Назад

Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Хозяева денег. 100-летняя история ФРС

   В ХХ веке США удалось стать гегемоном. В XXI веке Америка является единственной сверхдержавой, мировым кредитором и мировым жандармом. А всему этому она обязана Федеральной резервной системе, структуре, которая стоит за спиной всей американской политики.
   В этом году будет вековой юбилей Федерального резерва, выполняющего роль центрального банка США. На протяжении столетия в стране постоянно появлялись политики и государственные деятели, которые пытались обуздать частную корпорацию с лукавой вывеской «Федеральная резервная система США». Сегодня для большинства американцев стали очевидными угрозы, связанные с перманентным финансово-экономическим кризисом. Постепенно стало появляться понимание того, какую роль в создании этого кризиса играют банкстеры и Федеральная резервная система США, которой принадлежит «печатный станок». Но ФРС становится объектом критики и резких нападок не только со стороны американцев.
   Это первое российское исследование ФРС. Его автор – Валентин Катасонов, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства. Его перу принадлежит множество монографий и книг, посвященных тому как функционирует современная финансовая система.


Валентин Юрьевич Катасонов Хозяева денег. 100-летняя история ФРС

Введение

   В декабре 1913 года Конгресс США заканчивал свою работу, порядком утомленные бесконечными заседаниями «народные избранники» собирались расходиться и разъезжаться на рождественские каникулы. Настроение у конгрессменов и сенаторов было совсем нерабочее, все они мыслями были уже среди своих домочадцев, друзей и знакомых. Обитатели Капитолийского холма предвкушали веселые праздники, встречи, спектакли, елки и банкеты. Думали о том, кого пригласить на праздничный ужин, кому и что подарить, кого не забыть поздравить, кому нанести визиты.
   Но вот незадача! Надо еще задержаться на последнее предпраздничное заседание, где будет рассматриваться проект закона о Федеральном резерве. Для многих конгрессменов и сенаторов название этого закона мало о чем говорило. Одним из них название закона напоминало что-то, относящееся к созданию запасов на случай войны или засухи. Другие думали, что речь идет о страховании банковских вкладов с помощью какого-то резервного фонда правительства. Третьи, кто успел по диагонали пробежать текст законопроекта, полагали, что учреждается дюжина новых частных банков, а закон – лишь формальная лицензия, дающая этим банкам право на проведение операций. Как пишут американские историки, лишь очень небольшая группа «народных избранников» в тот момент понимала истинный смысл этого документа. То есть отдавала себе отчет, что Конгресс США должен принять решение о создании в стране Центрального банка. Таков был расклад на Капитолийском холме сто лет назад. И это при том, что разные варианты проекта закона циркулировали в Конгрессе в течение всего предыдущего года. С одной стороны, профессиональный и нравственный уровень «народных избранников» был таков, что они готовы были «проштамповать» любой закон (а потому не привыкли ни во что глубоко вникать). С другой стороны, надо отдать должное инициаторам и лоббистам этого закона, которые сумели выбрать самый подходящий момент для того, чтобы незаметно «протолкнуть» закон, который должен был резко изменить жизнь всей Америки. Да что там Америки, всего мира! Впрочем, следует отметить, что, наверное, без хитрости, угроз и подкупа не обошлось при создании любого центрального банка (по крайней мере, в главных странах мира). Опуская многие интересные детали, отметим, что ровно сто лет назад, в декабре 1913 года, Закон о Федеральном резерве (Federal Reserve Act of 1913) был принят. Хронология тех судьбоносных событий на Капитолийском холме была такова: а) 22 декабря 1913 года – голосование по законопроекту в нижней палате Конгресса США; б) 23 декабря 1913 года – голосование в верхней палате (Сенате); в) в тот же день, 23 декабря 1913 года (буквально через час после голосования в Сенате), – подписание закона президентом США В. Вильсоном и немедленное вступление закона в силу.
   Так в США был учрежден Центральный банк, получивший совершенно нестандартное название «Федеральная резервная система США» (ФРС). Забегая вперед, скажем: такое название было специально придумано инициаторами законопроекта для того, чтобы заморочить голову «народным избранникам».
   Спрашивается: а зачем нам, живущим в России, надо знать подробности о рождении, этапах жизненного пути и современном состоянии центрального банка под названием «Федеральная резервная система» (или короче – «Федеральный резерв»)? У нас и своих дат хватает. Грешным делом, часто мы забываем о своих судьбоносных событиях (или относимся к ним весьма равнодушно). Например, в 2013 году исполнилось 400 лет со дня восшествия в России на царский престол династии Романовых. К сожалению, эта важная дата русской истории прошла в «демократической» России почти незамеченной. А в 2014 году наступает не менее значимая для нас дата – столетие с момента начала Первой мировой войны. Конечно, нам бы не очень хотелось отвлекаться на вековой юбилей ФРС. Это как-то и не очень патриотично для русского человека. Пусть его отмечают в Америке, «по месту рождения».
   Но, увы, нам приходится очень внимательно следить за «юбиляром», имя которого сегодня знают не только экономисты и финансисты, но даже некоторые домохозяйки. Все очень просто. Федеральный резерв занимается выпуском (эмиссией) денежных знаков, называемых «доллар США». А с долларами (не только виртуальными, но также реально ощущаемыми в руках) у нас знакомы почти все граждане «демократической» России, за исключением деревенских бабушек и детей дошкольного возраста. Так что ФРС через свою «продукцию» в виде зеленых бумажек глубоко проникла в жизнь многих наших граждан. Еще более глубоко она проникла в экономику России – жизнь коммерческих банков, страховых обществ, компаний разных отраслей реальной экономики, пенсионных фондов, прочих финансовых организаций, Центрального банка Российской Федерации, Минфина России. Правда, в экономике «продукция» ФРС представлена не только и не столько в виде зеленых бумажек, сколько в виде электронных записей.
   Справедливости ради следует признать, что Россия не представляет собой исключения – Федеральный резерв проник во многие страны и во многие сферы их общественной жизни: экономическую, политическую, информационную, образовательную, военную и даже культурную. Но при этом Федеральный резерв старается делать это незаметно. Его самого можно не увидеть, а вот последствия его незримого присутствия (чаше всего разрушительные) видны невооруженным глазом. В каком-то смысле влияние ФРС на мировую жизнь (в том числе жизнь России) можно сравнить с незримым действием жесткой радиации. Хотя люди во многих странах (даже в Африке), слышащие что-то про Федеральный резерв, чаще всего внятно объяснить, что это такое, не могут. Тем более не могут понять механизмы разрушительного действия ФРС на жизнь каждого человека на планете.
   Кстати, я думаю, что нам надо вникать в вопросы, связанные с юбилеем ФРС и по той причине, что столетие Федерального резерва напрямую связано со столетием начала Первой мировой войны. В истории не бывает случайностей. Первая мировая война не может начаться раньше, чем будет создан Центральный банк Америки. Так примерно думали мировые ростовщики того времени, планируя геополитическую перестройку всего мира. А вот когда ФРС была учреждена, загорелся «зеленый свет» для военных. Война началась через несколько месяцев.
   Сегодня мировые и российские СМИ много внимания уделяют такой теме, как положение и перспективы доллара США, превратившегося де-факто из национальной денежной единицы в международную валюту. Чтобы разобраться в этих вопросах, надо дать ответы на ряд других, еще более непростых, вопросов: каков организационно-правовой статус Федеральной резервной системы; как выстраиваются отношения ФРС с центральными банками других стран; какие кардинальные изменения произошли в деятельности ФРС за 100 лет ее существования; каковы официальные (декларируемые) и неофициальные (скрываемые) цели ФРС; каковы механизмы ФРС по управлению мировыми финансами и мировой экономикой; какова политическая и социальная база ФРС; кто является явными (открытыми) и скрытыми противниками ФРС; каковы взаимоотношения ФРС с законодательной, исполнительной и судебной властями США; кому принадлежит ФРС (кто является главными акционерами Федерального резерва).
   Кроме того, нас как граждан России очень волнуют следующие вопросы: в чем проявляется и насколько велика зависимость Российской Федерации от ФРС; каковы взаимоотношения Банка России (Центрального банка Российской Федерации) с Федеральным резервом; каковы пути освобождения России от зависимости от ФРС.
   Впрочем, для понимания текущего положения в мире и его будущего нам необходимо также иметь в виду, что «печатный» станок ФРС, «продукция» которого расходится сегодня по всему миру, расположен на территории США. Это очень важный момент. Потому что для этого «станка» создана надежная защита в виде военной машины США, которая имеет территориальный базис в Северной Америке. Сегодня эта военная машина не только защищает «станок», но также помогает продвигать «продукцию» ФРС по всему миру. Военная машина дополняется военной промышленностью, Центральным разведывательным управлением и другими спецслужбами, институтами «четвертой власти» (средства массовой информации).
   Складывается некая система, обеспечивающая хозяевам ФРС (мировой финансовой олигархии) все большее сосредоточение в их руках мировых ресурсов и продвижение к мировому господству. Как следует из выше сказанного, система ФРС имеет три основных элемента. Они же (если использовать язык богословия) – нераздельные, но в то же время неслиянные ипостаси. Еще раз перечислим их:
   1) Федеральная резервная система как институт;
   2) доллар как «продукция» ФРС;
   3) Соединенные Штаты Америки как государство и территория, обеспечивающие функционирование ФРС.
   Прошу прощения за сравнение, но указанная система ФРС с ее тремя ипостасями напоминает трехипостасного Бога в христианстве (троичность Бога – краеугольный камень догматики православия). Но только внешне. Трехипостастная система ФРС – антипод Бога, «обезьяна Бога», некий концентрат зла, царство «духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12). Одним словом, это воплощение дьявола.
   В этой системе ФРС в качестве «бога-отца» выступает Америка. Отцы-основатели Америки были масонами, они запланировали строительство безбожного государства нового типа. Хотя для многих американцев создание ФРС стало неожиданностью, но, в принципе, оно логично вытекало из безбожных (и даже богоборческих) планов «отцов-основателей».
   В качестве «сына» выступает сам институт Федеральной резервной системы, который «родился» сто лет назад. Для мировой финансовой олигархии (хозяев ФРС) это праздник «рождества», который окончательно вытеснил празднование Рождества Спасителя.
   Наконец, в роли «святого духа» выступает «продукция» ФРС, называемая «долларами». Этот «святой дух» системы ФРС заполонил весь мир. Он «оживляет» все то, во что он «вселяется». Это могут быть целые страны, банки, компании, отдельные люди. Если он покидает объекты своего пребывания, то последние чахнут и умирают.
   Если Бог созидает (Бог-Творец), то «обезьянья» (или дьявольская) система ФРС все подвергает разрушению. Нынешняя так называемая «рыночная экономика» – модель, навязываемая и навязанная человечеству хозяевами ФРС. «Рыночная экономика» ничего не создает, а лишь физически и духовно калечит человека, уничтожает природу, ориентирует общество не на производство, а перераспределение (спекуляции) и безудержное потребление и накопление.
   Если Бог есть Любовь, то система ФРС порождает ненависть, зависть, войны, убийства. Две мировые войны ХХ века – дело рук хозяев ФРС.
   Если Бог есть Истина, то власть системы ФРС держится на лжи и обмане. Хозяева ФРС не просто сеют ложь и обман через подконтрольную им «четвертую» власть, школы и университеты, учреждения культуры, они сегодня заняты целенаправленным «переформатированием» сознания и поведения человека, фактически превращая человека в биоробота. Как тут не вспомнить слова Спасителя, который сказал фарисеям и прочим вождям народа Иудеи: «Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин 8,44). Познакомившись с этой книгой, читатель наверняка согласится, что эти слова в полной мере применимы к системе ФРС. Таково вкратце «богословие» современной «религии денег». «Религия денег» в тех или иных формах существовала на протяжении всей истории человечества. «Богами» в предыдущих версиях «религии денег» выступали: Плутос, мамона, «золотой телец». Сегодня «богом» стала «система ФРС» с ее тремя ипостасями: Америка, ФРС, доллар. Чаще всего люди современного мира поклоняются доллару. Но тем самым они одновременно поклоняются и Америке, и Федеральному резерву (даже если о существовании последнего они не слышали).
   Предлагаемая читателям книга о ФРС представляет собой сборник публикаций автора за последние три года[1]. Книга состоит из восьми глав.
   В первой главе речь идет об истории появления центральных банков. Основное внимание уделяется Банку Англии, который принято считать старейшим центральным банком (хотя на первых этапах своего существования он еще не воспринимался как центральный банк, а был лишь «первым среди равных»). Другой центральный банк – Банк Франции, созданный во времена императора Наполеона. Примечательно, что первые центральные банки появлялись вскоре после буржуазных революций, которые расчищали путь к экономической и политической власти ростовщикам. Создание центральных банков – важная веха «перманентной денежной революции». Ей предшествовали такие события, как частичная и полная легализация ростовщической деятельности, создание депозитно-кредитных учреждений (которые стали называться «банками»), навязывание обществу «частичного» резервирования обязательств банков. Последняя «новация» фактически позволила ростовщикам делать деньги «из воздуха». Правда, побочным эффектом этой «денежной алхимии» стали банкротства банков. Кстати, обоснование создания центральных банков чаще всего сводилось к тому, что ЦБ, мол, будут спасать банки от банкротств. В том числе давая им кредиты. То есть ЦБ были провозглашены «кредиторами последней инстанции».
   Вторая глава посвящена истории создания и развития центрального банка США – Федеральной резервной системы. Удивительно, как долго шло противостояние между банкирами и американским народом (более века), прежде чем первым удалось добиться своего – создания Центрального банка. В ХХ веке ФРС последовательно завоевывала командные позиции сначала в самой Америке, а затем и в мире. Для этого банкирам, стоявшим за Федеральным резервом, пришлось организовать две мировые войны и бесконечное множество более мелких войн. После Второй мировой войны доллар в полной мере обрел статус международных денег, влияние ФРС распространилось на весь мир за исключением Советского Союза и других стран социалистического лагеря. Последние были препятствием для установления мировой финансовой олигархией господства над всем миром. Именно ФРС была организатором многолетней «холодной войны», а Пентагон, ЦРУ, НАТО были лишь исполнителями агрессивных планов мировых ростовщиков. Даже в советской пропагандистской литературе и партийных газетах крайне слабо раскрывалась связь между агрессивной внешней политикой Запада и интересами хозяев ФРС (все обычно сводилось к интересам военно-промышленного комплекса).
   В третьей главе рассматривается роль и место ФРС в мировой финансово-банковской системе. До сих пор в учебниках продолжают писать, что главным институтом этой системы является Международный валютный фонд. Конечно же, нет. В центре этой системы находится ФРС, которая обеспечивает мировую экономику долларовой массой. А через приближенные к себе банки Федеральный резерв направляет доллары в те страны, в те отрасли, на те финансовые и товарные рынки, которые являются приоритетными в планах хозяев ФРС. И, наоборот, Федеральный резерв может перекрывать денежный «кислород» тем странам, банкам и компаниям, которые не вписываются в эти планы или пытаются противодействовать их реализации. Мировая финансово-банковская система представляет собой многоуровневую иерархию, включающую банки, страховые компании, различные фонды, иные финансовые компании и организации. Важное место в этой иерархии занимают центральные банки отдельных стран. В книге показано, что они незримо подчиняются Федеральному резерву. Центральный банк Российской Федерации (Банк России) не является в этом отношении исключением. Банк России фактически является даже не полноценным центральным банком, а институтом «валютного управления», осуществляющим перекрашивание «зеленых» долларов в национальные цвета. На выходе получаются так называемые «российские рубли». Без преувеличения можно сказать, что Банк России – «филиал ФРС». Важным условием эффективного контроля ФРС над центральными банками отдельных стран является особый статус ЦБ. В большинстве стран мира ЦБ являются институтами, независимыми от национальных государств (законодательной, исполнительной, судебной властей). Тем самым обеспечивается полная зависимость центральных банков от ФРС, снабжающей их «зеленой бумагой». В свою очередь органы государственного управления и экономики стран находятся в полной денежной зависимости от своих центральных банков. Таким образом, в мире создана такая вертикаль власти, с помощью которой ФРС контролирует не только финансовую систему, но также всю экономику и политику почти всей планеты. Те государства, которые не удалось втянуть в эту вертикаль, Вашингтоном объявлены «изгоями», они подвергаются давлению и самым различным санкциям со стороны Запада.
   В четвертой главе идет речь о закулисной деятельности ФРС, о которой мировые СМИ хранят полное молчание или дают очень «дозированную» информацию. В частности, дан анализ тайной операции ФРС по кредитованию в разгар последнего финансового кризиса крупнейших американских и европейских банков на общую сумму более 16 трлн. долларов (что превышает годовой ВВП США). Также раскрывается истинный смысл той программы ФРС, которая называется «количественные смягчения». Крайне обширной, но мало освещенной в литературе является тема так называемых «банковских скандалов». Речь идет о расследованиях финансовыми регуляторами США, Великобритании, Европейского союза нарушений и преступлений крупнейших банков Уолл-стрит, лондонского Сити, других финансовых центров. Особенно тех, которые были совершены в период последнего финансового кризиса. Среди главных «грехов» банков – укрывательство «налоговых уклонистов», увод собственных прибылей в офшоры, нарушение экономических санкций (например, против Ирана), финансирование терроризма, отмывание «грязных» денег, сотрудничество с наркомафией, коррупция, фальсификация финансовой отчетности, мошенничество с ипотечными кредитами и ипотечными бумагами, различные манипуляции. Например, манипуляции ставками межбанковского кредитования ЛИБОР, валютными курсами, котировками на фондовых биржах и даже ценами на товарных рынках. Банки в последние годы стали выплачивать гигантские суммы штрафов, компенсации. Чаще всего они предпочитают «откупаться» от «наездов», не доводя дело до судебных скандалов. В главе показано, что подобного рода «разборки» являются отражением закулисной грызни между ведущими акционерами ФРС, которым принадлежат банки-фигуранты разных дел.
   В пятой главе продолжается разговор о закулисных операциях ФРС и банков, принадлежащих главным акционерам Федерального резерва. Операциях в такой интересной и крайне закрытой сфере, как золото. Выражаясь коротко, можно сказать: банки запустили руку в государственные золотые «закрома» США (золотой запас министерства США). К настоящему времени они почти полностью перекачали казенное золото в свои подвалы и сейфы. Удивляет даже не это, а та наглость, с которой ФРС и казначейство США утверждают, что золото остается на месте. При этом всячески препятствуя проведению аудита золотого запаса Америки. Банкиры, крадущие золото из государственного золотого запаса напоминают крыс, бегущих с тонущего корабля. Не сегодня-завтра долларовая система прикажет долго жить, в мире денег свято место пусто не бывает. Место доллара немедленно будет занято желтым металлом. Кто его успел накопить, будет опять «на коне». Глядишь, таким банкирам опять удастся уговорить весь мир, что нет ничего лучше золотого стандарта.
   В шестой главе рассматривается целый ряд новых явлений в мировой банковской системе. Таких явлений, которые демонстрируют готовность банкиров идти на всякие преступления и на любое насилие. Среди них – попытка ФРС и ее главных акционеров поставить всю мощь государственной машины США на службу своим интересам. Например, через принятие законов, имеющих экстерриториальный характер действия. Иначе говоря, финансовая олигархия проталкивает через Конгресс США законы, исполнение которых обязательно не только для юридических и физических лиц США, но также для всех людей и компаний в мире. Ярким примером являются законы об экономических санкциях против тех или иных государств-изгоев. Другой пример – принятый в 2010 году закон о налогообложении иностранных счетов (FATCA). Согласно этому закону все банки и финансовые организации других стран должны выполнять функции агентов налоговой службы США. То есть американское государственное ведомство собирается командовать финансово-банковскими учреждениями всего мира! Еще одно важное событие мировой финансовой жизни произошло на Кипре в марте 2013 года. Там под предлогом необходимости спасения банков острова была проведена конфискация средств на депозитных счетах банков. Событие действительно беспрецедентное. Оно перечеркивает важнейший принцип капитализма – неприкосновенности частной собственности. А причем здесь ФРС? Во-первых, решение о конфискации принималось не на Кипре, а на самых высоких этажах финансовой иерархии. То есть наверняка с участием акционеров ФРС. Во-вторых, есть большая вероятность того, что в случае начала в США «второй волны» финансового кризиса (а она не за горами) кипрская «схема» спасения банков будет применена Федеральным резервом на территории США. Крайне наглые и дерзкие действия финансовой олигархии в начале нынешнего века дали основание сравнивать современных банкиров с американскими гангстерами первой половины прошлого века. Таких банкиров стали называть «банкстерами».
   В седьмой главе описываются признаки того, что Федеральный резерв серьезно болен. «Юбиляр» может «скончаться» вскоре после своей столетней годовщины. Об этом свидетельствуют серьезные экономические исследования, в которых говорится о том, что банковский капитализм исчерпал потенциал своего дальнейшего развития. Глобализация конца прошлого – начала нынешнего века стала последним резервом для поддержания внешнего благополучия мировой финансово-банковской системы. Сегодня уже депозитно-кредитные операции не дают ростовщикам тех прибылей, которые они имели еще несколько десятков лет назад. Вывод таков: или эта система погибнет, или она должна радикальным образом перестроиться. Банкстеры прекрасно ощущают эту угрозу, но они хотят продлить существование существующей модели банковского бизнеса. Банкстеры, завязанные на Федеральный резерв, делают все возможное для того, чтобы продлить существование нефтедолларовой системы – основы существования ФРС. Без понимания этого сложно понять последние события на Ближнем и Среднем Востоке, где примерно четыре десятилетия назад была заложена нынешняя нефтедолларовая система ФРС.
   Наконец, в заключительной, восьмой, главе дается обзор основных этапов и основных эпизодов борьбы человечества с засильем центральных банков и Федерального резерва в особенности. Были в этой борьбе у противников ЦБ серьезные поражения (самое главное поражение заключалось в том, что банкирам удавалось создавать центральные банки). Были и отдельные победы. Например, национализации центральных банков, а также установление над ними контроля со стороны государства (т. е. лишение пресловутой «независимости»). Вот с сегодня все более активным в Америке становится движение за установление государственного контроля над Федеральным резервом, его национализацию или даже ликвидацию. Первостепенное внимание в этой главе уделяется раскрытию простой истины: экономическое, политическое и духовное возрождение России, восстановление ее суверенитета, превращение в державу мирового масштаба возможно лишь при условии радикального реформирования Центрального банка России. Суть этого реформирования сводится к следующему: нынешний Центральный банк Российской Федерации из «филиала ФРС» должен превратиться в суверенный государственный банк России. Он должен обслуживать не американское казначейство и Федеральный резерв, а обеспечивать кредитную поддержку развития национальной экономики.

Глава 1
Об истории создания центральных банков

Зачем ростовщикам потребовался центральный банк?

   Важнейшим шагом на пути дальнейшего укрепления позиций ростовщиков было создание центральных банков. К созданию таких институтов подталкивала алчность наиболее влиятельных ростовщиков, которые желали монополизировать в своих руках выпуск законных платежных средств государства и получать за счет этого эмиссионный доход. Алчность усиливалась их желанием поставить под свой контроль все общество через управление денежным предложением.
   В создании центральных банков был заинтересован весь «класс ростовщиков»: этот институт должен был организовать координацию деятельности всех банков, стать «генеральным штабом» своеобразного «денежного картеля».
   Выше мы уже отчасти затрагивали вопрос деятельности центральных банков в связи с практикой «частичного резервирования» коммерческих банков. Для «подстраховки» банков, которые в условиях «частичного резервирования» имели склонность к банкротствам, Центральный банк стал осуществлять такие функции, как:
   надзор за деятельностью коммерческих банков;
   регулирование их ликвидности с помощью норм обязательного резервирования, рефинансирования кредитов коммерческих банков, «стабилизационных кредитов», операций на «открытом рынке» (продажа и покупка ценных бумаг у коммерческих банков), операций на валютном рынке, выкупа так называемых «токсичных» («мусорных») активов и т. п.;
   организации и регулирования рынка межбанковских кредитов и т. д.
   Короче говоря, центральные банки призваны защищать «классовые интересы» ростовщиков посредством:
   1) создания у общественности устойчивого ощущения, что с коммерческими банками «все в порядке» и что о своих вкладах ей беспокоиться не надо (о них беспокоится Центральный банк);
   2) попыток предотвращения возможных банковских паник и кризисов, когда действительно «запахнет дымом» (хотя возможностей у них для этого мало);
   3) организации «тушения пожара» (т. е. борьбы с банковским кризисом), если он все-таки возникнет, «заливая» его спасительной жидкостью под названием «ликвидность».
   Для повышения своей социальной значимости ряд центральных банков развитых стран после Второй мировой войны стал декларировать такие цели, как «обеспечение полной занятости», «обеспечение экономического роста», «борьба с инфляцией» и т. п. Такая деятельность центральных банков получила очень серьезное название «денежно-кредитная политика». По большому счету, все это можно назвать PR-акциями «генеральных штабов» ростовщиков, призванными скрыть их истинные цели и задачи. У центральных банков с первого дня их создания действительно была своя «денежно-кредитная политика», но совсем не та, которая сегодня официально представляется общественности.
   Главной целью реальной (а не декларированной) «денежно-кредитной политики» центральных банков является обеспечение главным ростовщикам мирового господства. Для достижения этой цели центральные банки решают ряд конкретных задач, связанных, прежде всего, с концентрацией в руках главных ростовщиков мирового богатства:
   сохранение системы «частичного резервирования» как основы узаконенного воровства денег клиентов;
   увеличение предложения кредитов (в том числе за счет стимулирования спроса на кредиты);
   поддержание инфляционных процессов как способа скрытого налогообложения общества в пользу ростовщиков;
   периодическая организация банковских, финансовых и экономических кризисов в целях экспроприации имущества должников и скупки ростовщиками обесценившихся активов и т. п.
   Нередко центральные банки выходят за рамки своей «профессиональной» деятельности (денежно-кредитной сферы) и внедряются в сферу политики. Например, участвуют в подготовке войн и революций: такие «политические проекты» создают хороший спрос на деньги ростовщиков и ведут к еще большему сосредоточению мировых ресурсов в руках главных ростовщиков. Понятно, что эта сторона деятельности центральных банков не находит своего отражения в их официальных отчетах.
   Чтобы лучше понять истинные цели и задачи центральных банков, методы их достижения, лучше начать изучение их деятельности не с глянцевых официальных документов (годовых отчетов, тематических докладов, планов деятельности и т. п.), а с истории их создания и деятельности в прошлом. Будем в данном случае руководствоваться словами евангелиста Луки, который сказал: «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» (Лк, 8:17).

Банк Англии

   По поводу того, что считать первым центральным банком, в литературе существуют некоторые разночтения. Одни авторы считают, что таковым является Банк Швеции, основанный в 1668 году. Другие считают, что это Банк Англии, учрежденный в 1694 году. Мы сосредоточим внимание на втором из названных институтов, поскольку влияние Банка Англии на развитие международной финансовой системы несравненно больше. Во-первых, модель Банка Англии использовалась многими другими странами для создания своих центральных банков. Во-вторых, в какие-то периоды истории Банк Англии оказывался центром, из которого шло управление мировой финансовой системой.
   Чтобы понять, откуда взялся Банк Англии, необходимо сделать небольшое отступление общего порядка: созданию центральных банков во многих странах предшествовали буржуазные революции, а эти революции так или иначе провоцировались ростовщиками, которым монархи мешали заниматься их процентным бизнесом.
   Предыстория создания Банка Англии такова.
   Под влиянием Реформации, которая только начала разворачиваться в Европе, английский король Генрих VIII (1509–1547) существенно ослабил законы, касающиеся ростовщичества. В первой половине XVI века ростовщики значительно расширили предложение золотых и серебряных монет, в стране наблюдалось оживление хозяйственной деятельности. Но вот к власти пришла дочь Генриха VIII королева Мария Тюдор (1553–1558), которая опять ужесточила законы о ростовщичестве. Предложение монет существенно снизилось, в стране наступила депрессия. После пятилетнего правления власть от Марии перешла к ее сестре – королеве Елизавете I (1558–1603). Для того чтобы привести в порядок расстроенное в стране хозяйство, она решила взять под контроль выпуск денег в свои руки. Прежде всего она приняла решение сделать чеканку золотых и серебряных монет исключительной прерогативой Королевского казначейства. Потребность в ростовщиках резко снизилась, проценты по их кредитам стали минимальными. Королева Елизавета I вступила в прямое противостояние с ростовщиками. Ростовщики стали готовить революцию, сделав своим ставленником Оливера Кромвеля. Кончилось все, как мы знаем, свержением короля Карла I, роспуском парламента, казнью монарха. Конечно, эти события нельзя объяснить исключительно тем, что королевская власть взяла в свои руки чеканку монет, но это – важная причина английской революции. На трон был посажен Яков Стюарт (1685–1688). В стране началась гражданская война, которая не давала ростовщикам возможности полностью установить свою власть.
   И тут на сцене появляется Вильгельм (Уильям) Оранский – надежный ставленник ростовщиков. Как считают историки, его приход к власти был поддержан голландскими и английскими ростовщиками. Стюарты были сброшены с престола, а место Якова занял Вильгельм Оранский, который стал называться Вильгельмом III (1688–1702). От имени и по поручению группы ростовщиков переговоры с новым королем вел известный в те времена аферист Уильям Паттерсон (до этого он пытался сделать большие деньги на колонизации Панамского перешейка, но безуспешно). За свою «услугу» по предоставлению кредита они потребовали от Вильгельма Оранского встречной «услуги»:
   во-первых, согласиться на создание специального банка, который бы был монопольным эмитентом бумажных денег, имеющих хождение по всей стране;
   во-вторых, этот банк должен был стать эксклюзивным кредитором правительства, выдавая ему кредиты под 8 % годовых в обмен на долговые расписки правительства (облигации);
   в-третьих, разрешить банку частичное резервирование своих обязательств, т. е. фактически позволить делать деньги «из воздуха»;
   в-четвертых, основным «резервом» банка предлагалось сделать не золото, а долговые расписки правительства; за счет последних должно обеспечиваться полное кредитование правительства, а также выдача иных кредитов.
   Фактически в «проекте» У. Патерсона содержались все основные элементы современного механизма эмиссии денег центральными банками развитых стран (за исключением того, что в «проекте» еще предусматривалось использование золота, хотя его роль уже была второстепенной).
   В основном, все требования ростовщиков были удовлетворены (хотя не полностью – например, права на эмиссию общенациональных денег сохранялись и за другими банками).
   Так возник Банк Англии, при этом он имел право выпускать кредитных денег (бумажных фунтов стерлингов) в два раза больше, чем было золота в запасах. В первый же год Банк Англии выдал королю кредит на сумму 1 200 тыс. фунтов стерлингов при наличии золота в подвалах банка на 720 тыс. фунтов стерлингов. Кредиты правительству и проценты по ним погашались за счет налогов. Такая система устраивала как ростовщиков – акционеров Банка Англии, так и правительственных чиновников, т. к. они получали доступ к постоянному источнику кредитов. При такой системе быстро росли прибыли акционеров Банка Англии и правительственный долг. Система порождала беспредельную коррупцию, способствовала сращиванию финансовой мощи ростовщиков и «административного ресурса» правительственных чиновников. В убытке был лишь английский народ: он нес налоговое бремя, порождаемое долгом. Кроме того, на него ложились все тяготы кризисов, которые были неизбежны при быстром росте долга. Наконец, надо учитывать, что часть кредитов Банка Англии не была обеспечена ни золотом, ни товарами. Поэтому вопреки устоявшимся представлениям, что «в те времена инфляции быть не могло», в стране происходил рост цен, который в первую очередь бил по простым англичанам. Началось «бегство» от бумажного фунта в золото. Поэтому уже в 1696 году король издал закон, запрещающий Банку Англии платить «натурой», т. е. золотом. Таким образом, уже через несколько лет после основания Банка Англии механизм денежной эмиссии стал таким, каков он сегодня в США и других развитых странах. Очень скоро, однако, для правительства «славное время» закончилось: долги росли столь стремительно, что никаких налогов на их обслуживание и погашение уже не хватало. Единственным способом для властей выйти из этого «тупика» было начать войну. Действительно, началась серия войн Англии за захват колоний и мировое владычество… Результатом этих войн было еще большее ослабление властей при одновременном укреплении позиций акционеров Банка Англии и других ростовщиков. В конце XVIII века золотые резервы Банка Англии были настолько истощены войной, что в 1797 году правительство запретило вообще проводить какие-либо выплаты золотом.
   В 1816 году после наполеоновских войн в Англии был введен золотой стандарт, предусматривавший свободный размен бумажных фунтов на желтый металл Банком Англии. Однако Банк Англии сразу же стал выпускать банкнот существенно больше, чем было золота в его подвалах, что способствовало возникновению кризиса 1825 года. После этого в Англии появилась достаточно влиятельная группа сторонников «обуздания» эмиссионной активности Банка Англии – так называемая «денежная школа», представители которой считали, что кризис 1825 года возник по причине «отрыва» эмиссии денег Банком Англии от его металлического запаса. Да и печальный опыт короля Уильяма по фактическому «отсоединению» денежной эмиссии от золота, который кончился разгулом инфляции в конце XVII – начале XVIII веков, также вспомнили.
   Представителям «денежной школы» противостояла так называемая «банковская школа», представители которой считали, что эмиссия денег центральным банком должна определяться не запасами золота, а увязываться с потребностями хозяйства в деньгах. Эта увязка должна обеспечиваться выпуском банкнот под обеспечение векселей, т. е. в конечном счете, товарами. Не вдаваясь в детали тогдашней дискуссии между двумя школами, отметим, что она затрагивала лишь деятельность Банка Англии. А о полном резервировании коммерческих банков почти никто не вспоминал.
   В 1844 году наступил новый рубеж в развитии Банка Англии. Мы выше уже упоминали о том, что в указанном году был принят так называемый Акт Пиля, который вводил ряд новшеств в деятельность центрального банка страны.
   Во-первых, устанавливалось, что Банк Англии получает исключительные права в деле эмиссии банкнот в стране. При этом, правда, другие банки не лишались права эмиссии, но максимальный объем их эмиссии фиксировался на уровне 1844 года.
   С этого момента Банк Англии получал фактически право на 2/3 всей эмиссии банкнот в стране, и с каждым годом эта доля увеличивалась. Другие банки постепенно «выходили из игры»: за 1844–1921 годы эмиссионную деятельность прекратили все банки, кроме Банка Англии (207 частных банкирских домов и 72 акционерных банка). Это не означало, конечно, ослабления позиций других банков. Многие из них продолжали наращивать свои капиталы и активы. Но теперь они стали заниматься исключительно эмиссией безналичных (депозитных) денег.
   Во-вторых, определялся высокий уровень золотого покрытия банкнотной эмиссии Банком Англии. В определенной мере шаг по обеспечению высокой степени золотого покрытия эмиссии был для Банка Англии делом не только внутренним. Ведь Великобритания была инициатором распространения золотого стандарта по всему миру, и она обречена была на то, чтобы собственным примером показать, что такое настоящий золотой стандарт.
   Вместе с тем, следует отметить, что действие Акта Пиля вплоть до отмены золотого стандарта в 1930 году неоднократно приостанавливалось, что давало возможность центральному банку страны значительно увеличивать эмиссию бумажных денег.
   Завершая разговор о Банке Англии, следует сказать, что с самого начала он был частным предприятием, принадлежащим не государству, а отдельным лицам. Среди акционеров-учредителей были король и королева, которые сделали первый взнос в сумме 10 тыс. фунтов стерлингов. Затем еще 633 человека внесли суммы, которые были более 500 фунтов, что давало им право голоса на собраниях акционеров. В 1946 году, т. е. через два с половиной столетия после создания, Банк Англии был национализирован правительством лейбористов (кстати, список акционеров до сих пор остается засекреченным). Еще раньше, в 1931 году, когда Англия отменила золотой стандарт, золотой запас Банка Англии был передан в казначейство (Министерство финансов). Однако и сегодня Банк Англии де-факто управляется не правительством, а частными банками лондонского Сити: «Банк Англии как был, так и продолжает оставаться частным банком, проводящим в жизнь интересы конкретной, очень узкой группы лиц»[2].

Банк Франции

   Во Франции, согласно официальным сведениям, Центральный банк был учрежден на сто с лишним лет позже, чем в Англии. Однако надо иметь в виду, что там была попытка создания такого института еще в начале XVIII века. Идея принадлежала шотландскому финансисту Джону Лоу.
   Франция в то время находилась в крайне тяжелом финансовом положении. Годовой дефицит бюджета составлял примерно 80 млн. ливров, а общий государственный долг к 1715 году вырос до 3,5 млрд. ливров. Никто не соглашался одалживать деньги французскому монарху, а налогов для покрытия даже самых необходимых расходов было недостаточно. Тогда Джон Лоу предложил Филиппу Орлеанскому (регенту малолетнего короля Людовика XV) и министрам двора проект перехода к денежной системе, основанной не на золотых деньгах, а бумажных, которых можно будет напечатать столько, сколько потребуется. Джон Лоу говорил: «В интересах короля и его народа гарантировать деньги банка и отказаться от золотой монеты».
   В 1716 году был создан специальный частный банк в форме акционерного общества с капиталом 6 млн. ливров. Он получил название Королевский банк, возглавил его лично Лоу, который одновременно получил портфель министра финансов. Поначалу банк, который находился под контролем кабинета министров, осуществлял весьма осторожную эмиссионную деятельность, выпуская бумажные деньги с учетом имеющегося золотого запаса. Однако по настоянию Лоу Филипп Орлеанский отправил в отставку ряд министров, после чего банк начал активно наращивать выпуск бумажных денег, не обеспеченных золотом.
   Для того чтобы связать излишнюю денежную массу и предотвратить инфляцию, Джон Лоу предложил создать специальную компанию в форме акционерного общества, продавая акции за бумажные деньги всем желающим. Так в 1717 году была создана Западная компания (другое название – Компания Миссисипи) с акционерным капиталом 22 млн. ливров.
   Чтобы создать спрос на акции, Лоу разрекламировал проект, который компания якобы собиралась реализовывать. Речь шла о добыче золота на территории северо-американской колонии Франции – Луизианы. Курс акций на рынке стал быстро расти: при номинальной цене ценной бумаги в 500 ливров рыночная цена поднялась до максимальной отметки в 18 тыс. ливров. Станок едва успевал печатать деньги, которые пускались в оборот и сразу же шли на покупку ценных бумаг. В 1720 году во Франции уже циркулировало банкнот на сумму 3 млрд. ливров.
   Фактически в стране выстраивалось две финансовые пирамиды – пирамида обязательств (банкнот) Королевского банка и пирамида обязательств (акций) Западной компании. По сути, почти три столетия назад была создана та модель денежной эмиссии, которая сегодня используется развитыми странами. Отличие только в том, что нынешние центральные банки печатают деньги под покупку не акций, а облигаций (выпускаемых казначействами). Несмотря на все ухищрения, цены во Франции Людовика XV росли, началась сильная инфляция – явление, не знакомое европейцам того времени.
   Чтобы повысить доверие народа к бумажным деньгам, Лоу пошел даже на то, что в 1718 году преобразовал частный Королевский банк в государственный. Но это не спасло ситуацию. Некоторые наиболее недоверчивые французы решили обменять бумажные деньги на золото банка. Первым это сделал герцог Бурбонский, увезя полученное из банка золото на нескольких каретах. У других предъявителей бумажных денег уже возникли проблемы. Пошли нежелательные для Лоу слухи, началась паника. Лоу пытался остановить панику, запретив в мае 1820 года использование золота в качестве денег под угрозой штрафов, заключения в тюрьму и даже смертной казни.
   Кстати, нечто похожее сделал через два столетия президент США Ф. Рузвельт: своим указом он прекратил обмен долларов на золото и потребовал от американцев сдать государству все золото под страхом тюремного заключения.
   Панику остановить не удалось, все кончилось полной обесценкой бумажных денег, крахом Западной компании и превращением ее акций в обычную бумагу. Через четыре года после своего создания Королевский банк – прототип Центрального банка – прекратил свое существование. Так, у французов сформировалось на долгое время подозрительное отношение к подобным институтам и отвращение к бумажным деньгам.
   Центральный банк во Франции под названием Банк Франции был окончательно создан лишь при Наполеоне Бонапарте в 1800 году. Конечно, Наполеон понимал опасность, связанную с появлением в стране Центрального банка. В частности, он говорил:
   «Рука дающая выше руки берущей. У денег нет родины, у финансистов нет патриотизма и нет порядочности: их единственная цель – это прибыль»[3].
   По мнению некоторых историков, Майер Амшель Ротшильд предложил Наполеону быть его кредитором, но Наполеон отказался. Для того чтобы быть независимым от Ротшильдов, Наполеон все-таки принял решение создать национальный банк, но находящийся под его жестким контролем. Он подписал указ об учреждении Банка Франции, имеющего статус акционерного общества.
   200 наиболее крупных его акционеров стали членами Генеральной ассамблеи (собрания акционеров) банка. Наполеон ввел в правление своих родственников, с 1806 года стал лично назначать управляющего банком и его двух заместителей, в 1808 году добился принятия устава банка (устанавливающий определенные ограничения на независимость банка от государственной власти).
   После окончательного ухода Наполеона Бонапарта с политической сцены в 1815 году контроль над центральным банком со стороны государства был утрачен. Постепенно реальная власть в стране перешла от правительства к банкирам, чего Наполеон и боялся. В первой половине XIX века Банк Франции не обладал абсолютной монополией на эмиссию банкнот, этим занимался также ряд провинциальных банков. Однако в 1848 году был введен принудительный курс бумажного франка по отношению к золоту для всех эмиссионных банков, что резко снизило доверие населения к провинциальным банкам. Постепенно они превратились в филиалы Банка Франции.
   В 1936 году, когда страна находилась в тяжелом кризисе, был принят закон, который позволил правительству контролировать Банк Франции. Наконец, в декабре 1945 года была проведена национализация Банка Франции, Центральный банк стал государственным.
   В последние два десятилетия прошлого века начался процесс восстановления независимости Банка Франции от правительства. Принятый в августе 1993 года закон легализовал эту независимость. Начиная с 1998 года по настоящий день Банк Франции, по сути, утратил многие свои полномочия, войдя в состав Европейской системы центральных банков (ЕСЦБ). Он стал акционером Европейского центрального банка (ЕЦБ), приобретя 16,83 % уставного капитала. По сути, многие решения, относящиеся к сфере денег и кредита, сегодня принимаются не в Париже, а во Франкфурте, где расположена штаб-квартира ЕЦБ. Банк Франции и центральные банки других стран Европейского союза, по сути, превратились в территориальные филиалы ЕЦБ – наднационального института, не подконтрольного правительствам стран-членов Европейского сообщества. Создание ЕЦБ – еще один шаг на пути к вожделенной цели ростовщиков, мировому господству. Не исключено, что ЕЦБ – «пилотный» проект, который поможет в будущем создать мировой центральный банк.

Глава 2
Краткая история Федеральной резервной системы

Североамериканские Соединенные Штаты: длинный путь к центральному банку

   В США Центральный банк в его нынешнем виде появился на два с лишним столетия позднее, чем в Великобритании. Правда, современный Центральный банк США имеет длительную предысторию. Еще с XVIII века ростовщики прикладывали немалые усилия для того, чтобы в Америке этот институт появился. На короткие периоды они добивались успеха: сначала был создан Банк Северной Америки (1781–1785 годы), после этого – Первый Банк Соединенных Штатов ((1791–1811 годы), наконец – Второй Банк Соединенных Штатов (1816–1834 годы). Затем на протяжении 80 лет Америка жила без центрального банка.
   Америка в период колонизации была достаточно бедна золотом и серебром. Именно это обстоятельство привело к появлению денег, которые не были металлическими и не имели какого-либо товарного обеспечения. Их единственным обеспечением было доверие к выпустившим их властям. Назывались они «колониальными расписками».
   «Не считая Средневекового Китая, где бумагу и процесс печатания изобрели намного раньше, чем на Западе, мир познакомился с государственными бумажными деньгами только в 1690 году, когда правительство Массачусетса эмитировало неразменные бумажные деньги»[4]. Тут следует сделать уточнение: мир познакомился с государственными бумажными деньгами, неразменными на золото. Государственные бумажные деньги, разменные на металл, появились в Европе раньше – в начале XVII века.
   В печатании неразменных бумажных денег уже участвовали все североамериканские колонии за исключением Виргинии. Впрочем, в конце 1750-х годов и эта колония стала печатать такие деньги. Бумажные деньги не ссужались в виде кредитов и не использовались для открытия депозитов, а служили исключительно в качестве средства обмена и для уплаты местных налогов. Такая денежная система способствовала быстрому росту товарооборота в колониях и была полностью независима от ростовщических денежных систем метрополий (Англии и Франции), которые пытались навязывать кредиты колонистам. Эти кредиты им были не нужны. Колониальные расписки были общественным благом, доступным каждому, кто что-то производил и предлагал для продажи на рынке. Конечно, при использовании бумажных неразменных денег периодически возникала инфляция из-за того, что власти злоупотребляли печатным станком. Но ведь злоупотребления возникали и в тех странах, которые использовали разменные на золото бумажные деньги, когда таких денег выпускалось на большие суммы, чем имелись запасы золота. Главное – система бумажных неразменных денег гарантировала финансовую независимость североамериканских колоний от метрополии.
   Таким образом, Англия, сильно нуждавшаяся в металлических деньгах (долг правительства перед Банком Англии неуклонно рос), не могла «доить» североамериканские колонии. В 1764 году английским королем Георгом III был издан указ, который требовал, чтобы колонисты платили налоги Англии золотом, отказались от «колониальных расписок» и пользовались деньгами метрополии (которые им, естественно, надо было брать в кредит под проценты). Североамериканские колонии после этого указа начали быстро нищать. Доведенные до отчаяния колонисты подняли восстание и начали борьбу за независимость. Для финансирования войны колонии вновь вернулись к печатанию бумажных денег: в начале денежная масса равнялась 12 млн. долларов, а в конце войны – 500 млн. долл. Война, как известно, окончилась признанием Лондоном суверенной Конфедерации североамериканских штатов. Однако положение в новом государстве было тяжелым. Денежная система была расстроена, власти имели большие долги, особенно перед Францией, которая в войне выступала союзницей колонистов.
   Не мытьем так катаньем ростовщикам удалось заставить правительство Америки отказаться от «колониальных расписок» и создать в 1781 году центральный банк, который был похож на аналогичный институт в Англии. Назывался он Банк Северной Америки (БСА), действовал как коммерческий банк на территории всех штатов, имел право эмитировать бумажные деньги сверх золотого запаса, ссужал деньги федеральному правительству под облигации последнего, держал на счетах средства Конгресса. Таким образом, БСА эмитировал деньги, которые создавали долг.
   Главным организатором БСА был суперинтендант по финансам Роберт Моррис. Предполагалось, что первоначальный уставный капитала банка будет равен 400 тыс. долл. Однако Моррису не удалось собрать такой суммы, и он запустил руку в государственную казну: взял золото, которое власти получили от Франции в виде займа, для формирования резерва банка. Затем французское золото он выдал в качестве кредита самому себе и своим партнерам (в том числе Томасу Уиллингу, будущему президенту БСА, и Александру Гамильтону, будущему министру финансов). За счет кредита они приобрели акции БСА. Данная схема приобретения акций за счет казенных средств, кстати, затем не раз использовалась при создании других центральных банков, которые первоначально имели статус частных предприятий акционерного типа.
   «Отцы-основатели» сообразили, что БСА быстро поставит страну под контроль ростовщиков, поэтому приняли решение о ликвидации этого института.
   Так, третий президент США Томас Джефферсон предупреждал, какую угрозу представляет собой Центральный банк для тех свобод, завоеванных американской революцией:
   «Если американский народ когда-либо позволит банкам контролировать эмиссию своей валюты, то вначале произойдет инфляция, а затем – дефляция, банки и корпорации, которые возникнут вокруг них, лишат людей всякого имущества, а их дети окажутся беспризорными на континенте, которым завладели их отцы. Право выпускать деньги должно быть отнято у банков и возвращено конгрессу и народу, которому оно принадлежит. Я искренне полагаю, что банковские институты более опасны для свободы, нежели регулярные армии»[5].
   Однако вскоре на смену БСА пришел новый центральный банк – Первый Банк Соединенных Штатов (ПБСШ), создание которого «проталкивал» Александр Гамильтон (за ним стоял Банк Англии и Натан Ротшильд). ПБСШ просуществовал 20 лет (срок действия выданной ему лицензии). В 1811 году находившийся в то время у власти четвертый президент страны Джеймс Мэдисон категорически выступил против продления срока действия лицензии ПБСШ. Некоторые авторы пишут, что Натан Ротшильд «предупредил, что Соединенные Штаты окажутся вовлеченными в самую катастрофическую войну, если лицензия банка не будет продлена»[6]. Совпадение или нет, но в 1812 году Англия начала войну против Соединенных Штатов.
   Созданный через несколько лет Второй Банк Соединенных Штатов (ВБСШ) начал активно воздействовать на экономическую и политическую жизнь страны. Через несколько лет после учреждения ВБСШ «накачал» хозяйство страны большим количеством денег, которое многократно превышало золотой запас, и это создало экономический бум и инфляционный рост цен. После началось изъятие денег, затем последовали резкий экономический спад и дефляция.
   При президенте Эндрю Джексоне началось расследование деятельности ВБСШ, комиссия по расследованию, в частности, констатировала, что «не вызывает сомнений, что это сильное и мощное учреждение было активно вовлечено в попытки оказывать влияние на выборы государственных служащих с помощью денег». Джексон вступил в серьезное противостояние с председателем Банка Николасом Бидлом.
   В 1832 году президент страны Эндрю Джексон начал свою вторую предвыборную кампанию под лозунгом «Джексон и никакого банка!». В том же году он потребовал отозвать лицензию у банка и в своем выступлении перед Конгрессом обосновал свое требование:
   «…Более восьми миллионов акций этого банка принадлежит иностранцам <…> разве нет угрозы нашей свободе и независимости в банке, который так мало связывает с нашей страной?<…> Контроль нашей валюты, получение денег нашего общества и удержание тысячи наших граждан в зависимости <…> были бы значительно больше и опаснее, чем вооруженная сила врага»[7].
   С большим трудом Джексону удалось перевести средства казначейства со счетов ВБСШ в другие банки (для этого ему пришлось заменить двух секретарей казначейства, только третий секретарь исполнил указание Джексона). Бидл объявил войну президенту страны, резко сжав объем денежной массы в обращении, что вызвало депрессию в хозяйстве. Вину за кризис люди из окружения Бидла пытались взвалить на президента Джексона, удалось даже начать процедуру импичмента. Противостояние между группой Джексона и группой Бидла достигло апогея. С большим трудом президенту удалось добиться ликвидации ВБСШ. Кстати, президент не только сумел отозвать лицензию Банка, но также в кратчайшие сроки (к началу 1835 года) погасить полностью все долги правительства.
   Это вызвал бешенство со стороны ростовщиков. На президента Джексона было совершено два покушения, но, к счастью для него, оба оказались неудачными. Эндрю Джексону, в отличие от других американских президентов, которые вступали в схватку с ростовщиками, удалось умереть своей смертью. Он дожил до 77 лет и любил повторять, что главное достижение его жизни – ликвидация банка.
   Тем не менее, борьба по вопросу создания Центрального банка продолжалась. Некоторые президенты пытались вернуться к беспроцентным неразменным деньгам, которые напоминали «колониальные расписки». Например, это сделал президент А.Линкольн. Для ведения войны с южными штатами он обратился за кредитами к европейским банкам, контролируемым Ротшильдами. Банкиры предложили деньги под высокие проценты (от 24 до 36 % годовых). Это подвигло Линкольна принять решение о выпуске собственных казначейских денег, которые не были обременены процентом. Они получили название «гринбеки».
   Благодаря «гринбекам» денежную массу в стране за годы гражданской войны удалось увеличить с 45 млн. долларов до 1,77 млрд. долларов, т. е. почти в 40 раз. Конечно, в стране началась инфляция, но военные расходы полностью финансировались, а, главное, стране удалось избежать попадания в долговую «петлю» Ротшильдов.
   За такое посягательство на власть банкиров Линкольн 14 апреля 1865 года был убит. Сегодня уже неопровержимо доказано, что убийство было «заказным», а «заказчиками» выступали европейские банкиры – те самые, которые в свое время были держателями акций ПБСШ и ВБСШ.
   Незадолго до трагической смерти президента Линкольна (в 1863 году) ростовщикам удалось протащить через Конгресс Закон о национальном банке (National Bank Act). Это был еще один шаг на пути к созданию централизованной банковской системы с Центральным банком во главе. До этого банковская система в стране была полностью децентрализованной; она состояла из банков отдельных штатов, которые имели разный масштаб, но не было вертикальной иерархии.
   Закон предусматривал создание системы национальных банков нескольких уровней:
   а) банки центральных резервных городов (в эту группу входили только крупные банки Нью-Йорка);
   б) банки резервных городов (с населением более 500 тыс. человек);
   в) прочие банки.
   Национальные банки получили право выдавать ссуды правительству. Деньги, (банкноты) которые они выпускали, были обеспечены не золотом, а долгом, а именно – облигациями государства. Легализовалась система частичного резервирования обязательств национальных банков. Уже полтора века назад стали закладываться основы той системы денежной эмиссии, которая существует сегодня в США, – эмиссии под долг правительства.
   Президент Линкольн был резко против такой национальной банковской системы, о чем он уже после принятия закона предупреждал Америку:
   «Власть денег грабит страну в мирное время и устраивает заговоры в тяжелые времена. Она более деспотична, нежели монархия, и более себялюбива, нежели бюрократия. Я предвижу наступление кризиса в ближайшем будущем, что лишает меня спокойствия и заставляет опасаться за безопасность моей страны. Корпорации вступили на престол, грядет эра коррупции, и власть денег в стране будет стремиться продлить свое господство, воздействуя на предрассудки народа до тех пор, пока богатство не соберется в руках немногих и республика не погибнет»[8].
   Удивительно, насколько актуально звучат слова президента Линкольна, произнесенные почти полтора столетия назад. В частности, он обращает внимание на то, что банки «воздействуют на предрассудки народа». Сегодня сила этого воздействия усилилась на порядки – с помощью СМИ, университетов, «профессиональных экономистов» и т. п. Что касается слов «пока богатство не соберется в руках немногих», то сегодня уже можно констатировать: процесс «собирания» близок к своему завершению, причем не только в пределах США, но и всего мира. Фраза «власть денег <…> устраивает заговоры в тяжелые времена» может быть подтверждена десятками конкретных примеров. Наиболее близкий нам пример – организация в нашей стране трех так называемых «русских революций» международными банкирами (Ротшильдами, Варбургами, Шиффами и др.).
   Примерно в то же время из банка Ротшильдов в Лондоне было послано письмо в один банк Нью-Йорка. Вот что писали в нем оппоненты президента Линкольна:
   «Немногие, разбирающиеся в системе (процентных денег), будут либо настолько заинтересованы в ее прибылях, или же настолько зависеть от ее покровительства, что со стороны этого класса сопротивления не будет, тогда как с другой стороны огромная масса народа, умственно не способная к постижению грандиозных преимуществ, которые капитал извлекает из системы, будет безропотно нести свое бремя, быть может, даже не подозревая, что система враждебна ее интересам»[9].
   Одно из редких документальных подтверждений истинных намерений ростовщиков. Звучит цинично, но в точности просчета дерзких планов отказать нельзя. Вся «финансовая наука» Ротшильдов сводится, прежде всего, к выявлению и просчету человеческих слабостей и использованию их в своих интересах. Ротшильды, в первую очередь, играют не на финансовых рынках, а на человеческих слабостях!
   Всего за период с момента создания независимого государства до учреждения того центрального банка, который до сих пор функционирует в США, право выпускать американские деньги восемь раз переходило от правительства к центральному банку и назад.
   На какие только ухищрения не пускались банкиры для того, чтобы убедить общественность и законодателей в необходимости учреждения Центрального банка!
   Главными инициатороми создания Центрального банка в Америке во второй половине XIX века стали Ротшильды. Они направили для реализации этого проекта в Америку своего агента Дж. П. Моргана, который в 1869 году создал в Соединенных Штатах компанию Northern Securities. Позднее был создан банк J.P.Morgan, который стал эффективным инструментом продвижения интересов Ротшильдов в США. Другими американскими банками, подконтрольными Ротшильдам, были Kuhn, Loeb & Co. и August Belmont & Co. Важным инструментом продвижения проекта создания Центрального банка стала Национальная Ассоциация Банкиров (НАБ). В частности, НАБ инициировала банковскую панику 1893 года, разослав членам ассоциации письма, в которых банкирам предписывалось потребовать у своих клиентов возврата кредитов и создать резкий дефицит денег на рынке. Паника нужна была Ротшильду и другим ростовщикам для того, чтобы возбудить в Конгрессе подготовку законопроекта о Центральном банке, который бы занялся предотвращением и ликвидацией подобных банковских паник. В 1907 году банковская паника еще раз была инициирована группой банкиров, за которыми стояли Ротшильды. Использованный при этом метод был прост – распространение слухов о неплатежеспособности некоторых банков (слухи начал распространять Дж. П. Морган через подконтрольные ему газеты). В условиях банковской паники Морган получил разрешение на необеспеченную эмиссию в размере 200 млн. долларов, которые затем были предоставлены в виде кредитов для спасения падающих банков. Морган фактически сыграл роль Центрального банка и выглядел спасителем страны.
   Для политической поддержки проекта ростовщики не пожалели средств на то, чтобы привести к власти «своих» президентов – сначала Теодора Рузвельта, а затем Вудро Вильсона. И одновременно не допустить переизбрания на второй срок в 1912 году президента Уильяма Тафта, который был резко настроен против проекта создания Центрального банка.
   Обычно про Теодора Рузвельта редко вспоминают в контексте истории создания центрального банка страны. Однако именно он принял решение о создании Национальной денежной комиссии, которая должна была всесторонне рассмотреть вопрос о целесообразности такого института. Примечательно то, что в указанную комиссию вошли люди, представляющие интересы главных ростовщиков: сенатор Нельсон Олдрич (председатель комиссии), банкиры Пол Варбург, Фрэнк Вандерлип, Чарльз Нортон и другие. Все они были связаны кровными или деловыми отношениями с Рокфеллерами, Морганами, Ротшильдами.

Рождение Федерального резерва и его первые шаги

   Лишь в декабре 1913 года банкирам удалось добиться окончательной победы и «протащить» через Конгресс закон о Федеральном резерве (Federal Reserve Act), который учреждал Федеральную резервную систему США (ФРС), состоящую из 12 Федеральных резервных банков (ФРБ).
   Подписал этот закон (известный также под названием Акт Гласа-Оуэна) ставленник банкиров Вудро Вильсон. Ради этого он и был усажен в кресло президента страны в январе 1913 года. Если другие законы могли лежать на столе президента неделями, то Акт Гласа-Оуэна был подписан Вильсоном через один час после того, как закончилось голосование в Конгрессе!
   Примечательно, что в том же 1913 году в Конституцию США была внесена 16-я поправка, которая дала право правительству взимать подоходный налог. До этого бюджет пополнялся за счет акцизов и пошлин. Примечательно, что попытка ввести подоходный налог предпринималась еще раньше, но в 1895 году Верховный суд США признал этот налог противоречащим Конституции (отвергались также попытки ввести налоги на прибыли компаний). Без поправки о подоходном налоге практическая реализация проекта Центрального банка в интересах ростовщиков была бы невозможна: подоходный налог давал источник денег для оплаты процентов по долгу правительства перед ФРС.
   Не случайно Первая мировая война началась буквально через несколько месяцев после учреждения в США Центрального банка. Война теперь была нужна банкирам для того, чтобы правительство наращивало свои военные расходы и заимствовало необходимые средства у ФРС, обогащая, тем самым, главных акционеров Федеральных резервных банков.
   Конечно, далеко не все законодатели голосовали за закон о Федеральном резерве. Например, против закона был конгрессмен Линдберг.
   Он предупреждал своих коллег и весь американский народ, что закон о ФРС «…учредил самый большой трест на свете. Когда президент подписывает этот закон, невидимое правительство властью денег <…> будет узаконено. Новый закон будет создавать инфляцию, когда бы тресты не пожелали этого. Отныне депрессия будет создаваться на научной основе»[10].
   Конгрессмен как в воду смотрел: первая банковская паника (несмотря на торжественные заверения лоббистов закона о ФРС, что «с паниками и кризисами будет покончено навсегда») произошла уже в 1920 году.
   В своей книге «Экономические тиски» (Economic Pinch), вышедшей в 1921 году, Ландберг писал: «Согласно закону о Федеральном резерве, паники создаются на научной основе; данная паника была первой, созданной научно, она была просчитана подобно математической задаче»[11].
   По сути, банковская паника 1920 года была первой репетицией «спектакля» под названием «Банковский и экономический кризис», режиссерами-постановщиками которого были Ротшильды и другие главные акционеры ФРБ Нью-Йорка (главного из 12 Федеральных резервных банков). Кстати, первым руководителем ФРБ Нью-Йорка стал Пол Варбург, человек Ротшильда, который был одним из главных лоббистов закона о ФРС. Исполнителями были банки-члены ФРС, которые получали тексты с их ролями из штаб-квартир Федерального резерва (ФРБ Нью-Йорка и других федеральных резервных банков). «Спектакль» состоял из трех актов:
   Акт первый – активная кредитная эмиссия;
   Акт второй – сжатие кредитной эмиссии и отзыв ранее выданных кредитов;
   Акт третий – организация банкротств клиентов и сбор «урожая» в виде взыскания залогов и покупки на рынке подешевевших активов (для отдельных актеров роль в третьем акте звучит иначе: собственные банкротства и продажа своих активов другим актерам).
   Результаты паники 1920 года были весьма многообещающими. Так, в руки главных хозяев ФРС попали большие количества сельскохозяйственных земель, которые использовались в качестве залогов. Большой части актеров в третьем акте спектакля пришлось покончить самоубийством (в переносном, конечно, смысле, но были также и настоящие самоубийства): разорилось 5 400 банков, и их активы перешли к тем же хозяевам ФРС.
   После «репетиции» 1920 года «спектакль» с большим вдохновением и размахом был сыгран в 1929 году под названием «Великая депрессия».
   «Урожай» оказался еще богаче: прекратили свое существование около 16 тыс. банков (т. е. более половины общего их числа). В результате резко усилились позиции главных ростовщиков: 100 из 14 тыс. банков (т. е. 0,7 %) стали контролировать 50 % банковских активов страны. 14 самых крупных банков сосредоточили у себя 25 % всех банковских депозитов[12].
   Кто же эти счастливцы, которые заработали на кризисе? Среди них Бернард Барух, Джозеф Кеннеди (отец будущего президента США Джона Кеннеди), Дуглас Диллон, Генри Моргентау. О большинстве таких «удачников» нам вообще ничего не известно. Все они обладали, судя по всему, «инсайдом», что позволило им вовремя скинуть акции и другие ценные корпоративные бумаги и вложиться в более надежные активы. Так, Бернард Барух, один из хозяев Уолл-стрит писал: «Я начал ликвидировать свои акции и вкладывать деньги в облигации и запас наличности. Я также купил золото»[13]. По некоторым сведениям, именно Бернард Барух дал в октябре 1929 года «команду» руководителям Федерального резервного банка Нью-Йорка резко повысить ставку по кредитам, что и дало «толчок» фондовой панике.
   10 июля 1932 года конгрессмен Луис Макфадден выступил перед Палатой представителей Конгресса США и обвинил Федеральный резерв в том, что он сознательно создал кризис в стране. В следующем году он же предложил отстранить от своих должностей министра финансов, финансового контролера и всех руководителей Федерального резерва за многочисленные преступления, включая измену и мошенничество. Было несколько покушений на Макфаддена. Ушел он из жизни в 1936 году. Официальная версия – «внезапная остановка сердца». Однако есть серьезные подозрения, что это было спланированное убийство.
   Вообще, надо сказать, что подобных спланированных убийств государственных деятелей, которые пытались препятствовать созданию Центрального банка Америки или ограничить монополию Федерального резерва на эмиссию денег, немало. Правда, официальные версии убийств всегда выглядят очень пристойно, никаких намеков на причастность ростовщиков к этим акциям нет. Наиболее яркий пример – убийство президента Джона Кеннеди в Далласе в 1963 году.
   Официальная версия – покушение совершено убийцей-одиночкой Ли Харви Освальдом. Альтернативные версии, которые имеют очень веские аргументы, – организованное убийство на почве конфликтов Джона Кеннеди с различными группами интересов. При этом называются конфликты с ЦРУ (в связи с планами агрессии против Кубы), Пентагоном (по поводу эскалации войны во Вьетнаме), израильским лобби (по поводу конфликта на Ближнему Востоке), нефтяным бизнесом (Говард Хант) и т. п.
   Однако до недавнего времени совершенно умалчивалось, что Джон Кеннеди посягнул на монополию Федерального резерва осуществлять эмиссию денег. Речь идет о том, что 4 июня 1963 года, за четыре месяца до своей смерти, Кеннеди подписал указ о выпуске казначейских билетов под обеспечение серебром, находящимся в запасах казначейства. Это были беспроцентные деньги, не создававшие долга. С точки зрения ростовщиков, это было такое же дерзкое посягательство на их власть, как и принятое за сто лет до этого решение Линкольна печатать «гринбеки» в обход банкиров. Кстати, уже в 1964 году президент Линдон Джонсон заявил, что «серебро слишком ценно для того, чтобы использоваться как деньги». Казначейские билеты, выпущенные президентом Кеннеди, вскоре были изъяты из обращения.

Развитие ФРС в ХХ веке

   ФРС прошла в своем почти вековом развитии много разных этапов, характеризовавшихся изменением структуры управления, правил для банков-участников, модификацией инструментов управления денежной массой и деятельностью коммерческих банков, характером взаимоотношений с правительством и т. п. Например, менялось количество банков-участников.
   Далеко не все банки желали играть по правилам ФРС, которые разрабатывались под гигантов Уолл-стрит; многие выходили из системы. Например, за период 1970–1978 годов из ФРС вышло 430 банков. К концу указанного периода за пределами системы оказалось 60 % общего количества банков страны, на которые приходилось 25 % всех депозитов[14]. Процесс выхода из ФРС еще более ускорился в последние два года того десятилетия.
   Для предотвращения утраты Федеральным резервом контроля над банковским сектором страны в 1980 году Конгресс США принял закон о денежном регулировании, который предоставил ФРС право контролировать деятельность всех депозитных учреждений, даже если они формально оказывались вне системы Федерального резерва.
   Стало меняться и качество «продукции», производимой Федеральными резервными банками. До Великой депрессии выпускаемые ими банкноты были обеспечены золотом, и производился свободный размен банкнот на металл (золотые монеты). Это обязательство было прямо записано на каждой купюре. Затем начался процесс изменения формулировок, они становились все менее определенными и понятными.
   Так, еще где-то лет 40 назад на банкнотах была надпись, что они могут быть обменены на «законные платежные средства». Возникает вопрос: а что такое «законное платежное средство»? Золото? Но ведь в то время продолжал действовать принятый еще президентом Рузвельтом указ, запрещающий гражданам владеть золотом. Казначейские билеты? Но их практически не было в это время в обращении. Ликвидные товары? Но Федеральные резервные банки не держали складов с такими товарами. Да и что такое «ликвидный товар» в стране, где имеет место хроническое перепроизводство любых товаров?
   В Америке в этой связи возник один курьезный случай. Какой-то шутник послал в казначейство США конверт с банкнотой в десять долларов с просьбой прислать ему эквивалент в виде «законного платежного средства». Через некоторое время казначейство присылает ему две бумажки по пять долларов, на которых стоит точно такая фраза (об обмене на «законные платежные средства»). Шутник еще раз направляет в казначейство письмо, обращаясь с просьбой обменять бумажку в пять долларов на «законное платежное средство». На этот раз он получил назад свою бумажку вместе с письмом от помощника министра финансов США. В письме говорилось, что термин «законные платежные средства» не получил юридического разъяснения в Конгрессе США и поэтому является «неопределенным»[15].
   На современных «зеленых бумажках» вообще отсутствуют надписи, намекающие на обязательства эмитента. И это очень честно, потому что даже всего реального имущества, которым располагает Америка, сегодня уже недостаточно для того, чтобы «отоварить» «зеленые бумажки»[16]. По этому поводу с большим юмором пишет АЛСоломатин:
   «Абсолютно не правы демагоги, называющие доллары резаной бумагой. Как известно, себестоимость изготовления WO-долларовой купюры составляет 11 центов. Но доля физического имущества экономики США, приходящаяся на эту купюру, равна ,75! На каждую ТОО-долларовую купюру приходится в 25 раз больше имущества, чем стоит ее изготовление! А вот однодолларовые купюры представляют собой типичную полиграфическую продукцию. Себестоимость их изготовления превышает стоимость стоящего за ними имущества. Это роднит однодолларовые купюры с золотыми червонцами. Стоимость золотого червонца равна стоимости золота, потраченного на его изготовление, а стоимость бумажного доллара практически равна стоимости потраченной на его изготовление бумаги и краски. Так что доллары США не имеют практически никакого ресурсного обеспечения внутри США. Стоимость доллара США обусловлена исключительно тем обстоятельством, что народы других стран готовы поставлять за них свои ресурсы»[17].
   Лукавы не только надписи на купюрах, эмитируемых Федеральными резервными банками. Лукаво само название учреждения «Федеральная резервная система США».
   Во-первых, слово «федеральная» создает иллюзию, что это государственное учреждение. Ничего подобного – это частная структура холдингового акционерного типа. Хозяевами этого частного холдинга является узкая группа лиц, о чем мы уже упоминали. Любопытно, что в начале нынешнего десятилетия среди американцев проводился опрос, который показал, что 90 % опрошенных были уверены, что ФРС – государственная структура[18].
   Во-вторых, слово «резервная» порождает ощущение, что деньги, которые выпускает это учреждение, обеспечены какими-то «резервами», которые гарантируют устойчивую покупательную способность денег и стабильность эмитента. Таковыми могут быть драгоценные металлы или, в крайнем случае, какие-то иные ликвидные товары. На самом деле, резервов в виде золота у этой системы крайне мало (по отношению к денежной массе). К тому же золото, как сообщается в официальных документах, находится на балансе казначейства США, а не ФРС. Главный «резерв» Федерального резерва – облигации казначейства США. Но это ведь не товары, а обязательства, т. е., по сути, такие же бумажки, как и банкноты. Облигации по определению не могут гарантировать устойчивую покупательную способность денег, так как выпускаются для покрытия дефицитов бюджета. Любой бюджетный дефицит – это инфляция, т. е. обесценение денег.
   В-третьих, слово «система» также не отражает истинного положения. Формально ФРС была задумана как совокупность 12 Федеральных резервных банков (ФРБ) – для того, чтобы у законодателей, принимавших в 1913 году соответствующий закон, не возникло подозрение, что рождается некий «монстр», который может «подмять» под себя всю страну. Создавалась иллюзия децентрализованной и «демократичной» структуры. На самом деле, из 12 «равных» ФРБ один является «самым равным». Речь идет о Федеральном резервном банке Нью-Йорка, на который приходится подавляющая часть всех активов ФРС и всей денежной эмиссии. Фактически он и является Центральным банком Америки. В любом случае деятельность всех 12 ФРБ находится под «жестким» присмотром со стороны Совета управляющих ФРС (штаб-квартира находится в Вашингтоне). За Советом управляющих «присматривают» главные акционеры ФРБ Нью-Йорка.
   Из анализа статуса ФРС вытекает много интересных выводов. Так, считается, что ФРС занимается выпуском «долларов США». Те денежные единицы, которые в виде банкнот эмитируются ФРС, не могут быть долларами государства, называемого Соединенные Штаты Америки. Эмитент зеленых бумажек, на которых написано «The United States of America», является частной структурой, которая незаконно узурпировала права США как суверенного государства. В крайнем случае, их можно назвать банкнотами Федерального резервного банка Нью-Йорка (или какого-то другого ФРБ). Слова «Соединенные Штаты Америки», напечатанные на долларовой банкноте лишь вводят в заблуждение ее держателя. Эти слова звучат для грамотного американца как издевательство. Во-первых, потому, что по Конституции страны право выпускать «законные платежные средства» принадлежит Конгрессу как представителю суверенного субъекта. Во-вторых, потому, что, согласно экспертным оценкам, многие акционеры банковского холдинга под названием ФРС вообще являются «нерезидентами», проще говоря, иностранцами.
   Для прояснения вопроса о том, кто владеет Федеральной резервной системой, можно обратиться к оценкам известного американского исследователя ФРС Юстаса Муллинса (Eustace Mullins), автора нашумевшей книги «Тайны Федерального резерва» («Secrets of the Federal Reserve»), которая во всем мире издавалась и переиздавалась десятки раз (причем в некоторых странах ростовщики пытались уничтожить тиражи книги).
   Мы уже отметили, что ФРС – это в первую очередь Федеральный резервный банк Нью-Йорка. Так вот, по данным Муллинса, в 1983 году акционерами Федерального резервного банка Нью-Йорка было 27 банков, десять из них владели 66 % всех акций ФРБ, а пять имели в своих руках «контрольный пакет» в размере 53 %. Акционеры указанных пяти банков – лица, связанные между собой кровно-родственными отношениями, причем их гражданство отнюдь не обязательно американское. Это и есть те, кого мы называем семейством «Ротшильды и Кº.».
   По мнению некоторых исследователей, сегодня главными акционерами являются уже не Ротшильды, а Рокфеллеры.
   Другие считают, что все-таки Ротшильды, которые сегодня научились хорошо маскироваться. Как показывают исследования Муллинса, главные акционеры ФРБ имеют тесные связи не только и не столько с нью-йоркским Уолл-стрит, сколько с лондонским Сити. В конечном счете, с Банком Англии, находящимся под контролем Ротшильдов.
   Изыскания Муллинса в значительной степени совпадают с выводами комиссии конгресса США, которая в 1976 году занималась выяснением того, кому принадлежит ФРС. Вывод комиссии таков: контрольный пакет находится у правопреемников тех, кто были главными учредителями Федерального резервного банка Нью-Йорка – «J.P.Morgan Co.» и «Kuhn, Loeb & Co.». То есть Федеральные резервные банки в 1976 году также как и в 1914 году находились под контролем Ротшильдов, Банка Англии и других лондонских банков[19].
   По мнению некоторых исследователей, отношение к Соединенным Штатам ФРС имеет весьма условное. Чисто «американским» является лишь адрес, где расположен главный офис Федерального резерва. «Американскими» являются также налоги, которые граждане США платят для покрытия долгов федерального правительства США (казначейства) перед Федеральным резервом. По сути, ФРС представляет собой некое экстерриториальное образование, которое находится вне контроля законодательной, исполнительной, судебной властей Америки.

Глава 3
ФРС и другие центральные банки в XXI веке

О правовом статусе ЦБ. «Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка»

   Для правильного понимания истинной роли центральных банков в экономической, социальной и политической жизни общества крайне важно разобраться в вопросе правового статуса центральных банков. Они изначально были акционерными обществами, а в качестве акционеров выступали преимущественно отдельные физические лица – банкиры, а также юридические лица, – частные коммерческие банки. В свою очередь, центральные банки управляют частными коммерческими банками. Вот такая диалектика «курицы и яйца». По существу, центральные банки, как мы уже отмечали, «прикрывают» жульническую деятельность ростовщиков. Выше мы называли центральные банки «генеральными штабами ростовщиков». Можно их назвать проще: «крыша». А тот, кто «прикрывает» жуликов, и сам жулик, только тщательно маскирующийся и заботящийся о своей неприкосновенности. Правовой статус самих центральных банков внятно не могут объяснить даже самые ушлые законники». Ю.Ю. Болдарев, бывший заместитель председателя Счетной палаты РФ, охарактеризовал статус Центрального банка Российской Федерации словами поэта А.С. Пушкина: «Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка»[20]. Эти слова применимы буквально к любому центральному банку мира.
   Делается все возможное и невозможное для того, чтобы доказать, что центральный банк должен быть «независимым» от правительства институтом. На самом деле в финансовом мире с его жесткой вертикалью власти «независимости» отдельных институтов не может быть по определению. Это все равно, что говорить, что на какие-то материальные объекты Земли не распространяется действие закона гравитации. Если центральный банк той или иной страны «независим» от своего правительства, значит, он зависит еще от кого-то. Не будем гадать, от кого. Он зависит от мировых ростовщиков и их «генерального штаба» под названием ФРС США. Только эта зависимость всячески скрывается, а о механизмах контроля за «национальными» центральными банками со стороны ФРС в учебниках по «экономике» ничего не пишется.
   Вот как о содержащейся в учебниках аргументации того, почему центральные банки должны быть «независимы» от правительств, пишет с иронией автор статьи «Ставка ЦБ как фактор кризиса»:
   «…изначально вывод эмиссии из-под контроля правительства обосновывался такими соображениями, что, дескать, правительство не может разумным образом распорядиться такой пикантной привилегией. Что правительство «по определению» начнет «печатать» денежные знаки для покрытия бюджетных дефицитов, поэтому нужно считать, что под управлением «мудрых» банкиров процесс эмиссии будет более «разумен, оптимален и сбалансирован». Все это было хорошо, вот только какими соображениями такой подход можно подтвердить? Что банкиры – это какие-то особые утонченно-безупречные люди, сделанные из другого теста? Они что, являются обладателями каких-то особых знаний или эзотерических учений? Эти знания что, недоступны пониманию обычных министров? Ну, хорошо, ну, передали эмиссионную функцию в отдельную независимую от правительства структуру, какие-нибудь правила или порядок распоряжения этой функцией кто-нибудь прописал? Где-нибудь это было опубликовано? Где гарантии, что новые распорядители с упоением не пустятся во все тяжкие по-новой? Вопрос также открытый»[21].
   По сути, центральный банк любой страны – это отдельная ветвь власти, которую иногда называют «пятой властью» в стране. После трех «традиционных» – законодательной, исполнительной, судебной и «четвертой», под которой принято понимать СМИ). На самом деле, по степени влияния на все стороны общественной жизни центральные банки могут претендовать на то, чтобы быть «первой властью».
   На примере США хорошо видно, как центральный банк (ФРС) «подмял» под себя другие ветви власти.
   «Федеральная резервная система прилагает все усилия, чтобы скрыть свои возможности, но правда такова – Федеральная резервная система захватила правительство. Она управляет всем, что происходит в нашей стране, и контролирует все наши зарубежные связи. Она произвольно создает и уничтожает правительства», – отмечал в начале 1930-х годов конгрессмен США Л. Мак Фадден[22]. За эти слова ростовщики убили конгрессмена.
   «Профессиональные экономисты» и другие идеологические работники, обслуживающие хозяев ФРС, пытаются доказать, что ФРС – «не совсем частная» структура, она находится под «приглядом» государственных властей. Главный аргумент заключается в том, что кандидатуры членов Совета, управляющих ФРС, предлагаются американским президентом и утверждаются Сенатом (верхней палатой Конгресса США).
   Однако это чисто формальная процедура, которая не дает государственным мужам возможности контролировать деятельность ФРС после того, как члены Совета управляющих заняли свои кресла. Ведь решения ФРС не подлежат ратификации американским президентом или Конгрессом США. К тому же члены Совета управляющих занимают свои кресла намного дольше (максимальный срок – до 14 лет), чем назначившие их президент и сенаторы. Деятельность ФРС не финансируется из государственного бюджета, а Федеральные резервные банки почти полностью освобождены от налогов (кроме налога на недвижимость).
   Для Федерального резерва законы США не писаны! Фактически это настоящее государство в государстве! Судя по всему, «внешнее» государство под названием «Соединенные Штаты Америки» нужно для «внутреннего» государства под названием «ФРС США» в двух качествах:
   – как защитная оболочка;
   – как «питательная среда» (подобно тому, как паразит не может жить вне тела животного или человека).
   Интересно почитать принятый почти столетие назад закон о Федеральном резерве (особенно, если его сопоставлять с Конституцией США).
   Например, параграф 30 принятого в 1913 году закона о Федеральном резерве гласит: «Право вносить поправки в этот закон ограничивается». Параграф 25 закона определяет порядок создания банками, входящими в ФРС, своих филиалов за границей. При этом правительство не имеет право контролировать работу этих филиалов, даже если такая необходимость продиктована соображениями национальной безопасности.
   Параграф 341 (часть 2) указанного закона еще интереснее. Там говорится, что закон действует в течение 20 лет, если за это время не будет отменен Конгрессом США или если лицензия ФРС не будет отозвана в связи с нарушениями закона. Получается, что в 1933 году Федеральный резерв должен был прекратить свое существование либо Конгресс США должен был в соответствии с принятыми процедурами продлить срок действия закона 1913 года. В этот год, как известно, к власти в Белом доме пришел Ф.Д. Рузвельт, друг и помощник главных акционеров ФРС. Центральный банк Америки продолжил свое функционирование без каких-либо телодвижений со стороны американских законодателей. Видимо, Ф. Рузвельт и обитатели Капитолия, как и полагается в критические моменты истории, когда демократические процедуры становятся обременительными и вредными, руководствовались исключительно «революционной целесообразностью»[23].
   Вот что пишет по поводу Центрального банка как важнейшего органа власти современных ростовщиков Н.Островский в своей интересной книге «Храм химеры»:
   «В современном обществе деньги – это власть. Эмиссия денег – это эмиссия власти, распределяемая эмиссионными центрами. Источником власти является, вопреки демократической Конституции, не народ, а эмитент, «законно» грабящий производителя при помощи эмиссии. При этом эмиссия разоряет всех, кроме эмитента и связанных с ним структур. Эмиссия поддерживает избранных в окружении эмитента и разоряет неугодных, поскольку кредит (а эмиссионные деньги, в основном. попадают в обращение в виде кредита), в отличие от Солнца, светит не всем. Кредитные отношения более других основаны на личном отношении кредитора к кредитополучателю. Но если эти отношения не регулируются законом, то все остальное законодательство направлено только на социальную «эмиссию» мировоззрения кредитора <…> Эмиссия, даже не приводящая к инфляции, производит перераспределение прав собственности и власти в пользу эмитента и связанных с ним финансовых структур, которые не имеют на них ни малейшего права <> Многое из происходящего в России и саму политическую систему можно понять, оценивая положение и законодательное обеспечение пятой, а по существу, первой и единственной власти – власти денег, осуществляемой через Центральный банк (ЦБ) (выделено мной – В.К.). Особенно, если учесть, что для государственной власти и руководства ЦБ России народ и экономика страны – не основополагающие элементы в формировании долгосрочных целей и задач»[24].

Центральные банки в условиях последнего финансового кризиса

   Кстати, в тех странах, где центральные банки не «эмансипировались» полностью от государства с его традиционными ветвями власти, успехи в области экономики существенно более заметны, чем в тех, где они полностью «командуют парадом». Наиболее наглядно это видно на примере Китая, где Центральный банк (Народный банк Китая) считается частью правительства и отвечает за государственную денежно-кредитную политику.
   А вот в Японии в 1998 году по рекомендациям «профессиональных экономистов» Центральный банк полностью был выведен из-под контроля правительства. Однако ожидавшегося «чуда» (выведения страны из состояния затяжной стагнации) не произошло. Интересно, что новая правящая партия страны – Демократическая партия – до своей победы на выборах выступала также за самостоятельность центрального банка. Однако после прихода к власти позиция изменилась. Новый министр финансов Наото Кан стал предпринимать попытки контролировать политику Центрального банка страны.
   В условиях нынешнего кризиса и в некоторых других странах делаются осторожные попытки со стороны правительств если не контролировать центральные банки, то хотя бы влиять на их политику. Настоящий переполох в мире ростовщиков вызвало, например, решение правительства Южной Кореи направить на заседания Центрального банка страны своего представителя.
   А нынешний президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер попыталась дать указание президенту Центрального банка страны Мартину Редрадо перевести часть золотовалютных резервов (6,6 млрд. долларов из 48 млрд. долларов) для погашения существенной части задолженности страны перед иностранными кредиторами.
   Глава Центрального банка Аргентины отказался выполнять это указание, расценив его как посягательство президента страны на «суверенитет» данного института. История еще не закончилась, но получила большой резонанс в мире ростовщиков[25].
   Примеры того, как власти отдельных стран пытаются выйти из нынешнего кризиса, получив реальные рычаги управления, находящиеся у центральных банков, можно продолжать.
   Рупор мировых банкиров Wall-Street Journal, приводя примеры «наездов» правительств на центральные банки, высказывает серьезную озабоченность будущим «генеральных штабов ростовщиков»:
   «Возможно, это сигнал того, что финансовый кризис, в конечном счете, может привести к ограничению независимости национальных центральных банков»[26].
   Что же, некоторые ограничения нельзя исключать. Но это лишь тактические отступления ростовщиков, и расценивать их как поражение нельзя. Такие «отливы» в «денежной революции» ростовщиков бывали и раньше. Вспомним, например, что после Второй мировой войны центральные банки Англии и Франции были даже национализированы и фактически стали частью минфинов. Но постепенно все возвращалось «на круги своя»: «генеральные штабы ростовщиков» вновь обретали свой суверенитет.
   Признаки «бунта» против центральных банков стали наблюдаться сегодня не только в ряде «периферийных» стран, но также на «родине» Федерального резерва – в США.
   Все началось с того, что информационное агентство Bloomberg сделало запрос в Федеральный резерв с просьбой предоставить данные о том, кому и в каком объеме этот институт предоставил кредиты в рамках мероприятий по борьбе с кризисом. Получив отказ, агентство обратилось за поддержкой в суд. Суд рассмотрел иск к Федеральному резерву и обязал его назвать имена получателей кредитов и раскрыть объем активов, полученных ФРС в качестве залогов. Федеральный резерв пошел на то, что стал ежемесячно публиковать свой баланс, но получателей кредитов так и не раскрыл. По сути, это было грубым нарушением закона о свободе информации. На стороне ФРС, естественно, оказались главные банки Уолл-стрит[27]. Скандал стал разгораться, в него оказались втянутыми сенаторы и конгрессмены. В ноябре 2009 года в Конгрессе США началась самая настоящая «буря»: были предложены два законопроекта, ограничивающих независимость ФРС.
   Первый из них был предложен демократом и председателем банковского комитета верхней палаты Кристофером Доддом. Суть его в том, чтобы отобрать у Федерального резерва функции надзора за банками.
   Второй (название «Акт о прозрачности ФРС») был предложен конгрессменом-республиканцем Роном Полом, который известен тем, что 30 лет своей жизни посвятил борьбе против Федерального резерва. В частности, он написал книгу «Прикончить ФРС» (End the Fed), которая в 2009 году стала бестселлером в Америке. В этой книге Пол подчеркивает, что право ФРС печатать деньги противоречит американской Конституции, что Федеральный резерв позволяет банкирам «делать деньги из воздуха», что ФРС является главным виновником кредитных пузырей и т. п. Суть законопроекта Рона Пола в том, чтобы Конгрессу США предоставить право проводить полный аудит Федерального резерва (в настоящее время проводится лишь аудит бюджета ФРС), а ФРС обязать представлять Конгрессу детальный отчет о денежной политике и операциях с другими центральными банками. С момента «вброса» законопроектов страсти в Конгрессе немного поутихли. Банкирам удалось уговорить часть «народных избранников» не делать «резких движений» в сфере управления денежно-кредитным хозяйством страны, так как это может привести к полному краху доллара США. Уже сейчас стало очевидно, что реформы Додда и Пола могут пройти лишь в сильно урезанном виде. Вместе с тем обсуждение обоих законопроектов получило большой резонанс как в Америке, так и за ее пределами. Как отмечают некоторые эксперты, впервые с 1913 года «аксиома» о «независимости» Федерального резерва была поставлена под сомнение в масштабах всей страны.
   В 2009 году в Конгрессе США была также проведена серия заслушиваний руководителей ФРС США (включая председателя совета управляющих ФРС Б. Бернанке) с целью выяснения целого ряда вопросов:
   а) Какова роль ФРС в создании условий возникновения современного кризиса?
   б) Какова роль ФРС в манипулировании финансовыми и товарными рынками?
   в) Каковы реальные масштабы денежной эмиссии ФРС в период кризиса?
   г) Каким банкам были выданы кредиты ФРС в разгар кризиса? Каковы активы банков-получателей кредитов? Под какие залоги происходила выдача кредитов? Какие критерии отбора банков для получения кредитной поддержки ФРС использовались?
   в) Почему большие суммы финансовой помощи ФРС американским банкам оказались в зарубежных банках?
   Мы уже останавливались и не раз еще остановимся на освещении и выяснении некоторых из этих вопросов[28]. А сейчас приведем лишь один образчик того, как руководители ФРС помогают законодателям США «прояснить» ситуацию в денежном хозяйстве Америки.
   21 июля 2009 года конгрессмен от Флориды Алан Грейсон спросил у председателя ФРС Б. Бернанке о странном «совпадении» (в Интернете имеется видеозапись разговора)[29]. Осенью 2008 года американский доллар вырос по отношению ко многим валютам на 20 % – ровно в то самое время, когда ФРС устроила валютные свопы с зарубежными центральными банками на сумму в 0,5 трлн. долларов[30]. Поразмыслив около секунды, Бен Бернанке ответил: «Да, это случайное совпадение». Передаем стенограмму дальнейшего разговора.
   Алан Грейсон (А.Г.): Так кто получил эти деньги?
   Бен Бернанке (Б.Б.): Финансовые институты в Европе и других странах.
   А.Г.: Какие именно?
   Б.Б.: Я не знаю.
   А.Г.: Это пол триллиона долларов и вы не знаете, кто получил деньги?
   Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни. Добавим лишь, что в начале 2010 года в Конгрессе США произошло переизбрание Бена Бернанке на пост председателя ФРС на второй срок. Для мировых ростовщиков было не просто убедить общество и законодателей в том, что человек, который, по сути, организовал в Америке «банковский социализм», заслуживает поста председателя ФСР, а не тюремной камеры[31]. Чтобы поднять «рейтинг» Б. Бернанке, подконтрольный банкирам Уолл-стрит журнал «Тайм» в конце 2009 года пошел даже на то, что объявил его «человеком года»!
   «Страсти» вокруг центрального банка Америки – ФРС, которые не на шутку разгорелись в 2009 году, показали следующее:
   – полную «непрозрачность» процедур принятия решений руководством ФРС и конкретных операций этого института;
   – откровенное игнорирование руководством ФРС всех требований со стороны общественности, судов, Конгресса США, что лишний раз показывает истинную «весовую категорию» этого института;
   – сохранение за ФРС (по состоянию на начало 2010 года) в полной мере своей «независимости», т. е. статуса не находящегося под контролем законодательной, исполнительной и судебной властей института при отсутствии какой-либо ответственности руководителей ФРС за принимаемые решения и действия[32]
   – использование ФРС для обогащения очень узкого круга банкиров (которых мы называем «основными акционерами ФРС» и «мировыми ростовщиками»);
   – способность ФРС осуществлять эффективное манипулирование финансовыми и товарными рынками (а по большому счету, и эффективное управление всей мировой экономикой).
   Еще одна серьезная проблема центральных банков, которую «высветил» нынешний кризис, – определение главной цели деятельности этих институтов. На протяжении почти двух десятилетий, предшествовавших кризису, в сообществе центральных банков существовал некий «идейный консенсус»: главной целью деятельности ЦБ выступает «поддержание ценовой стабильности», т. е. борьба с инфляцией. Все остальное оказывалось на периферии внимания центральных банков: и темпы экономического роста, и занятость, и инвестиции, и выявление ранних признаков вызревания кризисов, и обеспечение финансовой стабильности и т. д. и т. п. Современный кризис заставил общество задуматься над целевыми установками деятельности центральных банков: борьба с инфляцией – не самое главное. На первое место выдвинулась цель обеспечения финансовой стабильности, которая предполагает и выявление ранних признаков кризисных явлений, и проведение активных акций по тушению финансовых «пожаров», и пересмотр всей системы финансового регулирования и надзора.
   Эта тема обсуждалась на лондонском саммите Группы 20 в апреле 2009 года. О смещении приоритетов в политике денежных властей свидетельствует отчасти то, что на этом саммите было принято решение о создании Совета по финансовой стабильности (Financial Stability Board), действующего под эгидой Банка международных расчетов в Базеле и объединяющего все 20 стран Группы[33]. Как следует из названия Совета, его основной целью является обеспечение стабильности на мировых финансовых рынках. Практическая реализация этой цели должна осуществляться центральными банками Группы 20. Для этого, как подчеркивалось участниками лондонского саммита, центральным банкам необходимы дополнительные полномочия. Уже к началу 2010 года Совет подготовил и представил документ, посвященный принципам банковского надзора. Практическая реализация этих принципов должна ускорить процессы концентрации и централизации банковского капитала. Проще говоря, в банковском секторе останутся лишь гигантские монополии, а средние и малые банки должны «умереть». Кроме того, предполагается усиление наднационального банковского надзора и координации деятельности центральных банков (под эгидой Банка международных расчетов).
   Можно заранее сказать, что центральные банки не справятся с решением задачи обеспечения финансовой стабильности, потому что решение этой задачи не предполагает ликвидации таких ключевых «дефектов» денежной системы, как ссудный процент и частичное резервирование обязательств коммерческих банков. Но, судя по всему, реформирование финансово-банковской системы может привести к тому, что на центральные банки действительно будет возложена миссия «обеспечения финансовой стабильности». Центральные банки не только не возражают против этого, но, наоборот, всячески поддерживают такой вариант реформирования. Почему? Потому, что при этом они получают дополнительные полномочия, т. е. происходит усиление и без того сильной «первой власти» в обществе. А то, что финансовой стабильности не будет, мировых банкиров не очень волнует. И раньше центральные банки (их руководители и хозяева) не несли никакой ответственности за неудовлетворительное выполнение своей основной «уставной» цели («поддержание ценовой стабильности»). Наивно полагать, что такая ответственность не будет возникать и в случае провалов в «обеспечении финансовой стабильности».
   Президент США Б. Обама, несмотря на ярко выраженную жесткую риторику в отношении банков Уолл-стрит, характерную особенно для первых месяцев его нахождения в Белом доме[34], в своих предложениях по реформированию финансовой системы стал постепенно склоняться к тому, чтобы ФРС имела больше полномочий, чем она имела до кризиса[35].
   Можно без преувеличения сказать: каждый экономический и банковский кризис – еще один шаг к продвижению главных ростовщиков к мировой власти. Буквально на наших глазах претворяются в жизнь положения разработанной век назад теории Р. Гильфердинга. Речь идет о «теории организованного капитализма», в которой утверждалось, что управление всей экономикой должно неизбежно перейти к банкам. Это, по мнению автора теории, должно привести к «тотальному учету и контролю», циклические кризисы капитализма уйдут в прошлое, наступит эра «организованного капитализма». При этом такой капитализм Гильфердинг не стеснялся называть «тоталитарным обществом»[36].

Банк России или филиал ФРС?

   Логично закончить разговор о центральных банках нашим российским Центральным банком. В силу особой роли Центрального банка в «экономике» и финансовой системе Российской Федерации данная тема заслуживает целой книги. Ограничимся лишь несколькими штрихами. Статус, цели, функции, виды операций и другие аспекты деятельности Центрального банка страны зафиксированы в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Мы рекомендуем наиболее вдумчивым и любознательным читателям ознакомиться с этим документом. Закон очень любопытный и лукавый. Обратим внимание на следующие моменты.
   Момент первый. Закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» фактически выводит Центральный банк из-под контроля государства. Известный политик и общественный деятель, в свое время заместитель председателя Счетной палаты, Ю.Болдырев на вопрос «Что такое наш Центральный банк?» отвечает словами поэта: «Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка»[37]. Ю.Болдырев пытался проверять деятельность такой таинственной институции, как Банк России, за что поплатился своим креслом в высшем финансово-контрольном ведомстве нашей страны.
   В Конституции Российской Федерации говорится, что Центральный банк Российской Федерации – «орган государственного управления», но вот к какой «ветви» власти (законодательной, исполнительной, судебной или еще какой-то) данный институт относится, разъяснений не дается. А в Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» вообще загадочная формулировка: «Банк России не отвечает по обязательствам государства, а государство – по обязательствам Банка России» (статья 2).
   Давайте, попробуем разобраться в этой талмудической казуистике. Центральный банк может быть «органом государственного управления», но при этом не быть «государством»! Как так? Это возможно в том случае, если фразу «орган государственного управления» понимать следующим образом: «орган, который управляет государством». В результате приходим к выводу: центральный банк – негосударственный институт, который управляет государством. То есть: центральный банк – институт, стоящий над национальным государством! Мы не занимаемся никакой «конспирологией», а просто внимательно читаем наши российские законы. Сопоставление этого логического вывода со многими другими фактами нашей российской (и не только российской) жизни подтверждает, что вывод верен.
   Вот глава Счетной палаты С.Степашин, судя по всему, не изучил внимательно российские законы и попытался проверить такую «непрозрачную» сторону деятельности Банка России, как «управление золотовалютными резервами». Однако с удивлением получил отпор со стороны господина Кудрина, который возглавляет Национальный банковский совет (по закону это высший орган управления Банком России) и который поставлен для того, чтобы никто не смел посягнуть на «независимость» этого института. Аудиторов Счетной палаты до сих пор не допускают на порог этой конторы с вывеской «Банк России», более секретной, чем пресловутый КГБ в годы глухого «застоя». А вдруг они узнают, что Банк России – это филиал ФРС США?
   Момент второй. В статье 2 закона о ЦБ есть такая фраза: «Уставный капитал и иное имущество Банка России является федеральной собственностью. В соответствии с целями и в порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом». Сразу отметим, что главным компонентом имущества, на которое распространяются полномочия Банка России, являются золотовалютные резервы (ЗВР). Т. е. добрая половина того, что российская экономика зарабатывает в денежном выражении. Все остальное (здания, мебель, компьютеры и т. п.) – сущая мелочь, не более 1 % всего имущества Банка России. Так вот, оказывается, Банк России фактически имеет «блокирующий пакет» при решении вопросов, связанных с использованием ЗВР. Т. е. хозяином имущества (ЗВР) вроде бы является Российская Федерация (именно она и никто другой, по Конституции РФ, является единственным хозяином «федерального имущества»). А Банк России – вроде как бы выступает в роли приказчика, или управляющего имуществом хозяина. И вдруг оказывается, что хозяин без ведома приказчика не может распоряжаться имуществом. А по жизни уже давно приказчик превратился в хозяина!
   Вот как комментирует автор материала «Кому принадлежит ЦБ?» подобную «пикантную» «правовую коллизию»: «Иными словами, государство может стать банкротом даже при огромном золотовалютном резерве. ЗВР неприкасаем!
   ЗВР есть, да не про вашу честь. Вот о чем говорит эта статья (статья 2 Закона о ЦБ – В.К.)»[38]
   Момент третий. Банк России имеет очень большое сходство с институтом под названием «валютное управление» (currency board), который получил большое распространение в экономически отсталых странах. Это что-то наподобие «валютного обменника». С его помощью накапливаемые экспортерами запасы долларов и других резервных валют, а также валютные средства иностранных инвесторов обмениваются на национальные деньги. Получается, что эмиссия национальной валюты никак не увязывается с потребностями страны в деньгах, ее объем зависит исключительно от конъюнктуры мирового рынка, а также от настроений иностранных инвесторов, которые могут в любой момент приходить и уходить из страны.
   Таким образом, ни центральный банк, ни правительство страны не имеют реальных рычагов управления финансовой системой, а, стало быть, и «экономикой» страны. Даже смешно, когда наши власти говорят, что в условиях кризиса они переходят к управлению страной в «ручном» режиме. Они не управляют страной ни в «ручном», ни в каком ином режиме, поскольку к рычагам денежного управления они не допущены. Банк России практически не занимается рефинансированием (проще говоря, кредитованием) отечественных коммерческих банков. Тем самым, нашим банки вынуждены обращаться за кредитами к зарубежным банкам (т. е. мировым ростовщикам), попадая во все большую долговую зависимость от них. По сути, федеральный закон о Центральном банке и реальная политика денежных властей страны превратили Банк России в некое подобие филиала Федеральной Резервной Системы США, лишили Российскую Федерацию ее финансового суверенитета.
   Момент четвертый. Чтобы у Банка России не было соблазна превратиться из «валютного обменника» в некое подобие настоящего центрального банка, законодатели специально ввели в закон о ЦБ статью 22. Указанная статья гласит:
   «Банк России не вправе предоставлять кредиты правительству Российской Федерации для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным законом о федеральном бюджете. Банк России не вправе предоставлять кредиты для финансирования дефицитов бюджетов государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов».
   Мы выше отмечали, что ФРС осуществляет денежную эмиссию, прежде всего, посредством предоставления кредитов правительству. В руки Федерального резерва разными путями попадают ценные бумаги правительства (облигации казначейства), и под них банки эмитируют деньги. Примерно такая же модель денежной эмиссии существует в Европе (Европейский центральный банк) и в Японии. Значительная часть государственных облигаций имеет длительные сроки погашения, что позволяет банкам развитых стран формировать «длинные» кредиты, с помощью которых можно осуществлять финансирование долгосрочных проектов. Эмиссия денег под обязательства правительства позволяет проводить денежно-кредитную политику, не зависящую от внешнеэкономических факторов[39].
   Все это находится в разительном контрасте с тем, что мы имеем в России: денежная эмиссия Банка России напрямую определяется конъюнктурой на мировом рынке углеводородов. Наши «профессиональные экономисты» очень любят ссылаться на «западный опыт», но в данном случае они делают вид, что не замечают этого опыта.
   Момент пятый. Банк России имитирует бурную деятельность по борьбе с инфляцией, а на самом деле он занимается тем, что систематически «душит» товаропроизводителей. Руководство Центрального банка путает причины и следствия в экономике. А может быть, делает вид, что путает. Денежные власти страны устанавливают высокую ставку рефинансирования (ставку кредитов Банка России для коммерческих банков). Сегодня она находится где-то на уровне 10 %. Стало быть, коммерческие банки, которые должны получить свой доход (так называемую маржу – 10–15 %), повышают ставки кредитов для предприятий реального сектора экономики до 20–25 %, а эта ставка является «убийственной» для предприятий, так как рентабельность производства в большинстве отраслей экономики сегодня ниже 20–25 %. В условиях кризиса центральные банки других стран понизили ставки рефинансирования до 1–2%.
   Почему же Банк России здесь проявляет такую «оригинальность» и такую «жесткость» (учитывая, что экономика находится в состоянии кризиса)? Логика у денежных властей такова: ставка рефинансирования не может быть ниже показателя инфляции. То есть инфляция у денежных властей выступает в качестве фактора, определяющего ставку по кредитам. Иначе говоря, у них инфляция причина, а процент по кредиту – следствие. Но все наоборот. Дело в том, что инфляционный рост цен определяется в немалой степени процентами по кредиту.
   Ведь плата за кредит в условиях «рыночной экономики» – важнейшая составляющая издержек производства. В «рыночной экономике» (нравится нам это или нет) деньги действительно стали таким же фактором производства, как рабочая сила, капитал (основные фонды), земля (природные ресурсы). Удорожание денег также раскручивает инфляционный рост цен, как и удорожание рабочей силы или земли. Если, скажем, средний процент по кредиту равняется 25 %, то это означает, что стоимость денег в экономике также равна 25 % и что издержки товаропроизводителей повышаются на четверть по сравнению с ситуацией, когда ставка по кредиту равна 0 %. По сравнению со ставкой 5 % повышение издержек составит 20 %.
   Стало быть, для того, чтобы снизить инфляцию, надо понизить ставки по кредиту. А ставки по кредиту зависят от количества денег в обращении. Чем меньше денег, тем выше спрос на них, тем выше проценты по кредиту. Стало быть, корень инфляции в недостатке денег. А Центральный банк страны как раз и создает дефицит денег в экономике, сохраняя ставки рефинансирования на высоком уровне. То есть Банк
   России под предлогом «борьбы с инфляцией» не решает своей основной задачи – обеспечения хозяйства достаточным количеством денег. Сегодня уровень монетизации (т. е. обеспеченности деньгами) ниже, чем в США, Западной Европе, Китае и ряде развивающихся стран[40].
   Справедливости ради следует сказать, что, по сравнению с прошлым десятилетием, уровень монетизации российской экономики несколько повысился. Однако это произошло в значительной степени стихийно – под влиянием внешних факторов (высокие цены на нефть, увеличение экспортной выручки, обмен нефтедолларов на рубли). Повышение предложения денег на внутреннем рынке не привело к здоровому оживлению российской экономики (росту инвестиций в производство, изменению сырьевой структуры экономики и т. п.), а трансформировалось в инфляционный рост цен на товары и услуги, а также в появление «пузырей» на фондовом рынке и рынке недвижимости. Процессы, которые происходили в экономике после кризиса 1998 года, показывают, что Центральный банк, функционирующий на принципах «валютного управления», не в состоянии управлять процессом инфляции в стране.
   Правда, в управлении инфляцией Банку России пытается помогать Министерство финансов РФ, которое уже в течение нескольких лет изымает «излишнюю» денежную массу из обращения, формируя Стабилизационный фонд. Т. е. Минфин следует той же логике, что и Банк России: чем меньше в обращении денег, тем лучше.
   Итак, денежные власти страны перепутали причину и следствие в связке «цена денег – инфляция» и следовали в своей денежно-кредитной политике извращенной логике «цена денег определяется инфляцией»[41]. Отсюда вытекают два неприятных для российской экономики следствия.
   Следствие первое: высокая цена на деньги и вызываемый этим инфляционный рост цен.
   Следствие второе: быстрый рост внешней задолженности российских предприятий и банков, которые вынуждены обращаться за дешевыми деньгами зарубежных банков. В середине текущего десятилетия в российской экономике начался «бум», который был обусловлен дешевыми зарубежными кредитами. При этом кредиты шли в те сектора, которые были хорошо обеспечены залогами или имели быструю оборачиваемость капитала: нефтяную промышленность, недвижимость, торговлю. Кое-что через межотраслевые связи стало перепадать и другим секторам экономики.
   Неглинка (Банк России) и Ильинка (Минфин) к указанному «оживлению» не имели почти никакого отношения. Единственный шаг, который сделали денежные власти, очень прост: они отдали российскую экономику на «откуп» западных ростовщиков. При этом, однако, денежные власти не забывали регулярно рапортовать об «оживлении» как о своем «достижении».
   Оборотной стороной этого «оживления» стало то, что за последние десять лет совокупный внешний долг российских компаний и банков увеличился на порядок и превысил в конце 2009 года 400 млрд. Об экономических, социальных и политических следствиях быстрого роста внешней негосударственной задолженности мы распространяться не будем. Слишком обширная и больная тема. Отметим только: в 2010 году выплаты по внешнему долгу должны составить 106,4 млрд. долларов.[42]. По нашим оценкам, так называемых «резервных» денег (Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) хватит с трудом лишь для того, чтобы расплатиться с долгами стратегически значимых российских предприятий[43]. А если не расплатимся, то они уйдут за долги иностранным ростовщикам. А уж о повышении «национального благосостояния» придется забыть.
   Таким образом, резюмируем: Банк России верно и неуклонно проводит политику уничтожения российской экономики.
   В заключение темы позволю привести пространную цитату из работы Владимира Дегтерева, которая дополняет выше сказанное о Центральном банке России:
   «Если Госбанк СССР обеспечивал движение государственных финансовых ресурсов, то ЦБР (Центральный банк России – В.К.) был «отделен» от государства. Сделано это по рекомендации американских специалистов. Тогда главные центры управления страной были буквально наводнены кадровыми сотрудниками спецслужб США, которые диктовали новым чиновникам, что и как надо делать для переустройства жизни в стране. В СССР именно правительство решало, какую власть поступивших финансовых средств (в том числе вновь эмитированных и валютных) использовать для государственных нужд, а какую – для пополнения ресурсов Госбанка. В «демократической» России государство в лице правительства было полностью лишено права распоряжаться как рублями, так и валютой, которую импортеры обязаны были ему продавать. Оно могло лишь поменять в ЦБР полученную таможней валюту на рубли, на худой конец, занять у него некоторую сумму. По сути, главный эмиссионный и расчетный центр страны был превращен в некую частную фирму, контролируемую узким кругом лиц из числа его руководителей и тех, кто причастен к их назначению. Если прежде денежная эмиссия была монополией государства, то теперь деньги стала «печатать» частная лавочка. А эмиссионный доход, до этого поступавший в госбюджет, стал «законным» заработком этих лиц. И хотя ЦБР формально числится государственным учреждением, его руководителям дано право определять пути использования поступивших в их распоряжение финансовых ресурсов и придумывать формы своей отчетности. Остальное, как говорится, дело техники»[44].

ФРС – вершина мировой финансово-банковской системы

   Попробуем разобраться в вопросе о роли и месте ФРС в современной мировой финансово-банковской системе. Дадим беглый обзор структуры и основных элементов этой системы.
   Во-первых, эта система уже сегодня имеет глобальные масштабы, национальные финансово-банковские системы оказываются как бы «растворенными» в глобальной системе. Это произошло в результате того, что на протяжении последних десятилетий последовательно демонтировались национальные системы запретов и ограничений на трансграничные финансовые операции.
   Во-вторых, происходит ускорение процессов концентрации и централизации банковских капиталов. В результате этого процесса количество банков быстро уменьшается. Этот процесс просматривается во всех странах. Скажем, в США за период 1985–1995 годов число банков уменьшилось с 15 тыс. до 10 тыс., а сегодня составляет немного более восьми тысяч. Гиганты банковского бизнеса уже близки к тому, чтобы полностью поглотить банки стран периферии мирового капитализма. Уже сегодня, например, в странах Восточной Европы иностранному капиталу принадлежат 90-100 % банковского сектора. Часть банков, поглощенных «избранными» банками, превратится в филиалы, которые будут присутствовать во всех частях мира. Уничтожение национальной банковской системы будет означать, что некогда независимые страны окончательно потеряют свой суверенитет.
   В-третьих, сегодняшняя мировая банковская система обрела четко выраженную иерархическую структуру. Еще в середине прошлого столетия она имела более «плоскую» конфигурацию. Сегодня эта конфигурация имеет вертикальное измерение. Рассмотрим этот вопрос подробнее.
   На верхнем уровне мировой банковской системы находится такой институт, как Федеральная резервная система США, которая по недоразумению воспринимается как национальный Центральный банк США. Федеральный резерв – наднациональная частная структура, контролируемая несколькими крупными акционерами. Вероятно, не все из них даже являются гражданами США. Что касается связи Федерального резерва с США, то она чисто формальная. Он фактически не подконтролен властям США, с Америкой Федеральный резерв связывает, прежде всего, то обстоятельство, что принадлежащий ему «печатный станок» находится на территории США (регистрация в юрисдикции Соединенных Штатов). А «бумажная продукция» этого станка гуляет по всему миру, и ее «обеспечением» являются не товары и активы американской экономики, не золото Форт-Нокса, а Пентагон с его зарубежными военными базами, бомбардировщиками и авианосцами.
   Следующим по значимости и влиянию после ФРС является один институт, о котором говорят и пишут крайне мало. Его иногда называют «правой рукой» Федерального резерва. Речь идет о Банке международных расчетов (БМР) со штаб-квартирой в швейцарском городе Базель. БМР был создан в 1930 году. Сегодня его называют «клубом центральных банков», «кредитором самой последней инстанции», «центральным банком центральных банков». Он совмещает в себе функции площадки, на которой руководители ведущих центральных банков вырабатывают свою скоординированную политику. Кроме того, БМР занимается финансовыми операциями. В частности, почти все ЦБ держат часть своих международных резервов на депозитах этого скромного швейцарского банка. БМР также выдает кредиты центральным банкам, осуществляет операции с золотом. Конечно, БМР не является самой последней (высшей) инстанцией мировой закулисы. Но он эффективно и оперативно претворяет в жизнь те решения мондиалистских структур, которые касаются банков и финансов (решения Трехсторонней комиссии, Бильдербергского клуба, Совета по международным отношениям).
   Немного ниже находится Европейский центральный банк (ЕЦБ), который, по сути, также оказывается наднациональной структурой. Он контролирует центральные банки большинства стран ЕС, совместно с ними участвует в выпуске наднациональной денежной единицы евро. Большинство центральных банков зоны «золотого миллиарда» сегодня оказались под контролем ЕЦБ. За пределами прямого действия ЕЦБ сегодня находятся Федеральный резерв США, Банк Англии, Банк Японии, центральные банки Канады, Австралии, Швеции и некоторых других экономически развитых стран. На наших глазах наблюдается все большая централизация банковских систем стран, входящих в еврозону и Европейский союз. В декабре 2012 года на очередном саммите руководителей стран ЕС было принято решение о создании «банковского союза» стран еврозоны. Сегодня в 17 государствах еврозоны насчитывается около шести тысяч банков. До принятого решения они подчинялись своим национальным центральным банкам, получая от них необходимое рефинансирование и находясь под их банковским надзором. В условиях «банковского союза» банки должны перейти в прямое подчинение ЕЦБ. Было принято решение, что уже в 2013 году под контроль ЕЦБ перейдут две тысячи самых крупных банков. Остальные на какое-то время будут оставаться под национальными центральными банками. Но рано или поздно ЦБ стран Европы могут оказаться не удел. А некогда национальные банки Германии, Франции, Италии и других стран просто станут безликими «европейскими банками». На саммите в декабре 2012 года к участию в «европейском банковском союзе» были приглашены также десять стран, являющихся членами ЕС, но находящихся за пределами еврозоны. Три из них – Великобритания, Швеция, Чехия – сразу же отказались.
   Банк Англии – старейший из центральных банков. Он занимает особое место в мировой банковской иерархии. Формально он входит в так называемую Европейскую систему центральных банков (ЕСЦБ), состоящую из ЕЦБ и центральных банков 27 стран ЕС. Но в ЕСЦБ он держится особняком, в еврозону не входит, продолжает выпускать национальную денежную единицу фунт стерлингов. До сих пор оказывает сильное влияние на центральные банки некоторых стран, некогда входивших в состав колониальной системы Британии.
   Теперь перейдем к рассмотрению более низкого уровня мировой банковской иерархии. Это центральные банки стран, не относящихся к «золотому миллиарду». За редкими исключениями это даже не центральные банки в полном смысле слова. Точнее, их можно назвать «валютными правлениями». Они фактически лишены самостоятельности в выпуске национальных денежных единиц, функционируют по принципу валютных обменников. Такие, с позволения сказать, «центральные банки» находятся в жесткой зависимости от центральных банков тех стран, валюты которых они накапливают в международных резервах. Банк России (Центральный банк Российской Федерации) имеет много признаков «валютного правления», т. к. рубли выпускаются при покупке им на валютном рынке долларов США и евро.
   Особое место в иерархии центральных банков занимают эмиссионные институты нескольких стран, имеющие особые национальные модели денежной эмиссии. В первую очередь речь идет о Народном банке Китая. Он отличается и от центральных банков стран «золотого миллиарда», и от «валютных правлений» стран периферии мирового капитализма.
   Среди институтов, которые обслуживают интересы мировых банкстеров, следует также назвать Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, прочие международные финансовые организации. Слава и мощь этих организаций в прошлом. Не следует переоценивать, в частности, роль МВФ, который иногда по недоразумению считают главным институтом международной финансовой системы. С определенной натяжкой можно утверждать, что так было раньше, когда существовала Бреттон-Вудская валютная система. В поддержании стабильности указанной системы фонду действительно отводилась важная роль. Но в 70-е годы Бреттон-Вудская система рухнула, на смену ей пришла Ямайская валютная система, фонд в значительной степени оказался не у дел. Фонд оказался на «подхвате» у мировых банкстеров, в частности, насаждая по всему миру идеи экономического либерализма.
   Под центральными банками находятся коммерческие банки. В некоторых странах их число измеряется тысячами. Например, в США их сегодня более восьми тысяч, в 17 странах еврозоны – 6 200 (их них в Германии – более трех тысяч, во Франции – более тысячи), в Великобритании – свыше 400. В России банков около одной тысячи, но фактически меньше, так как некоторые лишились лицензий и бездействуют. Во всем мире число коммерческих банков измеряется десятками тысяч, очень разных по своим масштабам (собственный капитал, активы). Но в этом бескрайнем море коммерческих банков выделяется всего несколько десятков крупнейших банков, которые можно назвать «избранными», или «приближенными». «Приближенными» к кому? К центральным банкам, что дает им возможность получать «продукцию печатного станка» из первых рук. Это совершенно исключительная привилегия немногих банков. Ведущие коммерческие банки контролируют центральные банки, а центральные банки «отоваривают» «избранные» банки деньгами. Эта ключевая, стратегически важная «смычка», о которой нам мало что известно. Это основа банковской коррупции, на фоне которой другие виды коррупции (бытовая, бюджетная) бледнеют. По своим капиталам, активам, оборотам «избранные» коммерческие банки Уолл-стрит и лондонского Сити превосходят центральные банки многих стран периферии мирового капитализма. Всем известны звучные названия таких банков: «Сити Групп», «Голдман Сакс», «Бэнк оф Америка», «Фарго», «Джи Пи Морган», «Морган Стэнли», «Бэрклайз», «Мидлэнд», «Сантандер», «Ройал Бэнк оф Скотланд», «АНБ Амро», «Сосьете Женераль», «Дойче Банк» и т. д. Все они прямо или опосредованно контролируются кланами Ротшильдов и Рокфеллеров. Два с половиной года назад были обнародованы результаты исследования специалистов из Технологического института в Цюрихе. Ими была обработана база данных (по состоянию на 2007 год) о миллионах компаний в мире с целью выявить крупнейшие субъекты мировой экономики и связи между ними. На выходе получилось, что на вершине мировой экономики находится 1 300 крупнейших ТНК и ТНБ, контролирующие 60 % мировой экономики. А «ядром» мировой экономики являются 147 компаний и банков, владеющие 40 % богатств планеты. Эти 147 компаний и банков олицетворяют собой «золотой миллион», который завтра официально о себе заявит и потребует, чтобы миллиарды жителей планеты беспрекословно выполняли все его указания и приказания. В этом ядре мы видим «приближенные» банки и ряд нефинансовых корпораций, которые образуют альянс мирового финансового капитала. Банки «приближены», прежде всего, к Федеральному резерву и отчасти к ЕЦБ и Банку Англии. На первом месте в «списке 147» стоит банк Бэрклайз, подконтрольный клану Ротшильдов. Схема работы членов «клуба 147» очень проста: а) «приближенный» банк получает продукцию «печатного станка» соответствующего ЦБ; б) «приближенный» банк выдает кредит своему партеру, работающему в нефинансовом секторе экономики; в) нефинансовая компания приобретает за счет полученного кредита активы в разных уголках мира. При этом в последние годы выявилась такая особенность: кредиты не возвращаются (или возвращаются не полностью и не в срок). Мы уже об этом говорили выше: происходит молниеносная операция по захвату мировых богатств. Тут уж не до таких сантиментов, как добросовестное выполнение кредитных соглашений. Захват есть захват. Победителей не судят. А вот ожидаемые победители (банкстеры) почти наверняка будут всех судить.
   Создана разветвленная инфраструктура банковской системы, включающая рейтинговые агентства, аудиторские компании, различные органы регулирования и надзора за финансовыми рынками. Все они прямо или скрыто «подыгрывают» главным акционерам и «бенефициарам» ФРС, ЕЦБ, других центральных банков, обеспечивая режим наибольшего благоприятствования для «избранных» коммерческих банков.
   Я обрисовал картину мировой банковской иерархии, которая сложилась на начало 2013 года. Крупные политические и экономические события в мире могут внести существенные коррективы в некоторые линейные тренды.

Глава 4
Криминально-коррупционные будни ФРС

Самая крупная афера ФРС в XXI веке

   Сегодня мировая закулиса, чувствуя свою силу и безнаказанность, почти перестала беспокоиться о том, чтобы скрывать свои секреты. Кажется, что после грандиозных «утечек» конфиденциальной информации Пентагона, Государственного департамента и других американских ведомств США, организованных через сайт «Викиликс», закрытых и «незасвеченных» тем в мировом информационном пространстве уже не осталось. Однако есть одна тема, гриф секретности с которой мировая закулиса снимать не собирается. Это тема легитимности существования и деятельности Федеральной резервной системы США, которая, как известно, является неофициальным штабом мировой финансовой системы.
   Интерес к этой теме особенно высок сегодня, поскольку ФРС в период последнего финансового и экономического кризиса стала действовать особенно нагло, попирая все нормы американской Конституции и американского законодательства, а также нормы международного права. Вся мощь того же Пентагона и влияние того же Государственного департамента США зависят напрямую от «печатного станка» ФРС, поэтому гриф секретности на всех документах Федерального резерва намного выше, чем на документах обычных государственных ведомств США и даже Белого дома.
   На информацию о тех событиях, которые происходили вокруг ФРС в последние два-три года, цензура мировой закулисы наложила свою тяжелую лапу. Ни одна влиятельная газета на Западе, почти ни одно из известных периодических изданий в России даже не рискнули прикасаться к теме тех преступлений, которые совершили в годы последнего кризиса хозяева Федерального резерва. Попытаемся приоткрыть эту завесу секретности.
   Для этого мы сначала предложим отрывок из нашей книги «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном». Рукопись книги была закончена весной 2010 года, поэтому некоторые тезисы из предлагаемого отрывка выглядели лишь как возможные версии или гипотезы.
   Далее мы дадим самые свежие материалы, относящиеся к рассматриваемой теме. Они подтверждают правильность ранее высказанных нами версий.
Часть первая. Доллары с вертолетов
   Отрывок из книги «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия современных проблем «денежной цивилизации»» (М.: НИИ школьных технологий, 2011, с. 147–151):
   Всем хорошо известна сказанная в начале нынешнего кризиса шутка нынешнего руководителя ФРС Бена Бернанке: если у Америки появятся проблемы с денежной массой, то Федеральный резерв может начать «разбрасывать доллары с вертолетов». А «профессиональные экономисты» уже успели придумать «научное» обоснование и «научный» термин для подобной «военно-воздушной операции» – «количественное облегчение» (quantitative easing)[45].
   Во всякой шутке всегда есть доля правды. В том числе и в шутке Бернанке. Судя по всему, Америка начала их «разбрасывать». Правда, не с вертолетов. И не всем, а только нужным и проверенным людям. Почему проверенным? Потому что доллары незаконные, а значит, фальшивые. Поэтому об их незаконном происхождении никто из посторонних лиц (т. е. не входящих в узкий круг мировых ростовщиков) не должен знать. То, что банки с частичным резервированием являются фактически фальшивомонетчиками, мы уже говорили. Но такое фальшивомонетничество хотя бы прикрыто «фиговым листочком» каких-то невнятных законов и разными «теориями» «профессиональных экономистов». А мы говорим о фальшивомонетничестве буквальном!
   В течение 2009 года информационное агентство «Блумберг» несколько раз сообщало о том, что в период с сентября 2008 года по апрель 2009 года ФРС США выдала в порядке финансовой помощи банкам и другим частным институтам средства на сумму около 9 трлн. долларов[46].
   В англоязычных источниках эта помощь обозначается словом «bailout», которое в последние два-три года стало самым популярным в публикациях о деятельности центральных банков в «борьбе» с экономическим кризисом. В наших СМИ его иногда переводят, используя образное слово «спасательный круг». Следует иметь в виду, что «спасательный круг» банкам и компаниям в виде «bailout» может принимать форму не только «живых» денег (денежный агрегат М0), но также различных гарантий, кредитных линий и программ, поручительств, т. е. обязательств, требования по которым могут возникнуть лишь при определенных обстоятельствах. Образно выражаясь, это не сам «спасательный круг», а обещание бросить его в том случае, если получатель обещания, исчерпав все другие возможности спасения, действительно начнет тонуть.
   Напомним, что «Блумберг» – информационное агентство, которое подало в суд на Федеральный резерв с требованием раскрыть сведения, кому и на каких условиях Центральный банк США передал 2 трлн. долларов в рамках мероприятий по борьбе с кризисом. Как указано в иске, программы экстренного кредитования (всего их было 11) превратили всех американских налогоплательщиков в «невольных инвесторов». «Беспрецедентное количество денег было одолжено финансовым институтам беспрецедентными способами, а ФРС отказывается раскрывать любую деталь этих беспрецедентных ссуд, – рассказал главный редактор Bloomberg News Мэтью Уинклер. – Мы спросили суд: “Почему граждане не имеют права этого знать?”». «ФРС должна отчитаться за свои решения, – согласился с позицией агентства Bloomberg конгрессмен от Флориды Алан Грейсон. – Одно дело – говорить о том, что ФРС – независимый институт, и совсем другое – что она может держать нас в неведении»[47].
   Суд округа Манхэттен (Нью-Йорк) удовлетворил иск информационного агентства еще в августе 2009 года (другое дело, что ФРС до сих пор саботирует исполнение судебных предписаний, что лишний раз доказывает: хозяевам Федерального резерва есть что скрывать). Это судебное разбирательство дало толчок подготовке в Конгрессе США законопроекта, ограничивающего «независимость» центрального банка США[48].
   Дело о неучтенном выпуске громадной массы долларов неоднократно рассматривалось в Конгрессе США. Еще в феврале 2009 года сенатор Байрон Дорган (демократ от штата Северная Дакота), выступая в верхней палате Конгресса США, заявил: «Мы видели, как деньги выходили через заднюю дверь правительства, чего никогда не было в истории нашей страны. Никто не знает, сколько вышло из Федерального резерва, в чей адрес и на каких условиях. Сколько вышло из FDIC[49]? Сколько вышло по линии TARP[50]? Когда? Почему?».
   Для выяснения поставленных законодателями Америки вопросов о финансовой помощи банкам и другим организациям со стороны Федерального резерва в Конгресс США был приглашен генеральный инспектор ФРС в лице дамы по имени Элизабет Колман. Дама не смогла дать вразумительного ответа ни на один из заданных ей конгрессменом Аланом Грейсоном вопросов[51].
   Проблема «непрозрачности» принимаемых руководством ФРС США решений и конкретных кредитно-эмиссионных операций усугубляется еще тем, что начиная с 2006 года денежные власти США перестали публиковать статистические данные по денежному агрегату М3[52]. Это затрудняет понимание сторонними по отношению к ФРС лицами того, как меняется денежная долларовая масса в широком смысле (включая кроме наличных денег различные финансовые инструменты, обязательства по которым номинированы в американской валюте) в Америке и в мире. Такая «мутная вода» не позволяет даже опытным финансовым аналитикам оценивать точно и оперативно ситуацию на финансовых и иных рынках. Что, впрочем, и нужно хозяевам ФРС для достижения своих целей.
   

notes

Примечания

1

   Преимущественно это статьи, которые размещались на сайтах Русской народной линии, Фонда стратегической культуры, общества «Переправа», печатались в газете «Советская Россия».

2

   А.Лежава. Крах «денег», или как защитить сбережения в условиях кризиса. М.: Книжный мир, 2010, с.49.

3

   Цит. по: А.Лежава. Крах «денег», или как защитить сбережения в условиях кризиса. М.: Книжный мир, 2010,с.109.

4

   М.Ротбардт. История денежного обращения и банковского дела в США: от колониального периода до Второй мировой войны. Челябинск. Социум, 2005, С. 47.

5

   Энтони Саттон. Власть доллара. М.: «Фэри-В», 2003, с.24.

6

   А.Лежава. Крах «денег», или как защитить сбережения в условиях кризиса. М.: Книжный мир, 2010, с.108.

7

   Там же, с.114.

8

   Ральф Эпперсон. Невидимая рука. СПб.: «Образование – культура», 1996, с.206.

9

   Там же, с.207.

10

   Там же, с.230.

11

   Там же, с.234.

12

   Там же, с.239.

13

   Garry Allen. Federal Reserve, the Anti-Economics of Boom and Bust // «Public Opinion», April 1979 p.63.

14

   Ральф Эпперсон. Невидимая рука. СПб.: «Образование – культура», 1996, с. 232–233.

15

   См.: G.Edward Grifn. The Creature from Jekyll Island. American Opinion Publishing, Inc., 1995.

16

   Подробнее см.: гл.23. Чем обеспечены современные деньги.

17

   А.А.Соломатин. Уравнение обмана. // Профиль, № 13, 2008.

18

   А.Попов. Финансовый кризис 2009. Как выжить? – М.: АСТ; СПб.: Астрель-СПб, 2009, с.53.

19

   По данному вопросу можно посмотреть материал «Правда о Федеральном резерве», размещенный в Интернете на сайте «Рыночная и мировая экономика. Книги и статьи». В этом материале представлена схема многоступенчатого контроля над банками ФРС, составленная комиссией конгресса США.

20

   Ю.Болдырев. О бочках меда и ложках дегтя. – М.: «Крымский мост – 9Д», «Форум», 2003, с.116.

21

   Булат. Ставка ЦБ как фактор кризиса // Интернет. Сайт «Мальчиш-Кибальчиш».

22

   Ральф Эпперсон. Невидимая рука. СПб.: «Образование – культура», 1996, с. 241.

23

   По данному вопросу можно посмотреть материал «Правда о Федеральном резерве» // Интернет. Сайт «Мировая и рыночная экономика. Книги и статьи».

24

   Н.Н.Островский. Храм химеры. Харьков: ООО «Свитовид», 2004, с.130, 131, 132.

25

   Андрей Максон. Финансовое самоообразование президентов // Интернет. Сайт «Мальчиш-Кибальчиш».

26

   Wall-Street Journal, 11.01.2010.

27

   Например, Ассоциация банков-членов расчетной палаты Clearing House Association LLC подготовила заявление, в котором она отметила: «Опыт банковской индустрии показывает, что когда клиенты и участники рынка слышат плохие новости о банке, неизбежно возникают негативные последствия. Члены нашей ассоциации получили доступ к дисконтному окну ФРС, полагая, что Центробанк не раскроет информацию о займе и особенно – о заемщиках» (Н. Кочелягин. Любопытное кредитование. // Время новостей, 28.08.2009). Отметим, что в расчетную палату входят такие гиганты банковского бизнеса, как ABN Amro Holding NV, Bank of America Corp., Bank of New York Mellon Corp., Citigroup Inc., Deutsche Bank AG, HSBC Holdings Plc, JP Morgan Chase Inc., UBS AG, U.S. Bancorp, Wells Fargo & Co. Судя по очень бурной реакции указанных банков, можно предположить, что на Уолл-стрит на момент начала оказания помощи со стороны ФРС было далеко не все благополучно и что помощь получали не те, кто надо. Мировым олигархам есть, что скрывать!

28

   См., например: Гл. 13 «Как ростовщики борются с банковскими кризисами» (особенно разделы «Доллары с вертолетов» и «Банковский «социализм»»).

29

   Иван Рогожкин. Нефть провалилась по заказу правительства США? (oilru.com).

30

   Валютные свопы центральных банков – обмен различными валютами между центральными банками, что представляет собой краткосрочное кредитование для ликвидации дефицита валютной ликвидности. В сентябре 2008 года ФРС США объявила об увеличении лимитов на операции валютных свопов с девятью центральными банками мира с 290 до 620 млрд. долларов. В частности, своповая линия в ЕЦБ была увеличена до 240 млрд. долларов, с Банком Японии – до 120 млрд. долларов, Банком Англии – до 80 млрд. долларов, Центральным банком Швейцарии – до 60 млрд. долларов. Также были увеличены лимиты по соглашениям об операциях валютных свопов с центральными банками Швеции, Австралии, Норвегии, Дании.

31

   Привлечь к уголовной ответственности Б. Бернанке за откровенное «жульничество» призывал, в частности, независимый сенатор Берни Сандерс.

32

   Например, предыдущему руководителю ФРС удалось в свое время убедить законодателей, что ФРС не несет ответственности за разного рода «пузыри», которые возникают на финансовых и иных рынках, и что ФРС должна участвовать лишь в ликвидации последствий таких явлений (так называемое «соглашение Гринспена»). С вступлением Америки в полосу кризиса в 2007 году никто не поставил вопрос об ответственности (судебной) в отношении Гринспена и его преемника Б. Бернанке (вступил в должность в начале 2006 года) за возникновение «пузырей» на рынке недвижимости и имотечных кредитов. «Соглашение Гринспена» продолжает действовать.

33

   Совет был создан на базе Форума по финансовой стабильности (Financial Stability Forum), учрежденного в 1999 году под эгидой БМР. Появление Форума было реакцией на международный финансовый кризис 1997–1998 годов.

34

   Среди заявлений Обамы по поводу реформирования банковской системы, которые относятся преимущественно к 2009 году, можно выделить такие:
   а) разделить крупнейшие банки на несколько самостоятельных структур;
   б) разорвать связи банков с хедж-фондами и фондами прямых инвестиций;
   в) наложить запреты на торговлю ценными бумагами за счет собственных средств (т. е. фактически за счет средств на депозитных счетах, сохранность которых гарантирует государство; выражение «собственные средства» означает, что речь идет об операциях, которые не осуществляются по специальному поручению клиентов). Фактически речь идет о предложениях, которые позволили бы восстановить ту банковскую систему, которая сложилась в США после принятия в 1934 году закона Гласа-Стигала, отделившего традиционные кредитные операции коммерческих банков от спекулятивных инвестиционных операций (последние отошли к инвестиционным банкам).

35

   Фактически речь идет о том, чтобы «закрепить» эти полномочия в законе «задним числом». Мы уже говорили, что ФРС с нарушением законов оказывала во время кризиса финансовую помощь инвестиционным банкам и страховым компаниям, которые находятся за пределами Федеральной резервной системы. Можно привести примеры выхода ФРС за пределы своей «юрисдикции», относящиеся к более ранним периодам времени. Например, в 1998 году ФРС (в лице ее руководителя А. Гринспена) активно участвовала в спасении гигантского хедж-фонда Long-term Capital Management. Гринспен лично участвовал в переговорах по созданию консорциума из 14 банков Уолл-стрит. Этот консорциум предоставил хедж-фонду финансовую помощь на беспрецедентную по тем временам сумму 3,7 млрд. долларов. Аналитики высказывают предположение, что выданные консорциумом кредиты были рефинансированы Федеральным резервом.

36

   Подробнее о Р. Гильфердинге и его теории «организованного капитализма» см.: гл.25 «Карл Маркс, Ротшильды и механизмы долгового ограбления народа», раздел «О соотношении промышленного, торгового и банковского капиталов»

37

   Ю.Болдырев. О бочках меда и ложках дегтя. – М.: «Крымский мост – 9Д», «Форум», 2003, с.116.

38

   А. Макон. Кому принадлежит ЦБ? // Интернет. Сайт «Мальчиш-Кибальчиш».

39

   Подробнее см.: М.В.Ершов. Экономический суверенитет России в глобальной экономике. – М.: Экономика, 2005

40

   Показатель монетизации экономики представляет собой отношение денежной массы в виде агрегата М2 (наличные деньги + депозитные деньги) к ВВП. В РФ значение этого показателя равняется сегодня примерно 40 %, в большинстве экономически развитых стран находится в среднем на уровне 80 %, в Китае – 150 %.

41

   Более подробно данная проблема освещена в ряде публикаций А. Максона: «Комментарии к Кудрину»; «Инфляция и «перегрев» экономики: ужесточения денежной политики неизбежно?»; «Перегрев экономики или в умах?»; «Кризис. Особенности финансовой системы России и их влияние на экономику страны. Часть первая». Публикации размещены в Интернете на сайте «Мальчиш-Кибальчиш» и ряде других сайтов.

42

   Оценка Банка России.

43

   Больше половины всех внешних долгов России приходится на долги государственных компаний.

44

   Владимир Дегтерев. Куда качает насос Центробанка // сайт: www. economics.kiev.ua).

45

   В переводе на более понятный язык это означает не что иное, как увеличение предложения денег. Термин «количественное облегчение» был введен в 2001 году Банком Японии после того, как ставка процента упала до нуля и все возможности использования этого инструмента денежно-кредитной политики были исчерпаны. В США в 2009 году ставки ФРС также были на беспрецедентно низком уровне – 0,5–0,25 %.
   Фактически речь идет о том, что три столетия назад предприняли во Франции регент французского короля Людовика XV герцог Орлеанский и его экономический советник Джон Лоу, когда они создали подобие Центрального банка и наделили его правами печатать необеспеченные золотом банкноты. Реализация этого проекта привела к тому, что вся страна оказалась наводнена бумажными деньгами, покупательная способность которых в одночасье упала почти до нуля. После этого в стране возник жесточайший кризис (подробнее см. мою книгу: гл. 16 «“Денежная революция”: создание центральных банков», раздел «Банк Франции»)/.

46

   См., например: Mark Pittman, Bob Ivry. U.S.Taxpayers Risk .7 Trillion on Bailout Programs/ Feb.9, 2009 (http: www.bloomberg.com)

47

   Дмитрий Коптев. Должники ФРС попали под суд / Информационно– аналитический портал «Республика» (http://www.respublica-kaz.info/news/ fnance/4992/print/)

48

   См. мою книгу: гл. 16 «“Денежная революция”: создание центральных банков» (раздел «Современный кризис: “страсти” вокруг центральных банков»)

49

   FDIC – Federal Deposit Insuarance Corporation – Федеральная корпорация страхования депозитов, входящая в систему органов исполнительной власти (правительства) США.

50

   TARP – Troubled Asset Relief Program – Программа спасения проблемных активов, разработанная в 2008 году и известная как «план Полсона» (Полсон – министр финансов в правительстве Дж. Буша). Первоначально программа была направлена, прежде всего, на рекапитализацию банковской системы США. С приходом к власти президента Б. Обамы в программу TARP были внесены коррективы, и ее стали иногда называть «планом Обамы».

51

   1 Фрагмент указанного слушания в конгрессе в переводе на русский язык можно найти в Интернете по адресу: htpp://anonimusi.livejournal. com/2009/06/28

52

   М3 – один из самых широких денежных агрегатов, который позволяет оценивать общую ситуацию в денежном хозяйстве (помимо наличных денег включает безналичные, или депозитные деньги, а также различные ликвидные ценные бумаги, включая коммерческие бумаги).
Купить и читать книгу за 79 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать