Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Золотой лохотрон. Новый мировой порядок как финансовая пирамида

   Профессор МГИМО и знаменитый публицист В.Ю. Катасонов в своей новой книге вскрывает подоплеку мирового финансового кризиса как происки банкстеров (слово – производное от «банкир» и «гангстер»), стремящихся поставить мир перед выбором между плохим и очень плохим. Банкстеры играют в беспроигрышный для себя золотой лохотрон. Причем роль «лохов последней инстанции» в мировой финансовой системе уготована российским гражданам.
   Кто выводит деньги в оффшоры и как их будут изымать? Что надо знать о грядущей глобальной конфискации банковских депозитов? Кто украл все золото мира? Станет ли золото вновь мировыми деньгами? Что ожидает в близком будущем доллар, евро и рубль? Как сохранить свои деньги перед лицом банкстеров-грабителей? Читайте об этом в новой книге Валентина Катасонова.


Валентин Юрьевич Катасонов Золотой лохотрон. Новый мировой порядок как финансовая пирамида

Часть 1
О СТРОИТЕЛЬСТВЕ НОВОГО МИРОВОГО ФИНАНСОВОГО ПОРЯДКА

Глава 1
СОБЫТИЯ НА КИПРЕ И ВОКРУГ НЕГО. МАРТ 2013 года

Кипр в контексте глобального лохотрона

   События на Кипре представляют собой прекрасный учебный материал, на котором нашим российским клептоманам можно показать, что они для мировой финансовой олигархии всегда выступают в роли «лохов».
   О лохах и лохотроне вообще. Введение в проблему. Под клептоманами я пониманию наших доморощенных «олигархов» и коррумпированных чиновников, которые все наворованное в России спешат спрятать в разных офшорах, включая Кипр. Под «лохами» сегодня принято понимать не искушенных в хитростях «рыночной экономики» людей, на кошельки которых нацеливаются прожженные жулики. Причем «лохами» могут быть не только доверчивые жертвы проходимца Мавроди (чаще всего рядовые граждане), но и те, кто порой оказывается в разных списках и рейтингах российских богачей. Еще один термин, требующий некоторого разъяснения, – «лохотрон». Если отбросить детали, то это не что иное, как «рыночная экономика», которая ни одного дня не сможет просуществовать без «лохов». Лохотрон может эффективно функционировать при наличии большого количества качественных «лохов». Их отличительная особенность: жадность и тупость. Бизнес, если убрать все ненужные слова из пространных определений, – деятельность, направленная на очищение карманов людей, не прибегая к прямому насилию. Т. е. прибегая к обману. Правда, иногда для повышения эффективности работы лохотрона используется и насилие. Вот, например, нашего олигарха Сергея Полонского посадили в тюрьму в Камбодже, чтобы он быстрее делился своими деньгами с местными чиновниками. Как, например, Борис Абрамович Березовский делится своими деньгами с английскими адвокатами. Говорят, что скоро у беглого олигарха все сбережения кончатся.
   В бизнесе есть такая шутка: «Если тебе предлагают участвовать в какой-то коммерческой операции и ты не знаешь, кто в этой операции лох, значит, этот лох – это ты». Иногда в бизнесе бывают достаточно сложные схемы, когда в схеме предполагается использование нескольких лохов, но каждый предыдущий лох имеет шанс отыграться за счет следующего. Но в любой схеме есть последний лох, который, в конечном счете, «оплачивает» всю операцию и становится источником прибыли всех остальных участников. Это так называемый «лох последней инстанции». Российских клептоманов за пределами нашей страны используют в качестве не просто «лохов», а именно «лохов последней инстанции».
   События на Кипре: ретроспектива. Итак, попытаюсь рассмотреть нынешние события на Кипре в некоторой ретроспективе, чтобы можно было увидеть всю схему, в которую были вовлечены наши отечественные клептоманы. Схема укладывается в четыре основных этапа.
   Первый этап. Наши отечественные клептоманы наворованные в нашем отечестве деньги переводят на Кипр, обладающий всеми необходимыми качествами офшора (низкие налоги, конфиденциальность, простота регистрации фирм и т. д.). При этом офшор максимально адаптирован к потребностям именно российских клиентов (использование русского языка, возможность приобретения недвижимости через представительства кипрских фирм в Москве, хорошие транспортные связи между Россией и Кипром, условия для отдыха и т. д.). Большая часть средств размещается на счетах местных банков. Неуклонное наращивание активов российских клептоманов на офшорном острове продолжалось на протяжении более двадцати лет. Этот процесс во время кризисов в России (дефолт 1998 г., кризис 2008–2009 гг.) не только не прерывался, но, наоборот, еще более активизировался.
   Второй этап. Надо иметь в виду, что банки Кипра традиционно имеют очень тесные связи с Грецией. На протяжении многих лет любимым занятием кипрских банков было приобретение государственных долговых бумаг Греции, которые имели неплохую доходность и сравнительно невысокие риски. Во время глобального финансового кризиса стали обнажаться финансово-долговые проблемы Греции, властям Эллады стало существенно труднее размещать новые транши облигаций на международных рынках. Банки Кипра тем не менее продолжали приобретение долговых бумаг Греции. Делали это банки без особого удовольствия, эти приобретения имели оттенок добровольно-принудительных операций. Но Кипр уже был членом ЕС, вошел в зону евро, многие решения в банковском секторе острова принимались под давлением наднациональных институтов Европейского союза. Самое главное: кипрские банки, получая деньги от наших клептоманов, сразу же использовали их для покупки греческих облигаций, т. е. деньги шли в казну Эллады.
   Третий этап. Греция брала займы по всему миру. Не только от банков Кипра, но также от таких матерых банкстеров (так сегодня называют банкиров, имеющих много общего с гангстерами), как «Голдман Сакс» (список подобного рода кредиторов всегда находился за кадром мировых СМИ). Именно под влиянием тайных кредитных операций «Голдман Сакс и Ко.» государственный долг Греции начал расти быстрыми темпами. При этом благодаря статистическим уловкам долгое время катастрофическое положение Греции удавалось скрывать. Когда это обнаружилось, стало понятно, что казны Греции недостаточно для того, чтобы обслуживать все долги. Под давлением и при невидимом участии мировых банкстеров начался процесс так называемой «реструктуризации» государственного долга Греции. В переводе на понятный русский язык это означает, что часть долгов была просто списана, а сроки погашения части оставшихся долгов были растянуты во времени.
   Кто же оказался «благотворителем» и «спасителем» Греции, согласившимся на «реструктуризацию» долга? Неужели у «Голдман Сакс и Ко.» проснулись совесть и чувство сострадания к народу Эллады? Ничего подобного. Банкстерам «реструктуризация» была нужна для того, чтобы Греция могла платить по займам в полном объеме именно им. Пострадали многие рядовые инвесторы и банки, которые не входили в разряд мировой финансовой элиты. Это фактически была добровольно-принудительная экспроприация «обычных» держателей греческих облигаций. О деталях этой экспроприации я сейчас говорить не буду. Списание долгов составило от 50 до 70 процентов. Добровольно-принудительной экспроприации подверглись также кипрские банки, державшие большие пакеты греческих бумаг. Кипрские банки – это ведь не Уоллстрит и не Лондонский Сити, а всего лишь далекая провинция мировой финансовой системы. Финансово-экономическое положение всего банковского сектора Кипра в результате такой «благотворительной» акции резко пошатнулось. Описанные события происходили в 2010–2012 гг. Европейские клиенты кипрских банков очень хорошо почувствовали изменение ситуации на острове и стали выводить свои средства из указанных банков в более безопасные гавани. Российские клептоманы этого перелома не заметили и продолжали накапливать средства на депозитах кипрских банков. Оценки объемов этих средств весьма разнятся. Но все эксперты признают, что процесс накопления денег из России на счетах кипрских банков не останавливался ни на один день.
   События на Кипре: сегодняшний день и урок на завтра. Четвертый этап. Попавшие в трудное положение банки Кипра пытаются решить свои проблемы за счет российских клиентов по принципу: нас экспроприировали, теперь мы экспроприируем своих клиентов. Вариант бескорыстной помощи «большой Европы» «маленькому острову» быстро отпал. Ведь в указанном варианте «лохом» должна была стать Германия, которая и так оплачивала на протяжении многих лет разные финансовые авантюры Брюсселя и стоящих за ним банкстеров. Канцлер А. Меркель в преддверии будущих выборов в стране категорически отказалась от роли «лоха» и сумела перенаправить энергию Брюсселя в иное русло. Так появился ультиматум Кипру, который составили начальники из Европейского союза, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. Исполнение ультиматума обменивалось на обещание предоставить Кипру помощь в размере 10 млрд евро. Т. е. Кипру обещали оттянуть примерно еще на один год банкротство его банковской системы. Вот в какую мышеловку «цивилизованная» Европа загнала некогда процветающий остров. Киприотам приходится искать выход из этой мышеловки. Они выбирают между вариантами, которые можно назвать плохим и совсем плохим. Плохой вариант – согласиться на ультиматум ЕС. Совсем плохой – объявлять о банкротстве банковской системы страны. Выбор непростой. Скоро перед подобного рода дилеммами окажутся многие другие страны ЕС, прежде всего Греция, Испания, Италия, Ирландия. А затем и весь мир.
   Но речь сейчас не о европейцах, а о наших клептоманах. Я надеюсь, читателю понятно, что в кредитно-долговых схемах мирового лохотрона российские «олигархи» и прочие воры оказываются «лохами последней инстанции». А «дирижером», который организует подобного рода «экспроприации», выступают наднациональные органы ЕС, ЕЦБ, МВФ, действующие по указке и в интересах мировых банкстеров. В схемах, подобных описанной выше, банкстеры «Голдман Сакс и Ко.» всегда выступают «бенефициарами (выгодополучателями) последней инстанции». Исключений не бывает. Думаю, что какими бы тупыми ни были наши клептоманы, они должны усвоить уроки, вытекающие из событий на острове Кипр.

Кипр: экспроприация золота в интересах мировой диктатуры

   1. Кипр как «испытательный полигон» для мировой финансовой олигархии. На прошлой неделе в мировых СМИ обсуждался вопрос о возможной продаже золота центральным банком Кипра. На фоне многих других событий тема кипрского золота не была самой главной. Но, по нашему мнению, она заслуживает более пристального внимания. Это сравнительно мелкое событие может иметь очень серьезные, глобальные последствия, выходящие далеко за рамки островного государства и даже Европейского союза.
   Формально начало «золотой истории» Кипра было положено тем, что в начале апреля сего года была пересмотрена программа оздоровления финансового сектора островного государства, разработанная «треугольником» – Европейским центральным банком, Европейским союзом и Международным валютным фондом. Скрывающиеся за этим «треугольником» реальные кредиторы Кипра (банки «Голдман Сакс» и другие мировые банки Уолл-стрит и Лондонского Сити) на протяжении всего марта месяца выкручивали руки властям Кипра. Они добились от властей острова капитуляции. Капитуляция выразилась в согласии на получение помощи от «треугольника» в размере 10 млрд евро в обмен на изыскание из «внутренних» источников дополнительно 7 млрд евро. Такое «изыскание» фактически означало экономическое самоубийство и потерю национального суверенитета Кипром. Но вот что удивительно. Не успели власти Кипра, народ и иностранные клиенты кипрских банков прийти в себя от достигнутых договоренностей, как «тройка», представляющая международных кредиторов, потребовала от Кипра дополнительных жертв. Кредиторы в одностороннем порядке пересмотрели программу оздоровления и в начале апреля заявили, что она обойдется не в 17 млрд, а в 23 млрд евро. Таким образом, «жертва» «финансового оздоровления» должна выложить до 2016 года не 7 млрд, а 13 млрд евро, т. е. почти вдвое больше. Кредиторы подсказали Кипру, откуда взять деньги. 10,6 млрд евро должна дать так называемая «реструктуризация» двух ведущих банков – Банка Кипра и банка Laiki. Еще 1,4 млрд евро предлагается изыскать за счет такого проверенного средства, как приватизация. Кстати, история общения властей Кипра с международными организациями, представляющими кредиторов, является наглядным примером алгоритма переговорного процесса:
   а) сначала кредиторы предлагают своей жертве заведомо неприемлемый вариант (вспомним, что изначально предлагалось осуществить частичную конфискацию всех депозитов во всех банках Кипра);
   б) затем, после достижения «шокового эффекта», предлагается более «мягкий» вариант (в случае с Кипром кредиторы согласились подвергнуть конфискациям только крупные вклады только в двух ведущих банках);
   в) после получения согласия от государства на «мягкие» предложения кредиторов страна окончательно попадает на долговой крючок;
   г) после этого начинается «ползучий» пересмотр достигнутых соглашений, страна погрязает все глубже в долговую зависимость и сдает все свои позиции.
   2. Команды из ЕЦБ. Одна из таких позиций Кипра – его золотой запас. Вернее, золотой запас Центрального банка Кипра.
   По официальным данным, он равняется 13,9 т. Имеет полувековую историю. Согласно данным ЦБ Кипра, весь этот запас был приобретен еще в эпоху золотого стандарта за кипрские фунты в 1960 году. В подвалах ЦБ Кипра золото оказалось в 1963 году, с тех пор ни одна унция металла не покидала хранилища.
   Президент Европейского центрального банка Марио Драги (ставленник «Голдман Сакс», вице-президент указанного банка в 2002–2005 гг.) сделал заявление по золоту ЦБ Кипра. Заявление весьма интересное для психоаналитиков, типа «казнить нельзя миловать». Вот три основных тезиса из выступления президента ЕЦБ:
   1) откуда-то просочилась идея продажи золотого запаса Кипра в целях спасения финансового сектора Кипра; если это правда, то он, Марио Драги, против такого способа решения проблем;
   2) вместе с тем, окончательное решение он оставляет за руководством ЦБ Кипра;
   3) впрочем, если руководство ЦБ Кипра примет решение о продаже, важно, чтобы выручка от продажи металла не растворилась в государственном бюджете страны, а пошла на первоочередное покрытие обязательств перед международными кредиторами.
   Вот буквально слова Марио Драги: «Решение будет приниматься Центральным банком Кипра. Что важно, так это то, что суммы, передаваемые из вырученных от продажи золота средств в госбюджет, должны быть в первую очередь направлены на покрытие потенциальных убытков, которые ЕЦБ может понести по программе предоставления ликвидности». Я привожу анализ заявления президента ЕЦБ как образчик «птичьего языка» международных банкиров, которые в одном абзаце могут предложить взаимоисключающие тезисы, а слушателю надо догадаться, какой из них ложный, а какой верный. Первый из названных тезисов – обычное дежурное кокетство банкира, который желает продемонстрировать свою «невинность», т. е. это дезинформация в чистом виде. Безусловно верными в контексте выступления Драги являются тезисы о необходимости продажи золота и перечисления денег в пользу международных кредиторов. Впрочем, это не тезисы из научного доклада, а жесткая команда, направленная председателю ЦБ Кипра.
   3. Золотой запас ЦБ перестал быть национальным достоянием. В СМИ приводятся некоторые подробности о планируемой операции с золотом. Речь идет о планах по продаже примерно 3/4 от общего объема золотого запаса Кипра, т. е. примерно 10,5 тонны металла на общую сумму в 400 млн евро. Это эквивалентно примерно 3 процентам тех затрат, которые должен понести Кипр до 2016 года на мероприятия по оздоровлению финансового сектора страны. Достаточно скромная величина. Впрочем, все познается в сравнении. На фоне других центральных банков, которые в последние годы преимущественно покупают, а не продают золото, действия ЦБ Кипра выглядят достаточно аномально. Планируемая ЦБ Кипра акция будет крупнейшей распродажей золота в зоне действия евро с 2009 года, когда Париж продал сразу 17,4 тонны драгоценного металла. Примечательно, что, как только информация о планах продажи золота из резервов ЦБ Кипра появилась в СМИ, цены на желтый металл на мировом рынке заметно упали. А это опять-таки на руку мировым ростовщикам, которые потихоньку, без всякой шумихи концентрируют в своих руках запасы драгоценного металла. Завтра мировая денежная система, базирующаяся на бумажных долларах и евро, может рухнуть. Мировая финансовая олигархия опять может навязать миру в каком-то варианте золотой стандарт (как известно, этот стандарт с перерывами просуществовал в течение почти полутора столетий и окончательно рухнул в 70-е годы прошлого столетия). И тогда мировые ростовщики предложат тому же Кипру то самое золото, которое они у него забрали в 2013 году. Но уже на условиях кредита, в качестве «золотой удавки». Конечно, стопроцентной уверенности в восстановлении золотого стандарта нет, но группа банков, входящих в сферу влияния Ротшильдов, золото накапливает и рассматривает его в качестве «запасного аэродрома».
   Не надо забывать, что Кипр для мировой финансовой олигархии – своеобразный полигон, на котором отрабатываются новые технологии экспроприаций. Запасы золота у некоторых стран Европейского союза гораздо более солидные, чем у Кипра. Возьмем, к примеру, страны Южной Европы, которые могут стать следующими жертвами международных кредиторов. Вот официальные данные о запасах желтого металла по состоянию на февраль 2013 года (т): Италия – 2451,8; Португалия – 382,5; Испания – 281,6; Греция – 111,9. Судя по свежим сообщениям, руководители указанных стран весьма занервничали, чувствуя шкурой, что завтра их центральные банки также могут получить приказ сверху о продаже запасов золота. А после мародерского рейда по странам Южной Европы мировым ростовщикам можно будет приняться и за потрошение центральных банков других стран.
   Например, Центрального банка Российской Федерации, который к сегодняшнему дню накопил 957,3 т желтого металла. На каком основании его будут потрошить? Да все очень просто. Если начнется вторая волна кризиса, то международные кредиторы России начнут требовать свои деньги (среди должников – государственные корпорации, акционерные общества с участием государства). Во время первой волны нам удалось отбояриться от международных кредиторов с помощью денег Стабилизационного фонда. При второй волне денег Резервного фонда и Фонда национального благосостояния может оказаться недостаточно, вот тогда и встанет вопрос о золотом запасе ЦБ РФ. Заметьте, речь идет не о золотом запасе России, а именно о золоте организации, которая называется «Банк России», при этом решения принимает автономно от государственной власти. В СССР, между прочим, большая часть золота находилась в ведении Министерства финансов. Сегодня золота в закромах Минфина крайне мало, все накапливается в закромах, которые неподконтрольны правительству.
   4. Центральный банк как орудие диктатуры мировой финансовой олигархии. Темы золотого запаса и «независимости» центрального банка тесно взаимосвязаны. Это хорошо видно на примере того же Кипра. В письме президенту Кипра Никосу Анастасиадису М. Драги защищал независимость центробанков, заявляя, что правительство должно подчиняться решениям ЦБ о том, как распоряжаться золотым запасом. «Независимость центральных банков еврозоны зафиксирована в соглашении стран. ЕЦБ будет наблюдать за развитием событий на Кипре под этим углом», – подчеркнул М. Драги. В письме также говорится: «Законы ЕС обеспечивают независимость управляющего ЦБ. И любое решение по отстранению его от должности – предмет судебного расследования со стороны Европейского суда». Предупреждение прозвучало в то время, когда на управляющего ЦБ Кипра Димитриадиса внутри страны оказывается сильное давление, чтобы он подал в отставку. Управляющий кипрского ЦБ был назначен на эту должность предыдущим президентом Димитрисом Христофиасом в мае прошлого года. Роль Димитриадиса в создании кризисной ситуации в банковском секторе Кипра более чем очевидна. Более того, имеются подозрения, что благодаря этому управляющему с острова за месяц до начала острой фазы кризиса (март с.г.) было выведено несколько миллиардов долларов в адреса «нужных» клиентов и партнеров кипрских банков. В общем, Драги показал, что «своих» сдавать он не позволит.
   Кстати, данная история может быть поучительна и для нас. Только что на должность председателя Банка России была назначена Эльвира Набиуллина. В результате голосования в Государственной Думе. Некоторые депутаты имели серьезные сомнения по поводу данной кандидатуры, но тем не менее голосовали «за». А в кулуарах говорили: не понравится, не справится, то отзовем, назначим другого (другую). События на Кипре показывают, что если протестующие депутаты попытаются сместить Набиуллину, то в ответ получат очень убедительные «аргументы». Например, в виде занесения «протестантов» в «списки Магнитского». Не поможет – тогда будут задействованы более «крепкие» средства. Например, запланированные утечки информации об офшорных счетах «протестантов» (скандал Offshore leaks показал, что у противников России имеются богатые «компроматы» на наших чиновников и политиков). Существуют и более мощные «аргументы» «широкого действия» – экономические санкции, блокады, спецоперации, война.
   В указанном письме президента ЕЦБ прозвучала знакомая мантра: центральный банк должен быть независимым от государственной власти. Совсем недавно Брюссель пропел эту мантру Венгрии, которая, как известно, подняла бунт на «корабле» Европейского союза. Она внесла поправки в конституцию страны, которые лишили ЦБ Венгрии прежней независимости, поставили его под контроль законодательной, исполнительной и судебной власти. Это вызвало самую настоящую панику среди мировой финансовой олигархии и жесткие действия со стороны международных кредиторов в отношении Будапешта. Таких прецедентов мировым ростовщикам совсем не надо.
   В заявлении М. Драги прозвучала также новая, пока еще трудно различимая на слух, мантра: правительство должно подчиняться решениям центрального банка. Это даже не оговорка по Фрейду. Это «пробный шар». Не исключено, что завтра эта мантра о диктатуре центральных банков будет громко звучать со многих высоких трибун. И обоснование готово: а кому еще можно доверить спасать человечество от глобального финансового кризиса? Дойдет эта мантра и до России. Сами посудите: сегодня в России мы наблюдаем беспрецедентный эксперимент под названием «создание финансового мегарегулятора». Тихой сапой в нашей стране протаскивается решение о том, чтобы наделить Центральный банк Российской Федерации функциями и полномочиями регулятора, управляющего всем финансовым сектором экономики. Фактически ЦБ будет контролировать не только банковский сектор экономики, но также страховую деятельность и фондовый рынок. А через фондовый рынок и всех эмитентов акций, т. е. реальный сектор экономики. Официально будет контролировать все финансовые активы, все финансовые рынки, все финансовые потоки. А неофициально – всю экономику. При этом статус «независимого» от государства института за ЦБ сохраняется. Очевидно, что такой «финансовый мегарегулятор» будет иметь больше власти, чем все наше правительство. Это признают даже наши либералы из Высшей школы экономики. Так что «революционная идея» Марио Драги о необходимости правительства подчиняться решениям центрального банка в нашей стране завтра может оказаться нормой жизни. В этой ситуации вопрос о передаче золотого запаса России из политического превратится в самый заурядный технический вопрос. Сегодня мировая финансовая олигархия запланировала в отношении России самые различные экспроприации: конфискацию банковских депозитов, приватизацию стратегически значимых государственных предприятий, предоставление иностранцам в разработку месторождений природных ресурсов, передачу иностранным кредиторам наших золотовалютных резервов и т. п. Наиболее быстро и эффективно такие экспроприации может провести Центральный банк, приобретающий все более явно признаки орудия диктатуры мировой финансовой олигархии.

Депутаты Государственной Думы на службе офшорной буржуазии?

   События в банковском секторе офшорного острова Кипр еще раз продемонстрировали простую и очевидную истину: нашим олигархам в мировой финансовой системе уготована роль «лохов последней инстанции». Мировые финансы устроены по принципу пищевых цепей: вышестоящие олигархи «поедают» тех, кто находится ниже. На самом верху мировой финансовой вертикали находятся хозяева «печатного станка» Федеральной резервной системы – «бенефициары последней инстанции». Именно в их руках сосредотачиваются богатства всего мира, которые они скупают с помощью продукции «печатного станка». Банки Кипра в этой вертикали оказались предпоследними (если смотреть снизу). А в самом низу оказались клиенты (вкладчики) этих банков из России, деньги которых подвергли «конфискации». Они-то и выступили в очередной раз «лохами последней инстанции». За Кипром последовали события под кодовым названием Offshore leaks. Речь идет об утечке информации о примерно 130 тысячах лиц, которые пользовались услугами офшоров. Прежде всего, такого знаменитого офшора, как Британские Виргинские острова. Даже самым тупым российским олигархам и чиновникам-коррупционерам стало понятно, что на них объявлена охота. Начался процесс глобальной конфискации. «Экспроприаторов экспроприируют», как сказал классик.
   Что делать нашим российским «экспроприаторам»? Возвращать свои деньги в Россию и возрождать отечественную экономику? Пойти войной на Кипр или Европейский союз? Создать в срочном порядке свои собственные офшоры на Дальнем Востоке (как это предложил наш премьер-министр Д. Медведев) и перегнать туда все деньги из других офшорных юрисдикций? Но наши хитроумные олигархи и обслуживающие их интересы «народные избранники» придумали гораздо более оригинальный «ответ Чемберлену». Они решили найти лохов еще более последней инстанции. И в качестве таковых они избрали нас с вами, уважаемые читатели. Я ничуть не преувеличиваю. Один раз они уже нас «экспроприировали» в 1990-е годы (приватизация и так называемые «залоговые аукционы»). Теперь они желают «экспроприировать» нас по второму разу.
   Речь идет о законопроекте, который был внесен в Государственную Думу в прошлом месяце депутатами Михаилом Старшиновым и Иршатом Фахритдиновым, а также членом Совета Федерации Константином Цыбко. Закон имеет достаточно нейтральное и будничное название: «О внесении изменений в Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»». В пояснительной записке к законопроекту раскрывается суть предлагаемой инициативы: «Федеральный закон направлен на защиту конституционных прав российских граждан, пострадавших от неправосудных решений иностранных судов, а также на защиту имущества Российской Федерации, находящегося на иностранной территории, которое может быть принудительно изъято по решению иностранного суда».
   Не буду пересказывать законопроект объемом в несколько страниц. Суть его заключается в том, что «в случаях вынесения иностранными судами решений о принудительном изъятии имущества российских граждан или организаций предусматривается выплата им компенсации» в денежном виде за счет федерального бюджета. Убытки планируется возместить за счет находящегося в РФ имущества лица, по требованию которого иностранным судом было вынесено решение, а при его недостаточности – за счет имущества иностранного государства в РФ (регрессное требование), причем даже такого, на которое, согласно международным договорам, распространяется иммунитет этого государства. Видимо, данный закон идеально подходит к той ситуации, которая сегодня возникла на Кипре. А завтра подобные конфискации депозитов российских олигархов и чиновников могут начаться и в других офшорах.
   Теперь давайте спустимся на грешную землю и попытаемся представить, как на практике может выполняться данный закон. Обратимся к наиболее авторитетному источнику статистической информации по офшорам – международной организации Tax Justice Network. По ее данным, за период 1990–2010 гг. из России в офшоры было вывезено 800 млрд долларов. А сегодня на дворе уже 2013 год. Так что цифру можно увеличить до 900 млрд долларов. Если предположить, что под конфискацию пойдет половина офшорных средств, то получится сумма, равная 450 млрд долларов. А ведь еще есть имущество и в странах, которые не относятся к категории офшорных. В общем, суммы конфискаций могут превысить (и существенно) размеры годового российского бюджета. Надеяться на то, что такие суммы удастся компенсировать за счет конфискации иностранного имущества на территории Российской Федерации, не приходится. На Западе нет идиотов, которые бы складировали в таких количествах свое имущество в России. Сюда прилетают лишь на короткое время «горячие» капиталы, чтобы что-то урвать и убежать. А если нашим властям (не дай бог!) придет в голову мысль конфисковать имущество посольств иностранных государств или еще что-то наподобие этого, то мы рискуем получить сначала санкции, а затем и войну.
   В сопроводительной записке к проекту закона отмечается, что реализация предлагаемого закона дополнительных бюджетных средств не потребует. А я уверен, что этот закон может создать в нашем бюджете такие пробоины, от которых корабль по имени «Россия» пойдет на дно. Никаких компенсаций и возмещений (за счет реализации регрессных требований) ни через месяц, ни через год, ни через 10 лет мы не получим. Помимо всего, предлагаемая схема покрытия ущербов не только не ослабит проблему утечки капитала из России за рубеж, но наоборот, будет ее еще более поощрять. Аналогов таких механизмов в мире не существует.
   В общем, законопроект произвел на меня крайне удручающее впечатление. В первую очередь, отсутствием со стороны упомянутых выше «слуг народа» элементарного понимания того, как пишутся законы вообще. А во-вторых, наглостью, с которой они действуют. Упомянутые три политика наглядно продемонстрировали, что они действительно слуги, но не народа, а нашей офшорной буржуазии и коррумпированной бюрократии.

Глава 2
ОФШОРЫ И ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА: ЗАЧИСТКА НАЧАЛАСЬ

«Черные дыры» мировой экономики

   Признаки и виды офшоров. Важнейшим элементом современного механизма мировой экономики являются офшоры. Под офшорами понимаются страны и территории, которые обладают следующими признаками:
   – обеспечивают конфиденциальность финансовых, коммерческих и иных операций иностранных физических и юридических лиц, зарегистрированных в этих странах и территориях («юрисдикции секретности»);
   – предоставляют физическим и юридическим лицам других стран благоприятный налоговый режим в виде низких или даже нулевых ставок налогов («налоговые гавани»).
   Универсального, единого списка офшоров нет. Каждая страна, каждая международная организация, иногда каждое ведомство в рамках одной страны составляет собственный список офшоров. Счет офшорам сегодня идет на десятки: до 30 % стран мира имеют те или иные признаки офшоров. Некоторые страны не числятся в списках офшоров, тем не менее под их юрисдикцией могут находиться территории (зоны), имеющие явные признаки офшоров. Первые «налоговые гавани» возникли в США и Великобритании. Сейчас только в британской юрисдикции 12 офшоров. У США есть «внутренние» офшоры (Делавэр, Вайоминг) и островные. В зоне Европейского союза находится не менее 10 юрисдикций с признаками офшора: Нидерланды, Монако, Мальта, Андорра, Люксембург, Лихтенштейн, Кипр, Ирландия…
   Можно выделить три группы офшоров.
   1. Англосаксонское ядро (острова Карибского бассейна, Нормандские острова, Ирландия).
   2. Страны Бенилюкса (Бельгия, Нидерланды, Люксембург), заодно и Швейцария.
   3. Все остальные офшоры – периферия, включая Кипр.
   Сегодня в мировой экономике наблюдается создание сложных финансовых сетей. Некоторые экономически развитые страны типа Нидерландов и Великобритании в специальной литературе называют спарринг-офшорными юрисдикциями. Там регистрируются компании, которые, в свою очередь, работают в связке с классическими офшорами. Такие компании в респектабельных странах Запада иногда еще называют компаниями-прокладками. Например, у Нидерландов свои офшоры на Карибах: Аруба, Кюрасао, Сент-Мартен. Так, в Нидерландах в 2006 г. насчитывалось около 20 тыс. так называемых «почтовых компаний», которые не имеют какого-то существенного коммерческого присутствия в стране. Бенефициарами 43 % из них являлись фирмы из традиционных «налоговых гаваней» – с Нидерландских Антильских островов, Британских Виргинских островов (БВО), Каймановых островов, Кипра, из Швейцарии. Кроме того, в стране имелось 12,5 тыс. специальных финансовых компаний (Special Financial Institutions – SFI), через которые, по данным Центрального банка Нидерландов, в 2002 г. прошло 3600 млрд евро, что в 8 раз превышало ВВП страны. В середине 2000-х годов в стране также насчитывалось 42 тыс. финансовых холдингов, 5,8 тыс. из которых управлялись трастовыми компаниями. Тем не менее почти все официальные международные и национальные институты не считают Нидерланды офшором[1].
   Офшоры – основные «узлы», центры, через которые проходят финансовые и инвестиционные потоки мировой экономики. Ежегодный экспорт капитала из Нидерландов, Люксембурга и Ирландии – 10–12 трлн долларов, что превышает экспорт капитала из США. А портфельные инвестиции с островов Карибского моря и Нормандии равны 1/5 портфельных инвестиций, вывозимых из США[2].
   Следует отметить, что офшоры – не только пункты, через которые проходят мощные финансовые потоки. Они еще являются центрами, из которых происходит управление предприятиями и компаниями многих стран мира. Иногда из этих центров ведется управление экономиками целых стран.
   Нередко офшоры называют «черными дырами» мировой экономики. «Дырами» – потому что в офшорные центры утекают огромные финансовые средства, необходимые для социально-экономического развития государств. «Черными» – потому что они абсолютно непрозрачны, нет никакой информации об операциях и финансово-имущественном положении офшорных компаний и их бенефициарах.
   Доклад Tax Justice Network: картина мировой офшорной экономики. Согласно последнему отчету международной исследовательской организации Tax Justice Network (TJN), занимающейся независимыми расследованиями в области уклонений от уплаты налогов, на банковских счетах офшорных юрисдикций находится от 21 до 32 триллиона долларов. И это без учета таких нефинансовых активов, как яхты, особняки, дворцы, замки, многочисленные предметы роскоши и произведения искусства. Эти суммы соответствуют по крайней мере десятой части всего объема мирового богатства, оцененного швейцарским банком Credit Suisse в 231 триллион долларов (по состоянию на середину 2011 года). Даже минимальная оценка в 21 трлн долларов эквивалентна суммарному валовому внутреннему продукту (ВВП) США и Японии. Судя по всему, в оценки денежных средств в офшорах включаются лишь суммы поступающих на банковские счета капиталов, но при этом не учитываются доходы, которые получают владельцы офшорных счетов в виде процентов или иных доходов. Также следует подчеркнуть, что оценки, приводимые в докладе TJN, намного превышают все предыдущие оценки совокупных офшорных средств, которые делались различными организациями (ни одна из них не превышала 10 триллионов долларов).
   Нет в докладе TJN и оценок совокупной стоимости активов, которые контролируются офшорными компаниями по всему миру (прежде всего, активы реального сектора экономики). Вероятно, что величины таких активов по крайней мере не меньше, чем общий объем денежных средств на офшорных банковских счетах[3].
   Tax Justice Network – организация, которая, по мнению некоторых аналитиков, исповедует социалистические убеждения и имеет репутацию ярого противника офшорных зон. Руководитель исследования TJN – бывший главный экономист консалтинговой фирмы McKinsey Джеймс Генри. Примечательно, что данные отчета TJN имеют двухгодичную давность. Он был опубликован лишь в июле 2012 года[4].
   Международные финансовые аналитики предполагают, что задача отчета – подготовка общественного мнения к очередному «наезду» на мировых банкиров – подобного устроенному финансовыми ведомствами США и Великобритании прессингу швейцарских банков в 2011 году. Некоторые эксперты полагают, что TJN не настолько независимая организация, как это кажется на первый взгляд. Они обращают внимание на дифференцированный подход TJN к различным офшорным юрисдикциям. Не прошло незамеченным то обстоятельство, что TJN вместе с властями США, Великобритании и некоторых других западных стран в последние годы особенно яростно нападала на Швейцарию и Каймановы острова.
   Исходной информацией для расчетов были, прежде всего, открытые официальные данные Банка международных расчетов (Цюрих), Международного валютного фонда, национальных центральных банков и казначейств. В качестве дополнительных источников использовались исследования ведущих аудиторских фирм.
   Главные офшоры в списках TJN. Еще до опубликования указанного доклада Tax Justice Network сообщала, что главным налоговым убежищем мира остается Швейцария, которая неохотно по сравнению с другими развитыми странами раскрывает данные и привлекает к ответственности налоговых уклонистов. За Швейцарией в рейтинге финансовой непрозрачности, составленном TJN, следуют Каймановы острова, Люксембург, Гонконг и США. Далее идут остров Джерси, Япония, Германия и Бахрейн. Рейтинг TJN меняет сложившееся представление об офшорах как странах и территориях, находящихся за пределами «цивилизованного мира» («золотого миллиарда»). В список офшоров попали почти все основные экономически развитые страны: США, Германия, Япония, Швейцария, Великобритания (последняя фактически контролирует остров Джерси, который лишь формально находится вне британской юрисдикции).
   Среди офшоров, находящихся на периферии мирового капиталистического хозяйства, выделяются Каймановы острова, Тринидад и Тобаго, другие островные государства Карибского бассейна. Эти государства незаметно перешли в разряд свободных государств, независимых от мировой политики. Взять, к примеру, Тринидад и Тобаго. Никакой демократии тут и в помине нет. В этой островной республике до сих пор не отменена смертная казнь и повсеместно применяются телесные наказания. Здесь – стабильно высокие показатели коррупции в судебной сфере, действует запрет на столь пропагандируемые в «цивилизованном мире» гомосексуальные отношения, женщины лишены ряда гражданских прав. Однако такие «недемократические» мелочи не стали препятствием для того, чтобы США объявили острова «свободными». Правительство разрешило работать иностранным компаниям на своей территории, для чего внесло некоторые изменения в существующий налоговый кодекс. Власти островов получают небольшую мзду за свое «гостеприимство»; таким образом, достигнут необходимый «баланс интересов».
   Клиенты офшоров и «услуги» мировых банков. Указанные в докладе TJN денежные суммы принадлежат примерно 10 миллионам физических лиц, которые владеют офшорными счетами напрямую или через посредство юридических лиц. В среднем получается от 2 до 3 млн долларов в расчете на человека. 47 % средств принадлежало непосредственно физическим лицам, 53 % – юридическим лицам.
   Почти половина из 21 трлн долларов (точнее: 9,8 трлн долларов), по оценкам TJN, принадлежит 92 тысячам самых богатых людей (т. е. около 1 процента всех физических лиц, владеющих средствами в офшорах). В среднем на одного человека в этой группе самых богатых людей приходится более 100 млн долларов средств на офшорных банковских счетах.
   В размещении средств в офшорных юрисдикциях физическим лицам оказывают содействие и посреднические услуги банки, иные финансовые посредники и консультанты. Как отмечает Джеймс Генри, перемещать теневые деньги по миру финансовой элите помогают официальные структуры, «трудолюбивый рой профессиональных помощников из сферы частного банковского обслуживания, юридических, бухгалтерских и инвестиционных услуг». Для оказания подобного рода «деликатных» услуг многие крупные банки еще в конце прошлого века создали подразделения, получившие название private banking. Крупнейшими банками в секторе услуг private banking называются швейцарские UBS, Credit Suisse и американский Goldman Sachs. Наверное, сегодня нельзя найти ни одного транснационального банка, который бы не работал с офшорными клиентами или не обеспечивал бы своих клиентов офшорными услугами. На офшоры, по некоторым оценкам, приходится 14–17 % трансграничных финансовых активов и обязательств банков мира[5].
   TJN выделяет пятьдесят ведущих мировых банков, занимающихся офшорным бизнесом. При участии топ-50 в офшорах, по оценкам TJN, размещено около 12 трлн долларов, т. е. примерно половина всех офшорных денежных средств. В 2005 году этот показатель составлял 5,4 трлн долларов; таким образом, за пять лет он увеличился более чем в два раза. Первые две строчки в списке топ-50 (по состоянию на 2010 г.) занимали швейцарские банки UBS и Credit Suisse. Последующие три места принадлежали таким всемирно известным европейским банкам, как HSBC, Deutsche Bank, BNP Paribas. Далее следовали банки Уолл-стрит: JPMorgan Chase, Bank of America, Morgan Stanley, Wells Fargo и Goldman Sachs. На банки, входящие в топ-10, приходилось примерно 6 трлн долларов средств, размещенных на офшорных счетах (т. е. 50 % от общей суммы топ-50).
   Откуда поступают средства в офшоры? Перемещение значительной части крупных денежных средств в офшоры происходит из мировых финансовых центров – Нью-Йорка, Лондона, Цюриха, Гонконга, Токио. Особенно активно пользуются офшорами страны англосаксонской экономической модели, т. е. США и Великобритания. Из 100 компаний Великобритании с наибольшей капитализацией, которые включены в листинг Лондонской фондовой биржи, всего 2 не используют услуги офшоров. Остальные же имеют более 8000 дочерних учреждений в офшорных юрисдикциях во всем мире. Территории Гернси, Джерси и остров Мэн уже несколько веков являются офшорными зонами Великобритании. Американские ТНК являются наиболее активными (после английских предприятий) пользователями услуг офшоров. Из ста крупнейших корпораций Америки, акции коих обращаются на бирже, 83 корпорации имеют дочерние компании в офшорных зонах.
   Средства в офшоры также утекают из стран, экспортирующих в больших объемах сырье и готовые изделия. В первую очередь, из нефтедобывающих стран. За 1970–2010 гг., согласно исследованию TJN, было выведено (млрд долларов): из Кувейта – 496; из Саудовской Аравии – 308; из Нигерии – 306. Один из мировых лидеров офшорных исходов – Россия: за 1990–2010 гг. из страны было выведено в офшоры 798 млрд долларов (в среднем за год получается почти по 40 млрд долларов). Оценки TJN достаточно точно совпадают с официальными данными Центрального банка Российской Федерации. Так, в 2010 году чистый отток частного капитала из России составил 34,4 млрд долларов, в 2011-м – 80,5 млрд долларов, а за 2012 год, согласно прогнозам, он может превысить 100 млрд долларов. Уже упоминавшийся нами руководитель исследования TJN Джеймс Генри полагает, что большая часть средств из России была выведена на волне приватизации государственных активов.
   Опередил нашу страну по сумме отправленных в офшоры активов только Китай – 1,2 трлн долларов. Правда, данные по Китаю приводятся за 40 лет, с 1970 года, а по России – лишь за 20. Так что по среднегодовым показателям бегства частного капитала в офшоры Россия является безусловным лидером среди стран, находящихся за пределами зоны обитания «золотого миллиарда». За Россией следуют (период 1970–2010 гг., млрд долларов): Корея – 779; Бразилия – 520; Кувейт – 496. По отношению к минимальной оценке суммарных средств на банковских счетах офшоров (21 трлн долларов) средства, пришедшие из России, составляют 4 %.
   Проблемы, порождаемые офшоризацией мировой экономики. С 1970 по 2010 год, по оценкам доклада TJN, из развивающихся экономик (всего 139 стран) ушло от 7,3 до 9,3 трлн долларов (в среднем в расчете на год получается около 200 млрд долларов). С учетом процентов и иных видов доходов реальная величина этих капиталов уже намного превысила 15 триллионов долларов (самая консервативная оценка). Если бы эти деньги не были выведены в офшоры, бедные страны уже могли бы расплатиться с внешними долгами и серьезно ускорить свое развитие. Если взять неучтенный офшорный капитал всех развивающихся стран, которые по традиционным расчетам в конце 2010 года имели совокупный внешний долг 4,1 трлн долларов, то окажется, что их долг составляет порядка минус 11 трлн долларов, то есть, по сути, эти страны являются чистыми кредиторами, а не должниками. Проще говоря, жители небогатых развивающихся стран (85 % мирового населения) могли бы жить совершенно иначе, если бы деньги оставались внутри их экономик. Но, как отмечается в докладе, выведенные активы принадлежат небольшой группе состоятельных людей, в то время как долги правительства лежат на плечах всех граждан. Если бы укрытая сумма в 21–32 трлн долларов приносила скромный доход 3 % годовых и этот доход облагался налогом 30 %, пишут исследователи, офшорные активы дали бы прибыль 190–280 млрд долларов в первый же год. Это примерно в два раза больше, чем экономически развитые государства (члены ОЭСР) выделяют на материальную помощь и развитие странам, находящимся за пределами зоны обитания «золотого миллиарда».
   Недополучаемые налоговые поступления настолько огромны, что «достаточны для того, чтобы существенно поправить финансовое положение многих стран, особенно развивающихся», подчеркнул Джеймс Генри. С другой стороны, по словам руководителя исследования, в этой новости есть и положительный аспект: мир обнаружил «черную дыру», в которую утекают финансы, и оценил размеры этого запрятанного в офшорах «клада».
   Во всем мире признается, что усиление офшорного характера мировой экономики создает серьезные экономические и социальные проблемы для многих стран мира и для всего человечества. Можно назвать по крайней мере три основные проблемы.
   1. Низкий уровень налогообложения в офшорных зонах подрывает фискальную базу стран, резиденты коих пользуются услугами офшоров. Согласно самым консервативным оценкам, бюджеты всех стран мира лишаются каждый год не менее 3 триллионов долларов, которые утаиваются в офшорах.
   2. Совершение анонимных операций – предпосылки для отмывания нелегальной прибыли и финансирования мирового терроризма через офшоры. Офшоры способствуют росту организованной экономической преступности, особенно трансграничной.
   3. В результате слабого регулирования финансовых операций в офшорах повышается риск неконтролируемых потоков так называемых «горячих» денег, что дестабилизирует глобальную финансовую систему.
   Администрация Барака Обамы: «крестовый поход» против офшоров. С некоторых пор (нулевые годы нашего столетия) в мире началась борьба с офшорами, когда США и европейские страны вдруг обнаружили, что теряют значительные суммы налогов. В США, по официальным оценкам, казна ежегодно лишалась, по крайней мере, 100 млрд долларов из-за использования американскими налогоплательщиками офшорных схем. Особенно большую энергию в борьбе с офшорами развила администрация Барака Обамы. Еще до того, как разразился финансовый кризис, в США началась подготовка законопроекта «О предотвращении злоупотреблениями налоговыми гаванями»[6]; Обама продолжил проталкивание законопроекта в Конгрессе США. Наиболее существенными в законопроекте стали следующие положения: 1) установление более суровых требований для налогоплательщиков США, использующих офшорные юрисдикции; 2) предоставление Казначейству США полномочий по осуществлению специальных мер против иностранных юрисдикций и финансовых институтов, препятствующих сбору налогов; 3) введение налогообложения офшорных трастов, используемых для приобретения недвижимости, предметов искусства и ювелирных украшений для лиц США, и признание лиц, фактически получающих активы офшорных трастов, бенефициарами; 4) увеличение штрафа для лиц, использующих налоговые убежища, до 150 % от полученных ими от такой деятельности доходов.
   Резкий рост государственного долга и дефицитов федерального бюджета в США после вхождения страны в финансовый кризис вынудили американские власти выступить с громкими заявлениями о своих планах «разобраться» с отдельными офшорами. Особенно энергичные заявления на этот счет стал делать Барак Обама. Под его особым прицелом оказались Каймановы острова – излюбленное местечко американского капитала. Дочерние фирмы там имеют такие гиганты американского и мирового бизнеса, как Coca-Cola, Procter & Gamble, General Motors, Intel, FedEx, Sprint и др. В финансовом мире в ходу шутка: самым известным зданием в мире финансов является не Нью-Йоркская или Лондонская фондовые биржи, а Аглэнд-Хаус, скромное пятиэтажное офисное здание на Большом Каймане, юридический адрес многих тысяч зарегистрированных на островах компаний. «На Каймановых островах есть здание, в котором располагаются 12 тыс. американских корпораций, – заявил Барак Обама 5 января 2008 года в Манчестере, штат Нью-Гэмпшир. – Это или самое просторное здание в мире, или самое большое мошенничество в мире. И мы выясним, что это такое». Несмотря на решимость тогдашнего кандидата в президенты США, которая, кстати, с приходом его к власти не поколебалась, с Аглэнд-Хаусом разобраться самый влиятельный человек на планете так и не сумел[7].
   Наиболее серьезным практическим шагом в области борьбы с офшорами следует назвать принятие в США в мае 2010 года Закона о налоговой дисциплине, касающегося использования зарубежных счетов. В феврале 2012 года с Францией, Италией, Германией, Великобританией и Испанией заключено Соглашение по совместному проведению данного законодательного акта в жизнь. В рамках этого соглашения национальные налоговые службы имеют право взаимно обмениваться информацией и предоставлять отчетность. Но особенно выигрывают от этого закона Соединенные Штаты. Данный акт предусматривает, что банки и иные финансовые институты других стран должны стать добровольными агентами американской налоговой службы. Они должны докладывать о подозрительных (с точки зрения налоговых интересов США) счетах и операциях физических и юридических лиц, имеющих американское происхождение. Если банки и иные финансовые институты других стран будут замечены в нежелании сотрудничать с налоговой службой США, то в отношении таких институтов США могут предпринимать соответствующие санкции. Нетрудно заметить, что под прикрытием борьбы с офшорами и налоговыми злоупотреблениями власти США хотят поставить под свой прямой (административный) финансовый контроль другие страны.
   Борьба с офшорами и новые финансовые схемы. Теперь для обезличивания владельца активов надо использовать не один офшор, а цепочку офшоров, в числе которых есть обязательно территория, где регистрируют компании с номинальными директорами и собственниками, а реальные собственники не фигурируют ни в одном из документов. Их стали называть бенефициарами (реальными выгодополучателями). Такая схема, например, используется коррумпированными чиновниками, лидерами организованных преступных группировок.
   Сегодня в различных официальных документах (например, на официальных сайтах) фигурируют названия номинальных держателей акций, в качестве которых выступают крупнейшие мировые банки, оказывающие услуги private banking. Однако номинальные держатели не раскрывают, кто является действительным держателем акций, – такую информацию можно получить только по запросу суда. Удобная форма спрятать свою собственность лицам, не желающим «светиться».
   Далеко за примерами ходить не надо. Возьмем российские акционерные общества. Держатели 97 % акций ОАО «ЛУКОЙЛ» – номинальные. Три четверти акций находятся в номинальном держании у нидерландского «ИНГ-банка» («Евразия»), остальные у чисто российских номинальных держателей. Физлицам официально принадлежат 3 % акций, хотя считается, что крупнейший пакет акций ЛУКОЙЛа принадлежит его менеджерам – Вагиту Алекперову (21 %) и Леониду Федуну (9 %). Однако проверить эту информацию невозможно.
   По недавним сообщениям, у 27 % акций государственного «Газпрома» номинальные держатели. Свыше 50 % акций ГМК «Норильский никель» у иностранных номинальных держателей или в офшорах. У «РусАла» номинальным акционерам принадлежит 25 % акций, а вся компания контролируется из офшора[8].
   Фактически крупнейшие банки мира, юридические фирмы и даже отдельные физические лица взяли на себя функцию по сокрытию конечных акционеров и бенефициаров, которую раньше выполняли офшорные юрисдикции. Поэтому результаты «наезда» западных государств на офшоры как «информационно непрозрачные зоны» оказались ничтожными.
   Борьба с офшорами как средство передела финансовыми группами сфер мирового влияния. Под прикрытием борьбы властей отдельных стран Запада с офшорами западные банки ведут передел сфер своего влияния. Наиболее яркий пример последнего времени – давление властей США и Великобритании на Швейцарию. Под видом борьбы с офшорами происходит процесс уничтожения третьего по значимости международного финансового центра. В 2011 г. Берн вынужден был заключить соглашения с США, Великобританией и Францией, направленные на всяческое содействие властям этих трех стран в раскрытии информации о неуплате налогов их гражданами, являющимися клиентами швейцарских банков. В результате начался массовый исход капиталов из Швейцарии. Куда? В вотчины, контролируемые американскими и британскими банками. Прежде всего, на Багамские острова и Британские Виргинские острова, находящиеся под юрисдикцией все той же Великобритании (эти территории формально независимые, а реально являются «заморскими территориями Великобритании» во главе с монархом – королевой Великобритании Елизаветой II, назначающей губернаторов в эти земли). Часть капиталов переместилась в надежные банки, действующие на территории США и Великобритании.
   Но это еще не все. Швейцарским банкам пришлось раскошелиться. В августе 2011 г. Швейцария официально выплатила Великобритании более 600 миллионов долларов скрытых налогов ее граждан, хранивших свои капиталы на депозитах банков Швейцарии. С января 2012 г. Министерство юстиции США ведет расследование в отношении 11 швейцарских банков, включая Wegelin, Credit Suisse и Julius Baer, подозревая их в содействии «неуплате налогов американскими гражданами». Уже в начале 2012 г. один из старейших банков Швейцарии Wegelin продал свой бизнес из-за начавшегося расследования. Не исключено, что швейцарским банкам придется также вносить в казну США немалые суммы в порядке компенсаций за не выплачивавшиеся их американскими клиентами налоги.
   Борьба с офшорами: казнить нельзя миловать. Во время последнего финансового кризиса к борьбе с офшорами подключились все основные страны Запада и многие известные политики. Даже папа римский Бенедикт XVI заявил, что «лишает финансовые офшоры своего благословения». В официальном документе папского Совета справедливости и свободы, обнародованном по итогам Международной конференции по финансированию развития в Дохе (29 ноября – 2 декабря 2008 г.), отмечается, что офшорные рынки связаны с нелегальными прибылями. Офшоры проводили неразумную финансовую политику, которая в итоге привела к нынешнему финансовому кризису. Предоставляя возможности для сокрытия налогов, они спровоцировали гигантский отток капиталов, нанесли громадный ущерб бедным странам и поэтому должны быть закрыты[9].
   Однако после завершения первой фазы финансового кризиса антиофшорный запал Запада сильно пошел на убыль. Реальная политика отдельных стран Запада в отношении офшоров весьма противоречива. С одной стороны, они поощряют сохранение (и даже развитие) тех офшорных территорий, которые обеспечивают приток со всего мира капитала на счета банков своих стран. С другой стороны, они предпринимают попытки предотвращения оттока капитала в офшоры со своих территорий, что диктуется соображениями фискального характера.
   Практические шаги в деле борьбы с офшорами Карибского бассейна администрации Б. Обамы, о которых мы сказали выше, пока дали очень незначительный эффект. Точно так же обещали «разобраться» со своими офшорами европейские страны (со Швейцарией, Люксембургом) и Китай (с Гонконгом). После начала кризиса 2008 года лидеры G20, обсуждая меры по борьбе с кризисом, неоднократно обещали закрыть налоговые гавани. В 2010 г. были внесены поправки в модельную конвенцию ОЭСР по налогам, которые ужесточили положения о раскрытии информации. С 2010 г. подписано более 600 соглашений об обмене информацией, которые помимо прочего резко ограничивают банковскую тайну. Однако успехи оказались очень скромными.
   Заслуживает внимания практикуемая властями Германии мера борьбы с укрывательством капиталов в офшорных зонах Европы – приобретение федеральными и земельными правительствами нелегальных дисков с информацией о счетах в соответствующих банках. Мера эта оказалась весьма действенной, хотя и критикуется многими государственными деятелями и политиками в Европе как «не вполне этически чистая». Однако сегодня властям Германии, когда в Европе разразился долговой кризис и немецкая экономика переживает большие перегрузки, уже не до «этической чистоты».
   Вероятно, антиофшорное законодательство является необходимым, но недостаточным условием борьбы с офшорами. Так, Италия имеет хорошее законодательство в этой области, но остается лидером по доле теневой экономики в ВВП, а также по размеру нелегального вывода капитала среди стран Западной Европы. В то же время на территории стран Северной Европы, где уровень налогообложения достаточно высок, использование «черных» и «серых» офшорных схем минимально. В Норвегии налог на прибыль от добычи нефти и газа достигает 80 %, но иностранные нефтяные компании все равно обращают свой взор на эту страну благодаря практически полному отсутствию коррупции, эффективной государственной поддержке крупных проектов и четким, неменяющимся и прозрачным условиям.
   В целом борьба против офшоров нацелена не на то, чтобы уничтожить институт офшоров, а использовать его для усиления позиций отдельных участников конкурентной борьбы. В одном из последних исследований по офшорам отмечается: «Война с офшорами – очень странная война. Вести ее – все равно что воевать со своей правой рукой. Ведь офшоры – один из краеугольных камней глобальных финансов. Вынь их – и разрушится вся конструкция… Почему война с офшорами не стала тотальной? Зачем Лондону столько офшоров? Почему под боком у США радуются жизни Карибы? Потому что офшоры – отличный способ собирать чужие деньги. Долой своих, выводящих капиталы, но что касается чужих – заходите, будем вам рады. Офшоры собирают деньги всего света, поэтому никто не отвергает права офшоров на существование»[10].

Четверть мирового банковского бизнеса – в «тени»

   Последний доклад FSB: шокирующие данные о мировом банковском бизнесе. Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board – FSB) в конце текущего года опубликовал доклад о теневых операциях банков и других финансовых организаций в глобальном масштабе[11].
   В докладе имеются оценки масштабов теневых операций в 2011 году. Общий объем таких операций составил 67 трлн долларов, что лишь немного меньше величины мирового валового внутреннего продукта (ВВП) в том же году. Эта цифра потрясает. Ведь до сих пор считалось, что весь теневой сектор глобальной экономики составляет порядка 30–35 % мирового ВВП, причем в группе экономически развитых странах «тень» составляет в среднем 15 %, а в группе развивающихся стран – 40–50 % ВВП. Таковы оценки Международного валютного фонда, Всемирного банка, Организации экономического развития и сотрудничества и других международных организаций. Исходя из последней оценки Всемирным банком мирового ВВП в 2011 году, равной 70 трлн долларов, получаем, что теневой сектор мировой экономики в указанном году составил 21–24 трлн долларов.
   Получается, что теневые операции банков и финансовых организаций примерно в три раза превысили масштабы традиционного теневого сектора мировой экономики. Подобная откровенная оценка Совета по финансовой стабильности кардинальным образом меняет наше представление о структуре и устройстве всей мировой экономики.
   Масштабы теневых операций банков растут с каждым годом. Самая ранняя оценка относится к 2002 году: 26 трлн долларов. Накануне мирового финансового кризиса (2007 г.) теневые операции составили уже 62 трлн долларов. По мнению многих экспертов, именно все больший уход банков в «тень» усиливает неустойчивость мировой финансовой системы, становится «питательной почвой» для повторения глобальных финансовых кризисов. Правда, авторы доклада пытаются придать своим оценкам и выводам некоторый оптимизм, утверждая, что доля теневых операций в общих оборотах финансовых организаций с 2007 года не увеличивается. Но и в 2011 году она составляла, по оценкам FSB, 25 % совокупных оборотов всех банковских и финансовых организаций в мире. Примерно такой же является доля теневого сектора банков и финансовых компаний по показателю активов. Но даже четверть мирового финансово-банковского бизнеса в «тени» – запредельно высокая величина.
   В докладе отмечается, что лидерами по масштабам теневых операций являются финансовые организации США – 23 трлн долларов. На втором месте – организации европейских стран, входящих в зону евро (22 трлн долларов). На третьем месте – финансовые организации Великобритании (9 трлн долларов). Таким образом, на финансовые организации всех остальных стран мира (Япония, Канада, Австралия, более десятка европейских стран, Китай, Индия, Россия, Бразилия, все развивающиеся страны) приходится 13 трлн долларов. То есть менее 1/5.
   Что касается России, то доля теневого бэнкинга в нашей стране экспертами оценивается на уровне среднемировых значений: 25–30 % от оборотов и активов «белого» бэнкинга. Активы российской банковской системы, по данным Банка России, составляют 47 трлн рублей (1,5 трлн долларов), следовательно, в теневом бэнкинге находится активов на 12–14 трлн рублей (380–440 млрд долларов)[12].
   США и Великобритания – главные зоны теневого бэнкинга. Цифры, содержащиеся в докладе FSB, очень примечательны на фоне постоянных заявлений государственных деятелей и политиков Запада, что основная часть мировой теневой экономики находится за пределами зоны обитания «золотого миллиарда». Из данного доклада следует, что, судя по всему, не менее 90 процентов всего теневого финансово-банковского бизнеса в мире приходится на организации, зарегистрированные в зоне «золотого миллиарда». Поэтому в черные списки ФАТФ (организация, действующая в рамках ОЭСР и занимающаяся вопросами борьбы с теневой экономикой и отмыванием грязных денег) в первую очередь надо вносить такие страны, как США и Великобритания.
   Наиболее высокий относительный уровень теневых финансово-банковских операций зафиксирован в некоторых финансовых центрах и странах с признаками офшорных зон. Теневые обороты финансово-банковских организаций по отношению к ВВП составили в Гонконге 520 %, а в Нидерландах – 490 %. Отметим, что в целом по миру все теневые операции финансово-банковских организаций составили в 2011 году 86 % мирового ВВП (по данным доклада FSB; по нашим оценкам – 96 %). На фоне среднемирового показателя явно выделяются две страны: Великобритания – 370 % и США – 150 %. Теневые операции обеспечивают банкам и финансовым организациям основную часть их прибылей. В США, например, в первой половине XX века доля финансового сектора в общем объеме прибылей компаний всех отраслей экономики находилась на уровне 10 %, в 70-е гг. прошлого века – 20 %, а в настоящее время – более 50 %.
   В континентальной Европе уровень развития теневого бэнкинга более скромный (за исключением Нидерландов).
   Авторы доклада к теневым операциям относят те, которые выпадают из поля зрения регулирующих и контролирующих (надзорных) органов. Почему самые большие объемы теневых операций зафиксированы в Соединенных Штатах? Авторы доклада считают потому, что там во времена президента Билла Клинтона была проведена либерализация финансового регулирования операций банков и других организаций. Прежде всего, был отменен закон Гласса – Стиголла, который запрещал кредитно-депозитным организациям (коммерческим банкам) проведение высокорисковых инвестиционных операций за счет средств вкладчиков. Согласно этому закону, который был принят в 1930-е годы в условиях разразившегося тогда в Америке кризиса, высокорисковые спекулятивные операции с ценными бумагами были выведены в так называемые инвестиционные банки (инвестиционные брокеры). Финансовые регуляторы не несли ответственность за спекулятивные операции таких банков, все риски ложились на инвесторов. Отмена закона Гласса – Стиголла и некоторые другие послабления финансового регулирования в эпоху Б. Клинтона привели к тому, что средства вкладчиков из банков стали уходить на фондовые рынки. При этом банковский надзор перестал видеть полный спектр операций банков, большая часть операций стала для такого надзора непрозрачными, или теневыми. Все это ускорило наступление финансового кризиса сначала в Америке, а затем за ее пределами.
   Теневой бэнкинг США на основе данных ФРС. Оценки доклада FSB, относящиеся к США, можно дополнить последними цифрами из статистики Федерального резерва США. По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 года совокупные активы частных депозитных институтов США (проще говоря, коммерческих банков) составили 14,76 трлн долларов, т. е. были почти равны годовому ВВП страны. При этом кредиты депозитных институтов (depository institution loans) составили 2,18 трлн долларов, а кредитные рыночные инструменты (credit market instruments) таких депозитных институтов – 11,29 трлн долларов[13]. Кредитные рыночные инструменты – различные ценные долговые бумаги, обращающиеся как на фондовой бирже, так и за ее пределами. Денежные власти США отслеживают лишь небольшую часть активных операций американских банков, относящихся к традиционному кредитованию. Комиссия по ценным бумагам США более или менее отслеживает операции с ценными бумагами на фондовой бирже, а то, что за ее пределами, – покрыто большим туманом, вернее – тенью.
   Можно отметить, что значительная часть операций американских банков с ценными бумагами вообще не отражается в их балансах. Тут возможно два варианта.
   Первый вариант: банки часть своих операций относят к категории «забалансовых», или «внебалансовых» (off-balance sheet operations), о них не знают ни регуляторы, ни клиенты, ни партеры таких банков. Либерализация времен Б. Клинтона создала возможность для широкого использования таких бухгалтерских «хитростей» как банкам, так и компаниям других секторов экономики. Уже вскоре после того, как был дан «зеленый свет» использованию таких «хитростей», произошел крах энергетического концерна «Энрон», который вел двойную и даже тройную бухгалтерию.
   Второй вариант: банки создают специальные «карманные» компании, которые предназначены исключительно для спекуляций с бумагами; соответствующие операции отражаются в балансах таких «карманных» компаний.
   По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 г. общий объем так называемых кредитных рыночных инструментов составил 38,83 трлн долларов. Таким образом, за пределами банков, которые условно можно отнести к «белой» экономике, имеются тысячи и тысячи компаний и фондов, которые в общей сложности ворочают бумагами в размере 27,54 трлн долларов. По отношению к ожидаемому в 2012 году ВВП это составляет примерно 175 %[14]. В первом приближении этой цифрой можно оценить масштабы теневого бэнкинга в Америке. Таким образом, оценку FSB в отношении теневого бэнкинга США (150 % ВВП) следует рассматривать как крайне консервативную.
   Механика теневого бэнкинга. Таким образом, участниками теневого бизнеса оказываются вполне легальные финансово-банковские организации, операции которых выпадают из поля зрения надзорных органов. Среди таких легальных субъектов особенно выделяются хедж-фонды, взаимные фонды и некоторые виды инвестиционных фондов, которые почти на 100 % выпадают из поля зрения регуляторов. Сюда попадают также компании самых разных отраслей, активно торгующих на фондовом рынке (торгово-производственная деятельность для них играет роль маскировки и/или играет подчиненную роль). Формально различные виды фондов и компаний не относятся к банковской системе, но фактически являются продолжением этой системы, инструментами крупных международных банков.
   Теневая банковская система (теневой бэнкинг) – это по сути та же инвестиционно-банковская деятельность, проводимая в рамках существующего законодательства, но через посреднические компании (фонды, трасты, созданные в специальных целях компании). Эти посредники, как правило, не имеют права привлекать вклады населения и не имеют банковских лицензий. В остальном их деятельность мало чем отличается от деятельности инвестиционного подразделения банка. Использование таких «темных лошадок» существенно увеличивает гибкость предоставления финансовых услуг за счет того, что они практически неподвластны регуляторам.
   Теневой бэнкинг, анализируемый в докладе FSB, отличается от классических теневых операций банков. Последние включают в себя операции по отмыванию грязных денег, перевод безналичных денег в наличную форму для обслуживания разных видов теневой экономики, финансирования терроризма, коррупции, увод прибыли в офшоры и т. п. По данным ЦРУ, объем таких классических операций банков составляет 3–4 трлн долларов в мировом масштабе. В России, между прочим, годовые обороты такого классического теневого бизнеса банков оцениваются величиной порядка 100 млрд долларов. Особенностью классических теневых операций банков является то, что в случае раскрытия махинаций банкиры несут за них юридическую ответственность, нередко уголовную. Теневой бэнкинг, описываемый в докладе FSB, относится к разряду легальных операций.
   Совет по финансовой стабильности полагает, что распространенным видом легальных теневых операций является обратный выкуп активов в виде ценных бумаг (операции «репо»). Так, во время глобального кредитного кризиса один из крупнейших банков Уолл-стрит Lehman Brothers временно убрал с баланса 50 миллиардов долларов «проблемных» активов посредством сделок «репо». Подобным образом банк пытался убедить инвесторов в своей устойчивости и надежности.
   Есть операции, позволяющие убрать с баланса «проблемные» активы не на время, а навсегда. Среди последних особенно большой размах получили операции так называемой «секьюритизации». Суть их в том, что банк свои кредитные требования (кредитные активы) переоформляет в ценные бумаги, реализация которых на финансовом рынке осуществляется через специальную посредническую компанию. Такая компания, естественно, создается самим банком и им же контролируется. Банк продает кредитные требования специальной компании оптом, смешивая кредиты разного качества. Специальная компания «расфасовывает» эту смесь непонятного качества (чаще всего качество – ниже всяких стандартов) на «пакетики» из ценных бумаг и перепродает «смесь» в розницу разного рода доверчивым инвесторам на финансовом рынке. Образно выражаясь, осуществляется продажа «кота в мешке». Именно так закладывались «фугасы» под американскую экономику в прошлом десятилетии: ипотечные кредиты банков преобразовывались в ипотечные бумаги, которые на фондовом рынке расхватывались как горячие пирожки. Кончилось все кризисом 2008–2009 гг. Таково вкратце описание «секьюритизации», о которой в наших учебниках по экономике пишут как о «высшем достижении» современного «финансового инжиниринга». Подробно растолковываются алгоритмы операций, но при этом не раскрывается мошенническая их суть. В 99 % случаев «секьюритизация» банковских активов оканчивается банальным надувательством публики, а то и масштабным кризисом. Но банки формально оказываются тут ни при чем, выходят из воды сухими.
   Теневой бэнкинг, FSB и Банк международных расчетов. После финансового кризиса 2008–2009 гг. многие страны ужесточили правила работы на фондовом рынке для различных видов финансовых организаций. Однако этого оказалось достаточно лишь для того, чтобы не допустить роста удельного веса теневых операций в общих оборотах финансово-банковских организаций. Но этого оказалось недостаточно для того, чтобы сдержать рост абсолютных объемов теневых операций. Как показывает практика, чем более строгими становятся требования по раскрытию информации и выполнению различных требований регуляторов, тем больше денег перетекает в сектор теневого бэнкинга. Поэтому денежным властям приходится лавировать между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, не доводить процесс регулирования банковского сектора до абсурда, чтобы не допускать полного ухода средств в «тень», а с другой – контролировать системные риски, источник которых в основном кроется именно в теневой финансовой системе.
   Предполагается, что вопросы теневого бэнкинга будут обсуждаться лидерами G20 на саммите в Санкт-Петербурге в следующем году. Совет по финансовой стабильности (FSB) намерен на этом саммите выступить с актуальными предложениями по борьбе с теневым бэнкингом.
   В заключение коротко о FSB. Эта организация была создана в апреле 2009 года в самый разгар мирового финансового кризиса на саммите «Большой двадцатки» в Лондоне. Официально декларированная цель новой организации – координация на международном уровне действий национальных финансовых властей и международных организаций по разработке и практической реализации мер укрепления финансовой стабильности. Меры предусматривают мониторинг, регулирование и надзор со стороны финансовых властей банков и иных организаций, действующих на финансовых рынках (фондовых, валютных, кредитных, денежных, страховых). В настоящее время FSB возглавляет Марк Карни (Mark Carney), управляющий центрального банка Канады (Банка Канады).
   Секретариат FSB расположен в Базеле в здании Банка международных расчетов (БМР). Де-факто FSB оказывается подразделением БМР – организации, координирующей деятельность центральных банков разных стран. В рамках БМР действует комитет по банковскому надзору, разрабатывающий рекомендации для центральных банков и других финансовых регуляторов по предотвращению массовых банкротств банков и банковских кризисов. Эти рекомендации содержатся в объемистых документах, которые принято называть: «Базель I», «Базель II», «Базель III». Рекомендации БМР по банковскому надзору фактически консервировали и продолжают консервировать сложившуюся в мире воровскую ростовщическую систему, порождающую кризисы, о чем свидетельствует мировой финансовый кризис 2008–2009 гг. Это неудивительно: ведь БМР – организация, созданная самими мировыми ростовщиками. Разговор о происхождении БМР, ее истинных целях и задачах выходит за рамки данной публикации. Можно лишь коротко сказать, что БМР наряду с Федеральным резервом является ключевой организацией мировой финансовой системы.
   Есть подозрение, что FSB также не сможет выполнить возложенной на эту организацию миссии. По крайней мере функционирование FSB в течение трех с половиной лет с момента учреждения ни в малейшей степени не сумело притормозить рост теневого бэнкинга в мире.

Offshore leaks

   Или еще один шаг к новому мировому финансовому порядку…
   Уже несколько дней тема под кодовым названием Offshore leaks занимает первые строчки рейтингов в мировых и российских СМИ. На ее фоне потускнела даже тема Кипра. Offshore leaks в широком смысле можно истолковать как утечку закрытой информации об офшорных компаниях и их клиентах. Такие утечки, впрочем, периодически уже случались, они всегда будоражили публику.
   Offshore leaks как спланированная операция. В данном случае речь идет не просто об очередной случайной информационной утечке, а о хорошо спланированной операции, имеющей глобальные масштабы. Название Offshore leaks появилось именно в связи с этой глобальной операцией, при этом использована аналогия с WikiLeaks знаменитого австралийца Джулиана Ассанжа.
   4 апреля ведущие СМИ разных стран достаточно синхронно выдали сенсационную новость о том, что некая организация под названием Международный консорциум журналистских расследований (МКЖР) располагает мощной базой данных по офшорам и их клиентам. Общий объем файлов, находящихся в распоряжении ICIJ, превышает 260 гигабайтов. Для сравнения можно отметить, что это в 160 раз больше информации об отчетах посольств, которую в 2010 году обнародовал WikiLeaks. В файлах МКЖР содержится 2,5 миллиона документов: регистрационные данные 122 тысяч офшорных компаний Британских Виргинских островов; списки лиц, пользовавшихся офшорами; копии личных документов, в том числе паспортов; переписка; информация о банковских операциях и другие базы данных, имеющих отношение к политикам и бизнесменам мирового уровня, крупнейшим компаниям и банкам. Документы имеют разную датировку, самые ранние из них появились на свет 30 лет назад. В документах фигурируют более 120 тысяч офшорных фирм и имена 130 тысяч человек из 170 стран. Теперь о том, как операция разворачивалась и будет разворачиваться во времени.
   На первом этапе некий аноним собирал первичную информацию по офшорам. Сколько времени он ее собирал, какие способы добывания информации использовал, нам не известно. Может быть, МКЖР, отдельные журналисты знают ответы на эти вопросы, но они молчат. Ответ один: мы не можем ставить под удар нашего информатора. Очень вероятно, что аноним, информатор – собирательный образ. Добыть такой массив информации одному человеку почти не под силу. Кстати, в СМИ уже появилась версия такого Робин Гуда – одиночки. Это такое же невероятное предположение, как версия о том, что 11 сентября 2001 года – дело рук узкой кучки террористов под руководством бен Ладена.
   Второй этап начался в первые дни нового, 2012 года. База данных по офшорам была передана анонимом организации МКЖР. Конечно, словосочетание «база данных» звучит чрезмерно солидно. На самом деле это был громадный массив слабо структурированной и слабо систематизированной информации. Собственно, МКЖР и начал работу по приведению в порядок этого информационного «полуфабриката» с тем, чтобы его действительно можно было назвать «базой данных по офшорам» (БДО). На этом этапе МКЖР кроме собственных журналистов использовал возможности СМИ ряда стран. Основная работа велась на местах. Наиболее крупными внешними участниками проекта оказались вещательная корпорация ВВС и британское издание «Гардиан». В ходе работы данные, полученные от анонима, дополнялись новой информацией, которую добывали участвующие в проекте журналисты. Также известно, что к работе привлекались программисты, специалисты по информационным технологиям из США, Великобритании, Коста-Рики. На этом этапе операция получила официальное название: Secrecy For Sale: Inside The Global Offshore Money Maze. Что в переводе означает: «Секретность на продажу: Внутри всемирного лабиринта офшоров». Между прочим, работа на этом этапе не только не скрывалась, но даже получила некоторую рекламу в СМИ. В конце 2012 года был опубликован крошечный фрагмент БДО (по дюжине офшорных компаний и схемам их управления). Но мало кто тогда думал, что это не очередной «мыльный пузырь» PR, а мощнейшая «мина замедленного действия».
   Третий этап начался 04.04.2013. Это время обнародования отдельных фрагментов базы данных через СМИ различных стран. Прежде всего через те СМИ, которые получили от МКЖР соответствующие части базы данных. В каждой стране это несколько отобранных «уполномоченных» СМИ. Критерии отбора нам не известны. В России такими «уполномоченными» СМИ выступают «Ведомости» и «Новая газета». Предполагается, что и на третьем этапе силами национальных СМИ будет продолжаться работа по сбору первичной информации в целях расширения общей базы данных. Примечательно, организация МКЖР, выступающая в качестве держателя БДО, запретила национальным СМИ, пользующимся БДО, передавать какие-либо документы из базы данных правоохранительным и компетентным органам своих стран. Такой запрет мотивирован тем, что существует риск засветить своих «информаторов». Так, уже прошло сообщение, что немецкие СМИ отказались предоставить компетентным органам ФРГ информацию о местных налоговых уклонистах, которые были упомянуты в их первых апрельских публикациях. Журналисты говорят, что цель подобного рода публикаций в том, чтобы привлечь внимание государства к освещаемым фактам и лицам и дать толчок необходимой государственной проверке.
   Предполагаемые цели и «мишени». Журналисты, политики, простые люди задаются простым вопросом: каковы цели операции? Есть, конечно, официальная цель, которую озвучивают МКЖР и ассоциированные с ней журналисты. Это борьба с офшорами, которые стали «черной дырой» национальных и мировой экономик, непреодолимым тормозом мирового социально-экономического развития. Трудно спорить с тем, что процесс офшоризации мировой экономики зашел слишком далеко. Называются самые свежие стоимостные оценки тех активов, которые скрываются в тени офшоров: от 21 до 32 трлн долларов (т. е. почти до половины мирового ВВП). Только потери бюджетов в результате ухода клиентов офшоров от налогов каждый год измеряются в глобальных масштабах сотнями миллиардов долларов. По состоянию на 2011 год потери бюджета США от недоплаты налогов оценивались в 345 млрд долларов, в том числе за счет использования налоговыми уклонистами офшоров около 100 млрд долларов. В Европейском союзе за счет использования схем налоговой оптимизации и грубого уклонения от уплаты налогов потери достигают 1 трлн евро. Правда, сколько из этой суммы может быть отнесено на счет офшоров, мы не знаем. Но если исходить из процентного соотношения по США, то получим 290 млрд евро, или как минимум 350 млрд долларов. Итого, по ЕС и США годовые налоговые потери за счет офшорных «дыр» составили около 450 млрд долларов.
   Однако многие считают, что борьба с офшорами – лишь повод, прикрывающий более конкретные, а иногда и менее благородные цели. Обзор российской и мировой прессы действительно показывает, что во многих публикациях в качестве главных «мишеней» выступают не офшоры как таковые, а отдельные олигархи, политики, государственные деятели. В качестве «мишеней» называют отдельные страны (в том числе ту же самую Россию). Иногда – всемирно известные банки, транснациональные корпорации, финансовые группы.
   Одна из версий истинных мотивов операции: нанести конкретно удар по конкретному офшору, чтобы перегнать деньги и клиентов в небольшую группу «избранных» и «неприкасаемых» офшоров. Обращаем внимание, что почти все документы БДО имеют отношение к офшору, называемому Британские Виргинские острова (БВО). Эта территория благодаря высокой степени секретности информации о собственниках компаний являются одним из самых надежных и популярных офшоров. С 1984 года, когда заморская территория Великобритании объявила себя «налоговым раем», острова продали более миллиона компаний, реальные собственники которых не раскрывают своих имен. В пресс-релизе МКЖР помимо БВО упоминаются также другие офшоры – Сингапур, Гонконг, острова Кука. Однако при этом подчеркивается, что они рассматриваются лишь постольку, поскольку выступают в качестве «ответвлений» Британских Виргинских островов.
   Впрочем, имеются и другие, более глобальные версии истинных целей операции: «разбомбить» не отдельный офшор, а дестабилизировать мировую экономику в целом, вызвать политический кризис в отдельных странах и, в конечном счете, перевести мир в состояние управляемого хаоса. При этом операция Offshore leaks рассматривается не как самостоятельная, а лишь как звено некоего более глобального плана. В этом случае операция Offshore leaks – логическое продолжение операции по подрыву банковской системы офшорного острова Кипр.
   О целях операции Offshore leaks мы можем рассуждать лишь гадательно. Поскольку и самая главная организация, участвующая в проекте, – МКЖР – порождает многочисленные вопросы. Информация о ней весьма скудная, известно лишь, что создана она была в 1997 году. Центральный офис расположен в Вашингтоне. Насчитывает около 160 журналистов из 60 стран (в операции Offshore leaks задействовано 88 журналистов из 46 стран). Некоторые эксперты обращают внимание на то, что МКЖР была создана как проект достаточно крупной общественной организации Center for Public Integrity (CPI). Чтобы было понятно, какова ориентация CPI, следует обратить внимание, что ее спонсорами выступают Knight Foundation, Ford Foundation и миллиардер Джордж Сорос. Все это заставляет склоняться к мысли, что операция имеет действительно глобальные цели и заказчиков в лице мировой финансовой олигархии.
   О фигурантах дела. В первой партии материалов, опубликованных СМИ, мы видим самых разных фигурантов. Они могут фигурировать в документах под разными титулами: бенефициар, акционер, собственник, владелец, получатель «трастовых услуг», директор, владелец, совладелец, доверитель и т. д. Всех их объединяет тем не менее одно общее «звание»: «налоговые уклонисты». В списке налоговых уклонистов можно найти имена политиков и чиновников, бизнесменов и аферистов, членов состоятельных семей и банкиров из разных стран – от США, Великобритании, Франции, Канады и Германии до России, Украины, Монголии, Азербайджана, Венесуэлы, Ирана, Индонезии, Индии и Филиппин. Всего 130 тысяч имен из 170 стран. The Guardian указывает: согласно документам, самое большое число владельцев офшорных компаний зафиксировано в Китае, Гонконге, на Тайване, в РФ и бывших советских республиках. В списке также фигурируют имена 4 тысяч граждан США.
   В связи с офшорным скандалом в прессе засветились: казначей избирательной компании президента Франции Франсуа Олланда Жан-Жак Ожье, бывший министр финансов Монголии Баярцогт Сангажав, генерал армии Венесуэлы Хосе Элиесер Пинто Гутьеррес, два сына бывшего президента Колумбии Альваро Урибе Томас и Херонимо, дочь бывшего президента Филиппин Фердинанда Маркоса Мария Имельда Маркос Maноток, шейх Кувейта Сабах Джабер аль-Али аль-Сабах, одна из ведущих коллекционеров произведений искусства испанская баронесса Кармен Тиссен-Борнемиса, бывшая жена нефтяного трейдера Марка Рича Дениз Рич, британский миллионер Скотт Янг, отбывающий наказание за финансовые махинации. СМИ называли также президента Азербайджана Ильхама Алиева и членов его семьи, премьер-министра Грузии Бидзину Иванишвили, казахстанского бизнесмена Мухтара Аблязова, совладельца компании RosUkrEnergo украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа. О фигурантах из России скажем чуть ниже.
   Кроме офшорных компаний и физических лиц в документах еще фигурируют различные посредники, которые выступают своего рода «лоцманами» для физических и юридических лиц, попадающих в мир офшоров. Посредники разные: юридические конторы, трастовые фонды, банки. Посредники иногда выступают в качестве бенефициаров, но промежуточных. Выстраиваются иногда сложные цепочки из промежуточных бенефициаров для того, чтобы надежно сохранить в тайне настоящего, конечного бенефициара.
   О банках: МКЖР на своем сайте упоминает и ряд крупных банков и компаний: по данным консорциума, большую активность в «офшорных оазисах» проявляют немецкий банковский гигант Deutsche Bank, американский JP Morgan и швейцарские UBS и Clariden. Так, Deutsche Bank через свой филиал в Сингапуре открыл в «офшорных оазисах» 309 небольших фирм и трастов. В свою очередь, французская Monde, участвующая в проекте, сообщила, что в конце 1990-х – начале 2000-х годов при посредничестве банков BNP Paribas и Credit agricole были созданы три крупные офшорные компании на Британских Виргинских островах, на Самоа и в Сингапуре, а также около 100 мелких компаний в разных офшорных зонах.
   Российский аспект. Российский аспект офшорного скандала – это, прежде всего, имена фигурантов, имеющих российское гражданство и занимающих высокие позиции в государственной и социально-имущественной иерархии России. Отчасти это также информация о тех офшорных компаниях, хозяевами которых являются иностранцы, но которые реально управляют активами в российской экономике. Например, в списках МКЖР числится Скотт Янг, британский миллионер и соратник умершего Бориса Березовского, который сейчас находится в тюрьме за укрывание активов от своей бывшей жены. Активы Янга на БВО контролирует его адвокат. Среди них, в частности, девелоперская компания, которая занимается различными проектами в Москве общей стоимостью 100 млн долларов.
   Однако нам сейчас намного интереснее лица с российскими паспортами. Наверное, самое громкое имя – Ольга Шувалова, жена нашего первого премьер-министра Игоря Шувалова. В лондонской «Гардиан» от 4 апреля о ней говорится: «Имя: Ольга Шувалова. Офшорные компании: Plato Management и другие компании в БВО, которыми владеет Severin Enterprises Inc. Жена Игоря Шувалова, бизнесмена и политика, близкого к Путину, первого вице-премьера с 2008 года. В 2007 году зафиксировано, что она – владелица Severin Enterprises, созданной через московское агентство Amond&Smith. Сделки другого филиала, зарегистрированной на Багамах фирмы Sevenkey Ltd., связывавшие эту компанию с ее мужем, который отрицал, что были нарушения, детально описаны в 2011 году в статье в Barron's. Комментарии: от комментариев воздерживается».
   А вот некоторые другие «герои офшорного труда» из России, имена которых разлетелись по всему миру в начале апреля. Газета «Ведомости», которая, как мы уже сказали, определена «уполномоченным» органом проекта Offshore leaks, сообщает следующее.
   Валерий Голубев, заместитель председателя правления «Газпрома». Как следует из документов, ему принадлежала половина акций Sander Universal Inc., зарегистрированной на Британских Виргинских островах в 2008 г. и ликвидированной позднее в том же году. Голубев хорошо знаком с Путиным еще с 1990-х гг., когда они вместе работали. Голубев через представителя «Газпрома» передал «Ведомостям», что Sander Universal Inc. была ликвидирована в 2008 г. и что никакого отношения к работе «Газпрома» она не имела. Голубев не ответил на вопрос о том, чем занималась фирма.
   Борис Панкин, генеральный директор «Газпром социнвеста», строительного подразделения «Газпрома», ведущего строительство таких объектов, как стадион в Санкт-Петербурге стоимостью 200 млн долларов и олимпийские объекты в Сочи, также владел акциями Sander Universal. Пайкин не ответил на вопросы «Ведомостей».
   Андрей Реус, бывший генеральный директор компании «Оборонпром» (производит вертолеты, реактивные двигатели и энергоустановки), входящей в состав госкорпорации «Ростехнологии». Реус числится среди акционеров корпорации Dreemlover Ltd., зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Реус ранее также занимал должность заместителя министра промышленности и энергетики РФ. Получить его комментарии не удалось.
   Владимир Маргелов (брат сенатора Михаила Маргелова), согласно документам, в 2005 г. был акционером и директором Winkind Technology Development, а в 2008 г. – Innovation Tech Group. Маргелов входит в административный совет совместного российско-белорусского предприятия «Оборонительные системы» (контролируемая государством группа предприятий – разработчиков и производителей систем ПВО).
   Данные, обнародованные в рамках операции Offshore leaks, показывают истинную цену целого ряда заявлений нашей власти. Прежде всего, о деофшоризации российской экономики. Как можно верить в искренность таких заявлений, если офшорами пользуются люди из самого ближайшего окружения нашей власти?
   Также приходится констатировать полную девальвацию деклараций наших руководителей о борьбе с коррупцией. Любой офшор государственного чиновника, руководителя государственной компании, их жен и ближайших родственников всегда (на 100 %) несет печать коррупции. Достаточно внимательно изучить документы по офшорным структурам жены Шувалова. Российскому суду и прокуратуре были представлены неопровержимые доказательства и документы, доказывающие, что офшорные компании Ольги Шуваловой использовались (и, судя по всему, продолжают использоваться) в качестве «кошельков», куда олигархи вносят плату за оказываемые Игорем Ивановичем «услуги». Впрочем, наша прокуратура и наш суд упорно не желали замечать очевидных нарушений и преступлений. А всяким назойливым критикам из-за границы (например, нью-йоркскому деловому изданию Barron's, собравшему большое количество улик о злоупотреблениях со стороны «сладкой парочки» Шуваловых) наши власти упорно повторяют одно и то же: «Состава преступления не находим. Шувалов Игорь Иванович отражает все доходы своей семьи, включая доходы жены по офшорному бизнесу, в ежегодных отчетах». Более чем странная логика. Если, мол, «включил все доходы», то уже невиновен, «очистился», получил «иммунитет» неприкосновенности. Впрочем, тема офшорных похождений четы Шуваловых выходит за рамки данной статьи.
   Еще менее понятно, как наш президент собирается укреплять обороноспособность страны (о чем он постоянно говорит), если люди, имеющие отношение к российскому оборонно-промышленному комплексу страны, держат свои деньги в офшорах. Слава богу, сегодня у нас во власти и в ОПК закончилось время для лиц с двойным и тройным гражданством (имеется в виду владение наряду с российским паспортом также паспортом или паспортами других государств). Но если у человека (или его жены, ближайших родственников) за рубежом имущество в офшорах, то де-факто это также лицо с двойным и тройным гражданством. Проще говоря, представитель «пятой колонны».
   Уже прошло несколько дней с момента первого залпа из орудий Offshore leaks. Государственные и политические деятели целого ряда стран успели прореагировать. Налоговые службы Германии, Великобритании, Бельгии, Индии, Греции заявили, что рассмотрят вопрос о проверке обнародованных фактов, имеющих отношение к их гражданам. А у нас первые лица государства и многочисленные министры хранят полное молчание. Если власть действительно хочет всерьез бороться с офшорами, то данные, всплывшие благодаря проекту Offshore leaks, могли бы только помочь ей в этом деле. Затянувшаяся пауза становится многозначительной.

Глава 3
КОНФИСКАЦИЯ БАНКОВСКИХ ДЕПОЗИТОВ – НЕ ЗА ГОРАМИ

Грядет глобальная конфискация банковских депозитов

   В марте 2013 года на острове Кипр произошли события, о которых сегодня знает весь мир. Суть их – конфискация части банковских депозитов кипрских банков. Ряд экспертов и журналистов пытались представить эту конфискацию как некое чрезвычайное событие, своего рода «исключение из правил» банковского дела и рыночной экономики. Однако многие факты свидетельствуют, наоборот, о том, что такие конфискации в самое ближайшее время станут нормой жизни.
   Кипр: хорошо подготовленный экспромт. Целый ряд мировых и российских СМИ подавали события на Кипре как некий плохо продуманный экспромт, авторами которого были власти ЕС, а власти Кипра – его исполнителями. Мол, принимавшие решения чиновники руководствовались некими «фобиями» и «рефлексиями», а не холодным разумом и профессиональной интуицией. Мол, решения были «чрезвычайными», а само событие на Кипре следует воспринимать как «разовое». По нашему мнению, если это и был «экспромт», то заранее хорошо подготовленный и согласованный на самых высоких уровнях не только в Европе, но и других странах «золотого миллиарда». А саму операцию по конфискации депозитов на острове следует квалифицировать как «прецедент», «эксперимент», «тест». «Прецедент», организованный с той целью, чтобы завтра конфискацию депозитов начать по всему миру. Известный финансовый эксперт Джим Синклер (Jim Sinclair) в интервью информационному агентству King World News сразу же после мартовской «заморозки» счетов в кипрских банках заявил, что Кипр – лишь первая «ласточка», а мировые СМИ пытаются принизить значение произошедшего события на этом острове: «Пропагандистская линия официальных СМИ состоит в том, что на Кипре все идет хорошо и нас ждет светлое будущее. Они говорят, что это малозначительная банковская проблема. Это пропаганда в стиле Йозефа Геббельса, потому что происходящее на Кипре, в конце концов, станет определяющим историческим событием».
   Выясняется, что еще в 2009–2010 гг. на встречах в верхах (G7, G8, G20 и других), на которых обсуждались пути выхода из мирового финансового кризиса, уже выдвигались различные «нестандартные» способы спасения банков в кризисных ситуациях. В том числе с помощью средств банковских вкладчиков. Либо путем полной или частичной «стрижки» депозитов. Либо путем «заморозки» средств (до полного восстановления банка). Либо путем принудительной конвертации депозитов в акции (уставной капитал) банков. Даже после завершения первой волны финансового кризиса эти идеи не умерли, а стали прорабатываться в кабинетах международных финансовых организаций (Банк международных расчетов, Международный валютный фонд, Совет по финансовой устойчивости), центральных банков, органах банковского и финансового надзора стран «золотого миллиарда». В частности в декабре прошлого года было завершено исследование Банка Англии и Федеральной корпорации по страхованию депозитов США, которое было оформлено в виде доклада Resolving Globally Active, Systemically Important, Financial Institutions. Авторы доклада признают, что последний кризис в банковском секторе был в значительной мере купирован благодаря бюджетным вливаниям в этот сектор. Это, по их мнению, неправильно, так как нарушает принципы рыночной экономики, перекладывает издержки кризиса на налогоплательщиков, обостряет бюджетные дефициты и увеличивает государственные долги. Альтернативными, более «справедливыми», «эффективными» и «рыночными» источниками поддержки банков они рассматривают средства вкладчиков, которым предлагается подключаться к спасению депозитно-кредитных организаций.
   Средства вкладчиков предлагается использовать одним из следующих способов: а) невозвратные субсидии; б) кредитование; в) инвестиции (приобретение акций и долей уставного капитала). В докладе признается, что конвертация депозитов в акции (капитал банка) означает, что владелец денежных средств, выступавший изначально в качестве вкладчика, теряет право на покрытие потерь, которое гарантируется государственной системой страхования депозитов. Напомним, что Федеральная корпорация по страхованию депозитов США до сих предоставляла такие гарантии для депозитов до 250 тыс. долларов. В докладе отмечается, что в случае следующего банковского кризиса в США, Великобритании (а также других странах «золотого миллиарда») средств государственной системы страхования депозитов не хватит. Следовательно, использование средств вкладчиков для спасения банков неизбежно. Почему-то при этом авторы доклада обходят стороной вопрос о том, насколько эти способы можно назвать «справедливыми», «демократичными» и «рыночными». Из доклада также следует неявный вывод о том, что государственные системы страхования депозитов в нынешних условиях – явный анахронизм.
   Идея «стрижки» депозитов в кипрских банках витала в воздухе еще за несколько месяцев до того, как об этом объявили власти ЕС и Кипра. Американская газета «The New York Times» в номере от 10 января 2013 года, описывая и прогнозируя ситуацию на Кипре, даже использовала русское слово strizhka. Газета открытым текстом озвучивала планы Брюсселя и Бонна провести эту самую «стрижку» на офшорном острове. Она писала: «Россияне, которым на Кипре принадлежит примерно пятая часть всех банковских вкладов, сильно пострадают». В том, что американские журналисты знали, что произойдет на Кипре через два месяца, удивительного ничего нет. Удивительна беспечность многих российских клиентов кипрских банков, которые верили в незыблемость офшора. По оценкам Еврокомиссии (заметно заниженным), клиенты двух крупнейших банков Кипра – Laiki bank и Bank of Cyprus – потеряли из-за «стрижки» депозитов 8,3 миллиарда евро.
   Примечательны слова президента Республики Кипр Никоса Анастадиасиса, которые он произнес в одном из своих выступлений в апреле нынешнего года: «Я искренне надеюсь, что этот прецедент в отношении Кипра не будет применяться где-нибудь еще в Европе. Хотя, как известно, прецеденты на то и создаются, чтобы их использовали для разработки норм и принципов, которые должны применяться постоянно и повсюду». И действительно, опыт Кипра стал обсуждаться в практической плоскости сразу в нескольких странах.
   Инициативы отдельных стран. После событий на Кипре все стали смотреть пристально в сторону таких стран Европы, как Португалия, Испания, Италия, Ирландия, Греция, Словения. В этих странах экономическая и финансовая обстановка особенно неблагополучна, риски банкротств банков особенно высоки. Уже в марте сего года ожидали, что в одной или нескольких из названных стран могут начаться аналогичные конфискационные акции. Из банков этих стран стал наблюдаться заметный отток депозитов в банки более устойчивых экономик. Особенно в Швейцарию. Однако неожиданно для всех на кипрские события отреагировали страны, находящиеся за тысячи километров от офшорного острова и Европы. Это, прежде всего, Новая Зеландия и Канада. Правительство Новой Зеландии стало проталкивать подобный кипрскому механизм решения проблемы банковского банкротства: вкладчиков лишают части их накоплений, которые пойдут на спасение банков. Эта схема спасения банков получала название «Открытая банковская резолюция» (ОБР). Ее автором можно назвать министра финансов Билла Инглиша. Причем он выдвинул эту схему еще до событий на Кипре; последние лишь его вдохновили и позволили перенести обсуждение вопроса в парламент Новой Зеландии. «Резервный банк (центральный банк Новой Зеландии. – В.К.) находится в заключительной стадии внедрения системы управления банкротством банка, называемой Открытая банковская резолюция. В соответствии с этой схемой все вкладчики окажутся обязанными вытаскивать свои банки, – говорит руководитель Зеленой партии Рассел Норманн. – Вклады почти всех клиентов одновременно будут урезаны на сумму, необходимую для поддержания банка на плаву». «Открытая банковская резолюция» – заранее подготавливаемый механизм «плановых» конфискаций, и на тот момент (март 2013 г.) он не имел мировых прецедентов. Большинство стран «золотого миллиарда» предлагают схемы страхования депозитов, защищающие вклады населения до 100–250 тыс. долларов США. Здесь же предлагается изъятие денег у населения. Многие эксперты тогда с удивлением смотрели на «новации» денежных властей Новой Зеландии, полагая, что их внедрение поставит крест на банковской системе страны.
   В Канаде каждый год правительство вносит в парламент страны документ, называемый «План действий в экономике». Он готовится Министерством финансов. 21 марта сего года был внесен план на 2013 год. На странице 155 указанного документа имеется следующий фрагмент, имеющий отношение к нашей теме: «Для системообразующих банков правительство предлагает в случае необходимости вводить режим принудительного вовлечения держателей обязательств банков в процесс оказания экстренной помощи. Этот режим будет действовать таким образом, чтобы в случае неблагоприятной ситуации истощения капитала системообразующих банков они могли рекапитализироваться и вернуть жизнеспособность через быструю реструктуризацию определенных обязательств банков в регулятивный капитал». В переводе на понятный язык это означает, что средства держателей депозитов могут использоваться для спасения банков.
   Кипрские события дали импульс обсуждению проблемы «стрижки» депозитов и в США. Со стороны отдельных законодателей были попытки инициатив, направленных на использование средств вкладчиков для спасения американских банков. Но там эти законодательные инициативы не сумели набрать даже минимального количества голосов. И вот почему. Стрижку вкладчиков на Кипре назвали «налогом на богатых», а комментаторы описывали ее как «заслуженную», так как большая часть денег на кипрских счетах принадлежала иностранным олигархам, налоговым уклонистам и отмывателям денег. Но если эта схема будет применена в США, это будет налог на бедняков и средний класс. Состоятельные американцы не держат большую часть своих денег на банковских счетах. Они держат их на фондовом рынке, в недвижимости, во внебиржевых ценных бумагах, в золоте и серебре и так далее. Предложения «стричь» банковские вклады в США не прошли. Они противоречили сегодняшним настроениям в американском обществе, направленным на более справедливое распределение доходов. Кстати, в Америке вспомнили о том, что «стричь» можно не только депозиты, но также имущество, которое граждане (как раз состоятельные) размещают в банковских сейфах (ячейках). Это уже не кипрский опыт. Это ноу-хау американского происхождения. Еще в 2010 году Министерство внутренней безопасности США распространило среди банков страны циркулярное письмо, которое предупреждало банкиров о возможности доступа Федерального бюро расследований (ФБР) и других американских спецслужб к находящимся в банках сейфам (банковским ячейкам), в которых хранится имущество клиентов. Согласно этому письму, при необходимости спецслужбы могут провести конфискацию не только документов, но также золота и других драгоценных металлов, иного ценного имущества, хранящегося в сейфах. Конфискацию в целях «обеспечения национальной безопасности». Конечно, в момент рассылки письма (2010 год) подразумевалось, что речь идет о борьбе с организованной преступностью, наркобизнесом, финансированием терроризма и т. п. Письмо было подготовлено для обеспечения более эффективной реализации так называемого Патриотического акта (Patriot Act), принятого после событий 11 сентября 2001 г. Но в 2013 году некоторые эксперты в контексте данного циркулярного письма предложили расширить понятие «национальной безопасности». А именно: рассматривать банкротство банка как серьезную угрозу национальной безопасности. А отсюда они делают неожиданный вывод: ради спасения банка можно провести «ревизию» сейфов и обнаруженные ценности направить на спасение банка. Вот вам и «святость» частной собственности! В Америке стало попахивать большевизмом, который в свое время провозглашал лозунг: «Цель оправдывает средства».
   Европа готовится к большой «стрижке». Сразу же после того, как власти Кипра объявили о прекращении доступа вкладчиков кипрских банков к их счетам, глава Британской партии Независимости и евро парламентарий Найджел Фарадж (Nigel Farage) дал эксклюзивное интервью информационному агентству King World News (19.03.2013): «Даже в своих самых мрачных прогнозах относительно того, что брюссельские бюрократы сделают для поддержания разваливающейся Еврозоны, я не предполагал, что они прибегнут к воровству – а именно так это все и называется. Это воровство. Это нарушение гарантии неприкосновенности вкладов, данной ими же в 2008 году. На более высоком уровне это нарушение важнейшего принципа верховенства закона, одной из основ Западной цивилизации. Поэтому центральные планировщики сделали нечто действительно потрясающее. Продумали они последствия всего этого до конца? Потому что если сделать это хотя бы один раз – украсть у вкладчиков в одной стране Еврозоны, что вас остановит от повторения этого в другой стране? В Европе есть такие большие страны как Испания и Италия с очень серьезными проблемами. И я тебе скажу начистоту, что, если бы я жил в Испании на пенсии, как несколько сотен тысяч британцев, и увидел, что происходит на Кипре, – я бы совершенно точно попытался бы мгновенно забрать все мои деньги из испанских банков».
   Британский политик точно уловил последствия кипрской авантюры для банковской системы Европейского союза. Поэтому руководство ЕС имело лишь следующие альтернативы: а) признать ошибочность своих решений, покаяться и попытаться все открутить назад; б) быстро распространить кипрский опыт на все страны ЕС для того, чтобы у европейцев не было соблазна перебрасывать свои деньги из одной страны в другую, по крайней мере в рамках Европейского союза. Выбран был второй вариант.
   Первый практический шаг в этом направлении был уже сделан 24 апреля 2013 года, когда комитет Европарламента по экономическим и денежным вопросам проголосовал за разработку и принятие единых правил и процедур использования средств вкладчиков для спасения банков. Эти правила и процедуры должны стать едиными для всех стран, входящих в ЕС. Один из архитекторов новой системы – евродепутат от шведской Консервативной партии Гуннар Хокмарк. В середине мая 2013 г. тема создания системы «стрижки» банковских депозитов обсуждалась на заседания Совета ЕС на уровне министров экономики и финансов (ЭКОФИН) под председательством еврокомиссара по вопросам внутреннего рынка Мишеля Барнье. Наконец, 20 мая депутаты Европарламента поддержали в первом чтении законопроект о механизме защиты банков с помощью средств вкладчиков. Чтобы этот проект был утвержден, необходимо согласие министерств финансов всех 27 стран – членов ЕС и более 750 депутатов Европарламента. После принятия закона на общеевропейском уровне парламенты стран – членов ЕС должны принять соответствующие национальные нормативные акты. Основные моменты имеющегося на сегодняшний день законопроекта можно свести к следующему.
   1. Система страхования банковских депозитов с лимитом в 100 тыс. евро сохраняется.
   2. Для поддержания устойчивости банков и предотвращения банкротств используются вклады, превышающие 100 тыс. евро. Вклады используются лишь после того, когда исчерпываются возможности поддержки банков сначала со стороны акционеров, а затем держателей облигаций, выпущенных банками.
   3. При необходимости подпадающие под «стрижку» суммы могут конвертироваться в облигации и акции банков.
   4. Новый механизм поддержки банков начинает действовать с 2016 года.
   5. Создание в странах – членах ЕС национальных фондов поддержки банков, которые должны формироваться за счет взносов банков. Что касается создания общего для ЕС фонда поддержки банков, то по этому вопросу пока согласия не достигнуто (в частности, Германия выступает против).
   6. Вкладчики банков делятся на две категории: а) надежные; б) рискованные. Конфискационные меры в отношении вкладов зависят от категории вкладчиков (средства рискованных вкладчиков конфискуются в первую очередь).
   Конфискационные инициативы ЕС: последствия для России и мира. Последнее положение является наиболее интересным. Никаких четких критериев отнесения вкладчиков к той или иной категории пока нет. Впрочем, некоторые комментаторы уже сейчас расшифровывают это положение. Под надежными в первую очередь будут пониматься свои вкладчики (из зоны ЕС). А к рисковым будут относиться вкладчики из «внешних» стран. Вполне вероятно, что они будут дифференцироваться с учетом конкретной страны происхождения. Очевидно, что вкладчики из России будут квалифицироваться как рисковые. Такое отношение к потенциальным клиентам из России не является новым. Например, когда российские вкладчики из кипрских банков стали весной этого года искать «запасные аэродромы» в Латвии, Литве, Эстонии, Польше и некоторых других странах Восточной Европы, из Брюсселя в адрес банков этих стран последовал окрик. Еврочиновники предупредили восточноевропейских банкиров, что последним следует воздерживаться от работы с клиентами из России. На том основании, что деньги российского происхождения не отвечают необходимым требованиям легитимности. В штаб-квартире ЕС на вооружение взят негласный принцип – принцип презумпции нелегитимности любых денег, приходящих из России. Очевидно, что деньги российских граждан, попавшие в банки стран – членов ЕС, будут постоянно находиться под «дамокловым мечом» конфискаций.
   Европейские вкладчики, оказавшись в ловушке нового конфискационного закона, непременно попытаются вывести свои деньги за пределы Европейского союза в более безопасные зоны. Думаю, что те, кто организовал подготовку и принятие конфискационного закона, умеют просчитывать шаги. Поэтому можно ожидать, что в самое ближайшее время мировая финансовая элита на глобальном уровне начнет обсуждать вопрос о создании единых правил конфискации денег клиентов в случае банковских банкротств и кризисов. Площадками для обсуждений могут стать саммиты G7, G8, G20, Давос, Международный валютный фонд, Совет по финансовой стабильности (СФС), другие известные форумы. Строительство нового мирового порядка идет полным ходом.
   Кстати, в этом году Россия председательствует в Группе двадцати (G20). Она как председатель должна задавать тон и определять повестку дня для главного саммита «Двадцатки», который запланирован на сентябрь 2013 года в Санкт-Петербурге, где соберутся президенты и премьер-министры стран-участниц. Как всегда, на саммите главными будут вопросы, относящиеся к денежно-кредитной и финансовой сфере. Уже известно, что в повестку дня саммита включены такие вопросы, как борьба с бюджетными дефицитами и государственными долгами, финансирование инвестиций, регулирование теневого бэнкинга, борьба с отмыванием грязных денег, пересмотр квот Международного валютного фонда, другие вопросы реформирования международной финансовой архитектуры и т. д. Руководители нашего Минфина периодически дают информацию о подготовке к сентябрьскому саммиту в Петербурге. Но вот по проблеме конфискации депозитов на Кипре и о последствиях этого события для мировой финансовой системы наши чиновники с Ильинки хранят полное молчание. Ну просто в упор не замечают. Неужели они считают эту проблему малозначительной, маргинальной? Может быть, чиновники из Минфина и Центробанка, чутко улавливающие указующие сигналы с Запада, также готовят для российских граждан российскую версию кипрского экспромта? А любой экспромт хорош тогда, когда он готовится заранее и тайно.

Банковская система США: все готово к «стрижке» депозитов

   «Стрижка» банковских депозитов стала постоянной темой мировых СМИ. Все началось с Кипра, где в марте месяце было принято решение о замораживании средств на депозитных счетах банков, а затем решение о конфискации части этих средств с целью спасения банковской системы островного государства. До недавнего времени казалось, что для Америки тема «стрижки» депозитов неактуальна.
   Еще раз о «стрижке» банковских депозитов. Сегодня уже ни у кого нет сомнения в том, что Кипр был своеобразной экспериментальной площадкой, на которой отрабатывалась новая схема спасения давно прогнившей банковской системы капитализма. Во время последнего финансового кризиса спасение банков в странах «золотого миллиарда» осуществлялось в первую очередь с помощью бюджетных средств, т. е. за счет налогоплательщиков. Трудно точно сказать, сколько казенных денег было влито в банковские системы Запада во время кризиса, но общие суммы измеряются триллионами долларов. В условиях растущих дефицитов государственных бюджетов и объемов государственного долга почти во всех странах Запада рассчитывать на бюджетные средства для спасения банков уже не приходится. По крайней мере бюджетных денег может не хватить для того, чтобы купировать банковский кризис. А доверять «свободной руке» рынка, которая наведет порядок в банковском секторе, мировая финансовая элита также не может. Стихийные банкротства банков могут перерасти в неуправляемый банковский кризис глобальных масштабов. Кризис, который приведет, конечно, к насильственной конфискации банковских депозитов, но при этом может вызвать полный крах всей банковской системы – основы власти мировой финансовой элиты.
   Взоры алчных банкстеров обратились на средства клиентов банков, находящиеся на депозитных счетах. «Цена вопроса» весьма высока. Согласно официальным данным, на конец 2012 года совокупные пассивы (ресурсная база) всех частных депозитных институтов США составили 15,3 трлн долларов. Т. е. были почти равны валовому внутреннему продукту страны. Ресурсная база депозитных институтов (банков) складывается из разного рода депозитов, межбанковских кредитов, а также средств, полученных от размещения ценных бумаг банков, размещенных на финансовых рынках. Все виды депозитов на конец 2012 года составили 10,9 трлн долларов, т. е. 71 % всей ресурсной базы частных депозитных институтов США[15]. Для сравнения отметим, что, согласно тому же источнику, доходы федерального правительства США в 2012 году равнялись 2,67 трлн долларов, а расходы – 3,76 трлн долларов.[16] То есть сумма депозитов в три раза превысила расходы федерального бюджета в указанном году.
   «Стрижка» депозитов: процесс легализации запущен. Я уже писал о том, что целый ряд стран готовится к тому, чтобы узаконить кипрскую схему спасения банков. Законодательство многих стран, гордящихся своей «цивилизованностью», в части, касающейся определения статуса банковских депозитов, крайне путано и противоречиво. Договор депозитного счета, заключаемый клиентом с банком, имеет признаки договора хранения, кредитования и инвестирования. Конечно, такое «мутное» законодательство максимально обеспечивало интересы банкиров на протяжении всего прошлого века. Они могли всегда использовать его для того, чтобы пускать средства клиентов в разные спекулятивные операции и иметь потом оправдание своей неплатежеспособности при набегах вкладчиков. Сегодня банкстеры и обслуживающие их законодатели решили, что время двусмысленностей прошло. Держателям депозитных счетов необходимо объяснить, что они принесли свои деньги в банк не для сохранения. И тем более стрижки гарантированных процентов. Отныне они становятся кредиторами и инвесторами банка, совместно с банком участвуют в бизнесе. И, соответственно, несут все риски. Т. е. отныне потерю денег в банке следует рассматривать не как какое-то экстраординарное событие, а как норму. И нечего пенять на банкстеров, подозревая их в том, что те вывели средства клиентов в какие-то офшоры, а теперь устраивают спектакль под названием «банкротство банка». Гражданам, которые привыкли мечтать о спокойной жизни рантье, стригущего депозитные проценты, объясняют: старое доброе время позади, надо учиться рисковать. «Бизнес есть бизнес. Ничего личного». Формально пока государственные системы страхования депозитов не предлагается ликвидировать. Но вот о понижении лимитов страхования разговоры уже идут. Можно не ходить к гадалке, чтобы сказать: завтра вопрос о полной ликвидации систем страхования депозитов будет поставлен банкстерами на повестку дня.
   Перестройкой с учетом кипрского опыта банковского законодательства, а также сознания граждан уже занялись в Новой Зеландии, Канаде, Европейском союзе. Планируется, что Европарламент в этом году примет закон, который позволит проводить «стрижку» банковских депозитов во всех 27 странах, входящих в ЕС. 20 мая сего года депутаты Европарламента поддержали в первом чтении законопроект о механизме защиты банков с помощью средств вкладчиков.
   США: скромное обаяние закона Додда-Франка. Соединенные Штаты на фоне европейской законодательной горячки выглядят спокойно. Некоторые эксперты списывают это на традиционный американский консерватизм. Однако дело тут не в консерватизме, а в том, что Америка раньше всех приняла закон, легализующий «стрижку» депозитов, и при необходимости (в случае масштабного финансового и банковского кризиса) задействует его в полной мере. На это обращает внимание известный американский общественный деятель и экономист Линдон Ларуш в своих выступлениях и публикациях в журнале Executive Intelligence Review.
   Речь идет о законе Додда-Франка, полное название которого: «О реформе Уолл-стрит и защите потребителей» (Wall Street Reform and Consumer Protection Act). Этот закон был подписан президентом США Б. Обамой в 2010 году. Как подчеркивает Л. Ларуш, указанный закон фактически проводит в жизнь решение, принятое мировой финансовой элитой еще в разгар финансового кризиса и «проштампованное» на саммите «Двадцатки» в апреле 2009 года в Лондоне. Суть этого решения – сохранение сложившейся международной финансовой системы за счет спасения любой ценой «системообразующих» банков. В первую очередь, конечно, банков Уолл-стрит. Между прочим, согласно официальным данным, шесть ведущих американских банков в 2010 году потратили на лоббистскую деятельность на Капитолии 29,4 млн долларов, используя около 3000 лоббистов (примерно по 5 лоббистов на одного члена Конгресса). Основная часть этих мощных ресурсов была направлена на проталкивание именно закона Додда-Франка, других крупных банковских законов в это время в Конгрессе США не рассматривалось. В том, что закон Додда-Франка тихой сапой легализовал «стрижку» банковских депозитов, сразу не смогли разобраться даже многие специалисты. Ведь указанный закон имеет гигантский объем – 848 страниц. А регуляторы к середине 2012 г. настрочили еще 8843 страницы пояснений и инструкций по его применению; при этом отмечается, что это еще часть проделанного пути. Общий объем подзаконных документов должен составить около 30 тысяч страниц. Вскользь обращу внимание читателя на этот новый момент американской «демократии»: чтобы протащить какое-либо непопулярное или даже антинародное решение в виде закона, необходимо подготовить его проект объемом в несколько сотен страниц. Такой документ не сумеют прочитать (и тем более понять) не только простые граждане, но даже самые упорные и въедливые законодатели.
   Тем не менее Комитет политических действий Л. Ларуша (КПДЛ) провел анализ этого запутанного и объемного документа и несколько дней назад обнародовал результаты анализа[17]. Между прочим, в 2010 году при голосовании по закону Додда-Франка мало кто из политиков обратил внимание на содержащуюся в преамбуле формулировку: цель закона – «защитить американских налогоплательщиков путем прекращения бюджетных спасательных операций (bail-outs)». Это была не просто красивая фраза, а именно намек на то, что в случае повторного кризиса будут задействованы иные источники спасения банков. Концепция спасения банков под названием bail-outs незаметно даже для многих специалистов была замещена концепцией bail-ins. Последний термин означает, что спасение банков должно осуществляться за счет внутренних источников, к коим теперь отнесены не только традиционные резервные отчисления банков и средства акционеров, но также средства клиентов. Концепция bail-ins может быть интерпретирована и таким образом: спасение банка является более приоритетной задачей, чем спасение средств клиентов[18].
   26 марта КПДЛ выпустил листовку, в которой, в частности, имеется следующая шокирующая информация об указанном законе: «В соответствии со статьей II этого закона, спекулятивные долги крупнейших банков с кредитным покрытием получат государственную поддержку в первую очередь. Частные лица и бизнесмены рассматриваются как «необеспеченные кредиторы» и в случае финансовых затруднений банков потеряют все, кроме части вклада, гарантируемой Федеральной корпорацией страхования депозитов (FDIC). Это значит, что схема грабежа вкладчиков, который мы наблюдали ранее в этом году на Кипре, когда их деньги были использованы для нужд банков, уже предусмотрена в США законом Додда-Франка».
   «Мандат на геноцид американского народа». Основной вывод проведенного анализа: «Закон Додда-Франка дает мандат на геноцид американского народа». 25 мая Л. Ларуш заявил: «Мародерство дошло до предела. Закон Додда-Франка – государственная измена, стоившая жизни многим гражданам в результате разрушения экономики, сокращения реальной занятости и профанации системы медицинского обслуживания». В анализе КПДЛ обращается внимание на следующий момент: для спасения банков закон Додда-Франка предусматривает возможность использования средств не только граждан, но также компаний, находящихся на банковских счетах. Интересы банковских воротил оказываются выше интересов развития реального сектора экономики. Получается, что не банки кредитуют реальную экономику, а реальную экономику в принудительном порядке обязывают кредитовать банки. Причем это кредитование оказывается необеспеченным.
   Впрочем, под финансовых спекулянтов в США пишутся и другие законы. В частности, принятый в 1999 году закон, который отменял существовавшее с 1933 года разделение депозитно-кредитных и инвестиционных операций банков. Тогда, в далекие 30-е годы в разгар экономического кризиса в США был принят закон Гласса – Стиголла, который запрещал банкам использовать средства вкладчиков для проведения рискованных операций с ценными бумагами. Инвестиции в бумаги было разрешено осуществлять лишь специальным инвестиционным банкам (инвестиционным брокерам) за счет собственных средств, а также привлекаемых средств институциональных и индивидуальных инвесторов, готовых рисковать своими деньгами. С 1999 года коммерческие банки опять стали играть на фондовых рынках за счет средств вкладчиков, а убытки банков и их клиентов должны были покрываться за счет средств Федеральной корпорации страхования депозитов, а также средств бюджета. Банки превратились в многоголовых финансовых спрутов, спекулятивные прибыли которых приватизируются кучкой банковских олигархов, а убытки национализируются за счет миллионов налогоплательщиков. Самый настоящий «банковский социализм». Вернее, «социализм» для финансовых спекулянтов.
   Для прекращения этой вакханалии Линдон Ларуш, а также ряд конгрессменов (например, Рон Пол) предлагают не только ликвидировать закон Додда – Франка (по крайней мере ту его часть, которая легализует «стрижку» депозитов), но также восстановить закон Гласса – Стиголла[19]. Без этих первоочередных шагов экономика США продолжит свою деградацию, безработица будет расти, геноцид американского народа станет реальностью.

Глава 4
СОБЫТИЯ НА КИПРЕ И БУДУЩЕЕ МИРОВОЙ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ

   Для многих события в банковском секторе Кипра оказались полной неожиданностью. Эти события высветили радикальное изменение вектора развития мировой финансовой и экономической системы.

Банковский мир в ходе и после глобального финансового кризиса

   Я уже отмечал некоторые новые тенденции, которые начались еще за несколько лет до банковского кризиса на Кипре. Они начались во время глобального финансового кризиса. Были отменены всякие приличия и финансовые догмы, которые существовали на протяжении по крайне мере двух столетий в экономической науке. Напомню кратко наиболее важные тенденции.
   Во-первых. Была попрана догма, согласно которой «печатный денежный станок» нельзя запускать на полную мощность (во избежание обесценения национальной денежной единицы). Именно взяв на вооружение эту догму, мировые ростовщики с конца XVII века стали добиваться права на монопольное владение «печатным станком». Они утверждали, что правительствам нельзя доверять выпуск денег, т. к. государственные власти будут иметь постоянное искушение с помощью «печатного станка» закрывать бюджетные дыры. Ростовщики вырвали у государства монополию на выпуск денег. Они добились создания центральных банков, к которым министры финансов должны были идти на поклон за кредитами. Но сегодня ростовщики начисто забыли о своей обличительной критике государственных казначейств. Они пустились во все тяжкие, начав заливать мировую финансовую систему продукцией своих «печатных станков». Находящиеся на услужении мировых ростовщиков «ученые» и СМИ назвали эту практику невинным словом «количественные смягчения». Сегодня становится особенно понятным, что так называемая «экономическая наука» на протяжении последних двух-трех веков находилась в прямом услужении у мировых ростовщиков. Такая «наука» при наличии социального заказа со стороны мировых ростовщиков готова доказывать, что 2 × 2 = 3. Или 5. В зависимости от тактики ростовщиков.
   Во-вторых, банковская система перестала даже отдаленно напоминать институт рыночной экономики. Практически все крупные банки на сегодняшний день, согласно канонам бухгалтерской науки, являются банкротами. Это не является случайностью, т. к. на протяжении по крайней мере двух столетий коммерческие банки добивались легализации так называемого частичного покрытия своих обязательств. Без этого коммерческие банки не смогли бы «делать деньги из воздуха» (в виде выпуска так называемых безналичных денег). Легализация такого фальшивомонетничества неизбежно ведет к банкротствам банков. После Второй мировой войны в экономически развитых странах стали создаваться государственные системы страхования депозитов коммерческих банков, чтобы защищать вкладчиков. Во время последнего финансового кризиса мы увидели, что правительства спасали уже не столько вкладчиков, сколько сами банки. С помощью гигантских вливаний из государственных бюджетов. Естественно, спасали самые крупные банки Уолл-стрит и Лондонского Сити. Появилась категория так называемых «бессмертных» банков. В США, например, для спасения горстки банковских гигантов было направлено в общей сложности почти 2 трлн долларов средств американских налогоплательщиков. Никаких признаков действия рыночных механизмов в банковских системах Запада со времен финансового кризиса не было замечено. Окончательно оформился принцип приватизации ростовщиками прибылей банковских гигантов при одновременной национализации их убытков. Имела место частичная национализация ряда крупнейших банков Запада. Это явление многие эксперты окрестили «банковским социализмом».
   В-третьих, банки перестали даже в периоды благоприятной конъюнктуры зарабатывать деньги на кредитных операциях. В этом нет ничего удивительного. Ведь учетные ставки центральных банков многих стран, входящих в зону «золотого миллиарда», стремятся сегодня к нулю. «Количественные смягчения» центральных банков, о которых мы упомянули выше, делают деньги очень дешевыми. Банки на наших глазах перестают быть кредитными организациями. Как так? Ведь они получают продукцию «печатных станков» ФРС, ЕЦБ, Банка Англии, Банка Японии. До сих пор покрыта тайной операция ФРС по раздаче в годы финансового кризиса «избранным» банкам 16 триллионов долларов. Об этой операции можно узнать из отчета об аудите деятельности ФРС за период 2007–2010 гг. Между прочим, гигантские деньги «печатного станка» получили не только банки Уолл-стрит, но также ведущие банки Европы. Примечательно, что в аудиторском отчете (который опубликован летом 2011 года) говорится, что деньги раздавались под символический процент. Причем никаких возвратов денег «кредитору последней инстанции» не было. Это очень важный момент: деньги «печатаются» не для того, чтобы банки занимались кредитными операциями. Банки занимались и продолжают заниматься тем, что полученные от ФРС деньги они направляют на скупку разных активов по миру. Это уже не кредиты, а одностороннее перемещение денег. В учебниках по экономике это перемещение стали называть «инвестиционными операциями». В начале прошлого десятилетия американские народные избранники отменили действие закона Гласса-Стиголла, который не позволял банкам Уолл-стрит совмещать кредитные и инвестиционные операции (закон был принят в разгар экономического кризиса в 1933 году президентом Рузвельтом). После этого банкстеры пустились во все тяжкие, скупая активы по всем миру. Эту скупку можно сравнить с планом молниеносного захвата Гитлером восточных земель (блицкриг). Вместо танков и самолетов используется продукция «печатных станков» ФРС, ЕЦБ, других центральных банков. При этом операция предполагает наличие в захватываемых странах «пятой колонны», которая готовит национальные активы к приватизациям и занимается удушением национальных предприятий. Подготовленный нашими властями план приватизации стратегически важных объектов российской экономики – яркий тому пример. Так, в сентябре 2012 года ФРС начала третью фазу «количественных смягчений», и именно в это время в России была проведена частичная приватизация Сбербанка (солидный пакет акций перешел к иностранному инвестору). Банк России (вкупе с Минфином России) также оказывает неоценимую услугу мировым банкстерам. Так, указанные организации («денежные власти») всячески сжимают объем денежной массы в российской экономике, доводя тем самым предприятия реального сектора экономики до банкротства. Банк России при этом в рамках своей «валютной политики» поддерживает заниженный курс рубля, что позволяет иностранным инвесторам скупать активы в России за копейки.
   В-четвертых, на наших глазах исчезает институт банковской тайны. Многие недоумевали: как будут функционировать швейцарские банки после того, как власти США заставили правительство Швейцарии раскрыть информацию об американских клиентах (физических и юридических лицах) этих банков? Неужели кто-то согласится доверить «цюрихским гномам» свои миллионы? Даже если это не граждане США? Осторожные инвесторы прекрасно понимают, что вся банковская система Швейцарии сегодня под колпаком американских ведомств и спецслужб. Всегда есть риск, что любой клиент банка может оказаться в поле зрения США. Под предлогом того, что клиент прямо или опосредованно связан с юридическими и физическими лицами США. Впрочем, сегодня Швейцарию добили окончательно: в стране с 1 февраля 2013 года вступил в силу закон, разрешающий не только американским, но любым иностранным налоговикам направлять запросы швейцарским властям о банковских счетах иностранцев, которые пытаются избежать налогообложения у себя дома.
   Кампания по отмене банковской тайны началась по всему миру. Предлоги и объяснения самые разные: вылавливание «налоговых уклонистов», борьба с отмыванием грязных денег, предотвращение финансирования терроризма, борьба с коррупцией и т. д. и т. п. В этих условиях даже добросовестные граждане десять раз подумают, стоит ли «светиться». Не надо быть специалистом, чтобы понять: «крестовый поход» против банковской тайны должен резко сократить спрос на всевозможные «услуги» банков.
   В-пятых, наметилась тенденция снижения процентов по депозитным операциям банков. Кое-где они даже стали отрицательными. Например, Центральный банк Швеции (Риксбанк) решил провести эксперимент, установив с июля 2009 года отрицательные процентные ставки по средствам, принимаемым на свои депозиты от коммерческих банков (минус 0,25 %). Мотивировалось это тем, что надо, мол, разворачивать коммерческие банки на кредитование экономики. Центральные банки других стран внимательно изучают шведский опыт, некоторые готовятся последовать примеру Риксбанка. В 2012 году ведущие швейцарские банки ввели отрицательные процентные ставки по депозитам. Под предлогом того, что это должно предотвратить резкое повышение курса швейцарского франка под влиянием притока денег из других стран Европы, держатели которых хотели спастись от долгового кризиса в еврозоне. Даже в условиях демонтажа банковской тайны швейцарские банки оказались для европейцев привлекательнее, чем немецкие и французские банки (не говоря уже про банки Южной Европы). Возникает парадоксальная ситуация: в мире после финансового кризиса появились банки, которые совершенно не похожи на депозитно-кредитные организации, которые существовали по крайней мере два столетия.
   В-шестых, даже крупнейшие банки Уолл-стрит и Лондонского Сити сегодня находятся в столь тяжелом состоянии, что денежные власти заранее и в плановом порядке готовят их «уход из жизни». Убытки банков нарастают, становится очевидным, что бюджетных средств на повторное спасение банков (как это было во время последнего финансового кризиса) не хватит. Принцип «слишком большой, чтобы умереть» больше не сработает. Можно себе представить, какие страсти могут разгореться среди клиентов банков по поводу дележа остатков имущества банкротов. На протяжении многих десятилетий отрабатывались алгоритмы такого дележа (претенденты первого круга, второго круга, третьего круга и т. д.). Никто не имеет лезть вне очереди, все регламентировано, все цивилизовано. Но все это уходит в прошлое. Теперь банки (вернее, их хозяева) должны писать своеобразные «завещания» и сами определять приоритеты, кому, что и сколько достанется. Полная аналогия с завещаниями, которые пишут люди на случай своей смерти. Как у людей, так и у банков есть свои «любимчики», в пользу которых будут писаться завещания. Первая ласточка – принятый в США осенью 2011 года закон, который в простонародье называют актом о «банковских наследствах и завещаниях». Банки должны направлять свои «завещания» в ФРС и Федеральную корпорацию по страхованию депозитов. В первую очередь он предусматривает подготовку «завещаний» крупнейшими банками. Летом 2012 года «завещания» представили Bank of America, Barclays, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Morgan Stanley и UBS. К настоящему времени к «смерти» подобным образом подготовилось более 100 ведущих банков, действующих в США. Каждое «завещание» насчитывает по несколько тысяч страниц, большая часть этих документов конфиденциальна. Сейчас аналогичный закон разрабатывается в Германии, завтра лихорадка подготовки «банковских завещаний» может охватить всю Европу. Не трудно догадаться, что в «завещаниях» в качестве наследников будут значиться те банки и компании, которые так или иначе связаны с хозяевами запланированных к смерти банков. Рядовые клиенты в расчет приниматься не будут.

События на Кипре и вокруг Кипра: новый этап революционных изменений в банковском мире

   О событиях на Кипре и вокруг Кипра уже сказано и написано достаточно. Попытаемся, уходя от известных всем деталей, сделать некоторые обобщения. Акцентируем внимание на тех явлениях и тенденциях, которые могут определить облик будущей мировой банковской системы.
   Во-первых, нарушена неприкосновенность имущества, относящегося к пассивам банков, конкретно речь идет о банковских депозитах. На протяжении всей истории банковского дела действовал принцип святости и неприкосновенности средств клиентов в банках. Конечно, деньги клиентов с удивительной периодичностью пропадали в результате так называемых банковских кризисов, банкротств. Но власти и общество относились к таким потерям как к некоему трагическому событию. Собственно, вся история банковского дела в мире была и остается сплошным спектаклем. Власти вместе с банкирами разыгрывали «озабоченность» неустойчивостью банковской системы, обсуждали различные меры по повышению стабильности банков. Но это был именно спектакль, поскольку «частичное резервирование» обязательств банков, о котором мы выше сказали, было «священной коровой». Банкиры защищали эту «священную корову», поскольку она давала им постоянно «молоко» почти в неограниченных количествах. Вернее, позволяла «создавать деньги из воздуха». Конфискации средств клиентов под названием «банковские банкротства» имели место на протяжении всей истории банковского дела. Но власти и банкиры как бы каждый раз извинялись и говорили: «Мы хотели как лучше, а получилось как всегда». Даже предпринимались попытки «подстелить соломку» под вечно падающие банки в виде государственных систем страхования депозитов. Начали городить сложные конструкции банковского надзора. Ввели различные показатели «достаточности капитала» (так называемые «правила Базеля») и т. п. Но все было продолжением спектакля, рассчитанного на доверчивую публику.
   События в банковской системе Кипра можно назвать коротко словом «конфискация». Техника «конфискации» вторична. Это может быть «разовый налог», это может быть замораживание средств на долгие годы. Наконец, на Кипре будет апробирован такой метод, как конверсия части депозитов в акции местных банков. Очевидно, что эти акции не будут стоить и ломаного гроша (не исключено, что уже через год остров опустеет, а от банков останутся одни воспоминания в виде старых вывесок). Фактически длившийся долгие десятилетия и даже столетия спектакль под названием «защита депозитов клиентов банков» закончился. Мировые ростовщики посчитали, что с клиентами церемониться больше не надо. Маски, скрывавшие звериный лик ростовщиков, наконец-то сброшены.
   Не успела еще осесть пыль бурных событий в банковском секторе Кипра, а уже в Новой Зеландии начали обсуждать инициативу, подготовленную министром финансов страны. Суть ее сводится к следующему: спасти гибнущий банк должно не государство и не «кредитор последней инстанции» (центральный банк), а сами клиенты. Своим имуществом в виде депозитов. Эта схема называется «Открытой банковской резолюцией» (ОБР). Резервный банк страны в ближайшее время завершит подготовку необходимой нормативно-методической базы для практического применения ОБР. Т. е. средством периодического восстановления финансовой устойчивости банков каждый раз будет использование средств клиентов. Как видим, на Кипре был создан прецедент, который начнет тиражироваться по всему миру. Нетрудно догадаться, что при использовании подобной схемы поддержания устойчивости банков в короткие сроки складывавшаяся на протяжении веков банковская система должна исчезнуть.
   Во-вторых, точно так же бесцеремонно мировые ростовщики решают за банки (не входящие в категорию «избранных») вопросы, касающиеся их активов. Собственно, вся история с кипрскими банками началась с того, что мировые ростовщики через своих управляющих в лице ЕЦБ, МВФ, ЕС потребовали от держателей греческих долговых бумаг, чтобы они (держатели) «простили» значительную часть долгов Греции. Кипрские банки по команде из Брюсселя «простили» в 2012 году до 70 % греческих долгов, что поставило их в крайне тяжелое финансовое положение. Практика так называемой «реструктуризации» государственных долгов существует уже давно. До Греции имела место деятельность по «списанию» и «реструктуризации» долгов почти исключительно стран третьего мира. В общем, это можно назвать рэкетом, практикуемым мировыми банкстерами в отношении слабых игроков мировых финансов. После того как США организовали войну против Ирака и установили контроль над этой страной, они потребовали от России, чтобы она списала миллиардные долги этой страны. Россия послушно это сделала (событие прошло мало замеченным в наших СМИ). Правда, «расчистка» долгов проводилась в пользу не банкстеров, а американских нефтяных компаний, которые немедленно пришли в Ирак. Но все это условно, поскольку банки Уолл-стрит и нефтяные корпорации США – одна «шайка-лейка». По оценкам рейтингового агентства Standard & Poors, в среднем в 1978–2010 годах кредиторам пришлось отказаться от 38 % стоимости реструктурируемых долгов (в тех схемах также присутствовали «привилегированные кредиторы», которые из скромности предпочитали не светиться). Случай с Грецией свидетельствует о том, что реструктуризация государственного долга непривилегированным кредиторам обходится все дороже.
   Европейские СМИ делают акцент на следующем: кипрский кризис, мол, возник из-за того, что жители острова живут не по средствам. А то, что кипрские банки были ограблены, об этом можно прочитать лишь в специальной экономической литературе. Чем был обусловлен «нажим» на кипрские банки? Тем, что чиновники из Брюсселя любят Грецию больше, чем Кипр? Нет, главный мотив такого силового решения заключался в том, что мировые банки типа «Голдман Сакс» боялись, что у Греции возникнут проблемы с погашением своей задолженности перед этими банками, которые были отнесены к категории «привилегированных кредиторов». Вот Брюссель на пару с Валютным фондом по заданию мировых банкстеров и занялся «расчисткой» долгов Греции. Есть основания полагать, что опыт Греции будет использован при «расчистке» долгов таких стран, как Испания, Италия, Ирландия, Португалия. Естественно, «расчистка» не коснется «привилегированных кредиторов», т. е. банков, подконтрольных Ротшильдам, Рокфеллерам, другим мировым олигархам.
   В-третьих, все те же управляющие мировых банкстеров (ЕЦБ, МВФ, ЕС) продемонстрировали, что они готовы ради интересов своих хозяев посягнуть на такой священный принцип современных финансов, как свободное перемещение капиталов. Были времена, когда страны в интересах защиты своих национальных экономик вводили ограничения и запреты на трансграничные потоки капитала. Так было после Второй мировой войны. Еще в 1960-е гг. США (при президенте Джоне Кеннеди) пытались ограничивать экспорт капитала из страны для того, чтобы не допустить деиндустриализации экономики. Но в 1970-е – 1980-е гг. экономически развитые страны последовательно стали демонтировать свои системы государственного валютного регулирования и валютного контроля. А в 1990-е годы под нажимом МВФ валютные ограничения на движение капитала отменили и развивающиеся страны. Для сведения: в России валютная либерализация движения капитала была проведена в середине прошлого десятилетия. Все это происходило в русле финансовой глобализации в интересах транснациональных корпораций (ТНК) и транснациональных банков (ТНБ).
   Сегодня же мы видим сплошные отступления от священного принципа свободного движения капитала. Примеров более чем достаточно. Приведем лишь примеры, имеющие отношение к событиям на Кипре. Пока клиентам кипрских банков не разрешается никуда двигаться. Их будут «стричь». Но, тем не менее, многие из них уже сейчас рыщут по всему миру в поисках «запасного аэродрома». Российские клиенты, например, уже давно присматриваются к Прибалтике, особенно Латвии. Не надо объяснять читателю преимущества пребывания в таких «цивилизованных» офшорах. Они идеально подходят именно для клиентов из России. С 1 июля 2012 года в Латвии снижена ставка НДС с 22 до 21 %, а также принято решение по сокращению подоходного налога – с 25 до 20 % в течение трех лет. Ставка латвийского налога на прибыль (15 %) уступает Кипру (10 %), но выгодно отличается от ставок, установленных в Бельгии (33,99 %), Франции (36,1 %), Германии (30–33 %) и Великобритании (24 %).
   Из Брюсселя в конце марта сего года раздался оклик в адрес властей и банкиров Прибалтики (а также некоторых других стран Европы): мол, не сметь принимать капиталы с Кипра, они «нечистые»! Не трудно догадаться, что организаторы банковского кризиса на Кипре делают все возможное для того, чтобы загнать вчерашних клиентов кипрских банков в те офшоры, которые полностью контролируются мировыми банкстерами. Это, прежде всего, англосаксонские офшоры. Цена вопроса для банкстеров не мала: с Кипра при первой же возможности уйдут капиталы в несколько десятков миллиардов долларов. Вот вам и священный принцип свободного движения капиталов!
   

notes

Примечания

1

   Б. Хейфец. Офшорные финансовые сети российского бизнеса // Экономический портал, декабрь 2008 г.; Van Dijk M., Weyzig F., Murphy R. The Netherlands: A Tax Haven? Amsterdam: SOMO Report, 2006, p. 3.

2

   Борьба с офшорами: прогноз военных действий. Инфографика // 11 мая 2012 г. Forbes.ru: http://www.forbes.ru/sobytiya-column/finansy/82075-borba-sofshorami-prognoz-voennyh-deistvii).

3

   Имеются отдельные оценки контролируемых офшорными структурами финансовых и нефинансовых активов, которые делались другими организациями. Например, по данным Boston Consulting Group (BCG), офшорные банки в конце прошлого десятилетия управляли капиталом в размере 7 трлн долларов, а по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), – 11,5 трлн долларов (Елена Снежко. Борьба с офшорами активна в развитых странах, но полезна для развивающихся // www. investgazeta.net // 16.04.2009).

4

   The Price of Offshore Revisited, Tax Justice Network, July 2012.

5

   Борьба с офшорами: прогноз военных действий. Инфографика // 11 мая 2012 г. Forbes.ru: http://www.forbes.ru/sobytiya-column/finansy/82075-borba-sofshorami-prognoz-voennyh-deistvii.

6

   Bill S. 681 «Stop Tax Haven Abuse Act».

7

   Черные дыры мировых финансов // expert.ru, 23.07.2012.

8

   Стратегия – эвакуация, 5.12.11 // http://www.gazeta.ru/column/mikhailov/3858474.shtml.

9

   Der Spiegel. 2008. Dez. 9.

10

   Борьба с офшорами: прогноз военных действий. Инфографика // 11 мая 2012 г. Forbes.ru: http://www.forbes.ru/sobytiya-column/finansy/82075-borba-sofshorami-prognoz-voennyh-deistvii.

11

   FSB Publishes Initial Integrated Set of Recommendations to Strengthen Oversight and Regulation of Shadow Banking. FSB Press release. 18 November 2012.

12

   Александра Лозовая, директор аналитического департамента «ИК Вектор секьюритиз» // Мнение. ру, 20 ноября 2012 г.

13

   Flow of Funds Accounts of the United States. Third Quarter 2012. Federal Reserve Statistical Release. Wash., December 7, 2012, p.75.

14

   Ibid., рр.76–77.

15

   «Flow of Funds Accounts of the United States. Flows and Outstandings». Federal Reserve Statistical Release. Fourth Quarter 2012. Wash. March 7, 2012.

16

   Там же.

17

   Leandra Bernstein. Dodd-Frank Kills. How the U.S. Joined the International Bail-in Regime. // LaRouche РАС. May 26, 2013.

18

   Подробнее см.: Jianping Zhou, Virginia Rutledge, Wouter Bossu, Marc Dobler, Nadege Jassaud, and Michael Moore. From Bail-out to Bail-in: Mandatory Debt Restructuring of Systemic Financial Institutions. Monetary and Capital Market Department and Legal Department. IMF Staff Discussion Note. April 24, 2012.

19

   В нижней и верхней палатах Конгресса США уже рассматриваются законопроекты о восстановлении закона Гласса – Стиголла. См.: В.Ю. Катасонов. Возвращение закона Гласса – Стиголла? // Фонд стратегической культуры. 30.05.2013. См. также: В Сенат США внесен законопроект о восстановлении закона Гласса – Стиголла//Executive Intelligence Review// Главная русская страница. 17.04.2013. http://www.larouchepub.com/russian/novosti/index.html#archive.
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать