Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Послушание собак

   В книге подробно и с современных позиций освещены теоретические вопросы дрессировки собак, а также описаны различные способы и приемы, с помощью которых собака может на практике освоить и закрепить навыки послушания. Изложена методика формирования этих навыков соответствующая официально закрепленным курсам дрессировки.
   Для инструкторов-дрессировщиков, судей по спорту и широкого круга читателей.


В.В. Гриценко Послушание собаки

Теория дрессировки

   Современная теория дрессировки основывается на данных многих наук, изучающих поведение и научение животных, а также различных психологических школ и направлений. Особое внимание при этом уделяется значению потребностей и эмоций в структуре поведенческого акта и формам научения.

Методологические основы дрессировки

   Согласно одному из определений, поведение животных представляет собой «извне наблюдаемую двигательную активность живых существ, включающую моменты неподвижности, исполнительное звено высшего уровня взаимодействия целостного организма с окружающей средой».
   Единица поведения называется поведенческим актом. Он представляет собой довольно сложное явление, несмотря на то что элементарен по отношению к поведению.
   Поведенческий акт заключается в удовлетворении потребности и разграничивается фактом возникновения и удовлетворения ее. Потребность и ее производная, мотивация, – основные причины того или иного поведения.
   Потребности организма заложены генетически. Их можно разделить на витальные (потребности жизнеобеспечения), зоосоциальные и потребности саморазвития. К каждой потребности прилагается генетически наследуемая программа ее удовлетворения, то, что мы и называет инстинктивным поведением.
   Генетически наследуемые программы удовлетворения потребностей представляют тот минимум, с которым рождается животное. В процессе жизнедеятельности инстинктивное поведение изменяется – модифицируется в соответствии с конкретными условиями окружающей среды, в рамках которой удовлетворяются потребности. Таким образом происходит накопление опыта – научение.
   При накоплении опыта эффективного поведения животные активно применяют свои интеллектуальные возможности, что наиболее ярко проявляются в нестандартных (не предусмотренных генетически) ситуациях удовлетворения потребностей. Информация о решении задачи по удовлетворению той или иной потребности (условия, способы и действия) сохраняется в памяти в виде знаний, умений и навыков и используется животным по мере необходимости для построения поведения. Знания могут существовать в виде информации (например знания о каком либо объекте) или в виде алгоритма какого-либо действия. Оба вида знания активно используются в структуре поведенческого акта. Если сформированный поведенческий акт, например какое-либо действие, оказалось эффективным, оно повторяется в поведенческом репертуаре и приобретает свойства умения. А если в силу каких-либо причин для удовлетворения данной потребности наиболее подходящим из умений оказывается лишь одно, оно, повторяясь чаще других (т. е. тренируясь), приобретает свойства навыка.
   Научение – это приобретение и накопление животным в течение жизни определенного опыта, а также совершенствование и видоизменение врожденной (инстинктивной) основы психической деятельности в соответствии с конкретными условиями.
   Научение может осуществляться по-разному, в связи с чем выделяют несколько способов приобретения опыта, или форм научения; негативный (привыкание), имитационный (подражание), латентный, импринтинг (запечатление), образование классических условных рефлексов, образование инструментальных условных рефлексов, научение по типу доминанты, когнитивная форма научения, основанная на интеллектуальных возможностях животных.
   Дрессировка собак основывается на их способности к научению. По сути это само научение, потому что в результате дрессировки происходит приобретение и накопление определенного опыта, совершенствование и видоизменение врожденной (инстинктивной) основы психической деятельности. Дрессировка как научение существующим подчиняется объективно законам научения. И дрессировкой научение становится только в результате активного участия в нем человека. Человек как дрессировщик контролирует внешние условия процесса научения, определяет его цель, задачи и в соответствии с этим организует этот процесс, выбирая соответствующие методы и способы воздействия на животное, причем заметим, что с некоторыми из них животные никогда не сталкиваются в естественной среде обитания. Иначе говоря, дрессировка – это прежде всего деятельность человека.
   В процессе дрессировки формируются знания, умения и навыки. Навык при своем формировании обязательно проходит стадию поведенческого акта. И так или иначе, сознательно или бессознательно, дрессировщик конструирует его, вызывая у животного необходимую потребность, контролируя обстановочную и пусковую афферентации, создает у собаки акцептор результата действия и обеспечивает подкрепление нужного с его точки зрения действия.
   Видоизменяя инстинктивные программы поведения с целью выработки новых или удаления мешающих нам форм поведения, мы изменяем, т. е. формируем сообразно нашим целям и задачам поведенческий репертуар собаки. Учитывая современные понятия о поведении, можно смело сказать, что дрессировка – это формирование поведения.
   Состав поведенческого репертуара, создаваемого в процессе дрессировки, определяется целью использования собаки: собака-компаньон, собака-поводырь, пастушья собака, охотничья собака, собака для занятия спортом или выступления в цирке, собака для охраны и защиты или для поиска взрывчатых веществ и т. п.
   Принимая во внимание определяющую роль человека в дрессировочном процессе, следует подчеркнуть, что дрессировка – это род деятельности человека по формированию у животных поведения, необходимого ему в хозяйственных или иных целях.
   Содержание дрессировки не исчерпывается формированием умений и навыков. Во время дрессировочного процесса происходит становление ролевой функции и определение иерархического статуса собаки по отношению к дрессировщику и, при необходимости, к членам его семьи. К этому следует добавить, что во время дрессировки происходит взаимное становление ролевых функций человека и собаки в осуществлении совместной деятельности и формируются зоосоциальные нормы поведения в самом широком смысле этого слова: манера поведения в семье-стае (например, способ разрешения конфликтов), отношение к своим и чужим, отношение к детям и т. п. И, что очень важно, у собаки формируются нормы «сотрудничества» с человеком, так как нормы кооперативного взаимодействия с представителем чужого вида вряд ли представлены исчерпывающе в генотипе собаки. Необходимо подчеркнуть, что формирование зоосоциальных взаимоотношений человека и собаки очень важно при дрессировке, т. к. именно на почве этих взаимоотношений и осуществляется сотрудничество: происходит реализация знаний, умений и навыков собаки при достижении общих целей. Похоже, что эффективность действия собаки зависит именно от уровня ее взаимоотношений с человеком.
   Таким образом, во время дрессировки происходит становление зоосоциальных норм поведения, накопление знаний, формирование умений и навыков, обеспечивающих эффективное использование собаки, что и составляет содержание дрессировки.
   Теория и техника дрессировки реализуются в методах и способах этого процесса. Предметами теории дрессировки служат поведение и научение животных, а именно законы, причины, механизмы и условия формирования поведения, приобретения индивидуального опыта (знаний, умений и навыков). Иначе говоря, теория дрессировки должна рассматривать данные целого комплекса наук и разных психологических и зоопсихологических школ, не обедняя себя рамками физиологических основ.
   Практическую основу дрессировки составляет техника дрессировки, т. е. способы и приемы воздействия на животных с целью воспроизведения и закрепления той или иной реакции.
   Дрессировка как научение происходит во времени и может характеризоваться сменой методов и способов. Для организации и регламентации этого процесса существует методика, которая определяет выбор потребности и мотивации, приемы их формирования, вид и режим подкрепления, продолжительность и периодичность занятий, этапность отработки навыка, организацию тренировочного процесса и т. д.
   Воспитание собаки, как и дрессировка, – тоже научение и формирование поведения, но социального. Если во время дрессировки мы акцентируем внимание только на нервно-мышечном аспекте актов поведения, то при воспитании делаем упор на формирование знаний и понятий, а это уже социальная сторона поведенческого акта. В целях воспитания мы можем пользоваться дрессировкой как приемом воспитания, но воспитание – это не дрессировка, равно как и дрессировка – это не воспитание. Оба эти процесса объединяет лишь то, что они участвуют в формировании поведения. И взаимоотношения их можно сравнить с взаимоотношением формы и содержания в поведении как в целом.
   Воспитание собаки – это целенаправленная и методическая деятельность человека по формированию ее темперамента и социальных норм поведения, соответствующих целям и задачам использования собаки.
   Воспитание должно обеспечивать нормальное завершение развития нервной системы, адекватную социализацию, становление заданных свойств темперамента и социального поведения, гарантирующих эффективное управление собакой, ее дрессировку и применение.
   Теория дрессировки реализуется через методы дрессировки.
   Ныне существующая в русскоязычной литературе классификация методов дрессировки представляет собой по сути классификацию способов воздействия на собаку с целью инициации поведенческой реакции – действия и не более. И это естественно, поскольку, во-первых, анализ процесса дрессировки осуществляется до сих пор в рамках одной формы научения, а во-вторых, целью дрессировки определяется формирование условного рефлекса или навыка. Это служит и причиной того, что форма научения как категория теории дрессировки практически не рассматривается.
   Второй недостаток общепринятой классификации в ее некорректности и прежде всего в неопределенности применяемой терминологии. Возьмем, к примеру, термин «механический метод дрессировки». Если понимать под ним непосредственно физическое воздействие на собаку, то по степени его выраженности (степени прикладываемой силы) этот метод объединяет неравные способы. В рамках механического метода можно выделить такие воздействия, которые, не приводя к болевым или неприятным ощущениям и не вызывая оборонительной потребности, вызывают в то же время изменение поведения. Или способ пассивной флексии (способ лепки по К. Прайор): мы учим собаку подавать переднюю лапу и просто поднимаем одну из ее лап своей рукой, подкрепляя это действие.
   Этот способ возможен, только если собака не сопротивляется нашим воздействиям. «Способ наталкивания» заключается в том, что мы в прямом смысле этого слова физически подталкиваем собаку к нужному нам действию, не причиняя ей боли или неприятных ощущений. Это просто «дружеский» толчок, который сообщает инерцию, благодаря чему она занимает нужное нам положение или совершает необходимое действие. Воздействия, приводящие к болевым или неприятным ощущениям, вызывают уже оборонительную потребность и, соответственно, реакцию избавления от них. Такие воздействия поэтому называют способом оборонительного поведения.
   Разница в механических воздействиях заключается не только в прикладываемых к собаке усилиях, но и в различных интимных механизмах их действия, поэтому объединять их под одним названием нельзя.
   Термин «вкусопоощрительный метод» не отражает сущности метода В. Л. Дурова, сводя его к способу наведения при помощи пищевой мишени. Отличая свой метод дрессировки от общепринятого, В. Л. Дуров называл его «методом гуманной дрессировки». З. Б. Гуревич в книге «О жанрах советского цирка» называл этот же метод эмоциональным. Вкусопоощрением В. Л. Дуров считал только факт положительного пищевого подкрепления. В книге «Дрессировка животных. Психологические наблюдения…», изданной в 1924 г., он писал: «Наградой у меня являются: прикармливание, ласка или одобрение словом Браво. Эту награду я называю вкусопоощрением».
   В рамках своего метода Дуров описывает несколько способов воздействия на животных для инициации тех или иных двигательных реакций. Свой основной технический прием дрессировки он называл жестикуляцией и понимал под этим «комплекс движений, которые наводят животное на нужное движение». Кроме того, он описал и пользовался способами наталкивания, альтернативного поведения, способом пассивной флексии, отбора поведения с его вариантами усиления выраженности поведенческого акта или его элемента, или редукции их.
   Последователи В. Л. Дурова не только упростили общее представление о его методе, но и сократили технический арсенал.
   Понятие «контрастный» тоже достаточно не определен в полной мере. Еще в 50-е гг. В. Бочаров и А. Орлов подчеркивали, что контрастность присутствует и в других методах дрессировки.
   Некорректность используемой классификации также заключается в объединении принципиально различных явлений, например метод подражания, по современным понятиям, – это и форма научения (имитационное научение), и чисто технические приемы воздействия на собаку.
   Если говорить о способах инициации поведения, то их нужно отнести к сфере техники дрессировки – тогда можно говорить о способах дрессировки, подразумевая под этим такие непосредственные или опосредованные воздействия на животное, которые приводят к воспроизведению (появлению) нужных дрессировщику действий или сохранению необходимых поз.
   С учетом сложившейся практики кажутся очевидными следующие способы дрессировки.
   Способ наведения. Заключается в том, что дрессировщик вызывает нужное ему движение, предлагая животному следовать за кусочком пищи, игрушкой, рукой или другой мишенью (В. Л. Дуров называл этот способ жестикуляцией). К. Прайор описал его как инициирование двигательной реакции животного при помощи манипуляций рукой или каким-либо предметом (мишенью).
   Способ наталкивания. При этом способе дрессировщик при помощи направляющих (подталкивающих) воздействий рук или поводка, не приводящих к боли или неприятным для животного ощущениям, добивается воспроизведения нужного действия.
   Способ пассивной флексии. Суть его в том, чтобы придать животному необходимую позу или помочь ему сделать нужное движение. Это возможно при условии, если животное не сопротивляется воздействиям дрессировщика, например при научении собаки подавать лапу. В оперантной дрессировке этот способ получил название лепки.
   Способ отбора поведения. При этом способе положительно подкрепляются нужные и отрицательно – ненужные действия животного. А. В. Дурова-Садовская назвала этот способ подлавливанием. Он служит базой для вариантов, позволяющих не только отрабатывать свойственные (видоспецифические) реакции животных, но и осваивать навыки, необычные для их нормального поведения.
   Способ усиления поведенческого признака. Заключается в том, что подкрепляется все более выраженный признак нужного поведенческого акта. К. Прайор называет такой способ способом последовательного приближения.
   Способ сокращения (редукции) поведенческого акта до его отдельного элемента. В этом случае подкрепляется только один из элементов, как это делал В. Л. Дуров, пользуясь прикормкой «для какого-либо желаемого укорочения или полного торможения или растормаживания того или другого случайного или естественного условного рефлекса при получении каких-либо необычных для животного реакций».
   Способ альтернативного поведения. Дрессировщик создает такие условия (иногда даже непосредственно не воздействуя на животное, а только при помощи реквизита), при которых может быть совершено лишь единственно возможное движение.
   Способ игрового поведения. Создается игровая ситуация и животному предлагается форма игры, которая должна представлять нужное дрессировщику действие.
   Способы имитационной формы научения:
   – способ инстинктивной стимуляции (социального облегчения);
   – способ оборонительного поведения, когда добиваются нужного поведения при помощи болевых или неприятных воздействий, избегая которые, животные совершают желаемое действие;
   – способ агрессивно-оборонительного поведения, при котором на животное оказывают воздействия такого качества и такой силы, избавиться от которых оно может, только проявив агрессию.
   Часть указанных способов может быть использована при различных формах научения, но некоторые из них применимы только в рамках конкретных форм.
   Что же такое метод дрессировки? Это научение, выраженное несколькими разными формами. Человек (дрессировщик), пользуясь биологическими законами той или иной формы научения (моделируя их и инициируя их действие, создавая условия для эффективной реализации и т. п.), формирует поведение животного. По другому здесь быть не может. Без учета биологических законов научение происходить не должно – это принцип подхода к дрессировке.
   Сознательно или бессознательно, но при формировании поведения мы используем разные формы научения – привыкание, импринтинг, латентное, по типу доминанты или имитационное, а также когнитивных форм. Уже складывается и практика выделения методов дрессировки по формам научения, лежащим в их основе (например, называют классический, условно-рефлекторный, оперантный и имитационный методы).
   Теория любой научной дисциплины должна реализоваться в своих методах. Теория научения – это ядро теории дрессировки, хотя и не исчерпывается ею. Так или иначе, любой метод должен отражать теоретическое содержание дрессировки.
   Форма научения имеет ведущее значение в формировании поведения, т. к. она регламентирует выбор той или иной группы потребностей, инициирующих требуемое поведение, определяет конкретные условия успешного формирования знания.
   Учитывая сказанное, метод дрессировки можно определить как совокупность теоретических и практических положений по формированию поведения, отражающих закономерности конкретной формы научения. Таким образом, список методов можно продолжить, добавив к классическому условно-рефлекторному и оперантному методам и все другие, которые уже были перечислены выше (импринтинг, латентное научение или научение на основе доминанты и т. д.).
   Почему метод должен регламентировать, помимо теоретических, и практические положения? Хотя бы потому что некоторые формы научения имеют свои особенности, которые следует знать для успешной реализации этого процесса. Например, для имитационной формы научения характерны имитационные способы инициации поведения, а способ отбора поведения особенно эффективен в рамках оперантной дрессировки. К тому же необходимо соблюдение и некоторых внешних условий.
   В естественной среде обитания формирование поведения довольно редко происходит благодаря какой-либо только одной форме научения. Точно так же и при дрессировке. Во время формирования конкретного навыка мы пользуемся не только одной формой научения. Мы привлекаем различные потребности, варьируем особенности подкрепления и режим тренировки. Даже оперантные дрессировщики признают, что действие они формируют по законам образования инструментальных условных рефлексов, а подведение под стимульный контроль происходит по классическим условно-рефлекторным законам.
   Отсюда следует еще один вывод: если мы не ограничим понятие метода дрессировки формой научения, мы потонем в количестве методов как различных сочетаний форм научения, потребностей, режима подкрепления и других условий формирования поведения. Практика дрессировки требует включения еще одного понятия – «методика дрессировки».
   Дрессировка как научение происходит во времени и может характеризоваться сменой методов и способов. Организацией и регламентацией процесса дрессировки вообще и в каждом конкретном случае занимается методика дрессировки, она определяет выбор и последовательность методов и способов, потребностей, их выраженность и приемы их формирования, вид и режим подкрепления, продолжительность и периодичность занятий, этапность отработки навыка, организацию тренировочного процесса и т. д.
   Можно выделить общую методику дрессировки, которая регламентирует более или менее продолжительный этап дрессировочного процесса, например методику освоения дисциплинарного курса или методику минно-разыскной службы. Частная методика дрессировки регламентирует отработку конкретного навыка, например методику формирования навыка посадки. Иначе говоря, методика отражает алгоритм практических действий дрессировщика по формированию поведения животного. Эта наиболее динамичная категория дрессировки может существовать во множестве вариантов.
   Если определить взаимоотношения методики методами и способами дрессировки, то последние, наряду с упражнением и тренировкой, – инструменты методики. Метод отражает принципиальные моменты и особенности формирования декларативной и процедурной памяти. Способ представляет собой вариант реализации метода. И хотя он больше ориентирован на закрепление и уточнение процедурной памяти, несомненно то, что он влияет и на упрочнение декларативной памяти.
   После того как при участии методов и способов дрессировки будет сформирован поведенческий акт, довести его до уровня навыка станет возможным благодаря тренировке.

Зоопсихологические особенности собаки

   Домашняя собака – высокосоциализированное стайное животное. Доказано, что любая стая (стадо, или семья животных) строится по сходному принципу – принципу «доминирование—подчинение», что и дало возможность приручить многие виды животных.
   Доминировать – это значит иметь больше прав и уметь подавлять возможных конкурентов. Животного, обладающего такими признаками, называют доминантом, а того, кто подчиняется попыткам подавления и имеет меньше прав, – субдоминантом.
   Во главе стаи стоит лидер. Как правило, это животное среднего возраста, физически сильное, в драках доказавшее свое превосходство. Лидер имеет право первым подойти к пище и съесть больше, занять комфортное место отдыха и т. д. Но самое главное, ему дано право управлять поведением других членов стаи. Если субдоминант не реагирует на рычание и угрожающую позу, лидер может устроить ему выволочку.
   Взаимоотношения доминантов и субдоминантов образуют иерархическую структуру стаи, или иерархическую лестницу, вершину которой занимает лидер. На нижних ступенях располагаются подчиненные ему. Чем более низкую ступень занимает животное, тем ниже его ранг, он субдоминантен по отношению ко всем вышестоящим животным.
   Реальные взаимоотношения в стае, конечно, богаче и разнообразней. Иногда случается, что в одной ситуации животное ведет себя как доминант, а в другой – как субдоминант.
   Иерархические взаимоотношения очень важны для организации совместного поведения, а оно у стайных животных достаточно сложное (оборонительное, охотничье, территориальное, родительское и т. п.). Успех зависит от четкой координации действий членов стаи, что и обеспечивается ее иерархической структурой. Несмотря на то что эта структура устанавливается в результате борьбы, она призвана уменьшить количество и выраженность конфликтов. На самом деле, когда отношения выяснены и роли распределены, достаточно косого взгляда, рычания или оскаленных зубов, чтобы напомнить субдоминанту о его месте.
   Иерархические взаимоотношения – это не только свойство стайных и стадных животных, но и их потребность. Вероятно, животное чувствует себя комфортней, когда ясно, кто в доме хозяин. Если человеческая семья не предлагает собаке одну из моделей иерархических взаимоотношений, та начинает создавать их сама.
   Наличие иерархической структуры в сообществах животных дало человеку возможность управлять их поведением в любом возрасте.
   Место животного в стае определяется его физической силой, агрессивностью, особенностями нервной системы, полом, возрастом, а иногда, похоже, и просто нахальством. На ранг подрастающих щенков может оказывать влияние ранг их родителей. Совсем же молодые щенки находятся вне иерархической структуры, по крайней мере им прощается очень многое.
   Значение иерархических взаимоотношений в воспитании и научении (дрессировке) заключается в следующем: управлять поведением, регламентировать его и обучать щенков чему-нибудь имеет право только лидер, или доминирующее животное. Даже такая свойственная молодым животным форма научения, как имитация (подражание), возможна лишь в том случае, когда животное «актер» доминирует.
   Иерархическая структура человеческой семьи тоже определяется множеством факторов. Даже самая простая семья, состоящая из папы, мамы, ребенка и бабушки, может иметь несколько форм. Не исключена лидирующая роль бабушки или ребенка.
   Щенок, попадая в человеческую семью, быстро понимает, кто есть кто, даже если лидер и не общается с ним. На глазах у хвостатого малыша глава человеческой семьи управляет поведением ее членов и они подчиняются (!). Угрожающая интонация, резкий окрик, специфические слова, своеобразная мимика и жестикуляция – все это очень понятно щенку по значению.
   Оценив ситуацию, маленький пес, взрослея, будет пытаться занять место поближе к лидеру, а то и сместить его, так нашептывает ему своими генами природа. Близость к вершине иерархической лестницы гарантирует полный желудок, удобное место для отдыха и наилучшие условия для выживания будущего потомства.
   В силу биологических особенностей, благодаря импринтингу (запечатлению), человек воспринимается молодыми животными как собственный родитель. Для наших щенков такое заблуждение облегчается тем, что они практически лишены общения с себе подобными и вынуждены либо считать себя людьми, либо нас – собаками.
   Подросший щенок становится более независимым, но в силу еще незавершенного процесса физического развития продолжает относиться ко всем членам семьи как типичный субдоминант. Родитель, сопровождающий его на прогулках, скорее всего становится (так воспринимается им) для него вожаком. Щенок еще многого не знает и не умеет, поэтому легко отдает права руководства собой человеку. Но месяцев с десяти или немного позже наступает следующий период.
   Щенок уже вырос и освоился с местностью, где обычно гуляет, познакомился с собаками, которых чаще встречает, научился тому необходимому минимуму, который позволяет ему выжить в конкретной обстановке (экологической нише). Наконец наступает момент, когда вожак становится ненужным. Более того, молодая собака может ощущать в себе силы возглавить стаю и начинает бороться за выгодное место в семье. Борьба может иметь различные формы: от простого неподчинения и игнорирования владельца на прогулках до открытой агрессии при его попытке управлять, заставить что-нибудь сделать. Молодая собака еще подчиняется лидеру семьи, но, если ее не воспитывают и не дрессируют, может вступить в конфликт и с ним.
   Позволив собаке занимать в семье высокий иерархический ранг, члены семьи теряют право на управление ее поведением. Она не только перестает их слушаться, но и предпринимает попытки регламентировать их поведение. Особенно достается тем, кто занимает низшие места в иерархии семьи, а это чаще всего дети и пожилые люди.
   Воспринимая семью, в которой живет собака, как свою стаю, она «особачивает» и свои взаимоотношения с ее членами и посторонними людьми. Причем взаимоотношения с чужими определяются прежде всего территориальностью.
   Территориальность – свойство и потребность собачьих занимать ограниченную территорию – предполагает и своеобразное территориальное поведение. Оно направлено на сохранение площади территории, мечение ее границ и недопущение туда посторонних животных своего вида. Представители своего вида – они, как правило, изгоняются хозяином.
   Территории, занятые разными стаями, отграничиваются друг от друга буферными зонами – «ничейным» пространством. Встреча животных из разных стай в буферной зоне в большинстве случаев заканчивается мирно. Активно обнюхав друг друга и обменявшись информацией, гордые и довольные собой, они уходят на свои территории. Существует закономерность: чем дальше от собственной территории находится животное, тем оно менее агрессивно. Например, цепные собаки, охраняющие двор, в котором они выросли, редко бывают агрессивны за его пределами.
   Члены стаи по периметру своей территории вывешивают «пахучие флаги» – оставляют капельки мочи или кала. Регулярно граница обновляется.
   Территориальное поведение – очень важная биологическая функция, поскольку территория – это прежде всего большая кормушка, и далеко не бездонная, – тут и для себя пищи может не хватить, так что чужим нечего и соваться. К тому же детей надо где-то выращивать, иметь удобные для этого места, а их немного.
   Для домашней собаки территория – это квартира, лестница, двор и место ее постоянного выгула. В остальных местах ее поведение достаточно индивидуально. Не исключена повышенная агрессивность к посторонним, но чаще всего она ведет себя так, как в буферной зоне. В процессе воспитания территориальное поведение поддается коррекции.
   Взаимоотношения в стае не исчерпываются иерархическими отношениями, нельзя только ими объяснить все многообразие поведения социальных животных. Мы знаем, что члены одной стаи играют друг с другом, делятся пищей, вместе выращивают потомство. А владельцы собак утверждают, что между ними и их питомцами существует не только взаимопонимание, но и взаимопомощь.
   В связи с этим зоопсихологи выделяют так называемое альтруистическое поведение, имеющее несколько форм. По Д. Мак-Фарленду, к альтруистическому поведению можно отнести поведение какой-либо особи (донора), выгодное для других особей (реципиентов), однако при этом донору приходится расплачиваться снижением своей приспособленности. С одной стороны, это противоречит здравому смыслу, но, с другой, если это поведение полезно данной группе или виду в целом, оно закрепляется и передается по наследству.
   Кооперация, или сотрудничество, которая так распространена между стайными животными и которая лежит в основе взаимодействия собаки с хозяином, обычно включает какую-либо форму альтруизма.
   Совместная охота, например у волков, шакалов, гиеновых собак, львов и гиен, проводится родственниками. Звери кооперируются при отборе жертвы и во время преследования. Во время погони лидеры могут меняться и таким образом делить тяжесть погони на длинной дистанции. Бегущие за жертвой иногда срезают углы, пытаясь преградить ей путь. Добычу делят на всех членов группы, а после возвращения домой взрослые часто отрыгивают пищу для малышей. Некоторые взрослые не участвуют в охоте, а охраняют молодых, однако вернувшаяся группа кормит и этих животных. Таким образом, отдельные животные проявляют альтруизм по отношению к другим членам группы, а не преследуют только собственные интересы. Точно так же поступаем по отношению друг к другу мы и наши собаки.
   Забота о потомстве – еще одна из форм альтруизма. Затрачивая время и энергию на уход за детенышами, родитель увеличивает их приспособленность в ущерб своей собственной и оберегает молодых за счет возможного будущего потомства. У собачьих распространено наличие «тетушек» и «дядюшек». Например, старшие детеныши шакалов, живущих в Африке, особенно самки, очень час-то остаются с родителями и помогают им воспитывать следующий помет. Эти «нянюшки» отгоняют от норы гиен и других опасных гостей, часто кормят отрыжкой своих маленьких сородичей. Помимо этого, старшие почти все время резвятся с малышами и подолгу их вылизывают. То же отмечается и у волков.
   Уход друг за другом – тоже проявление альтруистического поведения. Однако в отношении шакалов Джейн И. Гуго и Ван Лавик-Гудолл в своей книге «Невинные убийцы» отмечают следующее: «У многих живых существ уход друг за другом превратился в социально значимый обряд, он не только помогает содержать в порядке шерсть, но и укрепляет связь и поддерживает общение между членами группы, делая более прочными отношения самцов и самок во время ухаживания, а своих щенят оба родителя вылизывали гораздо дольше, чем требовалось для простой очистки шерсти… Кратковременное вылизывание или даже отдельные его элементы часто демонстрируются при дружественной встрече животных данного вида, например во время церемонии приветствия». Похоже, именно это лежит в основе проявлений любви между нами и нашими собаками.
   Известно также, что наши домашние собаки, невзирая на сложившиеся в семье человека иерархические схемы, начинают предпочитать формальному лидеру кого-нибудь из членов семьи – часто это бывает ребенок или бабушка. Но, оказывается, для собачьих это очень естественно. Американские ученые, изучающие поведение волков, живущих в обширных вольерах Зоологического сада Чикаго (Брукфилд), показали, что среди самцов наблюдалось образование индивидуально «симпатизирующих» пар. Такие волки постоянно находились вместе, защищая друг друга при агрессивных атаках со стороны других самцов. А Б. Гржимек подчеркивал, что у гиеновых собак привязанность друг к другу выражена очень сильно.
   Установлению более тесных «родственных» отношений между человеком и его собакой способствуют и особенности коммуникации собачьих. Например, Н. Тинберген в своей книге «Социальное поведение животных» подчеркивает, что многие животные (особенно млекопитающие) реагируют на видоспецифические релизеры (сигналы, «запускающие» наследуемые или инстинктивные формы поведения) только знакомой особи, известной данному животному «лично». Ответ партнера иногда выражается в немедленном и простом движении. Однако часто природа ответной реакции внутренняя. В таком случае сигнал изменяет состояние особи и подготавливает ее к более сложной и разнообразной деятельности.
   Количество и качественные характеристики сигналов могут формироваться и условно-рефлекторным путем в процессе взаимного общения. Это относится и к человеческим «командам», и к позе собаки, приглашающей нас поиграть с ней, ведь у каждого из членов «стаи» есть тенденция совершать сигнальные движения, вызывающие правильные, с их точки зрения, реакции у других особей.
   Таким образом, члены собачьих и «человеко-собачьих» стай имеют достаточно эффективные возможности для обмена «услугами», узнают друг друга в лицо, помнят свои обязанности и имеют мотивы (причины) для взаимного альтруизма.
   Агрессивное поведение как компонент встречается у собак при иерархическом, территориальном, оборонительном, охотничьем, пищевом, игровом, половом и родительском поведении. В связи с этим различают следующие виды агрессии:
   – иерархическая (агрессия доминирования);
   – территориальная;
   – оборонительная (агрессия страха);
   – охотничья (хищническая);
   – игровая;
   – половая;
   – материнская (агрессия защиты потомства);
   – инструментальная (условная, приобретенная).
   Иногда выделяют еще и собственническую и пищевую агрессии.
   По другим признакам различают агрессию внутривидовую (по отношению к особям своего вида) и межвидовую (по отношению к животным другого вида).
   Агрессию собак делят еще на спонтанную и инициированную. Под спонтанной подразумевают не спровоцированную, а как бы беспричинную агрессию, а причина инициированной (вызванной, спровоцированной) понятна.
   При выращивании и содержании собак особое значение имеет инструментальная агрессия. Склонность к агрессивному поведению обусловлена генетически, но ее выраженность зависит от средовых воздействий. Например, если собака демонстрирует агрессивное поведение по какой-либо причине и добивается благодаря этому желаемого результата, она сделает это снова. В качестве примера можно привести дрессировку служебных собак или собак-телохранителей. Некомпетентные дрессировщики формируют такую агрессию через болевые ощущения, но вряд ли это стоит делать, ведь дрессировка – это игра для собаки, агрессию последней при этом легко контролировать. Правильно обученные собаки абсолютно дружелюбны, когда не несут службу.
   Инструментальная агрессия формируется не только специальной дрессировкой. Часто владельцы или члены семьи бессознательно формируют у щенка этот тип поведения. Например, вы вытираете собаке лапы, она вырывается и вдруг, в какой-то момент, рычит. Лапы уже достаточно вытерты, и вы думаете: «Ну и бог с тобой. Лапы вроде чистые. Хватит вытирать, тем более что тебе это не нравится». И оставляете щенка в покое, считая, что поступили разумно. Собака же думает по-иному: вы перестали ее донимать только потому, что она зарычала. А в следующий раз вы уже столкнетесь с этой самой инструментальной агрессией. Она станет условной и будет возникать все чаще и чаще в аналогичной и в других ситуациях.

Воспитание собаки

   В основе развития поведения лежат развитие и совершенствование нервной системы. Эти процессы контролируются факторами окружающей среды и деятельностью самого организма. По мнению многих ученых, развитие нервной системы происходит периодично. Существует несколько подходов относительно этого, но наиболее распространена классификация, основанная на психофизиологических особенностях. Она включает несколько стадий:
   – неонатальную (0—14 дней);
   – переходную (14—21 день, начиная с момента открытия глаз до начала работы слухового анализатора);
   – стадию социализации (21—70 дней);
   – ювенильную (от 70 дней и старше). Начало и окончание этих стадий достаточно относительны.
   Непреходящее значение в развитии поведения играет предродовая (пренатальная) стадия. Проводили такой опыт. На беременную крысу воздействовали стрессирующими факторами или вводили ей адреналин, и родившиеся крысята были более эмоциональными и хуже обучались, чем крысята контрольной группы. Причем крысята от стрессированных (напуганных) мамаш воспитывались обычными крысами, чтобы избежать влияния поведения матери на поведение детенышей.
   Тактильные (осязательные) возможности собаки развиваются непосредственно перед рождением и, вероятно, при контактах ее с сукой-матерью, если та содержалась в эмоционально комфортных условиях. Щенки таких сук демонстрировали большую терпимость к осязательным (тактильным) контактам, чем щенки контрольных матерей.
   Принято выделять несколько фаз развития поведения с учетом зоопсихологических особенностей.

Идентификационная фаза

   Благодаря видовой идентификации щенок начинает распознавать своих родителей (детский импринтинг), формировать социальные (социальный импринтинг) и сексуальные взаимоотношения (половой импринтинг). Животное, у которого по каким-либо причинам естественный процесс импринтинга был нарушен, может считать себя представителем другого вида.
   Практика показывает, что к 6-недельному возрасту у щенков практически уже сформированы социальные и сексуальные предпочтения, поэтому изменить их бывает довольно трудно.
   К окончанию фазы идентификации осуществляются и специальные виды импринтинга (родителей, братьев и сестер, будущих половых партнеров), полнота которых зависит от игровой борьбы среди щенков и так называемых щенячьих садок. При отсутствии братьев и сестер щенок идентифицирует себя с теми, кто заботится о ней и (или) играет с ним, – это могут быть родители или другие собаки. Такое взаимодействие должно осуществляться по крайней мере до 6-й нед. Наличие животных другого вида в течение этого периода не препятствует идентификации с собственным видом.

Факторы риска

   Полное отсутствие общения с собаками своей или других пород в период между 3-й и 12-й (± 5) нед жизни способствуют идентификации щенка с теми, с кем он общался в этот период (в основном это люди, иногда кошки, кролики и т. п.) или с другими запечатленными объектами (игрушечное животное, мешок пылесоса и т. п.). Результаты идентификации отличаются устойчивостью и сохраняются иногда на всю жизнь.
   Во взрослом возрасте это приводит:
   – к попытке копуляции с запечатленными объектами и невозможности спаривания с представителями своего вида или породы;
   – к социальному предпочтению запечатленных объектов;
   – к избеганию контактов (при контактах проявляются трусливое или агрессивное поведение) с представителями собственного вида или породы, включая изображение в зеркале (кстати, отражение в зеркале – слишком неподходящий объект для импринтирования).
   Ограниченное общение с другими собаками в период с 3-й до 12-й (± 5) недель жизни приводит к нормальной или несколько измененной идентификации в зависимости от обстоятельств:
   – возможно восстановление нормальной идентификации, если в 9-недельном возрасте собака имеет возможность общаться с другими щенками;
   – поведение может быть очень неустойчивым – от социального предпочтения, незаинтересованности в контакте до агрессии по отношению к собакам, несмотря на почти нормальную возможность общения с ними.

Фаза социализации (социально-доместикационная)

   Особенность собак, заключающаяся в социальном импринтинге (обучение определению, распознанию и запоминанию социальных партнеров) дает возможность ко взаимодействию с другими видами животных и человеком (по отношению к человеку это часто называется социализацией).
   Межвидовая социализация (межвидовое предпочтение, способность общаться с представителями других видов) несколько отличается от идентификации:
   – легко образуется, но требует постоянного подкрепления (тренировки), иначе угасает;
   – не распространяется на всех представителей вида, к которому выработано предпочтение, т. е. индивидуальна.
   В качестве разновидности межвидовой социализации можно выделить еще «социализацию типа» (человек: мужчина, женщина, подросток, ребенок, младенец, черный, белый, с бородой, без бороды, в шляпе, в белом фартуке и т. д.).
   Социализация собаки зависит от наличия контактов с человеком в период между 3-й и 12-й (± 2) нед. жизни и должна постоянно подкрепляться этими контактами. Их ограничение в этот период способствует развитию настороженности по отношению к человеку или боязни его (как у дикой собаки) и служит основой для формирования нежелательного поведения: трусости, повышенной тревожности, осторожности, фобий по отношению к некоторым типам людей (детям, мужчинам и т. д.).
   Занятия по социализации предусматривают:
   – общение с различными типами людей в период между 3-й и 12-й (± 2) нед. жизни щенка, что облегчает обобщенную социализацию по отношению к человеку;
   – общение с животными других видов и собак других пород, что способствует выработке межвидовой социализации и снижает возможное агрессивное поведение собак по отношению к этим видам животных.
   Межвидовая социализация снижает какие-либо выраженные социальные предпочтения.

Эмоциональная саморегулирующая (гомеостатическая) фаза

   Сосуществование различных животных в стае требует определенного эмоционального взаимодействия между ними, как между людьми в семье.
   Эмоциональная адаптация животных друг к другу возможна только через механизмы привыкания (исчезновение реакций). В развитии организма существует чувствительная стадия, в течение которой формируется эмоциональный гомеостаз и его границы. Именно он определяет отдаленные (будущие) возможности животного к привыканию.
   Проводились исследования: щенков помещали во все более и более обогащенную среду (с дополнительными раздражителями) в 5-, 8-, 12– и 16-недельном возрасте. Оказалось, что щенки, выращенные в обедненной (однообразной, лишенной разнообразных стимулов) среде, т. е. «стимул-слабые», помещенные впервые в обогащенную среду в возрасте 12 или 16 нед, вели себя трусливо и искали менее обогащенную среду. А те, что были выращены в условиях обогащенной внешней среды («обогащенные»), легко доминировали над «стимул-слабыми».
   Процесс взаимодействия со стимулами внешнего мира, классифицируемых как известные (неизвестные), необходимые, неприятные или безразличные, аналогичен процессу межвидовой социализации. Можно выделить стадию облегченного самопроизвольного (спонтанного) научения, которая начинается с момента начала функционирования сенсорных систем собаки и исследования ею внешних стимулов (в возрасте 3 нед) и заканчивается в тот период, когда развивается страх перед неизвестным в 12 (± 2) нед. Эта фаза научения обладает теми же признаками, что и межвидовая социализация (легкость запоминания), но для закрепления необходимо подкрепление, низкий уровень генерализации (обобщения) и т. д.

Приспособление щенка к окружающей среде после отъема от матери

   Адаптивные возможности щенка дают ему возможность быстро освоиться в мире человека без особого напряжения.
   Различия в качестве и количестве стимулов, которые щенок получает в щенячьем возрасте, т. е. «в среде развития», и с которыми встретится во «взрослой среде», определяют степень риска. Несбалансированность по этим критериям не позволит сформировать достаточный эмоциональный гомеостаз и может быть причиной фобий и повышенной тревожности. Клинические наблюдения показали, что гораздо легче переместиться из среды с высоким уровнем стимуляции (из города) в среду с низким уровнем (в сельскую местность), чем наоборот. У щенков, выращенных в обедненных условиях, в результате недостатка сенсорной стимуляции могут развиваться компенсанторные реакции – реакции самостимуляции, какое-либо стереотипное поведение (ловля хвоста, самопогрызание и т. п.), а также гиперзависимость от биологических или приемных родителей (владельцев и членов их семей).

Фаза раннего научения

   Это следующий вариант чувствительной стадии, которая длится с 3-й до 12-й (± 2) недельного возраста. В фазе раннего научения происходит становление трех поведенческих реакций: опорожнения, пищевого поведения и вокализации.

Опорожнение

   Рефлекс опорожнения врожденный. Вызывается он вылизыванием матерью промежности щенка и имеет место до 2—3-недельного возраста. В дальнейшем этот рефлекс исчезает, и щенок начинает самостоятельно контролировать опорожнение. С 8-недельного возраста он опорожняется уже в определенных местах, обычно в стороне от места отдыха и кормления.
   Практический опыт показал, что если щенки ограничены каким-либо одним местом для своих отправлений с момента рождения до 15-недельного возраста (например, в случае, когда щенка выращивают в квартире и он испражняется на газеты), становится почти невозможным научить их опорожняться на других поверхностях и в других условиях. Такие щенки могут часами гулять на улице и сдерживать свои желания до появления «привилегированного» места.

Вокализация

   Количество и интенсивность вокальных сигналов (вой, лай, скуление), когда щенка помещают одного в неизвестном месте увеличиваются в возрасте от 3 нед, и достигают максимума к 6—8 нед и уменьшаются к 12-недельному возрасту.
   Если щенок приобретен в возрасте 7 недель и оставлен на ночь один, он будет лаять или скулить. Через несколько дней эти звуки исчезнут сами по себе в результате того, что щенок начнет знакомиться с новой территорией. Но если обращать внимание на лай и вой (приходить к щенку и ругать его, брать в свою комнату, что расценивается как положительное подкрепление), они могут не только остаться, но и усилиться.
   Лай используется собаками не только как сигнал опасности. Они его применяют начиная с 11—15-недельного возраста для того, чтобы напугать незнакомцев (территориальная защита). Некоторые породы (хаунды, пудели, йоркширы и т. д.) более склонны к лаю. Спровоцировать лай легко.
   Общение с людьми и другими животными, использующими при общении вокальные или вербальные сигналы, усиливает вокализацию (имитационное научение), которая может стать чрезмерной.

Игровая борьба и обучение контролировать укусы

   Игровая борьба начинается с 3-недельного возраста, когда у щенков прорезываются зубы. Особенно больно они кусают друг друга за уши. Укушенный щенок поскуливает или визжит. В случае поединков «один против одного» или «один против двух» щенки часто меняют свои роли: то нападают (кусают), то защищаются.
   В играх щенки достаточно быстро формируют связи между силой укуса, вызванной болью и визгом «противника». Визг и вопли в этом случае служат отрицательным подкреплением, что способствует снижению силы укусов.
   В возрасте от 11 до 15 нед интенсивность игровой борьбы уменьшается, а ее агрессивность снижается. Она становится более управляемой. Поединки принимают форму ритуалов, что говорит об образовании устойчивых иерархических отношений. Агонистическое поведение чаще проявляется по отношению к незнакомым животным, и оно более «серьезно», чем игровая борьба.
   Контроль за агрессивным поведением – важная составляющая общего контроля за управлением движениями, в том числе мимическими и пантомимическими реакциями – распространенной формой коммуникации у животных с высокоразвитыми интеллектуальными способностями. Этому щенка надо учить.
   Если владельцы не смогут доминировать в игровой борьбе и будут позволять щенку кусаться, это может привести:
   – к иерархическому доминированию щенка, что в будущем будет выражаться в агрессивной реакции по отношению к владельцу и неподчинению;
   – к развитию неправильного или неполного его контроля над силой укусов, что чревато риском нанесения физических повреждений членам семьи во время игр.

Познавательно-адаптивная фаза, предваряющая половое созревание

   Встречаются случаи возникновения у собак фобий в препубертальный период (период, непосредственно предшествующий половому созреванию). При этом резко снижается возможность общения собак с людьми и с чужими собаками.
   Специалисты изучали первичную и вторичную социализации диких собак и других представителей семейства собачьих, которых выращивали в одинаковых условиях и которые имели ежедневный контакт с обслуживающему лицом и кратковременные контакты с незнакомыми людьми. Все собаки терпимо относились к обслуживающими их лицу, пока не достигли половой зрелости, после чего стали избегать контактов или относиться к ним менее терпимо. При появлении обслуживающего их человека они принимали позу подчинения, в то время как раньше они вели себя более активно – прыгали, облизывали его, подталкивали.
   Осторожность по отношению к незнакомцам развивается:
   – очень рано у отдельных видов (с 4 мес у лис);
   – позже у видов со средней общительностью (в возрасте около года у шакалов и койотов);
   – очень поздно у более социальных видов, например у волков (между 6 и 18 мес) или у собак (у биглей, пойнтеров или чихуахуа – в период от 1 года и до 2 лет).
   Молодые животные нуждаются в непрерывном подкреплении своего социального опыта. Если, например, нормально социализированного щенка изолируют от людей и помещают в собачий питомник в период с 3—4 до 6—8-месячного возраста, он начинает бояться людей, причем даже ухаживающего за ним человека.
   Сенсибилизация (повышение чувствительности) порождает тревожность, осторожность, трусость и развитие фобий. Познавательный процесс формирует у собаки способность предупреждать мнимые опасности (возможную атаку), что выражается в изменении формы поведения (появляются защитные реакции – побег, агрессия, замирание).

Половое созревание и иерархические отношения

   Предполагается, что становление иерархических отношений выражается в нескольких последовательных стадиях: пищевой, территориальной, сексуальной и родительской.
   Если молодой собаке не предлагают соответствующее место в иерархической структуре стаи, она занимает его по собственной инициативе и разумению. И занимает высокое место, часто доминирующее даже по отношению к владельцу, что совместную жизнь не облегчает.
   Психофизиологические стадии развития нервной системы и фазы зоопсихологического развития поведения имеют достаточно размытые границы и значительно перекрываются между собой:
   – нервно-вегетативная проявляется за 4 нед до рождения и длится до 7-й нед после рождения;
   – импринтинг – от 3-й до 12-й нед;
   – родительский, братский и половой импринтинг, закладка внутривидовой социальности, эмоциональное развитие – от 3-й до 12-й нед;
   – социализация, эмоциональное развитие, когнитивное развитие, становление иерархичеких взаимоотношений и территориального поведения – от 5 до 18 (± 10) мес.
   Неблагоприятные воздействия на собаку во время каждой из этих стадий чреваты риском извратить взаимоотношения «собака – собака» или «собака – человек». Таким образом характер собаки можно частично формировать и предсказать, контролируя факторы окружающей среды (условий содержания). Главный фактор, благоприятствующий формированию эмоционально-уравновешенного характера собаки, которая должна жить в тесном контакте с человеком в условиях города, – выращивание собаки в обогащенных условиях. Об этом должны заботиться и заводчики.

Поведение и научение

   Помимо приведенных ранее, существуют и несколько иные определения понятия «поведение». Согласно «Краткому психологическому словарю», «поведение – присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, опосредованное их внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью». Есть и другое определение: поведение – это один из важнейших способов активного приспособления животных к многообразию условий окружающей среды, которое обеспечивает выживание и успешное воспроизведение как отдельной особи, так и вида в целом.
   Так или иначе, цель поведения в конечном счете – поддержание собственной жизни и воспроизведение ее в детях.
   По мнению Л. В. Крушинского, при изучении поведения можно выделить три основных элементарных типа поведенческих актов.
   Инстинкты. Это адаптивные, шаблонно выполняющиеся акты поведения, которые проявляются в ответ на воздействие специфических (ключевых) раздражителей внешней среды. Характерная особенность инстинктов в том, что они, как правило, осуществляются при первой встрече животного со специфическим раздражителем. Однако в некоторых случаях они могут проявляться и спонтанно.
   Акты поведения, сформировавшиеся на основе обучения. Особенность поведения этого типа – необходимость повторяемости определенной ситуации, в результате чего поведение приобретает адаптивный характер. Наиболее полно изучены условные рефлексы – одна из форм обучения. При их образовании индифферентный раздражитель приобретает сигнальное значение для организма, сочетаясь с раздражителем, вызывающим инстинктивную реакцию. Ведущая основа обучения – память.
   Элементарная рассудочная деятельность. С ее помощью может осуществляться адаптивное поведение при первой встрече животного с многообразием внешнего мира.
   По мнению Л. В. Крушинского, основная особенность рассудка – эвристичная форма поведения, а поведение – это сложная интегрированная форма деятельности организма, основанная на взаимодействии инстинктов, обучения и рассудочной деятельности. На схеме 1 представлены основные элементарные компоненты поведения.
   Деление на описанные типы поведения достаточно условно, поскольку они тесно переплетаются в конкретном поведенческом акте. Разделить поведенческий акт на составляющие можно только в лабораторных условиях. Однако в каждом конкретном случае удельный вес каждого из типов поведения может быть различным. Так, в каком-либо простом поведенческом акте может преобладать доля инстинктивного поведения и сведена к минимуму доля когнитивного (интеллектуального) поведения. И наоборот, при решении неординарной задачи основу поведенческого акта будет составлять когнитивное поведение. Это же касается и тех навыков, которые мы формируем у собак.
   Схема 1. Основные элементарные компоненты поведения, которые принимают участие в формировании поведенческого акта

Инстинктивное поведение

   Если заглянуть в «Краткий психологический словарь», то там под инстинктивным поведением животных понимается «совокупность сформировавшихся в процессе развития данного вида животных, т. е. в филогенезе, наследственно закрепленных, врожденных, общих для всех представителей вида (видоспецифических) компонентов, составляющих основу жизнедеятельности животных». В качестве синонимов понятия «инстинктивное поведение» часто употребляют понятия: «генетически фиксированное», «наследственно закрепленное», «врожденное» поведение. Устоявшиеся термины для определения наследственно закрепленного поведения – «безусловный рефлекс», «инстинкт» и «фиксированные комплексы действий».
   Инстинктами считаются генетически закрепленные формы поведения и психического отражения, общие для всех представителей данного вида. Приспособительное значение инстинктов животных заключается в обеспечении выполнения наиболее важных для существования особи и продолжения вида жизненных функций: пищевых, защитных, воспроизводительных, миграционных и т. п. Обычно инстинктом называют какую-то конкретную, достаточно сложную форму наследуемого поведения.
   Под безусловным рефлексом понимается «наследственно закрепленная стереотипная форма реагирования на биологически значимые воздействия внешнего мира или изменения внутренней среды организма» (по И. П. Павлову). Безусловный рефлекс входит в состав инстинктивного поведения и представляет собой чрезвычайно простую, элементарную реакцию: сужение зрачков под действием света, кашель при попадании в гортань инородного тела, глотание, чиханье, сосание, почесывание, подергивание кожей и т. п.
   Безусловные рефлексы воспроизводятся при первой же их необходимости, при появлении «специфического» для каждого из них раздражителя, обеспечивая тем самым неуклонность выполнения наиболее жизненно важных функций организма независимо от случайных, преходящих условий среды.
   Фиксированные комплексы действий (ФКД), это единицы инстинктивного поведения – видоспецифические (одинаковые для всех особей данного вида), врожденные (проявляющиеся без предварительной тренировки), шаблонные (т. е. стереотипные по исполнению) двигательные акты.
   Вопрос о влиянии генетически предопределенного в организме еще окончательно не решен, но, похоже, генетически контролируются все его возможности, от анатомических до интеллектуальных. Генетические возможности организма называют еще нормой реакции, потому что они определяют размах реально имеющихся свойств организма как результата взаимодействия генотипа и среды. Иначе говоря, генами могут быть заложены большие интеллектуальные возможности, которые можно выявить лишь при интенсивном взаимодействии с внешней средой – усиленными занятиями. Если же ограничиться средней школой для человека и курсом послушания для собаки, то вас с вашей собакой все будут считать обычными и типичными. Норма реакции предусмотрена природой еще и потому, что практика показала ее изменчивость: каждое последующее поколение животных живет в несколько иной окружающей его среде. Именно норма реакции обеспечивает возможность изменения инстинктивного поведения с учетом реальных внешних условий, чтобы гарантировать благополучное существование организма.
   Поведение можно представить и в виде схемы 2.
   Схема 2. Поведение собаки
   Норма реакции обеспечивает изменчивость поведения в процессе индивидуального развития (онтогенеза), определяя границы научения. И на самом деле, научить нашу собаку чему-то принципиально новому, «не собачьему», невозможно, как, впрочем, крайне трудно научить и других животных несвойственному для них поведению. Например, при попытке научить свинью вкладывать «монету» в особую «копилку» наблюдали такие ее действия: свинья поднимала деревянный жетон, но вместо того, чтобы опустить в контейнер, многократно роняла его на пол, толкала пятачком, поднимала, снова роняла, подгоняла пятачком, подбирала, подкидывала в воздух, роняла, снова толкала пятачком и т. д. Трудности возникали и при попытках научить енотов делать это же. В процессе обучения у них начали появляться неожиданные добавочные действия: они стали тереть «монеты» одну о другую и «полоскать» их. А некоторые цыплята настойчиво скребли землю, когда от них требовалось простоять 10—12 с на платформе, чтобы получить вознаграждение. Что касается собак, то их очень легко научить подавать переднюю лапу и очень трудно – подавать заднюю. И конечно, вряд ли можно ли научить собаку всему тому, что умеет шимпанзе.
   Таким образом, с точки зрения наследуемого поведения дрессировка представляет собой:
   – воспроизведение инстинктивного поведения в несвойственной для него стимуляции (например, классические условные рефлексы);
   – воспроизведение такого же поведения для удовлетворения несвойственной виду потребности (например, использование собак для поиска наркотических или взрывоопасных веществ);
   – сочетание инстинктивных элементов поведения в несвойственной последовательности (так создаются многие номера цирковой дрессировки);
   – гипертрофирование или редуцирование выраженности наследственных форм поведения и снижение или увеличение частоты их воспроизведения.
   Но вернемся к инстинктам. Инстинктивные формы поведения сохраняются без периодического их подкрепления, отличаются устойчивостью, малой индивидуальной изменчивостью и автономностью по отношению к краткосрочным изменениям в среде обитания животного. Инстинктивные действия (акты), из которых слагается инстинктивное поведение животных, включают комплексы четко скоординированных движений, поз, звуков, кожных реакций и т. п. Ключевыми раздражителями выступают здесь простые физические или химические признаки биологически значимых животных, растений, объектов неживой природы (их форма, размеры, движение, цвет, запах и т. д.) или пространственные отношения (взаиморасположение частей, относительная величина и т. д.). На эти раздражители животные могут реагировать независимо от индивидуального опыта, т. е. врожденным поведенческим актом.
   В последние годы сложилась общая схема организации инстинктивного поведения. Согласно этой схеме, ключевой раздражитель может «запускать» соответствующую ему программу поведенческого акта на основе «жестких», генетически обусловленных связей между сенсорными и двигательными системами. При этом действие разворачивается по принципу «ключ-замок» и реализуется в стереотипном двигательном акте. Такой поведенческий акт осуществляется вне зависимости от общей внешней ситуации. В организации сложного инстинктивного поведения приоритеты реакций перераспределяются внутренними детерминантами. Доминирующая потребность и возникшее на ее основе возбуждение повышают чувствительность сенсорных систем, избирательно настроенных на внешние стимулы и адекватных данной потребности. При этом активизируются нервные центры, связанные с формированием и «запуском» определенных программ двигательных актов, направленных на поиск ключевого раздражителя. В результате селективной настройки афферентных, центральных и эфферентных звеньев центральной нервной системы появление стимула, адекватного доминирующей потребности, становится эффективным для запуска оп-ределенного стереотипного поведенческого акта. Животное совершает какое-то действие, но только получение им информации о конечном результате, удовлетворяющем исходную потребность, завершает инстинктивный акт поведения и позволяет животным переключаться на другую форму деятельности.
   Организация инстинктивного поведения представлена на схеме 3.
   Схема 3. Организация инстинктивного поведения: С – стимул; Р – рецепция; П – поведенческий акт
   Протекание инстинкта тоже можно представить в виде схемы: эндогенное побуждение (потребность) – ключевой («спусковой») стимул – комплекс стереотипных действий (последовательность двигательных актов) – «завершающий акт».
   П. В. Симонов предложил классификацию инстинктивного поведения животных в виде поведенческих актов, составляющих потребностно-эмоциональную основу поведения:
   первая группа– витальные акты: пищевой, питьевой, оборонительный, регуляции сна-бодрствования, экономии сил;
   вторая группа– ролевые (зоосоциальные) акты: половой, родительский, эмоциональный, резонанса, «сопереживания», территориальный, иерархический;
   третья группа – акты саморазвития: исследовательский, имитационный, игровой, преодоления сопротивления, свободы.
   В генах животного записано все то, что необходимо для поддержания его собственной жизни и для того, чтобы дать жизнь своим детям. Но генетически заданные формы поведения, отражающие накопленный видовой опыт предшествующих поколений, как упоминалось выше, оказываются недостаточными, чтобы обеспечить активное существование особи в вероятностно изменчивой среде. Ведь чем больше степень ее изменчивости, тем меньше ценность опыта предков, тем в большей мере возрастает необходимость в приобретении индивидуального опыта.
   Возьмем, к примеру, такое простое врожденное поведение, как сосание щенка. Казалось бы, чему тут можно учиться? Что изменять? Но, оказывается, соски имеют разную длину, разную форму, разной величины канал. И как только щенок взял в рот сосок, он тут же начинает корректировать врожденную программу сосания, регулируя положение языка и силу напряжения мышц для создания необходимого давления.
   Считается, что настоящее инстинктивное поведение можно увидеть только при первом его проявлении, поскольку второе проявление осуществляется уже с коррекциями, повышающими эффективность поведенческого акта, т. е. происходит научение – накопление индивидуального опыта.
   Врожденные реакции организма «созревают» вместе с центральной нервной системой и с развитием организма исчезают из поведенческого репертуара. На смену им приходят другие реакции, соответствующие возрастным задачам.

Научение

   Под научением понимают процесс и результат приобретения индивидуального опыта. Понятие «научение» первоначально возникло в зоопсихологии в работах американского психолога Э. Л. Торндайка. Путем научения может приобретаться любой опыт (знания, умения и кавыки) у человека и новые формы поведения у животных. Этот процесс совершается на инстинктивной основе и состоит в достройке, совершенствовании или переделке врожденных элементов поведения (видового опыта), в их приспособлении к конкретным условиям жизни.
   В процессе научения у животных развиваются те индивидуально-изменчивые, временные компоненты инстинктивного поведения, которые придают ему необходимую для выживания способность. В итоге формируется единый поведенческий акт, содержащий, как мы уже упоминали, врожденные и приобретенные (индивидуально-изменчивые) компоненты. Иначе говоря, научение – это процесс приобретения знаний, умений и навыков. В отличие от педагогического понятия «обучение» под научением понимается более широкий круг процессов формирования индивидуального опыта (привыкание, запечатление, образование классических и инструментальных условных рефлексов и т. д.).
   Научение может происходить на разных уровнях в зависимости от того, каков его нервный механизм особи и насколько важны или сложны те структуры, которые в нем участвуют. Некоторые виды научения могут осуществляться уже на уровне рецепторов или спинного мозга, для других же необходимо участие подкорковых структур или миллиардов нервных цепей коры головного мозга. Одни формы научения осуществляются автоматически и непроизвольно, другие требуют такого участия когнитивных механизмов, на которое может быть способен лишь развитый мозг высших млекопитающих и человека.
   На современном этапе выделяют три категории научения, различающиеся по степени участия в них организма как целого, которым соответствуют и различные типы поведения: реактивное, оперантное, требующее участия мыслительных процессов для обработки информации (соответствует когнитивному научению).
   При выработке новых форм реактивного поведения организм пассивно реагирует на какие-то внешние факторы. При этом в нервной системе как бы незаметно и более или менее непроизвольно возникают изменения нейронных цепей и формируются новые следы памяти. К таким типам научения относятся (в порядке усложнения) привыкание (габитуация) и сенсибилизация, импринтинг и условные рефлексы.
   Оперантное поведение – это действия, для выработки которых нужно, чтобы организм активно «экспериментировал» с окружающей средой, устанавливая связи между различными ситуациями. Такие формы поведения возникают при научении путем проб и ошибок, методом формирования реакций и путем наблюдения.
   Во всех этих случаях организм изменяет поведение в результате взаимодействия со средой. Именно от того, какие сигналы поступают извне, зависит, какая именно реакция организма будет закрепляться. «Выбор» реакции при этом определяется тем, каковы ее последствия в отношении удовлетворения потребностей или избегания нежелательной ситуации.
   При формировании поведения, обусловленного когнитивным научением, на смену ассоциативной связи между какими-то двумя ситуациями или между ситуацией и ответом организма приходит оценка сложившейся ситуации с учетом прошлого опыта и возможных последствий. В результате оценки принимается наиболее подходящее решение. К такому типу научения можно отнести латентное научение, выработку психомоторных навыков, инсайт и научение путем рассуждений.

Когнитивное поведение

   Когнитивное поведение и связанное с ним научение объединяют высшие формы психической деятельности, свойственные в большей степени взрослым животным с высокоразвитой нервной системой и основанные на ее свойстве формировать целостный образ окружающей среды. При когнитивных формах научения происходит оценка ситуации, в которой участвуют высшие психические процессы. При этом используется как прошлый опыт, так и анализ имеющихся возможностей, в результате чего и формируется оптимальное решение.
   Когнитивные возможности животных определяются их интеллектом, под которым подразумевается высшая форма психической деятельности животных (обезьян и ряда других высших позвоночных). Интеллект проявляется в процессах мышления, которое у животных всегда имеет чувственно-двигательный характер и выражается в практическом анализе и синтезе устанавливаемых связей между явлениями (и предметами), наглядно воспринимаемыми ими в конкретной ситуации.
   Для изучения интеллектуального поведения животных им обычно предлагают следующее:
   – подтянуть приманку, привязанную к одной из многих рядом расположенных тесемок, бечевок, – для установления возможности улавливания животными связей и соотношений между различными объектами;
   – предлагаются различные предметы и построение пирамид – для реализации тех потребностей, которые не могут быть непосредственно удовлетворены;
   – обход лабиринтов на пути к цели, которая не всегда находится в пределах постоянной видимости для животного, (для этого на пути следования располагают препятствия).
   Существуют и другие методы изучения интеллекта животных:
   – отсроченные реакции активного выбора, требующие удержания в памяти следов от раздражителя в виде образа или представления как элементов сложных психических процессов; выбор на образец (метод парных предъявлений) – для изучения тождества, общности, дискриминации сигналов, их формы, очертаний, размеров и др.;
   – создание проблемных ситуаций в различных лабиринтах, клетках – анализ инсайта;
   – использование рефлексов для переноса опыта в новые условия (методика отражения элементарных форм обобщения);
   – экстраполяция направления движения раздражителя – для определения способности к оперированию эмпирической размерностью фигур;
   – обучение начаткам языка (язык жестов, знаков, складывание из разноцветных пластиковых фишек разной формы фраз и выражение новых предложений, звуковые коммуникации;
   – изучение группового поведения, общественная кооперация;
   – ЭЭГ-исследования сложных форм поведения и математическое моделирование.
   В связи с используемыми методами принято выделять следующие формы когнитивного поведения: элементарная рассудочная деятельность (по Л. В. Крушинскому); латентное научение, выработка психомоторных навыков (психонервное научение, по И. С. Бериташвили), инсайт и вероятностное прогнозирование.
   По мнению Л. В. Крушинского, рассудочная (интеллектуальная) деятельность отличается от любых форм поведения и обучения. Эта форма приспособительного поведения может осуществляться при первой встрече животного с необычной ситуацией. В том, что животное сразу, без специального обучения, может принять правильное решение, и заключается уникальная особенность рассудочной деятельности.
   Мышление как нечто психофизиологическое целое не сводится к простым ассоциациям. Функция обобщения у животных складывается на основе опыта, процессов сравнения, выделения существенных признаков у ряда предметов и их объединения, что способствует образованию у них ассоциаций и способности улавливать правильность хода событий, прогнозированию будущих последствий. Простое использование прежнего опыта, механическое репродуцирование условно-рефлекторных связей не могут обеспечить быструю адаптацию в постоянно меняющихся условиях среды обитания, гибко отвечать на нестандартные ситуации, программировать поведение.
   Реальные отношения предметов и явлений на стадии интеллекта могут улавливаться с первого предъявления ситуации. Однако разумная познавательная деятельность не только не исключает предшествующий опыт, но и использует его, хотя и не сводится к практике, в чем существенно отличается от условного рефлекса. Быстрые решения все возрастающих по сложности задач возможны только при постепенном их усложнении, и это естественно: чтобы эмпирически уловить какую-либо закономерность, нужен ряд явлений.
   Психофизиологическая трактовка интеллекта, по-видимому, основывается на том, что в мозгу постоянно происходит сравнение, выделение, отвлечение и обобщение информации, доставляемой сенсорными системами.

Функциональная организация центральной нервной системы

   Понятно, что любое более или менее сложное поведение происходит под контролем и непосредственном участии центральной нервной системы, деятельность которой по обеспечению сложных поведенческих актов можно представить в виде взаимодействия трех основных блоков.
   Блок 1. Прием и переработка сенсорной информации – сенсорные системы (анализаторы).
   Блок 2. Активация нервной системы – модулирующие системы мозга.
   Блок 3. Программирование, «запуск» и контроль за поведенческими актами – моторные системы (двигательный анализатор).
   На схеме 4 представлена организация нервной системы.
   Схема 4. Организация нервной системы

Сенсорные системы (анализаторы) мозга

   Анализатор – это многоуровневая система нейронов с иерархическим принципом строения в виде перевернутой пирамиды.
   Основанием анализатора служит рецепторная поверхность, а вершиной – проекционные зоны коры головного мозга.
   Анализаторы выполняют функцию приема и переработки сигналов внешней и внутренней среды организма. Каждый анализатор настроен на определенное качество (модальность) сигнала-раздражителя.
   Принято различать три проекционных зоны анализатора. Значительная часть нейронов первичных проекционных зон очень специфична. Например, нейроны зрительных областей избирательно реагируют на определенные признаки зрительных раздражителей: одни – на оттенки цвета, другие – на направление движения, третьи – на характер линий предмета.
   Для нейронов вторичных проекционных зон характерно определение сложных признаков раздражителей, однако при этом сохраняется модальная специфичность, соответствующая нейронам первичных зон.
   В третичных (ассоциативных) зонах происходит встреча афферентных (одномодальных, разномодальных и неспецифических) потоков информации. Подавляющее количество ассоциативных нейронов отвечает на обобщенные признаки раздражителей: количество, пространственное положение, отношение и т. д.
   Предполагается существование клеточных «ансамблей» нейронов, выделяющих комплексные признаки раздражителя – предмета. Считается доказанным наличие в центральной нервной системе корковых нейронов с простыми, сложными и сверхсложными рецептивными полями, детектирующие все более сложные признаки раздражителей. Среди них выделяются так называемые гностические нейроны, которые обеспечивают узнавание комплекса признаков раздражителя (например, узнавание лица с одного взгляда, знакомого голоса, знакомого запаха, характерного жеста и т. д.).
   У высших животных механизмы, выделяющие элементарные признаки раздражителей, составляют лишь начальное звено в механизме восприятия и дифференцировки стимулов. В высших сенсорных (вторичных и ассоциативных) зонах коры большую роль играет закон убывающей специфичности, который является обратной стороной принципа иерархической организации нейронов анализатора, т. е. здесь выделяется главное (смысловое) значение для организма сигнала-раздражителя, а не только его физические свойства.

Модулирующие системы мозга

   Блок модулирующих систем мозга регулирует тонус коры и подкорковых образований, оптимизирует уровень бодрствования по отношению к выполняемой деятельности и обусловливает адекватный выбор поведения в соответствии с наличной потребностью.
   Первый источник активации модулирующей системы мозга, а следовательно, и поведения – внутренняя активность самого организма или его потребности. Любые отклонения показателей жизнедеятельности организма от жизненно важных показателей, или констант (в результате изменения нервных или гуморальных влияний или вследствие избирательного возбуждения различных отделов мозга), приводят к выборочному включению в работу определенных органов и процессов, совокупная работа которых обеспечивает достижение оптимального результата. При отклонениях от констант в специальных отделах мозга накапливается или тормозится так называемое мотивационное возбуждение, которое определяет внешнее поведение (например, пищевое).
   Второй источник активации связан с воздействием раздражителей внешней среды. Определенные раздражители могут быть ассоциированы с инстинктивным действием или с удовлетворением какой-либо потребности в результате накопления индивидуального опыта. Ограничение контакта с внешней средой приводит к значительному снижению тонуса (возбудимости, работоспособности) нейронов коры мозга.
   Часть непрерывного потока сенсорных сигналов неспецифически активирует работу головного мозга и служит необходимым условием для поддержания бодрствования и осуществления любых поведенческих реакций. Помимо этого, неспецифическая активация – важное условие для формирования селективных свойств нейронов коры в процессе онтогенетического созревания и обучения.
   Установлено, что кора головного мозга, наряду со специфической деятельностью, оказывает неспецифическое активирующее и тормозящее влияние на нижележащие нервные образования, и это может рассматриваться как третий источник активации центральной нервной системы.

Двигательная система мозга

   Двигательные области коры головного мозга выполняют функцию «запуска» и контроля двигательной деятельности. Особенность этих областей в том, что происходит синтез возбуждения от разных анализаторов с биологически значимыми сигналами и мотивационными влияниями.
   Наиболее важная часть третьего функционального блока мозга – третичные зоны. Считают, что они представляют собой блок программирования намерений, оценки выполнения действий и коррекции допущенных ошибок. Третичные зоны (ассоциативные поля) не только получают информацию от всех отделов мозга, но и сами могут посылать команды в них – в этом их особенность. Кроме того, эти зоны участвуют в сложных процессах анализа и синтеза, обеспечивают выполнение сложных функций и формирование сложнейших временных связей.

Потребности и мотивации

   Организм животных и человека время от времени испытывает необходимость в каких-либо веществах или продуктах, а также в создании определенных ситуаций или в накоплении информации, нужных ему для организации текущего или будущего поведения, что в конечном итоге обеспечивает сохранение его жизни и возможность оставить потомство.
   Такая необходимость в чем-либо называется потребностью. Например, чтобы заставить собаку сесть, мы довольно сильно нажимаем ей на круп в области крестца, вызывая тем самым неприятные ощущения от давления и, естественно, потребность избавиться от него (оборонительную потребность): в итоге собака садиться. Считается, что именно потребность служит причиной поведения, а беспричинного поведения не бывает.
   Возникающая потребность вызывает изменение поведения, только если достигнет определенного уровня. Например, при начинающемся недостатке питательных веществ понижается содержание глюкозы в крови, что регистрируется специальными рецепторами. Незначительная потеря быстро восстанавливается за счет оперативных резервов организма, т. е. гомеостатически и внешне никак не проявляется. По мере истощения резервов организм начинает испытывать специфическое чувство голода, которое заставляет его изменить поведение в сторону удовлетворения аппетита. При этом в центральной нервной системе развиваются и такие процессы, которые организуют и поддерживают нужное поведение. Эти процессы и соответствующая им деятельность нервной системы называются мотивацией.
   Состояние мотивации отражает степень выраженности и качество потребности – это психический ее эквивалент. Можно определить мотивацию и как осознанное желание.
   Выступая причиной поведения, потребность одновременно является и причиной научения, ведь, стремясь удовлетворить потребность, животное осваивает навыки, необходимые для этого, добиваясь наибольшей их эффективности.
   Цель научения – удовлетворить насущную потребность. В конечном счете это способствует сохранению и поддержанию жизни. Без такой цели и поведение, и научение становятся бессмысленными.
   Существует несколько классификаций потребностей. Наиболее удачной считается классификация известного российского ученого П. В. Симонова, который разделил потребности на 3 основные группы.
   1. Потребности жизнеобеспечения (витальные потребности) – направлены на сохранение организма. Это потребности в пище, питье, обороне (при необходимости), сне, двигательной нагрузке, положительных ощущениях и т. п. Неудовлетворение какой-либо из них ведет к гибели животного.
   2. Зоосоциальные потребности – обеспечивают сосуществование животного с другими животными и способствуют сохранению не только индивидуума, но и вида. Различают половые, родительские, территориальные потребности, а также потребность в группе и формировании групповых иерархических взаимоотношений. Зоосоциальные потребности для своей реализации требуют участия социальных партнеров своего или другого вида.
   3. Потребности саморазвития – ориентированы на будущее. Их роль заключается в подготовке организма к возможным условиям существования. Сюда относят потребность в свободе, игре, новой информации, имитационную (подражательную) потребность и др.
   Круг потребностей, а также некоторые способы их удовлетворения заложены в генетической программе животного. Иногда отмечается преобладание какой-либо одной потребности над другими в силу наследственных причин или в результате соответствующего воспитания. Наиболее важны витальные потребности, и главная из них – оборонительная.
   Важность и целесообразность использования соответствующих потребностей и мотиваций для дрессировочного процесса заключается в их биологически значимых свойствах. Биологическое значение мотиваций заключается в том, что они:
   – увеличивают двигательную активность животного в ответ на различные раздражители-стимулы, в том числе и на индифферентные, т. е. вначале безразличные для животного (возрастание моторной активности, например, особенно важно при использовании оперантного метода дрессировки и способов, связанных с отбором поведения);
   – повышают активность вегетативной нервной системы и увеличивают активность обмена веществ, что делает более эффективными двигательные реакции животных;
   – приводят к росту чувствительности анализаторов, что выражается в усилении ориентировочной реакции (в результате этого животное с легкостью воспринимает информацию, нужную ему для удовлетворения возникшей в данный момент потребности, и хуже воспринимает сигналы, не имеющие к этому отношения);
   – увеличивают поисковую активность животного, его исследовательское поведение (животные начинают искать возможность удовлетворения существующей потребности);
   – вызывают активацию памяти, что обеспечивает реализацию поискового целенаправленного поведения на основе образов цели и возможных способов их достижения, которые хранятся в памяти;
   – способствуют возникновению выраженных эмоциональных состояний.
   Мотивации подготавливают организм к определенному, целенаправленному виду деятельности и поддерживают ее все время, пока не будет удовлетворена вызвавшая ее потребность.
   С точки зрения использования потребности и мотивации дрессировочный процесс можно разбить на несколько стадий.
   1. Создание целесообразных потребностей и мотиваций, т. е. вызывающих нужное нам поведение собаки.
   2. Удовлетворение данной потребности: поданная собаке команда разрешает совершить ей конкретное действие, в результате которого потребность удовлетворяется. Благодаря этой стадии каждая команда приобретает прямую связь с какой-либо потребностью, а удовлетворение последней становится подкреплением этого действия.
   3. Снижение значимости начальной потребности. Со временем команда будет легко вызывать определенное действие, если она связана с потребностью. Однако по мере тренированности (многократного повторения) команда приобретает свойство сама вызывать данную потребность, так что необходимость специально вызывать соответствующую потребность со временем отпадает. Точно так же устанавливается связь между командой и следующим за ней движением, причем после достаточно длительного повторения двигательная реакция может приобретать некоторую автономность по отношению к вызывавшей ее ранее потребности.
   Часто мотивации, первоначально используемые для освоения действий, впоследствии заменяются на оборонительные, что гарантирует более стабильное воспроизведение необходимого действия.
   И дело здесь в том, что первичные мотивации (вызвавшие потребность в пище, игре и др.) могут в результате «конкуренции» мотиваций проигрывать возникающим у животных спонтанным или навязанным окружающей средой мотивациям.
   4. Автоматизация действия до выработки навыка. При многократном повторении действие приобретает свойства подкрепления: правильно выполненное, оно вызывает положительные эмоции. При этом первоначальная потребность перестает играть ведущую роль в воспроизведении данного поведенческого акта.
   В обычных условиях организм испытывает не одну потребность, но, как правило, реализуется только одна. Редко удается решить одновременно две задачи.
   Потребность и мотивация, которые реализовались через поведение, называются доминирующими, а становятся они таковыми в результате «конкуренции» мотиваций. Организм сам оценивает мотивации с точки зрения их важности, вероятности удовлетворения в данных условиях и определяет энергетическую «стоимость» этого удовлетворения. Поэтому потребность, которую вызывает дрессировщик, должна быть такой, чтобы выдержать борьбу с другими потребностями, постоянно возникающими у собаки. Только тогда она надолго сохранит работоспособность, заинтересованность в работе и не будет отвлекаться на посторонние раздражители.
   Наиболее частые ошибки дрессировщика – в недооценке величины потребности и конкуренции мотиваций.
   Чаще всего потребность создается лишением животного чего-либо. Например, чтобы вызвать пищевую потребность, нужно какое-то время не кормить собаку, а потребность в физической нагрузке возникает, если не дают ей долго бегать и гулять.
   Иногда потребность, например игровую или оборонительную, можно вызвать и непосредственным воздействием на животное, но при этом необходимо учитывать индивидуальные особенности собаки. Для одних собак достаточно пропустить лишь одно кормление, чтобы они испытывали пищевую потребность, а других надо не кормить целые сутки. Чтобы вызвать оборонительную потребность у ротвейлера, необходимо приложить немало усилий, а для малого пуделя хватит и шлепка свернутой газетой.
   Инициация поведения имеющейся на данный момент потребностью не всегда однозначна, так как успех ее удовлетворения зависит от внешней информации, гарантирующей его, исключающей или делающей вероятностным. Обычно значение потребности в инициации поведения находится в обратной зависимости от внешней стимуляции. Такое взаимодействие потребности и внешней стимуляции получило название мотивационной изоклины.
   Если существующая потребность не может быть удовлетворена в данных условиях, животное может либо отказаться от попыток добиться желаемого, либо удовлетворить следующую по значимости потребность, даже если это и неадекватно окружающим условиям. Такое поведение называют смещенной активностью. Иногда животное во избежание фрустрации меняет «адрес» поведения. Например, собака в состоянии оборонительной агрессии, вызванной помощником, находящимся вне досягаемости, может нанести покусы стоящему рядом владельцу. Такое поведение называют переадресованной активностью.

Эмоции и поведение

   Возможность переживать животными выраженные эмоциональные состояния доказывается с помощью трех основных критериев, выделенных П. В. Симоновым.
   Первый критерий – наличие или отсутствие вегетативных сдвигов и характерных изменений биоэлектрической активности мозга. Второй критерий – реакция другой особи того же вида на сигналы эмоциональной экспрессии партнера (феномен «эмоционального резонанса»). Третий, решающий критерий – отношение самого животного к своему состоянию: положительное состояние оно стремится продлить и максимально усилить, а отрицательное – прекратить или свести к минимуму.
   Специалисты считают, что возникновение, наличие и удовлетворение потребностей и мотиваций сопровождается специфическим состоянием центральной нервной системы, имеющем достаточно выраженное внешнее проявление. Это состояние называют эмоциональными реакциями, или эмоциями. Под эмоциями понимают психическое состояние организма, отражающее значимость воздействующих на него объектов и ситуаций с точки зрения существующих потребностей организма. С физиологической точки зрения эмоциональная реакция, это активное состояние эмоциональных структур мозга, которое животное стремится устранить, сохранить или усилить путем изменения своего поведения.
   Первой отечественной теорией, помогающей разобраться в значении эмоций в формировании поведения, стала биологическая теория эмоций, сформулированная П. К. Анохиным. Согласно этой теории, стадия формирования потребностей и основных влечений характеризуется возникновением отрицательной эмоции, мобилизующей возможности организма для получения приспособительного эффекта. Стадия удовлетворения потребностей сопровождается положительной эмоцией, которая закрепляет поведенческий акт, приведший к получению полезного результата. Если же результат не согласуется с заготовленной программой, возникает эмоциональное беспокойство, ведущее к поиску более успешных способов достижения цели.
   Согласно потребностно-информационной теории П. В. Симонова, «эмоция есть отражение мозгом человека и высших животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую субъект непроизвольно оценивает на основе врожденного и ранее приобретенного индивидуального опыта». П. В. Симонов предложил и формулу возникновения эмоций:
   Э = (П (Ин – Ис)…),
   где: Э – эмоция, ее степень, качество и знак; П – сила и качество актуальной потребности; Ин – информация о средствах, которые необходимы для удовлетворения потребности; Ис – информация о средствах, которыми располагает субъект; (Ин – Ис) – оценка вероятности удовлетворения потребности.

Функции эмоций

   Исследователи выделяют следующие функции эмоций: отражательная (оценочная); побуждающая; подкрепляющая; переключательная; коммуникативная.
   Отражательная функция заключается в обобщенной оценке событий. Например, наличие пищевой потребности и степень ее выраженности оценивается организмом не в количестве белков или жиров, необходимых ему, а в чувстве голода.
   Побуждающая функция основывается на потребности в положительных ощущениях, особенно характерной для высокоорганизованных животных, и здесь задействованы два типа эмоций – ведущие и ситуативные. Ведущие эмоции направлены на цель поведения, необходимого для удовлетворения потребности. Ситуативные эмоции, возникающие в результате оценок отдельных этапов поведения, заставляют организм действовать в прежнем направлении или менять поведение и средства для достижения цели.
   Подкрепляющая функция играет важную роль в процессах научения и памяти. Оказалось, что события, вызывающие выраженные эмоциональные реакции, быстрее и надежнее запоминаются животными. Более того, безусловное подкрепление не выполняет своей роли, если одновременно не сочетается с положительными эмоциями при образовании условных рефлексов. Подкрепляющую функцию эмоций открыл В. Л. Дуров, а подтвердил его открытием «центра удовольствия» мозга Д. Олдс.
   Эмоциональные реакции одних животных могут возникать под влиянием отрицательных эмоциональных состояний других животных. Например, в опытах, когда собака-жертва подвергалась воздействию электрическим током на глазах у другой собаки, та испытывала тоже отрицательные эмоции. В таких условиях оказалось возможным выработать у собаки-зрителя инструментальный рефлекс, прекращающий воздействие током на собаку-жертву. Подкреплением данному рефлексу служило предотвращение отрицательного эмоционального состояния.
   Элементы переключательной функции эмоций характерны уже для ситуативных эмоций, но наиболее ярко эта функция проявляется при конкуренции мотиваций, когда определяется доминирующая потребность. При этом может «выиграть» та потребность, удовлетворение которой наиболее эмоционально окрашено.
   В мимических и пантомимических движениях, издаваемых звуках проявляется коммуникативная функция эмоций. Результатом внешнего проявления эмоций служит передача информации о состоянии одного животного другому. Это особенно важно для общественных животных в случаях их совместной деятельности (охоты, охраны территории, ухода за потомством и т. п.) и при влиянии на поведение социальных партнеров.
   У высших животных коммуникативная функция проявляется и при общении с человеком (известно, что эмоциональное состояние собаки зависит от настроения владельца).
   Изучая роль эмоций в научении, И. С. Бериташвили особо выделил среди других видов памяти эмоциональную память. Она характеризуется сохранением и воспроизведением пережитого ранее эмоционального состояния при повторных воздействиях раздражителей, вызвавших первичное возникновение этого состояния. В отличие от условно-рефлекторной, эмоциональная память формируется очень быстро, часто с первого раза, и носит непроизвольный характер запоминания и воспроизведения.
   Существует мнение, что удовлетворение любой потребности связано с появлением положительного эмоционального состояния, и оно уже признано всеми.

Виды и механизмы памяти

   Биологическая память – это фундаментальное свойство живой материи приобретать, сохранять и воспроизводить информацию. Различают три вида биологической памяти, появление которых связано с разными этапами эволюционного процесса, – генетическую, неврологическую, или нервную, и фенотипическую. Генетическая – это память о структурно-функциональной организации живой системы как представителя определенного биологического вида. Носителями этой памяти служат нуклеиновые кислоты (ДНК, РНК).
   Нервная память характерна для животных, обладающих нервной системой. Ее можно определить как совокупность сложных процессов, обеспечивающих формирование адаптивного поведения организма (субъекта). Эта память использует не только собственные специфические механизмы, обеспечивающие индивидуальную адаптацию организма, но и механизмы более древней генетической памяти, способствующей выживанию биологического вида.
   Поэтому как составляющую в ней выделяют еще и генотипическую, или врожденную, память. Именно она у высших животных обеспечивает становление безусловных рефлексов, импринтинга, различных форм врожденного поведения (инстинктов). Все они важны для выживаемости вида.
   Фенотипическая память составляет основу адаптивного, индивидуального поведения, формируемого в результате научения. Ее механизмы обеспечивают хранение и извлечение информации, приобретаемой в процессе индивидуального развития.

Временная организация памяти

   Изменение во времени следа памяти (энграммы) побудило исследователей ввести временной критерий для различения видов памяти. С позиции сторонников, подчеркивающих роль временного фактора в становлении энграммы, в ее развитии существует несколько этапов. Они последовательно переходят друг в друга и различаются механизмами запечатления энграммы, степенью ее устойчивости и объемом одновременно сохраняемой информации.
   Наиболее популярна концепция временной организации памяти, принадлежащая канадскому психологу Д. Хеббу. Он выделил два хранилища памяти: кратковременное и долговременное. Кратковременная память (КП) представляет первый этап формирования энграммы. Ее существование во времени ограничено, след в КП лабилен, неустойчив, так как испытывает сильную интерференцию со стороны самых различных амнестических факторов – электрошока, травмы головы и др. Объем информации, одновременно сохраняемой в КП, ограничен, поэтому более поздние следы вытесняют более ранние. В качестве механизма КП большинство ученых рассматривают многократное циркулирование импульсов (реверберацию) по замкнутой цепочке нейронов или некоторые изменения клеточной мембраны.
   Долговременная память (ДП) – второй этап нормирования следа памяти, который переводит его в устойчивое состояние. Процесс перехода из КП в ДП называют процессом консолидации памяти. В качестве механизма ДП рассматривают устойчивые изменения нейронов на клеточном, молекулярном и синаптическом уровнях.
   Некоторые исследователи выделяют еще и сенсорную память – с более коротким периодом удержания информации в виде сенсорных следов, оставленных только что действующим стимулом. Сенсорное хранилище выполняет важную функцию, так как дает возможность отбирать из него только существенную информацию для ее дальнейшей обработки и сохранения.

Концепция активной памяти

   Сохранение следов памяти в нервной системе еще не гарантирует его воспроизведение и использование в поведении. Для этого необходимо участие модулирующей системы мозга. Это правило распространяется как на врожденные формы поведения, так на приобретенные навыки, двигательные стереотипы, условные рефлексы и т. п.
   Согласно теории активной памяти, деление последней на кратковременную и долговременную в общепринятом смысле неправомерно, так как вся память постоянна и долговременна. В связи с этим Т. Н. Греченко ввел понятие состояния энграммы, которое определяет степень ее готовности к воспроизведению. Только активный след памяти может быть реализован в поведении. Энграммы, недоступные для использования, находятся в неактивном состоянии.
   Активная память – совокупность активированных «старых» и «новых» энграмм. Повторная активация энграммы может происходить как спонтанно, так и под влиянием различных внутренних и внешних факторов. Содержание активной памяти может определяться не только вновь приобретенными следами памяти («новой частью» активной памяти), но и знаниями, приобретенными ранее и переведенными из латентного состояния в активную форму.

Декларативная и процедурная память

   Деление памяти по временной шкале не охватывает всех ее форм. В 70-е гг. среди разработчиков искусственного интелекта стали различать процедурную и декларативную (эксплицитную) память, исходя из того что можно провести различие между памятью на само действие и на запоминание объектов, событий, эпизодов.
   Декларативная память – это память на лица, места событий, предметы. Часто она основана на ассоциации одновременно действующих раздражителей.
   Процедурная память – это память на действия. Она представлена моторными навыками, перцептуальными стратегиями, классическими условными и инструментальными рефлексами.
   В декларативной памяти след может храниться годами, тогда как процедурная память при неупотреблении и без поддержки соответствующим подкреплением склонна к угасанию. Впервые декларативную память стал исследовать в 30-е гг. известный грузинский физиолог И. С. Бериташвили (Беритов).

Рабочая память

   Рабочая память (реже употребляется определение «оперативная») – это временно задействованная система следов памяти, которая оперативно используется во время выполнения различных когнитивных действий (перцептивных, мыслительных и др.) и реализации целенаправленного поведения.
   Рабочая (РП) позволяет обрабатывать информацию во время мыслительной и исполнительной деятельности.
   Удобной экспериментальной моделью для изучения РП стали опыты с формированием отсроченного инструментального рефлекса.
   Они позволили тестировать способность животного управлять своим поведением, ориентируясь на представления об экспериментальной среде, сохраняя их в РП. Опыты показывают, что животные могут удерживать в РП не только информацию о месте нахождения объекта, но и образ самого объекта.

Память и научение

   Память и научение – неотделимые процессы. Научение обеспечивает постоянное пополнение и изменение знаний, а также приобретение новых навыков, умений. В отличие от научения процессы памяти ответственны не только за усвоение (фиксацию), но и за сохранение и воспроизведение (извлечение) информации. В самом широком смысле слова научение можно определить как приспособительное изменение поведения, обусловленное прошлым опытом.
   Память необходима для научения, так как она представляет собой механизм, с помощью которого накапливается прошлый опыт, а он может стать источником адаптивных изменений поведения. С этой точки зрения научение – совокупность процессов, обеспечивающих приобретение индивидуальной (фенотипической) памяти, вызывающей приспособительную модификацию поведения.
   Научение требует определенного времени, условий и реализуется с помощью нейрофизиологических механизмов разного уровня (межклеточного, внутриклеточного, молекулярного).

Поведенческий акт

   В процессе научения в собственной среде и в результате дрессировки животные осваивают новые формы поведения – поведенческие акты. Они разграничивают элементы поведения животных от момента возникновения потребности в чем-либо до сигнала о ее удовлетворении. Поведенческий акт может быть различной степени сложности. Формируется и осуществляется он в конкретных условиях и зависит от них.
   

notes

Примечания

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать