство, настырность, наивность, умение обманывать – 37,3—31,1 %;
   – холеричность, эмоциональность, наглость, флегматичность, дружелюбие ко всем, осторожность, непосредственность, агрессивность к посторонним, агрессивность к собакам, эгоизм, неумение обманывать – 29,7—20,3 %;
   – настойчивость, злопамятность, гордость, попрошайничество, глупость, великодушие, аристократизм – 19,8—11,3 %;
   – самоуважение, непослушность, терпимость, интеллигентность, незлопамятность, способность сострадать, индивидуальность, пустобрехство – 9,4–6,1 %;
   – нелюбовь к членам семьи, спокойствие, трусость, юмор – 5,2 %;
   – любовь к членам семьи, благородство, веселость, послушание, самоотверженность, умение слушать, интеллект, любовь к владельцу, неподкупность, решительность – 3,8–1,4 %;
   – мужество, ум, чуткость, верность – 0,9–0,5 %;
   – дисциплинированность, сообразительность – 0 %.
   Обратим внимание на то, как мы относимся к тем свойствам собачьего характера, которые принадлежат к «группе риска». С ревностью мирятся 49,5 % владельцев (48,5 % мужчин и жен 50,4 %), с хитростью – 37,9 (соответственно 36,1 и 34,8), независимостью – 36,3 (38,1 и 34,8), упрямством – 34,9 (30,9 и 32,2), настырностью – 34,4 (33,0 и 35,7), наглостью – 28,3 (23,7 и 32,2),
   с агрессивностью к посторонним – 22,6 (22,7 и 22,6), агрессивностью к собакам – 22,2 (21,6 и 22,6), эгоизмом – 20,8 (19,6 и 21,7), злопамятностью —
   19,3 (23,7 и 15,7), с гордостью – 18,9 (19,6 и 18,3), с непослушностью – 9,0 (7,2 и 10,4) и с нелюбовью к членам семьи – 5,2 (мужчин и женщин Поровну – 5,2 %).

   Вам больше нравятся люди или собаки
   Лучше было бы этот вопрос и не задавать! Распределение голосов мужчин и женщин, ответивших на этот вопрос, показано в таблице 1.
   Таблица 1


   Как видно из данных таблицы, «человеку с собакой» больше нравятся четвероногие друзья, причем женщины обижены на людей больше, чем мужчины.

   Почему наши собаки невоспитанны
   А с чего им быть воспитанными? Мы ведь только декларируем, что нам нравятся дисциплинированность и послушание – именно на эти качества указали 98,6 % мужчин и 97,2 % женщин. Однако немало владельцев, которым нравятся в своих питомцах свойства, противоречащие дисциплинированности и послушанию, или которые мирятся с ними: наглость – это свойство нравится 15,6 % опрошенных (15,5 % мужчин и 14,8 % женщин), а мирятся с ним уже 28,3 % (23,7 и 32,2), настырность – соответственно 17,9 (21,6 и 14,8) и 35,5 (33,3 и 37,3), упрямство – 9,0 (12,4 и 6,1) и 34,9 (30,9 и 38,3), независимость – 37,7 (39,2 и 36,5) и 36,3 % (38,1 и 34,8), умение обманывать – 20,8 (18,6 и 21,7) и 31,1 (29,9 и 32,2), хитрость – 42,5 (41,2 и 42,6) и 37,0 (36,1 и 38,3 %).
   Женщинам меньше, чем мужчинам, нравятся «негативные» свойства собачьего характера, но они легче мирятся с ними.

   Почему наши собаки кусают людей на улицах
   А почему бы и не кусать, если агрессивность к посторонним, как выяснилось в ходе опроса, нравится 34,4 % владельцев собак (41,2 мужчин и 28,7 % женщин), а мирятся с ней 22,6 % (22,7 и 22,6 %). А если учесть непослушание наших собак и то, что владельцам собак больше нравятся именно собаки, а не люди, то просто удивляешься, почему они еще так мало кусают законопослушных граждан. Тем более что дружелюбие по отношению ко всем нравится только 23,6 % владельцев (17,5 % мужчин и 28,7 % женщин), не нравится 49,5 (56,7 и 43,5), а мирятся с этим «недостойным поведением» 25,0 % (23,7 и 26,1 %).

   Почему наши собаки дерутся друг с другом
   Во—первых, потому что они непослушны, и нам трудно предотвратить назревающий конфликт, а во—вторых, потому что агрессивность к собакам хоть и нравится только 8,5 % владельцев (9,3 % мужчин и 7,8 % женщин), а мирятся с ней уже 22,2 % (21,6 и 22,6 %). Это достаточно много для того, чтобы понять, почему собачьи бои – такое распространенное явление.

   Почему существуют внутрисемейные проблемы с нашими собаками
   Казалось бы, у нас в семьях с собаками все должно быть хорошо: любовь к членам семьи нравится 94,3 % опрошенных, мирятся с ней 3,8 % и не по душе она только 1,4 % владельцам собак. Но в то же время нелюбовь к членам семьи нравится 2,4 %, а мирятся с ней 5,2 % опрошенных. Но это прямые вопросы, и, по сути дела, для опрашиваемого они звучат еще и так: «Ты плохой или хороший?». Нормы морали и этики не позволяют нам быть до конца откровенными. Подсознательно они заставляют нас отвечать так, как это принято в обществе (социальной группе и т. д.). Почему я так считаю? Потому что, например, ревность не нравится только 34,9 % владельцев собак, нравится 15,1 и мирятся с ней 49,5 % опрошенных. Разве владельцы собак не знают, что собачья ревность – это разновидность иерархической агрессии? А ревность по отношению к членам семьи в разной степени выраженности встречается в 50 % семей, имеющих собак.
   Одна из причин проблем кроется и в том, что только 40,6 % владельцев считают своих четвероногих питомцев собаками, а потому и позволяют им очень многое, в том числе и то, что провоцирует вооруженные (зубами) конфликты. Например, мы позволяем собакам быть гордыми: гордость нравится 67,9 % и мирятся с ней 18,9 % владельцев. Однако понятие «гордость» имеет два значения: это чувство собственного достоинства, самоуважения и в то же время высокомерие, чрезмерно высокое мнение о себе, спесь.
   Самоуважение – это свойство нравится 86,3 % владельцев и мирятся с этим 9,4 %, злопамятность – соответственно 3,3 и 21,8, эгоизм – 3,6 и 19,3 % опрошенных. Наглость, настырность, упрямство и независимость наших собак тоже вносят свою лепту в провоцирование внутрисемейных конфликтов (о них было сказано выше).
   Огромное значение в появлении нежелательного поведения имеет наша кинологическая малограмотность. Она проявляется в незнании этиологических особенностей собаки как вида, что часто приводит к неправильному выращиванию и содержанию, а также в незнании особенностей, присущих породе (отсюда и неправильный выбор пород), незнании основ воспитания и дрессировки и довольно часто в безответственном отношении к факту наличия собаки.
   Безответственно мы относимся порой и к приобретению собаки – это показал опрос. На вопрос «Что вы учитывали при выборе собаки?» владельцы собак ответили по—разному. Ниже приведены данные о распределении количества владельцев собак, которые при выборе собак учитывали то или иное условие (признак):
   – особенности породы – 44,4 %;
   – только собственный вкус – 43,4 %;
   – целевое назначение породы – 29,3 %;
   – опыт в содержании собак – 23,2 %;
   – наличие свободного времени – 16,2 %;
   – экономические возможности – 15,1 %;
   – состав семьи – 13,1 %;
   – квартирные условия – 12,1 %;
   – престижность породы – 4,0 %;
   – модность породы – 3,0 %.
   Почти каждый опрошенный учитывал больше чем одно условие (признак), а 9 % – три условия.
   А несерьезное отношение почти к любому из указанных условий является причиной серьезных проблем.
   Не зная особенностей породы и ее целевого назначения, мы, по сути, покупаем кота в мешке, т. е. неправильно выбираем породу. Если мы в качестве своей первой собаки решаем завести кавказскую овчарку, то через год—полтора можем столкнуться с проблемой неподчинения и агрессии к себе или членам своей семьи, или, справедливо полагая, что лайка – «самая умная», приобретаем щенка лайки, на, огорчению, обнаруживаем, что он нас игнорирует и часто просто убегает на недельную прогулку.
   Недостаток опыта в содержании собак – основная причина возникновения нежелательного поведения, особенно это касается крупных, физически сильных собак служебных и бойцовских пород. Такие собаки стремятся занять лидирующее положение в семье и склонны к агрессивному разрешению конфликтов даже с членами семьи. Необходимо вовремя заметить эти признаки у своей собаки и предотвратить их развитие. А лучше заранее направленно формировать поведение щенка.
   К сожалению, кинологическую грамотность наших владельцев на «отлично» не оценишь – это тоже выяснилось в ходе опроса. Ниже приведены данные о распределении количества владельцев, указавших на тот или иной признак, мешающий выращиванию и воспитанию собаки, причем каждый владелец отметил два и почти половина опрошенных – три признака:
   – нехватка ветеринарных знаний – 51,5 %;
   – отсутствие практических навыков воспитания – 48,5 %;
   – отсутствие времени – 36,4 %;
   – недостаток терпения – 33,3 %. Нехватка знаний:
   – о поведении собак – 30,3 %;
   – о кормлении собак – 23,2 %;
   – нехватка денег – 15,1 %;
   – нехватка знаний о содержании собак – 14,1 %;
   – ничто не мешало содержать и воспитывать собаку – 1,1 %.
   Согласитесь, мы с вами воспитанными не родились. Таковыми нас сделали множество людей, которые тратили на это неблагодарное занятие время, прилагали усилия и обладали терпением. Так же обстоит дело и с собаками. И если вы жалеете или не обладаете временем и терпением или не хотите или не можете прилагать усилия, будьте готовы встретиться с проблемами в поведении своей собаки. Дело в том, что еще одной причиной нежелательного поведения наших собак служит неправильное воспитание (или полное его отсутствие).
   Не верьте, если вам говорят, что собаки каких—то пород не нуждаются в воспитании. Таких нет! Не верьте и тому, кто утверждает, что он без особых усилий воспитал идеальную собаку. Скорее всего, он приукрашивает, а, может быть, речь здесь идет о бессознательном (неосознаваемом или неосознанном) воспитании, в чем не отдает себе отчета такой хозяин собаки. Неосознанное воспитание – это звучит, конечно, заманчиво. Но оно бывает эффективным только при наличии опыта. Да, действительно, подавляющее большинство родителей не имеют педагогического образования и не выделяют специально 2–3 ч в день на воспитание своих детей. Они просто живут со своими детьми, общаются с ними и сотрудничают. И ничего, достаточно хорошо воспитывают своих детей (за небольшим исключением). Но родители обладают опытом – их самих воспитывали и они постоянно воспитываются в процессе взаимодействия с другими людьми, а кроме того, обладают знаниями норм поведения человека в обществе. Для людей может быть этого и достаточно. Но если в вашей семье растет собака, этого мало. Собака – существо особое, ей нужно специальное воспитание!
   В ходе опроса 99 владельцам взрослых собак был задан вопрос: «Если бы у вас была возможность вернуться назад во времени, чему бы вы уделяли больше внимания?» Ниже приведены данные о распределении количества опрошенных, назвавших тот или иной признак, причем каждый опрошенный назвал два и почти половина – три признака:
   – воспитание – 55,6 %;
   – воспитательная дрессировка – 48,5 %;
   – физическая подготовка – 34,3 %;
   – здоровье собаки – 30,3 %;
   – кормление – 19,2 %;
   – ветеринарные требования – 15,1 %.
   При опросе были получены и данные о распределении количества владельцев, отвечавших на такой вопрос: «Если бы вы могли вернуться назад во времени, как бы вы стали воспитывать своего щенка?»:
   – более внимательно – 50,5 %;
   – гораздо требовательнее – 32,3 %;
   – немного жестче – 20,2 %;
   – точно так же – 20,2 %;
   – мягче – 15,1 %;
   – менее требовательно – 1,0 %.
   Из общего количества опрошенных (99 человек) 39 % отметили больше чем одно условие воспитания.
   Неправильное воспитание как причина будущего плохого поведения может проявляться в закреплении дурных привычек в поведении, причем как в доме, так и на улице. Это прежде всего агрессия к членам семьи, прыжки на хозяина и других людей, приставание на улице к прохожим, подбирание пищи с земли, невыполнение команды «Ко мне!» и другие проступки собаки.
   А неаккуратность? Вспомните, все ли ценные для вас вещи вы прятали вне пределов досягаемости щенка, уходя на работу? А не играли ли вы ненароком со щенком, используя предметы обихода? И не смеялись ли вы над тем, как забавно треплет щенок вашу брючину? Или над тем, как он подпрыгивает, радостно встречая вас? А не шлепали ли вы щенка, когда он, съев селедочную голову, наконец подходил к вам? То есть, не подкрепляли ли вы бессознательно неправильное поведение? Бывает ведь еще и так: щенок, гуляющий без поводка, погнался за кошкой и загнал ее на дерево. Вы, желая наказать его за преследование кошки, подзываете и шлепаете. При этом вы считаете, что поступили правильно, а между тем щенок понял лишь то, что после веселой погони за кошкой не подходи к хозяину – попадет по первое число.
   Неправильное выращивание и содержание собаки заключается прежде всего в том, что мы недооцениваем потребность щенков и молодых собак в физической нагрузке. Собака после прогулки должна быть уставшей. Отсутствие или недостаточность физической нагрузки – основная причина того, что наши собаки портят мебель, полы, обои и обувь. Не менее важны, впрочем, отсутствие или недостаток внимания, уделяемого собаке, недостаток общения с ней, выражающиеся в том, что ее часто и надолго оставляют наедине с собой. Мы забываем, что собака – существо стайное. Одиночество вызывает стресс, особенно у щенка или молодой собаки, а стресс вызывает страх. В лучшем случае собака испытывает скуку. Пытаясь отвлечься или развлечься, она ничего не находит в квартире, кроме предметов человеческого обихода. Часто начинает и хулиганить, если решит, что вы уделяете ей мало внимания.
   Чрезмерные лай, скуление или вой – это проявление страха или соответствующего эмоционального состояния, а не плохого поведения. Интенсивность и продолжительность лая прямо пропорциональны степени возбуждения собаки.
   Неправильное кормление заставляет собаку искать недостающее на помойках или выгрызать дыры в стенах. Больная собака может отличаться извращенным аппетитом и поедать все, что ей попадается. Часто такое случается, если у нее, например, воспаление желудка (гастрит) или кишечника (энтерит, колит), хотя это может свидетельствовать и о наличии глистов.
   Иногда причиной «неправильного» поведения может быть физиологическое состояние собаки. Например, беременные суки или суки в состоянии ложной щенности порой роют норы в креслах и диванах, состояние голода заставляет собак воровать и клянчить, а смена зубов, сопровождающаяся зудом десен, характеризуется повышенной разрушительной активностью.
   Особенности возрастного периода собаки тоже могут быть причиной вашего недовольства. Подрастающему щенку необходимо познавать мир хотя бы для того, чтобы определить съедобность или другую пригодность вещей. Вспомните привычку детей разбирать подаренные им игрушки на части. У щенка, как известно, рук нет, и для познания мира он использует зубы и лапы. Щенку также положено играть, потому что игра для него – дело серьезное. В игре он осваивает формы поведения, которые могут понадобиться в будущем: приемы борьбы, охоты и т. д. Кроме того, игра – это и физиче—ская тренировка. К тому же играют, как известно, с партнерами или предметами.
   В ходе опроса мы обратились к тем, кто уже вырастил собаку, с вопросом «Что должен знать начинающий владелец?». Данные о распределении количества опрошенных, отметивших то или иное, приведены ниже:
   – способы и методы воспитательной дрессировки – 72,7 %;
   – способы оказания первичной ветеринарной помощи – 69,7 %;
   – поведение собак – 68,7 %;
   – особенности кормления – 66,7 %;
   – инфекционные болезни – 52,5 %;
   – физиологию собаки – 51,5 %;
   – особенности гигиены содержания – 42,4 %;
   – методы и способы лечения собак – 42,4 %;
   – инвазионные болезни – 38,4 %;
   – основы высшей нервной деятельности – 36,4 %;
   – анатомию собаки – 34,3 %;
   – где, что и по какой цене купить для собаки – 33,3 %.
   Иногда нежелательное поведение появляется как следствие направленного (осознанного) неправильного воспитания. Например, владелец, желая вырастить из щенка караульную собаку, сознательно подкрепляет его любое агрессивное действие – в игре с собой, по отношению к незнакомым людям и собакам, т. е. сознательно формирует повышенную общую агрессивность, не подозревая, что, сформировавшись, она легко может выплеснуться и на членов его семьи. Так что, как говорится, не зная броду, не суйся в воду.

   Методы коррекции поведения
   Прежде чем говорить о борьбе с конкретными формами нежелательного поведения, следует коснуться общих методов коррекции поведения. В дальнейшем, при анализе какой—либо ситуации, при необходимости можно будет просто сослаться на соответствующий раздел. Если же вы столкнетесь с формой поведения, не описанной в этой книге, то, зная методы коррекции, сможете самостоятельно назначить «курс лечения».

   Метод 1. Формирование отсутствия нежелательного поведения
   По своему содержанию этот метод является направленным правильным воспитанием собаки, и хотя книга посвящена не воспитанию, а перевоспитанию, мы все—таки упомянем и о нем.
   Известно, что наши собаки начинают накапливать опыт, и плохой, и хороший, сразу после того, как появились на свет. Наша задача – предложить им хорошие формы поведения, до того как они сами займутся своим воспитанием.
   Воспитание проявляется в навыках социального поведения. Быть воспитанным – значит уметь хорошо себя вести (в семье, на улице, в коллективе, по отношению к окружающему миру). Если говорить о социальном аспекте воспитания, то в человеческом обществе собаке приходится выполнять такие роли:
   – член семьи человека;
   – член общества людей;
   – член общества других животных;
   – партнер в паре: человек (хозяин) – собака;
   – биологическое существо в мире физической стимуляции;
   – сторож, защитник, компаньон, охотник и т. д. (специальные функции собаки).
   Собака должна себя вести адекватно по отношению к членам семьи, к прохожим на улице и людям в автобусе, по отношению к другим животным. То же можно сказать о ее отношении к владельцу в процессе дрессировки или кинологу при выполнении специальных функций. Для эффективного управления собакой и успешного выполнения возложенной на нее работы необходимо, чтобы она адекватно реагировала и на небиологические факторы окружающей среды. Правда, это уже реализация психофизиологической стороны воспитания, что требует особого рассмотрения. Пока же подчеркну, что первая задача воспитания – адекватная социализация собаки.
   Согласно «Краткому психологическому словарю», под социализацией понимают «процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности». Проще говоря, социализация – это обучение совместно жить и действовать. Во время социализации собака обучается определению, распознанию и запоминанию возможных социальных партнеров и правилам взаимодействия с ними. Отсутствие социализации, неполная или неправильная социализация приводят к развитию настороженности по отношению к человеку и животным или боязни их и служат основой для формирования нежелательного поведения: трусости, повышенной тревожности, осторожности, фобий по отношению к некоторым типам людей или видам животных, а отсюда – к появлению трудностей в управлении собакой, ее дрессировке и использовании. Иногда у собаки, напротив, может развивиться повышенная агрессивность.
   Как и человек, собака относится к незрелорождающим—ся видам. Дозревание нервной системы, окончательное ее морфологическое и физиологическое формирование происходят уже в процессе раннего онтогенеза (раннего развития) и при активном участии факторов внешней среды. Так задумала природа, предполагая некий оптимальный уровень взаимодействия молодого организма с окружающей средой. Если этот уровень искажается, например организм испытывает недостаток сенсорной стимуляции, процесс формирования нервной системы нарушается. В условиях сенсорной изоляции мозг атрофируется, и, наоборот, развивается выше средних возможностей при гиперстимулировании шумом, запахами, вкусовыми и зрительными раздражителями, аффективными воздействиями и т. п. Известен так называемый «синдром питомника, а сейчас мы уже можем говорить и о синдроме квартиры».
   Ранняя сенсорная депривация (депривация – лишение, отсутствие чего—либо) может проявляться в условиях ограниченного содержания (в питомнике, квартире), однообразной внешней среды, при пониженной двигательной активности, невысоком уровне социальных контактов (в той или иной степени выраженная социальная изоляция). Все эти факторы вызывают в дальнейшем недостатки поведения, которые не всегда можно устранить.
   Ранняя сенсорная депривация приводит к следующим последствиям разной степени выраженности:
   – морфологические изменения центральной нервной системы, которые выражаются в уменьшении объема серого вещества мозга (у животных, выращенных в обогащенной среде, напротив, отмечается увеличение тела нервных клеток, количества дендритных шипиков и синапсов, новых отростков аксонов и увеличение диаметра капилляров мозга);
   – торможение формирования (созревания) анализаторов, что в дальнейшем приводит к ухудшению научения с их использованием;
   – сохранение «рефлекса настороженности»;
   – замедление угасания ориентировочно—исследовательского поведения и привыкания к новой обстановке;
   – ухудшение сенсорно—моторной координации животных, что выражается в трудности освоения двигательных навыков;
   – активация нервных образований отрицательного подкрепления, в результате чего животные стремятся исключить его даже за счет отказа от получения положительного подкрепления;
   – снижение стрессоустойчивости и ухудшение состояния конституционального (естественного) иммунитета.
   Таким образом, вторая составляющая воспитания (психофизиологическая) – обеспечение адекватного дозревания (формирования) центральной нервной системы собаки.
   Применительно к животному не принято говорить о характере, чаще используют понятие «темперамент», под которым подразумевается совокупность психических свойств индивида со стороны его динамических особенностей (интенсивности, скорости, темпа, ритма психических процессов и состояний), характеризующих степень активности и эмоциональности и проявляющихся в отношении животного к окружающей действительности, в силе его чувств и поведении.
   Как только рождается животное, генетически наследуемые им свойства начинают взаимодействовать с окружающей средой и в процессе такого взаимодействия изменяются. Изменяются они не до бесконечности, а в рамках генетически предопределенной вариации признака и в совокупности определяют темперамент животного. Свойства организма наиболее пластичны до его полового созревания. Это не значит, что после этого свойства темперамента остаются неизменными, но во взрослом состоянии изменения уже не столь значительны.
   Темперамент может формироваться и без участия человека и даже вопреки его желанию, так как это биологически закономерный процесс. Задача человека – сформировать темперамент с заданными свойствами (в рамках генетической вариации данного животного), которые определяются целью использования собаки.
   Таким образом, воспитание – это еще и формирование темперамента.
   Вообразите идеальную собаку (образ такой собаки достаточно индивидуален), представьте, как она должна себя вести в той или иной ситуации, и научите этому щенка. Тогда ему не нужно будет придумывать свои способы удовлетворения потребностей и разрешения ситуаций.
   Покупая щенка, сделайте так, чтобы примерно до 6–8 мес он не оставался дома один. Это можно устроить, если выстроить в ряд отпуска взрослых и каникулы подрастающих членов семьи. Тогда щенок будет расти под обязательным надзором, и вы будете иметь возможность вовремя пресечь нежелательное его поведение, не дав ему закрепиться до навыка.
   Очень легко избежать многих неприятностей, если нового члена семьи приобрести весной и вывезти на все лето на дачу. Таким образом, вы спасете городскую квартиру от разрушения и щенку будет легче привыкнуть не пачкать в помещении. Когда такой возможности нет, необходимо приобрести, придумать и изготовить множество игрушек и как можно чаще играть ими со щенком, чтобы отработать до навыка его взаимодействие с определенными предметами. Тогда он чаще будет обращаться именно к ним и оставит в покое предметы обихода. Но пока щенок мал, убирайте все, что может привлечь его внимание, за—пределы его досягаемости.
   Приучите щенка есть только по команде и только из миски – вы избавитесь от многих будущих проблем: попрошайничества и принятия еды от посторонних лиц, а также поедания пищи с земли. И команда подхода к хозяину, и привязанность к нему формируются легко и на всю жизнь, если начать работать над ними, когда собаке исполнится 2 мес. Чем позже, тем труднее.
   В первые месяцы жизни щенка выводите его гулять только на поводке. Постоянный контроль позволит направить его поведение в нужное русло и контролировать в дальнейшем. Не оставляйте щенка без внимания, постоянно играйте с ним, не давая ему времени и возможности совершить неблаговидные поступки. После прогулки щенок должен быть очень уставшим, тогда домой он придет отдыхать, его двигательная и разрушительная активность будут значительно снижены.
   Обучается щенок легко и быстро. К тому же физически он настолько слаб, что с ним нетрудно справиться, поэтому не откладывайте дрессировку, научите его ходить рядом с вами на поводке и не тянуть вас на лестнице и во время прогулки. Не ждите, пока ваш дог, ротвейлер или кавказская овчарка станут сильнее вас. То же касается и борьбы с иерархической (внутрисемейной) агрессией.

   Метод 2. Устранение возможности совершения нежелательного поведения
   Суть этого метода – устранение физической возможности совершения неугодного вам поведения. Например, собака в глухом наморднике не подберет пищу с земли, не будет много лаять, не укусит человека или другую собаку и не причинит вред домашним животным. Намордник помешает ей испортить мебель, обувь, провода и электронику, когда она остается в квартире одна, но, конечно, при условии, что не сможет снять намордник.
   Такого же эффекта можно достичь, если содержать собаку в клетке, посадить ее на привязь, оставлять в комнате, лишенной ценных вещей, или убрать подальше все то, что не предназначается для ее зубов.
   Чтобы собака не убегала, ее водят на поводке, прогуливают на огороженном участке. Можно привязать к ошейнику увесистую палку, которая мешает собаке бегать (так иногда поступают охотники).
   Чтобы собака не воровала продукты, их нужно убирать подальше, а чтобы не залезала на диваны и кровати, на время своего отсутствия положите на них стулья. Иначе говоря, если вам не нравится какие—либо действия вашей собаки, сделайте так, чтобы она не смогла их совершить. Конечно, этот способ ничему не учит и ни от чего не отучает. К его достоинствам можно отнести лишь то, что он очень оперативен. Применив его, вы получите достаточно много времени, чтобы подумать над тем, что же делать дальше.
   Способ устранения возможности совершения нежелательного поведения не устраняет потребности (мотивации), лежащей в его основе, и не предлагает освоить другую форму поведения. Но он не допускает повторений плохого поведения, а значит препятствует его закреплению. Если же хозяин собаки очень постоянен и настойчив в применении этого способа, то он может помочь благополучно миновать многие нежелательные для человека формы поведения собаки, характерны для периода ее детства. Пока вы держите щенка на привязи, не давая ему возможности съесть вашу обувь, он вырастет, и это его желание пропадет само собой. Но содержать щенка на привязи опасно тем, что он может запутаться, а в туалетной комнате на кафельном полу – простудиться. Пожалуй, лучший выход в такой ситуации – поддержание порядка в квартире. Если же вам просто лень убирать обувь, придется приобрести для собаки клетку.

   Метод 3. Наказание
   Мы очень часто пользуемся словом «наказание», подразумевая под ним неприятные и болевые воздействия на
   собаку. Отмечу, что тем самым мы запутываем еще больше и так запутанное дело воспитания и дрессировки. Кстати, нам трудно бывает согласиться с утверждением, что наказание нельзя использовать, воспитывая и дрессируя, что оно малоэффективно и что существуют другие, более гуманные и действенные способы, например отрицательное подкрепление.
   Так что же такое наказание
   Для собаки – это неприятные или болевые воздействия, которые мы совершаем уже после ненужного нам или неправильного, с нашей точки зрения, ее поведения, т. е. между проступком пса и нашими воздействиями проходит какое—то время. Это главный принцип действия наказания (схема 1). Если же неприятное воздействие с нашей стороны совершается сразу по окончании нежелательного поведения или во время него, то это уже отрицательное подкрепление (схема 2).


   Схема 2. Принцип действия отрицательного подкрепления
   Особенность наказания – его неизбежность. Как бы ни вела себя провинившаяся собака после проступка, мы считаем, что ее следует наказать, и наказываем. Например, мы приходим вечером домой и обнаруживаем в квартире страшный беспорядок и радостно встречающего нас щенка. С точки зрения «среднестатистического» хозяина собаки, мы должны его наказать, что и делаем. Это неизбежное наказание, т. к. с момента проступка прошло немало времени (впрочем, оно бесполезно, в чем вы сами убедитесь со временем). Одновременно оно служит и отрицательным подкреплением ритуала встречи щенка: позже вы заметите, что он перестает радоваться вашему приходу и все чаще принимает позу подчинения (стыдится устроенного им беспорядка, но продолжает безобразничать с вашей точки зрения).
   Еще пример. Ваша собака что—то подобрала на улице и, тщательно пережевывая это что—то, подходит к вам, выполняя команду «Ко мне!». Вы, естественно, дерете аки сидорову козу. Это наказание за подбор пищи (бесполезное, сами знаете), но одновременно и отрицательное подкрепление подхода к вам. Ваши действия приводят к тому, что собака перестает в такие моменты подходить к вам, а спокойно доедает подобранное в стороне.
   Может сложиться и такая ситуация. Вам не нравится, что собака забирается на диван, и вы бы хотели исправить данное поведение. Вы входите в комнату и застаете ее на диване со счастливым выражением на морде. Желая дать понять собаке, что она не права и что вам не нравится такое поведение, вы ее шлепаете. Со временем она начинает понимать вот что: когда она лежит на диване, ваше появление и угрожающие слова служат сигналом к быстрому спрыгиванию с дивана, чтобы избежать шлепка. Другими словами, при помощи отрицательного подкрепления вы учите собаку быстро спрыгивать с дивана. А ваши шлепки – это наказание к тому самому залеза—нию на диван, с которым вы собрались бороться. Со временем вы убедитесь, что воспитательное значение этого наказания ничтожно.

   Почему наказание чаще всего бездейственно
   Потому что, во—первых, потребность уже удовлетворена и нежелательное действие уже получило положительное подкрепление. А во—вторых, потому что воздействие как следствие очень отдалено от причины (проступка). Представьте себе, вы наказываете собаку через час после того, как она съела ваши тапочки. В течение этого часа она совершила с десяток безобидных поступков. Как же ей понять, какое именно действие привело к неблагоприятным последствиям? Природа заставляет ее связывать последствия с последним по времени действием, что она и делает.
   Американский ученый Б. Скиннер, один из основоположников оперантного научения, показал, что результат, для того чтобы стать подкреплением какому—либо действию, должен следовать за ним в тчение 10 с. Подчеркну, что это правило работает в естественной среде, когда животное может совершать в секунду массу самых разнообразных нужных и ненужных действий. И. П. Павлову в его знаменитой «башне молчания» удавалось вырабатывать условные рефлексы при отставлении подкрепления до 30 мин и более от условного раздражителя. Такие рефлексы были названы отставленными условными, но оказалось, что они вырабатываются с трудом или вообще не вырабатываются. С точки зрения отечественной физиологии высшей нервной деятельности наказание можно определить как далеко отставленное отрицательное подкрепление.
   Наказание не учит, не сообщает животному информацию о том, какое поведение правильное. Собака, которую вы наказываете за съеденные тапочки, ничего не может понять, потому что в течение последнего часа она не ела никакой обуви (и вам бы порадоваться этому). И еще: наказание чаще всего учит тому, как не попадаться, а не тому, как правильно себя вести. Очень трудно для человека, а для животного практически невозможно, изменить будущее поведение, чтобы потом избежать его последствий. Поэтому лучше присмотритесь к себе – чаще всего, наказывая собаку, вы просто даете выход своим эмоциям и своим обидам на нее.
   Наказание опасно тем, что, как замечает К. Прайор, оно служит мощным подкреплением наказывающему. Если при помощи наказания нам удалось исправить (а это случается) поведение, то бессознательно мы все чаще и чаще начинаем прибегать к нему. А избыток отрицательных воздействий на молодое животное приводит к тому, что у него пропадает всякое желание воспитываться и дрессироваться, оно вырастает зашуганным и робким.
   Наказание может помочь, когда оно не очень далеко отставлено от нежелательного действия и очень сильное или неожиданное и непривычное и если поведение, с которым вы боретесь, не очень закрепилось у собаки.

   Метод 4. Отрицательное подкрепление
   Вопрос о подкреплении, как ни странно, довольно запутанный. В отечественной школе физиологов подкреплением считают все безусловные (непосредственные) воздействия на животное, которые следуют после условного сигнала (например команды). Безусловные воздействия – это и предложение собаке пищи, воды, и наш окрик, это и оглаживание, и шлепок, в общем, все, что собака непосредственно может воспринять. В случае наличия подкрепления условный рефлекс называют положительным (подкрепляемым), а отрицательным, или тормозным (не—подкрепляемым), – в случае отсутствия безусловного воздействия. При таком подходе болевые воздействия на собаку можно считать подкреплением, положительным для того действия, которое мы вырабатываем, например, движение собаки рядом с собой. Действие, которое вырабатывается при помощи боли, вызывает у собаки оборонительный положительный рефлекс. Собака совершает нужные нам действия, уходя от боли, предотвращая ее, т. е. обороняется.
   В оперантной дрессировке подкреплением считается любое воздействие, увеличивающее или уменьшающее вероятность повторения в будущем поведения, предшествующего воздействию. В таком случае положительным подкреплением считается воздействие, которое увеличивает вероятность предшествующего ему действия в будущем. Другими словами, животное всегда стремится к получению положительного подкрепления, поскольку этот момент всегда положительно эмоционален. И, наоборот, животное стремится избежать отрицательного подкрепления, т. к. оно вызывает отрицательные (негативные) эмоции и снижает вероятность повторения в будущем поведения, приводящего к такому состоянию. Неудовлетворение потребности считается в оперантной дрессировке мощным отрицательным подкреплением.
   По мнению К. Прайор, отрицательное подкрепление – это любое неприятное событие или ощущение, действие которого можно прекратить или избежать, изменив поведение. Отрицательное подкрепление, как и положительное, – одна из составляющих самого поведения, поэтому на него можно повлиять только изменением поведения, и в этом его отличие от наказания.
   Для того чтобы наверняка понять отличие отрицательного подкрепления от наказания, вернемся к примеру, упомянутому ранее. Ваша собака часто залезает на диван. Вам это не нравится и вы отучаете ее следующим образом: как только застаете на диване, тут же ее ругаете и задаете трепку. Как правило, агрессивное поведение хозяина прекращается сразу же, как только собака спрыгивает с дивана. Если следовать вашей логике, то благодаря примененным мерам воздействия собака должна сообразить, что лазать на диван ей нельзя. Ничего подобного! Собака считает, что грубый резкий окрик хозяина означает: скорей слезай, чтобы избежать трепки.
   Однако многие собаки довольно быстро понимают, что появление хозяина, когда они лежат на диване, приводит к резкому окрику, и если с дивана не слезть, то схлопочешь. В результате ретируются сразу, как только увидят хозяина на пороге комнаты. Третьи идут еще дальше, они связывают наличие хозяина в квартире с его агрессивным поведением во время «диванного положения» и в его присутствии ведут себя как паиньки. Когда же хозяина нет, все собаки ведут себя одинаково – «диванолюби—во». Почему? Да потому что неприятное для собаки воздействие (ругань, шлепки) выступает подкреплением (отрицательным или положительным, – это еще вопрос) ее действия (спрыгивания с дивана) и наказанием по отношению к залезанию на диван. Таким педагогическим воздействием вы обучаете собаку быстро спрыгивать с него по команде (в данном случае это комплексный раздражитель – ваш вид и осуждающий крик).
   Как же отучить собаку залезать на диван? Нужно придумать нечто такое, что делало бы неприятным именно это действие. Например, можно поставить на диван заряженные мышеловки. Одного добермана, который со всего размаха шлепался на диван, отучили так: разложили на диване остриями вверх шиферные кнопки и прикрыли их покрывалом. Для отучения оказалось достаточным одного прыжка. Более того, бедняга начинал активно сопротивляться при попытке затащить его на диван.
   Отрицательное подкрепление – очень эффективный способ формирования поведения, но не лучший. Проследите за собой, в общении и с людьми, и со своими собаками мы в основном пользуемся именно им. Нам почему—то кажется, что хорошее поведение – это норма. Так и должно быть, и что уж тут радоваться и хвалить? Поэтому и не замечаем, а что самое плохое, и не подкрепляем положительно нужное нам поведение. Мы его как будто не видим, а обращаем внимание только на огрехи, за что и ругаем собаку. Но слишком частое применение отрицательного подкрепления приводит, особенно у щенков, к появлению робости, неуверенности в себе, тревожности и отбивает охоту от самого процесса дрессировки. Потому что собака начинает понимать: ее новый навык увеличивает возможность дополнительного получения отрицательного подкрепления, которого она, естественно, стремится избежать. Кстати, классическая дрессировка и называется классической, потому что строится в основном на отрицательном подкреплении. Например, команда «Сидеть!» свидетельствует о возможных неприятных, а то и болевых воздействиях на область крестца, и чтобы их избежать, необходимо сесть.

   Чему учит команда «Фу!»
   А ничему, потому что это даже не команда! И собаки, понимая это, реагируют на это звукосочетание как бог на душу положит. Одни, а их подавляющее большинство, просто игнорируют крики хозяина, другие, хотя и понимают, о чем идет речь, но свое дело доделывают. Потом такие собаки либо приползут на брюхе с виноватым видом, либо будут долго изводить хозяина, делая вид, что собираются убежать от него навсегда. Но некоторые на самом деле панически боятся этого слова.
   Почему это «Фу!» не команда? Как известно, команда (разрешающий, запускающий, санкционирующий, вызывающий поведенческий акт, стимул или раздражитель) дает информацию собаке о чем—то конкретном, что необходимо в данный момент сделать. А буквосочетание «Фу!» – это просто сигнал—предвестник боли или других неприятностей. Звуковой сигнал, предшествующий натуральному отрицательному подкреплению, приобретает его свойства и становится условным отрицательным подкреплением. Но чтобы сигнал был для собаки значимым, т. е., чтобы она обратила на него внимание и учла последствия, он должен сопровождаться достаточно сильным натуральным отрицательным подкреплением – болью. Следует еще добавить, что «Фу!» – это универсальное условное отрицательное подкрепление, хотя бы потому что мы пытаемся использовать его во всех случаях хулиганского поведения наших собак. К тому же функцию этого подкрепления со временем начинают приобретать и другие специфические слова и интонации, которые мы обычно употребляем, шлепая собаку.
   При использовании условного отрицательного подкрепления возникают свои проблемы, недаром появился даже термин «зафукивание». С одной стороны, сигнал «Фу!» подкрепляется недостаточно сильно (не превышает порога болевой чувствительности собаки) и потому не становится значимым. С другой, произносится так часто, а подкрепляется так редко, что быстро теряет свое значение. С третьей, самой печальной стороны, подкрепление бывает нередко чрезмерной силы, и собака начинает бояться как сигнала, так и человека, подавшего его. А печаль в том, что, добившись значимости сигнала, мы даем тем самым прекрасный рычаг управления нашей собакой посторонним людям. Потому что это «Фу!» знают теперь все – от бессознательных младенцев до сверхсознательных старушек. Конечно, несложно сделать сигнал «Фу!» синонимом команды «Фас!», но при этом возможны неприятные последствия.
   В то же время при помощи условного отрицательного подкрепления бывает очень трудно от чего—нибудь отучить собаку. Например, сигнал «Фу!» не отучит ее подбирать пищу с земли, он научит ее не делать этого, только когда будет подан. А если сигнал не подан значит, можно? Так оно и бывает.
   Если возникает необходимость управления собакой на расстоянии, когда она без поводка, эффективней будет подать какую—нибудь отработанную до навыка команду («Ко мне!», «Стоять!» или «Сидеть!») – это помогает чаще. Если собака отвлекается при работе, достаточно повторить рабочую исполнительную команду и при необходимости подкрепить ее.
   Используя как натуральное, так и условное отрицательное подкрепление, вы должны помнить о его силе. Отрицательное подкрепление только тогда принесет пользу, когда оно будет значимым для собаки. Например, на шлепок газетой щенок кавказской овчарки не обратит внимания, и нежелательное его поведение не угаснет. В то же время это подкрепление не должно быть и чрезмерным, потому что удар тока электрического ошейника чрезмерной силы для того же щенка овчарки может привести к появлению панической реакции, срыву нервной системы и трусости на всю оставшуюся жизнь. Ваши воздействия должны быть такой силы, чтобы собака стремилась их избежать, но не впадала в панику.
   Применяя отрицательное подкрепление, следует научиться прекращать его сразу же, как только поведение собаки улучшится (изменится) хоть немножко, и обязательно давать возможность животному компенсировать наличие отрицательных эмоций получением положительного подкрепления.

   Метод 5. Угашение
   Угашением принято называть снижение выраженности какой—либо реакции или действия животного, уменьшение вероятности или кратности его появления, а то и полного исчезновения в результате устранения того, что его подкрепляет. В принципе, этот метод – один из вариантов метода отрицательного подкрепления.
   Впервые явление угашения было замечено в лаборатории И. П. Павлова. Оказалось, что если перестать подкармливать собаку, у которой ранее был выработан пищевой условный рефлекс на звонок, т. е. ту собаку, которая до этого всегда получала пищу после звонка, количество слюны, выделяемое ею, будет снижаться и через некоторое время совсем прекратится. Для собаки звонок перестанет быть сигналом скорого получения пищи и потеряет свое «пищевое» значение. Позже аналогичные случаи угашения были обнаружены не только у лабораторных животных.
   Можно сказать проще: если животное перестает получать то, ради чего совершает какое—то действие, оно со временем не будет совершать его, а попробует воспользоваться другим способом. По определению К. Прайор, «поведение, которое не приводит ни к каким результатам – ни к хорошим, ни к плохим, а именно ни к каким, – скорее всего затухнет».
   Угашение поведенческих реакций представляет собой очень распространенное явление в природе и имеет важное биологическое значение, т. к. способствует устранению тех условных рефлексов и навыков, которые стали уже бесполезными и ненужными. Представьте себе, что было бы, если бы все образовавшиеся в разное время условные рефлексы, переставшие соответствовать новым условиям, оставались на всю жизнь. Мы с вами так бы и колотились в стену, где раньше была дверь, а не стали бы искать обходных путей или не научились бы перелезать через нее. Другими словами, и мы с вами, и наши собаки достаточно умны, чтобы не заниматься бесполезными делами. Поэтому смысл этого метода борьбы с нежелательным поведением заключается в том, чтобы сделать это поведение бессмысленным для собаки, т. е. лишить его самого важного – результата, который и служит подкреплением этого поведения.
   Например, ваша собака привыкла заходить в кухню, зная, что на столе всегда что—нибудь да остается. При этом для обследования стола она может научиться забираться на табурет или запрыгивать на стол, т. е. приобретет соответствующие пищедобывательные навыки. Чтобы сделать бессмысленным такое поведение, надо просто ничего и никогда не оставлять на столе. Другой пример. Вы уже выработали у своей собаки понимание того, что если семья садиться за стол или за него садятся гости, то для удовлетворения своего аппетита нужно поближе сесть и жалобно глядеть. Если это не помогает, нужно порычать, поскулить или полаять, а то и лапу положить на колени. Именно такое поведение вы или ваши гости подкрепляли кусочками. Следовательно, чтобы отучить собаку от этого, нужно всего лишь ничего и никогда не давать собаке, когда вы сидите за столом, и научить тому же ваших гостей.
   Отучение собаки от нежелательных действий по этому методу требует времени и тренировки. Время собаке нужно для того, чтобы убедиться в бессмысленности своего поведения и отличить случайность от закономерности. Дело в том, что поведение собаки, как и наше, характеризуется еще и стабильностью. Природа и в этом права: если мы в случае неудачи будем сразу менять свое поведение, то никогда ничего не добьемся. Так и собака, она должна убедиться в постоянстве новых условий. Вы должны не один, а, скорее всего, много раз дать ей понять, что ее поведение уже ни к чему не приводит.
   Чтобы отучить собаку брать пищу у посторонних людей, можно воспользоваться методом угашения. Это совсем несложно для вас и небольно для собаки. Достаточно попросить своих знакомых предлагать собаке пищу на открытой ладони, но, предлагая, никогда не давать ее, вовремя сжимая кулак. При этом больно собаке делать не нужно. Не сразу, но собаки начинают понимать, что пищу, лежащую на чужой ладони, съесть нельзя, и теряют к ней интерес.
   Нежелательное поведение угасает тем легче и быстрее, чем раньше мы замечаем нехорошее поведение и чем раньше начинаем применять метод угашения. У возбудимых животных правильное поведение вырабатывается труднее и медленнее, чем у более спокойных.
   Процесс угашения протекает неравномерно – нежелательное поведение проявляется то чаще, то реже. Особенно заметно это явление выражено при угасании двигательных поведенческих актов. Скорость угашения находится в обратной зависимости от биологической значимости подкрепления, т. е. от того, насколько важен для собаки результат предосудительного поведения. Сытая собака легче отучается брать кусочки от чужих людей, а голодная довольно долго будет повторять попытки выхватить пищу из ладони.
   «Сюрприз» метода угашения – это когда исчезнувшее, казалось бы, поведение через некоторое время восстанавливается. Если вы допустили ошибку или кто—то без вашего ведома хотя бы один раз подкормил собаку, которая уже перестала брать корм из чужих ладоней, угасшее поведение восстанавливается очень быстро, часто надолго, а иногда и навсегда, причем восстанавливается тем быстрее, чем было прочнее и привычнее ранее и чем слабее было заторможено, т. е. чем меньше времени вы отучали собаку от нежелательных действий. Отмечу еще, что только что сформировавшееся нежелательное поведение может не восстановиться после угашения.
   Успех при использовании метода угашения сильно зависит от первоначального режима подкрепления: если во время выработки нежелательного поведения и в течение какого—то времени, пока вы не боретесь с ним, режим подкрепления таков, что переход к условиям угашения не очень заметен, то оно будет происходить довольно медленно. Например, вы следите за поведением собаки, и, когда вы дома, не подкрепляется ее нежелательное поведение, но ваши домочадцы позволяют ей хулиганить или собака продолжает хулиганить, когда вас нет дома. Создается ситуация, типичная для вариабельного (вероятностного) подкрепления. В таком случае собака уже готова к тому, что успех ее поведения достигается не каждый раз, и поэтому надо просто подождать соответствующих условий, а не отказываться от неблаговидных действий совсем.
   Основное достоинство метода угашения – возможность обойтись без болевых воздействий на собаку, а это очень важно для щенка, молодой собаки или собаки со слабой нервной системой.
   Особенности метода угашения можно рассматривать и как правила:
   – угасание тренируется;
   – нежелательное поведение исчезает не сразу, а постепенно, причем тем быстрее, чем чаще создаются условия, при которых его проявления не подкрепляются;
   – угасшая реакция может восстановиться сама по себе;
   – если угасшее поведение подкреплять, оно вновь восстанавится;
   – повторное угашение поведения дает больше гарантий, что оно не проявится в будущем.

   Метод 6. Привыкание
   Привыканием называют снижение выраженности или отсутствие поведенческих реакций при повторяемых или продолжительно действующих раздражителях, которые не имеют серьезных последствий и не несут в данный момент сколько—нибудь важной информации для организма. Кстати, привыкание считается формой научения, которое иногда еще называют негативным научением.
   Особенностью такой формы приобретения опыта является не освоение новых поведенческих реакций, а утрата или ослабление уже имеющихся. Биологическое значение заключается в том, что для выживания или улучшения условий существования животное должно уметь различать существенные (например опасные) и несущественные для него раздражители, подавляя реакции на несущественные и правильно реагируя на опасные.
   О привыкании чаще вспоминают, когда собака чего—нибудь боится, например автомобилей, поездов, громкого шума, других сильных и необычных раздражителей, или продолжительно лает на звук шагов соседей по лестничной площадке. Знание свойств привыкания поможет вам вырастить хорошую собаку и не допустить ошибок, особенно в ранний период, когда щенку 2–4 мес и он всего боится.
   Животное может привыкнуть к любым раздражающим воздействиям, с которыми ежедневно встречается (зрительным, слуховым, температурным, тактильным, вкусовым, запаховым и даже болевым), и не отвечать на них ориентировочной или оборонительной реакциями. Развитие привыкания характеризуется несколькими закономерностями, которыми можно пользоваться как правилами при использовании этого метода коррекции поведения:
   1. Повторяющиеся раздражители приводят к снижению величины исходной реакции (появление безразличия).
   2. Прекращение применения данных раздражителей приводит к постепенному восстановлению ответной реакции.
   3. Привыкание развивается быстрее и имеет большую прочность после повторяющихся серий применения раздражителей и прекращения их применения до восстановления ответной реакции.
   4. Скорость развития и степень выраженности привыкания находятся в прямой зависимости от частоты предъявления раздражителя.
   5. Привыкание наступает быстрее при меньшей силе раздражителя. Сильные раздражители могут либо совсем не вызывать привыкания, либо приводить к извращению реакции.
   6. Привыкание к одному раздражителю может облегчить восприятие других близких по характеру раздражителей.
   7. Предъявление другого сильного раздражителя может приводить к отмене привыкания. Например, наказание собаки может привести к восстановлению боязни выстрела.
   После выработки привыкания к раздражителю он все же продолжает восприниматься животным, в этом легко убедиться, если несколько усилить или ослабить его – он тотчас вызовет ответную реакцию.
   Привыкание очень схоже с процессом угашения. Вполне вероятно, что в основе этих процессов лежат одни и те же физиологические механизмы, но пока термин «привыкание» употребляют по отношению к врожденным реакциям, а «угашение» – к приобретенным. При этом уместно привести еще одно определение: «Привыкание – это процесс постепенного ослабления врожденной реакции в результате повторных применений раздражителя, не сопровождаемых подкреплением». Одним из примеров привыкания может служить угашение ориентировочной реакции у животных на любое изменение окружающей среды.
   Скорость образования привыкания и степень его выраженности зависит от специфичности раздражителя, его новизны, силы, состояния организма и предшествующего опыта животного. Если раздражитель болевой, незнакомый и достаточно сильный, начальная реакция может не перейти в исследовательскую, а завершиться оборонительной. Такое состояние обычно называют страхом или трусостью.
   Считают, что степень новизны обратно пропорциональна частоте появления похожих раздражителей, степени давности (имеется в виду время, прошедшее между появлением похожих раздражителей), степени сходства раздражителей. Различают также новизну абсолютную (раздражитель никогда не встречался животному) и относительную (необычное сочетание знакомых животному раздражителей).
   Степень новизны зависит также от степени неожиданности раздражителя, которая определяется тем, насколько действующий раздражитель отличается от ожидаемого. Повторение же раздражителей приводит к снижению степени новизны и угашению ориентировочной реакции. Считается, что для возникновения ориентировочной реакции неожиданность имеет большее значение, чем семантическая новизна. Сильнейшую реакцию можно получить и на хорошо знакомый раздражитель, неожиданно появившийся там, где его восприятие не прогнозировалось.
   Известно, что животные предпочитают раздражители умеренной интенсивности и избегают слишком сильных, новых и необычных. Чем непривычнее и сложнее обстановка, тем чаще проявляются неуверенность, робость и даже реакция избегания, т. е. нежелание животного находиться в данной обстановке, неповиновение, побег. Животное убегает до тех пор, пока ему не удается выйти из сферы действия раздражителя. Если же раздражитель не болевой, а убегать некуда, животное может постепенно привыкнуть к нему. Он перестает вызывать страх, оборонительное поведение животного ослабевает и сменяется исследовательским. Реакция бегства, возникающая в ответ на неожиданное появление незнакомого раздражителя, при последующем повторном его воздействии ослабевает гораздо быстрее возникающей одновременно с этим ориентировочной реакции, хотя в дальнейшем прогрессивно снижается и последняя.
   При воздействии какого—либо вызывающего страх раздражителя и невозможности скрыться от него у животного вырабатывается привыкание к этому раздражителю. Предъявление такого раздражителя животному и лишение его возможности избежать его воздействия получило название избыточного предъявления.

   Метод 7. Ориентировочное торможение
   Под торможением принято понимать снижение выраженности или исчезновение какой—либо реакции или действия животного, т. е. если мы заставили исчезнуть или измениться что—нибудь в поведении наших собак, можем смело говорить, что мы затормозили реакцию. Термин этот пришел из физиологических лабораторий, как и метод ориентировочного торможения.
   При изучении условно—рефлекторной деятельности было замечено, что начавшаяся или текущая деятельность животного прекращается или значительно изменяется при действии раздражителей, вызывающих ориентировочную реакцию. Если же посторонний раздражитель начинает действовать до начала или одновременно с действием условного раздражителя, то условный рефлекс может и вовсе не проявиться.
   Как правило, разнообразные новые или необычные раздражители внешнего мира приводят к появлению сложных реакций, направленных на лучшее их восприятие, необходимое для анализа биологического значения этих раздражителей для животного. Это называют ориентировочной реакций, а иногда отвлечением. Другими словами, если мы и наши собаки слышим или видим что—нибудь очень новое или необычное, то прекращаем заниматься тем, чем так увлеченно занимались до этого, чтобы выяснить, что это там такое происходит и чем это может нам грозить.
   Длительность ориентировочной реакции и ее выраженность зависит от силы раздражителя и его необычности (новизны), а также от индивидуальных особенностей собаки. Поэтому в одних случаях прекращенная деятельность восстанавливается почти сразу же, после прекращения действия постороннего раздражителя, а в других может отсутствовать от нескольких часов до нескольких лет.
   Для прекращения нежелательного поведения можно использовать в качестве раздражителей звуки (хлопок в ладоши, выстрел из детского пистолета, звон строгого ошейника, а также звон металлической банки из—под кофе, набитой гайками, возглас, крик и т. п.), зрительные и световые эффекты от предмета (внезапно упавшего перед мордой собаки или фотографическую вспышку), тактильные (неожиданное касание собаки брошенным ошейником или дробью, выпущенной из рогатки) и все, что вы можете придумать, лишь бы это было необычным для собаки.
   Впервые в дрессировке метательную цепь стал использовать известный немецкий дрессировщик XIX в. К. Мост, его пользуются и до сих пор. В 1984 г. английский дрессировщик и зоопсихолог Д. Фишер соединил несколько медных пластин (дисков) и создал прибор, издающий необычный, с точки зрения собаки, звук, вызывающий у нее выраженное ориентировочное торможение. Использование этого прибора, получившего название метода дисков, сейчас очень распространено на Западе.
   Как уже говорилось, очень важна сила раздражителя. С одной стороны, может случиться так, что собака не обратит никакого внимания на него и будет продолжать заниматься неблагопристойным делом. Но, с другой стороны, хлопок в ладоши, например, приведет в смятение карликового пуделя, а выстрел из детского пугача не вызовет никаких эмоций у московской сторожевой. И даже представители одной породы могут по—разному реагировать на ваши воздействия. Поэтому сначала изучите особенности своей собаки. Момент подачи тормозного раздражителя также играет большую роль. Гораздо эффективней подавать его тогда, когда собака только готовится совершить проступок, а не во время него.
   Метод ориентировочного торможения может быть полезен во многих случаях. Например, ваша собака подошла к помойке и потянулась к большой и аппетитной, с ее точки зрения, кости. Вот тут—то самое время бросить как можно ближе к ней жестяную банку с гайками, строгий ошейник или включить автомобильную сирену. Если собака беспричинно бросается на прохожих, попробуйте попасть ей в бок брошенным строгим ошейником – боль небольшая, но неожиданность сыграет свою роль.
   Нежелательное поведение после одного урока может и не исчезнуть, а при повторении старайтесь применять другие раздражители, иначе к постоянно применяемым собака привыкнет.

   Метод 8. Выработка несовместимого поведения
   Смысл этого метода заключается в том, что вам ни с чем и ни с кем не нужно бороться, ваша задача чисто дрессировочная, просто нужно выработать у собаки еще один навык, выполнение которого не позволяло бы ей совершать нежелательный поступок. Сделать это нетрудно, т. к. давно замечено, что присутствовать одновременно в двух местах физически невозможно, как и совершать два одинаково сложных действия.
   К. Прайор считает этот метод одним из изящных и первым из позитивных. Думаю, другой рекламы и не надо.
   Он предлагает бороться с собакой—попрошайкой так: «…выставлять собаку из столовой или запереть в другой комнате на время еды. Но можно устранить попрошайничество выработкой несовместимого поведения – например обучить собаку лежать на пороге столовой, пока люди едят. Первым делом вы обучаете собаку ложиться, постепенно добиваясь того, чтобы это поведение управлялось стимулами. Затем вы можете сделать так, чтобы собака во время вашей еды выполняла команду «ложись», укладываясь вдали от стола. Вы подкрепляете это поведение пищей, когда тарелки пусты. Отойти и лечь несовместимо с попрошайничеством у стола; собака физически не может быть одновременно в двух местах, и поэтому попрошайничество угаснет».
   Но пойдем еще дальше. Предположим, что ваша собака:
   – скулит и лает от возбуждения, когда спускается по лестнице;
   – громко лает на прогулке;
   – сама драк с собаками не затевает, но не прощает вольностей, и поэтому драки случаются часто;
   – охотится за кошками;
   – может при случае подобрать что—нибудь особо ценное с земли;
   – может взять пищу у посторонних;
   – даже когда просто бежит по улице, ни на кого не обращая внимания, заставляет прохожих делать испуганный вид и подхватывать на руки детей.
   С каждым из перечисленных недостатков можно бороться, используя какой—нибудь свой особенный метод, но тогда методов понадобиться столько, сколько у собаки недостатков. И времени на борьбу уйдет немало. А ведь можно обойтись и одним методом. Для этого достаточно научить вашу собаку выходить на прогулку только с ап—портировочным предметом в пасти и носить его всю прогулку, т. е. воспользоваться методом выработки несовместимого поведения. На самом деле, как лаять, когда рот закрыт? Как подобрать пищу с земли, если для этого надо выплюнуть аппортировочный предмет, а это строго воспрещается? Да и прохожие, видя идущую им навстречу собаку с веселой игрушкой в пасти, не только не паникуют, а совсем напротив, улыбаются и часто говорят: «Ах, какая умная собака!».
   Мой миттельшнауцер всегда чрезвычайно возбуждался, когда мы шли на прогулку, что выражалось в повизгивании, подлаивании, а то и в подвывании. Это, конечно, нарушало покой соседей, да и мне не нравилось. Используя описываемый метод, я научил собаку выносить на улицу и носить во время прогулки в пасти предмет. И это оказалось несовместимым с «оперными номерами». Позднее я убедился, что обязательность аппортировки исключает подбирание пищи с земли, взятие пищи у посторонних, снижает количество драк и позволяет ходить по улицам без намордника. Миттельшнауцеру было уже около 4 лет, когда я научил его обязательной аппортировке, до этого достаточно «наломав дров» со всякого рода оту—чениями. Но когда у меня появился щенок немецкой овчарки, я приучил его с 2–месячного возраста гулять только с игрушкой во рту. А когда он стал взрослым, мы гуляли с ним уже по центру Москвы без поводка, и никаких проблем у нас не возникало. Однако и этот метод не лишен недостатков. Мне становилось очень обидно, когда моя собака вынуждена была отражать атаку, так и не выпуская предмета из пасти.
   Итак, выработка несовместимого поведения – один из лучших способов борьбы с собакой, но он требует фантазии для изобретения нового навыка, времени и настойчивости от хозяина по его формированию. А если уж говорить о недостатках, то, как говорят, и на солнце есть пятна.

   Метод 9. Связь поведения с определенным сигналом
   Причиной любого поведения является, как уже было сказано, потребность. Если мы, например, голодны, нам необходимо сходить в магазин, открыть холодильник, что—то разогреть, что—то нарезать. А если мы голодны, но находимся в учебной аудитории или в зрительном зале?
   Значит, наша пищевая потребность может и не проявиться, если нет условий для ее удовлетворения. Короче, мы, как, впрочем, и наши собаки, не совершаем жевательных движений, пока нечего жевать.
   Ученые, занимающиеся поведением, называют информацию, которая сигнализирует о возможности удовлетворения потребности, стимулами. Часто ими становятся наши команды, которыми мы пользуемся при дрессировке. Вспомните: для того, чтобы собака легче научилась, например, посадке, мы сначала создаем у нее пищевую потребность. Потом объясняем, что она может получить пищу, если выполнит команду и сядет. Вначале собака лучше слушается, когда голодна. Но со временем, после многократных тренировок она начинает прекрасно слушаться и не будучи голодной, т. е. наша команда—стимул приобрела причинное влияние на собаку. Вот на этой удивительной особенности научения и основывается метод, о котором мы будем говорить. В опе—рантной дрессировке это называется подведением поведения под стимульный контроль. К. Прайор считает, что в ситуации, когда человек или животное обучены совершать действие в ответ на определенный ключевой (главный) стимул, поведение начинает подчиняться этому стимулу, а если этот сигнал не подается, то поведение начинает угасать.
   Этот метод можно использовать для того, чтобы избавиться от любого типа нежелательного поведения, сделав так, чтобы требуемые действия собака выполняла только по сигналу, а со временем надо и вовсе отменить его. Для примера обращусь к ситуации, которую описала К. Прай—ор, тем более, что в ней участвует Дебора Скиннер, дочь Б. Ф. Скиннера, одного из основоположников оперант—ной дрессировки. Итак, у Деборы «была маленькая собачка, которая, когда ее выпускали гулять, начинала лаять и скулить под дверью, вместо того, чтобы идти по своим делам. Дебора сделала небольшой картонный диск, одна сторона которого была окрашена в белый, другая – в черный цвет, и повесила его на дверную ручку снаружи. Когда круг был повернут белой стороной, собаку сразу же впускали. Собака быстро обучилась не утруждать себя понапрасну, просясь в дом при черном сигнале. Когда
   Дебора находила, что собачка пробыла на улице положенное время, она приоткрывала дверь, переворачивала сигнальный круг, а затем впускала собачку, как только та попросится.
   Если собака надоедливо лает на улице, попробуйте обучить ее команде «Голос!» и очень хорошо закрепить данное поведение. Недели две—три почаще заставляйте собаку лаять по команде, положительно подкрепляя ее лай и ругая ее, если она даже едва заметно будет взлаивает без команды. Постепенно уменьшайте количество голосовых команд.
   Этот метод может быть полезен и в случае если ваша собака бросается на всех прохожих без разбора. Обратитесь на ближайшую дрессировочную площадку и отдрес—сируйте собаку по защитно—караульному курсу (ЗКС), ИПО или по курсу «собака—телохранитель». Она быстро поймет, в каких ситуациях ее поведение подкрепляется положительно, и станет гораздо безразличней к прохожим.
   Описанный метод хорош тем, что при его использовании нежелательное поведение собаке не запрещается (это иногда и невозможно сделать), а просто ей предлагается подождать с ним и тогда получить не трепку, а похвалу и поощрение. А собаки, как и мы, тоже избегают отрицательного и стремятся к положительному.

   Метод 10. Подкрепление отсутствия нежелательного поведения
   Этот метод полезен для тех, кто не хочет утруждать себя придумыванием изощренных способов борьбы с собачкой, как бы она себя ни вела, и вообще не хочет бороться. Можете и не бороться. Одно время мне пришлось содержать в своей квартире чужую собаку – полуторагодовалую суку лабрадора. Она была невоспитанна (с моей точки зрения) и отличалась неуемной энергией и повышенной грызущей активностью. Для начала она сгрызла кроссовку. Но когда я узнал, что она еще и лазает на кровать, то решил позволить ей это (по сути, подкрепил это поведение) прежде всего потому, что часто отсутствовал дома и не мог использовать другие методы, чтобы исправить ее поведение. И все получилось прекрасно – собака целыми днями нежилась на кровати, предпочитая это занятие всем остальным.
   Ваша задача – не наказывать собаку за плохое поведение, а, дождавшись его окончания, после небольшой паузы как можно более положительно, эмоционально и радостно похвалить собаку за отсутствие нежелательного поведения. В этом суть данного метода.
   Например, вы впервые приходите с собакой к магазину и привязываете ее в шагах десяти от двери, говорите ей что—нибудь и направляетесь в магазин, войти в который вам, однако, не дает собачий вопль. В обычной ситуации хозяин ведет себя так: возвращаясь к собаке, шлепает ее и пытается снова войти в магазин. Все повторяется еще и еще раз, иногда до тех пор пока хозяин не плюнет в сердцах и не отведет собаку домой. Почему? Потому, что собака прежде всего понимает: «Ага, мой вопль вернул любимого хозяина ко мне!». Ваши шлепки, как правило, бывают несильными и функции отрицательного подкрепления не выполняют, а потому бесполезны. А как нужно? Нужно, не обращая внимания на собачьи вопли, войти в магазин, но оставаться недалеко от двери. Как только собака перестанет вопить, а рано или поздно она обязательно устроит перерыв, подождите еще секунду, выйдите к ней и похвалите как следует. Потом еще раз, еще и еще, постепенно увеличивая период от прекращения воплей до вашего возвращения.
   Этот метод очень хорош, если собака лает, воет и скулит, когда вы останавливаетесь поговорить со знакомыми, когда привязываете ее на дачном участке, когда приучаете ее жить в конуре, в вольере, сарае или во дворе или когда оставляете ее одну в квартире, уходя на работу. Пес быстро смекнет, что именно его молчание возвращает драгоценного хозяина.
   Этот же метод может пригодиться, когда собака надоедливо клянчит у стола. Если не обращать внимания на ее «околостольные» ужимки, рано или поздно она где—нибудь ляжет. Вот тогда подойдите к ней и дайте ей кусочек. Конечно, собака тут же решит, что вернулись старые добрые времена, можно опять клянчить, и вернется к столу. Подождите, пока она снова не отчается и не отойдет, а через 5—10 с (и в этом случае важно постепенно увеличивать паузу) подойдите к ней и похвалите.
   Этот метод наиболее любим собаками, ведь их только хвалят.

   Метод 11. Устранение мотивации
   Вернемся к тому, что поведение обуславливается какой—либо потребностью, которую необходимо удовлетворить. Но потребность – понятие физиологическое, а психологическим ее эквивалентом является мотивация – осознанное желание что—либо сделать. Уже говорилось о том, что устранить плохое поведение можно, устранив его причину. Например, поедание кала свидетельствует прежде всего о неправильном кормлении собаки. О том же говорит и подбирание пищи, особенно несвежей, с земли. Видимо, что—то в предложенном рационе не устраивает собаку и она пытается компенсировать это за счет пищевых и околопищевых продуктов. Поэтому, прежде чем применять какие—либо методы борьбы с данным поведением, удовлетворите потребность собаки в недостающих питательных веществах. Но физиологические изменения в организме происходят медленно, и после того как вы сменили рацион, собака еще продолжает бегать к помойкам и рыскать по кустам. Именно теперь вам поможет метод смены потребности – создайте у собаки игровую мотивацию. Играйте с ней всю прогулку во все известные вам игры и придумывайте новые. У нее просто не останется времени на другое. Постепенно сформируется новая мотивация для прогулки: если раньше собака рассматривала выход на улицу как возможность найти недостающее, то теперь это станет для нее возможностью наиграться с любимым хозяином. А играть любят все собаки.
   Еще пример. Уходя на работу и наскоро выгуляв щенка, вы оставляете его одного с неудовлетворенной потребностью в физической активности и познавательной деятельности. Немного поспав, чтобы переварить пищу, поскольку перед уходом вы его покормили, он просыпается и приступает к удовлетворению проснувшихся вместе с ним потребностей (мотиваций). Последствия этого вы и обнаруживаете вечером. Попробуйте прогулять щенка до усталости и оставить ему какое—нибудь необычное, интересное для него и упругое для его зубов занятие. При этом вы, с одной стороны, удовлетворите его потребность в физической активности, а с другой, с помощью новых необычных игрушек вызовете новую потребность – исследовательскую, которая часто переходит в игровую.
   Разрушительная активность щенка может быть вызвана и страхом одиночества. Эту мотивацию устранить сложнее, но можно заменить ее на исследовательскую или имитировать присутствие людей, оставляя включенным радио, а можно завести еще одного щенка, котенка или морскую свинку.
   Способ устранения мотивации нежелательного поведения – один из самых лучших. Он позволяет справиться с проблемами, не наказывая щенка.

   Метод 12. Просто дрессировка
   Это еще один метод. Если вы просто отдрессируете щенка по любому существующему курсу послушания, вы предотвратите тем самым развитие многих форм нежелательного поведения. Можете пойти на дрессировочную площадку и со взрослой собакой, у которой уже наблюдаются проявления нежелательного поведения. В этом случае вы вдвое облегчите себе задачу по коррекции ее поведения. Почему? Потому что во время дрессировки происходит следующее:
   – устанавливаются и корректируются иерархические взаимоотношения;
   – собака усваивает желательные формы поведения и может для удовлетворения возникших у нее потребностей воспользоваться именно ими;
   – собакой становится легче управлять;
   – собака начинает осознавать, что положительно подкрепляется лишь разрешенное человеком (зависимое от человека) поведение;
   – вы обучаетесь практическим навыкам дрессировки и постигаете законы формирования поведения.
   Существует четыре способа стать владельцем дрессированной собаки. Первый способ заключается в том, что вы отдаете собаку опытному дрессировщику и через месяц получаете свое сокровище уже воспитанным. При втором способе собака остается с вами, но 2–3 раза в неделю приходящий инструктор—дрессировщик объясняет ей правила хорошего тона.
   Особенность первого способа в том, что после 1–2 мес счастливой жизни вы обнаруживаете на противоположном конце поводка вовсе не собаку, а «разбитое корыто». А успех второго способа зависит от того, насколько эффективно вы разрушаете то, что успевает вложить в собаку инструктор.
   Все это происходит потому, что вы так и не узнали, как правильно управлять поведением собаки, она плохо понимает вас и потому слушается, как иностранца. Вы не умеете и не знаете что, как и когда подкреплять положительно или отрицательно, чтобы сохранить нужное поведение и не допустить или устранить нежелательное. А поэтому, занимаетесь антидрессировкой. Если же у вас достаточно физически сильная собака, то вы обязательно столкнетесь с проблемой иерархических взаимоотношений, которые устанавливаются и в процессе дрессировки. Иногда случается, что собака начинает считать своим хозяином не вас, а инструктора.
   В том случае, если полностью исключена возможность участия членов вашей семьи в дрессировочном процессе, можно попробовать сгладить острые углы, но для этого надо все—таки найти время и провести несколько занятий вместе с инструктором.
   Можно поступить и по другому. Найдите инструктора—репетитора, который сначала потренирует вас, а потом вы отдрессируете свою собаку, но в его присутствии. Это третий способ, имеющий только один недостаток – на каждого владельца инструкторов не напасешься. Четвертый способ заключается в том, что вы со своей собакой приходите на ближайшую дрессировочную площадку и занимаетесь под руководством инструктора—дрессировщика по существующим курсам.
   На дрессировочной площадке обучаются не собаки, обучаются их владельцы. За время курса владельцы не только узнают методы и способы формирования поведения, но, самое главное, осваивают их практически, дрессируя своих собак. И ценность последних двух способов не только в том, что владелец приобретает возможность управлять поведением и поддерживать работоспособность своей собаки, но и в том, что в случае необходимости он сможет сам выработать у своей собаки новый навык, новую форму поведения. Ведь дрессировка – это взаимоотношения с собакой уже на качественно новом, интеллектуальном уровне, а не то что прежде, когда надо было просто покормить, погулять, брюхо почесать и «сделать козу». За это время происходит формирование отношений сотрудничества, вырабатывается своеобразный, понятный обоим язык слов, интонаций, мимических и пантомимических жестов и движений, происходит становление взаимоотношений собаки и других членов семьи. Вся ваша семья вместе с собакой становится за этот период настоящей маленькой, но очень симпатичной стаей, где каждый имеет свое место с соответствующими правами и обязанностями.
   Как правило, длительность курсов послушания составляет около 4 мес. Если учесть, что средняя продолжительность жизни собаки 15–16 лет, то, согласитесь, стоит потратить 4 мес на то, чтобы прожить оставшееся время счастливо.

   Метод 13. Ветеринарный
   Некоторые формы нежелательного поведения являются следствием заболеваний или связаны с физиологическим состоянием животного. В первом случае, вылечив животное, вы избавитесь от нежелательного поведения, а во втором, корректируя физиологический статус, можете контролировать поведение. Например, такие формы поведения, как чрезмерная агрессивность кобелей, маркировка территории, бродяжничество, гиперсексуальность кобелей зависят от уровня мужских половых гормонов. Поэтому в таких случаях часто помогает кастрация, снижающая уровень андрогенов. При различных фобиях (страхах) могут оказаться полезными транквилизаторы.
   Только не занимайтесь самолечением! Если у вас есть подозрение, что хулиганство собаки связано с ее здоровьем, покажите ее ветеринарному врачу. Даже если вы окажетесь не правы, совет специалиста не повредит.

Нежелательные формы агрессивного поведения

   Под агрессивным поведением понимают специфическое сочетание демонстративных и физических действий животных, направленных на представителей либо своего вида (внутривидовая агрессия), либо другого (межвидовая агрессия).
   Под демонстративными действиями подразумевают вокализацию (рычание, лай), мимические реакции (оскал, постав ушей, положение головы, взгляд) и пантомимические реакции (положение тела, положение хвоста, соответствующие ситуации движения телом и хвостом). Физические действия – это непосредственное нападение собаки и нанесение ею укусов. Степень выраженности агрессивного поведения варьируется от слабой (оскалива—ние или порыкивание) до максимально сильной (атака с укусами).
   Биологическое значение агрессивного поведения заключается в сохранении и поддержании жизни организма. Каким образом? Путем борьбы за удовлетворение тех самых потребностей, о которых мы уже говорили. Например, лежит собака себе на брюхе и обгладывает удивительно вкусный мосол, как вдруг появляется некто, претендующий на него же. Но если отдать мосол, сам останешься голодным, а быть голодным – это значит быть слабым, значит завтра не догнать того, кто может съесть злополучный мосол. Угроза неудовлетворения потребности вызывает состояние фрустрации (психического конфликта), которая и включает агрессивное поведение.
   В связи с этим различают агрессию игрового, пищевого, полового, оборонительного, охотничьего, территориального, иерархического и родительского поведения. Оно генетически связано с удовлетворением соответствующих потребностей. Особо выделяют условную, или инструментальную, агрессию, которую можно выработать на основе любой наследственной формы агрессивного поведения.
   Различают также истинное и мнимое агрессивное поведение. Считается, что истинное агрессивное поведение возникает между хищником и жертвой. Именно в этой ситуации у собаки есть цель нанести обездвиживающие жертву укусы и, разрывая на части, съесть ее. Проявление агрессивного поведения к животным своего вида относится к мнимой, или ритуализированной агрессии. Здесь главная цель – напугать и отстоять свои интересы. Травмирование и смертельный исход при этом носят случайный характер.
   Ведущую роль в выраженности агрессивного поведения играет наследственность. Например, такие породы как кавказская, среднеазиатская и южнорусская овчарки, до—берманн, акита и ротвейлеры потенциально более агрессивны, чем золотистые ретриверы и лабрадоры. Охотничьи терьеры были выведены специально для убийства небольших зверей, и они тоже склонны к частой демонстрации агрессивного поведения.
   Неудачное близкородственное разведение (инбридинг) может привести к появлению неустойчивых темперамента и гормонального статуса, что выражается в склонности к агрессивному поведению у кобелей, а также у сук, находящихся в течке, в состоянии ложной беременности или имеющих щенков.
   Частота проявлений и формы выраженности агрессивного поведения зависят также от условий воспитания и содержания. Условия жизни, характеризующиеся недостаточной социализацией (недостаток общения с возможными социальными партнерами), чрезмерными наказаниями, драками с собаками, неправильной и неоправданной похвалой владельцев, недостатком общения с людьми, незащищенностью от нападок невоспитанных детей, гиподинамией, как правило, увеличивают названные показатели. Лишь правильные воспитание и дрессировка могут собаку любой породы сделать прекрасным членом семьи.

   Иерархическая агрессия
   Собака – близкий родственник волков, койотов и шакалов, при скрещивании с ними она дает жизнеспособное потомство. И это главное, что надо учитывать при ее воспитании.
   К какой бы породы ни была собака, она имеет те же самые инстинкты поведения, что и ее родственники. В дикой природе собаки живут стаями по принципу доминирования—подчинения.
   Доминирующее животное, или доминант, имеет исключительные права на пищу, безопасное и удобное место отдыха, на внимание течной суки. Более того, она имеет право первым удрать в случае опасности и при этом не будет считаться трусом. Но самое главное – доминирующее животное может управлять поведением подчиненных ему животных. Тех, кто подчинен доминанту, называют субдоминантами. У них значительно меньше прав.
   Во главе любой стаи стоит лидер – главный доминант. Как правило, это животное среднего возраста, физически сильное, в драках доказавшее свое превосходство. Лидер обладает всеми правами доминирующего животного. Он регламентирует агрессивное поведение стаи по отношению к чужакам и внутри стаи, решает, когда нужно начинать драку, и нетерпим к дракам между членами стаи. В последнем случае он всегда помогает более слабому животному. Лидер может физически наказывать субдоминантов, и те принимают это как должное. Агрессивное поведение, направленное на регулирование внутристайных взаимоотношений, получило название иерархической агрессии.
   Иногда в стае есть вожак. Вожаком может быть старое, опытное животное, которое обычно большую часть времени отдает воспитанию молодняка. Но в ситуациях опасных, новых или нестандартных вожак может повести за собой стаю и руководить ею. Когда ситуация разрешается, лидер снова занимает свой трон.
   Реальные взаимоотношения в стае очень динамичны и определяются многими факторами. Иногда одно и то же животное может вести себя и как доминант, и как субдоминант. Так бывает, например, когда приходится защищать любимую косточку.
   Иерархические взаимоотношения чрезвычайно важны для организации совместного поведения, а оно у стайных животных достаточно сложное (оборонительное, охотничье, территориальное и т. п.). Успех такого поведения, а следовательно, выживание стаи и каждого из ее членов, зависит от четкой координации действий членов стаи, что и обеспечивается ее иерархической структурой.
   За многие годы исторического развития рода собачьих это полезное свойство закрепилось генетически и стало потребностью. Наличие иерархической структуры в сообществах животных дало человеку возможность управлять их поведением в любом возрасте.
   В собаке заложена и готовность подчиняться, и способность управлять поведением стаи, т. е. быть лидером, у которого больше льгот и прав.
   Место животного в стае определяется его физической силой, агрессивностью, особенностями нервной системы, полом, возрастом. На ранг подрастающих щенков может оказывать влияние ранг их родителей. Совсем же молодые щенки находятся вне иерархической структуры, по крайней мере им прощается очень многое. Предполагается, что снисходительное отношение взрослых животных к щенкам вызвано, с одной стороны, «щенячьим» запахом, а с другой, их специфическими позами подчинения – опрокидыванием на спину, облизыванием брылей взрослых животных, поджатые хвост и зад, опущенные уши. Щенки очень старательно демонстрируют позу подчинения, подчеркивая свой социальный статус неприкосновенности, но называется это почему—то щенячьей трусостью.
   Иерархические взаимоотношения в семье разные – от демократиче—ских (просьба), до жестких (подзатыльник). Причем язык взаимоотношений людей очень понятен для собаки: угрожающая интонация и крик – это рычание, шлепки – укусы, нотация – поза подчинения и т. д. Поэтому собака легко вписывается в человеческую семью и в скором времени начинает активно участвовать в изменении иерархических отношений.
   Если пустить построение новой иерархической структуры на самотек, собака может добраться до вершины социальной лестницы. Высокий социальный ранг собаки чреват тем, что управлять ею становится проблематично – как известно, доминирующее животное не подчиняется субдоминантам. Более того, собака будет пытаться управлять поведением двуногих членов семьи—стаи и, естественно, не без применения клыков.
   Послушание собаки в семье, отсутствие агрессивных конфликтов и, в целом, удовлетворенность собакой определяются многими причинами: породными особенностями и свойствами высшей нервной деятельности собаки, составом семьи и уровнем взаимоотношений членов семьи между собой и собакой. Но особенно важно раннее воспитание собаки, во время которого и формируются ее иерархические взаимоотношения с членами семьи. Напомню, что не формироваться они не могут, и если вы не придаете этому должного внимания, собака возьмет инициативу в свои лапы, а то и в зубы.
   «Внутрисемейная» иерархическая агрессия, с одной стороны, объясняется, вероятно, существованием в популяции собак, склонных к доминированию, а с другой, безответственным отношением человека к выбору породы, и к дрессировке собаки. В таблице 2 приведены данные опроса, свидетельствующие о наличии «внутрисемейной» (иерархической) агрессии некоторых пород собак.
   Таблица 2
   Доминирующие собаки могут быть прекрасными членами семьи. Зоопсихологи считают, что они увереннее в себе и интеллектуальнее собак, занимающих средние и низшие ступени в иерархической структуре. Они могут хорошо себя вести и с детьми, и незнакомыми людьми. Все будет прекрасно до тех пор, пока их интересы не вступят в конфликт с интересами других членов семьи—стаи или пока кто—нибудь не заставит их делать то, чего они не хотят делать. В таких ситуациях самая замечательная собака начинает рычать и кусаться. Субдоминант не имеет права управлять поведением доминанта!
   В настоящей стае не каждая конфликтная ситуация завершается дракой. Для того чтобы поставить субдоминанта на место, достаточно специфической позы, косого взгляда или рычания. Если вдруг найдется глупая собака, которой захочется погрызть любимую кость лидера или занять его спальное место, лидер быстро напомнит ей, кто она такая, жестким, пристальным взглядом или рычанием. Если собака глупа настолько, что не обращает внимания на эти признаки недовольства, лидер доказывает ее неправоту зубами. Такое поведение очень естественно для собак, оно инстинктивное. В человеческой семье так себя не ведут, конечно, но если мы будем лучше понимать своих собак, количество конфликтов может быть снижено.
   
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать