Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Риторика. Шпаргалка

   Информативные ответы на все вопросы курса «Риторика» в соответствии с Государственным образовательным стандартом.
   Доступность изложения, актуальность информации, максимальная информативность, учитывая небольшой формат пособия, – все это делает шпаргалку незаменимым подспорьем при подготовке к сдаче экзамена.


В. С. Пронин Риторика. Шпаргалка

1. Речь как искусство слова

   По мнению Платона, риторика как учение есть сноровка, т. е. умение, ловкость, ему можно научиться, развить в себе способность говорить красиво.
   Риторика как обучение сноровке и есть мастерство красноречия. Мастерство красноречия в условиях демократии не только полезно, но часто и просто необходимо. Навыки публичной речи помогают защититься и в условиях повседневной жизни, и в случае форс-мажора, например в судебной борьбе. Сноровка в красноречии помогает убедить сограждан, согласиться на предложения.
   Платон доказывает, что обществу и частному лицу может быть нанесен вред тем, что такие риторы, как Горгий, исповедуют так называемую практическую мораль.
   По мнению Платона, надо, чтобы не практическая, а духовная мораль управляла речевыми поступками.
   Для этого необходимы вдумчивость и мораль не только ораторов, но и общества в целом.
   Сократ у Платона и сам Платон предпочли речевую карьеру – карьеру философа-педагога.
   Платон дает риторике как искусству слова новый смысл.
   В практике диалогов он устанавливает иной вид речи, не свойственный ораторской софистике и эристике.
   Дополнительно к речи в собрании или в суде, где особенно важен результат, устанавливается иной вид речи – диалектика. Диалектика у Платона содержит в себе элементы полемики. Эти отношения представлены схемой.
   Цель красноречия и ораторства зависит от нравственности оратора.
   Неэтичные ораторы, по словам Платона, уподобляются людям, таскающим воду в дырявый сосуд решетом.
   Понимание этики может быть разным. Ученик Горгия Калликл смело противопоставляет человека толпе, лучших людей – худшим и говорит, по-видимому, справедливо, что толпе свойственно подавлять лучших, если они идут против нее.
   В понимании Горгия, Калликла и Пола лучшим может быть назван Архелай, властитель Македонии, который убил законных наследников и своих родственников, завладел властью. Он теперь может делать что угодно и поэтому счастлив.
   Платон говорит, что это несчастный человек, так как он сотворил несправедливость.
   Критерии счастья и цель стремлений у Горгия и его последователей – завладеть властью и богатством, чтобы удовлетворять свои желания и прихоти, у Сократа же счастье и цель жизни состоят в справедливости и достойной жизни не в ущерб другим, отсутствии своеволия.

2. Основные этапы развития риторики: от искусства к науке

   В истории европейской риторики выделяются следующие этапы:
   1) древнегреческая риторика (софисты, Платон, Аристотель, ораторы демократического полиса);
   2) древнеримская риторика (Цицерон, Квинтилиан, риторика времен раннего христианства);
   3) средневековая европейская риторика;
   4) новые европейские риторики (XVI–XIX вв.);
   5) неориторики (ХХв).
   Риторика создала первую в истории человеческой гуманитарной мысли теорию речевой деятельности. Начало мировой риторики обычно связывают с греческой цивилизацией. Красноречие стало искусством в условиях рабовладельческого строя, который создал определенные возможности для непосредственного влияния на разум и волю сограждан с помощью живого слова оратора. Расцвет риторики совпал с расцветом афинской рабовладельческой демократии, когда ведущую роль в государстве стали играть три учреждения: народное собрание, совет пятисот, народный суд. Во всех трех учреждениях искусство живого слова играло существенную роль, помогая раскрытию сути дела и его успешному решению.
   Как отмечают многие исследователи, с началом христианства в Риме риторика переживает тяжелые времена, однако по мере того, как риторика приспосабливается к нуждам теологии, происходит ее реабилитация. Именно в это время рождается гомилетика – теория церковного красноречия. Шагом вперед по сравнению с богословской риторикой была средневековая университетская лекция. Она, хотя и читалась в буквальном смысле этого слова прямо по книге, все же была обращена к явлениям и фактам реальной действительности, подчинялась законам знания.
   Эпоха Возрождения знаменуется подлинным триумфом риторики, что объясняется возрождением античного идеала человека. Как только личность попадает в центр культуры, возникает риторический ренессанс. Характерной приметой дальнейшего развития средневековой риторики является ее «литературизация», отрыв от философии, логики и права.
   Среди выдающихся ораторов этого времени следует назвать Яна Гуса (1369–1415) – ректора Пражского университета и религиозного проповедника, выступившего против монополии латыни.
   В XX в. начинается период неориторики. К нашему времени в неориторике сохранились два аспекта:
   1) организация языкового материала, ориентированная на современные проблемы аргументации;
   2) аспект, связанный с развитием одного из разделов традиционной риторики – искусства украшения речи.
   Возникает осознание того, что риторика должна входить в школьное гуманитарное образование. Практическая значимость риторики для поднятия речевой культуры общества на Западе достаточно очевидна, но в отечественной гуманитарной науке в XX в. риторика развивалась слабо из-за сложных политических условий.

3. Риторика как научный предмет

   Риторика в настоящее время – это филологическая наука, изучающая способы построения художественно выразительной, направленной и определенным образом воздействующей речи.
   В Средние века риторика вошла в число предметов, изучаемых в университетах и школах целого ряда стран, в том числе и в России. Знаменательно появление в России в XVII–XIX вв. большого количества учебников по риторике (красноречию, сладкоречию, витийству, теории словесности и т. д.).
   В библиографии учебных книг по риторике около 150 наименований.
   При этом первое из них – риторика митрополита Макария, датированная 1617–1619 гг., последняя же – риторика Д. Н. Овсянико-Куликовского 1923 г
   Первым учебником по риторике на русском языке было «Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия» (1743 г.) М. В. Ломоносова. Ранее риторика в России существовала лишь в рукописях на латыни и церковно-славянском языке.
   Известно, что к середине XIX в. в России, как и во многих других европейских странах, риторика вытеснялась множеством смежных наук – теорией словесности (где предметом изучения являются главным образом художественная речь, тропы), а затем (конецXIX– начало XX вв.) культурой речи (где основным предметом изучения становятся нормы литературного языка). Возрождение риторики как самостоятельной науки началось в середине XX в.
   В настоящее время риторика уже преодолела рамки, очерченные ее создателями изначально, она все более глубоко проникает в область, прежде находившуюся исключительно в компетенции поэтики.
   Корме того, разрабатываются критерии невербальной риторики – характер взаимодействия мимики, жестов, голосовых модуляций, цвета и воздействие комплекса подобных явлений на человека.
   Невозможно представить современную риторику вне лингвистики, герменевтики (науки о восприятии), семиотики (науки о способах обозначения и характере знаков), психологии, физиологии и дидактики.
   Риторика изучалась и рассматривалась в трудах R Барта, работах Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского, коммуникативно-лингвистических исследованиях М. М. Бахтина. В 1958 г. вышел сборник статей «Об ораторском искусстве», в 1967 г. – сборник «Мастерство устной речи», в 1978 г. – издание «Античные риторики», включавшие труды Аристотеля, Деметрия, Дионисия Галикарнасского и др.
   В настоящее время проблемам риторики посвящен значительный объем исследований и статей.
   Полный библиографический справочник трудов, посвященных данной дисциплине, можно найти в журнале «Риторика», издаваемом с 1995 г.

4. Основные термины

   Основными терминами, применяемыми при рассмотрении проблем риторики как науки, являются термины «этос», «пафос» и «логос».
   Этосом принято называть условия, которые получатель речи ставит перед ее создателем (время, место, протяженность речи во времени и др.), этим и определяются содержание речи, ее тема или форма изложения.
   Главным признаком «уместности» речи является ее тематика, при условии согласованности времени, места и протяженности речи во времени между всеми участниками речевой коммуникации. Пафосом принято называть намерение, замысел создателя речи, имеющего цель развить перед получателем речи определенную тему. Пафос ограничивается категорией этоса, т. е. может реализовываться лишь в пределах определенного места и времени. Немаловажным ограничением пафоса являются и словесные средства, которыми располагает отдельно взятый создатель речи.
   Логосом принято называть словесные средства, использованные создателем речи в данной коммуникации при воплощении замысла этой речи. Логосу необходимо, помимо реализации замысла, использовать определенные словесные средства, понимание которых было бы доступно адресату.
   Этос создает условие для речи, пафос – источник создания смысла речи, а логос – словесное воплощение пафоса на условиях этоса.
   Примером может служить народное собрание, совещательная речь: этос несут в себе все участники – те, кто выражают свое мнение, кто в конечном счете принимает решение или отвергает его, их совесть; пафос – цель отстоять свою позицию, свое понимание истины; логос – словесное совершенство, мастерство выражения, выразительность, которая особенно ценится в ситуациях торжества.
   Именно на этой ступени зачастую срабатывает сила убеждения. Или же собрание может быть назначенным в определенном месте, в определенное время при условии согласованности темы (этос). Замысел речи должен быть продуман в связи со временем, местом и темой (пафос).
   Участники речевой коммуникации должны применять только те языковые средства, которые понятны всем.
   Упоминания о категориях этоса, пафоса и логоса можно отыскать только в литературной критике, но категории в литературно-критических сочинениях существуют имплицитно, их можно выделить лишь путем специального анализа. Три основные категории риторики – этос, пафос, логос – находятся в связи друг с другом и как бы переходят одна в другие. Этос не может существовать без пафоса, пафос не может существовать без логоса и этоса и т. д. Это абсолютно неразделимые понятия. Для того чтобы выявить пафос, например какого-либо литературного текста, необходимо также одновременно определять понятия логоса и этоса.

5. Место риторики: отношение к грамматике и стилистике

   Риторика традиционно противопоставляется поэтике, грамматике и стилистике. Считается, что поэтика и риторика отталкиваются от разного эмпирического материала текстов, а поэтому они сильно различаются. Сводить риторику к какому-либо частному виду речи: о раторике, гомилетике, научной прозе нельзя, так как это тоже разновидности художественной или разговорной речи. Отсюда можно определить поэтику как частную риторику художественной речи, специфической особенностью которой является минесис. Отношение риторики к грамматике имеет совершенно иной характер. Принципом грамматики является выделение и описание тех элементов речи, которые достаточно регулярно и по определенным правилам воспроизводятся в разных по авторству и аудитории речевых условиях без учета того, кем, когда, для кого, на какую тему и каким образом было создано высказывание. Грамматика служит для создания возможности построить любое высказывание, чтобы оно было адекватно принято носителем данного языка, т. е. совершить речевое действие независимо от его замысла и назначения. Это свойство грамматики как отдельной категории лингвистики обычно обосновывается тем, что каждый из говорящих является одновременно и слушающим, т. е. тем, что речь обратима и едина в создании и восприятии. Это допущение лингвистики является источником построения ее категорий, таких как синхрония – диахрония, язык человека – язык общества, норма – отклонения от нормы. Для пояснения своих категорий лингвистики прибегают к образу шифровки и дешифровки, кода и сообщений.
   Риторика анализирует речевое действие, грамматика говорит о том, каким образом можно обеспечить доступность и однозначность слов и выражений, составляющих речевое действие. Для риторики существенен результат речи, для грамматики это несущественно.
   Роль стилистики состоит в соединении риторических и грамматических представлений о языке, тем самым создавая оформленное высказывание как грамматически, так и стилистически. Существуют риторическая и поэтическая стилистики, с одной стороны, и лингвистическая – с другой. Виды речевой стилистики составляют единство, каждый вид способен рассматривать стиль речевого действия или стиль высказывания с определенной, самостоятельной точки зрения. Стилистика применяет грамматический метод наблюдения и описания риторического использования законов речи. Данная наука составляет то, что соединяет и различает риторику и грамматику. Соотношение риторики, грамматики и стилистики заставляет ритора стремиться к совокупности совершенства и формы, и содержания речи, а значит, ритор должен в совершенстве владеть грамматикой и речевой стилистикой. А ритор, не обладающий красноречием, не сможет правильно и оформить свое выступление и донести основную тему до слушающего.

6. Риторика и этика

   Риторика как искусство речи и сам термин «риторика» родились в эпоху Античности.
   В Древней Греции впервые были поставлены основные вопросы, определяющие предмет изучения риторики.
   Это отношение аудитории и оратора. Ядро проблематики греческой риторики дано в диалогах Платона и трактате Аристотеля «Риторика».
   Горгий и его последователи считали риторику инструментом гражданского управления и обучали искусству управления.
   Платон противопоставляет риторике этику. Платон ставит этику на первое место.
   Он угрожает политикам, которые постоянно принимают беспринципные решения, муками, которые им предстоит принять как смерть в царстве Аида.
   Сократ не сомневается, что он сам может пострадать от бессовестных риторов. Для Горгия и его учеников было важно выиграть дело любым способом.
   Для Сократа же важнее положительный результат, не победа, а скорее непогрешимость против добра и справедливости. Платон же находил в ораторской деятельности зло и для самих ораторов.
   Оратор угождает демосу, демос же как тиран не может действовать добродетельно и разумно.
   Поэтому оратор лишь усугубляет свои несчастья и несчастья людей. Несчастья, происходящие от ораторской речи, по Платону, заключены не в самой речи как в технике изобретения мыслей и слов, а в этике. Риторическая школа Горгия неэтична.
   Цель красноречия и ораторства зависит от нравственности оратора.
   Неэтичные ораторы, по словам Платона, уподобляются людям, таскающим воду в дырявый сосуд решетом.
   Понимание этики может быть разным. Ученик Горгия Калликл смело противопоставляет человека толпе, лучших людей – худшим и говорит, по-видимому, справедливо, что толпе свойственно подавлять лучших, если они идут против нее.
   В понимании Горгия, Калликла и Пола лучшим может быть назван Архелай, властитель Македонии, который убил законных наследников и своих родственников, завладел властью.
   Он теперь может делать что угодно и поэтому счастлив. Платон же устами Сократа говорит, что это несчастный человек, так как он сотворил несправедливость.
   Критерии счастья и целеустремлений у Горгия и его последователей – завладеть властью и богатством, чтобы удовлетворять свои желания и прихоти, у Сократа же счастье и цель жизни состоят в справедливости и достойной жизни не в ущерб другим, отсутствии своеволия.

7. «Риторика» Аристотеля

   Великий греческий ученый, ученик Платона, Аристотель оставил после себя наиболее значительный свой труд в трех книгах – «Риторику», труд о науке красноречия. Цель данной науки Аристотель видит в служении добру и людскому счастью, стремлении добиться уважения среди людей. По Аристотелю, оратор должен быть высокообразованным, общественно активным, должен мастерски владеть речью, а самое главное – быть безупречно честным. Оратор должен снисходительно относиться к людям, не вооруженным ораторским искусством, риторическими знаниями.
   По мнению Горгия, оратор – лицо культурное, высокообразованное, при этом милосердное, стремящееся к добродетели.
   Само государство Аристотель рассматривает как систему речевого взаимодействия.
   По Аристотелю, речь создает семью и государство, следовательно, риторика – учение об обществе и управлении им. Красноречие Аристотель делит на:
   1) совещательные речи;
   2) судебные речи;
   3) эпидейктические речи.
   Цель первых – одобрять или отклонять что-либо. Цель вторых – обвинить или оправдать. Цель третьих – хвалить или порицать.
   В «Риторике» немалое внимание уделено дружеской беседе (обогащению собеседников, взаимной радости от общения), интимному общению (отклонению от официальных традиций) и деловой речи (составлению документов, текстов законов, договоров).
   По Аристотелю, основными категориями научной риторики являются:
   1) этос – это уместность речи, ее соответствие нравственным ожиданиям слушателя. Подразумеваются уважение к слушателям, умение выслушать;
   2) пафос – это замысел создателя речи, развиваемый перед слушателями. В этом тезисе сосредоточены позиция говорящего, его убеждения;
   3) логос – словесные, языковые средства, а также логика, используемые для достижения цели, убеждения.
   Три этих определения не могут существовать в отдельности друг от друга. В своей речи оратор должен уметь правильно сочетать три этих понятия. Так, в судебной речи этос – это диалог, в котором должна восторжествовать справедливость. Пафос – стремление выяснить правду. Логос подразумевает, что оратор должен четко и ясно передать обстоятельства спора.
   Риторика соединяет прошлое с будущим. Вероятное важнее уже известного. Риторика обогащает, а не ограничивает. Риторика стоит на одной ступени с философией. Трактат «Риторика» – это и курс этой науки, и философское обобщение достигнутого, и произведение искусства, образец научного творчества. Именно трактат Аристотеля можно отметить как основополагающий фундамент, формирующий современную риторику, определяющий ее основные задачи и решения. Вот почему «Риторика» Аристотеля актуальна и в наше время и используется многочисленными современными исследователями.

8. Цицерон о риторическом знании

   Вся громкая слава римской риторики может быть обозначена одним звучным именем Марк Туллий Цицерон (106—43 гг. до н. э.). Выдающийся оратор и политический деятель, писатель, философ, автор трактатов о морали и воспитании, он стал олицетворением целой эпохи в римской истории и самой значительной фигурой в латинском красноречии.
   Цицерон не придерживался определенной философской системы, но во многих своих произведениях излагал взгляды, близкие к стоицизму. В трактате «О государстве» он говорит о высоких нравственных принципах, которыми должен обладать государственный деятель. Свой протест против тирании Цицерон выражает в ряде произведений: «О дружбе», «Об обязанностях», «Тускуланские беседы», «О природе богов». Но определенной политической платформы он не имел.
   Первая дошедшая до нас речь «В защиту Квинкция» принесла Цицерону успех.
   В своем знаменитом сочинении «Об ораторе», восходящем к традициям философского диалога Платона и Аристотеля, Цицерон показывает образ правозащитника и оратора-политика, который разбирается во всех науках, так как они дают ему пищу для мышления и речей. В диалоге Цицерона Красе предоставляет иное решение: риторика не есть истинная, т. е. точная наука, но она воплощает в себе практически полезную, четкую систематизацию ораторского опыта. Цицерон не практикует мировоззренческих диспутов риторов и философов греческой классики, поэтому он пытается примирить, с одной стороны, Сократа и Платона, а с другой – Аристотеля с Исократом, поскольку две эти школы для него – символы величайшего греческого искусства и примеры для подражания римлян.
   Цицерон солидарен с греками в утверждении, что ораторская речь должна служить исключительно высоким и благородным целям, а обольщать судей красноречием столь же неправильно, как и давать им взятки. Цель обучения какого-либо политического вождя заключается не в том, чтобы обучить его красивой речи. Он должен знать массу другого. Только соединение опыта, знания и красноречия создаст идеального политического вождя. Во второй книге Цицерон рассуждало памяти и, что особенно интересно, об остроумии и иронии – материале, наименее поддающемся логическому схематизированию. В третьей книге он говорил о ремесле, о словесном выражении и о произнесении.
   В целом книга «Об ораторе» говорила об образовании настоящего оратора, идеального и совершенного.
   «Брут» – книга об истории римского красноречия.
   «Оратор» – завершение картины риторической системы Цицерона. Здесь он рассуждал о трех стилях красноречия, об уместности, ритме, словесном выражении и других аспектах риторики.

9. М. Ф. Квинтилиан «Об образовании фактора»

   Глава новой риторической школы Марк Фабий Квинтилиан (ок. 35–96 гг. н. э.) размышлял о причинах упадка красноречия в одноименном трактате. На поставленный вопрос Квинтилиан отвечал как педагог: причина упадка красноречия – в несовершенстве воспитания молодых ораторов. В целях улучшения риторического образования он пишет обширное сочинение «Образование оратора», где излагает ведущие взгляды своей эпохи на теорию и практику красноречия, образцом которого продолжает служить Цицерон.
   Подобно Цицерону («Брут»), Квинтилиан видит залог процветания красноречия не в технике речи, а личности оратора: чтобы воспитать оратора «достойным мужем», необходимо развивать его вкус. Нравственному развитию должен способствовать весь образ жизни оратора, в особенности же философские практики. На воспитание вкуса выделялся цикл занятий по риторике, систематизированный, свободный от излишней догматики, ориентированный на лучшие образцы классики. Но именно это старание Квинтилиана как можно ближе воспроизвести идеал Цицерона отчетливее всего показывает сильные исторические различия между системой первого и второго. Цицерон категорически против риторических школ, он поклонник практического образования на форуме, где будущий оратор прислушивается к правильным речам его современников, учится сам и не перестает постоянно учиться всю жизнь. У Квинтилиана как раз наоборот – именно школа стоит в центре всей системы образования, без нее он не представляет себе обучения, образовывать он собирается не зрелых мужей, но юношей-учеников. Окончив курс, перейдя из школы на форум, оратор выпадает из поля зрения Квинтилиана, и учитель ограничивается лишь обыкновенными напутствиями в его дальнейшей жизни. Именно поэтому Цицерон всегда лишь мимоходом затрагивал обычную тематику занятий по риторике (учения о пяти разделах красноречия, четырех частях речи и т. д.), но главный акцент падал на общую подготовку будущего оратора – философию, историю, право. Квинтилиан же, напротив, изложению традиционной риторической науки посвящает три четверти своих сочинений, а философии, истории, праву достались лишь три главы в его последней книге, написанные сухо и равнодушно, имеющие вид вынужденной дописки. Для Цицерона основа риторики – качественное освоение философии, для Квинтилиана – подробное изучение классиков. Цицерону видится в ораторе мыслитель, Квинтилиан же хочет увидеть стилиста. Цицерон делает акцент на то, что высший ценитель ораторского успеха – народ. Квинтилиан сомневается в этом, он ставит мнение литературно искушенного ценителя выше аплодисментов невежественной толпы. Но самое главное, что вместо цицероновской концепции плавного и неуклонного прогресса красноречия Квинтилиан преподносит концепцию расцвета, упадка и возрождения – ту самую концепцию, которую когда-то изобрели греческие аттицисты, вдохновители цицероновских оппонентов. Золотой век ораторского искусства для Цицерона был впереди, и сам он был его вдохновенным искателем и открывателем. Золотой векдля Квинтилиана был уже позади, ион – лишь ученый исследователь и реставратор.

10. Критика античной риторики

   Скептический философ Секст-Эмпирна в трактате «Против риторов» поддерживает следующее:
   1) отсутствие разграничения в значениях термина «риторика» как учения о речи и в то же время учения о собственно публичной ораторской речи, отчасти получило терминологическое различие в понятиях «собственно риторика» как учение о строении речи любой и «ораторика» – публичная ораторская речь, ее теория и практика;
   2) обращение ораторики к чувствам означает пренебрежение к истинной сути обсуждаемого предмета, т. е. не существовало яркого различия между диалектикой и ораторикой;
   3) изучение ораторики и воспитание ораторского искусства строилось на прецедентах, а не на определенных исходных положениях – началах, а значит, риторы на практике не учитывали зависимость от этики и государственного устройства;
   4) технические, т. е. речевые, и нетехнические, т. е. вещественные, доказательства и аргументы не разделены в смысловой и действенной силе. Связь между вещами и словами не учитывалась, а значит, не была разработана предметная семантика речи;
   5) не была достаточно разработана этическая основа публичной речи и законодательная основа речи. Поэтому речь могла быть неэтической и направленной против закона;
   6) не были разработаны этические правила борьбы словом, отсюда возможно угодничество и другие пороки;
   7) не было разработано понятие лжи как противоположности истине, так как правдоподобие и правда – разные вещи;
   8) подбор слов и видов речи как цель элокуции не является целью ораторики, это лишь средство одержания победы в явном или скрытом споре, таким образом, задачи эристики и ораторики небыли разграничены. Все эти суждения справедливы по отношению к практике преподавания риторики, точнее, ораторики в Античности.
   Экстеризм воспитания и обучения риторов (как правило, платного, когда ученик или его семья требовали явного и безусловного практического результата ораторских навыков для карьеры) ориентировал педагогическую деятельность не на понимание и анализ места и характера речи в обществе, а лишь на ее содержание и формы, т. е. не на научное выявление характера феномена речи, а на сиюминутный результат.
   Секст указал пороки педагогической практики, не освещенной фундаментальной теорией. Но и после трактата Секста жизненная необходимость все же удержала ораторскую педагогику как необходимую часть общества.

11. Общая структура речевых отношений

   Будучи актом коммуникации, речь всегда обращена к кому-либо.
   Основными компонентами речевого акта являются: отправитель (адресант), получатель (адресат), канал связи, сообщение, код, контекст (ситуация).
   Сообщение понимается как процесс и результат порождения речи, т. е. текст.
   Референция – это содержание сообщения. В осуществлении референции, т. е. в сообщении определенной информации, состоит коммуникативная функция языка (речи).
   Код в речевой коммуникации – это тот язык или его разновидность (диалект, сленг, стиль), который используют участники данного коммуникативного акта.
   Контекст (или ситуация) – это обстоятельства, в которых происходит конкретное событие. Речь приобретает определенный смысл и может быть понята только в структуре неречевого контекста. Рассмотрим в качестве примера высказывание «Он держал в руке сумку». Если эта фраза произносится в контексте детективной истории, то она может означать, например, «приготовиться» – в случае, если этот человек подозреваемый, а в сумке могут лежать важные вещественные доказательства. В контексте праздничного застолья эта фраза может означать, что человек, которого давно ждали, наконец-то пришел. В ситуации бытовой мелодрамы сумка в руках может указывать на сцену размолвки или часа расставания, когда кто-то из близких собирается уйти или уехать. Таким образом, прагматическое значение высказывания всегда будет меняться.
   Важнейшим структурным компонентом любой коммуникативной ситуации является обратная связь.
   Реакция слушающих на высказывание говорящего, по сути, составляет цементирующий момент общения, ее отсутствие приводит к нарушению процесса коммуникации: не получая ответа на заданный вопрос, человек либо пытается добиться ответа, либо просто прекращает разговор.
   Более того, реакция со стороны слушателя в виде явно выраженного интереса к говорящему составляет общий фон, на котором только и может развертываться беседа. При отсутствии интереса общение становится тяжелым и бесполезным.
   При всех методических достоинствах рассмотренной модели в ней отсутствует указание на психологические характеристики, существенным образом влияющие на процесс продуцирования речи.
   К психологическим структурным компонентам акта речевой коммуникации следует в первую очередь отнести намерение и цель, т. е. мотивационную составляющую, которая определяет цель и форму изложения идей автора высказывания.

12. Раннее христианство. Гомилетика

   Поначалу реакция на риторику со стороны христианских идеологов была резко отрицательной, как на науку языческую. Но уже к III–IV вв. мнение категорически поменялось, так как Евангелие, Послание Апостола Павла, откровение Иоанна Богослова, проповеди Иисуса Христа являли собой лучшие, высокоталантливые образцы красноречия.
   Сам Иисус Христос был превосходным оратором. Его проповеди, поучения, да и обычные высказывания лаконичны, аллегоричны, исключительно точно передают мысль, подчинены единому замыслу. Его речи полны афоризмами, параллелизмами, аллегориями, обращениями и призывами.
   Учение, заложенное в Евангелие, стало основой гомилетики – теории и искусства проповеди. Так, в Евангелие от Матфея рассказывается, как Иисус Христос собрал своих апостолов и дал им задание – нести веру заблудшим овцам дома Израилева. Тут и раскрывается суть проповедника: «Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби. Не вы будете говорить, но дух Отца вашего будет говорить в вас». Проповедники должны быть скромны и не пытаться быть выше своего учителя. Они сами выбирают себе слушателей – это должны быть достойные люди.
   Формируется новый тип оратора – проповедник. Человек бескорыстный, самоутвержденный, полный сострадания к ближнему, абсолютно убежденный в своей правоте, чувствующий
   за своими плечами Бога. Проповедник должен быть готов к гонениям, страданиям, мукам за свою проповедь, но верить в высшую награду.
   Евангелие дает основное содержание проповеди (беседы апостола с Учителем). Известно, что такой тип ораторов, проповедников учения Христа, существовал и в годы преследования христиан римлянами, когда выдвинулись тысячи проповедников, растерзанных, замученных, но продолжающих свято следовать речам Учителя.
   После воссоединения Церкви с государственной властью уточняется догматика проповедей, начинается борьба против ереси и «инакомыслящих». Суть же гомилетики остается. Преподается эта дисциплина до сих пор на кафедрах в богословских учебных заведениях.
   И в прошлом, и в наши дни в среде духовенства высказывались возражения против использования риторических приемов, ибо учение Христа сильно своей истиной и не нуждается в украшении. Но стоит обратить внимание на тексты Евангелия, псалмов, посланий, откровений. Привлекают внимание многочисленные эпитеты, гиперболы и т. д.
   Многие тексты и формы общения, речи, введенные в церковную традицию и хранимые ею, способствуют обогащению духовного мира людей, пробуждению их нравственного чувства, совести, традиционной человечности.
   Во многом такой результат достигнут при помощи многочисленных стилевых приемов риторики, грамотно построенного текста.
   Следует отметить, что в современных богословских учебных заведениях в наше время наряду с гомилетикой преподается и риторика.

13. Риторика в европейских странах

   Под влиянием культуры Римской империи риторика появляется и в странах Европы. Но первое тысячелетие не принесло значительных нововведений в теорию и практику красноречия, если не считать гомилетику. Со временем в Европу из Индии, Аравии проникают такие науки, как математика, астрономия, медицина, что во многом способствует формированию образования, а следовательно, и особого этикета.
   Складывается строгая, логическая научная речь в первых университетах: это лекции профессоров, диспуты. Развивается система доказательств, многообразной аргументации. Такая дискуссионная речь получила название схоластики.
   Так формировалось академическое красноречие, достигшее в XVIII–XIX вв. высочайшего уровня в Европе. КХХв. академическое красноречие насчитывает десятки тщательно отработанных форм: лекции и целые лекционные курсы, семинары, защита курсовых и дипломных проектов.
   Появляется своя культура общения студента с профессором на лекциях, консультациях, зачетах и экзаменах.
   Во Франции в эпоху абсолютизма расцветает такая отрасль речевого мастерства, как придворный этикет (в дальнейшем пришедший и в монархическую Россию).
   Придворный этикет оказал сильное влияние на дипломатическую речь, а также на соблюдение стандартных форм общения в среде военных и даже чиновников.
   Периодизация:
   1) до XV в. риторика в основном схоластическая;
   2) XVI в. – гуманистическая;
   3) XVII в. – реформистская.
   Признаки схоластического периода: стиль становится законом, это и манера одеваться, и речевой этикет.
   Гуманистическая риторика связана с эпохой Возрождения. Составляется французская риторика для короля Генриха III, вводится королевское красноречие.
   Риторика стимулирует разработку грамматики и литературной нормы языка. Развивается мастерство перевода.
   Реформистская риторика становится наиболее влиятельной сферой гуманитарного знания. Идут дискуссии по риторике, создаются салоны и частные академии, развиваются частные виды красноречия: риторика беседы, эпистолярная риторика, риторика метаморфозы. Идет борьба с плебейским стилем, отвергаются диалекты и жаргоны, иноязычные заимствования, даже научная речь.
   На рубеже XVIII–XIX вв. наступает период кризиса, утраты авторитета риторики, ее критики с позиций научных, та и нравственных. Причины этого надо искать как в социальной сфере, так и в самой риторической практике.

14. Литература и риторика

   Риторика относится к числу филологических предметов наряду с лингвистическими и литературоведческими. Филология вбирает в свой кругозор всю глубину человеческого бытия, прежде всего бытия духовного, через призму слова и языка. Однако такое определение отражает только лингвистический аспект; функции риторики шире: цель речи, определяемая ситуациями жизни, выбор темы и позиция говорящего, фактор адресата, логика доказательства, адекватность понимания слушателем. Тем самым риторика смыкается с литературой. Многие ораторы и риторы были в то же время писателями и литературоведами: Аристотель, Цицерон, Буало, Ломоносов.
   Писатели В. Гюго, В. Я. Брюсов, А. С. Пушкин, В. Гете были известны и как блестящие импровизаторы. Но и все образованные люди в разные эпохи должны были владеть устным словом и пером: этому учили в риторических школах античного мира, все ученики Царскосельского лицея писали стихи. Европейская традиция устанавливает более 100 моделей эпистолярного жанра, до сих пор издаются различные письмовники, в частности во Франции.
   В период классицизма в Европе полагалось соблюдать не только единство места и времени, строго следовать законам жанра, но и использовать теорию «общих мест» (топов). Логические тропы: род и вид; целое и части; свойства, признаки, качества; сравнение и противопоставление; причины и следствия; обстоятельства и т. д. Тропы использовались не только в рассуждениях и доказательствах, но и в повествовании, описании.
   Литературная практика неосознанно пользуется риторической системой, и даже романтики, объявившие войну риторике (XVIII в.), по частоте орнаментальных фигур не уступают античным авторам. Литература, фольклор и повседневное общение непрерывно пополняют запас крылатых фраз, идиом, афоризмов, аллегорий, иносказаний, антитез, используемых в письменном и устном тексте.
   Наибольшие сложности возникают в системе жанров – литературных, риторических – и в бытовой речи. Власть жанра то приближалась к диктатуре, то наступали периоды оттепелей. Жанр всегда служил стабилизирующим, регламентирующим средством поэтики, а сама поэтика принадлежала одновременно и теории литературы, и риторике. В истории европейской риторики известны попытки всю риторику свести к поэтике, культуре и выразительности речи. Риторика оказывала влияние на теорию жанров, вводила жанры частных риторик: судебной, военной, политической, застольной, деловой.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать