Назад

Купить и читать книгу за 129 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Два ледокола. Другая история Второй мировой

   В основе сюжета этой книги – заочный спор о судьбах Европы и всего мира в середине XX века с очень популярным автором – Владимиром Богдановичем Резуном (писательский псевдоним Виктор Суворов). Владимир Новоженов решил вызвать В. Резуна на обсуждение содержания его трудов, чтобы выяснить, кто же в действительности инициатор запуска военной машины Адольфа Гитлера. Практически все работы Резуна-Суворова уверяют нас в том, что это – СССР и его руководитель, товарищ Сталин. Автор данной книги старается аргументированно доказать, что это не так, называя реальных покровителей Гитлера.
   Данный литературный труд отличается от многочисленных работ критиков Резуна-Суворова прежде всего тем, что автор, избегая эмоциональной оценки суворовской концепции агрессивной природы СССР, ведет своего читателя к пониманию глубинных корней подготовки двух мировых войн прошлого столетия, авторство в которых невозможно приписать советскому народу и его руководству.


Владимир Викторович Новоженов Два ледокола: другая история Второй мировой

   Посвящается всем нам.
   Памяти моих родителей и особенно моему недавно родившемуся внуку, в Надежде на доброе Будущее…
   «Моим оппонентам не надо меня ни разоблачать, ни уличать. Им надо найти другое – простое, понятное, логичное объяснение тому, что случилось в 1941 году. Пока они другой теории не придумают, «Ледокол» будет продолжать свое победное плавание».
   «Я не знаю, как удавалось Сталину влиять на Рузвельта… Эту загадку предстоит разрешить… Мне эта задача не по силам…»
Виктор Суворов. «Истина дороже»
   «… Для успеха не надо быть умнее других, надо просто быть на день быстрее большинства…»
Лео Сциллард
…Поговорим о вечности с тобою:
Конечно, я во многом виноват!
Но кто-то правил и моей судьбою,
Я ощущал тот вездесущий взгляд.

Он не давал ни сна мне, ни покоя
Он жил во мне и правил свыше мной.
И я, как раб вселенского настроя,
Железной волей управлял страной.

Кем был мой тайный высший повелитель?
Чего хотел он, управляя мной?
Я, словно раб, судья и исполнитель, —
Был всем над этой нищею страной.

И было все тогда непостижимо:
Откуда брались сила, воля, власть.
Моя душа, как колесо машины,
Переминала миллионов страсть.

И лишь потом, весною, в 45-м,
Он прошептал мне тихо на ушко:
«Ты был моим послушником, солдатом
И твой покой уже недалеко!»

«Послушники» – вероятный автор И.В. Сталин

Предисловие

   После 3 июля 2009 года наш мир стал несколько иным

   «…Сегодня, 3 июля, Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая состоялась в Вильнюсе, Литве, одобрила новую антикоммунистическую резолюцию под названием «Воссоединение разделенной Европы». В связи с этим коммунисты – члены Парламентской ассамблеи выступили со следующим пресс-релизом.

   ПРЕСС-РЕЛИЗ
   Заявление коммунистов – членов Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Вильнюсе

   Мы жестко осуждаем резолюцию под названием «Воссоединение разделенной Европы» принятую Генеральным комитетом по демократии, правам человека и вопросам гуманизма Парламентской ассамблеи ОБСЕ, которая под предлогом борьбы с тоталитаризмом приравнивает коммунизм к нацизму. Это не только грубая попытка переписать историю и отрицать огромный вклад Советского Союза в победу над нацизмом. Проводится попытка предоставления политической законности широкому спектру преследований против коммунистической идеологии, отдельных коммунистов и коммунистических партий, которых могут осудить в том, что они являются «структурами или образцами поведения, приукрашивающими прошлое, пытающимися возвратиться к нему или старающимися внедрить их в будущее», следовательно, они должны быть разрушены согласно параграфу 14 резолюции. Мы также отмечаем, что эта резолюция противоречит принципам резолюции свободы мнения и высказывания, принятой Генеральным Комитетом по политическим вопросам и безопасности ассамблеи. Мы также жестко осуждаем погоню за ведьмами против коммунистов и коммунистических партий: запрет коммунистической символики, коммунистических партий, коммунистической идеологии, преследование коммунистов, которое практикуется в ряде стран членов ОБСЕ, включая страну, принимающую Парламентскую ассамблею ОБСЕ нынешнего года. Эти действия являются грубым нарушением демократических прав, особенно права политического высказывания и политической деятельности. Они часто сопряжены с восхвалением сотрудников нацистов, и могут дойти до создания памятников СС. Наконец, мы выражаем солидарность с преследуемыми товарищами, и заявляем, что эти действия не пугают нас и не ограничат нашу деятельность.
   Костас АЛИССАНДРАКИС,
   Коммунистическая партия Греции
   Мишель БИЛЛУ,
   Французская коммунистическая партия
   Свеви КУКУМА-КУТРА АКЕЛ,
   Кипр
   Вацлав ЕКСНЕР,
   Коммунистическая партия Богемии и Моравии
   Алессандро РОССИ,
   Коммунистическая партия Сан-Марино»[1].

   Но самое интересное для нашей уже некоммунистической страны РФ конечно не в «… грубой попытке переписать историю и отрицать огромный вклад Советского Союза в победу над нацизмом…», а в том, что 18-я сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ в период с 29 июня по 3 июля 2009 года впервые в послевоенной Европе с 1945 года записала в данной Резолюции поистине революционное содержание.
   «…комитет ПА ОБСЕ по демократии принял резолюцию под названием «Воссоединение разделенной Европы». В документе, принятом, кстати, с минимальным перевесом голосов, утверждается, что в XX веке европейские страны пострадали сразу от двух тоталитарных режимов, которые несли с собой геноцид и преступления против человечества, – нацистского и сталинского, сообщает KM-News.
   Резолюция, в частности, объявляет недопустимым «восхваление тоталитарных режимов, включая публичные демонстрации в ознаменование сталинистского прошлого».
   Таким образом, европейские парламентарии фактически «… отказывают России в праве на проведение военных парадов в День Победы, не говоря уже о митингах КПРФ…»[2]
   Инициатором принятия резолюции стала Литва. Ее основной разработчик, глава литовской делегации в ОБСЕ Вилия Алекнайте-Абрамикене и представитель Словении Роберт Бателли. Вилия Алекнайте известна тем, что по ее инициативе литовский сейм в прошлом году запретил использовать во время массовых акций советскую и нацистскую символику, а также исполнять публично гимны нацистской Германии и СССР. Президент Литвы Валдас Адамкус почти все свое выступление посвятил порицанию России за «оккупацию» Южной Осетии и Абхазии, пишет «Время новостей». Досталось от него и европейцам: «Мы не можем закрывать глаза на тот факт, что сегодня грубо нарушается территориальная целостность Грузии, а сама она осталась без помощи ООН и ОБСЕ. Почему игнорируют международные обязательства? Почему не используют международные инструменты?»
   Когда журналисты в кулуарах спросили Адамкуса, почему Литва относится к России жестче, чем другие страны ОБСЕ, тот заявил: «Вот эти страны и должны говорить жестче, чем мы. Это их выбрасывают с территории, на которой по международному соглашению они должны вести наблюдение. Быть может, мы тверже, мы больше пережили и у нас есть свои принципы, за которые мы готовы бороться». Но и это еще не все – самое захватывающее содержится в 10-м пункте данной резолюции, где фактически возлагается частичная ответственность на СССР за развязывание войны в Европе. Ибо сталинский тоталитаризм и гитлеровский фашизм объединены в нем днем 23 августа по инициативе Европейского парламента «Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней…»

   Что тут можно сказать?!
   Сбылась вековая мечта Владимира Богдановича Резуна.
   Оправдано дело всей его жизни, бегства из СССР и душевных мытарств. Европейские парламентарии проснулись, услыша его глас вопиющего в пустыне о необходимости всенепременного пересмотра итогов Нюрнбергского процесса. Успокоится наконец и самый талантливый из его последователей – Александр Петрович Никонов. Ну тот самый, что с декабря 2009 года отдал всего себя на страницах «СПИД-Инфо» уже другой теме – детской эвтаназии… Сколько душевного трепета и тепла Александр вложил в свое бессмертное произведение – «Бей Первым. Главная Загадка Второй мировой»[3], финал которого все тот же – «даешь Нюрнберг сталинскому СССР»! Сей влюбленный от всей души в труды Владимира Богдановича исследователь насчитал аж тридцать сходств между Гитлером и Сталиным! Ей-ей, мне такое в литературе встретилось впервые! Даже Владимир Богданович Резун столько пунктов не осилил и вполне может гордиться таким учеником.
   Но меня искренне заинтересовало не сходство этих двух масштабных личностей середины прошлого века…, ну какому школьнику ноне не объяснили их людоедские общие качества взъерошенные от счастья ученые после 1953 года. Трудяга Никонов просто побил всех своих предшественников их числом, обнаруженным с помощью острого как бритва своего ума, тождеством сильно напоминающим поблескивание ума моего заочного оппонента из Бристоля. Нет… меня заинтересовали именно никоновские различия между Гитлером и Сталиным. Вот, боюсь, о них не знают даже в Ассамблее Европейского Парламента с ПАСЕ, вместе взятым. И Резун-Суворов тоже… Вот различий оказалось значительно меньше, чем тридцать. И я бы даже сказал, что блестящий никоновский ум обнаружил всего только ОДНО различие…
   Да вот оно: «…Только у Гитлера была мешанина из хаусхоферовщины, черной мистики, вечного космического льда и полой Земли, а у товарища Сталина в голове был весьма прогрессивный, но псевднонаучный марксизм-ленинизм плюс дремучие, времен Ивана Грозного представления о принципах управлении людьми…»
   Право, вот меня здесь широко улыбнуло… Выходит, что не зря по тексту данной работы я значительно и неизбежно отклонялся от принятого курса событий, лежащего в кросс-галсе 1917–1945. Сам Никонов диалектически и гносеологически подтвердил причины моих широких исторических метаний. Даже за мой экскурс в марксизм мне теперь не стыдно. Тем паче за визит во времена Иоанна Грозного… Право, аж на душе полегчало… Ну, держитесь крепче теперь, Владимир Богданович, да смотрите Александра Петровича не потеряйте.
   Начнем…

   Исключительно руководствуясь весьма символичным параграфом за номером 13 июльской Резолюции 18-й сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, что настоятельно своим содержанием призывает: «…продолжать изучение тоталитарного наследия и повышать осведомленность общественности, разрабатывать и совершенствовать учебные пособия, программы и мероприятия, особенно для молодых поколений, о тоталитарной истории, человеческом достоинстве, правах и основных свободах человека, плюрализме, демократии и терпимости….» – я, пока наша Государственная Дума с гневом обдумывает свой ответ чемберленам из Вильнюса, думаю просто нащепить с поленьев…, поставить кресла и разжечь камин.
   На выбор… – можно в доме Владимира Богдановича в Бристоле, если он согласится, а можно и у меня на даче под Москвой.
   Теперь мы можем смело заняться делом.
   Собственно, я и не подозревал о том, что моя работа начнет набирать такую актуальность после 3 июля 2009 года…

Глава 1
Деление и синтез для Ледокола

1
   1896 год – Антуан-Анри Беккерель (Франция) впервые в истории науки обнаруживает при флуоресценции солей урана рентгеновское излучение и окрывает «беккерелевы лучи» – явление радиоактивности.
   1904 год – гипотезу о ядерном строении атома выдвигает японский физик Хантаро Нагаока.
   1913 год – Нильс Бор (Дания) принимает ядерную модель в основу своей квантовой теории атома.
   К середине 20-х годов Э. Резерфорд (Англия) теоретически предсказывает существование нейтрального элемента атомного ядра, а в 1932 году Джеймс Чедвик (Англия) открывает нейтрон – эффективный инструмент воздействия на атомное ядро.
   Следом – Дмитрий Иваненко (СССР) и Вернер Гейзенберг (Германия) теперь создают независимо друг от друга протоннонейтронную модель атомного ядра.
   1933 год – Э. Ферми (Италия) публикует первую работу по облучению ядра урана медленными нейтронами.
   Вскоре Лео Сциллард (Великобритания) высказывает догадку о возможности цепной ядерной реакции при облучении ядра атома нейтронами, что неизбежно дает доступ к взрывчатому веществу нового типа.
   К середине 30-х гг. немцы Лизе Мейтнер и Отто Фриш теоретически доказывают высвобождение огромной энергии при делении ядра атома после воздействия на него медленных нейтронов, а Отто Ганн и Фриц Шрассман это на опытном уровне фиксируют в немецких лабораториях.
   К 1939 году это явление оседлали физики Франции (Ф. Жолио-Кюри и Френсис Перрен), США (Эдвин Мак-Миллан, Филипп Абельсон, Глен Сиборг), СССР (Яков Френкель, Яков Зельдович, Юлий Харитон), Англии (Патрик Блеккет, Джузеппе Оккиалини, Джеймс Чэдвик)
   Определена решающая роль изотопа урана-235. Открываются 93-й и 94-й элементы Периодической таблицы – трансурановые элементы нептуний и плутоний. Американцы Кеннеди, Сегре и Валь подтверждают, что плутоний не менее хорош в деле высвобождения сил деления ядра, чем уран-235.
   Словом, к началу Второй мировой войны научный мир полностью определился с физическими принципами и компонентами будущей ядерной бомбы.
   Фредерик Содди – английский радиохимик, будущий лауреат Нобелевской премии – пытался ввести в научный оборот понятие «томной», т. е. делительной энергии. Ибо термин «атомная» – значит как раз «неделимая», но прижилось все же понятие атомной энергии.
   С конца 30-х годов исследования в этой области перестают быть интернациональными в смысле свободного обмена научными идеями и результатами. Тема атомной энергии наглухо закрывается в каждом из готовящихся к войне государств.
   Однако накануне практического этапа освоения энергии ядра физики А. Эйнштейн и Н. Бор обратились к мировому сообществу с воззванием о невероятной опасности освоения человеком этой энергии, ибо в данных условиях она не могла быть применена иначе как в военных целях.

   Как же пошло раздельное друг от друга, и в первую очередь военное освоение ядерной энергии? Ведь практика работ по высвобождению энергии ядра – это не теоретические и лабораторные эксперименты. Для этого необходим уже промышленный масштаб.
   Дело в том, что для исследований ядра необходимы были специальные установки – ускорители, источники частиц для бомбардировки и расщепления ими ядер. Также необходим был начальный комплекс исследований с нейтронами, а наилучшим источником нейтронов для таких исследований является циклотрон – аппарат, изобретенный Э. Лоуренсом и впервые в мире сооруженный в 1932 г. в Беркли (США).
   Итак, американцы обладали экспериментальной базой уже с 1932 года.
   СССР стал второй в мире страной, в которой появились циклотроны, но работать они стали только пять лет спустя. Первая попытка создания в СССР циклотрона была осуществлена Н.А. Еремеевым сразу же в 1932 г. в лаборатории ЛФТИ, возглавляемой И.В. Курчатовым. Но первым в СССР и в Европе действующим циклотроном по типу ускорителя Лоуренса стал циклотрон РИАНа. В начале 1937 г. состоялся его пуск, а с августа 1937 г. заведующим циклотронной лабораторией РИАНа стал И.В. Курчатов.
   В ноябре 1940 г. на Всесоюзном совещании по физике атомного ядра И.В. Курчатов сделал доклад, в котором заявил, что советские физики находятся почти на грани овладения цепной самоподдерживающей ядерной реакцией, отметив возможность ее осуществления. В докладе И.В. Курчатов сообщил о том, как практически получить цепную реакцию для чистого урана и смеси урана с тяжелой водой, подробно рассмотрев уран-водную систему и сформулировав для нее условие – обогащение урана изотопом уран-235.
   Также И.В. Курчатов сделал вывод о возможности осуществления цепного распада урана-235 в необогащенной системе уран-вода в качества замедлителя. Кроме того, И.В. Курчатов разобрал в своем докладе возможности цепной реакции на быстрых нейтронах в чистом уране-235 без замедлителя, а это основной принцип заряда ядерного горючего для будущих атомных бомб. В заключение доклада И.В. Курчатов подчеркнул, что только новые, очень эффективные методы разделения изотопов урана обеспечат осуществление цепной ядерной реакции. Впоследствии в своей докладной записке 1943 г. И.В. Курчатов отмечал, что по состоянию на июнь 1941 г. советские физики уже изучали конкретные схемы осуществления цепных реакций в обычном металлическом уране, в металлическом уране-235, в смеси из обычного урана и тяжелой воды, в смеси из обычного урана и углерода.
   16 июля 1940 г. заседание Президиума АН СССР приняло к сведению, что «техническое использование внутриатомной энергии возможно»; решено создать комиссию по углубленному изучению данной проблемы. В дальнейшем она получила название Урановая комиссия.
   Как видим, пока создана только Комиссия, и впереди нас ждет Великая Отечественная война…
   Опомнились мы только к 1942 году.
   К решению вопроса о возобновлении в СССР прерванных войной работ по проблеме урана были причастны три ведомства: НКВД, Главное Разведывательное Управление (ГРУ) Генштаба Красной Армии и аппарат уполномоченного ГКО по науке С.В. Кафтанова.
   В апреле 1942 г. происходит событие, впрямую повлиявшее на принятие решения о возобновлении в СССР работ по урану. Начальник оперативно-инженерной группы Южного фронта полковник И.Г. Старинов доставляет в Москву тетрадь с записями убитого немецкого офицера, содержавшую сведения по урановой тематике, формулы и графики. Тетрадь эта попадает к С.А. Балезину, старшему помощнику Кафтанова. Балезин запрашивает отзыв на содержащиеся в тетради сведения у академика УФТИ А.И. Лейпунского и специалиста по взрывам генерала Г.И. Покровского, но они дают резко отрицательный ответ, считая, что результаты от работ по урану будут не раньше через 15–20 лет.
   Принимая во внимание информацию, содержащуюся в «стариновской тетради», Кафтановым подготавливается проект письма на имя Сталина.
   Посоветовавшись с физиками, Кафтанов направил в мае 1942 г. в ГКО письмо о необходимости создания в СССР научного центра по проблеме атомного оружия, подписанное также А.Ф. Иоффе. Сталин одобрил.

   Это у нас.
   А как в это время обстоят дела у них?..
   С конца 1940 г. Англия и США стали обмениваться информацией по теории создания атомной бомбы, а в августе 1943 г. в Квебеке Рузвельт и Черчилль подписывают секретное соглашение о совместных работах в области атомной энергетики, в котором, в частности, оговаривалось, что США и Англия не будут сообщать какую-либо информацию по атомной бомбе третьим странам, то есть СССР и Франции, несмотря на заключенное в 1942 г. между Англией и СССР соглашение об обмене секретной военной и технологической информацией. К созданию атомной бомбы было решено допустить Канаду, так как она располагала запасами урановой руды. Центр по созданию атомной бомбы решено было разместить в США в штате Нью-Мексико в лаборатории Лос-Аламос, строительство которой было закончено в 1943 г. и где над созданием атомной бомбы работали впоследствии 12 лауреатов Нобелевской премии из США и Европы, 45 тысяч гражданских лиц и несколько воинских частей.
   Так разворачивался атомный Манхэттенский проект, официально утвержденный 13 августа 1942 г.
   Однако много ранее – летом 1941 г. – советские разведчики добывают первую информацию о существовании в Англии Уранового комитета и о его заседании, на котором было решено рекомендовать правительству Англии приступить к созданию атомной бомбы, а также о том, что в августе 1941 г. английский Объединенный комитет начальников штабов, одобрив это предложение, потребовал изготовить атомную бомбу в течение двух лет. В сентябре 1941 г. советская разведка получает текст доклада английского Уранового комитета У.Черчиллю, после которого в Англии начинается практическая реализация идеи создания атомного оружия. Однако в результате массовых бомбардировок немецкой авиацией городов Англии атомный проект «Tub Alloys» подвергся опасности, и Англия добровольно передала США свои разработки и ведущих ученых проекта, что помогло США занять ведущее положение в развитии ядерной физики и создании ядерного оружия.
   Но реальным тормозом стала проблема необходимости большого количества урановой руды для широкомасштабных исследований. Понимая, что без достаточного количества урановой руды невозможно вести работы, США в сентябре 1940 года закупили большое количество требуемой руды по подставным документам у Бельгии, что и позволило им вести работы над созданием ядерного оружия полным ходом. В Лос-Аламосе был создан научный центр по разработке ядерного оружия (Манхэттенский проект). Возглавил его генерал Лесли Гровс, а руководителем научного проекта был назначен Роберт Оппенгеймер.

   Итак, отметим еще раз эти фундаментальные моменты:
   Первое – исходный материал для работ над атомным экспериментом вообще – уран.
   США смогли получить его только силами европейского посредника в октябре 1940 года. Реально США обратились к бельгийскому грузу из Конго, лежащему в портовых складах Нью-Йорка только в октябре 1942 года. Ибо реально груз из Конго закупило не правительство США, а частное лицо, эмигрировавшее в США (о чем подробнее см. ниже).
   Второе – с августа 1941 года английское военное ведомство (Комитет начальников штабов) ставит практическую задачу производства атомной бомбы в срок не более двух лет.
   Третье – с этого же периода идет активный обмен информацией по производству бомбы между Великобританией и США. На этом этапе США помогают бриттам теоретически.
   Четвертое – с 1942 года по соображениям безопасности атомного производства англичане переводят его под крыло США. До нас как союзников это информация не доводится.
   Пятое – с 13 августа 1942 года США утверждают Манхэттенский проект. Первый в мире реактор был запущен в США под руководством Энрико Ферми в декабре 1942 года.
   Шестое – для практического подтверждения его успешного освоения американцам потребовалось в итоге чуть больше трех лет. Это говорит о высокой концентрации в одном месте всех необходимых условий – финансовых, научных, людских, энергетических и сырьевых.
   16 июля 1945 года в пустыне Невады мощь атомной бомбы была успешно продемонстрирована американцами.
   Весь мир с этого момента подпадал под военно-политический контроль США.
   Можно сказать, именно с этого момента, по факту, мы видим сейчас мир таким, какой он есть.
2
   Первое, с чего начали вооруженные бомбой американцы, – это именно с демонстрации своей мощи всему миру. Ничего проще, как избрать для этого агонизирующую Японию, нельзя было и придумать. Был и чудный повод.
   Разгром японскими ВВС тихоокеанского флота США в ПерлХарборе 7 декабря 1941 года (о-в Оаху, Гавайские острова). Было потоплено 4 американских линкора, 2 эсминца, 1 минный заградитель. Еще 4 линейных корабля, 3 легких крейсера и 1 эсминец получили серьезные повреждения. Потери американской авиации составили 188 самолетов уничтоженными, еще 159 были тяжело повреждены. Американцы потеряли 2403 человека убитыми (из них 1102 на борту взорвавшегося линкора «Аризона») и 1178 ранеными. Японцы потеряли 29 самолетов, еще 74 было повреждено. Потери в людях у японцев составили 64 человека погибшими (55 летчиков, 9 подводников).
   Я не буду рассказывать о том, насколько хорошо было информировано руководство американского флота об этой японской атаке. Не буду говорить и о том, что предупреждение о реальной японской атаке было доставлено на Оаху самым медленным способом… и к тому же японским мальчиком-почтальоном.
   Скажу о другом факте: японский флот напал на американскую военную базу в момент отсутствия в ней авианосцев (из восьми имевшихся у США авианосцев два были вдали от Гавайских островов, а пять вообще переведены в Атлантику, и лишь «Лексингтон» был относительно недалеко – на Мидуэе). Как следствие ставшие основными военно-морскими силами в ходе Второй мировой войны авианосные силы в американском флоте не понесли в ходе операции никаких потерь.
   Последний фактор стал поводом для обвинения американского руководства в умышленном сосредоточении, под удар японского флота не имеющих решающей боевой ценности кораблей (на тот момент два новейших и как следствие сильнейших линкора США на базе отсутствовали, еще восемь находились в разных стадиях достройки) с целью изменения общественного мнения внутри страны, не желавшего вступления США в мировую войну. Известие об атаке военной базы всколыхнуло США, направив на пункты записи в добровольцы миллионы людей.
   Фраза командующего японским флотом: «Думаю, мы лишь разбудили великана» – как нельзя лучше характеризует последствия этой атаки.
   Атака японских военных летчиков была произведена исключительно на военные силы американского флота. Японские силы оставили нетронутыми очень важные для дальнейшего хода войны и вместе с тем легкодостижимые в рамках неожиданной атаки цели: огромные запасы нефти в хранилищах, ремонтные мастерские и доки. Легкими целями для японской авиации могли бы стать и все небольшие суда, находящиеся в гавани, а соответственно, не имеющие возможности для своей защиты и для маневров.

   И вот четыре года спустя…
   «Победа над Японией может быть гарантирована лишь в том случае, если будут разгромлены японские сухопутные силы» – такого мнения придерживался главнокомандующий американскими вооруженными силами в бассейне Тихого океана генерал Макартур.
   Принимавший участие в работе Ялтинской конференции бывший государственный секретарь США Э. Стетгиниус писал: «Накануне Крымской конференции начальники американских штабов убедили Рузвельта, что Япония может капитулировать только в 1947 году или позже, а разгром ее может стоить Америке миллиона солдат».
   В итоге обсуждений было подписано 11 февраля 1945 года Соглашение трех держав, в котором говорилось: «Руководители трех великих держав – Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании – согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников…»
   СССР сдержал свое слово. Еще в марте – апреле 1945 года советским командованием были приняты меры к тому, чтобы обновить вооружение и материальную часть в войсках Дальнего Востока. Туда направлялось 670 танков Т-34 и много другой боевой техники.
   В срочном порядке была проведена стратегическая перегруппировка сил и средств с Западного театра военных действий на Дальний Восток.
   СССР осуществил перевозки по однопутной железнодорожной магистрали в крайне сжатые сроки и на огромные расстояния – от 9 тыс. до 12 тыс. км. В этом отношении они не имели себе равных в истории Второй мировой войны и являлись исключительной стратегической операцией, если, конечно, не брать в расчет подобный опыт марта – июня 1941 года, когда воинские формирования СССР преодолевали подобные расстояния в обратном направлении – на запад.
   Только в составе трех общевойсковых и одной танковой армий, переброшенных с запада на Дальний Восток, насчитывалось 12 корпусов, или 39 дивизий и бригад. Помимо этого, был переброшен ряд других соединений и частей разных родов войск и различного назначения. В результате проведенной перегруппировки боевой состав советских войск на Дальнем Востоке и в Забайкалье к началу боевых действий против Японии возрос почти вдвое.
   Всего к августу 1945 года Главное командование советских войск на Дальнем Востоке развернуло одиннадцать общевойсковых армий, две оперативные группы, одну танковую армию, три воздушные армии, три армии ПВО, четыре отдельных авиационных корпуса. Кроме того, оно располагало силами Тихоокеанского флота (включая Северную Тихоокеанскую флотилию), Амурской речной флотилией, а также планировало использовать в боях и пограничные отряды НКВД.
   Для справки: только 11 общевойсковых армий – это более 1 миллиона советских солдат. Если вы думаете, что это можно сделать незаметно для политического руководства США, то вы глубоко ошибаетесь. Американцы прекрасно знали о передислокации сил русских и о том, что уже в августе 1945 года эта советская армада начнет боевые действия против японцев.
   Чем же заняты американцы?
   Еще 10 мая 1945 года в Пентагоне собрался Комитет по выбору целей для нанесения первых ядерных ударов. Начало боевых действий было назначено на 10 августа 1945 года. США хотели продемонстрировать всему миру, каким мощным оружием они обладают, поэтому первыми целями для ядерных ударов были выбраны японские города (Хиросима, Нагасаки, Кокура, Ниигата), которые не должны были подвергаться обычной бомбардировки с воздуха американскими ВВС. Утром 6 августа 1945 г. над Хиросимой было ясное, безоблачное небо. Как и прежде, приближение с востока двух американских самолетов (один из них назывался «Энола Гей») на высоте 10–13 км не вызвало тревоги (каждый день они показывались в небе над Хиросимой). Один из самолетов спикировал и что-то сбросил, а затем оба самолета повернули и улетели. Сброшенный предмет на парашюте медленно спускался и вдруг на высоте 600 м над землей взорвался. Одним ударом город был уничтожен: из 90 тысяч зданий разрушено 65 тысяч, из 250 тысяч жителей убито и ранено 160 тысяч.
   То есть США атаковало мирный город 6 августа…
   9 августа советские войска начали боевые действия против Квантунской армии.
   И в этот же день США сбрасывает еще одну бомбу опять-таки на мирный японский город Нагасаки. Это еще 74 тысячи сожженных мирных жителей Японии и 51 тысяча разрушенных до основания гражданских зданий.
   Вот мораль цитадели свободного демократического мира.
   И не докричаться до этой морали обычному хибакуся – тому из японцев, кто выжил после двух ядерных грибов:
«Верните отца, верните мать!
И стариков верните!
Верните детей!
Верните меня
И веру в людей
Верните!»

(Санкити Тогэ, «Верните человека»)
   Оплот свободного человечества продемонстрировал свою ядерную мощь на беззащитных жителях обычных городов, которые не несли для США никакой угрозы. Цель демонстрации – не разгром Японии, этот разгром американцы упросили сделать русских. На суше тягаться с японцами себе дороже… Это пусть маршал Родион Малиновский делает. Цель американской атомной бомбардировки – деморализация победителя Второй мировой войны – СССР и лично его руководителя – Иосифа Сталина.
   Хотя, если быть честными, то американцы вместе со своими партнерами англичанами явно перекрыли этот масштаб ядерного террора над мирными жителями полугодом раньше. И сделали это на примере абсолютно невоенного города Дрезден и абсолютно неядерным способом. В феврале 1945 года они за 14 часов бомбежек в три приема с помощью почти полутора тысяч своих самолетов и поочередного применения сначала сверхмощных, затем зажигательных и, наконец, обыкновенных бомб общим весом под три с половиной тысячи тонн изжарили 250 тысяч немецких гражданских лиц этого города и беженцев.
   И планировали это американцы аккурат накануне открытия Ялтинской конференции стран-союзниц в Крыму ровно в тех же целях – продемонстрировать свою жуткую авиамощь впервую очередь не столько Гитлеру, сколько «дядюшке Джо».
   Только вот нелетная погода подкачала.
   Конференция закончила свою работу 11 февраля, а чистое небо над центральной и южной частями Германии открылось только к 13 февраля. Но это не остановило англо-американцев.
   В это сейчас трудно поверить…, но метод неядерного выжигания Вьетнама отрабатывался именно на ковровых бомбардировках Германии в 1944–1945 годах. Тогда меньше чем за сутки в центре Европы разом погибло больше мирных жителей, чем 6 и 9 августа 1945 года в японских городах Хиросима и Нагасаки, вместе взятых. Этот чудовищный акт вандализма Махатма Ганди философски-убийственно охарактеризовал затем так: «…в Дрездене и Хиросиме Гитлера победили Гитлером…»[4]

   Что же за время Второй мировой войны предпринимает в этой важнейшей области немецкий рейх?
   В 1939 г., рабочая группа профессора Эзау по проблеме ядерной энергии при рейхсминистерстве образования инициировала принятие закона о запрете вывоза урана из Германии. У бельгийской фирмы Union Miniere в Конго было срочно закуплено большое количество урановой руды. Хотя, как мы видим, не только немцы паслись у бельгийского источника и старались сохранить его, но по этому поступку видно, что являлось ключевым в немецком научном понимании для практического освоения ядерного вопроса… Отметим и то, что немцы имели более чем годовой задел по сравнению с американцами, если судить по времени закупки урана.
   В сжатом виде – по послевоенному заявлению пленных немецких ученых-физиков в Англии в августе 1945 года усилия немцев можно охарактеризовать так: деление атомного ядра урана открыто Ганом и Штрассманом в Институте кайзера Вильгельма в декабре 1938 г. Это результат чисто научных исследований, не имевших ничего общего с прикладными целями. Лишь после опубликования сообщений о том, что подобное открытие почти одновременно сделано в разных странах, появилась мысль о возможности цепной ядерной реакции и ее практического использования для атомных энергетических установок. В начале войны была образована группа из ученых, которые получили указания исследовать практические применения этого открытия.
   В конце 1941 г. предварительные исследования показали, что атомную энергию можно использовать для получения пара и, следовательно, для приведения в движение различных машин. С другой стороны, учитывая технические возможности, доступные в Германии, в тот момент нельзя было создать атомную бомбу. Поэтому все последующие работы были направлены на создание атомного двигателя, для чего, кроме урана, появилась необходимость в тяжелой воде. Для получения больших количеств тяжелой воды был переоборудован норвежский завод в Рьюкане. Однако действиями сначала партизан, а затем авиации этот завод был выведен из строя и снова начал работать лишь к концу 1943 г. Одновременно во Фрейбурге проводились эксперименты по усовершенствованию метода, не требующего тяжелой воды и основанного на увеличении концентрации редкого изотопа урана, – урана-235. Опыты по получению энергии, в которых использовался наличный запас тяжелой воды, проводились в Берлине, а впоследствии в Хайгерлоке (Вюртемберг). К моменту окончания войны они продвинулись настолько, что установка по получению энергии могла бы быть построена за короткое время.
   А именно: к февралю 1942 года был построен первый немецкий реактор. Тут немцы опять опередили американцев. Это был опытный реактор Лейпцигского института, разработанный профессором Гейзенбергом и профессором Доппелем. «Урановая машина» (так называли реактор) состояла из двух алюминиевых полусфер с помещенными внутри 572 килограммами урана в виде порошка и 140 килограммами тяжелой воды. Вес реактора, размещенного внутри резервуара с водой, приближался к тонне. Внутри сферы с урановой начинкой был помещен своеобразный урчин, в виде радий-бериллиевого первичного источника нейтронов. Измерения потока нейтронов из загруженного реактора показали, что поверхности реактора достигало гораздо больше нейтронов, чем излучал их первичный радий-бериллиевый источник. Доппель послал сообщение в отдел вооружений вермахта, что реактор работает, хотя его вскоре и постигла тепловая авария. В конце мая 1944 г, профессор Герлах докладывает своим начальникам, что он достраивает первый уранграфитовый реактор в бункере возле деревни Хайгерлох недалеко от швейцарской границы. В конце февраля 1945 г. реактор BVIII прибыл в Хайгерлох из Берлина. Реактор состоял из активной зоны, состоящей из 664 кубиков урана общим весом 1525 кг, окруженной графитовым замедлителем-отражателем нейтронов весом 10 тонн. В марте 1945 г., в активную зону дополнительно влили еще 1,5 тонны тяжелой воды. 23 марта 1945 г. профессор Герлах позвонил в Берлин и доложил, что реактор работает. Но радость была преждевременна. Реактор не сумел достичь критической точки. После перерасчетов оказалось, что количество урана необходимо увеличить еще на 750 кг, кроме того, увеличить количество тяжелой воды, запасов которой уже не оставалось. Конец Третьего рейха неумолимо приближался, и 23 апреля в Хайгерлох вошли американские войска. Реактор был вывезен в США. Совершенно очевидно, что в случае отдаления конца войны немецкий реактор был бы успешно запущен. Очевидно и то, что немцы сконструировали реактор, не имея никаких данных по англо-американскому графитовому реактору. В это время, до запуска отечественного уран-графитового реактора Ф-1, созданного не самостоятельно, а по разведывательным данным, поступающих из США, оставался почти целый год. Но неудача в запуске уран-графитового реактора никоим образом не предполагает иных путей создания атомной бомбы.
   А вот как для СССР в тот период выглядела самая острая проблема организации практических работ по освоению ядерной энергии, проблема получения атомного сырья – урана. К концу 1942 г. на территории СССР известны были четыре урановых месторождений, три из которых эксплуатировались, а четвертое было законсервировано. Было известно около 70 точек урановых рудопроявлений, наиболее перспективные из которых находились в Средней Азии. Но из месторождений, обнаруженных в гористых районах Средней Азии, урановую руду приходилось вывозить в мешках на спинах ослов. Так что о достаточном обеспечении ураном работ И.В. Курчатова говорить не приходится. Разработанная И.В. Курчатовым программа исследовательских работ выполнялось крайне ограниченными силами с использованием незначительных ресурсов.
   Наконец, распоряжением вице-президента АН СССР А.А. Байкова от 12 апреля 1943 г. был создан научно-исследовательский центр по урановой проблеме – Лаборатория № 2 АН СССР (с 1949 г. ЛИПАН – лаборатория измерительных приборов АН СССР) под руководством И.В. Курчатова. 14 августа 1943 г. в Лабораторию № 2 официально переведена из ЛФТИ группа Курчатова. Но одним только распоряжением проблему сырья не решить.
   Лаборатория № 2 постоянно испытывала нехватку необходимых ей самых простых материалов. Цемент, металл и прочее приходилось искать непосредственно Курчатову, просящему в многочисленных записках на имя руководителей о выделении каждой мелочи, в то время как трудность состояла не в отсутствии материалов, а в отсутствии распоряжения на их выделение. Конечно, в условиях ведения тяжелейшей войны СССР не мог обеспечить такую же концентрацию материальных ресурсов, как США для своего атомного Манхэттенского проекта. Но дело в том, что речь шла не о невозможности обеспечения в ходе войны работ над ним ресурсами страны, а о недостаточной централизации и помощи на высшем государственном уровне. И это сказывалось прежде всего на темпах развернутых по атомному проекту научно-исследовательских работ. В данных условиях закономерно, что задачи, поставленные на 1943 г., в указанные сроки решены не были.
   Забежим вперед…
   Скажем, что только в ноябре 1945 г. был заключен договор с Чехословакией, предусматривающий развитие Яхимовских урановых рудников, эксплуатируемых еще с XIX в., и поставку руды на советские предприятия. По заключенному с Восточной Германией договору на территории ГДР было создано советско-немецкое акционерное обществе «Висмут», на предприятиях которого для СССР с 1946 г. изготавливались урановые концентраты.
   Именно от поступления урана зависели сроки сооружения в Лаборатории № 2 опытного реактора, для которого потребовалось 45 тонн урана, поступавшего очень маленькими порциями, вследствие чего накопить требуемое его количество удалось лишь к концу 1946.
   Кстати, из всех немецких ученых более всех И.В. Сталин выделял профессора Н. Риля. Известно, что профессор Риль в те голодные и небогатые послевоенные годы получил в качестве премии от советского правительства автомобиль (такой же автомобиль получил и сам И.В. Курчатов), премию в 350 000 руб. (очень большую для того времени сумму), дачу в престижном дачном поселке Жуковка (под Москвой) по соседству с дачами отечественных ученых-атомщиков. Уже после взрыва первой советской атомной бомбы многие немецкие ученые-атомщики, вывезенные нами из Германии, получили высшие советские правительственные награды. Профессор Риль получил звание Героя Социалистического Труда. Многие немецкие специалисты были награждены наградами СССР или большими денежными премиями.
   Под руководством профессора Риля в г. Ногинске были отработаны промышленные технологии получения чистого урана. Документы того времени говорят о том, что производство урана через четырехфтористую соль (по методу доктора Риля) быстро увеличивается и цеха основного завода переходят на работу полностью по этому методу.
3
   Конец ноября – начало декабря 1944 г. – переломный момент в истории советского атомного проекта. Лаврентию Берия поручено взять руководство над ним в свои руки. Берия взялся за дело сразу напористо, активно, без промедления. Ключевым документом этого периода является Постановление ГКО № 7069 под грифом «Совершенно секретно» от 3 декабря 1944 г. «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых Лабораторией № 2 АН СССР» за подписью Сталина. В этом документе впервые с начала реализации в СССР атомной программы чувствуется мобилизационный характер принятия решений и осознание на государственном уровне важности этой проблемы. К концу 1944 г. число сотрудников Лаборатории № 2 насчитывало уже более 100, из которых 40 – научных работников. На заседании ЦК ВКП(б) 17 января 1945 г. было принято решение о сооружении в Лаборатории № 2 более мощного циклотрона М-С (М-2) (М-1 был пущен в 1944 г.), необходимого для исследований. И лишь в мае 1945 г. в Лабораторию № 2 из Свердловска были переведены сотрудники небольшой лаборатории электрических явлений, возглавлявшейся И.К. Кикоиным, поэтому только в ноябре 1945 г. он смог начать в Лаборатории № 2 исследования различных методов разделения изотопов урана, без которых невозможно было создание атомного оружия. 25 декабря 1946 г. на территории Лаборатории № 2 был пущен физический реактор Ф-1 – первый в Европе атомный реактор, с помощью которого был окончательно выяснен механизм цепного процесса, уточнены ядерные характеристики делящихся веществ и определены необходимые для расчетов промышленного реактора константы, а также получены первые микрограммы плутония.
   Иными словами, именно возможность обладания исходным сырьем – ураном – в достаточных количествах была ключом к быстрому продвижению научной мысли к практическому освоению энергии атомного ядра. Поворотным моментом для советского атомного проекта стала атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки, произведенные США 6 и 9 августа 1945 г. Только после этого события, раскрывшего неизбежные последствия атомной монополии США, уже в том же месяце последовали крупные организационные решения по атомному проекту в СССР, которых давно уже добивался И.В. Курчатов, но ранее все его подобные предложения игнорировались. Постановлением ГКО № 9887 от 20 августа 1945 г. при ГКО был создан чрезвычайный в структуре государственной системы орган, которому предстояло возглавить государственное руководство решения ядерной проблемы – «Проблемы № 1» – специальный комитет под председательством Л.П. Берия. Спецкомитету при ГКО было предоставлено право принимать оперативные меры по решению атомной проблемы, он имел полномочия издавать распоряжения, обязательные к выполнению для наркоматов и ведомств, что имело принципиальное значение в системе советской бюрократии. В случаях, требующих решения Правительства СССР, Спецкомитет мог вносить свои предложения непосредственно на утверждение Председателя ГКО и СНК И.В. Сталина. Из всех материалов по атомному проекту Л.П. Берия выбирал главные и направлял их Сталину. Все основные документы по атомной проблеме подписаны лично Сталиным как Председателем ГКО и СНК, а затем Совмина СССР.
   В конце 1945 года правительство принимает решение об организации и немедленном развертывании работ по всему комплексу создания предприятий атомной промышленности. 17 января 1946 года И.В. Сталину был представлен «Доклад о состоянии работ по получению и использованию атомной энергии». Постановлением Совмина СССР № 805–327 от 9 апреля 1946 года как филиал Лаборатории № 2 создавался непосредственно для разработки конструкции и механизма и создания атомной бомбы именно такой научно-исследовательский, экспериментальный и конструкторский центр, строительство которого началось в мае 1946 года в 80 километрах от г. Арзамас на территории бывшего Саровского монастыря. Но историческое название Сарово особым распоряжением уполномоченного КГБ П. Я. Мешика было строжайше запрещено даже упоминать, и первыми кодовыми обозначениями этого объекта стали «База-112», «Объект-550», «КБ-11», а с весны 1949 года было введено новое условное наименование для переписки «Приволжская контора Главгорстроя СССР п/я 214». Позднее появились названия «Кремлев» и «Москва-300», «Арзамас-75» и наиболее известное – «Арзамас-16». Ныне это Российский федеральный ядерный центр ВНИИ экспериментальной физики. Постановление правительства о строительстве этого объекта вышло позже начала строительных работ – 21 июня 1946 года. Также были выделены значительные суммы денег для закупки иностранного оборудования. Постановлением правительства за подписью Сталина для КБ-11 были определены сроки создания атомной бомбы: испытать плутониевый вариант к началу 1948 года, а урановый не позднее середины 1948-го. Сроки эти были, конечно же, смещены.
   Но сроки создания атомной бомбы в этот период зависели в большей степени от работы атомной промышленности страны. В ходе подготовительных работ для создания в СССР новой грандиозной по масштабам и объемам работ отрасли руководством атомного проекта были предприняты некоторые меры по передаче заводов для нужды атомной промышленности.
   Все эти мероприятия позволили советскому атомному проекту перейти в 1946 году в промышленную стадию, в ходе которой, в основном на Урале, были созданы предприятия и комбинаты по производству ядерноделящегося материала – горючего для ядерного оружия, тяжелой воды и др.
   Постановлением Совмина СССР и ЦК КПСС в августе 1947 г. для натурных испытаний атомных зарядов в районе г. Семипалатинска была создана Горная сейсмическая станция (ГСС) – «Объект-905». В 1948 г. ГСС была преобразована в учебный полигон № 2 (УП-2) Министерства обороны, а позднее – в Государственный центральный научно-исследовательский полигон № 2 (ГЦНИИП-2), или Семипалатинский испытательный полигон, подготовку которого к первым ядерным испытаниям в СССР закончили летом 1949 года. За проведение испытаний изготовленной в КБ-11 атомной бомбы отвечало Минобороны. Главный конструктор бомбы – Харитон, научный руководитель проекта – Курчатов.
   Известно, что в первой советской атомной бомбе был реализован принцип американской плутониевой бомбы, подробная схема которой была передана советской разведке немецким физиком-коммунистом К. Фуксом, работавшим в США над Манхэттенским проектом. Поэтому первая испытанная СССР бомба была более примитивной и менее эффективной, чем отечественный оригинальный вариант ядерного заряда, предложенный советскими учеными в начале 1949 г., когда Л.В. Альтшулер, Е.И. Забабахин, Я.Б. Зельдович и К.К. Крупников представили руководству атомным проектом «Отчет-предложение», в котором изложили свой вариант атомной бомбы, экспериментальная отработка конструкции которой была ими начата весной 1948 г.
   При вдвое меньшем весе их схема обеспечивала более чем вдвое большую мощность, значительно меньшим был и диаметр их варианта. В 1949 г. этот вариант был уже обоснован авторами экспериментально и рассчитан. Он, несомненно, являлся более прогрессивным в сопоставлении с американской схемой. Но воплощен он не был.
   Подобный выбор являлся решением не техническим, а политическим и от ученых не зависел, так как руководство СССР настаивало на практической реализации именно американского варианта как уже успешно испытанного, дабы избежать возможных осечек, невозможных с точки зрения внешней политики СССР в тот период и учитывая возможные последствия монополии США в этой области…
   К лету 1949 года «изделие» было готово к испытанию, которое должно было пройти в степях Казахстана. Был построен небольшой городок на реке Иртыш, примерно в 140 км к северу от Семипалатинска. Этот городок стал известен как Семипалатинск-21, а позднее как город Курчатов. Бомба должна была быть испытана примерно в 70 км к югу от этого места.
   Курчатов прибыл на полигон в мае. Он должен был взять на себя руководство испытаниями, в которые были вовлечены тысячи людей. Все подчинялись ему, включая военные подразделения. Была создана комиссия, наблюдавшая за испытаниями. Председателем этой комиссии назначался Л.П. Берия; он прибыл на полигон во второй половине августа. Берия проинспектировал выполненные работы, посетил командные и наблюдательные посты и с командного поста по линии правительственной связи доложил Сталину о готовности. Датой испытаний было назначено 29 августа 1949 года – 6 часов утра.
   Приезд Берия явился напоминанием о том, что по результатам будет оценено не только качество работ, выполненных Курчатовым и его сотрудниками, но и решена их собственная судьба. Курчатов приложил все усилия, чтобы испытания прошли успешно. Под его руководством перед приездом Берия были проведены две репетиции, чтобы убедиться в том, что каждый знает, где ему надлежит находиться, и чтобы проверить, все ли приборы и коммуникационные линии находятся в исправности. Также был разработан план на завершающую неделю, и сейчас это дало свой результат. Берия проводил время в основном зале, где шла сборка самого заряда. За окончательной сборкой следили: Берия, Курчатов, Завенягин, Харитон и Зернов. Весь процесс занял несколько часов.
   Испытание было проведено успешно.
   СССР потребовалось 4 года, чтобы в опустошенной страшной войной стране догнать в сверхтехнологичном и наукоемком вопросе такую страну, как США, которая, по сути, все 7 лет Второй мировой войны наживалась на военных поставках и аккумулировала у себя научные и экономические ресурсы всего мира.
   Время, которое требовалось Советскому Союзу для создания атомной бомбы, определялось в большей степени доступом к урану, чем какими-либо другими факторами. Как только уран был получен в нужном количестве, Курчатов смог построить и запустить экспериментальный реактор. Первый промышленный реактор был построен, как только получили необходимое для него количество сырья. Физики были готовы собрать и испытать бомбу сразу же после извлечения плутония из урана, облученного в реакторе, и изготовления двух металлических полусфер. Именно этот этап, а не проектирование и разработка собственно ядерного оружия определил, сколько времени потребуется Советскому Союзу для производства бомбы. Вернадский и Хлопин оказались правы, когда в 1940 году подчеркивали важность получения урана. Большой неудачей было то, что в 1943–1945 гг. Советский Союз не мог в полной мере вести изыскательские работы по урану.
   «К концу 40-х годов, – писал американский историк Г. Ходжсон, – Соединенные Штаты приняли на себя ответственность «лидера свободного мира», иными словами, оказания влияния на политическую эволюцию как можно большей части земного шара, насколько позволит их гигантская мощь. В результате… Америка стала имперской державой, конечно, нового типа, но тем не менее ориентированной на интервенцию. Ликвидация Советским Союзом атомной монополии произвела в США ошеломляющее впечатление. Американский историк Дж. Гэддис писал: «… взрыв в СССР произошел на три года раньше, чем предсказывали правительственные эксперты. Сообщение о нем разбило в прах основополагающие посылки 1945–1947 гг. о том, что, если начнется война с Россией, физическая безопасность США не будет поставлена на карту».
   В Вашингтоне стали понимать, что время военной неуязвимости США осталось позади. Поэтому в этом месте я спокойно могу возразить всем, кто считает американцев истыми демократами и джентльменами. Мол, вот видите – с 1945 по 1949 год они спокойно могли придавить эту беззащитную букашку, СССР, однако же не сделали это по гуманным соображениям!
   Враки все это. Раздавили бы, даже не задумавшись… И дело не в количестве планов превентивной ядерной атаки на СССР, которые были выработаны и США и Англией в тот период. Что толку их перечислять и описывать. Ведь в итоге – не атаковали же… Значит их что-то реально смущало… Директива Объединенного комитета военного планирования 432/Д от 14 декабря 1945 г. гласила: «Единственным оружием, которое США могут эффективно применить для решающего удара по основным центрам СССР, является атомная бомба». Американские военные в качестве первостепенной задачи выдвигали достижение абсолютного военного превосходства над СССР. Милитаристские настроения в Вашингтоне, прорываясь наружу, принимали характер откровенного шантажа. В Конгрессе США раздавались заявления о способности американской авиации «сбросить атомные бомбы на любую точку земной поверхности и вернуться на базы», хотя реальные возможности США далеко не соответствовали этим расчетам. Английские исследователи послевоенной истории Соединенных Штатов подчеркивали: «Ядерному мифу широко верили, но в действительности атомных бомб было слишком мало, они были неточны, чересчур слабы и неудобны, чтобы дать возможность США доминировать над Советским Союзом».
   Вот, собственно, и вся причина благородного джентльменства янки. Их банальная неуверенность! Были бы уверены – раздавили бы, японские города Хиросима и Нагасаки тому порукой. Вот с этими городами, на высоте нескольких километров… и при наличии внизу для страховки более чем миллиона советских солдат – янки были весьма смелы. И их человеколюбие к японцам поперло из всех щелей! Еще одним доказательством того, что желание нас закопать тогда…, после великой и жуткой по человеческим потерям войны…, будет еще один факт… В стремлении сохранить монополию в области ядерного оружия американское правительство пыталось поставить под свой контроль основные природные источники урановой руды, лишить другие государства (в первую очередь СССР) их законных прав использовать атомную энергию по своему усмотрению. Такова была одна из главных целей плана Ачесона – Лилиенталя – Баруха («план Баруха»), внесенного США 14 июня 1946 г. на рассмотрение Комиссии ООН по атомной энергии. Вместе с тем правительство США не считало себя связанным в производстве, накоплении и совершенствовании атомного оружия. До конца 40-х годов американская стратегия, питаемая иллюзиями о «неуязвимости» США, исходила из представления о возможности победы над СССР в глобальной войне. Поняв, чем русские реально громыхнули в августе 1949 года, в конце января 1950 г. президент Трумэн отдал приказ начать работу по созданию водородной бомбы. Однако даже в Белом доме почувствовали, что ситуация критически изменилась. Соотношение сил на международной арене складывалось не в пользу США. Многие предпосылки внешнеполитического курса США оказались под вопросом. Тем не менее нагнетание Вашингтоном международной напряженности усиливалось. Осенью 1949 г. по указанию президента Объединенный комитет начальников штабов подготовил зловещий план войны против СССР, которую предполагалось начать в 1957 г. План «Дропшот» был ориентирован на нанесение первого атомного удара по СССР и его оккупацию американскими войсками.
   Но… Надежда американцев на свое технологическое превосходство таяла на глазах. Желание найти панацею не в делении атомного ядра, а уже в его синтезе, заложив этот процесс в создание водородной бомбы как сверхмощного оружия свободного человечества, растаяла еще быстрее, чем четырехлетняя атомная монополия распада ядра. 1 ноября 1952 года США взорвали первый водородный (термоядерный) заряд на атолле Эневетак. Первая советская водородная бомба была взорвана 12 августа 1953 года. То есть на все про все нам потребовалось уже только 9 месяцев. Однако следует заметить, что американская «бомба» представляла собой лабораторный образец, фактически «дом, наполненный жидким дейтерием», выполненный в виде специальной конструкции, а советская бомба была законченным устройством, пригодным к практическому применению. Впрочем, мощность взорванного американцами устройства составляла 10 мегатонн, в то время как мощность бомбы конструкции академика Сахарова – 400 килотонн. Самая крупная когда-либо взорванная водородная бомба – советская 58-мегатонная «царьбомба», взорванная 30 октября 1961 года на полигоне архипелага Новая Земля. Никита Хрущев впоследствии публично пошутил, что первоначально предполагалось взорвать 100-мегатонную бомбу, но заряд уменьшили, «чтобы не побить все стекла в Москве». Конструктивно бомба действительно была рассчитана на 100 мегатонн. Этой мощности можно было добиться простым увеличением рабочего тела. Снизить энерговыделение решили из соображений безопасности – иначе полигону наносился слишком большой ущерб. Изделие оказалось настолько большим, что не помещалось в бомболюк самолета-носителя Ту-95 и на 2/3 торчало из него. Ударная волна после взрыва три раза обогнула земной шар. Несмотря на успешное испытание, бомба на вооружение не поступила, тем не менее создание и испытание сверхбомбы имели большое политическое значение, продемонстрировав, что СССР решил задачу достижения практически любого уровня мегатоннажа ядерного арсенала. Любопытно отметить, что после этого прекратился рост мегатоннажа ядерного арсенала США. Вот и вся история 12-летнего периода для свободного мира в его действительной попытке навсегда решить коммунистический вопрос силами атомного ядра.

Глава 2
Исторические декорации Ледокольных времен

1
   Давайте представим себе, дорогой читатель, что всего вышеизложенного могло бы и не быть. Ну то есть просто могло бы быть что-то совершенно иное… Это вполне реально, если учесть некий поворотный для мировой истории пункт – середину июня – июль 1940 года.
   Этот пункт хорошо раскрыт в работах Виктора Суворова, посвятившего всего себя одному простому делу – объяснить нам, жителям бывшего СССР и жителям свободного демократического капиталистического мира, что по духу и по факту своего существования СССР – это государство-агрессор.
   Что вся его история до Великой Отечественной войны – это история к ее подготовке. А вернее – это история подготовки ко Второй мировой войне, ведение которой предполагалось силой немецкой нации и под руководством ее фюрера – Адольфа Гитлера.

   Фундаментально сей тезис обоснован в его главной книге – «Ледокол».
   Все последующие его книги – «День М», «Очищение», «Самоубийство», «Тень Победы», «Беру свои слова обратно», «Истина дороже» – лишь развивают и углубляют основную «ледокольную» идею автора уже в конце прошлого века и переходят в век нынешний…
   Спору нет – логика доводов и набор исторических доказательств лично для меня весьма убедительны. Не зря Владимир Буковский назвал «Ледокол» В.Суворова книгой всей его жизни. Это так. В свое время, начиная читать эти произведения, я был поражен мощью подготовки нашего государства в военной области: колоссальным усилиям всего народа, для того что бы наши военные не испытывали недостатка ни в чем. Причем меня поражала и разноплановость этой подготовки.
   В поле зрения Сталина были все рода войск, вышколенная разведка, продуманная забота о резервах и отточенный набор всех видов вооружений, которые к тому времени были наиболее актуальны для проводимой политики СССР.
   В строю до начала Великой Отечественной войны ждала своей команды более чем 20-тысячная танковая советская армада, где в качественном отношении что ни тип танка, то наисовременнейший и лучший его боевой вариант. Во всяком случае, именно новейших танков в РККА перед войной было 3048 единиц. Это почти столько же, сколько вообще танков у немцев. А у немцев все 3700 танковых единиц были устаревшими. Основа немецкой броневой техники был танк Рz-III. Немцы к войне его наштамповали под 1 тыс. штук. Вооружен 37-мм и далее 50-мм пушкой. А наш самый «устаревший танк» Т-26 уже имел 45-мм пушку. Я уж не говорю о нашем качестве гусениц с запасом хода на 4–5 тыс. км, форме корпуса и качестве вязкости брони. Снаряды скользили либо дырявили корпус, но не кололи и не деформировали его, как немецкий. В начале войны у немцев вообще не было тяжелых танков, то есть тяжелее 40 тонн.
   А взгляните на наших красавцев! Одних тяжелых танков КВ мы уже имели более 700 штук. Весом в 47 тонн. Да с длинноствольной 76-мм пушкой, 600-сильным дизельным двигателем и лобовой броней более 100 мм. Немцы на свои «королевские тигры» такую только к 1943 г. поставят. Жуть…
   А лучшего танка всей Второй мировой Т-34 мы к 1941 году имели 1400 штук. Весом под 26 тонн. С той же длинностволкой в 76 мм. Да дизельным движком уже в первой модели под 500 лошадей. Лоб защищен 45-мм броней. Его немецкий коллега по категории Рz-III весил 20 тонн, с длиною ствола в два раза короче и бензиновым двигателем только в 300 лошадок, который в бою мог вспыхнуть как свечка. А ведь это главные средние танки обоих сторон.
   Но у нас было и нечто особенное – сверхбыстроходный и маневренный танк БТ-7 (далее БТ-7М и А-20), плавающие танки (Т-33/37A/38/40), огнеметные танки БХМ-4 и даже летающие танки А-40(КТ). И все это у нас было до начала войны. Все это на прогрессивном и взрывобезопасном дизельном топливе, а не на бензине. И в количестве в шесть раз превышающем число танков у армий всего остального мира.
   В воздухе эту мощь прикрывали столь же многочисленные и наилучшие для того времени самолеты – МиГ-3, Як-1, Пе-2, Ил-2. Последний, по сути, опять таки лучший штурмовик Второй мировой.
   Это был первый в мире полностью бронированный самолет с реактивными снарядами на борту. Даже стареющий И-16 Поликарпова имел броневую защиту вокруг пилота, и хотя был истребителем по своему назначению, но огневой мощью превосходил новейший немецкий «Мессершмитт-109Е».
   В дальней бомбардировочной авиации ничего и ни у кого подобного, чем наш ТБ-7, не было вообще. Он мог брать на борт 5-тонную бомбу и лететь над Европой на высоте, недоступной ни одному зенитному средству, с потолком, аж до 12 000 метров и на скорости до 400 км/час, опережающей в этом высотном диапазоне скорость любого новейшего истребителя мира. Его основные четыре мотора могли тянуть эти фантастические показатели только при наличии пятого в фюзеляже. Тот, как мощный компрессор, гнал воздух в легкие основных движков на этой сумасшедшей для того времени высоте.
   СССР имел к началу войны миллион подготовленных десантников-парашютистов, первые из которых могли выполнять свою задачу уже в далеком довоенном 1930 году. Общее же число советских десантников сверхэлитного рода войск любой страны мира до сего дня превышало к 1941 году мировые возможности других стран, вместе взятых, в 200 раз!
   Технически наша армия уже в 1936 году в ходе маневров Московского военного округа была способна десантировать в полном составе общевойсковую стрелковую дивизию. Ею впервые стала стрелковая дивизия за номером 84.
   Итак, на какой род войск ни глянь, наша мощь не знает себе равных!
   Вот этим фактом В.Суворов искренне ошарашил меня.
   И в моей душе просто росла гордость за нашу историю… за наш невероятно талантливый, трудолюбивый, терпеливый и выносливый народ. Появилось чувство глубокого и осознанного уважения к руководителю СССР – Иосифу Сталину. Его действительной мудрости, дальновидности, работоспособности и преданности своей стране и идее коммунизма.
   И хотя лично тов. Суворов-Резун считает сталинский режим глубоко антинародным, тем не менее за описание военно-технических возможностей этого режима – спасибо!
   Вот тогда сразу все встало с головы на ноги.
   А то весь мой исторический курс – со времен школьной скамьи и аж до попыток взять штурмом кандидатский минимум – определялся лишь описанием нашего предвоенного бессилия, нашей непонятной неготовности ко всему, нашей доверчивости и желанием оттянуть военный конфликт с фашистской Германией в бесконечную перспективу. Сталин в этом варианте исторического эпоса – полный и наивный профан, изничтоживший всех умных и дальновидных вокруг себя, верящий только в свою непогрешимую интуицию…
   Человек-ошибка.

   Вот от этого комплекса, Владимир Богданович, Вы меня и избавили!
   Спасибо! Но, видимо, Вы одновременно и переусердствовали…
   Не огорчайтесь… такое бывает.
   И не только с Вами…
   Вот тогда я и испытал сомнение в части громкого суворовского довода в тех же книгах – мол, смотрите, народ русский, как все, вашей кровью созданное, было легко профукано. Вот вам бездарное планирование начала агрессивной советской войны, вот вам сталинская самонадеянность в умственном превосходстве над Гитлером, вот вам бездарное отсутствие адекватного и оперативного руководства воинскими частями как на политическом верху, так и в боевом дивизионном низу. А самое главное – напрасно ты, народ советский, свою кровь проливал! Сама идея, ради которой ты шел умирать, – порочна!
   Тщательно разбирая логику автора, быстро приходишь к выводу, что в предвоенной истории мира 40-х годов были два бесспорных события, которые явились определяющими для судеб как минимум двух воюющих впоследствии стран – Германии и СССР. Это 23 августа 1939 года и 13 июня 1941 года соответственно. И та и другая дата связаны с необратимыми последствиями для обоих государств. Обе даты влекли эти две могучие страны к неизбежной гибели.
   Напомню, да простит меня Суворов…
   Причем простит многократно, ибо данной книгой я апеллирую и к тем, кто мог труды Виктора Суворова и не читать вообще. Посему я вынужден для Суворова-Резуна нудно повторяться…
   Подписав в августе 1939 года Московский пакт (Пакт Молотова – Риббентропа), Сталин действительно выиграл у Гитлера войну еще до того, как Гитлер ее объявил…
   Просто и элегантно, договорившись с Адольфом за неделю до 1 сентября о дружбе и ненападении…
   Вполне логично 1 сентября Гитлер традиционно парадно ввел свои войска в очередную страну Центральной Европы… В сладком ожидании выполнения Сталиным договоренностей Пакта о паритетном дележе Польши, который именно так представлен современному миру усилиями многих мировых правительственных историков.
   Однако Гитлер вдруг обнаружил, что Сталин именно 1 сентября дистанцировался от этого ожидаемого немцами шага заявлением о своем нейтралитете, объяснив это другу Адольфу своей банальной военной неготовностью.
   Последствия были катастрофически красивы. Ведь это уже не узаконенный раздел Чехии 1938 года. Франко-британский Мюнхенский сговор – у кого надо сговор. Западные договоренности вне всяких подозрений. Как жена Цезаря. И Гитлер в глазах бледнолицых франко-бриттов заполучил тогда Судеты Чехии законно. Хотел бы я узнать мнение чехов об этом! Оно явно не тянет на восторженное.
   Если уж, по словам Владимира Богдановича, в этом ничего ужасного не было, «…речь шла о возвращении Германии отрезанных у нее земель, т. е о восстановлении исторической справедливости»[5], то, наверное, лидерам Франции и Великобритании стоило начать с себя. Угольные шахты Саара были для Германии важнее.
   А вот Московский пакт – это уже от лукавого. Мало ли чего там подписали в Москве! Тем паче без нас – англосаксов… И Сталин эту западную мораль знал уже наизусть. Поэтому на глазах у свободного демократического мира Сталин вдумчиво не поспешил выполнять именно московские договоренности. А Адольф Гитлер и вся Германия становились теперь только поэтому в западном моральном менталитете страной-зачинщиком. То есть немецкая армия проделывает в 1939 году ту же чешскую штуковину 1938 года, но по результатам августовских протоколов, подписанных в Москве, этот полувоенный польский аншлюс теперь вдруг оказывается для Гитлера самоубийственным…
   Выходит, сговор сговору рознь… Это еще надо понимать – как работать по результатам каждого конкретного междусобойчика. Вот Сталин это понимал, а Гитлер – нет. Он залез в Польшу, даже не осознавая, что, оказывается, тем самым начинает аж Вторую мировую войну… Для Адольфа это была очередная веселая многоходовка в приобретении жизненного пространства на глазах у парализованной страхом и безволием европейской общественности, которая когда-то гнобила более чем десятилетие немецкую нацию ловко оформленной, такой же как и Московский пакт, бумажкой – Версальским мирным договором 1919 года.
   Кроме этого, Гитлер решил начать приводить в чувство поляков, которые явно не хотели понимать, что коль у них встал на ноги свой балтийский порт Гдыня, то ей-ей…, не стоит в этом отказывать немецкой нации, потерявший когда-то прямой экономический доступ к своему морскому порту на Балтике – Данцигу. И просил-то для этого у поляков всего ничего – право на аренду земли для транспортного коридора сообщения между основной территорией Германии и вольным немецким городом Данцигом шириною ровно в одну милю!
   Хотя основа всей этой центральноевропейской дипломатической возни нормальному человеку уже тогда была понятна. Подписанты Версаля могут кивать на то, что, мол, они суть полтора десятка стран прогрессивного человечества. А вот подписанты Московского пакта – суть две страны-людоеда… и фактические изгои.
   Для нормального человека обе эти бумаги – что 1919-го, что 1939 года – суть дипломатический экзерсис, опирающейся либо на послевоенную, либо на предвоенную ситуацию в Европе. Тогда право игнорировать интересы поверженного давало наличие статуса победителя и мораль силы. То есть привычный кодекс джунглей.
   А раз так, то с 1919 года в свою очередь для Германии аморальной становилась практически вся Европа… и даже бедный Австралийский союз, втихую, умыкнувший у Германии Новую Гвинею.
   Даже богом забытая Новая Зеландия, так же тихо, по Версалю, умыкнувшая у немцев их другую колонию – Самоа… Все они становятся государствами-агрессорами.
   А что этим в дальнем углу земного шара стесняться-то, если в центре благородной и пушистой Европы творилась вакханалия пира победителей.
   Только вот если присмотреться, то ни Франция, ни Англия, ни другие сателлиты сильно не отличались в своих замашках хищников от Германии. Просто у немцев произошла революция, которую, как и в России, бросились тушить всем скопом. Ну а до кучи – как при этом и не помародерничать?! Вы бы устояли?..
   Вот и поднесли под Парижем немцам листочки бумаги. А буковки на ней лишали немцев 14 % их территории. Французы забирали Эльзас и Лотарингию в границах аж 50-летней давности. Бельгия получала округа Мальмеди, Эйнен и Морене. Польша забирала Познань и часть Поморья. Германия теряла морские порты Данциг и Клайпеду. При этом, строго говоря, они ей были и так теперь не нужны.
   По условиям Версаля Германия теряла весь свой военный и торговый флот. Да и плавать на нем было особо некуда. Немцев лишили всех ее колоний, которые тотчас отошли к новым хозяевам: Англии – Танганьика, Франции – Того и Камерун, Бельгии – Руанда, Португалии – Юго-Восточная Африка (ныне Мозамбик). Немцы теряли все концессии и собственность в Китае и Сиаме (ныне Таиланд).
   Продолжу в Европе. Дания в 1920 году забрала немецкий Шлезвиг. Польша и Чехословакия умыкнули Верхнюю Силезию. Угольный район Саара взят на 15 лет под контроль Лиги Наций (ныне ООН), а сами шахты отошли Франции. Короче – на этих территориях проживало более 7 млн. человек германских подданных, половина из них были немцы. Теперь они стали жить в других государствах. 10 % немецкого промышленного производства также было утрачено. Но самое болезненное, что утрачено и сырье для него – 75 % железной руды, в силу чего на 25 % потеряно производства чугуна и стали. Да плюсом ко всему – огромные репарационные платежи в 20 млрд. немецких марок золотом, которые Германия платила 10 лет подряд до 1932 года.
   Прибавьте к этому мировой экономический и финансовый кризис 1929–1932 годов, огромный рост безработицы во всех странах, и вы не удивитесь тому, что немецкий народ первым откликнулся на призыв поднять с колен униженную нацию. То есть самого себя.
   Так кто же здесь агрессор, хочу я Вас, Владимир Богданович, спросить?
   Это что – Сталин оформил такой мир?! На какие, собственно, чувства должны были теперь рассчитывать соседи по Европе от Германии? Какой нормальный человек мог верить в такую европейскую гармонизацию отношений и снятие нравственных межгосударственных противоречий?
   Это не Сталин создал Гитлера и его Ледокол. Гитлер – это Ледокол Версаля!
   Для того чтобы Вам, Владимир Богданович, цитировать XIII главу гитлеровской «Майн кампф» в своей работе «Истина дороже. Последняя Республика» (гл. 5), «как средство воспитания немецкой нации», нужно, чтобы нация была готова слушать «Майн кампф». Оружие 60 миллионам немцев нужно предложить только после того, как его вся нация будет искать. Ну никак не иначе… А?
   И посему Сталин отлично усвоил мораль государств, с которыми предстояло жить СССР, и никаких иллюзий по этому поводу не испытывал. И то, что СССР был коммунистическим, ровным счетом ничего не меняло в природе этой морали.
   Вот, например, немцы с кайзером Германии во главе! И что? Остановило это коллег – монархов Британии?! Да нисколько! Вцепились в поверженную старушку Германию вместе с французами времен уже аж 3-й Республики, и только перья от немецкой подушки полетели!
2
   Точно так же для Польши спустя всего два десятка лет по результатам пакта Молотова – Риббентропа и Германия, и СССР стали государствами-агрессорами.
   Но вот, отказавшись от входа вместе с Гитлером 1 сентября 1939 года на территорию Польши для всех других стран просвещенного мира (ибо понятно дело – делили-то не их…), СССР остался нейтральным государством. Ибо прилюдно дистанцировался и соблюл формальные приличия… Вот и вся европейская мораль!
   А Германия стала изгоем-агрессором.
   И вот с этого момента войну Германии объявляет возмущенное человечество в лице Франции, и Великобритании, и всех оставшихся еще не оккупированных европейских государств.
   Западный фронт немцам уже обеспечен, хотя дальновидные бритты и янки на суше образуют его только через 5 лет! Сидение на Сицилии в расчет брать не будем, однако позиции объявлены. И Гитлер в любом случае оказывался в политической изоляции со стороны Запада. С этого момента весь прогрессивный Запад – враг Германии, включая и тихо подсчитывающих за океаном денежки США. В 1943 и 1944 годах эта страна производила уже 40 % всех военных товаров мира. Ну и, конечно же, ими приторговывала или лендлизила… А откуда же, Вы думаете, у США появились претензии на исключительность именно своей американской валюты в качестве общемировой резервной в 1944–1946 годах?
   При этом нейтралитет СССР позволил ему без скандала, но чуть позже – в том же 1939 году и всего через полмесяца – войти в Польшу уже на правах освободителя с Востока и гаранта мира для проживающих там поляков… и не только поляков. А затем, вплоть до июня 1941 года, спокойно вернуть в лоно СССР бывшие территории Российской империи – 6 европейских государств с населением 23 миллиона человек.
   Если Вы, тов. Резун, опять хотите начать разговор о морали – то извольте. Вот Вам, например, мораль польского розлива, а то Вы, чай, уже всплакнули о злодейски разодранной Польше. Именно с моральных позиций к ней – Великой Речи Посполитой – и у Германии, и у СССР были свои исторические претензии… с довоенным анамнезом.
   Слово Юрию Игнатьевичу Мухину…
   «….Номинал польского злотого был 0,169 г. При населении Польши в 35 млн. человек из ее бюджета на 1938/39 финансовый год (2,5 млрд. злотых) в расчете на одного польского гражданина приходилось 12 г золота. В 1938 г. бюджет СССР составлял 124 млрд. руб., при населении в 170 млн. человек на одного советского человека приходилось 564 г золота – в 47 раз больше, чем в Польше! У СССР даже в 1928 г. бюджет на душу населения был уже в два раза больше, чем у Польши в 1938 г. На 1937 г. в бюджете Литвы на одного человека приходилось 16 г золота, в Латвии – 13 г.
   Но если никаких экономических оснований быть нищей у Польши не было, то почему же она была нищей? Тут никакой экономики, тут чистая политика. Как я уже писал, чтобы развить свою промышленность, нужно найти для нее рынки сбыта. Польша все же небольшая страна, автаркия (самообеспечение) для нее тяжела, ее промышленность должна была работать на мировом рынке. А выгоднее всего торговать с соседями – меньше затрат на перевозку. Так вот, с соседями положение было такое.
   Начнем рассматривать их с Латвии и Литвы, против часовой стрелки. У Литвы Польша оттяпала Виленщину вместе со столицей Литвы Вильнюсом, и Литва знаться с Польшей не хотела, кроме того, у самой Литвы, как и у Латвии, торговать-то было особо нечем. Боясь Польши, Литва жалась к СССР, и мы кое-что у нее покупали – свинину, кожи, лен. Но ведь все это было и в Польше экспортным товаром. У Германии Польша оттяпала достаточно земель, чтобы грубые немцы до прихода Гитлера к власти просто выкидывали поляков со своего рынка. У чехов Польша тоже хотела оттяпать часть территории, чехи это знали, и им это не нравилось, кроме этого, Чехословакия была неизмеримо более развита, нежели Польша, она, к примеру, до войны была мировым экспортером оружия. Что-то более современное она могла купить; скажем, до войны Чехословакия закупала в СССР бомбардировщики СБ и производила их по советской лицензии под маркой В-71. А Польша при ее неразвитости чем могла чехов соблазнить? Лошадиными подковами? С румынами можно было торговать, но что румыны могли поставить в ответ? Продукцию сельского хозяйства, которая и в Польше была, и нефть, которую и Польша не знала куда деть?
   Оставался Советский Союз – огромнейший рынок, на котором могли развить свою промышленность три таких Польши. Так вот, с 1921 г., сразу же после заключения мирного договора, СССР всеми силами добивался, чтобы Польша заключила с ним торговый договор. Применял даже некорректные методы – к примеру, СССР как проигравший войну, должен был платить Польше репарации. СССР срывал выплаты, мотивируя это тем, что репарации – это деньги, а деньги можно получить только торговлей, а Польша с ним торговать не хочет. Поляки терпели, но договор не заключали. Более того, они даже транзиту советских товаров через Польшу препятствовали. Смилостивились они и заключили злосчастный торговый договор за семь месяцев до упразднения Польши немцами – в январе 1939 г. Историки это отмечают, но никто не пытается объяснить это дикое, во вред себе поведение поляков. А ведь даже у идиотского поведения должно быть пусть даже идиотское, но объяснение. С СССР торговали уже все: и фашистская Италия, и сверхдемократичные США. Гитлер, придя к власти, прервал торговые отношения, но ведь он и не скрывал, что собирается воевать с СССР. А Польше какого рожна надо было?
   Другого ответа нет – по польским идейным установкам. Прежде чем захватить у СССР всю Украину, нужно было ослабить СССР. Вот нищая Польша и ослабляла богатеющий на глазах Советский Союз. Когда Пилсудский утверждал, что поляки идиоты, это была не просто обиженная болтовня ополячившегося литовца – у Пилсудского были кое-какие основания для такого вывода. Доход миллионов тружеников был 1 злотый в день, не имея работы, с 1919 по 1935 г. из Польши эмигрировало 1, 7 млн. человек, а полякам позарез нужна была еще и Украина, в связи с чем они старательно «ослабляли экономически» восточного соседа…
   И, наконец, по моему мнению, Збигнев Залуский уж больно мягко охарактеризовал отношения поляков к остальным народам Польши. В Польше был установлен польский расизм, причем в его наиподлейшей форме – неофициальный. Немцы были в этом плане гораздо честнее: они открыто объявили, что арийцы – это всё, а неарийцы – ничто. Немцы в Германии – граждане, а евреи – только подданные, и на выборы им ходить нельзя, хотя и в армии служить тоже не надо. Но при этом они ввели понятие «полезный еврей» и на национальность таковых не обращали внимания, в связи с чем и один из идеологов рейха, главный редактор газеты «Штурмовик» Штрайхер, был евреем (повешен в Нюрнберге), и фельдмаршал люфтваффе Мильх был евреем. В то же время немцы целый ряд народов считали своими, скажем, в войсках СС служили 460 тысяч датчан, голландцев, норвежцев и шведов, и даже немецким офицерам не возбранялось брать в жены девушек из этих стран. Они ведь даже поляков делили – отбирали из них наиболее похожие (в их представлении) на арийцев типы поляков и онемечивали их.
   В Польше же официально было равенство всех народов, кроме того, ведь поляки, белорусы и украинцы – это славяне. Но вот посмотрите, как реально обстояло в Польше дело с национальным вопросом.
   Бригада Геббельса опубликовала сводку о национальном составе офицеров польской армии, находившихся в Старобельском и Козельском лагерях СССР, а там содержались не жандармы или полицейские, а простые армейские и флотские офицеры. Выборка очень велика – 8394 человека. Давайте сравним процентный состав разных национальностей в среде офицерства с процентом этих национальностей в составе населения довоенной Польши.
   Национальность/процентный состав офицеров к процентной численности своей нации:
   – поляки: население 60,0 – офицеров 97,4;
   – украинцы: население 21,0 – офицеров 0,1;
   – евреи: население 9,0 – офицеров 1,9;
   – белорусы: население 6,0 – офицеров 0,3;
   – немцы: население 3,0 – офицеров 0,1;
   – остальные: население 1,0 – офицеров 0,2.
   Ну и какие могут быть комментарии к этому? Да, польские офицеры действительно были польскими, но силы польской армии это не прибавило…. И стоит ли, в конечном счете, удивляться таким вот воспоминаниям пленного польского офицера Генриха Гожеховского о том времени, когда в сентябре 1939 г. советские солдаты конвоировали его в колонне других пленных в лагерь: «Потом нас погнали пешком в Ровно. Как сейчас помню: когда мы проходили по городу, во многих местах, в основном на еврейских лавчонках, висели узкие красные флаги. Было ясно видно, что это польские флаги, от которых оторвана верхняя часть. Еврейки и украинки выплескивали на нас нечистоты, крича: «Конец вашему польскому государству!».
   Уже 20 сентября в своем донесении Сталину из войск начальник Политуправления РККА Л. З. Мехлис отмечал: «Польские офицеры, кроме отдельных групп, потеряв армию и перспективу убежать в Румынию, стараются сдаться нам по двум мотивам: 1) они опасаются попасть в плен к немцам и 2) как огня боятся украинских крестьян и населения, которые активизировались с приходом Красной Армии и расправляются с польскими офицерами. Дошло до того, что в Бурштыне польские офицеры, отправленные корпусом в школу и охраняемые незначительным караулом, просили увеличить число охраняющих их как пленных бойцов, чтобы избежать возможной расправы с ними населения».
   Тоже ведь нарочно не придумаешь – в плену у противника спасаться от собственных граждан.
   Но прежде чем поговорить об этих основаниях, отвлечемся на недавние события в Польше, благо о них тщательно умолчала «свободная» пресса России. Корни этих событий уходят в 1941 г. Тогда на разделительной линии между Германией и СССР на советской территории стоял маленький городок Едвабне с пограничной заставой. Как только немцы 22 июня начали войну с СССР, окрестное польское население начало убивать советских граждан этого городка. «Сначала их убивали поодиночке – палками, камнями, мучили, отрубали головы, оскверняли трупы. Потом 10 июля около полутора тысяч оставшихся в живых были загнаны в овин и сожжены живьем…» – писал польский профессор истории Т. Шарота в «Газете выборча» от 19.10.2000 г. После окончания войны и установления советско-польской границы город Едвабне оказался на польской территории. В 1962 г. поляки в знак нерушимой советско-польской дружбы установили на месте убийства советских граждан памятный камень, на котором с истинно польской честностью и любовью к правде сообщали, что на этом месте «гитлеровские гестапо и жандармерия сожгли живьем 1600 человек 17.07.1941 г.»
   И все было бы хорошо, да эти сожженные живьем советские граждане были по национальности евреями. Но и это была бы не проблема, поскольку они были советскими евреями, если бы поляки не покусились на гешефт сионистов. Дело в том, что в немецком концентрационном лагере Освенцим, в котором во время войны в ожидании освобождения Палестины от англичан содержались евреи, работающие на заводах синтетических бензина и каучука, от болезней умерло около 150–170 тысяч человек, но на Нюрнбергском процессе было «установлено», что немцы, дескать, в этом лагере отравили порошком для дезинсекции одежды от вшей 4 млн. евреев. А в целом сионисты списали на немцев 6 млн. «замученных» евреев и организовали на этом деле доходный бизнес, сдирая с Германии денежную «компенсацию» за каждого из этих 6 млн. «отравленных». Бизнес процветает и является очень важным для сионизма: «Без массированной помощи извне государство Израиль нежизнеспособно. Главные источники его финансирования: официальная помощь США, поддержка международного еврейства и немецкие «компенсации». К 1992 г. ФРГ выплатила Израилю (а также еврейским организациям), согласно официальной статистике, 85,4 млрд. нем. марок, действительные же цифры значительно выше. Сюда следует еще причислить немецкие бесплатные поставки разных товаров. Наум Гольдман, многолетний председатель Всемирного еврейского конгресса, в книге «Еврейский парадокс» пишет:
   «Без немецких компенсаций, которые были выплачены в первые 10 лет после основания Израиля, государство не смогло бы развить и половины существующей инфраструктуры: весь железнодорожный парк, все корабли, все электростанции, а также большая часть промышленности – немецкого происхождения».
   А поляки в своей бесцеремонности сняли с мемориального комплекса в Освенциме табличку про 4 млн. замученных евреев и заменили это число на 1,5 млн. Получилось нехорошо: деньги с Германии сионисты берут за 6 млн., а итог с этой польской корректировкой всего 3,5 млн. Но международный сионизм – это не бараны-русские, он полякам наглости прощать не собирается. И за год до выборов в польский Сейм, осенью 2000 г., вся пресса мира стала вопить и стонать о бедных мучениках Едвабне, хотя все знали об этой истории всегда. «Так кто же это убил бедных мучеников в Едвабне?» – скорбно вопили сионисты, оскорбленные тем, что поляки портят им так хорошо построенную коммерцию. «Кайтесь, кайтесь!» – мерно тыкали сионисты польским фейсом в Едвабну. Поскольку у тех, кто сегодня обворовывает Польшу, так же, как и у тех, кто обворовывает Россию, украденные деньги хранятся в западных банках, то спорить им со всемогущим еврейством не приходится. Естественно, что президент Польши Квасьневский кинулся каяться, но польское общество этому категорически воспротивилось.
   22 июня 2001 г. Квасьневский в Едвабне каялся в такой обстановке: «Прекрасная траурная церемония в Едвабне транслировалась по 1-й программе польского TV. Ответное выступление президента Квасьневского, красноречивое отсутствие местных жителей, темные пустые места, где должны находиться наши правые политики, шокирующее отсутствие польских католических епископов. И местный священник, запершийся у себя дома» («Ржечь посполита»). А на последовавших за этим выборах отказавшиеся каяться правые получили шокирующую поддержку избирателей
   Как видите, даже сегодняшние поляки свое право убивать беззащитных считают святым (и польская церковь это подтверждает), а уж в те годы убийство женщин и детей считалось польской доблестью и геройством. Часто встречавшийся нам выше один из фактических правителей Польши министр иностранных дел Ю. Бек хвастался о своих подвигах на Украине в 1918 г.: «В деревнях мы убивали всех поголовно и все сжигали при малейшем подозрении в неискренности. Я собственноручно работал прикладом». Ну какой бы русский мог о таком похвастаться, даже если бы он это и делал? А шляхтичу – запросто!
   Вот небольшая статистика хозяйничанья поляков на Украине в 1920 г. «В оккупированных районах Украины захватчики грабили население, сжигали целые деревни, расстреливали и вешали ни в чем не повинных граждан. Пленных красноармейцев подвергали пыткам и издевательствам. В городе Ровно оккупанты расстреляли более 3 тыс. мирных жителей. Грабеж Украины, прикрывавшийся ссылками на договор с Петлюрой о снабжении польских войск, сопровождался террором и насилием: телесные наказания крестьян при реквизициях, аресты и расстрелы советских служащих в городах, конфискации имущества и еврейские погромы. За отказ населения дать оккупантам продовольствия были полностью сожжены деревни Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка и др. Жителей этих деревень расстреляли из пулеметов. В местечке Тетиево во время еврейского погрома было вырезано 4 тыс. человек. Из-за оперативной важности путей сообщения особенно пострадали местные железнодорожники. Многие из них были арестованы и расстреляны по обвинению в саботаже, а другие – уволены, лишены жилья и имущества.
   Украинские газеты писали о жертвах среди гражданского населения. «В Черкассы 4 мая доставлено 290 раненых из городов и местечек, занятых поляками, – говорилось в одном из сообщений, – женщины и дети. Есть дети в возрасте от года до двух лет… Раны нанесены холодным оружием». Правительства РСФСР и Советской Украины 29 мая 1920 г. обратились к правительствам Англии, Франции, США и Италии со специальной нотой, в которой выражали протест против бесчинств польских захватчиков».
   Но закончим это отступление о моральном уровне польской шляхты и вернемся в сентябрь 1939 г., к вопросу о том, почему у немцев были претензии к польским генералам. Наступая, немцы 3 сентября взяли польские города Быдгощ (бывший немецкий Бромберг) и Шулитце. И увидели, что улицы и площади этого города усеяны трупами немецких женщин и детей (эти польские города были с немецким населением). Как вы помните, 1 сентября поляки все еще считали, что это не война, а всего лишь немецкая демонстрация на границах и что Польша сильна как никогда. Поэтому поляки не стесняясь, как в Едвабне, вырезали немецкое население этих городов. А тут 3 сентября пришли немцы и посмотрели… Может, это и совпадение, но именно 3 сентября Рыдз-Смиглы дал армии приказ удирать в Румынию, а не отходить на линию Нарев – Висла – Сан. Как бы то ни было, но резня в Бромберге и Шулитце (немецкий МИД в начале 1940 г. распространил по миру книгу о ней) не могла не придать резвости польскому правительству в его беге к заветной переправе через Днестр. А немецкие части, без сомнения, пытались поймать какого-нибудь польского генерала, чтобы повесить на ближайшем дереве.
   Однако из фактов, рассмотренных выше, следует еще вывод. Строго говоря, первым случаем военного преступления против мирного населения Второй мировой войны было разрушение испанского города Герника немецкой авиацией. Но Нюрнбергский трибунал начало войны считал с аншлюса Австрии и захвата Чехословакии. И как примеры преступлений против мирного населения на трибунале были приведены расстрелы населения белорусской Хатыни, чешской Лидице, французского Орадура. Это неправильно, нельзя забирать этой славы у поляков. Они не только развязали Вторую мировую войну, но и совершили первое в той войне зверство против мирного населения – вырезали мирное немецкое население Бромберга и Шулитце. Более гитлеровцы, чем сам Гитлер……» (Ю. Мухин. Антироссийская подлость. С. 47–57, 204–208).
   Вот Вам, Владимир Богданович, и иной взгляд на то, кто в Европе в то время был носителем нацизма, основоположником фашизма…
   И кого стоит в первую очередь волочь на виселицу Нюрнбергского трибунала.
3
   Еще раз обращаю внимание читателя – все это происходит открыто на глазах свободного демократического сообщества. Оно признает это вполне правильным и соответствующим духу того момента. Следовательно, понятия морали, которыми так изобилуют страницы всех книг Суворова, начисто отсутствуют для политиков Европы в их классическом виде. Морально все, что выгодно ценителю этой морали.
   Так зачем же тогда, Владимир Богданович, Вы только из Гитлера и Сталина делаете мировых людоедов!? Да потому, что в данном случае эта изложенная в трудах Суворова-Резуна мораль просто выгодна автору.
   Вот выгодно ему написать, что, мол, это сталинские зверюги расстреливали в Катыни под Смоленском польских офицеров…
   И пожалуйста, не моргнув глазом, В.Суворов искренне убеждает в этом нас.
   Вас, Владимир Богданович, в первую лыку должно было насторожить, что признание в катынском расстреле польских офицеров сталинским НКВД официально сделали и М.С.Горбачев, и Б.Н. Ельцин. Уже только этим фактом можно было смело писать реабилитацию Сталину.
   Ну не могут эти два постсоветских политика, дружно умевшие делать только одно общее дело – по очереди разваливать вверенные их оку народы, говорить дружно и в один голос «историческую правду».
   Вам ли не знать, что у нас последующий спешит гадить на предыдущего…
   И буквально во всем… А здесь вдруг такой дружный хор на высшем уровне…
   Не верю!
   Хотя вот к этому дружному хору президентов теперь, после 7 апреля 2010 года, присоединяется и глас Владимира Владимировича Путина.
   Но присоединяется он гораздо более осмотрительно.
   С одной стороны, Путин на совместной пресс-конференции с главой правительства Польши Дональдом Туском прямо заявил, что:
   «Полагаю, это мое личное мнение, что Сталин чувствовал свою личную ответственность за трагедию, связанную с советскопольским военным конфликтом 20-х годов, и совершил этот расстрел, исходя из чувства мести»[6].
   Но, с другой стороны, в этот же день В. Путин признал, что «нет рационального объяснения» тому, почему некоторые пленные были сосланы в сибирские лагеря, а другие расстреляны под Смоленском.
   Более того…, заявляя о своей личной позиции премьер-министра демократической России о якобы возможной мести Сталина польским офицерам за свои полководческие неудачи начала 20-х годов прошлого века, В.В.Путин прямо говорит о том, что документальных подтверждений этой его личной версии такого поведения Иосифа Сталина, на данный момент не существует. То есть, проще говоря, личное мнение Путина не основано на каких-либо документах!
   Чувствуете…, как мечется светлый ум Владимира Владимировича в поисках исторической истины?
   Оно и понятно…, ибо с его же опять-таки слов, произнесенных в Катынском мемориале, событие, которое беспокоит умы многих поколений наших народов, вроде бы совершенно ясное. «Это беспрецедентный случай», – подчеркнул В.В. Путин, ибо «чтобы раскрыть все нюансы трагедии, было вскрыто четыре миллиона документов и переданы польской стороне миллионы листов»; при этом он заверил, что в оставшихся засекреченными документах «нет ничего, что скрывало бы правду о том, что произошло и как».
   Казалось бы…, так в чем же дело?
   Вломите всем клеветникам, утверждающим, что органы НКВД СССР не расстреливали в катынском лесу под Смоленском более 15 тысяч польских офицеров по доброй лагерной десятке, да и окончательно после этого мы все и замиримся с польским народом на законных основаниях!
   Но мой читатель будет уж совсем удивлен, когда узнает, что именно законные судебные следствия по катынскому делу уже предпринимались и им плотно занимались не только сталинскосоветские суды…, но и суды чисто российские, времен истой демократии. О судебном решении в Нюрнберге о невиновности советской стороны я уж совсем молчу…
   И все эти суды пришли к странным выводам!
   Все дело в том – и Владимир Владимирович Путин не может не знать о таком факте, – что Леонид Николаевич Жура, представитель внука Сталина, Евгения Яковлевича Джугашвили, подал в Басманный районный суд города Москвы иск к «Новой газете», 49 % акций которой принадлежат Михаилу Горбачеву и бизнесмену Александру Лебедеву, о признании не соответствующими действительности распространенных на ее страницах сведений о том, что «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков…».
   В ходе судебного разбирательства с 8 по 13 октября 2009 года ответчики и их адвокаты представили копии документов из президентского архива, которые, по мнению ответчиков, должны были доказать соответствие действительности их утверждений.
   В свою очередь истцы в Басманном суде представили суду анализ этих документов и показали, что эти документы имеют не менее 43 криминалистических, исторических и делопроизводственных признаков подделки.
   Вот, к примеру, всего 4 признака подделки из этих 43.
   1. Криминалистическая экспертиза показала, что первые три страницы «письма Берия» № 794/б от неизвестного числа марта 1940 года напечатаны не на той пишущей машинке, на которой напечатана четвертая страница. Четвертая страница напечатана на пишущей машинке, использовавшейся для подготовки других, заведомо подлинных писем Берия, а первые три страницы – на машинке, шрифты которой не выявлены ни в одном из пятнадцати найденных в архивах и исследованных к сегодняшнему дню
   2. писем Берия за период с декабря 1939 по сентябрь 1940 г. То есть фабрикаторы взяли в архиве подлинное письмо Берия № 794/б от 29 февраля 1940 г. с предложением осудить поляков Особым совещанием при НКВД (ОС) к различным срокам заключения в трудовых лагерях, затем уничтожили первые страницы и вместо них отпечатали три новые, переделав их так, как будто Берия предлагал пленных расстрелять. После чего приложили к этим трем подделкам четвертую, подлинную страницу, в которой Берия предлагал количественный («тройка») и персональный (Берия, Меркулов, Баштаков) состав Особого совещания.
   2. Документы противоречат известным и открытым в те годы фактам.
   В представленных в Басманный суд документах «закрытого пакета» № 1, якобы хранившегося в архиве со времен Сталина, говорится о создании некой «специальной тройки НКВД», которая якобы приговорила поляков к расстрелу. Однако в массиве остальных, действительно подлинных архивных документов того периода нет ни малейших упоминаний ни об учрежденной, согласно указанным документам, «тройки», ни о том, что вообще какие-либо поляки в 1940 г. расстреливались в СССР во внесудебном порядке.
   Мало этого, в обнародованном в те годы Постановлении от 17 ноября 1938 г. Совета народных комиссаров СССР (правительства Советского Союза) и ЦК ВКП(б) (органа руководства партией) было приказано: «Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции. Впредь все дела в точном соответствии с действующим законодательством о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР».
   3. «Письмо Берия» № 794/Б является подложным из-за элементарного несоответствия своих главных атрибутов – даты и номера. Согласно официальной регистрации, Сталину из НКВД была направлено письмо № 794/б от 29 февраля 1940 г., а в архиве якобы найдено совсем другое письмо с этим же номером – № 794/Б от неизвестного числа, но уже марта 1940 года.
   4. «Выписка из протокола Политбюро» о якобы расстреле поляков подписана Сталиным, но адресована Шелепину и датирована 27 февраля 1959 года. Исходя из этой «выписки» получается, что Сталин в 1959 году встал из гроба и явился на заседание Политбюро[7].
   Так что наш премьер-министр к 7 апреля 2010 года, будучи в Катынском мемориале на встрече со своим коллегой Дональдом Туском, не мог не знать, что в результате разбора этого иска Басманный суд (уж казалось бы… ведь выше авторитета в нашей стране сейчас НЕТ…!!! чуть какое сложное дело, претендующее на реакцию в масштабах всей страны…, так с ним идут именно в этот суд)… не признал утверждение о расстреле поляков ссср сведениями, соответствие действительности которых можно проверить.
   То есть не только представленные ответчиками от «Новой газеты» в суд документы о вине Сталина и членов Политбюро ВКП(б) оказались явно неубедительными, но совершенно очевидно, что по такому принципиальному вопросу и все четыре миллиона документов, переданных польской стороне, явно своим содержанием не потянули на то, чтобы ответчик от «Новой газеты» спас лицо Михаила Горбачева ровно шесть месяцев назад…
   А вместе с его лицом…, и лица всех тех, кто продолжает упорно прятать правду истории взаимоотношений между российским и польским народом за теперь, …вот как вариант – параноидальным стремлением к мести за несостоявшиеся полководческие таланты тов. Сталина самим тов. Сталиным, выразившимся в людоедском расстреле польских офицеров спустя 20 лет после полководческой неудачи усатого диктатора.
   В итоге суд вынес соломоново решение как для истцов, так и ответчиков, по-отечески заявив, что автор «Новой газеты», обвиняющий в убийстве поляков СССР, всего-навсего «осуществил свободу выражения мнения посредством газетной публикации, что отражает существенную роль прессы в обеспечении надлежащего функционирования демократического общества»[8].
   Вот, видимо, зная о том, что в нынешней РФ со справедливым в разбирательствах Басманным судом г. Москвы за клевету на имя Сталина можно быть вполне приглашенным на судебное разбирательство, В.В.Путин и предпочел 7 апреля 2010 года вышеперечисленную безопасную словесную эквилибристику…
   Оно так спокойнее…
   Однако у нас в Бристоле наш тезка – Владимир Богданович явно до сих пор неспокоен.
   Посему, позвольте, я вернусь к «разбору полетов» c ним.
   А вот скажи я Суворову обратное в своем электронном письме его устоявшимся представлениям о кровавой руке коммунизма в мире – так получил бы в зад то же, что и с убийством законно избранного президента США Кеннеди, которого завалили сразу с четырех стволов, а свалили все на одинокого «коммуняку» Освальда!
   Уж потому, что его жена русская, он должен быть виновен.
   И в примере с Освальдом я было робко намекнул, что, мол, смотрите, товарищ Суворов, – вот Вам классический пример западной морали. Виновен – потому что коммунист!
   А в ответ с сайта В. Суворова: «…А докажите, что это не так!»
   Меня аж оторопь взяла.
   Вроде кино по всему миру прокрутили, в котором пули мотают тело бедного президента во все стороны, понятное дело – палят со всех сторон!
   Даже именитый Оливер Стоун целый художественный фильм «JFK» отснял с патриотичным призывом: раскрой глаза, Америка, на свою историю!
   Вроде с начала 90-х сидит в американской тюрьме непосредственный стрелок того расстрела – Джеймс Файлс.
   И не коммунист он вовсе, а 100 %-ный американец, который их ненавидит.
   И сидит он, конечно, не за этот расстрел, а за убийство полицейского.
   Так он в видеокамеру следователя рассказал все в деталях… Как ему это поручили, как он получил ствол, как он этот ствол и с кем, и где в Далласе пристрелял, как выбрал место за заборчиком, какие документы для отхода имел, как и откуда палили его соседи-подельники.
   И самое главное – этот сиделец, чудом выживший после всей кровавой истории забоя свидетелей этой американской драмы, искренне считает себя абсолютным героем Америки…
   Мол, выполнил приказ! А что еще для военного человека святее…
   А в тюрьме «Терминал Айленд» Джонни Розелли, еще один стрелок-подстраховщик и также посаженый за другие проделки, рассказывал, что именно он «сделал главный выстрел». Но из водосточного люка на улице прямо по ходу движения президентского кортежа. В 1976 году Джонни Розелли вышел из тюрьмы и пропал. Вот ему повезло меньше. Через некоторое время его обезображенное тело нашли в нефтяном резервуаре.
   Но на лавры удачного стрелка претендует и еще один кандидат.
   Картину уточняет Уильям Купер. Он убежден, что смертельным был вовсе не тот выстрел, который якобы сделал Освальд с шестого этажа книжного склада, а выстрел личного шофера президента Уильяма Гриира. «Я, – заявляет бывший офицер военноморской разведки Купер, – уверен, что в убийстве президента Кеннеди замешана разведка ВМС США. Это был агент секретной службы, сидевший за рулем президентского лимузина и выстреливший Кеннеди в голову».
   Откуда эта уверенность?
   Проезд Джона Кеннеди по городу снимали не только профессионалы, но и любители. ЦРУ сделало все возможное, чтобы изъять эти пленки. Позднее в фильмах, которые широко демонстрировались по всему миру, по словам Купера, момент, когда шофер с оружием в руке оборачивается и стреляет в голову президента, устранен ретушью. Знаменитому своими семнадцатью мировыми рекордами пилоту ВВС США Джону Лиру, также проводившему частное расследование, удалось обнаружить три подлинных фильма, в том числе и японских. Компьютерный анализ доказал не только достоверность этих пленок, но и позволил хорошо разглядеть водителя президентской машины, стрелявшего в своего шефа левой рукой через правое плечо, и даже определить тип и калибр оружия. Это было устройство, специально разработанное ЦРУ для подобных акций. Один из этих фильмов был показан 21 ноября 1993 года по американскому телевидению (канал 8TL). Несколько раз оригиналы любительских кинопленок выдавало в эфир и японское телевидение.
   Эта «версия Купера» на tzone.kulichki.com/articles/other/ kennedi.html уже дана кандидатом технических наук, полковником Виталием Шелеповым.
   Да Вы, Владимир Богданович, и не такое в Сети найдете.
   Но нет ни одного исследователя, кто бы повторил официальную версию комиссии Уоррена об одиночке-фанатике.
   А в 2009 году модератору сайта В. Суворова все еще надо доказывать, что в США могут коллективно расстрелять без суда и следствия законно избранного президента. И коллектив этот будет не коммунистическим. Кстати, раз уж речь об американцах. … Вот Вам еще пример морали, но уже американского розлива. Речь сейчас пойдет о не менее слезливой судьбе трех стран Балтии. Да и о судьбе той же Польши кстати…
   И делается это следующим образом…

   В период с 28 ноября по 1 декабря 1943 года в Тегеране состоялась конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании. Основным вопросом конференции был вопрос о послевоенной судьбе Германии. Вот цитата из стенограммы беседы Сталина и Рузвельта, состоявшейся под занавес конференции, 1 декабря 1943 года в 15 часов 20 минут:

   Рузвельт. В Соединенных Штатах может быть поднят вопрос о включении прибалтийских республик в Советский Союз, и я полагаю, что мировое общественное мнение сочтет желательным, чтобы когда-нибудь в будущем каким-то образом было выражено мнение народов этих республик по этому вопросу. Поэтому я надеюсь, что маршал Сталин примет во внимание это пожелание. У меня лично нет никаких сомнений в том, что народы этих стран будут голосовать за присоединение к Советскому Союзу так же дружно, как они сделали это в 1940 году.
   Сталин. Литва, Эстония и Латвия не имели автономии до революции в России. Царь был тогда в союзе с Соединенными Штатами и с Англией, и никто не ставил вопроса о выводе этих стран из состава России. Почему этот вопрос ставится теперь?
   Рузвельт. Дело в том, что общественное мнение не знает истории. Я хотел бы поговорить с маршалом Сталиным о внутреннем положении в Соединенных Штатах. В будущем году в Соединенных Штатах предстоят выборы. Я не желаю выдвигать свою кандидатуру, но если война продолжится, то я, может быть, буду вынужден это сделать. В Америке имеется шесть-семь миллионов граждан польского происхождения, и поэтому я, будучи практичным человеком, не хотел бы потерять их голоса. Я согласен с маршалом Сталиным в том, что мы должны восстановить польское государство, и лично я не имею возражений, чтобы границы Польши были передвинуты с востока на запад – вплоть до Одера, но по политическим соображениям я не могу участвовать в настоящее время в решении этого вопроса. Я разделяю идеи маршала Сталина, я надеюсь, что он поймет, почему я не могу публично участвовать в решении этого вопроса здесь, в Тегеране, или даже весной будущего года.
   Сталин. После разъяснения Рузвельта я это понимаю.
   Рузвельт. В Соединенных Штатах имеется также некоторое количество литовцев, латышей и эстонцев. Я знаю, что Литва, Латвия и Эстония и в прошлом, и совсем недавно составляли часть Советского Союза, и, когда русские армии вновь войдут в эти республики, я не стану воевать из-за этого с Советским Союзом. Но общественное мнение может потребовать проведения там плебисцита.
   Сталин. Что касается волеизъявления народов Литвы, Латвии и Эстонии, то у нас будет немало случаев дать народам этих республик возможность выразить свою волю. Это, конечно, не означает, что плебисцит в этих республиках должен проходить под какой-либо формой международного контроля.
   Рузвельт. Конечно, нет. Было бы полезно заявить в соответствующий момент о том, что в свое время в этих республиках состоятся выборы.
   Сталин. Конечно, это можно будет сделать. Я хотел бы знать, решен ли окончательно вопрос об отъезде завтра?
   Рузвельт. Мне сообщили, что завтра будет благоприятная погода.

   Документ был опубликован еще в начале 60-х годов прошлого века и никогда не был оспорен ни Сенатом, ни Конгрессом США.
   Про пакт Молотова – Риббентропа знают все.
   Про пакт Сталина – Рузвельта предпочитают не вспоминать. Особенной забывчивостью страдают США и страны Балтии. Оно и понятно. Ведь с людоедом Сталиным здесь торгуется не людоед Гитлер, а весьма приличное лицо – президент США…
   Пакт Молотова – Риббентропа действовал полтора года, пакт Сталина – Рузвельта – сорок шесть лет! И о последнем – ни гу-гу… Зато вот в сентябре 2008 года вдруг засуетились. Пример РФ времен Ельцина относительно Катыни, видимо, обнадежил. Но надо и помнить старую пословицу: «жадность фраера погубит». Эта «жадность» и заставила досужих работяг из СМИ поднять стенограммы и сдать в тираж всю эту картину 1943 года. Ибо как только кто-то и где-то говорит НИКОГДА – сие очень хочется проверить. Чтите мудрость. Не говорите никогда НИКОГДА…

   Но тормозить американцы не стали. И началось все видимо с этой декларации:
   Конгресс просит президента США и госсекретаря США призвать правительство Российской Федерации признать, что советская оккупация Латвии, Эстонии и Литвы в соответствии с пактом Молотова – Риббентропа в течение последующих 51 года была незаконной.
   Дословно: «США никогда не признавали эту незаконную и насильственную оккупацию, и последующие президенты США сохраняли не прерывавшиеся дипломатические отношения с этими странами в течение всей советской оккупации, никогда не признавая их в качестве советских республик».
   То есть ну не с СССР, так с постСССРовской России ответ-покаяние стребуем! Мы же борцы… или не борцы?.. за свободу и права человека на всей Земле.
   Вот Вам, Резун-Суворов, все варианты нормальной морали политиков всех наций и цветов…
   Прошу. На выбор…
   Ну да… понимаю Владимира Богдановича. Живет-то он ноне в Англии. В самой правовой стране капитала. Хотя он эту страну считает страной «мякенького» социализма. Меня это очень тронуло… Еще бы добавил «жиденького». Посему если для него где-то и что-то случается иное, то это совершенно нетипично, просто потому, что «невесту украли в соседнем районе». Поэтому у Резуна-Суворова и такие модераторы…
   Так вот, коллега, ежели читаете эти строки – знайте, что и в этом Вашем убеждении по Катыни у Вас, Владимир Богданович, есть тот же очень серьезный оппонент. Это Юрий Игнатьевич Мухин. Вот зайдите в Сеть… Наберите в поисковике его фамилию. И обнаружите, что еще 14 лет назад, в 1995 году, он специально для сомневающихся опубликовал книгу «Катынский детектив». Вот там все доказательства и найдете. Кто в катынском лесу расстрелял почти 15 тысяч поляков. И самое главное – когда… Думаю, это Вам будет интереснее судьбы и обстоятельств смерти 35-го президента США. Впрочем, я не думаю, что это поменяет Ваше мнение о том, что СССР – страна-палач.
   Слишком хорошо понял суть Ваших работ Ваш коллега – Владимир Буковский.
   Да и, судя по последним Вашим работам 2008 года, Вы прекрасно знаете труды Ю.И. Мухина.
   Только вот аргументов у всегда готового к бою Суворова, кроме как «всякие там Мухины….», не нашлось. Ну не увидел я Вашего желания возразить Мухину конкретно…
   Видимо, нечем…
4
   Есть и другая дата – 13 июня 1941 года.
   И здесь Суворов безупречен как логик разбора исторических фактов.
   Медленно, но верно к началу 1941 года на западных границах СССР было расположено 12 советских армий из 17 образованных.
   Подготовлены и сформированы к лету 1941 года еще 11 армий.
   Из них только одна пополнила пять дальневосточных, доведя блокирование японской угрозы до шести дальневосточных армий. А вот десять армий второго эшелона пополнения были двинуты к западным границам с Германией 13 июня 1941 года.
   Одна только 9-я армия чего стоила! Она по плану формирования имела 20 дивизий, т. е. более полумиллиона солдат и офицеров, которые к тому же имеют дополнительную поддержку семи механизированных корпусов и двух авиадивизий. Чтобы понять эту махину только одной советской армии, достаточно сказать, что ее танковая поддержка могла бы составить более 3300 танков.
   Весь вермахт Гитлера начал Вторую мировую войну с 3700 танками.
   А тут у Сталина только в одной армии из 22 запланированных на западной границе их практически столько же, как и у всего рейха.
   И появилась эта армия-махина территориально на границе союзницы Германии – Румынии.
   Этот исторический факт – по словам самого В.Суворова – произвел на него ошеломляющее впечатление. Самая мощная армия СССР – и стоит не на прямой границе с Германией! А вот, мол, все до этого было логично в доказательных рассуждениях Владимира Богдановича. Неужели сбой в его сверхтщательной теории о СССР как стране-агрессоре?
   Ну не Румыния же для СССР предмет агрессии!
   Но нет, не беспокойтесь. Сбоя не будет.

   Вот после этой даты, 13 июня, т. е. за неполных десять дней до начала агрессии Гитлера против СССР, Сталин уже ничего не мог предпринять для изменения и хода, и итогов Второй мировой войны. Он окончательно тронул всю свою невероятную военную мощь и дал ей движение к западным границам. Именно с этого момента мы и получим катастрофу первого года войны против Германии.
   Именно в силу общего тактического замысла – вести грядущую войну не на территории СССР, а за ее пределами – наше верховное военное руководство двинуло вплотную к границе всю свою авиацию на расстояние вплоть до 2 км, расположило на полевых аэродромах подскока практически весь основной 10тысячный запас своих боевых самолетов, придвинуло, не разгружая из эшелонов, до 1 млн. тонн боеприпасов, сконцентрировало в прифронтовой полосе более 100 тысяч единиц орудий и минометов.
   В ближайших к западной границе железнодорожных узлах и перегонах скопилось около 8,5 тысяч 62-тонных железнодорожных цистерн с горючим.
   К началу июля в прифронтовой зоне западных границ скопилось на ключевых транспортных узлах 47 000 вагонов с воинскими грузами.
   В этом гигантском сталинском стратегическом замахе, который мог бы хоть как-то улечься в управляемый военный процесс не ранее чем через месяц, к середине июля 1941 года, реальность боевых действий с немцами была ужасной.
   Один знаменитый пример 16-й армии генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина чего стоит. Пока Михаил Федорович как командарм вел свои передовые полки против немцев в бой под Шепетовкой, штаб его армии еще только грузился в вагоны в Забайкалье.
   Нет ничего уязвимей в военном деле, как состояние перемещения… Когда и не бомбят твои передислоцируемые части – и то сердце полководцев болит. А если представить себе воинские эшелоны с автотранспортом – «передние колеса в борт впереди стоящих», а массивы танков на железнодорожных платформах, когда их некому сгрузить… да и нечем, и не на что.
   Это вам не в Гражданскую – пару досок в чистом поле к теплушке накинуть…и выгружай хоть всю Конармию Буденного… Да что там танки на платформах… Даже когда они в колоннах, опершись гусеницами на матушку-землю, идут к местам развертывания в боевой атакующий строй… Они ох как уязвимы!
   Мы это Манштейну и отборным немецким дивизиям от «Лейб-штандарт Адольф Гитлер» до 5-й танковой СС «Викинг» под Курском прекрасно показали.
   Наши штурмовики Ил-2 с особым удовольствием засыпали их бомбовым горохом ПТАБ-2.5–1.5…
   И думать, и выцеливать ничего не надо.
   Танки на марше… в колоннах
   Прожигай крыши их башен десятками… с помощью невероятно талантливой бронебойной начиночки инженера 3-го ранга Е.Г. Ледина в не менее талантливо облаченном изделии конструктора И.А. Ларионова.
   И всех делов…
   Сыпь эту странную аббревиатуру ПТАБ-2.5–1.5 со штатной высоты в 70 метров…
   Это уж потом до немцев дойдет, что больше двух танков в чистом поле лучше не собираться…
   А в тот момент весь дьявольский замысел фюрера, вся его надежда лета 1943-го – пробить сталинскую оборону танковым тараном cверхсовременных и сверхсекретных «тигров» и «пантер», завернутых в лобовую броню аж до 100 мм, – пошел коту под хвост!

   …Если Сталин и имел последний шанс поправить свое решение от 13 июня 1941 года, то он поневоле должен был быть настоящим провидцем. То есть предвосхитить то, что с ним сделал Гитлер 22 июня.
   Для этого Иосифу Виссарионовичу нужно было плюнуть на красивую теорию о барашках и моторном масле начальника Разведуправления ГШ тов. Голикова, изо всех сил напрягать руководителя МИД тов. Молотова и мастера нестандартных дебютных начал тов. Старинова и вместе думать над тем, что сказать последующим историкам о внезапной военной превентивной атаке на своего партнера по Московскому пакту.
   И начинать точно такую же, но превентивно-встречную агрессию ранним летним воскресным утром 8 июня 1941 года – подставу cуворовского рожна. В этот момент начала июня 1941 года германская военная машина зеркально повторяла все те действия, которые начнет делать советская машина двумя неделями позже. Немецкие войска также тихо, тайно и массово начали выдвигаться к советским границам.

   Все на марше…
   Орудия в одном эшелоне…
   Cнаряды в другом…
   Батальоны разгружаются там, где нет штабов, а штабы там, где нет их батальонов.
   Связи между частями тоже нет…, ибо в эфире полная радиотишина.
   Те же массы запасов боеприпасов, толпе железнодорожных вагонов с вооружениями и техникой на транспортных узлах у границ…
   Та же скученная дислокация истребительных авиагрупп первого удара непосредственной близости…
   Те же изготовившиеся бомберы люфтваффе – Ju-87/88, He-111 – не далее 50 км от советского потенциального фронта…
   Все до боли знакомо… Все один к одному… Только вот сталинского рожна мы в тот момент начала июня не увидим….
   Историческая калиточка возможностей для нашей страны сохранить свои 26 миллионов жизней, а для всего мира планеты Земля 56 миллионов его граждан – тихо захлопнулась…

   Самое главное – все штабы воинских подразделений, изготовившихся к главной атаке на Запад, имели только один вариант действий по боевой тревоге – наступательный… И к тому же исключительно используя территорию вероятного противника.
   С 13 июня Рубикон был перейден. Остановить движение военного маховика было уже невозможно. В лесах на западной границе СССР к этому времени уже дислоцировано около 60 дивизий. С данного дня к ним вплотную из глубины максимум недельного броска скрытно двинулись еще 110 дивизий. И в этот же день приведены в движение в том же направлении западных границ, от Балтики до Черного моря, и с глубины подскока максимум десяти – пятнадцати дней все дивизии второго стратегического эшелона СССР в количестве до 77 дивизий.
   Ничего подобного в разовом перемещении войск мировая военная история еще не знала. Повторяю: вся эта военная масса на 2/3 к моменту 22 июня находится в движении, перестроении и дислоцировании к новым местам…
   И в штабных пакетах с литерой «М» – ни слова о вероятности хотя бы суточного нахождения в состоянии обороны.

   Задача одна и на всех… ТОЛЬКО ВПЕРЕД!
   После того, как Сталин даст приказ!
   В такой сверхуязвимый тактический момент гигантского маневра на русского медведя невероятной силы нужно только было ловко и неожиданно, как это уже заметил В. Суворов, подставить рожон.
   И СССР на него сел 22 июня. Разумеется, история не дала нам никакого другого шанса именно после этого 13 числа… Рассчитывать, что ты перехитришь противника, когда ты ТАК все выставил на карту, все до нитки – НЕРЕАЛЬНО.
   Это подтвердит любой опытный карточный игрок. А государственная политика – помудрее картежной игры. И Сталин в ней был исключительно мудр.
   То есть все эти военные приготовления без какой либо страховки, без плана возможной обороны, без вариантов хотя бы подрыва заранее разминированных мостов по всей границе, без возможности зацепиться за прекрасную и непробиваемую в белорусских лесах Линию обороны Сталина, которая была к тому времени не взорвана, а как максимум демонтирована в вооружении и запасами, без хотя бы части отведенной авиации и наличия в железе разработанного нами мощного оружия обороны (один только не пошедший в серию стратегический бомбардировщик ТБ-7 чего стоит) были чистой авантюрой.
   Все эти настырные колоссальные военные усилия Сталина после 13 июня 1941 года делают его однозначно ответственным перед своим народом. И не стоит тут В. Суворову посвящать целых две книги – «Тень Победы» и «Беру свои слова обратно» – в желании показать, что, мол, пусть и не гениальный Жуков, но он здесь своими зашоренными полководческими мозгами тоже за это ответственен.
   Вот уверен – Генштаб РККА сработал на пять с плюсом, если исходить из того, что мы должны были начать освободительный поход в Европу от поработившего его немецкого сапога! Продумано все до мелочей!
   Разве не так, Владимир Богданович?
   А вот как сделать так, чтобы, замахиваясь, не раскрыть при этом свою грудь для встречного удара, вот за это отвечает только Ваша голова. А головой той был исключительно Иосиф Сталин.
   Разве не так, Владимир Богданович? Вы же в собственной главе 5 недавнего труда «Беру свои слова обратно» перебрали судьбы и характеристики почти всех членов ЦК партии советских коммунистов, надавали всем пинков…, ну, из Бристоля это, пожалуй, уже можно, и Вы не нашли никого, кто бы мог быть «мозгом армии». Никого, кроме «глупого Сталина». И это Ваш вывод – не мой.
   Итак, это было чисто политическое решение, которое не могло принимать во внимание никаких жуковских доводов, даже если бы они были… Это решение именно лидера страны. И даже начальник Генштаба мог только талантливо его развивать, но никак не талантливо ему противиться… Ну а после войны Жуков в своих мемуарах изворачивался как мог. Тут он на Вас и нарвался. Сталинский нарком обороны Тимошенко оказался много мудрее. Молчание – золото…
   При таком одновариантном плане начала похода СССР на Запад – 22 июня было моей стране обеспечено. И не важна тут задним числом игра в даты. Это могло быть и 6 июля 1941 года. Все равно – Гитлер при именно таком замахе Сталина самой судьбою был обречен опередить его в ударе. Хоть на сутки, но опередить.
   А далее… смотрите любые учебники истории – хоть наши, хоть американские…
   А вот то, что Сталин прекрасно понимал потом степень этой своей вины такого безальтернативного замаха – вот здесь я полностью с Владимиром Богдановичем согласен! Посему и Парад Победы прошел без сталинского его приема.
   И День Победы – 9 мая – святой для нас ныне праздник в России – просто не мог быть торжественным днем, пока Сталин был жив. Cталин очень хорошо помнил беспримерный московский ливень Парада Победы 24 июня 1945 года. Этого плача Небес по многомиллионным жертвам нашего народа ему хватило на весь остаток его жизни. Более парадов при Сталине уже не было…

   Смею утверждать, что сама по себе война Сталину была не нужна. Ему нужен был как минимум европейский экономический простор для решения чисто экономических задач развития его страны. Экономическая победа во всей Европе как минимум.
   В противном случае В. Суворов претендует быть умнее Сталина, задавая торжествующий вопрос: «Советский Союз победил во Второй мировой войне, но почему-то исчез с глобуса. И я спрашиваю: а где же это великое победоносное государство? Куда оно провалилось? Германия проиграла войну, но мы ее видим: вот она – величайшая сила современной Европы, у ворот которой мы попрошайничаем. А где же великий, могучий, несокрушимый Советский Союз? Германия проиграла, но она есть. Советский Союз победил, но его нет. Кому нужна такая победа?»[9]

   Все верно, Владимир Богданович! Вот это ВОПРОС! По мне, этот вопрос посильнее центрального вопроса главы 26 Вашего «Ледокола».
   Именно такого исхода в дальнейшей истории СССР и ожидал Сталин. Он прекрасно понимал неизбежность развала СССР, если не заполучить для начала экономических рычагов воздействия на принципы экономического устройства как минимум европейских соседей СССР. Чтобы раз и навсегда отучить лидеров США, Англии, Германии, Японии от самой мысли о том, что экономический вариант движения в мировой истории, выбранный СССР, можно пытаться душить силой его соседей.
   Спасибо Вам, Суворов, за то, что предусмотрительно не даете однозначную оценку того, какие страны были «раковой опухолью» человечества. «Коммунисты считали себя здоровым организмом, а все нормальные государства – раковой опухолью, которую предстоит пересилить… Не буду спорить, кто из них был здоровым телом, а кто опухолью, но существовать рядом они не могли. Прав был товарищ Ленин: либо одно, либо другое»[10].

   Мудрые это Ваши слова, Владимир Богданович! Пожалуй, в один ряд можно поставить только Ваши же главы 11 и 12: «Как я воевал с марсианами» и «Кто проиграл войну в Финляндии?» («Последняя Республика»). Посему дело не в свободном мире, рядом с которым существовать Советский Союз не мог. Дело в том, что вот сам принцип существования, а не развития его страны был Сталину как коммунисту неприемлем.
   Поэтому-то я и взялся довести логически до конца невольную догадку В. Суворова: «…Корни последующего исторического крушения СССР лежат в победоносном походе Жукова в Бессарабию и Северную Буковину летом 1940 года»[11]. Однако мне же думается, что как раз если бы этот поход был бы победоносным, то исторического крушения СССР и не произошло бы…
   Позвольте мне подробнее сие мое утверждение развить ниже и отдельно.
5
   Нам можно было после подставленного 22 июня немецкого рожна только подсчитывать невероятные потери. Потери – несовместимые с жизнью любого государства. За первый год войны с немцами мы разом потеряли всю кадровую Красную Армию – 5,5 млн. солдат и офицеров. Далее мы могли воевать только своими резервистами и новобранцами.
   На оставленной к лету 1942 года советской территории в распоряжении Гитлера осталось более 60 млн. человек. Если сюда прибавить потери Красной Армии, ее военнопленных – то это превысит 70 млн. человек. Это почти 40 % людских потерь для СССР!
   Я не говорю уж о потери экономической базы ежегодного производства 800 млн. пудов хлеба, 10 млн. тонн металла, а потеря Донбасса, Харькова, Запорожья, Днепропетровска начисто нас лишала именно военной производственной базы для танко-, авиа– и судостроения. Какая страна это может выдержать? Чей народ способен после этого продолжать воевать?!
   Для справки: польская армия и руководство страны сложили к ногам немцев своего белоснежного орла на красном фоне ровно за две недели боев. Потеряно при этом поляками 60 тысяч человек – 5 % от численности не всего населения, а только более чем миллионной польской армии. И все – Польша сдалась.
   Французская армия и руководство страны сложили к немецким сапогам свой великий триколор времен Третьей республики и наследия Бонапарта ровно через месяц боев. И это имея грандиозную линию обороны Мажино в 400 км, от Ла-Манша до гор Швейцарии. Более чем двухмиллионная армия французов успела потерять 100 тысяч своих солдат. Это менее 5 % численности армии… И все – Франция сдалась.
   Даже немцы, которые прекрасно понимали, что сделают с ними русские после тех зверств, что творили фашисты на нашей территории, подписали капитуляцию перед нами, имея 7 миллионов людских потерь из 80-миллионного своего населения. Этих менее 10 процентов общих потерь было достаточно, чтобы пересилить весь ужас перед возможностью появления в Берлине восставших из пепла красноармейцев.
   А мы продолжали сражаться с немцами при 40 % потерь и ПОБЕДИЛИ их! Как же можно объяснить этот героизм?! Ведь вроде тома и тома исписаны и у нас, и на Западе об ужасах сталинского государства, о работе органов безопасности, о сети гулаговских лагерей, о репрессиях, пытках и расстрелах!
   А тут более чем каждый третий из всех живущих в СССР уже через год войны отсутствует, вся Красная Армия поголовно выбита, все 20 тысяч танков и все 10 тысяч самолетов потеряны и пожжены… Фашисты в Химках видят в свои полевые бинокли звезды Кремля, а мы все продолжаем биться и верить в Победу!
   Тут одними заградотрядами НКВД дела Победы не решишь. Это за что же мы бьемся – за ГУЛАГ, за расстрелы невинных и репрессии заблудших?! За голодомор, раскрученный опосля на всю катушку фантазией Виктора Ющенко, за кровавое раскулачивание?! Да разбежались бы наши солдатики или, что вернее, постреляли бы своих красноперых командиров… Волоком бы свели их всех, вместе со Сталиным, к ногам гитлеровских маршалов, коли это было бы так!
   Уж совсем смешно звучат размышлизмы-утверждения современных знатоков истории советского народа: мол, да в гробу видели наши солдатики этот коммунизм… Эту поганую идею. «За Родину!» они бились насмерть (вот только в этом месте стыдливо опускают – «За Сталина!»). За свой родной дом, за хату и жизнь своей семьи…

   Вот удивительный Вы человек, Владимир Богданович!
   В интервью «Радио Свобода» 21 мая 2009 года в Вашем эфирном присутствии Александр Минкин горделиво приводит цитату от секретаря Тульского обкома партии:
   «…У меня был случай. Я разговаривал с первым секретарем обкома Тулы в Тульской области. Это был 1981 год, еще при Брежневе. Он в откровенном разговоре (он воевал) сказал: «Да, вот ни разу за три года мы не поднимались в атаку за Родину, за Сталина.
   Матом – да, а вот за Родину, за Сталина – нет!» Это мне сказал не кто-то, не диссидент – первый секретарь обкома партии!..»
   Ну, думаю, сейчас нашего Резуна прорвет… Он же коммунистов на дух не переваривает! Думаю, сейчас он Минкину врежет – типа, ты брат с дуба упал – секретарю брежневского обкома верить… Ан нет, отмолчался Владимир Богданович!
   Дело-то на «Радио Свобода» было важное… Совместно отбиваться от «президентского наезда» на фальсификаторов истории России. Посему тут не до Минкина с его обкомом… Поэтому Резун и сглотнул минкинско-обкомовское отрицание борьбы наших солдатиков с фашистом не только «За Сталина!», но уже на основе обкомовских воспоминаний мы и «За Родину!» не бились. Так – ради мата!..
   Однако позвольте, господа-краеведы, Вам возразить по существу…
   Как раз в понятии – «за дом, за жизнь своей семьи» – и не надо было с белокурыми немецкими бестиями биться. Вот смотрите на французов, на поляков. Они это хорошо понимали. Посему и не жгли их деревень, и не насиловали их жен, и в рабство их трудовое никуда не гнали. Как видим, и Париж, и Варшаву даже не бомбили… Целехонькие стояли… Да что там они – девственно нетронутыми остались и Копенгаген, и Брюссель, и Осло, и Амстердам с Гаагой, и Прага, и Вена, и Будапешт, и даже Лондон, пусть и не совсем девственный…
   Но когда туда прилетел Рудольф Гесс – человек № 2 в иерархии национал-социалистической партии Германии – в мае 1941 года дела британских демократов стали налаживаться…
   Однако сей прилет не мог спасти Лондон позже от знаменитых немецких Фау-2 Вернера фон Брауна, в тонну веса взрывчатого вещества каждая и дальностью полета аж в 350 километров.
   Но это все стали кидать в британцев лишь после сентября 1944 года, в предчувствии агонии «Великого рейха» и после демарша бриттов с янки на берегах Нормандии в скромной попытке заявить себя в войне с нацизмом на суше – в Арденнах и под Страсбургом.
   Да и спрашивается, если зимой 1941 года Москву отстояли сибирские дивизии, а их дома и семьи точно были за 3–5 тысяч километров от того поля боя, где сибиряки лили свою кровь, – что же гнало этих ребят под немецкие бомбы и пули?
   В. Суворов в «Ледоколе» блестяще показал кадровый состав 77 дивизий Второго стратегического эшелона Красной Армии.
   Это черные бушлаты даже не переодетых в полевую форму нашей армии зеков. Эти-то, измордованные сталинским НКВД, за что полезли на смерть и грудь свою под немецкие пули подставлять?
   Вот не с руки Вам, Владимир Богданович, это анализировать! Спасибо, что честно показываете то, как шли на смерть зэка Васильевы и зэка Петровы…
   Меня потрясло величие мужества комкора 63-го стрелкового «черного корпуса» Л.Г. Петровского. Человек, который в 18 лет уже командовал полком, в 35 лет был замом командующего Московским военным округом, роль и значение которого объяснять излишне. С этой должности его и забрали до войны органы НКВД. Но забрали не до конца…
   Уже в пекле 1941 года он получает воинское звание генерал-лейтенанта и должность командарма 21-й армии. Присланный за ним самолет должен везти его к этой должности, а он сажает в него вместо себя раненых бойцов своего родного 63-го черного корпуса и сам возвращается его выводить из окружения. И ведь вывел! А ведь мог припомнить Сталину унижения Лубянки… И вывести всю братву к немцам. То есть начать дело Власова много раньше.
   Хотя, со слов того же В. Суворова, Андрея Андреевича Власова, лучшего командарма 1941 года, блистательно оборонявшего своей 37-й армией Киевский УР в июле – августе, грудью закрывавшего в ноябре – декабре Москву своей 20-й армией, просто сдали в плен 12 июля 1942 года жители деревни Туховежки Ленинградской области. Вот вверенную ему Жуковым для спасения из безнадежного положения окружения 2-ю армию Западного фронта Власов спасти уже не мог. Бойцы 2-й армии просто вымерли от истощения и голода[12].
   А вот Л.Г. Петровский, отправив присланный за ним самолет без себя, но с ранеными бойцами, полез выводить из окружения еще одну окруженную дивизию – 154-ю комбрига Я. Фокакова… И во время прорыва в обнимку со спасаемой дивизией был смертельно ранен. Немцы отдали все воинские почести доблести русского офицера и организовали его похороны.
   Или судьба Константина Константиновича Рокоссовского.
   Он начал войну командармом 16-й армии. А затем блестяще загонял немцев в Сталинградский котел, командуя Донским фронтом, громил группу армий Центр генерала фельдмаршала фон Клюге на северном выступе Курской дуги, блестяще реализовал свое авторство операции «Багратион» в болотах Белоруссии в 1944, громил немцев в тяжелейших условиях их глухой обороны в Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях 1945 года.
   Только вот не надо забывать, что до марта 1940 года органы НКВД дважды выводили его на расстрел и давали по груди бывшего командира 5-го кавалерийского корпуса холостой залп.
   …А комдив Г.А. Ворожейкин, к июлю 1941 ставший генералмайором авиации, а с августа этого же года руливший всем штабом ВВС Красной Армии? Ведь тоже возвращен в армию с нар, а комбриг А.В. Горбатов – выпущенный с них же только в марте 1941 года – с должности зама комкора 25-го стрелкового корпуса 19-й армии – стал генералом армии и командующим всеми ее воздушно-десантными войсками…
   Да не перечесть мне этих примеров…

   Вот недавно узнал, что, оказывается, в 1942 году были не только штрафные батальоны созданы, но и штрафные эскадрильи для летчиков. Туда можно было загреметь как за слом стойки шасси при посадке боевого самолета, так и, скажем, за стрельбу по пьянке в портрет Всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина в офицерской столовой.
   Да, бывали Владимир Богданович и такие случаи…
   Ну а что у пьяного на языке (тем паче в руке с табельным оружием), то у трезвого на уме… Так вот, будучи отправленным в штрафэскадрилью, такой политдиссидент мог вполне и свалить во время воздушного боя к противнику… Это не штрафник на поле боя.
   Пока намылишься через линию фронта – тебя либо свои, либо немцы укокошат… Ан нет, Владимир Богданович, ни одного перелета таких воздушных штрафников к фашистам за все время существования таких штрафэскадрилий не зафиксировано… А ведь пальбу по портрету политического руководителя СССР во времена НКВД могли помнить очень долго…
   Так как же нам самим себе объяснить это наше поведение?
   Когда русский человек сражается за справедливое дело, освобождает землю, на которую залез гость, которого не звали…, когда в боях гибнут его товарищи, прекрасные парни, в душе русского начинает петь то, что составляет суть этой нации, – максимализм.
   А если еще мы видим на газетной фотографии исколотое немецкими штыками тело юной девушки Зои в подмосковном селе Петрищево, полуголую и с отрезанной грудью, с петлей на шее… Которую повесили за то, что она искренне сражалась с этими незваными гостями-оккупантами – все… считайте, что с этой земли Вы уже спокойно свои гостевые ноги не унесете…
   В нас просыпается все то, о чем говорит на страницах «Войны и мира» Лев Толстой. …Гвоздить будем до тех пор…, пока в нас чувство ненависти не сменится чувством жалости… А вот после войны, после больших дел…, когда начинается возня вокруг того, кто сколько в зарплате получил, кому какую премию начислили…, да какой ты в очереди на квартиру, будет в конце года бонус по корпоративу… али не будет, а если будет – то как и кому его начислят – нам становиться неизмеримо скучно…
   Тут немец нас запросто своим терпением и дисциплиной за пояс заткнет…
   А нам невероятно хочется выпить хересу… И не один стаканчик.
   Это как нас достанут и какие у нас при этом будут возможности…
   Вот не хотел я трогать Вашу тему, Владимир Богданович…, вот обещал я себе…
   Но извольте. Надеюсь, губы дуть не будете…
   Когда там, в Женеве, Вы решали свою судьбу, наверняка думали не о «печке Аквариума», в которой Вас сожгут за провал операции, а о том, что сошлют Вас в дальний гарнизон… И будете Вы там с женой и детьми служить до конца дней своих, рисуя объяснительные и пытаясь подняться…
   Ибо новый начальник в Женеве Вас не рассмотрел, по-Вашему, крайне несправедливо оценил Ваши усилия… Посему уж больно сокрушителен был бы Ваш полет вниз с Женевского Монблана… И грустно, и скучно… Вот Вы и решили податься… Но как только все улеглось, огляделись Вы в Бристоле – скукота… А в голове столько невысказанных идей. Вот этим Вас Запад и покорил. Тем, что напечатал это невысказанное… И вот тут Ваш максимализм и выдал на-гора все то, отчего у читателя до сих пор захватывает дух… И самое смешное – за это еще и хорошо платят…
   И серия невысказанного пошла в тираж.
   Максимализм этот и в Вашем литературном псевдониме – «Суворов»…, мельче брать не будем… Верно? И высшая мера наказания, пусть и заочно… пусть и оспоренная коллегами… Но однако – высшая. Вот корреспондентка-ведущая на «Радио Свобода» аж поперхнулась, когда Минкин напомнил и обозначил цену Ваших прежних заслуг перед СССР. Не по себе нонешней молодежи такие приговоры, как «высшая мера»…

   Я это к тому, что есть что-то, говоря термином научного языка Георга Гегеля, имманентно присущее русскому характеру. Чтото такое, что работает не «благодаря», а «вопреки».
   А вот Вы, тов. Резун, так и не поняли характеров Ваших любимых героев – Маршала Советского Союза Григория Ивановича Кулика и генерала армии Дмитрия Григорьевича Павлова. Мол, по-Вашему, преступники они… И не за итоги начала Великой Отечественной войны летних месяцев 1941 года, а тем преступники, что в конце 30-х годов воевали с фашистским режимом Франко в Испании. Мол, что биться с чужим фашистом, когда в стране СССР сидит уже собственный – в крови миллионов пострелянных им сограждан?[13]

   Ну, во-первых, согласно данным подготовленным историком В.H. Земсковым из ГА РФ, ф. 9401, оп. 1, д. 4157, л. 201–205[14], общее число осужденных к высшей мере социальной защиты среди контрреволюционных и других особо опасных государственных преступлений в СССР в период с 1927 года, когда Сталин получил полный политический контроль, и по 1936 год, когда мы начали оказывать интернациональную помощь Испании, составило 45 тыс. 478 человек. Сплюсуйте погодовые данные таблиц Земскова, тов. Резун, самостоятельно. Я, конечно, очень понимаю Ваш острый нонешний бристольский взгляд на историю, но потрудитесь эти данные перепроверить по своим источникам. Мало ли…
   Справочно могу сообщить: сейчас современный Китай ежегодно приводит в исполнение высшую меру для порядка 3 тыс. 500 своих сограждан. За десять лет – это сходный порядок цифр со «сталинским террором».
   Да если нам взять в учет последствия строительства свободного общества предпринимателей в России и любимого примата частной собственности, по Резуну, то только за период 1990–2000 годов на улицах российских городов в пальбе и взрывах за результаты этого свободного предпринимательства ежегодно гибло до 5 тысяч человек. То есть за десять лет реформ Гайдара и указов Ельцина в распыл пущено более 50 тысяч российских граждан. Согласитесь – это поэффективнее сталинских выводов к стенке к 1937 году.
   Ноне ежегодно более 30 тысяч граждан моей страны платят своими жизнями за пограничное попустительство РФ с бывшими советскими республиками разваленного СССР на своем юге, где так и не появилось полноценного пограничного контроля, что привело к образованию гигантского канала азиатского наркотрафика через нашу территорию. А это тянет на треть миллиона погибших за эти десять лет уже во времена правления Путина – Медведева. Это больше общих потерь Советской армии за все 10 лет афганской войны. Такая оценка содержится в отчете «Наркомания, преступность и мятежники. Транснациональная угроза афганского опиума», опубликованном осенью 2009 года Управлением ООН по наркотикам и преступности.

   Так что здесь тот случай, когда мне нельзя не согласиться с мнением Александра Минкина, что регулярно пишет письма нашим президентам.
   С Александром Викторовичем у нас разговор еще впереди, …будет о чем.
   Но вот выдержка Минкина из очередного его «президентского письма» по результатам именно этого доклада Управления ООН по наркотикам. Что называется, изложено не бровь, а в глаз:
   «… Г-н президент, видели в Интернете свежий отчет Управления ООН по наркотикам? Там сказано, что за 10 лет число наркоманов в России увеличилось в 10 раз; наши потребляют 75–80 тонн афганского героина в год. Для сравнения: это в 3,5 раза больше, чем потребляют США и Канада, вместе взятые, и почти в 2 раза больше, чем Китай. Понимаете, населения у нас в 10 раз меньше, чем в Китае, а наркотиков потребляем в 2 раза больше. Народу у нас в 2,5 раза меньше, чем у Америки с Канадой, а потребляем в 3,5 раза больше. Извините за обилие цифр (понуждающих вас, надеюсь, к умножению и делению, а тем самым – к осмыслению), но дело в том, что в вашей программной статье «Россия, вперед!» о наркотиках ни слова. А ведь в 10 раз за 10 лет – Россия сильно рванула вперед, не так ли? Г-н президент, какое счастье, что водка у нас продается легально. Не дай бог, если вам или вашим помощникам (умственно утомленным поисками национальной идеи) придет в голову запретить продажу спиртного.… «Россия, вперед!» – с этим лозунгом не поспоришь (с лозунгами вообще трудно спорить, они всегда такие хорошие), но в самом первом своем письме про это ваше письмо я спрашивал вас: «А где перед?» Ответа пока нет. Зато есть статистика.
   Россия – рекордсмен мира не только в экспорте нефти и газа.
   У нас рекорд мира – 25 процентов стариков думают о самоубийстве.
   У нас рекорд мира по героину на душу населения.
   У нас рекорд мира по алкоголю на душу населения.
   У нас рекорд мира по числу убийств, бандитских нападений, грабежей, изнасилований и пр. с участием сотрудников правоохранительных органов (МВД, ФСБ, прокуратура и т. д.).
   По фальсификации выборов нам до рекорда далеко. В Либерии однажды за партию власти проголосовало 1600 процентов избирателей. Вот была радость…»[15]
   Так что, как видите, Владимир Богданович, может, капиталистическое хозяйство и хорошо для немца или голландца, только вот это тот случай, когда для русского оно точно – СМЕРТЬ!
   Если Вы, тов. Резун, имели ввиду посаженых в лагеря, тюрьмы, колонии и другие виды высылки – то в СССР в этот же период, с 1927 по 1936 год, туда по приговору судов было отправлено в общей сложности за эти десять лет – 1 млн. 279 тыс. 91 человек.
   Также справочно: сейчас в США только в тюрьмах сидит 2 млн. 500 тысяч человек. А вот в КНР – более 1,5 млн. китайских сограждан. Даже в современной и не сталинской России зеков под 1 миллион человек. Так что как-то неубедительны получаются Ваши обвинения и эти цифры зверств Сталина для Ваших героев Кулика и Павлова. Как и вся Ваша защита испанских фашистов в деле военного путча в их стране, поддержанного Гитлером. Страна СССР у Кулика с Павловым была как страна – не хуже и не лучше многих прочих, которые ноне живут в спокойной заводи мировой истории… Однако шмаляют эти страны сейчас потихоньку своих сограждан и отправляют на нары в избытке…и поболее в бытность советского.
   Могу возразить и проще: помянутые Вами военачальники были русскими людьми. И время дало им возможность проявить свой характер максималистов. Посему они в 1936 году и воевали в Испании. А вот в 1937–1938 годах Иосиф Сталин как раз и занимался тем, на что Вы лично, Владимир Богданович, обратили особое внимание сразу в двух Ваших книгах, когда «…под карающий меч НКВД обыкновенный советский человек имел возможность попасть с вероятностью в 5 %. Мелкий беспартийный начальник – 7 %. Член партии – 44 %, а член ЦК партии – 78 %…»[16]
   Не Вы ли писали свою книгу «Очищение» в 1998 году, …в которой бодро объясняли, в разделе «Отрезвление», что выдающимся лидером и полководцем в СССР накануне войны можно было стать, только перестреляв всех своих тупых генералов. Ибо вот Сталин это сделал и войну в итоге выиграл, а тупой Гитлер этого не сообразил, в этом вопросе дал маху… посему войну и проиграл! Нет? не писали? Это же Ваша и книга, и идея! О стрельбе как средстве приведения в чувство!..
   «… некоторые думают, что власть Сталина – это самое страшное, что выпало на долю России. И осуждают мою героиню… за то, что людей стреляет без трепета душевного, но… понимала Настя, что повезло России. Понимала, что власть Сталина – не худший вариант… бывает хуже… Оптимисты думают, что жизнь – это борьба добра и зла. Ей жизнь не представлялась в столь розовом свете. Она знала, что жизнь – это борьба зла с еще большим злом…»[17]
   На эту тему есть прекрасная работа упомянутого уже мною Ю. Мухина «Если бы не генералы!.. Проблемы военного сословия».
   Вот в ней он с Вами блестяще дискутирует и даже редкий случай, когда соглашается с Вами… Взгляните на главу 3 – «Генеральская верность».
   Если не ознакомились с этой работой Мухина 2006 года, то обязательно почитайте, Владимир Богданович.
   Там и о Вас, и о том, как получилось, что Павлов сдал за три часа Брест, да и вообще любопытный встречный анализ распоряжений Генштаба РККА и лично тов. Жукова от 14 и 18 июня 1941 года… О приведении войск первого эшелона, погранвойск и флотов в боевую готовность перед началом войны.
   Но я сейчас не о том, насколько справедливо произвели с Павловым в июле 1941 года назначенную Вами спустя 50 лет «терапию».
   Я о желании русских сражаться с фашизмом в Испании.
   Вам же никто в вину не ставит Ваш литературный псевдоним.
   Просто мы понимаем, что Вы как русский человек мелочиться не будете.
   И «вышак» Ваш никто не отбирает… Печатайте о нем на обратной стороне каждой Вашей книге сколько влезет…
   Так и Павлов с Куликом.
   Они военные люди и делали все по максимуму.
   В том числе и защищали женщин и детей в Гернике и Мадриде.
   А вот когда у нас отняли эту возможность – мы после начала бомбежек Белграда силами Вашего любимого военно-демократического альянса можем теперь только пытаться силами скульптора Александра Сусликова всадить в стену американского посольства США в Москве в марте 1999 года из гранатомета «Муха».
   Или же в январе 2007 года вполне возможно, что за начало бомбардировок в Сомали, теперь уже в Афинах силами неких неизвестных, шарахнув из РПГ-7 в герб США…, но попав, правда, в итоге при этом только в американский туалет.

   Да… тов. Суворов, такие вот мы……
   Это интереснейшая тема, требующая отдельного разговора…

   Однако причина сего та же, что и в победе советских рабочих и крестьян под верховенством большевиков, в растерзанной всеми и вся стране к 1921 году.
   Для того чтобы понять эту причину, не надо быть семи пядей во лбу.
   На худой конец – надо просто любить смотреть кино.
   Пересмотрите великий фильм Самсона Самсонова «Оптимистическая трагедия». Послушайте диалог на привале героев Маргариты Володиной и Вячеслава Тихонова.
   И Вам все станет ясно…
   А ведь сил, чтобы изничтожить под корень эту причину, было брошено ой как много.
   И своих собственных – во главе с отборными военными профессионалами Белой гвардии, и не собственных, обеспеченных вооружением, деньгами, и даже солдатами тех же немцев, англичан и французов, высаживающихся на наши берега от Архангельска до Одессы.
   Но я сейчас говорю даже не о героизме нашего народа.
   Я хочу добраться до другой, по счету уже третьей в истории нашей страны и, возможно, народов всего мира, даты.
   И вот с этой датой я готов поиграть в тему заднего числа, заднего ума и варианта с подстеленной соломкой…
   Оно того стоит.
   В этом хочу и Вас убедить.
   Ведь если Резун-Суворов посвятил десяток книг и статей одной теме – аргументированно доказать нам логикой своего мышления неизбежность начала войны с Германией именно со стороны СССР как ее инициатора, то позвольте мне хотя бы этой одной своей книгой также логически доказать Вам возможность для Сталина вообще не начинать этой войны.
   Но одержать Победу!
6
   Так что же это за дата? Это июль 1940 года. Как видим, это минимум открытая дата целого летнего месяца. В чем же тут дело? Опять обратимся к досконально изучившему предвоенную тему В. Суворову.
   Летом 1940 года в рамках упомянутого выше движения СССР на Запад на севере в его состав возвращаются Эстония, Латвия и Литва. Там создается Прибалтийский военный округ, и мы получаем плюсом крупнейшие военно-морские базы в Таллине, Риге и Лиепае.
   А вот на юге, укрепив и усилив Киевский особый военный округ и Одесский военный округ, Сталин требует от Румынии возвращения и присоединения к территории СССР Бессарабии и Северной Буковины.
   Румыны, видя судьбу военной компании с русскими для финнов, видя ее результаты для Прибалтийских государств, быстро соглашаются на подобный возврат.
   Правда, при этом сразу же просят помощи у Германии для защиты оставшейся территории.
   Вот это, видимо, и решило судьбу того, куда же будет нанесен удар Германии: на запад – в Англию или на восток – в Россию.
   Если 16 июля 1940 года Гитлер подписал директиву № 16 о подготовке высадки немецких войск в Великобританию под кодовым названием «Морской Лев» с плановым завершением захвата Туманного Альбиона уже к 15 августа 1940 года, то в связи с событиями в Бессарабии уже через 5 дней, 21 июля 1940 года, на военном совещании в самом узком кругу Гитлер ставит вопрос о русской проблеме.
   А еще через неделю, 29 июля 1940 года, генерал-полковник вермахта Франц Гальдер поручает начальнику штаба 18-й армии Э. Марксу подготовить наброски плана военной атаки на СССР. Его кодовое название было первоначально «Фриц», затем он стал называться планом «Барбаросса».

   Что же так напрягло Гитлера? Вроде такие же подвижки Сталина на севере он терпеливо снес? Не говоря уже о том, что еще до начала войны с финнами зимой 1939 года над всеми балтийскими поставками в Германию финского леса и шведской руды мы держали колоссальные военные силы.
   На стратегически узком поле Балтийского моря мы сосредоточили мощнейший военный флот, а именно: 65 подводных лодок, 2 линкора (из трех, что вообще тогда имели), 2 крейсера, 21 эсминец, 48 торпедных катеров и 656 боевых самолетов – бомбардировщиков и торпедоносцев.
   Между тем как у немцев там своей авиации вообще не было.
   Для чего?
   Для того, чтобы в любой момент перерезать снабжение Германии и лесом, и рудой (особенно никелевой). Отбомбив и атаковав немецкие транспортные морские рудовозы и лесовозы.
   Гитлер об этом знал – но терпел… А вот на юге наши подвижки он уже стерпеть не мог.
   Дело в том, что советские танки Киевского особого округа остановились на границе с обкусанной Румынией ровно в 180 километров от нефтяных промыслов Плоешти.
   Это по времени – суточный марш-бросок наших Т-34, противостоять которым было просто нечем ни румынам, ни даже Гитлеру.
   А вот Владимир Богданович в своей главе «Сколько часов до Плоешти» в книге «Последняя Республика» так вообще считает, что, сбросив с наших танков другого типа – БТ-7 гусеницы, до нефтепромыслов наш бронекулак на колесах смог бы пропылить аж за ТРИ часа чистого ходового времени…
   Рельеф же местности на юго-востоке Европы со стороны Германии, Чехии, Венгрии и Австрии не позволял оперативно на это реагировать немецкой военной машине.
   Целая серия гор – Альпы – Судеты – Рудные горы – Татры – Карпаты не давали немецким танкам хоть как-то двинуться в этот район…
   Тем паче что в это время немцы втянулись в войну с Францией и готовились к триумфу в Париже…
   А моторесурс танков рейха в 1940 году вряд ли превышал 50 часов. Прямой расчет скорости танка в 25 км/ч × 50 часов говорит о пределе немецкого броска в 1250 км.
   И это строго по прямой! Соединив на карте Европы в древнем издании Атласа мира 1979 года Париж с Бухарестом школьной линеечкой и кратчайшем образом – по прямой, я вижу показатель в 6 см. А каждый сантиметр тянет на 300 км. Итого, прямое расстояние для немецкой броневой беготни наперегонки с Жуковым составляет 1800 км.
   Нет,… даже если немцы выбегут на неделю раньше нас…, не дойдут!
   Просто не хватило бы моторесурса у их танков.
   Вот Резун знает, что это такое…

   А прикрывать в Румынии было чего. Нефть – это не руда, не лес, не уголь…
   ЭТО КРОВЬ современной войны, даже до сегодняшнего дня.
   Минимальная потребность Германии в нефти на 1941 год – 20 млн. тонн.
   Конечно, немцы отчасти умели делать синтетический бензин не из нефти, а из древесины и даже из картофельной ботвы. Он, правда, выходил в 12 раз дороже обычного бензина, но даже при этом его немцы могли выгнать 4 млн. тонн, т. е. 20 % от необходимого немецкой технике.
   Посему, если бы не нефть Румынии, то немецкая армия могла двигаться и летать только три месяца в году. Остальные 9 месяцев ее беспрепятственно уничтожали бы…
   Особенно это наглядно видно в конце войны, когда к началу 1945 года немцев все же лишили нефти.
   Немецкая военная машина первая произвела во время войны реактивные самолеты и поставила их на серийное производство. Это Ме-262.
   Их произвели до конца войны 1433 штуки. Они были самыми быстрыми в мире и самыми мощными по вооружению самолетами в конце войны. Так вот из этих полутора тысяч суперсамолетов – воевало около двухсот. Остальные стояли на земле – не хватало керосина, ибо его возгоняют тоже из нефти…
   Поэтому если и была сталинская стратегическая ошибка – то, видимо, вот эта.
   И сделана была она и не 22, и не 13 июня, а принципиально годом раньше – в июле 1940-го…

   Перепроверить эту дату меня заставил двоюродный брат Владимира Резуна – Николай. В главе «Резун против Резуна: ты не прав, брат!» книги «Аквариум-2», увидевшей свет уже в 2005 году, Николай смело оппонирует Владимиру, что, мол, советские войска оккупировали часть Румынии лишь 28 июля 1940 года. И мол, чего Гитлер «испугался», если уже 21 июля он в узком кругу поставил вопрос о «русской проблеме», а вот сама проблема нарисовалась лишь к 28 июля. Мол, историческая нестыковочка у тебя, братишка.
   А брат Владимир как-то странно тушуется и по тексту книги быстро чуть ли не соглашается с братом Николаем.
   Не дело это, Владимир Богданович. Это не просто дата, а дата Рубикона. И я вынужден был броситься проверять источники.
   Я могу лишь согласиться с тем, что Гитлер был точно заранее осведомлен о намерениях СССР относительно Бессарабии и Северной Буковины. И Адольф был не против дела восстановления исторической справедливости, как это понимает Резун-Суворов.
   Видимо, не только мы, но даже Адольф Шикльгрубер помнил о том, что скандально известный депутат IV царской Государственной Думы, созванной в ноябре 1912 года, Владимир Митрофанович Пуришкевич, пустивший последние четыре роковые пули ночью 17 декабря 1916 года в Григория Распутина, был все же депутатом России именно от Бессарабской ее губернии.
   То есть ситуация с этими частями бывшей Российской империи очень напоминала фюреру итоги Версаля 1919 года в отношении немецких территорий.
   Напомню…
   В 1918 году Румыния в одностороннем порядке производит аннексию Бессарабии и Северной Буковины, воспользовавшись революцией и гражданской войной в России. Справочно скажу, что на этих территориях проживало только 47 % молдаван, остальные 53 % – все кто угодно, но не румыны.
   28 октября 1920 года Румыния оформила в Париже (чуть ли не в Версале) Бессарабский протокол, любезно подписанный с противоположной стороны Великобританией, Францией, Италией и Японией. Но никак не Россией (СССР).
   На основании очередной международной «филькиной грамоты» затем был принят Румынией Закон о национализации, по которому все проживающие на аннексированной территории должны были принять румынское гражданство и отныне обязаны были писать и читать только на румынском языке.
   Правда, результаты румынских новаций были пресечены менее чем за два десятка лет. Понимая, что, видимо, русские за это будут пороть, румыны еще 8 февраля 1940 года обратились к единственной военно-политической силе на Европейском континенте – Германии в надежде отсрочить показательную порку. Однако в лице Риббентропа получили твердый отказ военного и политического протектората Германии.
   Пока березовые прутья вымокали в советском чану, румыны 1 июня 1940 года на германо-румынской встрече в Берлине в лицо получили очередное объявление германского нейтралитета. Единственное, что было немцами принято, это румынская готовность отдать Плоешти в обмен на поставки трофейного оружия от немцев.
   23 июня Вячеслав Молотов официально заявил в Москве германскому послу о намерении СССР присоединить (то есть, проще, восстановить историческую справедливость) к своим территориям Северную Буковину и Бессарабию.
   24 июня Германия еще раз подтвердила официально свой нейтралитет.
   Может быть, именно эти немецкие действия Адольф Гитлер позднее в 1942 году назовет тем, что он смог не пустить русских к Плоешти…
   Мол, ЗАСТАВИТЬ Сталина этого не делать?
   Тем не менее все источники, что я перерыл, называют одну дату вступления советских войск на территорию Бессарабии и Северной Буковины, а именно 28 июня 1940 года. Подчеркиваю для брата Владимира Резуна, Николая, – 28 ИЮНЯ….
   Именно поэтому ИЮНЬ 1940 года и есть ДАТА НАЧАЛА.
   Во всех исторических смыслах…, реальных и нами упущенных.
   Безусловно, Сталин отлично понимал значение этого участка для судьбы Германии.
   Заготовка знаменитой 9-й армии-монстра реально уже существовала в рамках Южного фронта под командованием Жукова в середине 1940 года и была сосредоточена напротив нефтяного сердца Европы.
   И эта заготовка – есть реальное историческое алиби Сталина для своего народа.
   Более того, не менее знаменитая Днепровская флотилия именно летом 1940 года была тихо расформирована за ее стратегической ненадобностью на две, но стратегически наступательные флотилии – Пинскую и Дунайскую.
   Вот Дунайская, имея в своем составе около 70 боевых речных кораблей и катеров, подразделения истребительной авиации, зенитной и береговой артиллерии, была скрытно введена в дельту Дуная и выдвинулась вверх по этой великой европейской реке до впадения в нее пограничной реки Прут.
   Далее – теоретический ход этой флотилии был ясен.
   Это было даже проще, чем преодоление 180 км танками Жукова по суше.
   Ведь последним, для того чтобы быть в Плоешти, надо было форсировать минимум две крупных реки, помимо пограничного Прута, – это Сирет и Буззу.
   В то время как речной Дунайской флотилии нужно было просто продолжить движение вверх по Дунаю на юго-запад до впадения в него румынской реки Яломица.
   Повернуть в нее с русла Дуная и ровнехонько через сотню километров ее русла, двигаясь вверх по ней, оказаться в нефтяном сердце Румынии – Плоешти.
   Очевидно, что именно здесь и хранился кончик иглы, упакованный в яйцо, в котором и пряталась смерть Кощея Бессмертного.
   Только, боюсь, в данном случае в июле 1940 года здесь пряталась смерть всей системы капиталистической организации экономики мира на планете Земля, который для удобства ноне сам себя всегда кличет свободным и демократическим. Ну чтобы морально удобнее было кризисы переживать, а вместе с ними и войны…
7
   Для того чтобы это совместное движение двух сил – танковой и водной – было подстраховано на суше, Сталин заботливо формирует не менее грозную, чем 9-я, 12-ю армию. Ее особенность в том, что она заточена под действия в горах. Из трех ее корпусов – два, по существу, горнострелковые. Их ударные 44-я, 58-я, 60-я и 96-я дивизии – чистые горные стрелки. Иными словами, мы не можем отказать Сталину в понимании и своевременной готовности военными силами успешно взять этот регион под свой контроль еще летом 1940 года.
   Достаточно было просто дать политический приказ танкам Георгия Жукова и кораблям Сергея Горшкова пройти эти 180 км по суше и воде и просто брать без боя нефтепромыслы, которые в тот момент еще даже не находились под германским контролем. Румыния в любом случае металась между двумя силами. И если ее не берет одна из них, ее обязательно забирает другая.
   Я понимаю стратегическую чистоту замысла Сталина в тот момент.
   Он как опытный стратег ждал, когда войска вермахта, отгулявшие с француженками на Елисейских Полях, неизбежно ринуться на Туманный Альбион.

   Вот тогда нами решались бы НАВЕРНЯКА все задачи и военные, и политические.
   Весь Европейский континент оставался голым для советского удара, а политическим поводом для него становилось милитаристское поведение немецкой военщины, возомнившей себя хозяйкой в мире.
   С пропагандисткой точки зрения молниеносный советский бросок по Европе вплоть до пастбищ в Ирландии лучше и обставить было нельзя.
   С минимумом человеческих жертв этого броска для обеих сторон – и атакующих, и испуганно сопротивляющихся… С восхищенными англичанами, ошалевшими от страха потерь своей гордости – морского флота от немецких субмарин, выбежавшими на улицы Лондона с красными флажками встречать своих, то есть наших, освободителей!
   Моторесурс даже старых типов танков РККА достигал к 1940 году 150 часов. Это 3750 километров марша по бездорожью. Для Центральной Европы с ее прекрасными дорогами это тянуло на верные 4000 километров. При желании нам можно было и в Алжир с Марокко махануть…
   Но лучшее – враг хорошего.
   И Сталин горько потом пожалел о своем стремлении к политической красоте.
   Ведь в военном плане четыре советские горнострелковые дивизии при оперативной поддержке сил Южного фронта могли смело оседлать все перевалы в Татрах и Альпах к выходу на равнины Румынии.
   Самой Румынии в 1940 году было уже все равно – отхватят у нее Северную Буковину с Бессарабией или заставят подписать глобальный Пакт о дружбе и сотрудничестве с СССР. Единственная их надежда на спасение – Гитлер был в то время увлечен Францией. Уж больно у него за Версаль чесалось…
   Мы просто бы без боя входили в Плоешти и наглухо цементировали этот район. Какая разница, где стоять нашим танкам, – по реке Прут или по румынским рекам Муреш на западе, Сирет на севере и Дунай на юге. В любом случае немцам уже до Плоешти никогда не дотянуться.
   А для Резуна в будущие 80—90-е годы XX века что стояние по реке Прут, что стояние на реке Муреш – один ляд агрессия советской страны-людоеда.
   Весь массив 9-й ударной советской армии блокирует долины Румынии, правый ее фланг в лице 30-й горнострелковой дивизии занимает горные подступы в долины с северо-запада, ну а горные дивизии 12-й армии седлают под прикрытием окопавшихся в долинах обычных стрелковых дивизий дальние перевалы Татр и Альп.
   ВСЕ!..
   Нефтяная мышеловка для «тысячелетнего рейха» захлопывается максимум в течение одной недели.
   Все силы вермахта в это время допивают шампанское в Париже.
   Ну а красивый повод для этого русского блицкрига – ктокто, а Илья Старинов организовать бы сумел. Впрочем, можно и без повода. Опять тот же Резун его все равно бы вычислил потом. Ум у него специальный. Бывшего разведчика ГРУ ГШ ВС СССР.
   Посему для законного оформления приобретенного предлагаю использовать отработанный прием с финским никелем. Полгода назад в ходе военного похода против Финляндии мы реально захватили никелевые рудники в Петсамо, а затем весной 1940 года, согласно документам мирного договора, разумеется, вернули их обратно. Ну, то есть у Румынии мы вовсе не аннексировали бы Плоешти. Просто теперь что никель в Петсамо, что нефть в Плоешти добывалась бы совместным советско-финским и советско-румынским акционерными обществами. Вот, правда, директора предприятий были бы чисто советскими специалистами. Ну а для того, чтобы никто, даже Резун-Суворов, впоследствии не сомневался в их компетенции, на финской территории расположились казармы 14-й армии, ну а на румынской бы – соответственно 9-й.
   Ну точь-в-точь, как сейчас США огородили частоколом из 9 баз ВВС главную нефтяную площадку планеты – Персидский залив (из них – две в Кувейте, три в Омане, две в ОАЭ, по одной в Катаре и Бахрейне), да плюс база ВМФ в Бахрейне как главная стоянка 5-го флота США и Центр управления аэрокосмическими операциями США на всем Ближнем Востоке «Принц Султан» в Саудовской Аравии.
   То есть я не придумываю ровно ничего нового… Все это уже было отработано. Хоть коммунистами, хоть затем американскими демократами с республиканцами в придачу.
   И заметьте – теперь мы не увидим никакого позора всего нашего Западного фронта по линии Брест – Кобрин – Барановичи – Минск.
   Никаких катастроф под Луцком – Дубно – Ровно…
   Ни киевских котлов… Ни ужасной послевоенной судьбы многих выживших в немецком плену и возвращенных на Родину после Победы красноармейцев. А их было ох как много… Вот тов. Резун знает.
   Ни трех лет блокады Ленинграда…, с миллионом могил наших граждан на Пискаревском кладбище.
   Ни Монблана трупов советских солдат по линии Ржев – Сычевка – Ельня – Смоленск. Ни Сталинградской…, ни Курской жатвы наших людей!
   Даже Берлин брать бы не пришлось! Мелковата его тема была бы для нашего дальнейшего движения. Просто сей прекрасный город занял бы уровень штабного центра по координации экономических и военно-политических задач в ОСЕ (Объединенных Странах Европы)…
   …И, кстати, прекрасные немецкие города Дрезден, Гамбург, Кёльн и многие другие – не лежали бы в руинах после варварской их утюжки «летающими крепостями» англо-американцев. Да и варварства Освенцима, Треблинки и Дахау удалось бы избежать – как национального позора немцев к их же чести.
   Чем эта предлагаемая мною ситуация июля – августа 1940 года хуже, чем та, что старался выписать красивым подчерком Сталин в июле – августе 1941 года?
   Только тем, что немцы не были в Англии… Так они все равно туда не полезли! И к июню 1941 года – тем более…
   Тем, что наши танкисты не покатали на броне по Трафальгарской площади счастливых юных англичанок? Или пражанок с итальянками, голландками и француженками?
   Так нашим благоверным красавицам в России только от этого спокойнее… Хотя не спорю… шанс у европейских девушек покататься на советских танках я отбираю отменный…
   Все дело в том, что Гитлер мог бесконтрольно и самостоятельно хозяйничать в Европе только до времени. Надеяться, что он всегда будет твоим Ледоколом Версаля, до конца игры, ейей – наивно!
   И тем более для Иосифа Сталина. Для такой неординарной личности, как Адольф Алоизович Шикльгрубер, нужно вовремя приготовить ошейник с крепким поводком, а лучше с цепью. И при этом не забывать, что очень скоро будет нужен и намордник.

   Давайте рассмотрим ситуацию, при которой советские войска входят в Румынию в июле 1940 года практически на всю ее глубину.
   Повод и оформление не важны. Как не важны были формальные буковки Мюнхенского и Московских пактов. Их всегда можно оформить даже задним числом, тем паче с любимой всеми политиками всех времен и народов позиций силы. Вот финская военщина добряцалась оружием, достроилась под боком города Ленина своими укрепрайонами …
   Одновременно в этот момент середины 40-го года давалась бы однозначная команда советским войскам укрепить еще не демонтированную к тому времени линию Сталина по всей ее длине. Минировать поля и организовать полосу обеспечения от новой до старой границы включительно. В тот момент это было бы возможно и не потребовало бы каких либо титанических усилий. Все необходимые инженерные материалы и люди имелись в наличии. И карт топографических данной местности положить на КАЖДЫЙ подголовник офицерского лежака в дотах и дзотах бессмертной линии Сталина! Да в двух комплектах!
   Я прям как читаю, Владимир Богданович, Вашу главу о генерал-майоре М.К. Кудрявцеве, о судьбе его титанических картографических трудов, так тихо хватаю свою голову, и мне, право, не то что плакать – выть хочется! Все эти карты – «глаза военного», не на «пусть будет…», не «на всякий случай»! И не по-русски – «а мало ли…»
   Это НЕОБХОДИМО было сделать в любом плане войны!
   Вот если бы Вы, Владимир Богданович, держали бы у себя в загородном доме гремучую помесь американского стаффордширского терьера с немецкой овчаркой, то Вы мое опасение и предложение очень хорошо поняли бы. Только не подумайте, что амстаф плохая собака. В сущности своей – плохих собак не бывает. Бывают плохие и, что опаснее, беспечные их хозяева! А самое страшное – если такая помесь вообще не имеет хозяина.
   Кстати, а есть ли у Вас собака?
   Я вот собак очень люблю!..

   Адольф Гитлер имел достаточно ясную голову для понимания того, что если по русским и можно наносить военный удар – то только неожиданный и колоссальный! И желательно молча. Так всегда атакует помесь амстафа.
   Летом 1940 года мы бы разом лишили его и того и другого.
   А вот, собственно, личное мнение Гитлера на эту тему – значимости Плоешти в немецкой Судьбе. Оно записано Генри Пикером от третьего лица 18 мая 1942 года в ставке фюрера «Волчье логово»:
   «Он рад, что удалось вплоть до самого начала войны водить Советы за нос и постоянно договариваться с ними о разделе сфер интересов. Ибо если бы не удалось во время вторжения русских в Румынию заставить их ограничиться одной лишь Бессарабией и они забрали тогда себе румынские нефтяные месторождения, то самое позднее этой весной они бы задушили нас, ибо мы бы остались без источников горючего…»[18]
   То есть очевидно, что здравый ум фюрера говорил ему о том, что контроль Советов над румынской нефтью и более ничего не делание просто давали существовать германскому рейху от силы 7–9 месяцев.
   Единственное НО в этой записанной мысли фюрера состоит в том, что Гитлер говорит о том, что он чем-то ЗАСТАВИЛ русских ограничиться лишь Бессарабией.
   Это явно от лукавого.
   Это Гитлер у камина в мае 1942 может позволить себе так брюзжать, когда Манштейн рвется к Волге и на Кавказ резать русским их нефтяную аорту.
   Вот в реалиях июля 1940 года – фюреру просто НЕЧЕМ было заставить чем либо ограничиться русских…
   Просто НЕЧЕМ…
8
   Совершенно мягко и на глазах у покоренной им Европы крепким жуковским сапогом Гитлеру передавили бы его нефтяную аорту в Румынии. Если бы он этого не понял в течение, скажем, недели, то неожиданные затопления его лесо– и рудовозов в Балтике окончательно дали бы ему понять, что быть в Париже – значит расстаться с мессой.
   Хотя наши горные стрелки в чешских Татрах уже говорили бы немцам в Париже, что шутки кончились…
   А вот стоит ли Париж мессы, показали бы дальнейшие события.
   Хотя, я …ох как понимаю фюрера.
   Уж очень ему хотелось посетить тот самый Версаль, и привести туда в него растерянных французов, и поднести им под нос другую бумажку…, с уже иными буковками.
   Правда, суть этой новой бумажки от этого не менялась.
   Хоть в 1919-м, хоть в 1940 году – все эти бумажки суть оформленный факт диктата.

   Поэтому я не очень понимаю Вас, Владимир Богданович…
   Что Вы так раздухарились в своей главе 24 «Все это выдумал Геббельс» Вашей, как я сейчас понимаю, последней книги 2008 года «Истина дороже», о том, что, мол, никто из Ваших критиков не поднимает брошенную Вами перчатку-вызов.
   Мол, нет ни у кого ответа до сих пор на поставленный Вами Центральный Вопрос всего Вашего «Ледокола», что обозначен Вами в его главе 26.
   Понимаю, что Вам обидно. Как же можно игнорировать цель Вашей жизни!
   Если мне не изменяет память, Вы там завели в кугу всех будущих Ваших исследователей простой формой: если после 13 июня 1941 года возврата нашим армиям Второго эшелона назад не было, а торчать на границе они долго без дела не могли – то что прикажете Сталину с ними делать?
   Вот, по мне, это вовсе и не вопрос!
   Мол, хоть Гитлер пальнул из пистолета в нас первым, но это не он начал войну.
   А Сталин – ибо Сталин потянулся за пистолетом первым!
   И этот вопрос Вы, Владимир Богданович, считаете брошенным вызовом?

   Отвечу Вам просто – и Вашими же новациями… Нарвались Вы наконец на ответ….
   Та суета в сентябре 1940 года посла США Л. Штейнгардта в московских беседах с В.М. Молотовым, Ваша же ссылка на стр. 213 работы «Советско-американские отношения 1939–1945. М., 2004., где прямо сказано: «… американская буржуазия и американское правительство с нетерпением ожидали вовлечения СССР в войну. В своей политике в отношении СССР американское правительство приняло меры экономического нажима…» – вот лично мне, тов. Резун, прямо говорят о том, что и США, и Великобритании все равно и было, и есть…, и будет в вопросе о том, кто же начал войну первым – СССР или Германия – в 1941 году… Для них все едино – кто первый тянулся али кто первый палил из пистолета… Главное для них – чтобы эта война тогда между нами началась!
   Вы же, Резун, заметили, что «…поставки военной помощи по ленд-лизу американцы и англичане начали в СССР аж с конца 1940 года. На этот счет есть и немецкие доказательства…»[19]
   Вот как нам в лицо тыкать фактами нашей довоенной военно-технической поддержки Германии со стороны сталинского СССР – так Резун в первых рядах! Вот, мол, упыри сталинские и заглотчики всего честного демократического мира, как фашистского пса холят и вооружают, чтобы его клыками себе мировую революцию рвать!
   А вот как с Ваших же страниц Вас процитировать о том, что всю нашу танковую мощь готовили американцы – так великий логик Резун воды в рот сразу набирает. Или трактует сей факт как интеллектуальное превосходство англосаксонской расы и в любимом деле строительства танков. Срамя при этом М. Жванецкого, который в свое время утверждал, «…что бы мы в СССР ни начинали делать, то всегда у нас танки получались!»…
   Разве США времен президентов Гувера и Рузвельта не холили и не вооружали коммунистического пса для смертельной драки с фашистским?.. Нет? …Что бы потом на наших костях свою систему финансового управления миром шлифовать?
   А как же быть с поставками всего заводского оборудования из США в СССР (напр., на завод № 174) для производства лучшего и самого крупносерийного советского танка Т-26? Его наштамповали к войне более 10 тыс. штук. А все конструктивные моменты его уже были сделаны заранее британской фирмой «Виккерс». А как нам быть с интеллектуалом-инженером и создателем сверхударного танка, грозы Европы – БТ-7 по фамилии Кристи, что прибыл к нам для сего важного дела из США?
   Этот танк отштампован числом под 7,5 тыс. штук.
   Из 24-тысячной советской танковой армады к лету 1941 года минимум 17,5 тысячи танков, получается, интеллектуально принадлежали усилиям США и Великобритании. Учтите и то, что на всех модификациях нашего лучшего танка войны Т-34 тип подвески был именно от американца Джона Уолтора Кристи…(непонятно, почему у Вас, Владимир Богданович, он зовется Вальтером?)
   Нет?..
   Тогда читайте, Владимир Богданович, свой же опус, гл. 27 (разд. 6) и гл. 28 (разд. 4) «Истина дороже» в Приложении, главы которого Вы почему-то советуете пропустить!
   А как же тогда с «Истиной», которая дороже?..
   И загляните в той же своей сводной работе в «Последнюю Республику», гл. 8, разд. 4.
   Справочно: для тех, кто не сильно представляет значимость танковой подвески. «Подвеска Кристи, или свечная подвеска, – вид независимой подвески с винтовой цилиндрической пружиной, изобретенный американским инженером Джоном Кристи для колесно-гусеничных танков собственной конструкции. Динамический ход подвески Кристи оказался существенно большим по сравнению с традиционной рессорной подвеской, что позволило танкам иметь большую скорость перемещения по пересеченной местности и меньшую высоту (более низкий профиль)…»
   Вот Резун отлично понимает содержание того, что я процитировал из сетевой «Википедии». Скорость и высота профиля любого танка – это его жизнь в бою. Подвеска Кристи была впервые использована им в танке M1928 и использовалась во всех разработках Кристи до самой его смерти в 1944 году.
   Уж коли мы взялись за истину в таком деле, как Ваши любимые танки, то придется мне наступить на горло собственному патриотизму.
   Из пяти перечисленных Вами, Владимир Богданович, элементов танковой конструкции, делающих на 1939–1941 годы танк новейшим, на мой взгляд, самыми существенными являются ходовые качества танка вкупе с его противоснарядной защитой. Хотя не спорю – длинноствольная пушка калибра 76 мм – весомый аргумент.
   Но воспетое Вами рациональное совмещение силовой передачи танка вместе с его двигателем сзади на корме – это ключ к современному танкостроению.
   Не исключено, что и по сей день.
   А ведь этот принцип также от Джона Кристи…
   Насколько я понял, он уже был реализован в первых БТ, прообраз которых мы закупили из США. Нашу советскую честь великих спецов по танкостроению, похоже, спасают только дизельные двигатели. И хотя имя Дизель явно не русское, однако лучшие дизельные двигатели для танков именно наши.
   Воткнули мы такой движок на БТ мощностью под 500 л.с. – конные орды Чингисхана в восхищении замерли и воскликнули из исторического далека: АЛЛА!
   И меня прям-таки, как и Резуна, распирает от вопроса.
   Это с чего это США такие подарки нам за сущие крохи предложили? Ведь это подарки концептуального свойства. Подобными техническими идеями определяется лицо целого рода войск. И ими просто так даже с друзьями не делятся.
   Все верно.
   Только каких войск?
   Правильно, Резун, надеюсь, и до Вас дошло… – СУХОПУТНЫХ.
   Коль уж у Вас любовь к бросанию перчаток-вызовов, тогда примите и мою.
   Сыщите мне с помощью всех Ваших друзей на Западе, Владимир Богданович, такой же пример легальной продажи идей концептуального характера, повлекшего изменение лица военно-воздушных или военно-морских сил СССР за счет США. Я уж не прошу за наши ракетные войска стратегического назначения.
   О продажах авиадвижков от Франции и ленд-лизовских поставках подлодок от Великобритании я уже читал у Вас. Это все проданное не сделало нам революционного прорыва в этих родах войск. Видимо, содержание было… так себе… Догадываетесь, Резун, почему нам из Штатов кидали тухлятину в деле чертежей и железок по НИОКР авиационной и военно-морской тематики? Или Вам разжевать?..
   Пока не найдете мне нормальных примеров подарков нам типа танкового – можете мне не оппонировать. Ваши любые другие опровержения по содержанию данной книги мне будут неинтересны.

   Что до ленд-лизовских поставок от США, то и вроде дармовая помощь американцев была выстроена тактически безупречно. Всего в СССР с 1940 по 1945 год военно-техническая помощь была предоставлена на 10,8 млрд. долларов.
   Только вот в самый нужный и жизненно необходимый для нас период с 1941 по 1942 год нам американцы поставили лишь четверть от этого объема. Думаю, Вам понятно почему – чтобы русские не вздумали из этой бойни быстренько выбраться…
   Не для того она столь тщательно запаливалась…
   Причем именно в эти годы и из этой четверти отгруженного – ох как много всего ушло на морское и океанское дно… Немецкие субмарины знали свое дело!
   А в зачет поставок по Закону о ленд-лизе шло не то, что приплыло в порт назначения, а то, что ушло из порта отправки. Скажите: красиво задумано – для военного времени.
   Да и понятие «дармовой» для США никогда не было свойственно.
   И с нас…, и с англичан они во время и после войны многое стребовали.
   Вот англичане уже прямо в 1940–1941 годах начали передавать США свои военно-морские базы по всему миру. Мы в рамках обратного ленд-лиза поставили в США 320 тыс. тонн хромированной руды, 32 тыс. тонн марганцевой руды, древесину, золото, платину. Попытки найти точные данные наших компенсаций в военный период очень сложны.
   Вот и Вы, Суворов…, и сотни западных исследователей охотно достанут из архивов помянутый Вами свиток метра на полтора. Где все перечислено, что изволили нам дать американцы… Все!.. До последней саперной лопаты и американского солдатского сапога.
   А вот выволочь подобный учет того, что же стребовали Штаты взад со Сталина – об этом ни гу-гу… Оно и понятно… Как потом о широкой душе американских товарищей и их решающей роли в победе над фашизмом-то говорить… По мнению некоторых источников, наш сырьевой и золотоплатиновый платеж тянет на многие сотни миллионов долларов[20].
   Да плюс записанный на нас послевоенный долг для США составил 2,6 млрд. долларов. Британцам записали к выплате для США 4,33 млрд. долларов. А как Вы думали, Владимир Богданович, золотой мировой запас перекраивать? Именно вот таким макаром… А то Вы все в своем духе самолюбования в Лондоне перед толпой специалистов-историков вещаете о готовности Сталина к войне уже потому, что «…на товарища Сталина работала Америка»[21].
   Америка в этом мире, тов. Резун, работает только сама на себя… Иначе не было, …нет по сей день…, и, видимо, не будет. Вот на Америку могут пахать все… А она нет…. Ну не дурите Вы, Резун, своего читателя…. Вы же все-таки авторитет!
   Вот Госсекретарь США при Трумэне и Рузвельте со сложной фамилией Стеттиниус был много дальновиднее Вас. И уже в 1944 году дал своим мемуарам говорящее название: «Ленд-лиз – оружие победы»[22].
   Если Вы, Владимир Богданович, почитаете на досуге эти мемуары от первоисточника и свидетеля тех дней, то Вас перестанут шокировать книги Антони Сюттона о национальном самоубийстве американцев. Особой страстью США не пылало к коммунистической России Сталина. Ничего личного – только бизнес. США охотно хватали заказы на все и для всех. И для СССР, и для Великобритании, и для Франции, и для Китая. В топку будущей европейской военной мясорубки нужно было подбрасывать угольку и не забывать о денежке.
   Столь же безупречно вскармливался американцами и Китай. Японцы того стоили.
   Так что сюттоновские документы от Госдепа США о якобы тайном союзе Сталина и Рузвельта – это, конечно, Ваш красивый ход. Но госсекретарю США мне верится больше. И тайну, Резун, Вы как всегда не в том углу роете…
   И уж совсем Стеттиниус меня огорошил тем, что в США к 1940 году было всего 2100 военных самолетов. И то большая часть из них – учебно-тренировочные. Только заказы британцев и французов начали шевелить гражданскую промышленность США к середине 1940 года. Только не хватайтесь в этом месте – мол, не было боевых самолетов у США, оттого и продать шедевры мысли по военному самолетостроению в СССР было некому. Дело в том, что толковых танков в США тоже не было. Вы это блестяще доказали целой главой 14 из «Истина дороже. Святое дело». Зато танкостроительная идея у американца Кристи была отменная. Вот ее почему-то нам продали.
   Как видите – легко Вы меня, Резун, голыми руками не возьмете…
   Но очень быстро американцы начали строить отменные военные самолеты транспортно-бомбардировочного профиля. Ибо все же красивые идеи по самолетам у них были… Но не про нашу честь.
   Думаю, Вам излишне говорить о том, что РККА тов. Сталина и не ждала стратегических подарков подобного профиля от США. В подводном флоте – тем более. Так что если документ Госдепа США № 711.00111 от марта 1939 года и говорит об участии США в строительстве советских подводных лодок, то мнится мне, что это американские товарищи пожелали у нас этому делу поучиться.
   Банальная справка: на 22.06.1941 года сталинских подводных лодок в строю уже 211 штук, а у американцев к этому периоду лишь 111 штук. Лишь к концу войны, в 1945 году, США смогли довести численность своих субмарин до 236 штук.
   Если Вы хотите поинтересоваться качеством, так сказать ТТХ наших подлодок, в сравнении с американскими – то поинтересуйтесь.
   В этой же книге Вы узнаете, что в конце 1938 года Китай получил на 50 миллионов долларов военной техники – самолетов, танков, грузовиков. Только вот техника вся была русская. А вот кредитец китайцам отвалили США и немножко Великобритания.
   И я уверен… не за так.
   Страницы и главы я специально не привожу. А то Вы, тов. Резун, зажирели на антисоветской литературе. Порастряситесь…, поройте мемуары Эдварда Стеттиниуса самостоятельно. Взрыхлите Сеть. Найдете еще кучу и другого полезного материала.
   Скажу более…
   Американцы в лице своего 31-го президента Герберта Гувера экономическим планом Юнга и итогами Лозаннской конференции 1932 года весьма предупредительно освободили с шеи Германии жесткую петлю репараций постверсальского мира.
   А это 2 млрд. немецких марок ежегодно. Тут и Гитлер к власти подоспел. Эти 2 миллиарда ему были ох как не лишними. И тут Вы, Резун, своему читателю лжете… мол, якобы из финансовой петли Гитлера вынули в 1932 году Эрнст Тельман и Иосиф Сталин…[23]
   Хотя бедная Франция плакала и не соглашалась освобождать немцев из петли до последнего. Ведь репарационная доля немцев шла у французов в зачет на приобретение оружия от американцев. Но разве ж слезы были когда аргументом.
   Свою роль Франция уже сыграла, предоставив свой Версаль. А американцам все едино… Лишь бы…
   И об этом «лишь бы» – чуть далее…

   Если же Вы о ситуации с пустой партийной кассой НСДАП в 1932 году – то, право, я дивлюсь Вашей, Владимир Богданович, напускной исторической наивности. Понимаю, что изложенное ниже рушит Вашу стройную теорию о заглотчиках и людоедах Сталине и Гитлере…, и подсоблявшем им Тельмане. Но ведь Истина дороже!
   Обратимся в поисках ее к материалам Вашего, Резун, любимого Нюрнберга.
   Так откуда же у нацистов брались деньги, обеспечивающие их далеко не дешевую политическую деятельность? Ответ на этот вопрос можно получить, прочтя, скажем, стенограмму допроса обвиняемого Шахта американским обвинителем Джексоном на заседании Нюрнбергского трибунала:

   «Шахт: Выборы Гитлера должны были иметь место 5 марта, и для этой избирательной кампании он нуждался в деньгах. Он попросил меня обеспечить его деньгами, и я это сделал. Геринг созвал всех этих людей, и я произнес речь. Пожалуй, это нельзя назвать речью, так как Гитлер произнес речь. Я просил их сказать, на какие денежные суммы они могут подписываться и произвести подписку в пользу выборов. Они подписались на общую сумму в три миллиона и распределили ее между собой.
   Джексон: Скажите, кто были те люди, которые составили этот подписной лист?
   Шахт: Мне кажется, что все это были банкиры и промышленники. Они представляли химическую, металлургическую и текстильную промышленность – фактически все отрасли промышленности».

   Факты поддержки Гитлера немецкими монополиями зафиксированы во многих официальных документах. Так, на том же Нюрнбергском процессе констатировалось: рейнско-вестфальская группа промышленников в 1931–1932 годах дала Гитлеру более миллиона марок. Тиссен в книге «Я платил Гитлеру» признался, что только он один подарил НСДАП миллион марок.
   С января 1930 года по инициативе рурского магната Кирдорфа, который распоряжался фондами Союза горнорудных и стальных предпринимателей, так называемым «Рурским сокровищем», в пользу гитлеровской партии начали отчисляться по 5 пфеннигов с каждой проданной тонны угля. В год это составляло 6 миллионов марок. В целом же бюджет «бедной» рабочей гитлеровской партии в 1933 году достиг 90 миллионов марок.

   Так что Ваши, Резун, стенания о жалких пфеннигах, собиравшихся немецкими рабочими для своей любимой партии, являются не более чем ложью.

   Однако запискам Генри Пикера я верю.
   И если Гитлер, сидя у камина в мае 1942 года, поминает свое нищенство 1932 года и кучу подписанных финансовых обязательств, то тут ведь, Резун, самый главный вопрос: кому он был должен? Сталину с Тельманом?.. али есть варианты?..
   И вообще, что это у богатенького Буратино Адольфа кассато опустела?!
   Он же вроде не пил…
   Дело в том, что избирательную кампанию 1932 года национал-социалисты проводили под лозунгом, который лидер левого крыла нацистов Штрассер назвал «антикапиталистическим стремлением».
   В своем антикапиталистическом стремлении Штрассер дошел до переговоров с вождями всеобщего объединения германских профсоюзов и даже до организации совместной с коммунистами забастовки!
   Понятно, что немецкие банкиры, промышленники и земельные магнаты не могли и далее поддерживать партию, выступающую с таких позиций, поэтому временно и прекратили ее финансирование. После чего гитлеровцы почти мгновенно стали банкротами и в результате на ноябрьских выборах потеряли около двух миллионов голосов.
   Так что истинные хозяева Германии просто наглядно продемонстрировали нацистам давно известный принцип: кто девушку платит, тот ее и танцует.
   Вот В. Резун знает… И К. Гейден тоже…
   В своей монографии «История германского фашизма» историк и журналист К. Гейден, состоявший в то время в рядах нацистской партии, вспоминает:
   «Гитлер с самого начала искал контакта с этими кругами; теперь он приобрел друга и порой даже горячего поклонника в лице старика Эмиля Кирдорфа, распоряжавшегося большими денежными фондами, предназначенными для их политических целей. Денежная поддержка национал-социалистической партии из кошелька тяжелой промышленности была временно прекращена лишь весной 1932 г. после ярко антикапиталистических речей Штрассера».
   После провала нацистов на ноябрьских выборах Штрассер был удален из руководства НСДАП, а для того чтобы монополисты больше не опасались антикапиталистических положений, записанных в программе нацистской партии, принятой в 1924 году, гитлеровцы срочно пересмотрели ее и внесли ряд изменений. Так, например, требование национализации концернов, синдикатов и трестов было заменено обязательством не покушаться на частную собственность, включая крупные промышленные предприятия. Кроме того, финансовых воротил сильно обеспокоил успех на ноябрьских выборах, достигнутый коммунистами. Все это привело к срочной финансовой помощи нацистам, после чего их материальное положение очень быстро пришло в норму. И если еще недавно Геббельс писал в своем дневнике: «в кассе ни пфеннига… нет денег, никто не дает в кредит», то после этого он благодарил Шахта за оказанную помощь.
   И потом, Владимир Богданович, на Вас всегда есть Юрий Игнатьевич Мухин. Если я где не прав, он Вас всегда поправит…, и Вашу арифметику тоже. Он тоже почитывает Ваши труды и поминает в газете «Дуэль» от 26.09.2006 года Ваши глубокие сентенции «Последней Республики»
   «…В этой ситуации судьбы Германии, Европы и всего мира оказались в руках меньшинства – в руках германских коммунистов. Поддержат коммунисты социал-демократов – и гитлеризм рухнет и больше никогда не поднимется. А если коммунисты поддержат гитлеровцев, рухнет социал-демократия».
   Красиво заливает Резун, одна беда, с арифметикой у бывшего офицера ГРУ ну очень туговато. Судите сами.
   После выборов в рейхстаг 5 ноября 1932 года, а это были выборы, на которых левые получили максимальное количество поданных за них голосов: из 585 мандатов фашисты получили 195, социал-демократы – 121, а коммунисты – 100. Так что если бы социал-демократы объединились с коммунистами, то и тогда, для того чтобы иметь в рейхстаге депутатское большинство, им еще не хватало бы 72 голоса. Так что Сталин даже с помощью союза коммунистов с социал-демократами, в принципе, ну никак не мог бы воспрепятствовать приходу Гитлера к власти. И еще…
   «…Всю эту историю Резун должен был бы знать, коль скоро он пишет книги на эту тему, но, действуя по принципу «если нельзя, но очень хочется, то можно», он в своем очередном опусе «Последняя республика» идет на явную фальсификацию фактов, умудрившись четырежды солгать в трех строках своего текста (приведу лишь ложь вторую, ибо она опять математическая, а Резун любит только цифирки… – В.Н.):
   «…На выборах 1933 года Гитлер получил 43 % голосов, социал-демократы и коммунисты – 49 %…»[24]
   Эта вторая ложь Резуна. На выборах 5 марта 1933 года социал-демократы и коммунисты в сумме получили 201 мандат из 566, или всего 31 % депутатских мест, а не 49 %, как это утверждает Резун…»
   Опять же, чтобы не бегать по бристольским библиотекам за газетой «Дуэль», вот Вам, Владимир Богданович, ссылочка в Сети: viktorsuvorov.livejournal.com/1874.html.
   А Вы все бьетесь, Суворов, с ветряными мельницами, вызывая всех и вся на бой!
9
   К слову, хочу освободить Вас от одного Вашего ночного кошмара.
   Это когда Вы ночью просыпаетесь и видите перед глазами название книги Ю.Л. Дьякова и Т.С. Бушуевой «Фашистский меч ковался в СССР». Мол, центральный вывод этих талантливых писателей: без сталинской помощи Германия не смогла бы вооружиться, разгромить Европу и напасть на СССР.
   Сделать мне это проще, чем дать Вам, Резун, на ночь детскую пустышку, коей Вы привыкли пользовать и учите пользоваться других.
   Будем апеллировать к Вашим же выводам. Вторая мировая война в Европе – это война континентальная, то есть танковая[25]. Особенно против СССР. Не мне Вам доказывать, что к 1940 году у Сталина были ВСЕ типы танков, и обновленный парк новейших танков уже в производстве. А вот у Гитлера ВСЕ танки были, по сути, легкими и устаревшими… Это Ваш вывод Резун… не мой! Так что же Вы по ночам-то вскакиваете в поту? Дьяков и Бушуева могут написать о ковке меча хоть на Луне… Они не смогут доказать главного. Не мог тов. Сталин так плохо вооружить своего друга Адольфа. Коммунистическая совесть бы ему не позволила.
   Скажу более… Уж больно актуален для меня Ваш суворовский принципиальный вывод-вопрос: «… в 1939 году Сталин мог задавить Германию. Тогда вопрос: отчего же?.. Ответ: не для того товарищ Сталин Гитлера растил, чтобы его давить раньше срока»[26]. Вот, вышибая из-под Вас такого рода монументальные убеждения, я неизбежно торпедирую весь Ваш Ледокол жизни.
   Отвечу. Вы посадите свое мягкое место в кресло товарища Сталина и задумайтесь на пять минут. Вся картина перед Вами уже Вами же изложена.
   Гитлер в Польше. Занял согласно Московскому пакту ровно оговоренную ее часть. При этом измотал свою технику и танки. Их моторесурс на исходе. Гитлер очень уязвим и подставился как в военном плане, так и в политическом. И вот тут-то Вы, Резун, и нападаете.
   Спускаете своего большевистского пса с цепи на дело Мировой революции Троцкого. И что в итоге?
   Гитлер верещит на весь мир устами Геббельса похлеще самого Троцкого, что вот оно – начало красного похода на свободную Европу! Смотрите, родненькие капиталисты, как меня русские коммунисты прилюдно обижают и мутузят!
   Бесспорно, в октябре 1939 года мы также могли войти в Плоешти. И перерезать Гитлеру кислород войны. Но я уверяю Вас, Резун, и этого Вы опровергнуть также не сможете, ровно через пару месяцев, несмотря на погромы синагог в Германии в 1938 году, фашистская Германия начала бы получать нефть с любой точки Земли, где она была в тот момент в наличии. А таких мест, кроме Плоешти, было достаточно. Это и Персия (Иран), и Мексика, Венесуэла, США, да хоть с Суматры, Борнео или Явы. И поставки эти шли бы через испанские и итальянские порты. А Франция и Великобритания только растеряно хлопали бы ушами, ровно ничего не понимая в столь стремительном сальто-мортале своего заокеанского партнера.
   И кстати… своими ушами бы они хлопали недолго. К октябрю 1939 года Париж не обгажен нацистами. Ни один британский торговый корабль не лежит на дне. А вот красный крокодил уже начал ломать хребет коричневому. Кто будет следующим?
   А?.. тов. Резун?
   И вся толпа возмущенных цивилизованных стран возглавляемая Вами из далекого Будущего наваливается на СССР. Все! Начиная с Японии на Востоке. Ей за унижения мая месяца 1939 года ох как захотелось бы самурайский ножик нам в спину воткнуть. До США на Западе. Которые бы Японии это тем самым бы и позволили.
   А ужак Адольф Алоизович тихо бы скользнул под каменюку мировой демократии. Он хоть и Гитлер, но красные пархатые большевистские казаки – страшнее! Вытаскивай его потом… Резун из общенародных европейских объятий.
   Удачи Вам!
   Право… все же, если Вы искренно убеждены в том, что Гитлера нужно было ломать в 1939 году, – Вы, может быть, и хороший писатель, но военный разведчик Вы никакой. Пусть даже и бывший! Поймите Вы своим светлым умом, что такой «подарок» Европе и миру, как Ледокол Гитлера, сформировали с далеких 20х годов. «Майн кампф» – как краеугольный камень строительства новой немецкой расы за счет всех других, и в первую очередь славянских, народов – писан Гитлером в тюрьме в 1924 году. Сталин галиматью о резне евреев ему в голову не вкладывал. Адольф ее, по его же собственным воспоминаниям, в Вене поднабрался, наблюдая руководящий состав всех социал-демократических и коммунистических партий Европы. Сталин хоть и старше Гитлера на десять лет, однако он тогда вообще еще только первоклассник на учебе по работе с партийными кадрами в СССР.
   Да… Иосиф Виссарионович специалист по вопросам национальностей в Российской Федерации…, да – политически организовал Наркомат рабоче-крестьянской инспекции, внес существенный личный вклад в организацию управления фронтами Советской Республики в Гражданскую войну…, но даже в свои 40 лет он далеко еще не лидер партии.
   А вот Гитлер в свои 30 лет уже лидер созданной им НСДАП – немецкой национал-социалистической рабочей партии. И имечко ей он это сам лично придумал. Гитлер уже к 1920 году фюрер партии. Ему нужно будет чуть более 10 лет чтобы стать фюрером практически всей немецкой нации…
   Странно, Резун, но Вы совершенно никак и нигде не комментируете вот этот факт биографии Гитлера: в 1924 году его по суду посадили в немецкую тюрьму на 5 лет за антигосударственный путч, а он вышел из нее уже через 9 месяцев!
   Это кто – Сталин его оттуда выпускал на мировой погром?
   А вот подогретые на серьезные международные капиталы и Адольф, и его партия и вся Германия 30-х годов были в Европе для СССР как неопровержимый факт. И успокаивать 60-миллионную нацию, голосящую «хайль!», в любом случае пришлось бы народам сталинского СССР.
   Так уж не обессудьте. Именно чтобы завалить этого сорвавшегося пса, лучший и ближайший для этого в моем понимании момент – лето 1940 года. А самое главное, этот момент практически бескровный именно для моей страны.
   Да! Здесь есть издержки. В том числе и человеческие жертвы поляков, французов и англичан. Многих других европейских народов. Но они минимальны от возможных. Иль, по Вашему, мы должны лезть впереди планеты всей и кровавить себя, успокаивая этого зверюгу? Только потому, что Франция всадила весь свой военный бюджет в строительство линии Мажино? И собиралась за ней тихо отсиживаться?
   А Ваш пример, Резун, о беспримерной военной работе британского флота – не спорю, очень убедителен. Только британцы так активничали в борьбе с Гитлером на море по единственной причине. Гитлер фантастически быстро уничтожал торговый флот Британии. А торговый флот Британии – это и есть жизнь британцев. Не трогай Гитлер британские корабли, уверяю Вас – чихали британцы на этого Гитлера. Пусть там французы с русскими его как-то угомонят. А мы посидим, как американцы. Но беда бриттов была в том, что Британские острова много ближе к Европе, чем Америка. На глобусы иногда стоит смотреть!
   Так что я понимаю логику товарища Сталина. Он не собирался гнать на убой советский народ только потому, что кто-то в Версале пару десяток лет назад воспитал этого фашистского Молоха. Вот его авторы и приглашались товарищем Сталиным на сцену первыми. Что и логично!
   Зато ни один в здравом уме президент США не рискнул бы распаковать советскую нефтяную мышеловку для Гитлера и финансировать альтернативные нефтяные поставки для фюрера в Европу уже в 1940-м году. Август 1940 и август 1939 года – это две большие одесские разницы. Вся остальная оплеванная Гитлером к лету 1940 года Европа этого бы США не простила. С ошалевшими от страха британцами во главе.
   Сталин же передержал ситуацию до лета 1941 года. Он был практически безупречен в расчетах. Но у Гитлера хватило ума понять весь ужас того, куда его аккуратно загнали. И из этого угла он обреченно прыгнул. Всей пастью… и прямо в нашу глотку! Посему и половина всех жертв Второй мировой войны – это жертвы наших людей.
   Хотя у Вас, товарищ Резун, по части внимания к биографии Адольфа Гитлера сейчас есть сильный конкурент – это пока еще малоизвестная писательница Ольга Грейгъ. В своей последней работе «Тайная доктрина Третьего рейха, или Во что верил Адольф Гитлер»[27] Ольга Ивановна предприняла беспрецедентный анализ самых разных аспектов личности, творчества и политической деятельности Адольфа. Так сказать, рассмотрела и политэкономические, и гносеологические, и мистические корни прихода Гитлера к власти.
   Безусловно, в ее книге не обошлось, как и в Вашей, Владимир Богданович, без анализа теории латентной и открытой формы гомосексуализма, выкладок достижений мировой психиатрии и философии в лице Ломброзо и Кьеркегора о подозрительном таланте евреев как к гениальности, так и революционным переворотам в теологии и тяге к изменению общественных систем… Много чего в книге Ольги Грейгъ изложено о Гитлере. Но вот, как и в работе Суворова-Резуна «Самоубийство», Ольга начисто отказывается заняться вопиюще простым, но очень важным вопросом в биографии Гитлера: ПОЧЕМУ Адольфа выпустили из тюрьмы Ландсберг так ускоренно досрочно?!
   Ведь согласитесь, коллеги, это удивительно, что НИКТО не взялся проанализировать сей лежащий на голой исторической поверхности вопрос.
   Даже с формальной стороны…, ну хотя бы опубликовал бы кто-нибудь выписку из дела осужденного будущего фюрера немецкой нации, что, мол, скостили ему пятилетний срок сразу аж в пять раз, скажем, за примерное поведение в камере… и за литературную деятельность по ваянию евангелия нацизма – «Майн кампф».
   Ан нет…, полнейшая тишина на эту тему раннего тюремного дембеля Шикльгрубера. Даже такие отчаянные знатоки фюрера, как Суворов и Грейгъ, словно в рот воды набрали! А между тем… я могу всем нам дать некую ниточку, потягивая за которую некоторые особо досужие и любопытные вполне могут намотать целый клубочек ответов на этот щекотливый вопрос. И далеко ходить за кончиком этой ниточки я не стану… Просто процитирую финал главы 7 помянутой мною книги Ольги Грейгъ. Речь идет о событии, которое случилось в биографии Гитлера буквально накануне его краткосрочной тюремной отсидки за государственный переворот 1923 года.
   «…В конце ноября 1922 года помощник американского военного атташе в Германии капитан Трумэн Смит, приехавший из Берлина в Мюнхен, пришел по адресу Георгенштрассе, 42. Гостя уже ждал один из лидеров партии в несколько тысяч человек. Следует сказать, что в послевоенной Германии всевозможные партии исчислялись сотнями, они моментально плодились и так же легко распадались. Но американский офицер, получив приказ (чей же?!), приехал из Берлина в Баварию, чтобы cоставить отчет о своей встрече с лидером только одной конкретной и малозначительной партии.
   После длительной беседы капитан подготовил подробный доклад: «…Парламент и парламентаризм должны быть ликвидированы. Они не могут управлять Германией. Только диктатура может поставить Германию на ноги (ха-ха… заметьте, мой уважаемый читатель… это ведь пишет не кто-нибудь… и не кому-нибудь…, а американский служащий американскому государственному органу, что славят по сей день именно демократию и парламентаризм по всему миру. – В.Н.). Будет лучше для Америки и Англии, если решающая борьба между цивилизацией и марксизмом произойдет на немецкой земле, а не на американской или английской…»
   Вот так-то, товарищ Резун!
   Надеюсь, работа военных атташе и их возможности Вам хорошо известны по старой Вашей работе? Что им какого-то несостоявшегося художника с нар снять, когда они всю Вашу семью одним чохом и за одну ночь разом вывезли в Лондон под носом у прославленной женевской резидентуры ГРУ ГШ ВС СССР!
   Вот мне лично кажется, что американским товарищам очень не понравилась тюремная койка товарища Шикльгрубера на заштатной баварской зоне. Терпения у них хватило лишь только на оформление литературных мыслей Адика. Так, кстати, мило называет Гитлера Ольга Грейгъ.
   Так что читайте, Резун, внимательно свежие исторические труды… и пытайтесь стряхнуть со своих ушей лапшу, что Вы, Владимир Богданович, сами себе навесили… и талантливо вешаете вот уже пару десятков лет всему миру о коварном союзе товарища Сталина и товарища Гитлера… Заодно при Ваших талантах исторического следствия Вам легко будет найти и истинную причину досрочного спуска с ландсбергских стапелей Вашего любимого Ледокола Революции в Европе.
   Трудитесь…
   И уж совсем Вы, коллега Суворов, небывалый огород нагородили в столь простом деле, как европейская коллективная безопасность в 30-е годы прошлого века, а также знаменитый вопрос о коридорах через Польшу для реализации этой безопасности.
   Этому Вы посвятили чудовищное количество собственного времени и буковок Ваших глав. Если брать примкнувший к этой теме Ваш анализ событий в Испании и Чехословакии, то это без малого восемь глав, с 6-й по 13-ю включительно, Вашей последней доступной для меня книги «Святое дело». То есть более трети ее содержания. Я, разумеется, мимо этого пройти не смог. Тут развитие Вашей постледокольной концепции о Сталине как о поджигателе Второй мировой войны во всей красе.
   С особым удовольствием Вам отвечу.
   Для этого перейму Ваш бесценный совет по работе с большим объемом информации…, расплывусь по объему…, поймаю ощущение тихого, чистого, глубокого лесного озера… Нырну в его глубь…, полежу там на чистом песочном дне, потом тихо всплыву на кристально голубую его поверхность… и передо мною возникнет ОДИН-единственный вопрос. Из всех восьми глав товарища Резуна о Святом деле мне видится в лесном воздухе лесного озера только один вопрос.
   Примите его, Владимир Богданович!
   А что это так Франция и Великобритания о судьбе Польши к весне 1939 года забеспокоились? И забеспокоились дружно… в унисон… Это франки-то и бритты! И в одну дуду! Ха-ха… Она им кто – жена, любовница или, на худой конец, теща? Да так забеспокоились, что на карту судьбы мирное благополучие своих народов поставили. Мол, если Гитлер тронет нашу Польшу хоть пальчиком, ВСЕ – и Франция, и Великобритания – разом объявляют ВОЙНУ Германии!
   А?! Владимир Богданович?..
   Вы же умница! И прекрасно понимаете, что без этой объявленной на весь мир добровольной франко-британской обязаловки в польской судьбе ну никак Гитлеру со Сталиным войну в Европе не начать! Поджигай хоть бензином и напалмом… Но НИКАК! А?.. Ну, понимаю суету с гарантиями для Румынии – там нефть, Греции – там исконные интересы бриттов и целый остров Крит. Но даже им гарантии дали 13 апреля. А вот Польше на неделю раньше – 6 апреля 1939 года.
   Я вот, лежа на дне лесного озера, из всей Вашей бесконечной концепции о том, как Сталин с Гитлером дурили доверчивую Европу, не понял только одного: зачем Франции и Великобритании Польша?
   ЗАЧЕМ?
   Вы же все объяснили в главе про Испанию, как ее путчисты Франко с Гитлером под ручку на глазах у всей Европы обмолотили. Что? Кто-нибудь дал гарантии безопасности Испании? А ведь там живоглот Сталин, по Вашей версии, впервые попробовал поджечь Европу! А Чехословакия? Кто-нибудь дал военные гарантии этой стране? Между тем в промышленном плане Чехословакия – это не нищая Польша. Получив Чехословакию, Гитлер усилил свою военную мощь в эквиваленте до 40 армейских дивизий. О производственной мощи таких чешских заводов, как «Шкода», и ее танков – я вообще молчу. Однако после того, как Гитлер, согласно Мюнхенским договоренностям, забрал у чехов Судеты этой стране, уже никто и ничто не гарантировал. Тем паче военной поддержкой. И уж тем более обязательством объявления из-за нее войны Германии.
   А вот Польша свои гарантии предоставила! 21.05.1938 польский посол в Париже Лукасевич заверял американского посла во Франции Буллита, что Польша немедленно объявит войну Советскому Союзу, если он попытается направить войска через польскую территорию для помощи Чехословакии, и что советские самолеты, если появятся над Польшей по пути в Чехословакию, тотчас же будут атакованы польской авиацией[28].
   Может, потому нарком иностранных дел Литвинов в сентябре бронхит подхватил, потому что СССР в случае поддержки заглатываемой Гитлером по разрешению Франции и Великобритании Чехии пришлось бы уже в 1938 году из-за нее вступать в войну с Польшей?
   А? Владимир Богданович?
   Эти военные гарантии Франции и Великобритании кажутся крайне странными не только мне. И что всем очевидно – совсем недавно, пяток другой лет назад, этим странам – Франции и Великобритании – и в голову не приходило ручаться за Польшу. Да и международный договор 1925 года в Локарно это просто не предусматривал.
   Вот его выжимка.
   «…1.12.1925. Договор (Локарно) между Германией, Францией, Бельгией, Великобританией и Италией о взаимной гарантии мира в Западной Европе. Договор включал в себя:
   1) соглашение о взаимной гарантии упомянутых стран;
   2) соглашение арбитража между Германией и Бельгией и Германией и Францией;
   3) об использовании санкций против нарушений соглашения;
   4) соглашения относительно гарантий между Францией и Польшей и между Францией и Чехословакией.
   Великобритания обещала защищать в случае агрессии Францию и Бельгию, но не Польшу и Чехословакию…»
   А чтобы Вы не сомневались, что я прав и в отношении французов, – извольте вот это: «**.03.1933 польский маршал Пилсудский предлагал принять срочные меры против опасности усиленного вооружения Германии – одни лишь дипломатические представления Берлину не могут достичь цели. Пилсудский заявлял, что польские войска готовы в любой момент выступить против немцев, если Франция поддержит Польшу в случае польскогерманского военного столкновения. Французская дипломатия дала Пилсудскому отрицательный ответ».
   Поэтому спустя всего 5 лет после такого стоического невнимания к Польше, эту fastlove в стиле George Michael надо было как то объяснять в британском парламенте. Старине Чемберлену, премьер-министру Британии от консерваторов, я бы не позавидовал. Вот последнему премьер-министру Великобритании от либералов, человеку, подписавшему Версальский договор от Великобритании, – Ллойд Джорджу это тоже было подозрительным. Посему он и атаковал своего коллегу.
   «Без России, – доказывал Ллойд Джордж, выступая в прениях по внешней политике в палате общин, – наши гарантии Польше, Румынии и Греции являются безрассудными». По мнению оратора, положение Англии при данной обстановке хуже, чем оно было в 1914–1918 гг. Тогда можно было мобилизовать миллион бельгийских солдат для использования их в Египте, Палестине и Месопотамии. Тогда одна Франция могла выставить 500 тысяч солдат из Индокитая. Теперь ни Англия, ни Франция не имеют таких ресурсов.
   «Как мы сможем воевать без России, – вопрошал Ллойд Джордж, – если Япония на этот раз будет против нас? Вы нуждаетесь в СССР, – обращался оратор к скамьям правительства, – но вы не хотите союза с ним»[29].
   Эх, бедный Ллойд! Подписав Версаль, его отошли от дел. Посему он и не в теме.
   Но мы попробуем далее и его, и Резуна-Суворова просветить, почему СССР Британии уже был не нужен…
   Может быть, Польша была агнцем среди всех государств мира? И нуждалась в особом покровительстве, аки его голубь? Если помните, в начале работы я давал Вам взгляд Мухина Ю.И. на предвоенную Польшу. И экономический, и политический. Разыскивая в Сети свежие статьи Суворова-Резуна, я наткнулся на весьма интересный исторический анализ, который только убедил меня в правильности взглядов Юрия Игнатьевича.
   Попробую сделать это в сводном виде.
   «…Германию между двумя мировыми войнами, видимо, вполне справедливо называли государством с агрессивной внешней и внутренней политикой:
   1. Внезапное без объявления войны нападение на соседнее государство с целью территориальных захватов.
   2. Урегулирование территориальных споров с помощью ультиматумов.
   3. Территориальные претензии практически ко всем сопредельным странам.
   4. Нецивилизованное решение «еврейского вопроса».
   5. Противодействие заключению международных союзов и соглашений, связанных с коллективной безопасностью.
   6. Противодействие деятельности Лиги Наций.
   7. Срыв выполнения позиций Версальского договора.
   8. Создание марионеточных государств на захваченных территориях.
   9. Внутренняя политика: решение проблем внутри государства с помощью военной силы.
   10. Захват территорий соседних государств в результате сговора с другим агрессором.
   А если попытаться взглянуть сквозь призму этих признаков на Польшу той же поры?
   1. ВНЕЗАПНОЕ БЕЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ НАПАДЕНИЕ НА СОСЕДНЕЕ ГОСУДАРСТВО С ЦЕЛЬЮ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ЗАХВАТОВ.
   20.04.1919. Польша захватила Вильнюс у России.
   25.04.1920. Польша напала на Россию.
   7.09.1920. Нарушив перемирие с Литвой, Польша повторно
   заняла Вильнюс, отобрав его на этот раз у Литвы.
   2. УРЕГУЛИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СПОРОВ С ПОМОЩЬЮ УЛЬТИМАТУМОВ.
   17.03.1938. Польша предъявила Литве ультиматум с требованиями установления дипломатических отношений и нормальных межгосударственных связей (при сохранении Вильнюса за Польшей), т. е. с требованием фактического признания изменения границ.
   29.09.1938. Польша потребовала уступить ей Тешенскую область во время Мюнхенской конференции, угрожая не останавливаться перед применением силы.
   3. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ ПРАКТИЧЕСКИ КО ВСЕМ СОПРЕДЕЛЬНЫМ СТРАНАМ.
   29.09.1938. Польша претендовала на территории: России, Германии, Литвы, Белоруссии, Украины, Чехословакии, т. е. практически всех сопредельных государств.
   4. HЕЦИВИЛИЗОВАHHОЕ РЕШЕНИЕ «ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА»: только на захваченной территории Белоруссии польские вооруженные силы учинили 18 еврейских погромов в 1918–1921 годах с многочисленными жертвами; польское правительство отказалось принять в 1934 году польских евреев, интернированных с территории Германии; польское правительство приветствовало замысел Гитлера в 1938 году о выселении евреев на территорию колоний.
   5. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЮ МЕЖДУНАРОДНЫХ СОЮЗОВ И СОГЛАШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ.
   14.09.1934. Правительство Польши заявило о своем отказе принять участие в Восточном пакте, предложенном Францией для сдерживания агрессии. Из-за агрессивной политики в отношении территории Литвы Тройственный союз Латвии – Литвы – Эстонии (12.09.1934) не был усилен Польшей.
   6. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИГИ НАЦИЙ.
   28.07.1920. Конференция послов Антанты передала Польше восточные районы Тешена, включая город Тешен. Польский сенат, не удовлетворенный этой частью территории, не ратифицировал соглашение.
   13.01.1922. Лига Наций отказалась от роли посредника между Польшей и Литвой в конфликте за Вильнюс из-за нежелания Польши подчиняться решениям Лиги Наций.
   1934 г. Польша заявила в Лиге Наций об одностороннем расторжении договора о защите национальных меньшинств. Все это снижало авторитет этой международной организации.
   7. СРЫВ ВЫПОЛНЕНИЯ ПОЗИЦИЙ ВЕРСАЛЬСКОГО ДОГОВОРА.
   11.07.1920. Плебисцит в Силезии, проведенный в соответствии с Версальским договором, закончился поражением Польши. Но в Верхней Силезии поляки трижды с оружием в руках восставали против немецкой администрации.
   1938 г. Оказание политической поддержки Германии в поглощении Чехословакии (вплоть до планируемой совместной вооруженной агрессии).
   8. СОЗДАНИЕ МАРИОНЕТОЧНЫХ ГОСУДАРСТВ НА ЗАХВАЧЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ.
   7.09.1920. Нарушив перемирие Польша повторно заняла Вильнюс и создала в нем центральное литовское правительство.
   9. ВHУТРЕHHЯЯ ПОЛИТИКА: РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ВНУТРИ ГОСУДАРСТВА С ПОМОЩЬЮ ВОЕННОЙ СИЛЫ.
   12.05.1926. Начало военного переворота Пилсудского в Польше.
   10. ЗАХВАТ ТЕРРИТОРИЙ СОСЕДНИХ ГОСУДАРСТВ В РЕЗУЛЬТАТЕ СГОВОРА С ДРУГИМ АГРЕССОРОМ ИЛИ В ОДИНОЧКУ.
   1922 г. Польша в одностороннем порядке включила Вильнюс и область в свой состав.
   16.03.1939. Гитлер провозгласил германский протекторат над Чехословакией, которая была включена в состав рейха. Польша за содействие в Мюнхенском сговоре получила возможность оккупировать Тешенскую область.
   Как видим – даже ЗА ПОЛГОДА (!) до начала Второй мировой войны Польша участвовала в захвате чужой территории. Этот акт, по сути, мало чем отличался от того, что произошло в сентябре 1939 года, года Германия вторглась в Польшу, чтобы вернуть территорию, на которой проживали немцы, а Россия возвращала себе ранее утраченные территории. И если Чехословакию Германия делила с Польшей, то на этот раз пришла очередь самой Польши.
   ВОПРОС: Объясните кто-нибудь, за какие заслуги странами Антанты был выдан карт-бланш Польше (фактически воевавшей в Первой мировой войне на стороне ПРОТИВНИКОВ Антанты – Германии и Австро-Венгрии) на ее выход (кажется, пункт 13 Версальского договора) из состава России, кстати, союзницы Антанты, а в дальнейшем и на силовой захват новых территорий в нарушение Версальского договора?
   Ссылки на источники и документы желательны.
   И еще ВОПРОСЫ:
   1. Не кажется ли вам, что Польша своими играми с Германией сорвала все усилия западных стран на сдерживание Германии и в конечном счете втянула всех в мировую катастрофу?
   2. Не стоит ли началом Второй мировой войны считать не 1.09.1939 года, когда Германия напала на Польшу, и даже не 3.09.1939 года, когда Великобритания и Франция объявили войну Германии, а, скажем, 25.04.1920 года, года Польша напала на Россию, т. е. всего через три с небольшим месяца после вступления в силу Версальского договора?..»[30]

   Так что, размышляя над всем этим на светло-песчаном бережку лесного озера, встряхнув свои мозги после всплытия с его дна, я понял, что мне надо поискать некую недостающую связку.
   То, что Польша была выбрана как крайний и самый неуступчивый партнер в международных переговорах с участием СССР, – это для меня стало очевидным. Польша – это вечное НЕТ любым международным инициативам, исходящим из России. Даже если с Польшей из-за этого НЕТ потонет весь мир. То, что Англия и Франция, поручившись за нее своим мирным существованием, фактически с весны 1939 года подписали себе и всей Европе смертный приговор – это тоже стало для меня очевидным.
   НЕочевидным было только одно – это как же надо не любить свои народы и любить польскую государственность, чтобы очертив голову полезть в эту мясорубку. Тут ведь в качестве мотива даже пани Мария Валевская отсутствует… Да ведь полезли, повторяю, разом с обоих берегов Па-де-Кале… Тут должны…, тут просто ОБЯЗАНЫ торчать ушки из-за Атлантики…
   Долго их искать не пришлось… Они всегда на месте…
   «…14.01.1939 (из донесения польского посла в Вашингтоне Е. Потоцкого о беседе с послом США Буллитом) «Он [Буллит] едет с целым «чемоданом» инструкций, записей бесед и директив, полученных от президента Рузвельта и сенаторов – членов комиссии по иностранным делам… Содержание этих директив, которые Буллит изложил мне во время получасовой беседы, таково.
   1. Оживление внешней политики под руководством президента Рузвельта, который резко и недвусмысленно осуждает тоталитарные государства.
   2. Военные приготовления Соединенных Штатов к войне на море, на суше и в воздухе, которые проводятся ускоренными темпами и уже поглотили колоссальную сумму в 1 250 000 000 долларов.
   3. Решительное намерение президента положить конец любой компромиссной политике Англии и Франции в отношении тоталитарных государств. Они больше не должны пускаться с этими тоталитарными государствами ни в какую дискуссию, имеющую какие-либо территориальные изменения.
   4. Моральное заверение в том, что Соединенные Штаты расстаются с политикой изоляционизма и готовы в случае войны активно выступить на стороне Англии и Франции. Америка готова предоставить в их распоряжение все свои финансовые средства и сырьевые ресурсы…»[31]

   Кто еще не понял, тогда вот это… И это – раньше на полтора месяца предыдущей цитаты…
   «…19.11.1938 (из донесения польского посла в Вашингтоне Е. Потоцкого о беседе с послом США Буллитом) «Желанием демократических государств было бы, чтобы там, на востоке, дело дошло до военного конфликта Германского рейха и России. Поскольку потенциал Советского Cоюза до сих пор неизвестен, может случиться так, что Германия слишком удалится от своей базы и окажется обреченной на затяжную и ослабляющую ее войну. Только тогда, по мнению Буллита, демократические государства атаковали бы Германию и заставили ее капитулировать.
   На мой вопрос, примут ли Соединенные Штаты участие в такой войне, он ответил:
   «Вне всякого сомнения, да, но только после того как Англия и Франция нанесут удар первыми». Настроение в Соединенных Штатах, как он сказал, в отношении нацизма и гитлеризма настолько напряженное, что уже сегодня среди американцев царит психоз, похожий на тот, какой имел место перед объявлением Америкой войны Германии в 1917 году…»

   И еще меня преследовала простая мысль: должна же быть и невидимая нить между доблестным британским миротворцем Невиллом Чемберленом и озабоченными американцами. Она просто обязана была существовать…
   Уж больно Невилл нарисовался в европейской истории со своими нестандартными инициативами, развязывающими руки Гитлеру прямо под боком у народа Англии. И в Мюнхене в судьбе Чехословакии, и в Лондоне в судьбе предоставления убийственных для всей Европы военных гарантий для Польши.
   К моему стыду, эта ниточка лежала на поверхности обычной сетевой «Википедии». Достаточно только было посмотреть попристальнее на всю семью Чемберленов. Дело в том, что сводный брат Невилла – Джозеф Остин Чемберлен удостоился аж Нобелевской премии мира за 1925 год. А ее просто так не дают. И удостоился в весьма говорящей для моей версии компании. Премию мира англичанину Чемберлену вручили совместно с вице-президентом США Чарльзом Г. Дауэсом.
   А вот это уже более чем серьезно…
   Достаточно было взглянуть – за что…
   Оказывается, план Юнга начала 30-х годов для Германии – это всего лишь плавно развитые инициативы британцев и американцев, осуществляемые ими тихо и пушисто с середины 20-х годов. Они и были оформлены в план Дауэса – Чемберлена. Юнговские отпускные в 2 млрд. марок прощеных репараций для немцев – сущие пустяки по сравнению с мощнейшими усилиями США по восстановлению немецкой экономики в 20-х годах.
   При всем желании, Владимир Богданович, Вас понять я, право, поражен Вашей зашоренностью о сталинско-тельмановской теории проталкивания Гитлера к власти. Так тупо упираться Вам несвойственно…
   По плану Дауэса до 1929 года из США в Германию было переброшено кредитов на 21 млрд. немецких марок. При этом о первоначальном вливании 800 млн. немецких марок от американцев я вообще молчу… Благодаря защищенным траншам риски, связанные с закупкой валюты, ложились на получателя, что способствовало сохранению стабильности рейхсмарки.
   Немецкое пламя попранного собственного достоинства, воспламененное итогами Версальского договора, инициаторы, его оформившие, взялись тушить не справедливым пересмотром результатов изъятых территорий и ревизией сформированных и взрывоопасных национальных анклавов в Европе, а банальной закачкой кредитов поверженной стороне и финансовыми бонами. Это все равно что гасить пожар керосином. Как всегда, американцев душила жаба возможных потерь.
   Дабы обеспечить возвратность кредитов, выданных за поставки оружия странам Антанты, надо было обеспечить сначала неукоснительность репарационных выплат со стороны Германии. На это и были нацелены в первую очередь американские кредиты. Сей гениальный план и потянул на нобелевскую… Якобы и овцы целы, и волки сыты. Однако колоссальные средства изза океана, по сути, были направлены и Веймарской, и гитлеровской республикам на создание самых передовых вооружений.
   Именно этой поддержке мир обязан тому, что у Германии конца 30-х годов были самые лучшие в мире субмарины, топившие торговый и военный флот любой страны, самые лучшие боевые самолеты, начавшие практиковаться на населении испанской Герники, самые лучшие составы боевых взрывчатых смесей, применяемых в торпедах, снарядах и авиабомбах, самые лучшие наработки в области ракетостроения, завершившиеся ракетными обстрелами Лондона в 1944–1945 годах, самые лучшие практические наработки в области освоения энергии атомного ядра уже к 1943 году…
   Вот теперь я и понял во всем масштабе, за что старший брат Невилла Чемберлена, Остин, получил Нобелевскую премию мира.
   У меня лично нет слов…
   Если они остались у Вас, Владимир Богданович, жду с нетерпением Вашу апологию этим голубям! Только благодаря Божьей воле мир во всей полноте не вкусил на себе всех достоинств итогов усилий нобелевских лауреатов в деле мирного строительства Германии… Младшему брату – Невиллу Чемберлену, собственно, ничего и придумывать в конце 30-х уже не надо было… Европа катилась в войну под нож унавоженной американскими деньгами Германии.
   А ему досталась горестная судьба крайнего, подписавшего бессмертные бумаги, оформившие кошмар Второй кровавой бойни в XX веке!
   На историческом заседании британского парламента 10 мая 1940 г. к Чемберлену и его сторонникам были обращены слова, когда-то сказанные Оливером Кромвелем Долгому парламенту: «Во имя Бога, уходите!» – что, по существу, означало политическую смерть Чемберлена.
   «Вы были поставлены перед выбором между войной и позором, – заявил Чемберлену его будущий преемник Уинстон Черчилль. – Вы выбрали позор, но вас ждет еще и война». А через пять месяцев, 9 ноября 1940 года, сердце бедняги Невилла не выдержало…
   Вот только теперь я успокоил свой мозг, лежа на песчаном бережку…
   Связочка наконец и замкнулась…
   Пассионарная, круче самой Долорес Ибаррури, Речь Посполитая…, далее – давшие ей военные гарантии безопасности Франция и Великобритания…, далее – неизбежность первыми с их стороны защиты обиженной Польши…, далее – для Гитлера на выбор… – удар по СССР или по франко-бриттам (Гитлер предпочел смешанный вариант)… и, наконец, вступление под занавес европейской трагедии гаранта всего демократического на планете Земля – США.
   Радуйтесь, Резун…
   А пока же… Вот Вам, батенька Суворов, шах… и мат.
   В моем понимании дело всей Вашей жизни плавно пошло ко дну того самого лесного озерка. Чтобы крепко подумать… Хотя топили Вас в этой жизни изрядно… Поверьте, начитался я о Вас и торпедах в Ваши борта! А над озерком осталась торчать только ледокольная труба… Которая, правда, еще дымит…
   Оставшуюся часть моей книги я и посвящу этому дымку….
   И для этого не надо писать 7-томную историю. Я еще и до третьей главы своей сумасбродной фантазии не добрался… И, что самое обидное, даже фантазировать еще не начал… Надо просто быть свободным художником, желательно без работы, а значит, иметь время на разбор того, что Вы наваяли на историческом поприще за последние 30 лет…
   Не более… Хотя понимаю. Вы мэтр отечественной исторической науки в западном ее понимании. А я так…, просто погулять вышел. И уж никак советовать о том, что и как Вам писать, не могу… не должен… и прав таких за мной не подарено…
   Допустим, что так… Но куда деть Ваши достоинства?!.
   Вас всегда, Владимир Богданович, распирает от самолюбования. Даже когда Вас звали Вовочкой и носили Вы белый школьный воротничок. Надо же, как Вы интеллектуально оглушили отсидевшую свое в Сибири Вашу первую учительницу Анну Ивановну! Прям сразили ее суворовской логикой: а что это мы поем в концертном школьном хоре одновременно такой репертуар?
   «… мы раздуваем пожар мировой…» (это у П.Григорьева и С. Покрасса) и
   «…вновь богачи разжигают пожар…» (это уже у И.Френкеля и В.Белого)
   А учительница смущенно погрозила Вам пальчиком и предрекла всю Вашу дальнейшую «нескладную судьбу»…
   Владимир Богданович! Вам ведь сейчас не семь лет, Вам уже за шестьдесят!..
   А Вы все ерничаете и прикидываетесь!
   Отвечаю: авторы этих советских песен абсолютно правы.
   И дети в Вашем, как Вы выразились, «дурацком» хоре пели правильно. Ибо в поддувало мировой революции и двух последующих мировых войн поддували с двух концов сразу. Вот такую топку они сконструировали!
   Начиная с 1905 года из еще романовской России Ваш любимый Лев Бронштейн (он же Троцкий), коему Вы честно и по незнанию отдаете лавры теоретика омывания копыт красных коней в водах Индийского океана и европейских рек Вислы и Рейна, раздувал щеки во всю силу легких в сладостном ожидании и русского, и европейского пожара[32].
   А с другой стороны, в топку накачивали кислород войны, раздувая ее пламя в Европе, те самые «богачи» из песни И.Френкеля и В.Белого. А вот с 1978 года кочегарить на Ледоколе пристроились и Вы.
   Вообще, уж коль о Вашем самолюбовании… Я просто поражен, как Вы походя цитируете мысль своего учителя в Женеве, при этом поминая неполученное им звание контр-адмирала. И неполученное именно из-за Вашего желания покочегарить в Бристоле. Право, уж не знаю истинных Ваших человеческих взаимоотношений, но давить и плясать на чужой мозоли некрасиво. Тем паче публично…
   Вот безупречный Вы аналитик, Владимир Богданович! Умница и классный специалист части отечественной военной истории. Спорить с Вами о танках или об истории построения и развития сталинских дивизий – пустое дело. Вы здесь парите над всеми, аки горный орел. И мне искренне порою жалко всех тех наших военных историков, которые еще этого не поняли. И уж совсем плачу о людях, рискнувших в свое время в СССР писать мемуары о войне и попавших под Ваш топор. Хотя, с другой стороны, если перевернуть известную русскую пословицу: «На то и карась в реке, что бы щука не дремала…»
   Я полностью за Ваш, Владимир Богданович, самоотверженный труд в деле того, чтобы наш бывший советский и ныне российский генералитет все же, прежде чем подписывать издательству в тираж свои мемуары, внимательно бы их, ну, если не вычитывал, то хотя бы читал. Я за Ваши бристольские ночные бдения в деле того, что если наши академики пуляют друг в друга да и в остальной мир цитатами, то уж хотя бы пусть не лично, но со своих референтов требовали полный контекст того, что этой цитате или ее фрагменту предшествовало или следовало…
   Тут Вы безупречны и как историк…
   Хотя, опять-таки, нашим референтам есть чему учиться у ихних референтов.
   Что там генералы! Тут сам Барак Обама толкает спич на весь мир, по которому его дед во Вторую мировую доблестно освобождал Аушвиц и Треблинку![33] Куда смотрят спичрайтеры президента США – ума не приложу! Хотя понимаю, что у них у всех с географией было плохо. Зачем она им, если у них есть Америка! Посему эти немецкие концлагеря Польши речью президента и перенеслись на территорию Западной Германии. Для удобства деда будущего президента. В общем, осиротили они этим поляков, которые в 1945 году отродясь ни одного американца видеть не могли в качестве своих освободителей. Если, конечно, дед Обамы не служил в сталинской РККА.
   Пора Польше за покаяние в Едвабне реванш брать.
   Рукоплещу я и Вашему, Резун, прекрасному аналитическому разгрому укладки мин в квадратные мили! Талантливо и доходчиво пояснено…, да еще и с образом морячка с ракушками и расписными русалками на груди. Прямо скажу, в лучшем Вашем стиле! В восторге от высеченных Вами русским слогом американцев в их безнадежном деле танкового строительства. Да что там строительства, когда они толком свою военную продукцию заноменклатурить не могут. Прямо детский сад!
   Но как же из Вас, через три раздела любой Вашей главы на четвертый, выпирает наружу Ваша ненависть ко всему советскому! Порою я диву даюсь, как Вас не угораздило сразу в Бристоле родиться?! Вот ведь далось крупнейшему селу Барабаш Хасанского района Приморья Вас осчастливить своим видом при Вашем появлении на свет.
   Но это же – на краю Света!
   Хотя речка Ваша родная – Барабашевка, в переводе с китайского ее местного названия нам о Вас кратко говорит – «Спящий Тигр»… и вот Вы наконец проснулись после 1978 года…, но уже на речке Эйвон… Правда, чуть ниже того места, где до Вас уже родился Шекспир…
   Как же нас Вам надо не любить из-под гения помянутого старика Уильяма, чтобы смело писать на весь мир:
   «…начиная с 1927 года Советский Союз не строил ничего, кроме концлагерей и военных заводов»[34].
   Нешто мы игрушек для детей при Иосифе Виссарионовиче не делали? Аль нам их из Китая уже тогда присылали? И книжек мы в СССР не печатали? Ждали, когда Ваши из Бристоля к нам выйдут… И комбайны для села мы не собирали, и пароходов мы не строили с поездами? Не возводили мостов, зданий и целых городов?!
   А шедевр русского архитектурного авангарда – Шуховская радиобашня на московской Шаболовке? С 40-киловатным радиопередатчиком 1927 года, вещавшим на половину нашей страны к востоку, и с приемом его сигнала почти всеми европейскими радиоприемниками на Западе. Это тоже для войны? И первые телевизионные опытные трансляции 1937 года тоже для военных диверсий?
   Могу подарить Вам тему. Вам же целых глав на такие идеи не жалко!
   Высота башни Владимира Шухова была урезана с первоначальных 350 метров до жалких 148 метров по простой причине. Болезнь вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина уже в 1922 году подсказала главе Секретариата его ЦК тов. Сталину, что полноценного праздника Революции на всех континентах Земли не получится! Посему Шухова и попросили умерить амбиции…
   Это как раз будет в унисон с Вашими историческими зарисовками о так и не построенном на месте ныне вновь возведенного храма Христа Спасителя сталинского Дворца Советов. А то Ваша 5-я глава в «Последней Республике» какая-то сиротливая и куцая оказалась. Берите пример с Алексея Толстого. Тот, увидав шуховский шедевр, написал целую книгу – «Гиперболоид инженера Гарина».
   И под Жигулями на Волге мы гидроэлектростанции не возводили? Хотя не понимаю, чем Вам Днепрогэс не по душе пришелся. Дело плавки алюминия необходимо не только военным самолетам. Аль в быту советского человека не было ничего из алюминия, окромя блоков цилиндров танковых двигателей? Аль мы гражданских самолетов при Сталине не строили?
   Одни концлагеря!
   Вот в этом примере Вы весь! Только прикидываетесь тем, что блюдете память российского народа! Стремитесь, чтобы, мол, он с Вашей помощью прозрел! На самом деле Вы вышибаете своими книгами из нашего народа даже представление о том, что он способен самостоятельно читать, а не просто тупо верить всему услышанному!
   «…но и они оказались людьми советскими: раз все говорят… то так тому и быть…»[35] Это о народе, на языке которого писали Пушкин, Гоголь, Достоевский… Венедикт Ерофеев! Вы с напускно разорванной на себе рубахой борца за народную память поганите то, ради чего наш народ когда-то совершенно искренне и честно трудился, то, что он защищал и ради чего пролил немереное количество своей крови. Вы сознательно насилуете наши прежние идеалы, чередуя это логическими экзерсисами по якобы их оздоровлению Вами на ниве избитого клише: «хороша та Родина, где тебе лично хорошо». Манипулируя при этом содержанием своих текстов над читательским сознанием, как когда-то Кашпировский издевался над сознанием телевизионной аудитории.
   Вы настолько увлекаетесь этим садомазохистским процессом, что невольно выпирают уже подробности Вашей личной жизни… Мне не нужны никакие чужие книги о Вас. Надо просто внимательно читать Ваши собственные. И особенно те места, где Вами помятуется мораль! Это Ваш конек! Когда Вы начинаете морализировать – у меня руки опускаются.
   Теперь смело можно плакать над Вами.
   Я не знаю Ваших отношений с Вашей женой. Но, думаю, натерпелась она в Вашей «нескладной судьбе» многому. Уже только поэтому я не рискнул бы писать о видении главной характеристики жены вообще, как это сделали Вы:
   «…Да что толку, если ненадежна? С высот опыта жизненного молодому поколению на сей аспект главное внимание обращать рекомендую»[36].
   Может быть, Вы в действительности и хотели так свою жену похвалить… возможно… И Валерия Петровича Калинина порадовать – мол, с Ваших слов он достоин и заслужил в Женеве большего…, уж звание контр-адмирала – точно…
   Возможно…
   Но получилось у Вас, Владимир Богданович, по великой присказке Черномырдина… Право, Резун, пишите все же о танках… Да и глава 27, где Вы позволяете себе делиться с молодежью своим знанием женских добродетелей, Вами названа именно – «Про самый устаревший танк».
   Короче, если хотите серьезного разговора и по существу затронутой Вами в «Ледоколе» темы, то наберитесь терпения… Заодно и узнаете, почему Вы о Троцком неверного мнения. Да и, возможно, найдете ответ на Ваш вопрос, что вынесен мною в эпиграф этой книги. Поплотнее мы рассмотрим и вопрос о том, чем питался советский народ при Сталине, если у него на территории были построены одни концлагеря и военные заводы…
   Читайте мою фантазию дальше… и пролистайте её хотя бы до 6-й главы…
   Вот лично мне пока торопиться некуда…
   Позвольте мне за дровишками для камина отлучиться… и продолжайте листать странички без меня…
   Следующие события могли быть таковы…

Глава 3
Нефтяной намордник Ледокола А. Гитлера или ядерные швартовы Ледокола И. Сталина

1
   Кстати, вот с этого места, я искренне предложил самому В.Суворову творчески и самостоятельно продолжить авторские права его же идеи. Ну, то есть попробовать опровергнуть ореол Джорджа Оруэлла и его бессмертного романа «1984»… Тем паче что на дворе уже 2009-й. Кризис… Ну чем еще заняться достойному историку и человеку, повергающего самые тотальные и тоталитарные в мире мифы?
   Но Владимир Богданович буковками своего модератора сайта отказался от этого предложения. Отказ я сей храню, ибо, право, хотел бы читать историческую фантазию своего любимого автора в оригинале…
   Но не судьба…
   Его дословный ответ мне:
   «…Это Вы советуете? Так сказать – цель жизни?
   Ну так займитесь сами. Кто-то мешает?.. Короче, Вы мне советуете сочинить «Трактат о Государстве» в 7 томах? Извините, Вы экономику хоть как-то изучали?
   Жаль…»
   Ну, экономику я, кстати, когда-то и как-то изучал… приходилось. Правда, я не совсем понял, при чем здесь «Трактат о Государстве», да еще и многотомный. Но понял одно: В. Суворов фантазировать на собственные темы не любитель.
   Что ж, рискну я, продолжим…

   Очевидно, Сталин не расстался бы с Ледоколом Версаля.
   Теперь – к осени 1940 года – эта идея стала бы более жизнеспособной. Гитлер утратил иллюзии. Ему нечем теперь воевать без политического разрешения СССР. Обращаться в Лигу Наций бесполезно. Он уже в состоянии войны с ведущими ее членами. Своих сил отобрать Плоешти у него тоже нет. Это в атаке Жуков гробит любую наступательную операцию. А вот команду «ни шагу назад!» он знает отменно. Характер у него такой. Ну чистый Упрямый и Медный лоб! Тут я опять согласен с В. Суворовым. Лучшее, что я видел как характеристику Г.К.Жукова, – это образ сыгранный Владимиром Меньшовым в фильме Сергея Урсуляка «Ликвидация»…, там в 6-й серии перед портретом Иосифа Сталина Маршал Победы с рюмкой водки под песню его любимой Лидии Руслановой «выдает на-гора» весь свой мажористый характер.
   Блеск!
   Так что Плоешти немцам уже назад не получить, тем более не горящими и не подорванными, точно как скважины Кувейта в начале 90-х годов прошлого века. Посему пока в Европе все попрежнему подконтрольно тихо немецкому сапогу…
   Я уверен, Адольфа Гитлера пригласили бы в Москву на инструктаж.
   Но не как фюрера Великого Рейха, а как, cкажем, приглашали полковника Илью Старинова – рангом не более его и без всяких президентских почестей. Вот после этого инструктажа участь Британии действительно была бы решена. У немцев просто не осталось бы заумных сомнений, куда, собственно, пылить своими танками и бросать морские брызги своим быстро растущим военным флотом.
   Вы воскликнете: так это уже не свободная воля фюрера – десант в Британию! Это ж получается, что Сталин его по инструктажу туды отправил!
   Как же потом в глаза миру-то прогрессивному Сталину глядеть, не моргая?!
   …
   Вот прошу всех успокоиться.
   Недаром дело жизни на эту тему положил Виктор Суворов. Он ли нам не объяснил, другие ли въедливые историки не накопали, что Гитлера для того и держали на исторической сцене Европы аж с начала 20-х годов. Хотя сталинские помочи в этом деле были одними из последних.
   И вот в ответ на спущенный со стапелей Версаля Ледокол – Сталин неизбежно начал заботливо строить ему декорации каналов его великих походов.
   И я это пишу не стыдясь и более всего понимая причины того, где, собственно, учились военному делу блистательные умы немецкого полководческого мастерства: полковник Хайнц Гудериан в начале 20-х годов окончил наше танковое училище в Казани. Собственно, это был не единственный в верхах вермахта случай, Герман Геринг, рейсхминистр авиации Германии (люфтваффе), в середине 20-х также проходил летную подготовку в советской летной школе под Липецком.
   Да что там глава люфтваффе.
   Если уж к слову перечислять всех, кто из немецких стратегов так или иначе обучался или стажировался в СССР, то это генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель (кстати, именно он в мае 1945 года подписал Акт о капитуляции поверженной Германии), далее генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич и, наконец, главный немецкий герой Курской дуги и лучший военный ум Германии – генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн.
   Это же не в 40-х годах, а еще в 20-х мы помогали немцам обходить международные санкции Версальского договора. Ну раз нельзя на территории Германии строить свой будущий воздушный флот, то, значит, завод Вилли Мессершмитта поначалу начнет свою деятельность аж в московских Филях. Это я к тому, что учиться делу военного строительства в 30-х годах в области военного авиастроения и формирования подводного флота надо было не у американцев. Самые светлые и перспективные умы на эту тему были в тот момент у немцев. Но на американские деньги, это уж точно…
   Сталин же грамотно воспользовался этими немецкими достижениями, поставив их в первую очередь на укрепление мощи РККА. Я это уверенно говорю еще и потому, что просто возражать Вам тут, Владимир Богданович, опять-таки нечем.
   Разве не Вы отстаивали честь немецкого авиастроения в истории с «Ме-209»? Разве не немец Фриц Вендель уже весной 1939 года носится над землей в честь дня рождения фюрера с невероятной скоростью для того времени в 755,138 км/ч, достойной книги Гиннесса? Что-то мы не слышали ничего подобного от американских авиастроителей в то время!
   Или не Сталину удалось под крышей той бумажки, что он подписал с Гитлером в Москве руками Вячеслава Молотова и Иоахима Риббентропа, опять-таки легально закупить в Германии 36 новейших самолетов аж 12 типов?! Нет?
   Опять-таки читайте собственное произведение «Истина дороже. Святое дело» (гл. 5 разд. 2). Так что уж по чьим военным заводам и лабораториям шныряли советские специалисты, так это по немецким. Даже образцы лучшей на то время в мире немецкой взрывчатки выносили под ногтями. Зато после этого, и особенно с 1942 года, эффективность снарядов, мин и торпед РККА резко выросла. Даже большинством исследователей оплеванный факт поставок советского сырья стратегического назначения, материалов и продовольствия накануне Второй мировой войны в Германию Сталин делает фантастически красиво и в интересах своей страны.
   Да…, СССР в течение первых 12 месяцев после августа 1939 года планировал поставить Германии сырья на сумму примерно 500 млн. марок. Это 1 млн. тонн кормовых злаков в общей стоимости 120 млн. марок, 100 тыс. тонн хлопка (90 млн. марок), 900 тыс. тонн нефти (115 млн. марок), ну и на оставшиеся почти 150 млн. марок – фосфатов, железного лома и чугуна, марганцевой руды и леса…
   При этом Германия брала на себя обязательства встречных поставок. Так вот, по ним Сталин на эквивалент своих поставок в 500 млн. марок брал тотчас кредит немецких товарных поставок (мол, покрою потом…) на 200 млн. марок больше (и причем из этого кредита – 120 млн. марок уже до конца 1940 года!). И, разумеется, немцы нам уже давали не сырье. Мы у них забирали готовую продукцию, корабельное вооружение, образцы тяжелой артиллерии и важнейшие лицензии…
   Что – разве в 1939 году Гитлер не был фашистом?
   Ведь этим Сталин и вел ту самую политико-экономическую игру по загону, правда пока еще в рамках добровольного выбора, самого Адольфа, машины рейха в безвыходный канал войны на Британских островах. При этом не забывая поддержать и словом и делом самих британцев. Обижаться на Сталина им не на что.
   Сталин военно-технически поддерживал и их. И даже американцев!
   Вот специально не буду приводить свои факты. Возьму суворовские:
   «…тщательное изучение новейшей германской боевой техники вели не только советские, но и британские специалисты… Раскрывая германские технологические тайны перед противниками Германии, Сталин повышал их способность к сопротивлению…»[37]
   Совсем я с Вами, Резун, закружился! Выходит, что если Сталин и людоед, то явно с благородным уклоном. Прежде чем всех сожрать, он всех сначала вооружил!
   И это опять-таки Ваш вывод, Резун, – не мой…
   В ответ – и Франция, и Англия, и США делали много более, чем Сталин, и ровно наоборот – пиная и политикой, и экономикой Гитлера на восток. Только вот с каналостроением у них скромнее получалось, но в чистоплюйстве их ну никак не обвинишь… По крайней мере лозаннский подарок американцев Гитлеру в 2 млрд. марок списанных репараций явно повесомее, чем сталинский в 500 млн. марок…
   Нет?.. Еще доказательств?..
   Срочный вояж второго лица партии национал-социалистов Германии Р. Гесса в Лондон весной 1941 года – будет неопровержимым тому подтверждением. Причем цель визита и последующее пребывание Гесса в Англии – наглухо и надолго запечатаны в архивах и по сей день, аж до 2017 года… А говорят, что и этот срок перепродлен!
   Ну-ка, спросим по-суворовски, как это любит постоянно делать Владимир Богданович применительно к советским архивам: а чего это Вы, дорогие английские сэры и пэры, там так ДОЛГО прячете?.. Что ж это за буржуинская тайна такая, что ее нельзя всю полностью предъявить честному народу? Война-то давно кончилась! Почитай уж скоро как 70 лет будет со времени того майского «бегства» …
   То-то, Владимир Богданович! Нет ответа! Зато Вы живете и творите в самой правдивой, парламентской и миролюбивой стране мира! От всей души – поздравляю!
   Зато я попробую ответить за в рот набравших воды сэров и пэров.
   В архивных и неопубликованных материалах «бегства» Р. Гесса в Лондон хранится та же причина, что заставила ранее Сталина не двигать танки Жукова в долины румынских Плоешти в июле 1940 года. Хранится стремление к КРАСОТЕ и совершенству политической мысли – только эта красота – уже британская. Но вот демонстрировать ее – ой как стыдно!
   Весь мир увидит, что британский пушистый истеблишмент был очень сильно замаран негласными германо-британскими договоренностями в режиме он-лайн даже тогда, когда фашисты топили британские торговые суда по четыре штуки за день и начинали бомбить Лондон. А с университетских дверей Оксфорда приходилось для военных нужд свинчивать бронзовые ручки и спиливать по всей Британии чугунные ограды.
   Настолько стыдно, что старине Гессу впаяли на Нюрнберге пожизненное, запечатав его именно в тюрьму британской зоны ответственности в Шпандау, а потом его в возрасте 93-х лет в 1987 году объявили повесившимся с немедленным уничтожением всех сопутствующих этой процедуре улик… Ну чем не катынский детектив!
   Уж не взыщите, но тогда каждый стремился стравить этого гитлеровского пса друг на друга! Вывести свои народы и экономику из под страшного немецкого удара!
   А я же Вам просто предлагаю еще летом 1940 года быть сталински последовательным до конца, не искать лучшее там, где уже есть хорошее, и принести ошейник, и поводок. Причем пес сунет свою голову в ошейник сам. Правда, уже не добровольно, а добровольно-принудительно. Просто когда приходится выбирать между ошейником и гуманной дозой усыпляющего, поневоле выберешь не то что ошейник, но и намордник в придачу.
   То есть Ваш ледокольный вопрос для меня сводится не к тому, кто первый начал, а к тому – когда и как надо было начать! Посему Лео Сциллард Вас, Владимир Богданович, еще не раз потревожит…
2
   Вот только не надо в этом месте криков!
   Вот вам и откровения – фантазии очередного недобитого коммунистического историка. Мол, вот она – откровенная агрессия коммуняк уже в XXI веке! Повторяю, я всего лишь пианист. Если хотите – тапёр, и только пытаюсь попробовать себя в фантазиях в стиле социолога-футуриста.

   Давайте разберемся, и без истерики…

   1. Свободный мир усилиями В. Суворова и так ноне знает, что ежели бы не эта румынская промашка Сталина с бесцельно, но страшно озадачившими Гитлера стояниями жуковских танков на Пруте в июле 1940 года, то Гитлер, согласно подписанной 16 июля того же года директиве № 16, к середине августа начал бы высадку на Британские острова. А Сталин бы за его спиной аплодировал этому. То есть все опять-таки упирается в поведение Сталина, а не Гитлера.
   Так в чем же несусветность моей фантазии? И кого и куда я толкаю из XXI века?..
   2. Что в связи с этим экономит СССР, и весь мир, и даже немецкий агрессор? По самым осторожным подсчетам, 56 миллионов жертв Второй мировой войны. Ибо считайте, что этой бойни просто бы не было – я недаром первые десять листов посвятил гонке ядерных вооружений на начальном ее этапе. Боюсь, что ее тоже не было бы.
   Угроза захвата Гитлером Англии еще в 1940 году не дала бы перебросить внятную технологию производства атомной бомбы в США… Правда, и еще кое что, о чем читайте ниже… Боюсь, что и гонки вооружений между капиталистическим и социалистическим миром, коя идет и по сей день во вроде бы уже полностью капитализированном мире, – тоже не было бы.
   Количество сэкономленных человечеством нулей (боюсь только, что при предлагаемом мною варианте уже не в долларах США) – мне даже не хочется напрягаться считать. Есть погодовая статистика военных бюджетов всех стран всего мира, потрудитесь сплюсовать сами…
   Очевидно, что не было бы послевоенных войн – Японию бы не бомбили ядерными бомбами, не было бы войны в Корее – ее не стали бы делить, не поливали бы напалмом красавец Вьетнам, обошлись бы без вечной войны между арабами и Израилем (просто потому, что… похоже, еврейским поселенцам не пришлось бы государственно оформлять свой форпост на Ближнем Востоке, к слову, не состоялся бы и Холокост с его многомиллионными жертвами и послевоенными немецкими платежами за это преступление евреям всего мира), не было бы войны в Анголе и Мозамбике, войны в Ираке, войны в Афганистане и, возможно, так остро не стоял бы в мире вопрос с далай-ламой – и уж, видимо, не пришлось бы рушить Башни-близнецы Нью-Йорка, ибо не было бы причины их подрывать и устраивать мировое шоу в режиме он-лайн, крича об американской трагедии масштабнее, чем расстрел в Далласе…
   Теперь назревает главный встречный вопрос…
   Прям вижу возбужденного Резуна!
   Вы это что, товарищ автор, серьезно?! Это откель же такой рай на земле? Непонятно, а что, собственно, с Гитлером будем делать в этом бреду?
   Опустим любимое развлечение Иосифа Виссарионовича – покрывать все свои территории сетью гулаговских лагерей. Допустим, он на старости лет, как Иоанн Грозный, опамятовался… Будем возражать Вам проще…
   Да, коммунисты, ведомые Сталиным, передрались прямо сразу, как похоронили его! Ась… Что ответите на это, уважаемый? В чьи чистые руки попала бы бесконтрольная власть над всем миром, да похоже, что и с ядерной дубинкой в руке…
   И потом, США за океаном – это Вам не фунт изюму. Да и, скажем, с Японией, так любезно пощаженной Вами, и ее миллионной Квантунской армией что прикажете делать? В конце концов, что там Япония.
   Есть фрукт и поаппетитнее. С ним вот американцы уже сейчас не знают, что делать, – Китай!
   Ну и напоследок – самое ужасное.
   Да живи товарищ Сталин хоть вечно, как можно под его мудрым руководством без бойни народов впрячь в одну телегу и лебедя, и рака, и щуку?! То есть чудна природа-матушка, но это ж получается, что, скажем, в ваших Объединенных Станах Европы будет и коммунизм, и национал-социализм, и капитализм высших и низших стадий, а в перспективе еще и все оттенки маоизма с дзен-буддизмом…
   Так, что ли, уважаемый товарищ автор?
   Батенька – это уже не Нобелевской пахнет, а чистой палатой № 6…
   Наконец Владимир Богданович рванул на себе рубаху, ахнул треухом об пол в восклицании: «Аль Вы, тезка, не читали мою художественную картинку-предупреждение?! Я ль не рисовал всем вам судьбу Европы в случае, если бы товарищ Сталин свой шанс не упустил? Я ль не поднимал вас всех в космос и не показывал вечерний вид двух Корей? Южная Корея – красавица и сверкает, аки ночной бриллиант, в огнях, а Северная – как мрачный упырь – во Тьме? Вот что уготовила бы нам всем действительная Победа Сталина!
   Что ж ты, тезка Новоженов, тады тупишь?.. и народ баламутишь?..»

   Вот такого Резуна я очень люблю.
   Что ж… Sic Rodos… sic salta…
   Конечно, по порядку…
3
   При таком раскладе событий летом 1940 года у Гитлера нет иного выбора, как признать то, что Сталин его переиграл. Бросать свои армии назад, на восточную границу, имея за спиной разозленных французов в обгаженном Париже, и англичан, чьи многие линкоры уже покоятся на дне – это все равно что бросаться с ножом на паровоз.
   С англичанами немцы начали очень уж бойко. Не прошло и полутора месяцев с начала объявления войны друг другу, как 15 октября 1939 года немецкая подводная лодка U-47 тайно зашла на базу английского флота у Британских берегов, Скапа-Флоу, и двумя своими торпедами расколола флагман-линкор всего английского флота «Ройал Оук».
   Он немедленно опрокинулся и затонул ровно за 23 минуты, прихватив ко дну 832 члена своего экипажа вместе с командующим английским флотом метрополии – адмиралом Бленгроувом. Потом уже командир немецкой подводной лодки капитан Гюнтер Прийн получил за этот дерзкий поход из рук самого Гитлера Рыцарский крест.
   В декабре 1939 года в заливе Ла-Плата у берегов Аргентины происходит первое принципиальное морское сражение ВМФ Германии с британским флотом. Немцы теряют свой крейсер «Адмирал граф Шпее», однако он накануне унес на дно 9 британских судов…
   К середине 1940 года около 1 тысячи британских торговых судов уже лежали на дне.
   Остаются США…
   Но после немецких погромов еврейских синагог в Германии уже в 1938 году пытаться что-либо объяснить этой американской державе, приютившей у себя 2/3 самого богатого и одновременно самого РR-продвинутого европейского еврейства, было делом безрассудным. Да и потом, куда девать 2/3 идеологического содержания системообразующего труда Третьего рейха – «Майн кампф»?..
   В общем, просить мира на Западе – уже нереально.
   Другой вариант… Просить мира на востоке…
   Так с Вами, товарищ Адольф, вроде никто на востоке и не воюет…
   В чем, собственно, дело? Друзья мы – после августа 1939 года. Вот посему идите, товарищ, и занимайтесь своим любимым делом, бейтесь за жизненное пространство для немецкой нации. А вот чтобы Вас не одолевали сомнения в этом вашем призвании – вот для этого жуковский сапог и прислонен плотно к Вашему нефтяному сердцу, а мои горные стрелки пьют крепкий солдатский чай со склонов Грузии уже в ваших Татрах!
   Вопросы есть? Вопросов нет…
   Ступайте и организуйте работу так, чтобы через пару недель сэр Уинстон Черчилль был у нас в Москве. С предложениями…

   Я думаю, коллеги-историки, вы понимаете, что фюреру предложено лишь продолжить работу над своей же Директивой № 16. И не сомневайтесь – он ее с блеском бы выполнил. И не позднее середины августа начал бы высадку на Альбион… И, вероятнее всего, не силой своих ВМФ, а немецким воздушным десантом, поддержанным, конечно, и с моря. Это фюрер блестяще показал силами 22 тысяч немецких десантников, взявших без звука в реалиях мая 1941 года британский остров Крит.
   Однако и в Лондоне не спят. Сэр Уинстон, потягивая любимый армянский коньяк, понимает – времени у него осталось ровно месяц. Сталин уже в Плоешти. Он полностью контролирует нефть войны. В таком раскладе у Черчилля два варианта: либо лететь в Вашингтон, либо лететь в Москву.
   Что, собственно, он получит в Вашингтоне? Там, как всегда, предложат денег, ну оружие, ну, на худой конец, угостят виски… Ну не с руки американцам лезть в Европу, засучив рукава. Они туда до 1944 года не сунулись… Это когда из русских выпустили почти всю кровь и кишки, а из немцев чуток поменьше, вот только тогда, когда поле боя зачищено и пахнет Победой, на ней появляется американский солдат, который пахнет одеколоном.
   Так что, сэр Уинстон, мы, конечно, с вами всей душой, но уж больно не хочется рисковать американским флагом. Да и сами поймите, вот мы сейчас тока дернемся к Вам в Европу биться над супостатом-фюрером, как для этого вам наш флот потребуется…
   И только мы, значит, его начнем тянуть, как не сомневайтесь – японцы в Тихом океане уже и нам начнут выпускать кишки, да так, что нам потом можно будет навсегда забыть обо всей Юго-Восточной Азии. И даже все китайцы скопом от этого Японию не удержат.
   Если, товарищ сэр, Вы думаете, что я Вас развожу, так Вы взгляните на реальную историю. Через год с небольшим, и никуда не уходя со своим мощным тихоокеанским флотом, нас, американцев, японцы так долбанули в родной гавайской базе, что вот мы со всем Комитетом объединенных штабов (ну как и у Вас – англичан…) теперь будем планировать в 1945 году им за это особый вариант казни придумать.
   Так что выпейте, сэр Уинстон, вискарика… и летите к себе обратно в Лондон. Занимайтесь своим любимым делом – отстаивайте свое любимое жизненное пространство, спасайте свои заморские колонии… Ну и заодно и наши… конечно…

   Так что, выпив еще рюмочку армянского, сэр Уинстон понял, что нет смысла лететь и пить американское пойло. Пути иного – как лететь в Москву – не остается.
   Ну, право, не ждать же, пока Адольф кинет свои корпуса на Лондон.
   И не удивлюсь, ежели сэру Уинстону в тот момент представилось, как старина Джо отсыпает Адольфу из своих личных запасов хотя бы половину своих советских воздушных десантников. Да их и десятой доли бы хватило… В ладной немецкой форме, ладно говорящих на немецком… Они бы показали Герингу, как надо работать в воздухе…
   Ужас… лысину Черчилля аж в пот бросило…
   Неееет…, надо срочно лететь в Москву…
Москва, Кунцево – не позднее 1 августа 1940 года
   Теперь уже на столе тихой дачи в Волынском лесу стоят две рюмочки чудного армянского коньяка… Я не буду фантазировать суть содержания этой беседы – вероятно, вариант ее исхода только один и такой…
   – …Вы, дорогой Иосиф, уймите своего ретивого друга… Он вон уже нам в затылок с Джерси вот-вот начнет дышать! Дайте нам, англичанам, тихо сидеть на своих островах. И делайте Вы там в своей континентальной Европе что хотите. Хоть националкоммунизм мирового разлива… А мы просто посидим и посмотрим… Мы, англичане, умели пересиживать многое в этой сумасшедшей истории человечества. Пересидим и Вас…
   – Что ж, – улыбнулся в свои усы Иосиф Виссарионович. – Сидите себе…Только если Вы думаете, что Ваши сэры Патрик Блеккет, Джузеппе Оккиалини, Джеймс Чэдвик и иже с ними могут и дальше научно обнюхиваться со своими коллегами-янки, то Вы, сэр Уинстон, глубоко ошибаетесь. Мы тут в Москве подумали, и вот пару недель назад заседание Президиума АН СССР создало, так сказать, Урановую комиссию.
   Моя доблестная разведка сообщает мне, что у Вас такие же планы. Ну, пока суть да дело, до 1941 года нам еще дожить бы надо, так что давайте не будем распылять наши союзнические усилия… А, как я понимаю, Вы, сэр, прибыли ко мне в Москву не коньячком баловаться, а просто и доверительно сказать мне, что СССР и Великобритания теперь союзники… Так вот, не надо Вам планировать создавать собственный Урановый комитет.
   А британских коллег для наших советских исследователей, будьте так любезны, направьте в долгосрочную командировку сюда, в Москву, разумеется, со всеми наработанными материалами и документами в распоряжение товарища Кафтанова. Его подопечный Игорь Курчатов их давно уже ждет. Работы – невпроворот…
   Если Вы со своим Комитетом начальников штабов с этим в корне не согласны, ну тогда подобное же приглашение Вы, господин Черчилль, получите ровно через месяц, но уже не в такой дружеской обстановке, – от господина Гитлера. У него тоже есть талантливые сотрудники в Институте кайзера Вильгельма, кажется, Ганн и Штрасманн… Да…, так вот, Ваши люди им тоже очень нужны…
   Так что выбирайте…
* * *
   Лично я не сомневаюсь, мой читатель, в выборе сэра Уинстона…
   Ну, коллеги-историки, ну будьте честными, ну поставьте себя на его место. Он же не герой Евгения Урбанского в фильме «Коммунист»… Ну не будет Черчилль рогом в землю упираться в одиночку, спасая западную демократию, да и потом для этого нужно было иметь нестандартные и талантливые мозги, которые бы придали тебе силы воли для принятия решения в кратком – НЕТ!
   Даже Гитлер в реалиях своей истории в 1943 году, имея в теории наработок немецких физиков почти все для атомной бомбы, не въехал полностью в перспективы немецких научных изысканий в области деления атомного ядра и военного освоения высвобождаемой при этом энергии… А на карту немецкой судьбы было в тот момент поставлено все! Адольф же предпочел решать ее в Курске… и не силами физиков-интеллигентов…
   Так что же Вы хотите от толстяка Уинстона в 1940 году! Тогда у английских физиков по военному атому еще и конь не валялся.
   Черчилль же не пророк Исайя или Иеремия? Ну, хочет старина Джо этих широколобых интеллектуалов к себе – да ради бога! И это все, что нужно для нашей безопасности? Ей-ей…
   НЕ ВОПРОС!
   Не было в тот момент в мире государственного руководителя, который бы поставил до визга в легких крик по судьбе теоретических и технических расчетов непонятных формул физиков, в контру национальным текущим интересам своей страны. То, что в тех формулах было зарыто, можно было со всей силой государственного ума оценить только после 1943 года, и то в лучшем случае на площадках унавоженного деньгами американского Лос-Аламоса…
   Так что, мои дорогие коллеги-оппоненты, и не спорьте, не дергайтесь…
   Без звука британский премьер передал бы Сталину ящик Пандоры. Просто тупо не понимая, в чем, собственно, его такая уж великая польза…
   Так…, предположения и догадки продвинутых профессоров и лауреатов… А тут напротив моего Альбиона – на пляжах Нормандии тихо сжимают перед моим нежным английским носом свинцовый кулак… Да со свинчаткой внутри… А в Оксфорде и Кембридже двери уже просто нечем открыть… Ну, так есть желание подставить свой нос, господа из XXI века?
   То-то же… Даже сейчас страшно…
   А вот для Сталина выводы советской Комиссии по Урану и служебные записки Игоря Курчатова были уже просто интересны. Ну не до такой степени, что бы плюхнуть на карту свою декорации каналов Ледокола Версаля. Но все же интересные были соображения… Надо было в них начинать разбираться.
4
   У Черчилля же в реалиях исторической действительности состоится подобный разговор. И ровно через год – в августе 1941 года.
   Но не на даче Волынского леса района Москва – Давыдково, а в бухте Арджентия близ Ньюфаундленда. Только вот собеседником и на тех же правах хозяина разговора выступил уже Франклин Рузвельт. Сюжет разговора тот же – Британия должна сделать геополитическую уступку теперь уже США. Черчиллю предлагалось в добровольном порядке «сдать» имперские торговые соглашения с английскими колониями, и не только.
   

notes

Примечания

1

   httр://ru.kke.gr/intermeetings/KKE-inter-meetings/2009-07-03

2

   См. httр://www.historyfoundation.ru/media_item.рhр?id=213

3

   См. httр://www.рiter.com/attachment.рhр?barcode=978538800475&at=exc&n=0

4

   Подробности можно узнать из фильма Алексея Денисова «Дрезден. Хроника трагедии» либо на сайте РИА «Новости» от 9 мая 2006 года: httр://www.rian. ru/world/20060509/47881841.html, на сайте подборок статей об авиаразрушениях городов Германии: httр://sovserv.ru/KA6AH/usatruth/usatruth.by.ru/drezden.htm

5

   См. «Истина дороже. Святое дело». Гл. 7, разд. 6. Здесь и далее книги В.Б. Суворова приводятся без указания автора.

6

   httр://www.utro.ru/articles/2010/04/07/886268.shtml

7

   См. более подробный анализ сего дела здесь: httр://www.ymuhin.ru/?q= node/321.

8

   Более подробно о перипетиях судебных расследований по встречным искам внука И.Сталина, Евгения Джугашвили, в отстаивании чести и достоинства своего деда…, и не только на примере Катыни, но и, скажем, в обвинении Сталина об издании некого указа, разрешающего расстрел детей с возраста в 12 лет, можно ознакомиться, скажем, здесь: httр://www.ymuhin.ru/?q=node/317. Правда, в ответчиках и по сей день и пока с еще не вынесенным решением суда находятся господа А. Венедиктов и М. Ганапольский от «Эха Москвы»

9

   См. «Тень Победы», гл. 4. разд. 7.

10

   См. «Истина дороже. Последняя Республика». Гл. 4, разд. 6.

11

   См. «Тень Победы». Донецк: Сталкер, 2003, с.73.

12

   См. «Беру cвои слова обратно», гл. 31, разд. 5.

13

   См. «Беру свои слова обратно», гл. 21, разд. 7.

14

   См.: Попов В.П. Государственный террор советской России. 1923–1953 гг.: источники и их интерпретация // Отечественные архивы, 1992. № 2. С. 28.

15

   См. httр://www.mk.ru/social/рublications/372359.html

16

   См. «Контроль», гл. 12, разд. 6.

17

   См.: «Контроль», гл. 18, разд. 9.

18

   Полное название данного издания: «Застольные разговоры Гитлера в Ставке германского Верховного главнокомандования (1941–1942), записанные Генрихом Геймом и Генри Пикером и изданные последним».

19

   См.: «Истина дороже». Гл. 22 «Приказываю обрушиться!», разд. 5.

20

   См.: gezesh.livejournal.com/9526.html, «Ленд-лиз. Мифы и реальность».

21

   См.: «Истина дороже. Последняя Республика». Гл. 8, разд. 1–3.

22

   Stettinius E.R. Jr. Lend-Lease: Weaрon For Victory. – New York: Macmillan Co.; 1944.

23

   См.: «Истина дороже. Последняя Республика», гл. 6, разд. 5–7.

24

   См.: «Истина дороже. Последняя республика», гл. 6, разд. 6.

25

   См.: «Истина дороже. Последняя Республика», гл. 21, разд. 7.

26

   См.: там же, гл. 22, разд. 8.

27

   М.: Эксмо – Алгоритм, 2009.

28

   См.: www.рolska.ru/рolska/historia/1914—1939.html

29

   См.: История дипломатии от Древнего мира до наших дней. Гл.26 // httр:// www.diрhis.ru/index.рhр?oрtion=content&task=view&id=142

30

   См.: httр://www.рereрlet.ru/history/suvorov/suv_рolsh.htm

31

   См. www.рolska.ru/рolska/historia/1914-1939.html

32

   См. «Истина дороже. Последняя Республика», гл. 3.

33

   См. www.dni.ru/рolit/2008/5/28/143136.html

34

   См. «Истина дороже. Святое дело». Гл. 15, разд. 2.

35

   См. там же, но уже разд. 1.

36

   См. гл. 27 разд. 4 «Истина Дороже. Святое дело»

37

   См. «Истина дороже. Святое дело». Гл. 5, разд. 2.
Купить и читать книгу за 129 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать