Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Антропология: учебное пособие

   В книге раскрываются основные положения современной антропологии, которые позволяют проследить процесс взаимодействия биологических закономерностей развития и социальных закономерностей в истории человека, изучить полиморфизм человеческих типов, связанных с полом, возрастом, телосложением (конституцией), экологическими условиями обитания и т. д., углубить знания биологической сущности человека, в то же время подчеркивая особенности человека, выделяющие его из системы животного мира, – прежде всего его духовность, социальные качества, культурологические аспекты его бытия и др.
   Для студентов психолого-педагогических, медико-социальных специальностей, преподавателей, слушателей курсов повышения квалификации, аспирантов, а также всех, кто интересуется вопросами антропологии.


Инна Евгеньевна Лукьянова, Валентина Алексеевна Овчаренко Антропология: учебное пособие

Введение

   В последние годы в России отмечается возросший научный интерес к антропологии: организуются соответствующие кафедры, появляются публикации в научных журналах и т. д.
   Существующие вполне сложившиеся отдельные направления этой науки – физическая антропология, включающая в себя учение о биологическом антропогенезе и морфологии человека, философская антропология, а также развивающиеся сегодня социальная и культурная антропология – должны быть интегрированы путем синтеза их достижений в единые концептуально оформленные линии.
   Общая цель антропологии может быть сформулирована как изучение происхождения и исторического бытия человека.
   Антропологические познания, безусловно, необходимы студентам психолого-педагогических, медико-социальных специальностей и всем специалистам, работающим в области человековедения. Они позволяют углубить знания о биологической сущности человека и в то же время подчеркивают его особенности, выделяющие человека из системы животного мира, – прежде всего его духовность, психическую деятельность, социальные качества, культурологические аспекты его бытия и др.
   Задача дисциплины – проследить процесс взаимодействия биологических закономерностей развития и социальных закономерностей в истории человека, оценить степень влияния природных и социальных факторов; изучить полиморфизм человеческих типов, обусловленный полом, возрастом, телосложением (конституцией), экологическими условиями обитания и т. д.; проследить закономерности и механизмы взаимодействия человека с его социальным и природным окружением в условиях конкретной культурной системы.
   По завершении курса студенты должны освоить основные понятия антропологии, уяснить ее место в системе наук и практики; изучить антропогенез, его природно-социальную природу, взаимосвязь и противоречия природных и социальных факторов в процессе эволюции человека; знать основы конституциональной и возрастной антропологии и их роль в социальной и социально-медицинской работе; усвоить понятия расогенеза, этногенеза и знать генетические проблемы современных популяций человека; знать основные потребности, интересы и ценности человека, его психофизические возможности и связь с социальной активностью, должны быть освоены система «человек – личность – индивидуальность» в ее социальном развитии, а также возможные девиации, основные понятия девиантного развития, его социальные и природные факторы, антропологические основы социальной и социально-медицинской работы.

Тема 1
Предмет изучения, термины и понятия. история развития антропологии в РОССИИ

   Антропология (или антропологическая наука) в широком понимании представляет собой область знания, предметом исследования которой является человек.
   Антропология религиозная рассматривает человека с позиций теологического мировоззрения. Объект обсуждения – человек, его личность как духовное целое, его душа, его устремления к Богу.
   Антропология философская – философское учение о сущности человека; занимается такими вопросами, как изучение человеческой природы при помощи философских методов, положение человека во Вселенной, цель или смысл человеческой жизни, а также вопросом о том, может ли человечество быть объектом систематического изучения. Кроме того, это течение в западноевропейской философии XX в., истолковывающее сущность человека как результат противоборства естественных (биологических) и исторически сформировавшихся характеристик человека.
   Культурная антропология в широком смысле – наука, ориентированная на изучение культур отдельных народов и человечества в целом, в более узком смысле – ведущая школа западноевропейской и особенно американской антропологии начала и середины XX в.
   При этом выделяются этнография – описание культур конкретных современных народов, и этнология – сравнительный анализ и обобщение данных, собранных во время этнографических экспедиций. Сама же культурная антропология выступает в виде высшей формы генерализации представлений об институтах культуры человечества, представленной в универсальной интерэтнической форме.
   К культурной антропологии близка социальная антропология, изучающая социальные институты различных народов. Предполагает широкий гуманистический взгляд на мир, основанный на сравнительных, так называемых кросс-культурных исследованиях и пытающийся описать буквально все общества – и древние, и современные, сопоставляя их друг с другом.
   Антропология биологическая (или физическая) – комплексная естественнонаучная дисциплина, использующая биологические методы для исследования разнообразных типов человека современного вида. Предметом изучения является многообразие биологических признаков человека (изменчивость) во времени и пространстве. Отсюда два наиболее общих раздела науки: историческая и географическая антропология. Исторически сложилось более конкретное разделение биологической антропологии: антропогенез; расоведение и этническая антропология; собственно морфология; изучение биохимического полиморфизма человека и экологическая антропология.
   Термин «антропология» в переводе с греческого означает «наука о человеке» (anthropos – человек и logos – слово, учение, наука). Таким образом, антропология представляет собой область научного знания, предметом исследования которой является человек. В таком понимании термин несет свое наиболее широкое содержание.
   Аристотель (384—322 гг. до н.э.) первым употребил его для обозначения области знания, изучающей преимущественно духовную сторону человеческой природы. В этом значении термин использовался свыше тысячелетия – и используется до сих пор, например в религиозном знании (теологии), философии, во многих гуманитарных науках (например, в искусствознании), а отчасти и в психологии.
   Со временем в науке установилось двоякое понимание антропологии: 1) как общей науки о человеке, объединяющей в себе знание разнообразных естественнонаучных и гуманитарных дисциплин; 2) как науки, исследующей биологическое разнообразие человека (биологическая антропология).
   Термину стали придавать разный смысл. Так, французские просветители XVIII в. по-прежнему понимали под антропологией всю совокупность знаний о человеке. Антропология представлялась им универсальной наукой о человеке, систематизирующей знания о его естественной истории, материальной и духовной культуре, психологии, языке и физической организации.
   Немецкие философы XVIII и начала XIX вв. включали в это понятие главным образом вопросы психического мира человека – антропология в их понимании была почти тождественна психологии.
   Дальнейшая судьба термина напрямую связана с общими тенденциями развития научной мысли. Наиболее широкое его понимание не было забыто, но все отчетливее обозначалось еще одно его значение, связанное с бурным развитием естественных наук на протяжении всего XIX в. Главным изменением представлений о мире, происшедшим в XIX в., было распространение идей эволюционизма.
   Для настоящего времени характерно неоднозначное понимание антропологии: 1) как общей науки о человеке, объединяющей в себе знание разнообразных естественнонаучных и гуманитарных дисциплин; 2) как науки, исследующей биологическое разнообразие человека. Собственно биологическая антропология занимается исследованием исторических и географических аспектов изменчивости биологических свойств человека.
   Во второй половине XIX в. под антропологией стали понимать область естествознания, изучающую природу человека в первую очередь методами биологии и сравнительной анатомии.
   Антропология в России стала биологической наукой о строении человеческого тела, о многообразии его форм.
   В качестве самостоятельной научной дисциплины физическая антропология оформилась во второй половине XIX в. В 60-х гг. в странах Западной Европы были учреждены первые антропологические общества, стали издаваться первые специальные антропологические работы. В 1850 г. в Гамбурге был учрежден музей этнологии; археологический и этнологический музей Пибоди в Гарварде был основан в 1866 г., Королевский антропологический институт – в 1873 г., Бюро американской этнологии – в 1879 г. Э. Тэйлор начал преподавать антропологию в Оксфорде в 1884 г. В Париже, по инициативе П. Брока, в 1859 г. впервые было основано Антропологическое научное общество, при котором организовали музей и Антропологическую школу. В 1863 г. основывается Антропологическое общество в Лондоне. Позднее аналогичные организации возникают в Германии, Италии и других странах.
   Но процесс накопления антропологических знаний начался намного ранее и включал в себя изучение особенностей физического типа народов (этническая антропология и расоведение); развитие общетеоретических представлений о происхождении человека (сейчас – теория антропогенеза).
   Вопросы же, связанные с изучением вариаций строения отдельных систем и органов человека, возрастной изменчивости и физического развития (современная морфология человека) долгое время не выходили из круга интересов анатомов и медиков.
   Наибольшее развитие за рубежом антропология получила в Великобритании и США. Британская антропология развивалась на этнографическом материале, почерпнутом за пределами страны, – в многочисленных колониях; английские ученые часто уезжали на поиски затерянных в разных уголках мира примитивных племен. Антропология в других странах Европы складывалась на базе местного фольклора и крестьянской культуры, поэтому она была нацелена на изучение отношений внутри одного общества и называлась этнологией. В США антропология формировалась на весьма специфичном культурном ареале – изучении американских индейцев, т.е. исконных жителей континента.
   Официальным годом «рождения» антропологии в России считается 1864 г., когда по инициативе первого российского антрополога А. Богданова (1834—1896) был организован Антропологический отдел Общества любителей естествознания (переименованного впоследствии в Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии – ОЛЕАЭ).
   Истоки антропологических исследований в России связаны с именами В. Татищева, Г. Миллера, П. Палласа и других участников и руководителей разнообразных экспедиций (в Сибирь, на север, Аляску и др.), накапливающих антропологические характеристики различных народов Российской империи на протяжении XVIII—XIX вв.
   В то время как накопление данных о физическом типе народов России и зарубежных стран шло параллельно с этнографическими исследованиями, другая область антропологии, трактующая вопросы происхождения человека и его места в системе животного мира, развивалась в связи с «натуральной историей». Работы А. Протасова, С. Забелина, А. Шумлянского, Д. Иванова и других русских анатомов еще в XVIII в. заложили прочные основы для развития отечественной анатомии. Представителем анатомии начала XIX в. был выдающийся анатом и физиолог П. Загорский, автор ряда тератологических исследований. На русский язык были переведены наиболее крупные произведения мировой естественно-исторической литературы, например знаменитая «Естественная история» Ж. Бюффона, опубликованная в России в период с 1749 по 1804 г.
   Один из крупнейших естествоиспытателей XIX в., основатель современной эмбриологии, выдающийся географ и путешественник, К. Бэр (1792—1876) известен и как один из крупнейших антропологов своего времени, как организатор антропологических и этнографических исследований в России. Особый интерес представляет его работа «О происхождении и распространении человеческих племен» (1822), в которой развивается взгляд о происхождении человечества из общего «корня», о том, что различия между человеческими расами выработались после их расселения из общего центра, под влиянием различных природных условий в зонах их обитания. Пожалуй, эта работа впервые представляет собой не просто сборник антропологических сведений и не сводится к простому постулированию некоторой идеи, а является попыткой доказательного логического вывода определенной гипотезы.
   С 1842 г. К. Бэр возглавлял Анатомический кабинет Академии наук в Петербурге, где хранилась небольшая краниологическая коллекция – собрание краниумов (черепов и их фрагментов) человека и его эволюционных предшественников, полученных для научных целей в ходе археологических раскопок. Следует особо отметить заслуги Бэра в разработке программы и методики антропологических, в первую очередь краниологических исследований. Наибольшее внимание К. Бэра привлекали вопросы происхождения человеческих рас, факторы возникновения расовых особенностей.
   Интерес к достижениям биологии характеризует не только российских естествоиспытателей, этнографов и анатомов, что обусловлено началом распространения во многих странах различных расистских «теорий», имеющих своей целью «научное» обоснование неравноценности человеческих расовых типов. В этот период истории данные антропологии, еще только формирующейся самостоятельной науки, начинают активно использоваться в неблаговидных политических целях.
   В борьбе против расистских теорий использовались доводы, полученные в ходе специальных антропологических и этнографических исследований, осуществленных рядом русских ученых.
   В частности, огромное значение имеют работы Н. Миклухо-Маклая (1846—1888). Будучи зоологом по специальности, он прославил русскую науку не столько работами в этой области, сколько своими замечательными исследованиями по этнографии и антропологии народов Новой Гвинеи и других областей южной части Тихого океана.
   Развитие русской антропологии в 60-е – 70-е гг. справедливо называют «богдановским периодом». Профессор Московского университета А. Богданов, как уже отмечалось, был инициатором и организатором Общества любителей естествознания (позже – ОЛЕАЭ, основано в 1863 г. при Московском университете). Общество занималось организацией многочисленных естественно-научных экспедиций, выставок, издательской и просветительской деятельностью, содействием финансированию науки.
   Важнейшей задачей Общества было содействие развитию естествознания и распространению естественно-исторических знаний. В программу работ Антропологического отдела были включены антропологические, этнографические и археологические исследования, что отражало взгляды того времени на антропологию как комплексную науку о физическом типе человека и его культуре.
   В 1867 г. в Москве состоялась организованная по инициативе А. Богданова этнографическая выставка, на которой были представлены и антропологические материалы. Были организованы экспедиции на север России, в центральные, западные и южные ее области, на Северный Кавказ, в Грузию и Среднюю Азию. Основное внимание уделялось археологическим раскопкам и сбору краниологических коллекций.
   К сбору и систематизации краниологических материалов были привлечены различные специалисты, в том числе и авторы ценных антропологических работ – Д. Анучин, Н. Зграф, А. Тихомиров, Д. Самоквасов, В. Радаков, С. Моравицкий и др.
   Большой вклад в развитие российской антропологии внес Д. Анучин. Находясь в 1876—1878 гг. в заграничной командировке, он не только ознакомился с ведущими музеями Германии, Англии, Франции, Австрии и других стран, участвовал в археологических раскопках и собирал коллекции, но и подготовил Русский антропологический отдел на Всемирной выставке 1878 г. в Париже. Экспозиция отдела и сами достижения российской антропологии получили высочайшую оценку европейских ученых – ОЛЕАЭ была присуждена золотая медаль.
   Однако подлинным триумфом молодой русской антропологии стало открытие Антропологической выставки 3 апреля 1879 г. в Москве. Годы подготовки к выставке были периодом наиболее интенсивной исследовательской деятельности А. Богданова. В 1867 г. вышла в свет самая крупная его работа «Материалы по антропологии курганного периода в Московской губернии», а за ней и ряд других. В это время он формулирует свои теоретические взгляды в области антропологии и разрабатывает методические вопросы.
   Наибольшее его внимание как исследователя привлекало изучение этногенеза русского народа по данным краниологии.
   В 70-х гг. XIX в. антропология не только в России, но и в Европе оставалась еще вне круга университетских дисциплин, хотя еще в 1864 г. А. Богданов предложил проект чтения публичного курса антропологии. Проблемы происхождения и классификации человеческих рас выходили за пределы специальных научных интересов и приобретали политическую остроту, которая не могла не вызвать настороженного отношения к антропологии в официальных сферах.
   Только в 1880 г. в Московском университете по инициативе Д. Анучина начал работать первый в России курс по физической антропологии.
   Первая крупная работа Д. Анучина (1874) была посвящена антропоморфным обезьянам и представляла собой весьма ценную сводку по сравнительной анатомии высших обезьян. В монографии по антропологии и этнографии айнов (1876) наряду с антропологическим материалом Д. Анучин широко использовал и этнографические, и исторические, и даже лингвистические данные.
   Этот комплексный подход характеризует в целом то направление, начало которому было положено Д. Анучиным в России. Характерной особенностью всей деятельности Д. Анучина было стремление популяризировать науку, сохраняя при этом всю точность и строгость научных исследований. Одним из результатов его деятельности стало учреждение в 1882 г. Антропологического музея в Москве, основанием для которого послужили коллекции, собранные к Антропологической выставке 1879 г. Серия «Труды антропологического отдела», изданная под редакцией Д. Анучина, содержит ряд работ, посвященных антропологическому изучению отдельных народов.
   Начало «советского периода» российской антропологии также связано с деятельностью Д. Анучина. Пользуясь колоссальным уважением в научных кругах, он не только продолжал работу в университете и в научных обществах, но и выступал инициатором и организатором новых учреждений. Так, по его ходатайству весной 1919 г. в Московском университете была учреждена кафедра антропологии, которая с тех пор является основным учреждением в России, подготавливающим специалистов в области физической антропологии. После организации Института антропологии в 1922 г. работа московских антропологов, возглавляемая В. Бунаком (учеником Д. Анучина), получает новое направление. Интенсивно развивается начатое Е. Чепурковским (1871—1950) применение биометрического и географического методов исследования. Под руководством В. Бунака получают развитие дифференцированные приемы морфологического анализа. Широко развернулись исследования антропологического состава населения России и республик СССР.
   Отметим главное: в первых десятилетиях XX в. российская антропология представляла собой вполне самостоятельную университетскую дисциплину. Ее основанием была практически непрерывная научная традиция комплексного подхода к исследованию человека (знаменитая «анучинская триада» наук, неразрывно связанных между собой: антропология – археология – этнография).
   К этому периоду – этапу становления физической антропологии – относится разработка общих и частных антропологических методик; формируются специфическая терминология и сами принципы исследований; происходят накопление и систематизация колоссальных материалов, касающихся вопросов происхождения, этнической истории, расового многообразия и при этом единства человека как биологического вида.
   К XX в. ситуация в зарубежной антропологии изменилась, в первую очередь, в связи с появлением работ представителей так называемой американской культурно-исторической школы. Принципиальная установка этой школы на несводимость различных культур к одному основанию привела к появлению абсолютно нового взгляда, суть которого – рассмотрение каждой отдельной культуры как уникального целого, формирующегося под воздействием физического окружения, культурных контактов и других разнообразных факторов.
   В американской антропологии на сегодняшний день выделяют четыре дисциплины: физическую, археологическую, культурную и лингвистическую антропологию, в Великобритании – только три: физическую антропологию, археологию и социальную антропологию.
   В отечественной литературе основными разделами антропологии до недавнего времени считали морфологию человека, учение об антропогенезе, расоведение. Однако сегодня активно развивается и по праву занимает центральное место социальная антропология, именно в ее рамках и ее представителями вырабатываются базовые теоретические положения, характерные для антропологии в целом. Только социальная антропология предоставляет уникальную возможность побывать сразу во всех обществах, рассмотреть их в кросс-культурной перспективе, т.е. сравнить традиции и обычаи разных стран.
   К. Клакхон таким образом характеризовал состояние и предмет науки, называемой сегодня антропология: «К началу XX века ученые, интересовавшиеся необычными, драматическими и непонятными аспектами человеческой истории, были известны под именем антропологов. Это были люди, занимавшиеся поиском самых отдаленных предков человека, гомеровской Трои, прародины американских индейцев, связей между солнечной активностью и цветом кожи, историей изобретения колеса, английской булавки и керамики. Они хотели знать, «как современный человек пришел к этому образу жизни»: почему одними управляют короли, другими – старики, третьими – воины, а женщины – никем; почему у одних народов наследство передается по мужской линии, у других – по женской, а у третьих – и по той, и по другой; почему одни люди болеют и умирают, если они считают, что их заколдовали, а другие смеются над этим. Они занимались поиском универсалий в биологии и поведении человека. Они доказывали, что в физическом строении людей разных континентов и регионов гораздо больше сходств, чем различий. Они обнаружили многочисленные параллели в обычаях людей, некоторые из которых можно было объяснить историческими контактами. Другими словами, антропология стала наукой о сходствах и различиях между людьми»[1].

Коротко о главном

   Антропология (или антропологическая наука) в широком понимании представляет собой область знания, предметом исследования которой является человек. Для настоящего времени характерно неоднозначное понимание содержания антропологии: 1) как общей науки о человеке, объединяющей в себе знания разнообразных естественно-научных и гуманитарных дисциплин; 2) как науки, исследующей биологическое разнообразие человека. Собственно биологическая антропология занимается исследованием исторических и географических аспектов изменчивости биологических свойств человека (антропологических признаков).
   Предметом изучения биологической (или физической) антропологии является многообразие биологических признаков человека во времени и пространстве. Задача биологической антропологии – выявление и научное описание изменчивости (полиморфизма) ряда биологических признаков человека и систем этих (так называемых антропологических) признаков, а также выявление причин, обусловливающих это многообразие.
   Уровни изучения биологической антропологии соответствуют практически всем уровням организации человека.
   Физическая антропология имеет несколько основных разделов – направлений исследования биологии человека. С большой долей условности можно говорить о существовании антропологии исторической (исследует историю и праисторию многообразия человека) и антропологии географической (исследует географическую вариабельность человека).
   В качестве самостоятельной научной дисциплины физическая антропология оформилась во второй половине XIX в. Практически одновременно в странах Западной Европы и в России были учреждены первые научные антропологические общества и стали издаваться первые специальные антропологические работы. Среди основоположников научной антропологии – выдающиеся ученые своего времени: П. Брок, П. Топинар, К. Бэр, А. Богданов, Д. Анучин и др.
   К периоду становления физической антропологии относится разработка общих и частных антропологических методик, формируются специфическая терминология и сами принципы исследований, происходят накопление и систематизация материалов, касающихся вопросов происхождения, этнической истории, расового многообразия человека как биологического вида.
   Российская антропологическая наука уже к началу XX в. представляла собой самостоятельную дисциплину и имела своим основанием непрерывную научную традицию комплексного подхода к исследованию человека.

Контрольные вопросы

   1. Кем впервые был применен термин «антропология», в каком значении, что в дословном переводе он означает?
   2. Каков объект изучения биологической антропологии?
   3. Что является предметом биологической антропологии, какие задачи ставит перед собой эта наука?
   4. Какие наиболее общие разделы можно выделить в рамках биологической антропологии?
   5. К какому периоду истории относят выделение физической антропологии как самостоятельной дисциплины?
   6. В чем в наиболее общих чертах заключается комплексный подход в антропологических исследованиях?

Литература

Обязательная

   1. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. – М.: Высшая школа, 1978.
   2. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология: Учебник. – М.: Высшая школа, 2002.

Дополнительная

   1. Грин Н., Стаут У., Тейлор Д. Биология. В 3 т. / Под ред. Р. Сопера. – М.: Мир, 1990.
   2. Залкинд Н.Г. Московская школа антропологии. – М.: Наука, 1975.
   3. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. – М.: Прогресс, 1993.
   4. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Таннер Дж., Барникот Н. Биология человека. – М.: Мир, 1968.
   5. Клакхон Клайд Кен Мейбен. Зеркало для человека. Введение в антропологию: Пер. с англ. / Под ред. А.А. Панченко. – СПб.: Евразия. – 1998.

Тема 2
Физическая антропология – классический раздел современной антропологии

   Антропология физическая – это биологическая наука о строении человеческого тела, о многообразии его форм.
   В 60-х гг. XX в. крупнейшие отечественные антропологи Я. Рогинский и М. Левин утверждали, что антропология есть отрасль естествознания, которая изучает происхождение и эволюцию физической организации человека и его рас. Это одно из последних фундаментальных определений физической антропологии в конечном счете сводит цели антропологического исследования к изучению биологических особенностей человека. Ограничение рамок антропологии и некоторое ее обособление от других сфер научного знания связано с углублением специализации отдельных направлений (разделов) уже в рамках этой частной науки.
   Многообразие человека во времени и пространстве складывается из проявлений большого числа самых разных черт и признаков.
   Антропологический признак – это любая особенность, имеющая конкретное состояние (вариант), по которому обнаруживается сходство или различие между индивидами, т.е. в принципе это любая характеристика, несущая информацию о биологических особенностях человека. Можно дать более строгое определение: антропологический признак – это конкретное выражение любого биологического свойства человеческого организма, которое может принимать разную выраженность у разных индивидов, а также может быть точно измерено или описано.
   Существуют признаки с непрерывным характером вариации, порядковые признаки, признаки дискретно варьирующие (или номинальные). Классическими антропологическими признаками считаются измерительные и описательные соматические (определяются на живом человеке) и скелетные (определяются на черепе и костях скелета) морфологические показатели.
   Специальные разделы антропологии посвящены исследованию генетических, молекулярных, физиологических систем признаков, исследуется морфология на уровне органов и их систем, на уровне индивида. Изменчивость этих характеристик исследуется на надындивидуальном – популяционном уровне.
   Таким образом, задачи физической антропологии – научное описание биологического разнообразия современного человека и интерпретация причин этого разнообразия.
   Методы исследования:
   а) морфологические;
   б) генетические (в особенности популяционной генетики);
   в) демографические (связь демографии с популяционной генетикой);
   г) физиологические и морфофизиологические (экология и адаптация человека);
   д) психологические и нейропсихологические (антропология и проблема возникновения речи и мышления; расовая психология);
   е) этнологические (приматология и возникновение человеческого общества и семьи);
   ж) математические (биологическая статистика и ее роль для всех разделов антропологии).
   Антропология исследует исторические и географические аспекты изменчивости биологических свойств человека (антропологические признаки). Можно сказать по-другому: это наука, изучающая историю возникновения и развития биологической изменчивости человека. По своему содержанию она относится скорее к кругу исторических дисциплин, а в методологическом отношении – однозначно к сфере биологии.
   Единую методологическую базу антропологических исследований, несомненно, представляет морфология. Под термином морфология (от греч. morphe – вид, форма) в биологии понимается учение о вариации строения объекта, его формы и структуры.
   Действительно, подавляющее большинство антропологических работ посвящено изменчивости строения биологических объектов, относящихся к различным уровням организации; основные методы антропологии направлены на выявление и определение формы и структуры этих объектов.
   Также исторически сложилось разделение физической антропологии на три относительно самостоятельные области исследования:
   • антропогенез (от греч. anthropos – человек, genesis – развитие) – область, включающая в себя широкий спектр вопросов, связанных с биологическими аспектами происхождения человека. Это морфология человека, рассматриваемая во времени, измеряемом геологическим масштабом;
   • расоведение и этническая антропология, изучающие сходство и различия между объединениями человеческих популяций разного порядка. По сути, это та же морфология, но рассматриваемая в масштабе исторического времени и в пространстве, т.е. на всей поверхности земного шара, населенной человеком;
   • собственно морфология, изучающая вариации строения отдельных органов человека и их систем, возрастную изменчивость организма человека, его физическое развитие и конституцию.
   Пожалуй, это и есть те общие направления, которые никогда не теряли своего ведущего значения и которые имеют значительную область пересечения. Но этими направлениями антропология не ограничивается – ведь биологическая изменчивость не исчерпывается одними лишь внешними морфологическими признаками.
   Антропология претерпевает постоянное и закономерное развитие, расширяется ее методологическая основа, идет ее наполнение данными и методами физиологии, биохимии, молекулярной биологии, генетики и экологии.
   С замечательного открытия, сделанного еще в 1918 г. Л. Гиршфельдом, начались исследования биохимического полиморфизма человека. При переливании крови у раненых солдат союзнической армии (Македонский фронт Первой мировой войны) он заметил, что представители разных народов, жители разных регионов Земли отличаются друг от друга по процентному соотношению известных тогда групп крови – групп крови системы АВО. В начале 30-х гг. XX в. такая же устойчивая биохимическая характеристика была получена в ходе независимых исследований, проводимых Н. Кольцовым и В. Бунаком для ряда популяций Восточной Европы. С этого момента количество совместных работ антропологов, медиков, биохимиков и генетиков нарастает год от года.
   По данным антропологии каждый человек индивидуален не только по своим психическим или личностным качествам, но и по биологическим признакам.
   В настоящее время открыто свыше 30 независимых систем биохимически специфичных и передающихся по наследству эритроцитов крови. Та же специфика выявлена для множества белков сыворотки крови, типов гемоглобина, ушной серы, отдельных вкусовых реакций и т.д. Эти признаки теперь являются темой исследований антропологов.
   Мощное развитие антрополого-биохимических работ неразрывно связано с успехами популяционной генетики. Ее специальное направление – так называемая антропогенетика – посвящено исследованию генетических процессов в популяциях современного человека. Каков механизм формирования биологической изменчивости человека и как этот «механизм» можно грамотно исследовать? Этой проблеме посвящена значительная часть антропологических работ.
   Итак, результаты изучения биохимического полиморфизма человека содержат чрезвычайно ценную информацию генетического плана. Эти данные, рассмотренные одновременно с традиционными морфологическими характеристиками, вносят весомый вклад в выяснение механизмов формирования общей биологической изменчивости человека. Особенно ценно, что эти в принципе независимые друг от друга исследования, чаще всего приводят специалистов к сходным выводам биологического и исторического порядка.
   Вооружившись физиологической методикой, антропологи сделали существенный прорыв в изучении проблемы адаптации, т.е. приспособления человеческого организма к разным условиям существования. Исследования населения экстремальных экологических зон показывают, что климатические и геохимические факторы имеют огромное значение в формировании большого числа физиологических и морфологических свойств. Так возникло еще одно вполне самостоятельное направление антропологических исследований – физиологическая, или экологическая, антропология (ее еще называют антропоэкологией), исследующая приспособительную изменчивость популяций человека, обитающих в разнообразных условиях окружающей среды, с использованием морфологических и физиологических методов.
   В ходе таких разноплановых совместных работ изменился характер научного мышления исследователей. В антропологии стал преобладать принцип динамизма – подвижности и относительности антропологических явлений разного масштаба.
   Общепризнанно, что все люди принадлежат к одному биологическому виду Homo sapiens. Это панойкуменный вид, он очень широко расселен по территории Земли, географически неоднороден и распадается на различные группы разного масштаба. По общебиологическим меркам между всеми людьми, составляющими эти группы, нет очень резких различий, но изменчивость существует как внутри этих групп, так и между ними. Эти группы – популяции человека – основной объект антропологического исследования и ключевая биологическая категория. Имеется множество определений популяции и ее критериев.
   В большинстве биологических работ под популяцией (дословно – население) понимается изолированная совокупность особей одного вида, характеризующихся общностью происхождения, местообитания и образующих целостную генетическую систему.
   Согласно более развернутой трактовке популяция – это минимальная и в то же время достаточно многочисленная самовоспроизводящаяся группа одного вида, населяющая определенное пространство на протяжении эволюционно длительного периода времени. Эта группа формирует самостоятельную генетическую систему и собственное экологическое гиперпространство. Наконец, эта группа на протяжении большого числа поколений оказывается изолированной от других аналогичных групп особей (индивидов).
   Под популяцией может пониматься «совокупность особей определенного вида, в течение достаточно длительного времени (большого числа поколений) населяющих определенное пространство, внутри которого практически осуществляется та или иная степень панмиксии и нет заметных изоляционных барьеров, которая отделена от соседних таких же совокупностей особей данного вида той или иной степенью давления, тех или иных форм изоляции»[2].
   Пожалуй, последнее определение может быть признано одним из наиболее развернутых, полных и жестких по выдвигаемым критериям. Оно описывает требования к популяции как основной теоретической модели, работающей в рамках биологии.
   Можно было бы привести еще несколько близких формулировок, сделанных известными учеными, в частности следующее определение: «группа организмов, принадлежащих к одному виду и занимающих в определенный момент времени определенное место в пространстве, называется популяцией»[3]. Важно, что при всей этой терминологической неопределенности работа на популяционном уровне весьма успешно проводится и в экологии, и в популяционной генетике, и в других областях естествознания.
   Итак, основные критерии популяции, пусть даже не абсолютные и на практике не всегда выполняемые, это:
   • единство местообитания или географическое расположение (ареал);
   • единство происхождения группы;
   • относительная изолированность этой группы от других аналогичных групп (наличие межпопуляционных барьеров);
   • свободное скрещивание внутри группы и соблюдение принципа панмиксии, т.е. равновероятность встречи всех существующих генотипов в пределах ареала (отсутствие значительных внутрипопуляционных барьеров).
   Последнее свойство – возможность поддержания в течение ряда поколений такой численности, которая является достаточной для самовоспроизведения группы.
   Все перечисленные биологические определения оказываются одинаково справедливыми и в отношении человека. Но поскольку антропология имеет двоякую направленность – биологическую и историческую, из представленных формулировок можно вывести два важных следствия:
   • следствие биологическое: индивиды, входящие в состав популяции, по идее, должны характеризоваться несколько большим сходством между собой, чем с индивидами, относящимися к другим аналогичным группам. Степень этого сходства определяется единством происхождения и занимаемой территории, относительной изоляцией популяции и временем этой изоляции. Характер изменчивости внутри популяции в значительной степени зависит от уровня панмиксии, численности группы, плотности населения, стабильности условий окружающей среды и меры приспособленности индивидов, формирующих популяцию;
   • следствие историческое: популяция человека – особая категория популяций, имеющая свои особенности. Ведь это общность именно людей, и популяционная история представляет собой не что иное как «судьбу» отдельного человеческого сообщества, имеющего свои традиции, социальную организацию и культурную специфику. Эти сугубо человеческие свойства априорно могут участвовать в формировании биологической изменчивости.
   Подавляющее большинство популяций имеет уникальную, довольно сложную и до сих пор не разработанную иерархическую структуру, подразделяясь на ряд естественных более мелких единиц и в то же время входя в более крупные популяционные системы (в том числе этнотерриториальные общности, расовые группы и т.п.).
   Различия в языке, религии, принадлежность к тому или иному социальному классу и другие факторы вместе с климато-географическими условиями способствуют возникновению и поддержанию внутри– и межпопуляционных барьеров и определяют генетическую и морфологическую специфику групп людей. Разнообразные социальные нормы и традиции диктуют правила, в соответствии с которыми осуществляется выбор брачных партнеров, определяется возраст вступления в брак и число детей в семье. Распространение тех или иных заболеваний и характер смертности населения связаны не только с особенностями климата и прочими естественными факторами, но и с размером и структурой сообщества, способом размещения и сооружения поселений, характером диеты и способом «добывания» пищи, традициями гигиены и, конечно же, успехами медицины и профилактики, войнами, техногенными катастрофами, эпидемиями и др. Этот перечень можно продолжать. Важно запомнить, что, с точки зрения антрополога, популяция человека представляется категорией не только биологической, но и исторической, и каждый раз, говоря о биологических характеристиках – о внутри– и межпопуляционной изменчивости, – не следует упускать из виду широкий спектр уникальных для человека социальных факторов, действие которых во многом эту изменчивость определяет.

Коротко о главном

   В ходе исследований антропологи устанавливают меру относительного сходства между объектами (индивидами, группами индивидов, популяциями) и вписывают их в систему других уже исследованных объектов.
   Эта мера получила название биологической изменчивости, и можно сказать, что антропология занимается исследованием ее исторических и географических аспектов.
   Исторически антропология разделяется на ряд областей: антропогенез, расоведение и этническая антропология; собственно морфология; изучение биохимического полиморфизма человека и экологическая антропология.
   Антропологическое исследование основывается на анализе двух взаимосвязанных уровней организации человека – индивидуального и надындивидуального. Любая работа начинается с исследования индивида – описания тех или иных биологических признаков организма человека. Затем объектом работы становятся группы обследованных людей: сначала сравниваются характеристики отдельных индивидов, принадлежащих к одной группе (эта мера сходства и отличия называется внутригрупповой изменчивостью), после этого сопоставляются полученные статистические характеристики самих этих групп (оценивается так называемая межгрупповая изменчивость).
   Под популяцией понимается изолированная совокупность особей одного вида, характеризующихся общностью происхождения, местообитания и образующих целостную генетическую систему. Это группа организмов, принадлежащих к одному виду и занимающих в определенный момент времени определенное место в пространстве. Большинство популяций имеет сложную иерархическую структуру, разделяясь на ряд естественных более мелких единиц и в то же время входя в более крупные популяционные системы. Основные критерии популяции – это единство местообитания (ареал); единство происхождения; относительная изолированность группы от других аналогичных групп; отсутствие значительных внутрипопуляционных барьеров; возможность поддержания численности, достаточной для самовоспроизведения группы.
   С точки зрения антрополога популяция человека – категория биологическая и историческая.

Контрольные вопросы

   1. Что такое биологическая изменчивость?
   2. Каковы типы изменчивости?
   3. Что такое популяция и как она подразделяется?
   4. Что такое антропологические признаки и каковы принципы их группировки?

Литература

Основная

   1. Морфология человека / Под ред. Б.А. Никитюка и В.П. Чтецова. – М.: Изд-во МГУ, 1990.
   2. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. – М.: Высшая школа, 1978.
   3. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Тэннер Дж., Барникот Н., Рейнолдс В. Биология человека. – М.: Мир, 1979.
   4. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. – М.: Высшая школа,2002.

Дополнительная

   1. Алексеев В.П. Историческая антропология и этногенез. – М.: Наука, 1989.
   2. Бигон М., Харпер Дж., Таунсенд К. Экология. Особи, популяции и сообщества. Т. 1. – М.: Мир, 1989.
   3. Бунак В.В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. – М.: Наука, 1980.
   4. Гиляров А.М. Популяционная экология. – М.: Изд-во МГУ, 1990.
   5. Дерябин В.Е. Многомерная биометрия для антропологов. – М.: Изд-во МГУ, 1983.
   6. Кайданов Л.З. Генетика популяций. – М.: Высшая школа, 1996.
   7. Фарб П. Популярная экология. – М.: Мир, 1971.

Тема 3
Антропогенез: основные теории

   Антропогенез (от греч. anthropos – человек, genesis – развитие) – процесс развития современного человека, палеонтология человека; наука, изучающая происхождение человека, процесс его развития.
   Комплекс подходов к изучению прошлого человечества включает:
   биологические науки:
   • биология человека – морфология, физиология, церебрология, палеонтология человека;
   • приматология – палеонтология приматов;
   • палеонтология – палеонтология позвоночных, палинология;
   • общая биология – эмбриология, генетика, молекулярная биология, сравнительная анатомия.
   физические науки:
   • геология – геоморфология, геофизика, стратиграфия, геохронология;
   • химия;
   • тафономия (наука о захоронении ископаемых остатков);
   • методы датирования – распад радиоактивных элементов, радиоуглеродный, термолюминесцентный, косвенные методы датирования;
   социальные науки:
   • археология – археология палеолита, археология позднейших времен;
   • этноархеология, сравнительная этнология;
   • психология.
   Количество теорий о происхождении человека огромно, однако основными являются две – теории эволюционизма (возникшая на основе теории Дарвина и Уоллеса) и креационизма (возникшая на основе Библии).
   Вот уже около полутора столетия не стихают дискуссии между сторонниками этих двух различных теорий в биологии и естествознании.
   Ни одна из доктрин (равно как и ни одна из версий каждой из них) не более научна, чем другая, ибо невозможно доказать правильность ни одной из них, используя только естественно-научные методы[4].
   Естествознание анализирует процессы, происходящие в настоящее время, и не может охватывать уникальные события, произошедшие в прошлом. Сотворение мира не подлежит экспериментальному наблюдению и воспроизведению, а эволюция (в смысле возрастания упорядоченности) мира происходит так медленно, что ее также невозможно наблюдать и воспроизводить.
   Информацию о возникновении Вселенной, жизни и всех форм жизни могут дать только исторические свидетельства с учетом, разумеется, результатов естественных наук. В этом аспекте исследование происхождения Вселенной, жизни и всех ее форм следует рассматривать как относящееся к исторической науке и только частично опирающееся на естественно-научные методы.
   Однако, как известно, даже исторические свидетельства далеко не всегда могут быть интерпретированы однозначно, а центральные исходные положения обеих доктрин носят чисто мировоззренческий характер и вообще не имеют прямых исторических свидетельств.
   В то же время каждую из них можно вполне назвать научной моделью только при условии, если только использовать ее для объяснения и предсказания наблюдаемых научных фактов. А отдать предпочтение следует той из них, которая лучше объясняет данные наблюдений, т.е. той, которая объясняет больший набор данных при меньшем числе модификаций модели.
   В настоящее время в России, где в течение многих десятилетий насаждался атеизм (и во многих европейских странах и штатах США), преподается только одна доктрина эволюционизма при полном отсутствии ее однозначного профессионально-научного обоснования. Тем самым отдается явное предпочтение научно не доказанной теории, так как все попытки построить физико-математическую, атомно-молекулярную и любую другую научную теорию универсальной эволюции[5] закончились провалом, т. е. теория универсальной эволюции осталась чисто спекулятивной, до сих пор ничем не подтвержденной гипотезой словесно-интерпретационного характера.
   Согласно эволюционной теории человек произошел от обезьяны. Место человека в отряде современных приматов таково:
   1) подотряд полуобезьян: секции лемуроморфных, лориморфных, тарсииморфных;
   2) подотряд антропоидов:
   а) секция широконосых обезьян: семейство игрункообразных и капуцинообразных;
   б) секция узконосых обезьян:
   • надсемейство церкопитекоидов, семейство мартышкообразных (низшие узконосые): подсемейство мартышковых и тонкотелых;
   • надсемейство гоминоидов (высшие узконосые):
   • семейство гиббонообразных (гиббоны, сиаманги);
   • семейство понгид. Орангутан. Африканские понгиды (горилла и шимпанзе) как самые близкие родственники человека;
   • семейство гоминид. Человек – его единственный современный представитель.
   Рамки семейства гоминид зависят от признаков, положенных в основу определения места конкретных видов в системе «гоминоиды» (Hominoidea) – высшие обезьяны. Возникли в период верхнего эоцена или олигоцена, самые древние формы выявлены в Египте (оазис Файюм). Первые представители – олигопитециды (Oligopithecidae) и плиопитециды (Pliopithecidae) – не слишком отличаются от парапитековых обезьян, их систематика крайне запутана. Иногда все они объединяются в одно семейство плиопитецид в качестве трех подсемейств (Pliopithecinae, Oligopithecinae и Propliopithecinae). Более прогрессивные формы известны из периода миоцена, когда гоминоиды достигли своего расцвета. Нижне-среднемиоценовые гоминоиды относятся к Проконсулидам (Proconsulidae), а среднеподнемиоценовые – к Дриопитецидам (Dryopithecidae). Поскольку единственным современным представителем семейства является человек, исторически были выделены три важнейшие системы его особенностей, считающиеся истинно гоминидными. И названные гоминидной триадой:
   • прямохождение (бипедия);
   • кисть, приспособленная к изготовлению орудий;
   • высокоразвитый мозг
   В настоящее время выделяют следующие основные этапы эволюции человека:
   дриопитек – рамапитек – австралопитек – человек умелый – человек прямоходящий – неандертальский человек (палеоантроп) – неоантроп (это уже человек современного типа, homo sapiens).
   Дриопитеки появились 17—18 млн лет назад и вымерли около 8 млн лет назад, обитали в тропических лесах. Это ранние человекообразные обезьяны, которые, вероятно, появились в Африке и пришли в Европу во время пересыхания доисторического моря Тетис. Группы этих обезьян лазили по деревьям и питались их плодами, поскольку их коренные зубы, покрытые тонким слоем эмали, не были пригодны для пережевывания грубой пищи.
   Возможно, дальним предком человека был рамапитек (рама – герой индийского эпоса). Предполагается, что рамапитеки появились 14 млн лет назад и вымерли около 9 млн лет назад. О их существовании стало известно по найденным в Сиваликских горах в Индии фрагментам челюсти. Были ли эти существа прямоходящими, установить пока невозможно.
   Некоторые изменения в зубочелюстной системе сближают рамапитека с человеком и, следовательно, позволяют провести морфологическое разграничение с современными ему обезьянами, отличающимися более примитивным строением зубочелюстного аппарата.
   Австралопитеки, населявшие Африку 1,5—5,5 млн лет назад, были связующим звеном между животным миром и первыми людьми. Австралопитеки не имели таких естественных органов защиты, как мощные челюсти, клыки и острые когти, и уступали в физической силе крупным животным. Использование природных предметов (камней, длинных костей крупных животных и т.д.) в качестве орудий для защиты и нападения, позволило австралопитекам защищать себя от врагов. Объем мозга австралопитеков значительно превышал объем мозга близких им по размерам тела шимпанзе.
   В 60—70 гг. XX в. в Африке же были обнаружены останки существ, объем полости черепа которых составлял 650 см3. Их мозг был значительно меньше, чем у человека, но значительно больше, чем у типичных южноафриканских австралопитеков. В непосредственной близости от места находки были обнаружены самые примитивные орудия труда из гальки. Ученые предположили, что это существо может быть отнесено к роду Homo, и дали ему название Homo habilis человек умелый, подчеркивающее его умение изготавливать примитивные орудия труда. Судя по найденным останкам, датирующимся 2—1,5 млн лет назад, человек умелый существовал более полумиллиона лет, медленно эволюционировал, пока не приобрел значительное сходство с человеком прямоходящим.
   Одной из самых замечательных была знаменитая находка первого питекантропа, или человека прямоходящего (Homo erektus), обнаруженного голландским ученым Э. Дюбуа в 1881 г. Увлеченный идеями Ч. Дарвина, Дюбуа поехал на о. Ява, чтобы попытаться найти там «связующее звено» между человеком и обезьяной. Уже в XX в. на Яве были найдены несколько питекантропов, в Китае – близкие к ним синантропы. Все они представляют различные географические варианты человека прямоходящего, существовавшего приблизительно от 1,6 млн до 200 тыс. лет назад.
   Древнейшие люди обладают сходными признаками: массивная со скошенным подбородком челюсть сильно выступает вперед, на низком покатом лбу имеется надглазничный валик, высота черепа по сравнению с черепом современного человека мала, но объем мозга варьирует в пределах 800—1400 см3. Мозг древнейших людей сильно отличался от мозга высших обезьян: у них намного лучше, чем у обезьян, были развиты доли мозга, управляющие высшей нервной деятельностью, левое полушарие мозга было больше правого, что, по-видимому, как и у современных людей, связано с праворукостью. Наряду с добыванием растительной пищи питекантропы занимались охотой, о чем свидетельствуют находки в местах их жизни костей мелких грызунов, оленей, медведей, диких лошадей, буйволов.
   В пещере Чжоу-Гоу-Дянь, близ Пекина, где найдены останки синантропов и их многочисленные каменные орудия, обнаружены и следы костров (угли, зола, обожженные камни). Скопление золы, достигавшее в отдельных местах шести-семиметровой толщины, показывает, что синантропы заселяли пещеру в течение длительного времени. Искусственно добывать огонь синантропы, по-видимому, еще не умели. Они, вероятно, получали его при лесных пожарах или извержении вулкана, а затем сохраняли не только из года в год, но и от поколения к поколению. Умение пользоваться огнем было огромным завоеванием человека. Оно позволило сделать пищу более усвояемой, способствовало лучшей защите от врагов и холода, расширению ареала древнейших людей.
   Мышление, хотя и в примитивной форме, использование огня и изготовление орудий стали главнейшими преимуществами древнейших людей в борьбе за существование.
   На этом этапе эволюции человека начинают проявляться новые, социальные закономерности, которые со временем стали главнейшими в существовании человеческого общества. Но наряду с зарождающимися социальными закономерностями продолжают действовать и прежние, биологические. Естественный отбор сохранял, по-видимому, именно те группы древнейших людей, у которых быстрее и лучше развивались мышление, речь, трудовая деятельность.
   Древнейших людей сменили древние люди – неандертальцы (по месту их первой находки в долине р. Неандр, Германия). Ареал древних людей, как показывают находки в Африке, Азии и Европе, был достаточно велик.
   Неандертальцы жили в ледниковую эпоху от 200 до 30 тыс. лет назад. Широкое распространение древних людей не только в областях с теплым благоприятным климатом, но и в суровых условиях подвергшейся обледенению Европы свидетельствует об их значительном по сравнению с древнейшими людьми прогрессе: древние люди умели не только поддерживать, но и добывать огонь, уже владели речью, объем их мозга равен объему мозга современного человека, о развитости мышления свидетельствуют орудия их труда, которые по форме были довольно разнообразными и служили для самых различных целей – охоты на животных, разделывания туш, строительства жилища.
   Выявлено возникновение элементарных социальных взаимоотношений у неандертальцев: забота о раненых или больных. У неандертальцев впервые встречаются захоронения.
   Коллективные действия уже в первобытном стаде древних людей играли решающую роль. В борьбе за существование побеждали те группы, которые успешно охотились и лучше обеспечивали себя пищей, заботились друг о друге, достигали меньшей смертности детей и взрослых, лучше преодолевали тяжелые условия существования. Умение изготовлять орудия труда, членораздельная речь, способность к обучению – эти качества оказались полезными и для коллектива в целом. Естественный отбор обеспечивал дальнейшее прогрессивное развитие многих признаков. В результате совершенствовалась биологическая организация древних людей. Но влияние социальных факторов на развитие неандертальцев становилось все сильнее.
   Возникновение людей современного физического типа (Homo sapiens), сменивших древних людей, произошло относительно недавно, около 50 тыс. лет назад.
   Останки ископаемых людей современного типа обнаружены в Европе, Азии, Африке и Австралии. В гроте Кроманьон во Франции было обнаружено сразу несколько скелетов людей этого типа. Поэтому ископаемых людей современного типа назвали кроманьонцами. В нашей стране останки этих людей были обнаружены около Воронежа и Владимира.
   Ископаемые люди современного типа обладали всем комплексом основных физических особенностей, которые имеются и у наших современников. Их умственное развитие по сравнению с неандертальцами и тем более с человеком прямоходящим было гораздо более высоким. Об этом свидетельствуют не только объем и строение их мозга, но и совершенствование и все большее разнообразие кремниевых орудий. Для их изготовления кроманьонцы стали широко использовать и более трудно обрабатываемые материалы – кость, рог. Изучение орудий труда кроманьонцев показывает, что уже в то время человек умел сшивать шкуры животных и изготавливать из них одежду, жилье. Все это делало человека менее зависимым от климатических условий. Именно поэтому люди начинают осваивать ранее недоступные для них районы земного шара, переносить неблагоприятные условия окружающей среды. На этом этапе произошло еще одно крупное событие в жизни людей – возникло искусство. Рисунки первых художников, обнаруженные на стенах пещер, каменные и костяные скульптуры выполнены с удивительным для того времени мастерством. Всемирной известностью пользуется живопись Каповой пещеры (на Урале).
   Говоря об эволюции человека, необходимо помнить о том, что до настоящего времени ученые не пришли к единому мнению относительно деталей строения генеалогического древа приматов. Основной материал антропологам поставляют археологические раскопки.
   Основной принцип археологии достаточно прост: то, что лежит в более глубоких слоях, имеет более древний возраст. Сложности возникают при попытках определить абсолютный возраст той или иной находки. В середине XX в. открыты достаточно точные методы датировки, основанные на радиоизотропном анализе. В последние десятилетия в антропологии широко используются методы геохимии, биохимии, генетики, однако решить все проблемы датировки ископаемых останков и, значит, происхождения человека пока не удалось.
   В изучении антропогенеза интересно то, что история человека складывалась как мозаика – по кусочкам. Сначала находили орудия труда древних людей, потом стали обращать внимание на фрагменты черепов и скелетов, лежавших в земле рядом с этими орудиями. Сначала (1865 г.) был описан неандерталец, потом питекантропы, и только потом более древние формы. Еще в начале второй половины XX в. было принято считать, что человек впервые появился в Азии около 800 тыс. лет назад, и что между обезьяной и человеком есть так называемое «недостающее звено», но последующие открытия, сделанные в Африке, убеждают нас в том, что человек появился значительно раньше, а его прародина – Африка. А «недостающее звено» так до сих пор и не найдено. Важно и то, что африканские находки вместе с достижениями генетики опровергают существовавшие ранее представления о постепенном изменении организма человека вследствие трудовой деятельности.
   Новые открытия свидетельствуют о том, что прямохождение, увеличение размеров мозга и другие «человеческие признаки» появились за несколько миллионов лет до возникновения трудовой деятельности и человек появился не в результате постепенного поступательного развития, а в результате некоего скачка; при этом он длительное время существовал вместе с австралопитеками, которые потом вымерли.
   Одним из самых слабых мест изложенной эволюционной теории является датировка найденных останков и вообще определение возраста Земли и длительности всего процесса эволюции, приведшего к возникновению живой материи из неживой.
   Оценки ряда авторов[6] показали, что для случайного возникновения информации даже в одной молекуле ДНК не хватило бы времени, в огромное число раз (как минимум, в 1018) превышающего возраст нашей Вселенной (оцениваемый обычными методами ядерной хронометрии в 20 млрд лет, если считать, что такая молекула возникает при случайных столкновениях атомов более чем 10-5 массы земли, т.е. поверхностного слоя, происходящих с частотой более чем 1 раз в секунду).
   Образование ДНК и даже синтез белка из неорганических образований – это еще не зарождение биологической жизни. Самая мелкая «единица жизни», являющаяся основой строения и развития живых организмов, – это клетка. Именно клетка является живой элементарной системой, способной к самообновлению, саморегуляции и самовоспроизведению. И для случайного образования клетки с генетической программой потребовалось бы уж совсем невообразимо громадное количество времени.
   Считающиеся самыми надежными оценки возраста Вселенной в 10—20 млрд лет и возраста Земли в 5—10 млрд лет получены методами ядерной хронометрии при учете распадов долгоживущих радиоактивных ядер только из основных их состояний.
   Однако имеются научные данные о том, что методы крупномасштабной ядерной хронометрии дают только верхние пределы оценок возраста больших объектов (вплоть до Вселенной), которые могут быть весьма далекими от реальных значений. На простых моделях показано, что миллиардам лет, полученным обычным методом ядерной хронометрии, может соответствовать гораздо меньшее число лет (тысячи лет, например) в масштабах средних времен жизни ядер-хронометров[7].
   Слишком малое содержание гелия в земной атмосфере, который образуется в результате альфа-распада долгоживущих ядер-хронометров, также свидетельствует о том, что оценка возраста Земли в несколько миллиардов лет явно сильно завышена.
   Пока вопрос о реальном возрасте крупных космических объектов и всей Вселенной остается открытым в рамках ядерной физики и известных методов ядерной хронометрии.
   Имеются также работы[8], в которых указывается, что с момента зарождения Вселенной скорость света постепенно уменьшилась более чем в 10 млн раз и в такое же число раз была вначале больше скорость электромагнитного и радиоактивного распада. Поэтому атомные и ядерные «часы» при учете этого процесса должны давать значения, тоже примерно в миллион раз меньше ныне используемых значений.
   Другие космологические и космогонические методы определения возраста Вселенной являются еще менее надежными, неоднозначными и сильно зависят от модельных предположений.
   Второй важный и до сих пор не решенный вопрос в науке – это согласование эволюции и второго закона термодинамики. Можно ли теорию универсальной эволюции от неживой материи к самозарождению живого и далее через постепенное развитие простейших одноклеточных организмов в сложные многоклеточные и, в конечном счете, в человека, в котором имеется не только биологическая, но и духовная жизнь, согласовать со вторым законом термодинамики, который носит настолько всеобщий характер, что его называют законом роста энтропии (беспорядка), действующим во всех закрытых системах, включая всю Вселенную?
   Пока разрешить эту фундаментальную проблему никому не удалось. Существование одновременно универсальной эволюции и закона роста энтропии как всеобщих законов материальной Вселенной (как закрытой системы) невозможно, так как они несовместимы.
   На первый взгляд, можно и естественно предположить, что макроэволюция может иметь место локально и временно (на Земле). Ряд нынешних эволюционистов считает, что конфликт между эволюцией и энтропией снимается тем, что Земля – открытая система и поступающей от Солнца энергии вполне достаточно для того, чтобы стимулировать универсальную эволюцию на протяжении огромного геологического времени. Но такое предположение игнорирует то очевидное обстоятельство, что приток тепловой энергии в открытую систему прямо приводит к росту энтропии (а следовательно, и к уменьшению функциональной информации) в этой системе. И чтобы воспрепятствовать огромному росту энтропии вследствие притока большого количества тепловой солнечной энергии в земную биосферу, избыток которой может только разрушать, а не строить организованные системы, требуется введение дополнительных гипотез, например о таком биохимическом информационном коде, предопределяющем ход гипотетической макроэволюции земной биосферы, и о таком глобальном сложнейшем конверсионном механизме превращения приходящей энергии в работу по самовозникновению простейших воспроизводящихся клеток и дальнейшему движению от таких клеток к сложным органическим организмам, которые пока неизвестны науке[9]. Даже некоторые эволюционисты (например, Чарльз Смит) признают конфликт между эволюцией и термодинамикой одной из наиболее фундаментальных нерешенных проблем в биологии.
   Итак, среди исходных предпосылок доктрины эволюционизма имеются следующие, которые основаны на вере, необъяснимы, «вписаны в атеизм» и не подтверждены фактами:
   1) гипотеза об универсальной эволюции, или макроэволюции (от неживой материи к живой). К универсальной эволюции (особенно к эволюционной геологии) обычно добавляется свойство униформизма, неверно понимаемое не как непреложность законов природы самих по себе, а как неизменность темпов протекания природных процессов, которые в действительности могут зависеть от большого количества различных факторов. – Ничем не подтверждено;
   2) самозарождение живого в неживом. – Ничем не подтверждено;
   3) такое самозарождение произошло только однажды. – Ничем не подтверждено;
   4) одноклеточные организмы постепенно развились в многоклеточные организмы. – Ничем не подтверждено;
   5) должно быть много переходных форм в макроэволюционной схеме (от рыб к амфибиям, от амфибий к пресмыкающимся, от пресмыкающихся к птицам, от пресмыкающихся к млекопитающим). Но поскольку их практически нет, в 70-е гг. XX в. вместо ранее господствовавшего дарвиновского постулата постепенного естественного отбора был предложен альтернативный постулат о пунктирном равновесии, в котором предполагаются произвольные редкие скачкообразные генетические мутации. В настоящее время идет нескончаемая полемика между сторонниками этих двух альтернативных постулатов. Но и идея развития сложности и упорядоченности организмов (и тем более качеств духовной жизни человека) через мутации, т.е. через случайные изменения генетической структуры, явно противоречит наблюдаемым фактам, так как практически все или почти все мутации в природе и в лабораторных исследованиях приводят к деградации организмов. И в живом мире, и в мире ископаемых останков живого наблюдаются только «горизонтальные» изменения (вариации, рекомбинации) или «вертикальные» изменения «вниз» (вредные мутации, исчезновения) и практически отсутствуют реальные данные о «вертикальных» изменениях какого-либо вида «вверх», т.е. в сторону более высокоразвитого вида. Пока даже в теории неизвестны генетические механизмы, способные породить подобные «вертикальные» изменения «вверх». Принятие любого из этих постулатов о механизме макроэволюции приводит почти неизбежно к медленному темпу макроэволюции в течение бесчисленных миллионов (и даже миллиардов) лет;
   6) сходство живых существ является следствием «общего закона эволюции»;
   7) объяснимые с точки зрения биологии эволюционные факторы (естественный отбор, спонтанные мутации) рассматриваются как достаточные для объяснения развития от простейших форм к высокоразвитым (макроэволюция);
   8) геологические процессы интерпретируются в рамках очень длительных временных периодов (геологический эволюционный униформизм). – Весьма спорно;
   9) процесс отложения ископаемых останков живых организмов происходит в рамках постепенного наслоения рядов ископаемых.
   Соответствующие контрпредпосылки доктрины креационизма тоже основаны на вере, но имеют самосогласованное и не противоречащее фактам объяснение:
   1) вся Вселенная, Земля, живой мир и человек сотворены Богом в порядке, описанном в Библии (Быт.,1). Это положение входит в основные посылки библейского теизма;
   2) Бог сотворил по разумному плану и одноклеточные, и многоклеточные организмы и вообще все виды организмов флоры и фауны, а также венец творения – человека;
   3) сотворение живых существ произошло однажды, поскольку они далее могут воспроизводить сами себя;
   4) объяснимые с точки зрения биологии эволюционные факторы (естественный отбор, спонтанные мутации) изменяют только имеющиеся основные типы (микроэволюция), но не могут нарушить их границ;
   5) сходство живых существ объясняется единым планом Творца;
   6) геологические процессы интерпретируются в рамках кратких временных периодов (теория катастроф);
   7) процесс отложения ископаемых останков живых организмов происходит в рамках катастрофической модели происхождения (быстрой череды вымираний и погребений сменяющихся сообществ).
   По сути, принципиальное различие доктрин креационизма и эволюционизма заключается не в чисто научных спорах о конкретных явлениях и процессах. Ключевое их разногласие состоит в принципиальном различии мировоззренческих посылок: что лежит в основе жизни – разумный план или слепой случай? Эти разные исходные посылки обеих доктрин в равной степени ненаблюдаемы и не могут быть проверены в научных лабораториях.
   Справедливости ради следует отметить, что в смысле соответствия реальным фактам доктрина эволюционизма явно слабее: нет ни одного факта в пользу самозарождения живого из неживого, а также постепенного развития одноклеточных организмов в многоклеточные организмы.
   Кроме того, при всей нечеткости отличий в категориях библейской («род») и современной линнеевской («вид») классификаций животных практически полностью отсутствуют переходные формы в макроэволюционной схеме биологии. Нет совершенно ни одного факта в пользу макроэволюции растений. Далее, хотя отбор, совершаемый селекционерами, куда продуктивнее естественного отбора, – никаких новых видов в результате его не возникло[10].
   Генетика не подтверждает доктрины эволюционизма: 1) рекомбинация генов (родителей в детях) никогда не дает роста генетической сложности; 2) мутации происходят редко, всегда связаны с потерями и никогда с приобретениями, т.е. не дают роста генетической сложности.
   Нет согласования доктрины универсальной эволюции и с всеобщим законом роста энтропии. А в научной модели креационизма, согласно которой вся материальная Вселенная, включая мир живого, была сотворена на уровне совершенной организованности, такая организованность уже не могла возрастать – она могла только уменьшаться в силу природных процессов в полном соответствии со вторым законом термодинамики.
   Отметим, что именно отсутствие подтверждения реальными фактами дало основание А. Эйнштейну публично заявить еще в 1950 г.: «Полагаю, что эволюционистские доктрины Дарвина, Геккеля и Хаксли вне всякого сомнения находятся в стадии явного заката»[11].
   Наконец, существует и проблема несовместимости материальной биологической макроэволюции и духовной культурной эволюции:
   а) имеется огромный качественный разрыв между мозгом человека с его абстрактным мышлением, самосознанием, нравственностью, совестью и т.д. (каковых нет у животных) и мозгом наиболее развитых животных (человекообразных обезьян и дельфинов). Никакое применение принципа выживаемости наиболее приспособленных в джунглях, лесах, степях и т.д. не может дать удовлетворительного объяснения происхождения этого разрыва;
   б) никакая теория биологической макроэволюции не может объяснить происхождение и историю одновременно лучшего в мире мозга у человека, языка и речевого аппарата у человека, а также такого уникального аппарата, как руки человека-творца;
   в) нет никакой научной теории, связывающей слишком разнящиеся свойства и темпы биологической макроэволюции и свойства культурной (научно-технической, социальной и т.д.) эволюции человеческого общества.
   Таким образом, имеется не больше смысла в исключении из школьных и вузовских биологических и естественно-научных программ доктрины креационизма на основании того, что учащимся навязывается монотеизм, чем в исключении доктрины эволюционизма – на основании того, что учащимся навязывается атеизм, пантеизм или коммунизм.
   По-видимому, целесообразно излагать обе доктрины как равноценные научные теории, до тех пор пока не будет достигнут консенсус среди большинства ученых разных мировоззрений. Тем более что нет никакого абсолютного критерия, с помощью которого можно было бы раз и навсегда окончательно решить, соответствует ли данная теория объективной реальности или нет.

Коротко о главном

   Антропогенез – процесс развития современного человека, а также наука, изучающая происхождение человека, процесс его развития. Комплекс подходов к изучению прошлого человечества включает биологические науки, физические науки, социальные науки.
   Количество существующих взглядов на происхождение человека огромно, однако основными являются две ведущие теории: эволюционизма и креационизма.
   Согласно эволюционной теории линия предшественников, ведущая к человеку, отделилась от линии современных человекообразных обезьян около 4—8 млн лет назад.
   Существует некоторое количество находок ископаемых приматов, выстраивающихся в не всегда последовательный эволюционный ряд форм – от обезьян до человека, с «недостающим звеном» в самые важные моменты.
   В науке есть множество взаимоисключающих мнений по поводу причин, времени и места возникновения современного человека. Нерешенных вопросов становится тем больше, чем больше мы даем ответов на предыдущие вопросы.
   Существовало огромное количество предшественников современного человека, не все из которых были нашими предками. Их развитие можно разделять на стадии или выделять из них группы согласно биологической систематике.
   Вместе с биологической шла и эволюция социальная, реконструируемая, в частности, методами археологии.
   Согласно наиболее аргументированной точке зрения человек современного облика и поведения возник в Африке или на Ближнем Востоке от 100 до 40 тыс. лет назад.
   Около 35 тыс. лет на Земле существует только современный вид человека, распространившийся по всей планете.
   Одним из самых слабых мест изложенной эволюционной теории является датировка найденных останков и вообще определение возраста Земли и длительности всего процесса эволюции, приведшего к возникновению живой материи из неживой.
   Второй важный до сих пор не решенный вопрос в науке – это согласование эволюции и второго закона термодинамики. Существование одновременно универсальной эволюции и закона роста энтропии как всеобщих законов материальной Вселенной (как закрытой системы) невозможно, так как они несовместимы.

Контрольные вопросы

   1. Почему вопрос о происхождении человека так волнует умы людей?
   2. Каково содержание термина «антропогенез»?
   3. Как соотносятся между собой религиозные, философские и научные концепции происхождения человека?
   4. Какой комплекс наук подразумевают, говоря о мультидисциплинарности теории антропогенеза?
   5. Какие особенности строения организма и образа жизни помогли древним людям выжить в борьбе за существование?
   6. Каковы основные спорные моменты эволюционной теории?

Литература

Обязательная

   1. Харитонов В.М. Введение в теорию антропогенеза и археологию палеолита. – М.: Изд-во МГУ, 1998.
   2. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. – М.: Высшая школа, 1978.
   3. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология: Учебник. – М.: Высшая школа, 2002.

Дополнительная

   1. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Научная мысль как планетарное явление. – М.: Наука, 1977.
   2. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: Молодая гвардия, 1990.
   3. Гинзбург В.Л. Успехи физических наук. – 1999. – Т. 169. – Вып. 4.
   4. Гипотеза творения / Под ред. Дж. Морлэнда. – Симферополь: Христ. научно-апологет. центр, 2000.
   5. Моррис Г. Библейские основания современной науки. – СПб.: Библия для всех, 1995.
   6. Ольховский В.С. Сопоставление доктрин эволюции и сотворения в свете современной физики // Человек и христианское мировоззрение. – Симферополь, 2001. – Вып. 6. – С. 266—272.
   7. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. – М.: Прогресс, 1986.
   8. Г. Николис, И. Пригожин. Познание сложного. – М.: Мир, 1990.
   9. Юнкер Р., Шерер З. История происхождения и развития жизни. – Минск: Кайрос, 1997.

Тема 4
Конституциональная и возрастная антропология

Конституциональная антропология

   Комплекс индивидуальных морфо-функциональных особенностей индивида называется конституцией. Учение о конституции, или конституционология, – одна из наиболее сложных проблем антропологии. Это вызвано отчасти разным пониманием самого термина «конституция» и трансформацией его содержания в развитии данной области антропологии.
   В дословном переводе с латинского constitutio означает состояние, сложение или свойство, поэтому часто термин «конституция» понимают как синоним телосложения. Это отчасти так, но телосложение является лишь одной из сторон конституции человека – ее внешним морфологическим проявлением. Другая, не столь очевидная, но очень даже ощутимая ее сторона проявляется в здоровье индивида, его устойчивости к условиям внешней среды, способности «приноравливаться» к их изменениям и колебаниям. Проявляется она и в некоторых психических особенностях. Этот функциональный аспект конституции не менее, а возможно, и более важен, чем ее более привычное внешнее проявление.
   В процессе роста и развития люди по-разному реагируют на изменение окружающих условий – природно-климатических и социальных факторов.
   В общем виде эта реакция заключается во взаимодействии двух противоположных явлений:
   • сопротивление этим воздействиям – резистентность организма;
   • стремление приспособиться к ним – реактивность организма. Именно эта мера способности к адекватной реакции на изменения внешних условий в процессе роста и развития организма называется конституцией в самом общем понимании.
   Вместе с тем, как и любое другое биологическое явление, конституцию удобно рассматривать в ее отдельных проявлениях – аспектах. В связи с этим обычно разделяют понятия об общей конституции и о частных конституциях.
   Под обшей конституцией понимается интегральная характеристика организма человека, его «суммарное» свойство определенным образом реагировать на средовые воздействия, не нарушая при этом связи отдельных признаков организма как целого. Это качественная характеристика всех индивидуальных особенностей субъекта, генетически закрепленных и способных меняться в процессе роста и развития под воздействием факторов среды.
   Общая конституция обусловливает многие физические, физиологические и психические свойства личности, но они могут изменяться в зависимости от условий ее развития.
   Под частной конституцией понимаются отдельные морфологические и (или) функциональные комплексы организма, способствующие его благополучному существованию. В это понятие входят габитус (внешний облик), соматический тип, тип телосложения, особенности функционирования гуморальной и эндокринной систем, показатели обменных процессов и др.
   Определения общей и частной конституции достаточно пространны и расплывчаты. Однако к ним необходимо добавить еще одну формулировку, также весьма «туманную»: конституция является стабильной комплексной биологической характеристикой организма, по сути – специфической нормой реакции организма и входящих в него систем, отражающей модификацию индивидуального генотипа под влиянием факторов среды. Суть понятия, таким образом, довольно близка к определению фенотипа.
   Конституциональные признаки рассматриваются как комплекс, т.е. характеризуются функциональным единством.
   Исходя из сказанного, в этот комплекс следует включать:
   • морфологические характеристики организма (телосложение);
   • физиологические показатели;
   • психические свойства личности.
   В антропологии наиболее разработаны частные морфологические конституции.
   Разработке конституциональных схем посвящены работы огромного числа антропологов, медиков и психологов. Среди них Г. Виола, Л. Мануврие, К. Сиго, И. Галант, В. Штефко и А. Островский, Э. Кречмер, В. Бунак, У. Шелдон, Б. Хит и Л. Картер, В. Чтецов, М. Уткина и Н. Лутовинова, В. Дерябин и др.
   Конституциональные классификации можно разделить еще на две группы:
   • морфологические, или соматологические, схемы, в которых конституциональные типы определяются на основе внешних признаков сомы (тела);
   • функциональные схемы, в которых особое внимание отводится функциональному состоянию организма.
   Многие из этих схем представляют исторический интерес. Рассмотрим наиболее важные и наиболее распространенные.
   Э. Кречмер считал, что наследственность является единственным источником морфологического разнообразия.
   Надо заметить, что его взгляды явились основой создания большинства позднейших классификаций. Выделенные им типы под другими названиями можно узнать во многих схемах, даже если принципы их построения отличаются. Очевидно, это – следствие отражения реального разнообразия людей, отмеченного Э. Кречмером в виде дискретных типов. Однако эта схема не лишена недостатков: она имеет конкретное практическое предназначение – предварительная диагностика психических патологий. Э. Кречмер выделил три основных конституциональных типа: лептосомный (или астенический), пикнический и атлетический[12].
   Схожей, но лишенной многих недостатков предыдущей схемы, является соматотипологическая классификация, разработанная В. Бунаком в 1941 г.
   Ее принципиальное отличие от схемы Э. Кречмера – жесткое определение степени важности конституциональных признаков. Схема построена по двум координатам телосложения – степени развития жироотложения и степени развития мускулатуры. Дополнительными признаками являются формы грудной клетки, брюшной области и спины. Схема В. Бунака предназначена для определения нормальной конституции лишь у взрослых мужчин и неприменима к женщинам; длина тела, костный компонент, а также антропологические признаки головы в ней не учитываются.
   Сочетание двух координат позволяет рассмотреть три основных и четыре промежуточных типа телосложения. Промежуточные варианты сочетают в себе признаки основных типов. Они были выделены В. Бунаком, поскольку на практике очень часто выраженность положенных в основу схемы признаков не вполне отчетлива и признаки разных типов часто сочетаются друг с другом. Еще два типа телосложения автор выделил как неопределенные, хотя, по сути, они также являются промежуточными (табл. 4.1).
   Представленная соматотипологическая схема В. Бунака наиболее известна и часто используется в работах отечественных антропологов.

   Таблица 4.1
   Соматотипология В. Бунака


   Схемы, специально предназначенные для описания конституции женщин, разрабатывались неоднократно. Наиболее применяемой из них, пожалуй, является схема И. Галанта (табл. 4.2), который выделил три группы типов, различающиеся не только морфологическими, но и психофизиологическими особенностями (однако характеристику последних автор не представил).

   Таблица 4.2
   Женская конституциональная схема И. Галанта


   Признаками, по которым выделяются конституциональные типы, являются длина тела, степень жироотложения, развитие мускулатуры, форма грудной клетки и живота, пропорции тела. Отдельные типы объединены в три группы:
   • лептосомные конституции – узкосложенность, преобладание роста в длину;
   • мезосомные конституции – средне– или широкосложенность, преобладание роста в ширину;
   • мегалосомные конституции – массивность сложения и крупные размеры, равномерный рост в длину и ширину. Отдельную научно-практическую проблему представляет определение конституциональных типов у детей и подростков. Как правило, применение к детям конституциональных схем, разработанных для взрослых, приводит к значительным ошибкам. Зарубежные исследователи используют схемы У. Шелдона и Б. Хит и Л. Картера, а отечественные конституционологи – намного более простую, но весьма практичную схему, разработанную В. Штефко и А. Островским. Изначально она предназначалась для определения конституциональных типов как детей, так и взрослых, однако в настоящее время используется исключительно для определения конституциональных типов детей. Было выделено множество вариантов сложения: нормальные, типы с задержками роста и развития и типы патологические. К нормальным было отнесено шесть конституциональных типов (табл. 4.3).
   До сих пор мы говорили о конституциях, состоящих иногда из большого, но все же конечного числа дискретных типов. Мы убедились, что сама по себе эта дискретность в большинстве случаев представляет собой методический прием, применяемый для того, чтобы исследуемое явление соответствовало специфике нашего восприятия. Сказанное не означает, что дискретных типов нет. Мы смогли их выделить в конституционологии, они хорошо применимы в практической работе, большинство представленных схем по сути описывают одни и те же типы. Отличия же схем, как мы видим, заключаются в основном в методике исследования и разнице в выборе системы признаков – т. е. обусловлены субъективными причинами. Умеренная субъективность – вполне нормальное явление в науке, и все же хотелось бы свести влияние этого фактора к минимуму.

   Таблица 4.3
   Схема для определения конституциональных типов детей и подростков В. Штефко и А. Островского

   Проанализировав весь спектр имеющихся конституциональных схем (а их намного больше, чем было рассмотрено), отечественный антрополог В. Дерябин выделил два общих подхода к решению проблемы непрерывности и дискретности в конституционологии:
   • при априорном подходе автор схемы еще до ее создания имеет собственное представление о том, какие бывают типы телосложения. Исходя из этого он конструирует свою типологию, делая акцент на тех признаках или их комплексах, которые соответствуют его априорным представлениям о закономерности морфологической изменчивости. Этот принцип использован в подавляющем большинстве рассмотренных нами конституциональных схем;
   • апостериорный подход предполагает не простое наложение схемы индивидуального морфологического разнообразия на объективно существующую изменчивость – сама конституциональная система строится исходя из зафиксированного масштаба изменчивости, с учетом ее закономерностей. При таком подходе теоретически лучше будут учитываться объективные закономерности морфофункциональных связей и коррелированности признаков. Сводится к минимуму и субъективность типологии. При этом используется аппарат многомерной математической статистики.
   На основании измерений 6000 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 60 лет В. Дерябин выделил три главных вектора соматической изменчивости, которые в совокупности представляют трехмерное координатное пространство:
   • первая ось описывает изменчивость общих размеров тела (габаритные размеры скелета) по координате макро– и микросомии. Один ее полюс – это люди с малыми общими размерами (микросомия); другой – индивиды с крупными размерами тела (макросомия);
   • вторая ось разделяет людей по соотношению мышечного и костного компонентов (определяющих форму двигательного аппарата) и имеет вариацию от лептосомии (ослабленное развитие мышечного компонента по сравнению с развитием скелета) до брахисомии (обратное соотношение компонентов);
   • третья ось описывает изменчивость величины подкожного жироотложения разных сегментов тела и имеет два крайних проявления – от гипоадипозности (слабое жироотложение) до гиперадипозности (сильное жироотложение). «Конституционное пространство» открыто со всех сторон, поэтому любой человек может быть охарактеризован с его помощью – в него вписывается вся существующая конституциональная изменчивость. Практическое применение осуществляется путем вычисления 6—7 типологических показателей при помощи уравнений регрессии по 12—13 антропологическим измерениям. Регрессионные уравнения представлены для женщин и мужчин. По этим показателям находится точное место индивида в трехмерном пространстве конституциональной схемы.
   Аналогичный методический подход был успешно применен М. Негашевой для построения морфологической типологии строения лица. Основные полученные оси схемы описывают общую величину и особенности формы (соотношения отделов) лица. Устойчивые ассоциации связывают относительную узколицесть у мужчин грудного типа и широколицесть – у брюшного, округлое лицо у женщин пикнического типа и т.п.
   Как и система В. Дерябина, классификация М. Негашевой оказалась весьма устойчивой при проверке на различных этно-территориальных и расовых группах человека – выделенные закономерности мало зависят от фактора расы и связаны с более глубинными причинами (возможно, отражают явление биоморфоза).
   Важным свойством системы В. Дерябина является возможность наглядного отображения непрерывности конституциональной изменчивости. Выделение отдельных типов в этой схеме предельно условно и производится в большей степени в целях удобства (надо же как-то ориентироваться в пространстве). Мы можем четко выделить крайние варианты телосложения и вариант широкой нормы. Наконец, полученная схема представляет собой открытую систему: по каждой в отдельности или сразу по всем представленным осям телосложения могут быть легко найдены статистические связи с любыми морфологическими, физиологическими, психологическими и другими признаками.

Коротко о главном

   Человеку присущ особый вид изменчивости, отражающий потенциал взаимоотношений организма со средой, – конституциональная изменчивость.
   Конституциональная изменчивость непрерывна по всем своим параметрам, но существующие конституциональные схемы отражают ее в виде условных дискретных типов и призваны упростить картину непрерывности изменчивости.
   Конституциональные различия помимо прочих причин имеют реальную генетическую основу. Они обусловлены особенностями хода процесса роста и развития организма, половым диморфизмом и пр.
   Внешние проявления конституции являются лишь одной ее стороной. Существуют крайне разнообразные функциональные, главным образом, биохимические конституциональные признаки, которые некоторым образом соответствуют внешним.

Контрольные вопросы

   1. Что такое конституция?
   2. Каковы принципы выделения конституциональных типов?
   3. По каким признакам выделяют конституциональные типы?
   4. Какие конституциональные схемы вы знаете?
   5. По каким принципам можно разделять существующие конституциональные системы?
   6. Какие основные конституциональные типы существуют (общие для разных схем)?
   7. Определите, каков ваш конституциональный тип (по какой схеме вы его определяете и почему именно по ней)?

Литература

Обязательная

   1. Васильев С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии. – М.: Изд-во РОУ, 1996.
   2. Морфология человека / Под ред. Б.А. Никитюка, В.П. Чтецова. – М.: Изд-во МГУ, 1990.
   3. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. – М.: Прогресс, 1993.
   4. Хрисанфова Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность. – М.: Изд-во МГУ, 1990.

Дополнительная

   1. Антропология: Хрестоматия. – М.: Изд-во МГУ, 1997.
   2. Бунак В.В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. – М.: Наука, 1980.
   3. Клиорин А.И., Чтецов В.П. Биологические проблемы учения о конституции человека. – Л.: Наука, 1979.
   4. Кречмер Э. Строение тела и характер. – М.: Эксмо, 2003.
   5. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. – М.: Наука, 1979.
   6. Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность. – М.: Мир, 1960.

Возрастная антропология

   Онтогенез (от греч. ontos – существо и genesis – происхождение), или жизненный цикл – одно из ключевых биологических понятий. Это жизнь до рождения и после него, это непрерывный процесс индивидуального роста и развития организма, его возрастного изменения. Развитие организма ни в коем случае не следует представлять как простое увеличение в размерах. Биологическое развитие человека – сложное морфогенетическое событие, это результат многочисленных метаболических процессов, деления клеток, увеличения их размеров, процесса дифференцировки, формообразования тканей, органов и их систем.
   Рост любого многоклеточного организма, начинающийся всего с одной клетки (зиготы), можно разделить на четыре крупные стадии:
   1) гиперплазия (деление клеток) – увеличение числа клеток в результате последовательных митозов;
   2) гипертрофия (рост клеток) – увеличение размеров клеток в результате поглощения воды, синтеза протоплазмы и т.п.;
   3) детерминация и дифференцировка клеток; детерминированными называются клетки, которые «выбрали» программу дальнейшего развития. В процессе этого развития клетки специализируются для выполнения определенных функций, т.е. происходит их дифференцировка на клеточные типы;
   4) морфогенез – конечным результатом упомянутых процессов является образование клеточных систем – тканей, а также органов и систем органов.
   Все без исключения стадии развития сопряжены с биохимической активностью. Изменения, происходящие на клеточном уровне, приводят к изменению формы, структуры и функции клеток, тканей, органов и, наконец, в целом организма. Даже если не наблюдаются очевидные количественные изменения (собственно рост), в организме постоянно идут качественные перестройки на всех уровнях организации – от генетического (активность ДНК) до фенотипического (форма, структура и функции органов, их систем и организма в целом). Таким образом, именно в ходе роста и развития организма реализуется неповторимая наследственная программа под воздействием и контролем разнообразных и всегда уникальных факторов среды. С преобразованиями, происходящими в процессе онтогенеза, связано «возникновение» всех видов изменчивости биологических признаков человека, в том числе и тех, о которых шла речь ранее.
   Исследование онтогенеза является своеобразным ключом к пониманию явления биологической изменчивости человека. Эти знания существенны для понимания индивидуальных различий формы и функций организма, поскольку многие из этих особенностей определены различиями в относительной скорости роста отдельных частей тела. Разные аспекты этого явления изучают эмбриология и биология развития, физиология и биохимия, молекулярная биология и генетика, медицина, педиатрия, возрастная психология и другие дисциплины.
   Этой же проблеме посвящено отдельное направление биологической антропологии – возрастная антропология, или ауксология (от греч. auxano – расти).
   Общие задачи возрастной антропологии:
   • исследование изменчивости антропологических признаков в процессе роста и развития;
   • выявление механизмов различных преобразований (прежде всего морфологических и функциональных) в онтогенезе человека. Сразу заметим, что эти исследования ведутся с учетом широкого спектра биологических и социальных факторов – в противном случае они не будут иметь смысла;
   • изучение географических (экологических) и эпохальных (исторических) особенностей процесса развития человека. Морфологическое (или соматическое) проявление онтогенетической изменчивости – пожалуй, наиболее очевидное для нашего восприятия возрастное событие, за исключением разве что изменений в ходе становления психики.
   Рост и развитие – сложное многофакторное явление, остающееся величайшей загадкой, далеко не до конца разгаданной современной наукой.
   Характерный для человека процесс роста называют в биологии аллометрическим (от греч. alios – иной). В отличие от изометричекого роста (характерного для ряда многоклеточных) в ходе развития органы и части тела человека увеличиваются непропорционально друг другу. Они растут с разными скоростями по сравнению с остальными соматическими параметрами и относительно друг друга, результатом чего является изменение пропорций тела.
   Онтогенетическое развитие человека можно охарактеризовать рядом общих особенностей:
   • непрерывность – рост отдельных органов и систем организма человека не бесконечен, он идет по так называемому ограниченному типу. Конечные величины каждого признака обусловлены генетически, т.е. существует норма реакции. Но наш организм представляет собой открытую биологическую систему, постоянно и непрерывно развивающуюся на протяжении всей жизни. Нет ни одного параметра (и не только биологического), который не находился бы на протяжении жизни в развитии или изменении;
   • постепенность и необратимость; непрерывный процесс развития можно разделить на условные стадии – периоды, или этапы, роста. Пропустить какой-либо из этих этапов невозможно, как нельзя в точности вернуться к тем особенностям строения, которые уже проявлялись на предыдущих стадиях;
   • цикличность; хотя онтогенез является процессом непрерывным, темпы развития (скорость изменений признаков) могут существенно различаться во времени. У человека существуют периоды активизации и торможения роста. Существует цикличность, связанная с сезонами года (например, увеличение длины тела происходит в основном в летние месяцы, а веса – осенью), а также суточная (например, наибольшая активность роста приходится на ночные часы, когда наиболее активна секреция гормона роста – СТГ) и ряд других;
   • гетерохрония, или разновременность (основа аллометричности) – неодинаковая скорость созревания разных систем организма и разных признаков в пределах одной системы. Естественно, что на первых этапах онтогенеза созревают наиболее важные, жизненно необходимые системы;
   • чувствительность к эндогенным и экзогенным факторам; темпы роста ограничиваются или активизируются под воздействием широкого спектра экзогенных факторов среды. Но их воздействие не выводит процессы развития за границы широкой нормы реакции, определенной наследственно. В этих пределах процесс развития удерживается эндогенными регуляторными механизмами. В этой регуляции существенная доля принадлежит собственно генетическому контролю, реализованному на уровне организма благодаря взаимодействию нервной и эндокринной систем (нейроэндокринная регуляция). Есть регуляция иного характера, например биомеханическая (скоррелированность признаков) или тканевая (обусловленная взаимодействием между тканями в процессе роста);
   • половой диморфизм – ярчайшая характеристика развития человека, проявляющаяся на всех этапах его онтогенеза (хотя и неодинаково выражена для разных систем признаков). В очередной раз напомним, что различия, обусловленные «фактором пола», настолько существенны, что игнорирование их в исследовательской практике нивелирует значение даже самых интересных и перспективных работ. Естественно, данные относительно роста и развития мужчин и женщин сравниваются друг с другом, но ни в коем случае не смешиваются в ауксологических исследованиях.
   Еще одна фундаментальная характеристика онтогенеза – индивидуальность этого процесса. Люди рождаются, растут, развиваются, стареют, умирают в соответствии с некоторыми закономерностями, многие из которых нам достоверно известны. Но динамика онтогенетического развития отдельного человека неповторима. Она предсказуема лишь в общих чертах, из прочих – уникальных – «деталей» складывается морфологическая индивидуальность человека.
   Процесс онтогенетического развития логично разделить на два этапа:
   • период пренатального развития – внутриутробный этап, длящийся от момента образования зиготы в результате оплодотворения до момента рождения;
   • постнатальное развитие – земная жизнь человека от рождения до смерти.
   Максимальная активизация роста длины тела в постнатальном периоде наблюдается в первые месяцы жизни (примерно 21—25 см в год). В период от 1 года до 4—5 лет прибавка длины тела постепенно уменьшается (с 10 до 5,5 см в год). С 5—8 лет иногда отмечается слабый полуростовой скачок. В возрасте 10—13 лет у девочек и 13—15 лет у мальчиков наблюдается отчетливо выраженное ускорение роста – ростовой скачок: скорость роста длины тела составляет около 8—10 см в год у мальчиков и 7—9 см в год у девочек. Между этими периодами фиксируется снижение темпов роста.
   Мы в общих чертах описали кривую роста в период от рождения до 18—19 лет – это период наиболее активного постнатального роста большинства соматических параметров организма. Но сходные закономерности характерны и для внутриутробного развития.
   Максимальная скорость роста плода характерна для первых четырех месяцев внутриутробного развития; таким же образом изменяется и вес тела, с той разницей, что максимум скорости отмечается чаще на 34-й неделе.
   Первые два месяца внутриутробного развития – стадия эмбриогенеза, характеризующаяся процессами «регионализации» и гистогенеза (дифференцировки клеток с образованием специализированных тканей). В то же время благодаря дифференциальному росту клеток и клеточным миграциям части организма приобретают определенные очертания, структуру и форму. Этот процесс – морфогенез – активно идет вплоть до взрослого состояния и продолжается до старости. Но его основные итоги видны уже на 8-й неделе внутриутробного развития. К этому времени эмбрион приобретает основные характерные признаки человека.
   К моменту рождения (в период между 36 и 40 неделями) скорость роста плода замедляется, так как к этому времени полость матки оказывается уже целиком заполненной. Примечательно, что рост близнецов замедляется еще раньше – в тот период, когда их общий вес становится равным весу одиночного 36-недельного плода. Считается, что если генетически крупный ребенок развивается в матке у женщины небольшого роста, механизмы замедления роста способствуют успешным родам, однако это происходит далеко не всегда. Вес и размеры тела новорожденного в значительной степени определяются внешней средой, которой в данном случае является организм матери.
   Длина тела при рождении составляет в среднем около 50,0– 53,3 см у мальчиков и 49,7—52,2 у девочек. Сразу после рождения скорость роста длины тела вновь увеличивается, особенно у генетически крупного ребенка.
   В настоящее время рост тела в длину существенно замедляется у девушек в возрасте 16—17 лет и у юношей в возрасте 18—19 лет, а вплоть до 60 лет длина тела остается относительно стабильной.
   Примерно после 60 лет происходит уменьшение длины тела. По данным для населения Европы и центральных регионов России, скорость этого снижения составляет в среднем 0,1—0,2 см в год. Этот отрицательный рост обусловлен в основном потерей эластичности и сплющиванием межпозвоночных хрящевых дисков, понижением нервно-мышечного тонуса и изменениями гормональной секреции. Происходит изменение осанки тела, развивается плоскостопие и т. д.
   Средние значения веса тела при рождении составляют 3,3– 3,7 кг для мальчиков и 3,2—3,5 кг для девочек. В два-три первых дня вес тела уменьшается примерно на 200 г. – прежде всего, за счет интенсивного расходования организмом резерва питательных веществ и воды, обеспечивающих ростовой рывок. Прибавка в весе достигает максимума через два месяца после рождения (до 30 г в день). В конце первого года жизни прибавка уменьшается до 10 г в день.
   Следующий пик скорости увеличения веса тела у мальчиков приходится на 15-й (5,5—6,5 кг в год), у девочек – на 13-й год жизни (5,0—5,5 кг в год). В среднем вес тела постепенно увеличивается примерно до 25 лет, а после 60, наоборот, обычно наступает отрицательный рост веса, в основном за счет атрофических изменений в тканях и уменьшения содержания воды.
   Вес тела взрослого человека чрезвычайно непостоянен, он весьма зависим от особенностей образа жизни, характера питания и множества других факторов.
   Наконец, отметим еще одно закономерное явление – двукратный перекрест мужской и женской кривых роста. В ауксологии они получили следующие названия:
   • первичный (первый) перекрест, когда длина (в среднем в возрасте около 10,5 лет) и вес тела (в 10,5—11,0 лет) девочек становится большими, чем длина и вес мальчиков;
   • вторичный (второй) перекрест, когда мальчики снова начинают опережать девочек по росту (около 13,5 лет) и весу тела (около 14 лет).
   Оба явления маркируют более раннее начало пубертатного периода у девочек и более позднее – у мальчиков. Это один из ярких примеров проявления полового диморфизма в ходе роста человека.
   Рассмотренные нами кривые роста является видоспецифичной особенностью человека. Появление и чередование пиков и провалов на кривых, т.е. периодов ускорения и замедления положительного роста, а также отрицательный рост, являются характерной чертой представителей Homo sapiens. Исключения из правила, конечно, есть, но в большинстве своем это случаи явной патологии.
   Итак, абсолютное большинство соматических параметров организма не остаются постоянными и изменяются почти непрерывно. Одним из реально существующих и объясненных цикличных процессов является так называемый суточный рост.
   В качестве примера снова обратимся к длине тела. Мы заметили, что после 18—19 лет длина тела остается относительно постоянной. Одна из причин этой «относительности» – суточное изменение параметров тела.
   Сталкиваясь в течение дня с самыми различными стрессогенными факторами, наш организм в прямом смысле устает:
   • меняется нервно-мышечный тонус (в том числе и мускулатуры спины, поддерживающей осанку);
   • межпозвоночные хрящевые диски теряют большое количество воды, сплющиваются под воздействием веса тела.
   В основном вследствие этих причин длина тела может значительно уменьшиться к вечеру. Это уменьшение, конечно, не является истинным отрицательным ростом, и за ночь все возвращается «на круги своя».
   Немаловажную роль в этом играет суточная цикличность секреции гормона роста – соматотропина (СТГ), одного из наиболее сильных стимуляторов биосинтеза большинства тканей организма. СТГ вырабатывается передней долей гипофиза и представляет собой гормон общего действия – благодаря ему в большинстве тканей организма на клеточном уровне происходит стимуляция процесса биосинтеза. Итогом этого является активизация процесса развития – роста или восстановления роста.
   24-часовой период цикличности, подобный секреции СТГ, получил название циркадного ритма. В нормальных для организма условиях такая ритмичность характерна более чем для 100 физиологических показателей. Один из тривиальных примеров – периодичность показателей суточной активности – ритм бодрствования и сна.
   Многофакторное явление, каковым является процесс развития человека, нелегко представить в виде простой схемы: при строгом научном подходе такая периодизация должна одновременно учитывать закономерности возрастной изменчивости комплекса разнородных признаков и явлений, относящихся к сферам биологии, психологии и социологии и др. При этом она должна быть достаточно простой и наглядной, чтобы ее можно было использовать в биологии, психологии, медицине и педиатрии.
   Логичное следствие из сказанного: существует огромное количество разных вариантов периодизации онтогенеза человека и ни один из них нельзя на настоящий момент признать наиболее правильным. Однако среди них есть менее и более удачные. Рассмотрим некоторые из них.
   Древнейшие периодизации онтогенеза восходят к античности:
   Пифагор (VI в. до Р.Х.) выделял четыре периода человеческой жизни: весну (от рождения до 20 лет), лето (20—40 лет), осень (40– 60 лет) и зиму (60—80 лет). Эти периоды соответствуют становлению, молодости, расцвету сил и их угасанию.
   Гиппократ (V—IV вв. до Р.Х.) разделил весь жизненный путь человека с момента рождения на 10 равных семилетних циклов-этапов.
   Русский статистик и демограф первой половины XIX в. А. Рославский-Петровский выделил следующие категории:
   • подрастающее поколение – малолетние (от рождения до 5 лет) и дети (6—15 лет);
   • цветущее поколение – молодые (16—30 лет), возмужалые (30– 45 лет) и пожилые (45—60 лет);
   • увядающее поколение – старые (61—75 лет) и долговечные (75—100 лет и старше).
   Схожая схема была предложена немецким физиологом М. Рубнером (1854—1932 гг.), который разделил постнатальный онтогенез на семь этапов:
   • младенчество (от рождения до 9 месяцев);
   • раннее детство (от 10 месяцев до 7 лет);
   • позднее детство (от 8 до 13—14 лет);
   • юношеский возраст (от 14—15 до 19—21 года);
   • зрелость (41—50 лет);
   • старость (50—70 лет);
   • почетная старость (старше 70 лет).
   В педагогике нередко используется разделение детского и подросткового периода на младенчество (до 1 года), преддошкольный возраст (1—3 года), дошкольный возраст (3—7 лет), младший школьный возраст (от 7 до 11—12 лет), средний школьный возраст (до 15 лет) и старший школьный возраст (до 17—18 лет).
   В системах А. Нагорного, И. Аршавского, В. Бунака, А. Тура, Д. Гайера и других ученых выделяется от 3 до 15 стадий и периодов.
   Наиболее широкое применение в отечественной науке нашла схема, принятая на VII Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии (Москва, 1965 г.) (табл. 4.4).
   Большинство схем схожи в общих чертах. Часто в них используются одинаковые названия периодов, возрастные пределы которых также часто совпадают. Отличия же связаны с тем, какому аспекту развития человека автор уделяет большее внимание и насколько удачно удается отразить в дробной схеме комплексность проблемы.
   Темпы развития могут различаться у представителей разных поколений одной популяции людей, и в истории человечества неоднократно происходили эпохальные изменения темпов развития.
   Как минимум в течение полутора последних веков вплоть до последних 2—4 десятилетий наблюдался процесс эпохальной акселерации развития. Проще говоря, дети каждого следующего поколения становились все крупнее, раньше созревали, а достигнутые изменения сохранялись во всех возрастах. Эта удивительная тенденция достигла значительных масштабов и распространялась на многие популяции современного человека (хотя и не на все), а динамика полученных изменений была удивительно похожа для совершенно разных групп населения.
   Таблица 4.4
   Возрастная периодизация, принятая на VII Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии (1965 г.), и краткая характеристика этапов


   Примерно со второй половины XX в. было отмечено сначала замедление темпа эпохального прироста, а в последние полтора-два десятилетия речь все чаще идет о стабилизации темпов развития, т.е. остановке процесса на достигнутом уровне и даже о новой волне ретардации (деселерации).
   Поскольку тенденция в наиболее ярком виде фиксировалась на протяжении одного столетия, она получила название секулярного тренда (от англ. secular trend – вековая тенденция). Но в общем речь идет не о вековой тенденции, ограниченной одним столетием, а об эпохальной, охватывавшей большое число поколений в разных популяциях человека.
   Кроме ускорения темпов биологического развития, с эпохальной акселерацией связывается удлинение репродуктивного периода, более длительное сохранение работоспособности в пожилом возрасте, увеличение продолжительности жизни, перестройка структуры заболеваемости и т. д. Наконец, происходит изменение антропологических размеров и характера их взаимной скоррелированности (вспомните, об этом мы упоминали в связи с тенденцией редукции в зубной системе человека).
   Таким образом, эпохальная акселерация (или ретардация) – это не просто равномерное увеличение или уменьшение всего организма (аллометрический рост), а изменение соотношения его параметров в ходе развития, проявляющееся и в дифинитивном состоянии.
   Эпохальный тренд – многофакторный и динамичный процесс, не сводимый к одной причине. В каждой конкретной человеческой популяции помимо общих причин, определяющих эпохальный сдвиг, действует множество факторов, обусловливающих неравномерность его динамики. Эпохальные колебания темпов роста и развития человека представляют собой одно из проявлений микроэволюционного процесса, действующего в популяциях и их системах. Во многом благодаря этим изменениям определяется уровень межпопуляционной изменчивости биологических признаков человека.

Коротко о главном

   Наиболее общее понятие биологии развития – онтогенез – представляет собой жизненный цикл от момента оплодотворения до наступления смерти. Это непрерывный процесс возрастного изменения организма – роста и развития. Онтогенез можно рассматривать как процесс возникновения и преобразования различных особенностей организма (признаков и систем признаков).
   С преобразованиями, происходящими в процессе онтогенеза, связаны все виды изменчивости биологических признаков человека.
   Развитие человека начинается с одной клетки (оплодотворенной зиготы), а дальнейшие преобразования можно разделить на четыре крупных морфогенетических события: гиперплазия (деление клеток); гипертрофия (рост клеток); детерминация и дифференцировка клеток и морфогенез. Конечным результатом этих преобразований является образование клеточных систем – тканей, а также органов, их систем органов и организма в целом.
   Основными закономерностями процесса развития человека являются непрерывность, постепенность, необратимость, цикличность, гетерохрония, чувствительность к эндо– и экзогенным воздействиям.
   Существенным аспектом является выраженный половой диморфизм развития.
   Динамика онтогенетического развития каждого человека неповторима (индивидуальна).
   Развитие человека характеризуется периодами активизации и торможения роста. Темпы роста ограничиваются или активизируются под воздействием широкого спектра экзогенных факторов среды. Но их воздействие не выводит процессы развития за границы широкой нормы реакции, определенной наследственно.
   При нормальном течении процессы роста и развития четко направлены и способны к самостабилизации благодаря действию большого числа разнородных регуляторных механизмов. Любое ростовое изменение в организме так или иначе связано с характером генетической активности.

Контрольные вопросы

   1. Что такое онтогенез?
   2. Какими общими закономерностями характеризуется процесс онтогенетического развития человека?
   3. Что такое кривая роста человека?
   4. Что такое паспортный возраст?
   5. Что такое биологический возраст человека и по каким критериям мы можем о нем судить?
   6. Что понимается под акселерацией и ретардацией развития индивида?
   7. Что понимается под эпохальным изменением темпов развития?
   8. Что вам известно о факторах эпохальной акселерации и ретардации (гипотезы, предположения, ваше мнение)?
   9. К каким последствиям приводит эпохальная акселерация?

Литература

Обязательная

   1. Морфология человека / Под ред. Б.А. Никитюка и В.П. Чтецова. – М.: Изд-во МГУ, 1990.
   2. Павловский О.М. Биологический возраст человека. – М.: Изд-во МГУ,1987.
   3. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Тэннер Дж., Барникот Н., Рейнолдс В. Биология человека. – М.: Мир, 1979.
   4. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология: Учебник. – М.: Высшая школа, 2002.

Дополнительная

   1. Алексеев В.П. Становление человечества. – М.: Политическая литература, 1984.
   2. Антропология: Хрестоматия. – М.: Изд-во МГУ, 1997.
   3. Васильев С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии. – М.: Изд-во РОУ, 1996.
   4. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. – М.: Прогресс, 1993.
   5. Усов И.Н. Здоровый ребенок. – Минск: Беларусь, 1994.
   6. Хрисанфова Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность. – М.: Изд-во МГУ, 1990.

Тема 5
Расоведение. Проблемы генетики популяций современного человека

   Различия людей разных регионов часто весьма значительны. Незнакомым и необычным кажется буквально все – одежда, язык, хозяйство, поведение, наконец, внешность – особенности морфологии и физического строения, подлежащие исследованию биологической антропологией.
   Однако среди этого «фейерверка» цветов, форм и звуков можно заметить определенную систему. В ходе длительных дискуссий и горячих споров в науке оформилось представление о разных способах классификации групп человека (впрочем, и сейчас единые законы такого деления признаны далеко не всеми, и сами его основы подвергаются значительным сомнениям).
   Один из аспектов биологической изменчивости географических групп современного человека изучает расоведение. Соответственно, географические группы людей, выделяемые по биологическим признакам, называются расами.
   Под термином «раса» понимается система человеческих популяций, характеризующихся сходством по комплексу определенных наследственных биологических признаков (расовых признаков). Важно подчеркнуть, что в процессе своего возникновения эти популяции связаны с определенным географическим ареалом и естественной средой.
   Это, конечно, не единственное из возможных определений, например можно сказать, что:
   • раса – это система популяций, обладающих достаточным фенотипическим и генетическим сходством, позволяющим отличить их от других подобных систем;
   • расы – открытые генетические системы, в результате обмена генами между которыми могут возникать смешанные популяции.
   Суть понятия во всех этих определениях остается неизменной: термин определяет единицу внутривидовой, и при этом надпопуляционной структуры современного человечества, выделенную по определенному набору (комплексу) наследственно обусловленных признаков и занимающую определенный ареал. С точки зрения основ современной систематики расы соответствуют уровню подвидов, несомненно, принадлежащих к одному единому биологическому виду Homo sapiens. Отличие же рас от подвидов животных обусловлено общественной природой человека.
   Наконец, раса принципиально отличается от этноса биологическими критериями выделения, хотя в силу исторических причин иногда наблюдается частичное совпадение расовых групп и конкретных этносов. Важно запомнить, что раса – понятие сугубо биологическое, как и сами признаки, по которым проводится расовая классификация.
   В своем крайнем выражении полигенизм приводил к расизму – признанию неравноценности разных рас. Наибольший расцвет расизма отмечен в середине XIX в. в Англии, Америке, Франции и Германии. Он стал идеологической поддержкой работорговли и колониального захвата земель Африки, Азии, Австралии и Океании. Расисты утверждали, что между физическим строением человека и его интеллектуальными, психическими, социальными качествами есть непосредственная прямая связь: якобы изначально возникли «чистые» расы, а позднейшие смешения только «портили кровь» некоторых «невезучих» групп. Исходя из этого расисты произвольно делили расы на «высшие» и «низшие», относя себя, естественно, к самой «высшей». В XIX в. «высшей» расой обычно считалась «арийская» – белокурая, длинноголовая, североевропейская. «Низш