Назад

Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Из царства тьмы

   Жизнь мимолетна. При жизни нужно заботиться о душе, не погружать ее в сумерки беспутства, порока, неверия.
   Об этом роман-трилогия «В царстве тьмы».


Вера Ивановна Крыжановская Из царства тьмы Оккультный роман

   «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяносто девять в пустыне, и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее? А нашедши, возьмет ее на плечи свои с радостью и, пришедши домой, созовет друзей и соседей, и скажет им: порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу».
ЛК. XV, 4-5.

Глава 1

   На поросшем лесном холме, в уединенной долине Южного берега, стояла большая, нарядная и окутанная садом вилла. Была она вдали от соседних населенных мест, полная тишина стояла в ней, и ее обитатели, надо полагать, были большие домоседы, так как весьма редко показывались за пределы своего словно заколдованного убежища.
   И, действительно, вилла вполне заслуживала бы название «заколдованного замка». Построена она была в стиле итальянского возрождения, а ее портик из белого мрамора, широкая лестница, галерея с колоннадой выделяли ее, подобно гигантской жемчужине, на фоне густой зелени. Громадный, голубой и увенчанный золотым крестом купол простирался над зданием. Расположенный террасами сад пестрел великолепными цветниками, из древесной кущи выглядывали статуи и множество фонтанов выбрасывало вверх серебристые струи.
   В одном из залов этого волшебного замка, длинном и узком, с окнами на обе стороны, стояла удобная и широкая кровать, на ней крепко спал бледный, худощавый и, видимо, глубоко уставший человек.
   Окна были открыты настежь: одно выходило в сад, а другое на спуск с холма и видневшееся вдали озеро. Но та и другая картина были одинаково прекрасны и дышали глубоким покоем.
   Воздух был напоен чудным ароматом тысячи всевозможных оттенков роз, рассаженных в саду большими кустами. На столике у постели стоял большой графин с розовой жидкостью и корзина с фруктами. Спавший был в белой шерстяной рубашке и прикрыт красным плюшевым одеялом.
   Луч солнца, упавший на лицо спавшего, пробудил его. Он открыл глаза и недоумевающе осмотрелся, а потом сел и сжал руками лоб, очевидно стараясь привести в порядок свои мысли. В эту минуту отворилась дверь и вошел высокого роста человек, средних лет, с добрым приветливым лицом. Он был в белом полотняном костюме и держал в руках чашку с каким-то теплым питьем.
   – Ну, вот вы и проснулись, друг мой, и, благодаря Богу, много сильнее прежнего. Выпейте-ка это, а потом поболтаем. Хотя вам еще нельзя говорить много, но я вижу, что вас мучает любопытство, – сказал он, добродушно посмеиваясь.
   Больной с жадностью выпил укрепляющее питье, согревшее его истощенное тело приятной теплотой, а потом сказал, пристально глядя на собеседника:
   – Я не знаю вашего имени, но мое сердце полно благодарности за все ваши заботы обо мне, и вы угадали мучающее меня чувство: я буквально не могу отдать себе отчет. В моих воспоминаниях образовался какой-то пробел, а последнее яркое сохранившееся впечатление было от полученной, безусловно смертельной, раны. Видите ли, я – врач, и знаю, что пережил ту самую агонию, которую столько раз наблюдал у своих пациентов, а потому по законам человеческим в настоящее время должен был бы быть мертвым. Черная пропасть, куда я чувствовал, что катился, должна была быть моей могилой. Отсюда начинается неизвестное, непонятное, смутное воспоминание: я видел вас и других, незнакомых людей, тогда как не помню у своей постели тетку, заменившую мне мать. Будьте добры, ответьте на несколько вопросов и положите конец этому странному состоянию. Каким чудом я остался жив? Если я в санатории, то где именно? Кто меня поместил сюда, а если это сделала моя старушка-родственница, то почему она не показывается сама?
   – Желание ваше узнать, наконец, истину – вполне законно и естественно. Вы настолько окрепли, что можете услышать правду о случившемся без вреда для здоровья. Вставайте и пойдемте в соседнюю комнату, там нам будет удобнее разговаривать.
   Больной покорно встал, с помощью незнакомца облачился с теплый шелковый халат и, поддерживаемый своим собеседником, медленным шагом направился к двери в конце зала, а когда тот распахнув ее, у больного вырвался восторженный возглас удивления и восхищения.
   Он очутился в довольно большой комнате, освещенной огромными, от пола до потолка, окнами с разноцветными стеклами. Кому знакомы бесподобные по красоте окна Кельнского собора или других средневековых церквей, тот может представить себе это впечатление. Но здесь преобладал синий цвет, и комната тонула в светло-голубом полусвете. Стены были белые и заднюю занимала большая картина «Воскресение Христа» кисти выдающегося художника. Глава Спасителя, дивная по выражению и подлинно божественной красоты, дышала поразительной жизненностью. Посреди зала находился престол из белого мрамора, а на нем стояла копия знаменитой статуи Христа работы Торвальдсена, но она была из голубоватого прозрачного камня. На цоколе красовалась надпись золотыми буквами: «Придите ко мне все труждающиеся и обремленные, и Я успокою вас». Из передней стенки престола вытекала и падала в бассейн струя прозрачной воды.
   – Помолимся, брат, чтобы Христос вдохновил, благословил вас и направил на путь спасения, – сказал незнакомец, опускаясь на колени вместе с больным.
   Почти в ту же минуту послышалось нежное гармоничное пение, и его могучие звуки приводили в трепет каждый нерв, но в то же время наполняли душу миром и отрадой. Когда замолкли последние звуки, молившиеся поднялись и сели на удобном диване около окна.
   – Теперь, брат мой, вы узнаете объяснение всему, что вам кажется темным, – сказал незнакомец, серьезно и вдумчиво глядя на собеседника. – Прежде всего, помните ли вы князя Елецкого?
   – Несомненно помню. Разве он здесь? И я увижу его? – радостно и торопливо спросил больной.
   – Увидите, но не теперь: пока его здесь нет. Я упомянул о князе потому, что благодаря ему ваша судьба совершенно изменилась. Не знаю, будете ли вы ему признательны за это, но во всяком случае умереть успеете всегда. А теперь слушайте и не перебивайте меня.
   Вы совершенно правы, тело ваше получило смертельную рану и по законам человеческим вам следовало бы вернуться в невидимый мир. Но наш молодой брат, Елецкий, питал к вам искреннее расположение и ему казалось, что в глубине вашей души, под слоем скопившейся в ней грязи, таятся добрые побуждения и влечение к свету, это вызвало в нем пламенное желание спасти ваше тело и душу. Он не ошибся: во время вашей агонии начала добра взяли верх и внушали вам благое намерение принять на себя двойное убийство, выгородив этим барона, а детям сохранив отца и доброе имя. За такой великодушный поступок вы получили в награду телесную жизнь и, если хотите, полное возрождение души. Но, дорогой брат, ваша судьба совершенно изменилась. Доктор Вадим Заторский умер и погребен: вы не можете уже появиться под вашим прежним именем – это кончено! Но вы можете жить под именем другого человека, одаренного настоящим знанием, которое врачует душу, как и тело, а не прежним слепым медиком, пользовавшимся несовершенным знанием – наукой. Официальная наука все еще бродит в потемках и ощупью, а своими успехами зачастую бывает обязана просто случаю. Вам же представляется возможность стать одним из тех врачей, которые, будучи одарены и оккультным знанием, сумеют доискаться в «невидимом человеке», в его астральном теле, до корней недуга, снедающего его видимое тело. Если вступите в наше братство, то можете изучить эту науку, будете избавлены от нужд житейских, так как община щедро оплачивает своих членов, и, повторяю, никакая материальная забота не нарушит вашего покоя.
   Мертвенно бледный Вадим Викторович молча слушал странные слова своего собеседника, а когда тот на минуту умолк, пробормотал:
   – Но вот чего я не понимаю. Если меня похоронили, то как же я очутился здесь? Значит, меня выкопали из могилы?
   – Всего лишь вынули из гроба, И вот как это случилось, – с улыбкой ответил собеседник доктора. – Убедившись, что доброе начало восторжествовало в вашей душе над злобой и жаждой мести, князь дал вам лекарство, которое успокоило боль, предотвратило внутреннее, влекущее за собою смерть, кровоизлияние и повергло вас в летаргический сон, придавший вам вид трупа. По получении депеши о вашей смерти, тетушка ваша смертельно заболела, и ее компаньонка просила оставить ваше тело в Ревеле до тех пор, пока сама больная или кто-либо из близких не распорядится о погребении. По разным причинам, которые теперь было бы слишком долго рассказывать, баронессу спешно схоронили в фамильном склепе Зельденбурга, который вы видели, конечно, в конце парка. В тот же склеп поставили, по совету князя, впредь до новых распоряжений и гроб доктора Заторского.
   Для ясности рассказа должен прибавить, что генеральша Бармина уехала с детьми и м-ль Мэри в самый день погребения. В замке оставались лишь князь и барон, который собирался закончить свои дела и раскрыть нишу в капелле, где, согласно легенде, некогда был замурован ливонский рыцарь. Фон Козен надеялся, если возможно, положить конец появлениям этого «горевестника». Останки действительно нашлись и были похоронены согласно церковному обряду, князь же взял на себя окончательную дезинфекцию капеллы, и с этой целью остался в замке лишний день после барона, который горел нетерпением поскорее уехать.
   Принадлежавшая нашему братству яхта, случайно находившаяся в Либавском порту, получила приказ идти на Ревель, и однажды темной ночью лодка с надежными людьми причалила к лестнице у крутого берега. По указаниям князя эти люди вошли в склеп, открыли гроб и вынули тело, заменив его соответствующей тяжестью, а затем опять тщательно завинтили. Укутанного в плед вас отнесли в лодку и переправили на судно, которое доставило вас сюда все еще в летаргии.
   По прибытии в наше убежище все было поручено моему попечению, и потому пользуюсь случаем представиться своему больному: мое имя Дахара.
   Лечение было продолжительное и трудное вследствие сложности внутреннего поражения-. Тем не менее, как видите, мы выходили вас и теперь вы на пути к полному выздоровлению. Но чтобы душевные волнения не вредили и не мешали природе работать, мы отняли на время у вас память и в продолжение пяти месяцев со дня катастрофы вы вели лишь растительное существование. Ну, а теперь, я полагаю, на сегодня довольно разговаривать.
   – Позвольте задать еще один вопрос, – сказал доктор, задыхаясь от волнения. – За несколько дней до катастрофы я сделал предложение, так вот: увижу ли я когда-нибудь мою невесту или же я должен отказаться от нее, как и от всего моего прошлого?
   – Это тайна будущего. Существуют некоторые основания предполагать, что над этой молодой особой тяготеет жестокая карма, а потому, ей предстоят тяжкие испытания и даже большие опасности. Возможно, что вам выпадет на долю помочь ей и, может быть, даже спасти, но для этого вам следует много работать и вооружиться совершенно иным знанием, чем то, которым вы владеете. Но, повторяю, на сегодня довольно. Подумайте над тем, что сказано мной, и когда к вам вполне вернется спокойствие, мы возобновим этот разговор. Размышлять о прошлом и будущем, или молиться и сосредоточиваться вы всегда можете в этом зале.
   В продолжение нескольких дней Вадим Викторович не смог восстановить утраченное равновесие. Необыкновенная перемена в судьбе глубоко волновала его, а при мысли, что он умер для света, в котором родился и жил, кружилась голова. Ему казалось, что он потерял почву под ногами и витает над бездной. Вспоминая о Мэри, он испытывал почти физические страдания. Какой смысл заключался в словах лечившего его адепта о карме, тяготевшей над нею, тяжких испытаниях и ожидавших ее опасностях? А он, так сказать, «умер», и не может ни помочь ей, ни защитить. Вдруг у него блеснула мысль: нельзя ли было бы каким-нибудь окольным путем повидать тетку, чтобы та занялась Мэри. Но о ней он знал только, что она заболела, узнав о трагедии в замке Козенов.
   Эти думы, совокупно с лихорадочным возбуждением, вредно отозвались на его все еще ослабленном организме. И вот однажды вечером он уснул, а когда снова проснулся в полном сознании настоящего и прошлого, прошло несколько недель. Физически он чувствовал себя теперь крепче и к нему вернулась его обычная энергия, а когда к нему пришел Дахара, он попросил разрешения задать ему еще несколько вопросов, на что тот, не колеблясь, согласился. Так Вадим Викторович узнал, что его тетка скончалась и ей наследовал какой-то дальний родственник. Относительно же Мэри адепт ответил уклончиво, что она по-прежнему живет в Петербурге, но подверглась разным превратностям судьбы.
   – Моя вторая мать умерла из-за меня, и в ее отношении моя вина уже неисправима, – мрачно проговорил Вадим Викторович, – а Мэри жива, и ей я могу быть нужен. Так скажите же, учитель, что я могу сделать для облегчения насущной нужды и устранения предвидимых вами опасностей в будущем? Я так люблю ее, что не отступил бы ни перед какой жертвой, только укажите поскорее, как мне действовать.
   Адепт улыбнулся.
   – Прежде, чем предпринять что-либо в пользу м-ль Мэри, надо сначала запастись силами, чтобы действовать для ее спасения. В том состоянии, в каком вы теперь, самое большее, что можно, это – погибнуть вместе с ней. Сперва сделайтесь последователем нашей науки, а потом очиститесь. Или вы полагаете, что ваша прежняя жизнь могла пройти, не оставив на вас следов? Ваше астральное тело, да и аура тоже, отравлены плотскими отношениями с гадкой женщиной, одержимой самыми низменными инстинктами. Эта особа пробудила все, что таилось в вашей душе дурного, грязного, развратного, и вы весело барахтались себе в помойной яме, утешаясь удобным для вас софизмом: «я же – не первый и не последний, которые так живут». Поразившая вас пуля была справедливым возмездием того, чью честь вы оскорбили, а доверие обманули. Ваша связь оказалась еще тем отвратительнее, что баронесса была замужем и матерью семейства. Не думайте, что брак, столь униженное в наше время и развенчанное установление, является фантазией отжившей морали. Нет, этот институт олицетворяет собой семью, является основой всякого общества и служит для обуздания людской распущенности. Не без основания первые законодатели, насаждавшие высшие знания, оградили брак строгими и даже жестокими законами. Им-то ведь известны были флюидические законы, и они твердо знали, что разврат развивает животные инстинкты и своими заразными токами вызывает флюидические эпидемии. Поэтому они и приговаривали к смерти преступную жену и ее обольстителя. В современном же обществе идет полная вакханалия: оно приступом берет все убеждения, все обязанности, которые все-таки поддерживают еще некоторое равновесие, а порождаемые им хаотические течения потрясают континенты, равно как и алтари или троны. Понятно ли вам, что будучи достойным питомцем общества, опьяненного развратом и презирающего всякий долг, вы не в состоянии одолеть зло или руководить силами добра?
   Даже губы доктора побелели, пока он слушал эту речь, а под строгим взглядом собеседника в нем дрожал каждый нерв: никогда еще он не чувствовал себя столь ничтожным и жалким.
   – Истерзанная мучениями душа баронессы блуждает в первой сфере и долго еще будет томиться там, – заговорил адепт после некоторого молчания. – Вам же, брат мой, дана возможность очиститься, не покидая своего земного тела. Работа предстоит трудная и тяжкая, потому что нелегко смыть с себя такую грязь. Но, «имеющий уши да услышит!»… Сожалею, что был жесток с вами, зато надеюсь, что вы поняли всю мерзость своей прошлой жизни.
   – Да, я сознаю свое нравственное убожество, но не понимаю способа очищения, о котором вы говорите. Ведь душа – не комната, зараженная миазмами, которую можно проветрить, открыв окно, – мрачно сказал Вадим Викторович.
   – Наоборот, ваше сравнение очень верно. Как в том, гак и в другом случае чистый воздух должен заменить зараженный, только вот открытие окна будет несколько сложнее. Для начала проникнитесь мыслью, что вы действительно умерли для того мира соблазнов, в котором раньше жили, и ныне находитесь в чистилище, где приступаете к великой работе: использовать и освободить астральные силы от сковавшей их плоти. Ваше тело представляет собой нечто вроде глыбы гранита, в котором заключен исполинской силы огонь, а для его освобождения нужно, чтобы удар молота разбил гранит: тогда огонь сожжет камень, растопит его и превратит в слиток драгоценного металла.
   – А где достать молот? – упавшим голосом прошептал Вадим Викторович.
   Адепт нагнулся и приветливо заглянул в затуманившиеся глаза собеседника, а потом крепко пожал ему руку.
   – Этот чудодейственный молот каждый носит в себе, брат мой, это – воля, о которой Христос сказал, что она в состоянии сдвинуть горы. Молитва поддерживает ищущего света, а вера в успех и сила воли способствуют выделению внутреннего, все претворяющего огня. А теперь скажите: желаете ли вы стать человеком высшего порядка и разрабатывать скрытые в вас сокровища. По мере того как из тьмы будет подниматься к свету новое существо – владыка раба – вы все более и более будете изумляться завоеванному могуществу. В настоящее же время дело обстоит как раз наоборот: раб распоряжается своим хозяином, и только потому, что тот – лентяй.
   Темная краска залила лицо Вадима Викторовича, а по щекам скатилось несколько горячих слез, но вслед за тем он опустился на колени и прошептал:
   – Я хочу света. Будьте моим учителем. Вы, спасший и исцеливший мое тело, исцелите и спасите мою душу.
   Радостно и с любовью поднял его адепт, обнял и убедил, что прежде, чем начать серьезные занятия, он должен привыкнуть к новому положению, а строгим режимом в пище и вибрациями, а строгим режимом в пище и вибрациями, привести в порядок свои флюидические токи, чтобы освободить, по возможности, астральное тело.
   – Вы совсем не умеете ни молиться, ни сосредоточиваться, а так как и то и другое необходимо, то следует приспособить к этому ваши органы.
   Следовавшее за этим время было Вадиму Викторовичу поистине отдохновением для души и тела. Глубокая тишина волшебного приюта, откуда от только издали замечал других обитателей, целебным бальзамом действовала на его изболевшиеся нервы. Каждое утро он принимал ванну, а потом молился в голубом зале, но всякий раз, как он становился на колени перед изображением Христа-Утешителя, раздавалось удивительное пение, а неведомая мелодия потрясающим образом действовала на него, вызывая волнение и никогда не испытанную до того вдумчивость. Его пища состояла исключительно из молока и хлеба, плодов и овощей. Продолжительные прогулки по обширному саду были обязательны, а за ними следовали часы отдохновения. Лежа в гамаке под сенью густых деревьев и убаюкиваемый журчанием фонтана, он думал о прошлом, но уже без горечи, а о будущем с признательностью: неведомое раньше спокойствие мало-помалу сходило на его душу. В такие часы отдохновения к нему часто заходил его руководитель и говорил о неведомых силах, самого существования коих доктор даже не подозревал.
   Дахара советовал своему ученику специализироваться в той области знания, которая всегда была его призванием, т. е. в медицине, но не оставаться слепым орудием материалистической науки, ограничивающейся лечением физического тела, а стать врачом просвещенным, который так же хорошо изучил и астральное тело человека, чтобы в тысячах разветвлений, связывающих его с грубой оболочкой, находить корень большинства болезней, главным образом нервных и мозговых.
   – Никакое лечение не будет действенным, если врач не сможет исследовать, насколько духовная болезнь действует на телесный недуг и не применит соответствующие оккультные средства, – сказал однажды адепт. – Это все равно, как если бы вас послали в лес с завязанными глазами.: как бы ни были быстры ваши ноги, вы все равно заблудитесь.
   – Но как изучить медицину астрального тела? – спросил Заторский.
   – Приобрести ясновидение, чтобы, видя больного, вы тотчас могли отличить причины оккультные от внешних. Поначалу довольно трудно читать в астрале, но с терпением и в уединении, когда мысли сосредоточиваются на одном каком-нибудь предмете, способности развиваются.
   Наконец, настал день, когда Дахара объявил ему, что пора начать серьезные занятия, и повел его в круглый, без окон, зал на первом этаже. Посередине стояло кресло, а перед ним в нише висели крест и образ Спасителя. На стене, недалеко от ниши, находилось семь электрических кнопок, и наставник объяснил, что каждая из них освещает комнату особым цветом спектра.
   – Когда вы будете здесь сосредоточиваться, зажигайте последовательно различные цвета и наблюдайте, который из них всего более способствует развитию ваших мыслей и видений. К правой ручке кресла приспособлен механизм, вызывающий нежную и благозвучную музыку. У левой ручки находится столик, а на нем книга с магическими формулами и молитвами к силам добра. Итак, брат мой, принимайтесь за работу. Да поможет вам и да поддержит вас Отец Наш небесный.
   Доктор начал работать с большим усердием, но первые недели были очень трудны и успеха не принесли.
   Физическая усталость, мешающая человеку сосредоточиться и, так сказать, вызывать свою астральную силу, – это страшная усталость плоти, весьма затрудняющая работу мысли и духовных органов. Но мало-помалу воля брала верх над материей: он мог дольше размышлять, без дремоты слушать музыку, а потом ему стало казаться, будто с его мозга спадает какая-то тяжесть, и мышление становится свободнее. Он начинал понимать, что человека давит тяжесть материи, когда он хочет работать духовными органами, и что именно эту слабость надо побороть для того, чтобы подчинить себе плоть, которая гнетет и преграждает путь к свету. Когда, наконец, первые трудности были преодолены и получились желанные результаты, Дахара, однажды, сказал доктору с ободряющей улыбкой.
   – Ты добросовестно работал, брат мой, и доказал свое усердие: ты преодолел самое трудное и сделал первый шаг. А теперь для того, чтобы ты скорее научился и увидел скрытое за завесой, я покажу тебе невидимое, о котором ты имеешь пока самое смутное представление. Мы прогуляемся по окрестностям, и ты увидишь то, что не замечают обыкновенные люди. Но ты должен всегда видеть это, когда будешь истинным врачом. Ты изумишься, увидев, как мало на свете здоровых людей, но не должен пугаться.
   Через несколько дней учитель и ученик в скромных, но изящных летних костюмах вышли из ворот виллы. По довольно крутой тропинке они спустились к озеру, нашли у берега привязанную лодку и переехали на другую сторону. Там они взобрались на возвышенность, где за большим камнем в скале находилась обширная пещера. Они прошли в ней и через искусно скрытый выход попали на другую узкую и такую крутую тропинку, что для спуска местами в скале были высечены ступени. Наконец, они очутились на небольшой площадке, где стоял сельский домик, и какой-то степенный старец радушно встретил их, а затем провел в простую, чистенькую комнату, где предложил обед. Доктор проголодался после долгой ходьбы и с удовольствием уничтожал сыр, хлеб и великолепный мед, но адепт ограничился только хлебом и молоком.
   – Этот домик зовется гостиницей «Доброго пастыря», а ее владелец, старый Ян, состоит низшим членом нашего братства, как и его жена, Линда, отлучившаяся в данное время за покупками, – пояснил Дахара. – Здесь наши братья могут останавливаться и отдыхать перед тем, как отправиться к нам на виллу, сюда же приносят нашу корреспонденцию. А теперь, брат Вадим, перед вступлением в лежащий неподалеку городок я должен подвергнуть твои глаза легкой операции. В большой город я тебя не поведу, так как ты не в состоянии был бы вынести то, что там увидел бы.
   Он достал из кармана сафьяновый футляр, вынул флакон синего стекла, и налил из него несколько капель в стакан воды. Синие капли окрасили воду в бирюзовый цвет. Дахара намочил в ней кусочек полотна, а затем, приказав доктору лечь на спину, наложил ему на глаза этот компресс.
   Загорский даже вскрикнул: ему показалось, что ему на веки наложили огонь, который выжег глаза, но в этот миг у него закружилась голова, и он лишился чувств, когда же он очнулся, Дахара сказал, от души смеясь:
   – Извини, брат Вадим, что я не предупредил тебя о действии компресса, но не бойся и полежи спокойно с четверть часа. Ничего худого с твоими глазами не приключилось, и ты только будешь видеть больше, чем обыкновенно.
   Боль от ожога уже сменилась сильной, но приятной теплотой, а затем появилось странное ощущение, будто его глаза становились все больше и больше.
   Когда компресс был снят, Заторский с удовольствием убедился, что видел превосходно, но зато все окружавшее его приняло иной вид. Бесцветная прежде атмосфера теперь казалась голубоватой и как-то странно сверкала, а все предметы на этом фоне выступали необычайно выпукло. Стены, мебель, посуда – словом, все было окружено голубоватой каймой, легким, дымчатым сиянием.
   – Теперь отправимся в путь и будем наблюдать все, что увидим, – весело сказал адепт, беря за руку Заторского, у которого как будто дрожали ноги.
   По узкой тропинке они вышли на хорошую дорогу и вскоре увидели в долине, пересеченной речкой, маленький городок: чистые нарядные домики с красными крышами ярусами разбегались по окружавшим высотам, а среди них высилась остроконечная колокольня церкви.
   – Что это горит там, на башне? – спросил Заторский.
   – Это крест над церковью. Но теперь ты видишь его окруженным флюидическими токами, вообще присущими каждому кресту, который в качестве символа веры всегда бывает озарен светом, – ответил адепт. – Везде, где люди собираются для молитвы, мысли верующих выделяют особую субстанцию, движущуюся и способную, подобно ртути, дробиться на части. Эта субстанция собирается в облака света, невидимого профанам, которые могут только ощущать благодетельное веяние ее света и чистоты.
   Когда они уже очутились в городе, Дахара свернул в боковую улицу и заметил:
   – Раньше чем посетить жилища воплощенных, побываем на кладбище, месте мирного упокоения, по представлению людей.
   Хорошо содержимое, обнесенное высокой стеной кладбище казалось большим садом: из густой зелени белели памятники, богатые и бедные, надгробные камни или просто деревянные кресты. На повороте первой аллеи Заторский остановился, тяжело дыша.
   – Учитель, что такое я вижу?! Вон на той могиле, налево, я вижу словно горит небольшой костер, а та, рядом, как будто окутана голубой дымкой. Над большой надгробной плитой сверкает золотой крест, а на той, что позади, ничего нет, кроме черного дыма. Великолепнее всего вот та, маленькая могилка в тени каштана, с простым деревянным крестом: ее осеняет точно серебристый газ, а посередине светится огонь в виде сердца. – Вдруг Заторский вздрогнул и схватил своего спутника за руку: – Учитель, что это за мрачные тени, омерзительные, черные и безобразные: не то люди, не то звери? Вон они бродят и ползают, точно змеи, между памятниками и присасываются к могилам.
   – Благодаря дару твоего ясновидения в данное время перед тобою недостижимый для прочих вид кладбища. Мрачные и внушающие тебе отвращение тени – это страждущие духи, которые после смерти, вопреки законам чистоты и гармонии, не находят покоя и бродят – измученные и несчастные – вблизи мест своего погребения. Свинцовая тяжесть астрального тела и окружающая их плотная, непроницаемая, подобная каменному саркофагу, аура приковывает несчастных к земле. Но здесь также попадаются лярвы и еще более низкие духи, питающиеся разложением. А вот посмотрим лучше на поразившие тебя могилы, например, те, вокруг которых витают голубоватый пар и разнообразные огни. Эта дымка и огонь – видимая сущность любви и слез, принесенных живыми на могилу. Нет более бескорыстного чувства, как любовь к усопшему: потому что ведь мертвый ни на что уже не нужен, а проливаемые над его прахом слезы служат истинным выражением любви, забвения обид и прощения. Как бы ни был скверен умерший, вознесенные здесь за него молитвы воспламеняются и, подобно вечным лампадам, украшают памятник, независимо от того, богатый он или бедный. Такой неугасимый огонь, зажженный благородным и чистым чувством, охраняет могилу и прогоняет лярвов, которые справляют оргии вокруг насыщенных еще жизненным флюидом трупов. Взгляни. Вон там, у стены, полуобвалившийся холмик, даже без креста. Это могила самоубийцы: а между тем как она прекрасна, какой ее озаряет свет, а посреди него блестит золотой крест, словно осыпанный алмазами. Здесь скопились горячие молитвы матери, ручьем текли слезы сердца, не знавшего другого чувства, кроме любви и прощения к заблудшему сыну. Этот отчаянный призыв достиг Отца Небесного, и Его милосердие снизошло на могилу несчастного. Много лет минуло с тех пор, а между тем веяние любви, выразившееся в светлом кресте, все еще держится на заброшенном холмике и охраняет его. Я думаю, что нигде так видимо не материализуется любовь, как на кладбище: его атмосфера пропитана особым флюидом, а каждая пролитая на нем слеза – драгоценна, потому что исходит из глубины сердца и возжигает как бы невидимый светоч возле того, кто окончил свое земное испытание.
   Он умолк и задумчиво оглядывал жилища мертвых, но для него живых. Доктор также был, видимо, взволнован.
   – Сколько тайн скрыто в этом мире, и я очень благодарен вам, учитель, за то, что вы так наглядно показывали мне это. У нас, в России, при встрече с похоронной процессией верующие обнажают головы, и если не всегда произносят молитвы за покойника, то, по крайней мере, благоговейно осеняют себя крестом, усматривая в этом указание на собственную кончину.
   – Хороший и мудрый обычай, сын мой. Знай, что ни одно крестное знамение, осеняемое с верой, не пропадает даром. Загораясь в воздухе, таинственный и могучий знак несется блуждающим огоньком и, сколько бы их ни было, все они присоединяются к погребальному шествию как очистительная стража. Мир не в состоянии был бы выдержать борьбу со злом, если бы все искренние молитвы, все благоговейно совершаемые крестные знамения не собирались воедино, подобно каплям, образующимся в шар. Таким образом, слияние чистых излучений образует атмосферические шары целебных веществ, находящихся в распоряжении добрых духов и служащих им материалом для отвращения опасностей и устранения или ослабления эпидемий: ибо ничто в природе не пропадает бесследно – ни дурное, ни хорошее – и все исполняет свое назначение. Однако теперь пойдем. Я сведу тебя в больницу, основанную одним из наших братьев при участии кружка верующих. Это совершенно новое учреждение, и лечат там целебными флюидами. Я потому хочу показать тебе его, что, может быть, по возвращении в свет ты устроишь там что-нибудь подобное. Такое лечебное заведение произведет, конечно, большой эффект, так как хотя и были уже попытки в этом роде, но их результат достоин разве только смеха. Христос сказал: «Много званых, но мало избранных». Есть много людей, почитающих себя целителями, но они не обладают настоящим знанием, как слепые бродят ощупью в неведомой области, несомненно касаются и разносят потом флюидическую заразу, поражающую прежде всего их самих. Кончают же они тем, что становятся добычей болезней, которые не умеют лечить, а главным образом жертвами весьма опасных одержаний. Помимо всего этого их ослепляет самомнение, и они воображают, что знают все лучше других, а так как гордость – плохая советчица, то их попытки большей частью не приводят ни к чему. С успехом можно лечить невидимые болезни, только обладая даром ясновидения и при полном бескорыстии. Во всяком случае, это весьма сложная работа, как ты в этом сам убедишься.
   По дороге Дахара указал своему спутнику на одного человека, который передвигался с большим трудом и страшно кашлял.
   – Это чахоточный, – сказал адепт. – Посмотри на его легкие, они наполнены чем-то вроде липкого дыма, у идущего рядом с ним ребенка – рахит, и кости его покрыты черным флюидом. Его аура похожа на помои, в которых, точно муравьи, кишат красные существа.
   – А что это значит, учитель?
   – Что все эти существа и зловредные флюиды созданы плохой кровью. Эти болезни, истощающие жизненный флюид, излечиваются с трудом.
   – Все это крайне интересно, и я буду прилежно заниматься, чтобы расследовать эти тайны. В самом деле, даже настоящая смерть не была бы достаточно высокой ценой за приобретение таких чудодейственных познаний.
   – Благодарю, дорогой ученик. Твои слова доказывают, что ты не сожалеешь о том, что вычеркнут из твоего прежнего мира и не сетуешь на нас, самовольно переродивших тебя в нового человека.
   – Что вы говорите, учитель! Мог ли я чувствовать что-либо другое, кроме глубокой благодарности за все ваши благодеяния? – взволнованно ответил доктор. – В вашем приюте я наслаждаюсь душевным покоем, какого никогда не испытывал. Прежняя моя жизнь внушает мне только отвращение и единственное, что иногда угнетает мое сердце, это воспоминание о невесте, моей бедной Мэри, и невозможность пособить ей. А разлюбить ее я не могу.
   – Не дай тебе Бог забыть ее! Люби, но любовью чистой, и я предвижу, что чем крепче ты будешь, тем больше пользы принесешь ей.
   Они подошли к большому зданию в пригороде, построенному на возвышенности и окруженному огромным садом. Над входной дверью была надпись: «Астральная лечебница». Чтобы попасть в дом, надо было пройти садовую аллею и открытую галерею. Много больных сидело в тени деревьев и на галерее, подле столов, уставленных кувшинами с молоком и корзинами с фруктами, которые были окутаны точно голубоватой дымкой.
   – Это магнетизированные плоды, – заметил Дахара, вводя ученика в длинный коридор с дверью в глубине.
   Они вошли в большую залу, похожую не то на аптеку, не то на библиотеку, так как по одной стене тянулись полки с книгами, а на противоположной были большие шкафы с бутылями, мешками различной величины и пучками сухих трав. Заднюю стену занимал какой-то странный аппарат. Там была большая рама, обтянутая белым, как для кинематографа, перед ней в полу виднелась широкая металлическая круглая пластина, а возле нее стояла незажженная лампа.
   Посреди залы, у заваленного бумагами и различными приборами стола сидел человек средних лет, с благообразным лицом и глубоким взглядом. Он радушно принял гостей. Побеседовав о делах убежища и находившихся в нем больных, Дахара выразил желание, чтобы его ученику разрешили присутствовать при каком-нибудь опыте.
   – Охотно, и ты явился кстати, Дахара. Мы приступаем к флюидическому лечению прогрессивного паралича спинного мозга с припадками безумия. Больной медленно разрушается и его считают неизлечимым.
   Он поговорил по телефону и вскоре появился ассистент, который вел под руку молодого человека лет тридцати, с пристальным и безумным взглядом. Больной был бос и одет в белый шерстяной халат. Врач поставил его на пластину, и та тотчас начала вибрировать, в то же время с больного сняли халат, а стоявшая рядом лампа сама зажглась. Больной стоял голый, бросая вокруг тоскливые и беспокойные взгляды.
   Между тем, на экране отразилась фигура больного, окруженная обширной, яйцевидной, грязно-серого цвета аурой, которая была наполнена словно липкой, взболтанной массой. Очертания тела становились все ярче и резче. Голова, казалось, была покрыта черной шапкой, похожей на завитки пуделя, а вдоль всего тела ниспадали черные, испещренные кровавыми полосами висюльки, которые обвивали конечности и спину, сплошь покрытую будто волосами. В ауре, точно в аквариуме, с чрезвычайной быстротой сновали причудливой и чудовищной формы микроскопические животные, типа пресмыкающихся: они то скользили по телу больного, то снова уходили в ауру. Тем временем отражение на экране становилось все яснее и прозрачнее. Теперь можно было различить внутренние органы и их медленную, затрудненную работу: мозговой аппарат почти не работал и был как будто наполнен черным дымом.
   По мере того, как лампа все ярче освещала пациента, им овладело беспокойство: содержимое ауры точно кипело, а потом его глаза налились кровью и начался припадок бешенства, вызвавший судороги во всем теле.
   Двое врачей сняли его с пластины и, не без труда, перенесли в стеклянную ванну с синеватой водой, где его приходилось удерживать силой. Изрытая зеленоватую пену и поток ругани, больной словно отбивался от невидимого врага. Между тем из его тела исходил черный, густой пар, уплотнявшийся в виде конуса над его головой. Искусное приспособление удерживало его в воде по шею и не допускало выйти из ванны, а он с диким криком корчился в судорогах. Вдруг с четырех сторон ванны появились светлые кресты: в это время вода помутнела и словно начала закипать, а черный пар потоками лился из организма, точно больного рвало на части.
   Гаумата, так звали заведующего убежищем, выпустил из ванны мутную воду, снова наполнил ее и влил флакон бесцветной эссенции, а тем временем его помощник затопил камин.
   Крики, ругательства и конвульсии возобновились, а затем из ванны вдруг поднялась черная, походившая на тесто масса, наполнившая комнату ужасной трупной вонью. Медленно плывя в воздухе, эта масса двигалась к камину, куда Гаумата только что бросил пригоршню ладана. Но едва только она прошла над огнем и исчезла в печной трубе, как раздался грохот, точно разорвалась бомба.
   Замертво лежащего в наполовину опустевшей ванне больного перенесли на диван, завернули в фосфоресцирующую простыню и накрыли одеялом, а в рот ему влили теплой, ароматической жидкости.
   – Теперь обморок перейдет в глубокий сон, и он проснется здоровым, – самодовольно объяснил Гаумата и, повернувшись к Заторскому прибавил: – Вы присутствовали, мой друг, при изгнании одержавших больного духов.
   Дахара объявил ученику, что он должен на несколько дней остаться в больнице для практического ознакомления с оккультным лечением под руководством Гаумата.
   Наступившее затем время было для Вадима Викторовича полно захватывающего интереса. Гаумата, оказавшийся великим ученым, посвящал его в такую науку, о существовании которой он даже не подозревал, а если бы год назад с ним заговорили о чем-нибудь подобном, он, конечно, счел бы своего собеседника кандидатом в дом умалишенных. Теперь он знал, что всякий организм – будь то камень, растение, животное или человек – одинаково подвержен болезням, лишь только в нем произойдет повреждение, нарушающее естественный обмен веществ и тем самым дающее доступ нечистым субстанциям, которые укореняются и начинают свою губительную работу разложения.
   Больной минерал, камень, жемчуг теряют свой блеск, а потому недаром говорят о «мертвых» камнях и жемчуге. Старые вещи, изношенные платья также издают отравленный, гнилостный флюид, который заражает живых. Врач, желающий лечить астрал, непременно должен научиться хорошо распознавать свойства магических веществ, которые преодолевают разлагающие начала, изгоняют лукавых духов и очищают ауру. При лечении, флюидами ароматы, цвет и вибрации играют первенствующую роль, так как всякой болезни соответствуют особые аромат, окраска и вибрации. Для лечения служат металлы и растения, всосавшие в себя наибольшее количество солнечных или лунных токов; ароматы, пресекающие вредные запахи, и, наконец, музыкальные вибрации, которыми необходимо уметь владеть для производства желательного воздействия на больного. Ведь установлено же, что лишь для грубого глаза тела кажутся плотными, а на самом деле они являются скоплением подвижных клеточек, из которых каждая снабжена центром одического света, представляющего собой прибор, посредством которого клетка дышит, воспринимает ароматы, вибрации и краски. Лишь только тело перестает правильно дышать, т. е. не функционирует правильно некоторая часть клеток, его охватывает флюид разложения, закрывающий дыхательные пути, и наступает распад. Для каждого посвященного и адепта обязательны дыхательные упражнения.
   Проходя курс в лечебнице Заторский научился, между прочим, оживлять увядшие цветы, излечивая их особым запахом и музыкальными вибрациями, соответствующими нежной организации растений. Подобные опыты, как и многие другие, указали ему, как управлять этими могучими двигателями природы и придавать им, смотря по необходимости, ту или иную силу, а также распознавать их специфические действия: так как одни и те же ароматы, цвета или вибрации могут быть целебными или вредными, чудодейственными лекарствами или смертельными ядами. Сила добра действует при посредстве света, а сила зла пользуется тьмой. Великая победа в этой борьбе заключается в том, чтобы светлые субстанции поглощали темные, а хаотическая разноголосица побеждалась гармоническими звуками сфер, дабы страсти ослаблялись проникновением чистых веяний добра.
   Когда Заторский вернулся из лечебницы на виллу, Дахара поздравил его со сделанными успехами и сказал, что теперь ему предстоит заняться развитием шестого чувства, которое даст возможность разобраться в оккультном лабиринте, помогая отличать вибрации и ароматы демонических духов от благотворных излучений светлых.
   Погрузясь в интересовавшую и поглощавшую все его мысли работу, Вадим Викторович не замечал, как летели недели и месяцы, совершенно позабыв внешний мир, с которым не имел никакого сообщения. Только с князем Елецким он поддерживал деятельную переписку, но преимущественно по поводу своих занятий.
   Однажды вечером доктор и Дахара отдыхали после дневных занятий в комнате учителя, как вдруг Дахара спросил:
   – Вадим, любишь ли ты еще свою прежнюю невесту?
   – Люблю ли я Мэри? Конечно, люблю всей душой. Каждый день молюсь за нее, для нее только я неустанно работаю, так как вы сказали мне, что ей предстоят тяжкие испытания, а для этого я должен быть силен и хорошо вооружен, чтобы помочь ей.
   – Да. Настала минута оказать ей помощь и оберегать ее, потому что душу бедной девушки постигло величайшее из несчастий: она попала под власть демонов, – сказал Дахара и увидев, что Вадим Викторович побледнел при этом от ужаса, подробно передал события, которые свели Мэри с Ван-дер-Хольмом и потом превратили ее в сатанистку, сестру Ральду.
   – Неужели нельзя спасти мою бедную Мэри? – спросил доктор, и на его щеках заблестели горячие слезы.
   – Со временем попытаются, а пока учителя поручают тебе охранять ее, чтобы предупредить их в опасный момент. Следуй за мной!
   Дахара провел Заторского в занимаемую тем комнату, открыл в стене дверь, о существовании которой доктор не подозревал, и ввел его в круглую комнату, освещенную с потолка лампой. При первом же взгляде у доктора вырвался подавленный крик.
   Перед ним стояла Мэри, пристально глядевшая на него большими черными глазами, с грустным и задумчивым выражением. Но всмотревшись он убедился, что это была восковая фигура, сделанная так восхитительно, что казалась живой. Она помещалась на цоколе, в свою очередь стоявшем на большом металлическом диске, покрытом кабалистическими знаками. Статуя была в белой тунике и держала в руках большую, толстую восковую свечу, горевшую голубоватым светом. На ее шее на золотой цепочке висел крест. Со слезами на глазах смотрел Вадим Викторович на прелестное личико, настолько живое, что, казалось, ее уста вот-вот откроются и улыбнутся. Потом он шепотом спросил, что ему делать.
   – Утром и вечером усердно молясь за любимую девушку, ты будешь совершать обкуривания из веществ, которые я тебе укажу, и окроплять статую очистительной водой. Ее голову ты накроешь вот этой бархатной салфеткой с вышитым крестом и посыплешь ладаном. Свеча будет гореть спокойно, но если ты почувствуешь как бы укол иглой в область сердца, то должен немедленно идти сюда, а если услышишь, что огонь начинает трещать и колебаться, будто от сильного ветра, это будет означать, что Мэри грозит большая опасность. Тогда ты должен тотчас молить о помощи учителей. Вот веревка, которая, если ты дернешь за нее, приводит в действие аппарат, а он известит учителей. Сам же ты должен молиться со всеми доступными тебе пылом и силой.

Глава 2

   Со смерти баронессы Козен прошло около четырех с половиной лет, но за это время мир не стал лучше. Наоборот, пуще прежнего процветал материализм, люди предавались всяким безумствам, а «наука» измышляла способы уничтожить старость и сгладить морщины: все должно было быть молодо, чтобы возраст не мешал наслаждаться жизнью. Культ плоти первенствовал, а пренебрегаемая душа омрачалась все больше и больше: видя, как осмеивались и попирались долг, честь, вера, она теряла почву под ногами и погружалась в сумерки флюидических эпидемий. Опьяненная беспутством и жаждой наслаждений, слепая толпа справляла свою вакханалию среди этой зараженной атмосферы убийств, самоубийств и безумий, избегая или забрасывая грязью тех, кто еще не отрекся от Бога, которого исполинская тень духа зла скрывала от людей, сделавшихся недостойными понимать Творца и чувствовать Его присутствие.
   Ввиду нравственной и физической опасности, которую представляло для человечества подобное положение, мудрые учителя решили послать в мир некоторых из своих учеников и попытаться создать противоположное течение, чтобы привлечь и просветить тех, кто еще чувствовал потребность верить во что-либо, помимо вожделений этой хрупкой и мимолетной земной жизни.
   Надо было уметь пользоваться обстоятельствами, размягчающими душу человеческую. Это: несчастья, испытания, болезни и, особенно, страх смерти. А эта мрачная и таинственная гостья является обыкновенно неожиданно и, не стесняясь, нарушает веселье, увлекая, одинаково, неверующего, нечестивого или горделивого и великого мира сего в неведомую область.
   Между избранниками для этой миссии находились также князь Елецкий и доктор Заторский, оба уже достаточно подготовленные для такого дела.
   Князю было поручено устройство публичных чтений по оккультным вопросам и герметической науке, разумеется, в границах, дозволенных учителями. Особенно рекомендовалось ему издавать книги по этим вопросам, но изложенным простым, новым и доступным всем языком, без громких фраз и туманных незнакомых терминов, словом, без той надутой, псевдомистической шумихи, которая ничего не объясняет, а только затуманивает понимание читателя, смущает его, и, в конце концов, вселяет подозрение, что, должно быть, автор и сам не понимает того, чему намеревается учить других.
   Все это время князь жил в Лондоне, с жаром занимаясь науками в «Братстве восходящего солнца». Теперь он собирался отправиться в Петербург и увезти с собой Заторского, которому поручалось устроить санаторий с применением флюидически-астрального лечения. С бароном Козеном и Лили он также переписывался и всегда искренне радовался усердию своей юной ученицы.
   Давно уже простодушные письма девочки выдали князю ее невинную любовь, но чувство это было чрезвычайно скромно, чисто и чуждо эгоизма: она желала лишь быть достойной дружбы и уважения человека, которого считала высшим существом. И князя все это очень трогало. С откровением и доверием, словно он был ее братом, Лили поверяла Елецкому все мельчайшие события своей жизни и с восторженной радостью сообщала о каждом своем новом успехе.
   «Подумайте только, дорогой наставник, каких великолепных результатов начинаю я достигать, а все благодаря счастью быть вашей ученицей, – писала она. – Вы ведь знаете, что я стараюсь по возможности помогать несчастным, которых встречаю, а папа дает мне так много денег на мои туалеты и прихоти, что при некоторой экономии у меня всегда есть свободный остаток. Между бедняками, которых я поддерживаю, оказалась вдова рабочего с шестью детьми: младшему было восемь месяцев, когда отец погиб во время железнодорожной катастрофы. Эта бедная женщина живет недалеко от нашей виллы, она очень добрая и благочестивая, а дети прехорошенькие, и я очень люблю всю семью.
   Недавно Эвзания заболела и, несмотря на старания докторов, болезнь все усиливалась, наконец, они откровенно сказали, что мало надежды спасти несчастную. Видя мое горе, папа дал мне триста лир на погребение и первоначальную помощь детям. Но что значат деньги, когда речь идет о жизни, драгоценной жизни матери шестерых детей?
   Вечером, когда я горячо молилась, мне вдруг вспомнилось, что вы говорили о целебном свойстве магнетизированной воды. Я тотчас же взяла полный стакан воды, стала магнетизировать ее, как вы меня учили, и, вообразите! – своими глазами видела, как из моих пальцев истекали золотые капельки и падали на дно, а тем временем вода приняла голубоватый отлив, и стенки стакана словно покрылись росой. Было еще не поздно, я взяла горничную и отправилась к Эвзании. Она бредила и, видимо, ей было очень дурно, но выпив с поразившей меня жадностью весь стакан, она уснула, а на другой день проснулась уже в полном сознании и попросила есть. С тех пор я ежедневно носила ей стакан такой воды. Слава Богу, она уже встала и теперь на пути к выздоровлению.
   Как я благодарна вам, дорогой учитель, за ваши наставления и доброе внушение применить их на практике, так как я убеждена, что все мои хорошие мысли исходят от вас».
   Князь собирался ехать в Тироль, чтобы по пути в Россию взять Заторского, как вдруг получил от барона Козена письмо, но уже из Петербурга.
   «Вот я и вернулся, друг мой, – писал тот, – и не без сожаления покинул свой тихий приют возле древнего Сполэто. Я уже писал вам, какие причины заставили меня принять такое решение. Мой сын должен продолжать образование на родине, да и Лили исполнилось восемнадцать лет. Это удивительно странная девушка: она не любит ни общества, ни шумных обязанностей вывозить ее. Как я счастлив, что вы также приедете сюда: не могу даже высказать, как я желаю видеть вас. Все эти годы вы работали у источника света и, наверное, научились очень многому, а я, признаюсь, рассчитываю на вас в надежде разобраться в том, что тяготит мою душу.
   Я нисколько не упрекаю себя за убийство жены: она была скверная женщина. Но смерть Заторского мучительно терзает мою совесть: сколь он не виноват, а у него было благородное сердце.
   Иногда по ночам у меня бывают кошмары, особенно с возвращением сюда: точно тяжелый камень давит мне грудь, и у меня является чувство, будто около меня кто-то стоит, кого я не вижу. Это ужасно неприятно и, не знаю почему, но меня гнетет мысль, что дух жены преследует меня. Мне грустно, и даже милая археология не утешает меня более.
   Вы найдете меня на новом месте. Я продал свой дом, который слишком напоминал прошедшее, И приобрел другой, на Каменном острове. Новый дом – как маленький дворец, с огромным садом и достаточно вместительный для приемов, которые я имею ввиду. Для детей этот переезд также будет полезен. Я хочу, чтобы они забыли мать и ее злополучную жизнь. А в Зельденбурге я ни разу не был: он мне противен и я жалею, что не могу продать его, так как это наше родовое гнездо. По-видимому, в замке все еще неспокойно, и никто не желает в нем жить. Управляющий писал мне, что там бродят покойная баронесса и несчастный Карл, а крестьяне уверяют, что он сделался вампиром и задушил несколько человек. Недавно его могилу нашли разрытой, и в труп был воткнут заостренный кол. Такой способ уничтожить вампира считается в народе самым действенным. Виновных не нашли, но Карл, как говорят, прекратил свои подвиги.
   По поводу Зельденбурга забыл рассказать вам интересную новость. Вы помните, конечно, Мэри Суровцеву, ставшую невестой бедного Вадима Викторовича почти накануне его смерти. Это была очаровательная девушка: она тогда заболела с горя, но поправилась, когда мы уезжали в Италию. Потом я слышал, что на семью обрушились страшные бедствия. Отец – богатый человек, банкир – потерял состояние и повесился. Его банкротство наделало много шума, но что стало с разорившейся семьей я ни от кого не мог узнать. Вообразите же мое удивление, когда недавно я встретил Мэри на Стрелке в великолепном экипаже и элегантном туалете. Через несколько дней после того мы с Лили опять встретили ее в Ботаническом саду, и она подошла к нам. Тут я узнал, что она вдова некоего Ван-дер-Хольма, очень богата, живет в собственном доме и зимой собирается выезжать. Она чрезвычайно похорошела, но в ее красоте есть что-то демоническое и в глазах недобрый огонек. Никогда вы не угадали бы, что она мне предложила – отдать ей в найм Зельденбург на два-три года. А когда я сказал, что про замок идет дурная слава, она как-то неприятно рассмеялась и ответила, что не суеверна. Тогда я заметил, что она не найдет прислуги, так как все бегут от злополучного дома, а она на это опять засмеялась.
   – Мои слуги ничего не боятся. А мне Зельденбург дорог по воспоминаниям о счастье, которое мне там улыбнулось, – возразила она, злобно глядя на меня.
   Несмотря на ее обаятельную красоту, она произвела на меня неприятное впечатление, да и на Лили тоже. Охотно верю, что она и ее слуги не боятся даже самого дьявола. Я согласился отдать ей в наем замок, и вчера мы заключили соглашение. Пусть живет там на здоровье, если не боится Пратисуриа.
   Теперь обращаюсь к вам с просьбой, Алексей Андрианович. Если хотите доставить мне удовольствие, примите мое гостеприимство. Дом очень велик и одно, вполне свободное, крыло выходит в парк. Я могу предложить вам меблированное помещение в пять комнат, с людской и отдельным ходом. Вы будете совершенно, как у себя, между тем, внутренняя лестница ведет прямо в мою библиотеку, и мы сможем видеться, когда захотим. Обедать и завтракать вы можете с нами: мы будем вместе работать и беседовать не выходя из дома. Не отказывайтесь, дорогой Алексей Адрианович, ваш отказ ужасно огорчил бы меня. Вы – мой единственный друг и поддержали меня в самую трудную минуту моей жизни: поэтому ваше присутствие доставит мне радость и будет опорою в горькие минуты».
   «Бедный друг, – подумал князь, складывая письмо. – Ясно, что его преследует супруга, а что сталось с несчастной Мэри – про то я знаю. Но погодите, господа сатанисты, последнее слово-то ведь еще не сказано относительно этой вашей жертвы! Очевидно, готовится заключительный акт драмы, судя по тому, что все актеры собираются. Я сейчас же отвечу, что принимаю любезное приглашение барона и буду рад пожить вблизи друга и милой моей ученицы, Лили, но попрошу так же принять и моего приятеля, индуса, с которым приеду».
   Князь тотчас же написал барону и, получив от него телеграмму, что он с удовольствием примет его приятеля-индуса, простился с учителем и выехал в Тироль.
   Глубокая радость осенила его душу. Учителя нашли его первое посвящение законченным и он впервые выезжал из Лондона уже в качестве уполномоченного представителя белой магии, будучи обеспечен поддержкой своих наставников и помощью Веджага-Синга. Кроме того, он вез с собой, конечно, и охотничий рог, спасший их в минуту опасности.
   На вилле Елецкого встретили с распростертыми объятиями, и Дахара тотчас провел его в лабораторию, где работал Заторский. Увидев князя, взволнованный доктор вскочил, бросился ему навстречу и протянул обе руки, а Елецкий обнял его и по-братски расцеловал.
   – Теперь мы братья, Вадим, и я с удовольствием вижу, что ты не чувствуешь себя несчастным в новом положении.
   – Несчастным!.. Нет, Алексей, напротив, я не нахожу слов для выражения своей благодарности за то, что ты спас меня. Умереть слепым невеждой и преступником, а затем возродиться зрячим, на пути к свету и духовной жизни, полной мирной гармонии! Разве это не высочайшее благодеяние?!
   – Твои слова и признательность – лучшая мне награда за то, что я рискнул без твоего согласия спасти тебя. В глубине души я все-таки сомневался, что ты пожалеешь когда-нибудь о прежнем утраченном положении и о необходимости начать совершенно новое, навязанное тебе существование.
   Доктор покачал головой.
   – Нет, я был бы вполне счастливым человеком, не терзай меня ужасная участь моей бедной Мэри: а помимо этого ужасного воспоминания, я совершенно счастлив. В эти несколько лет я так многому научился, такие чудные горизонты раскрылись передо мной, что когда думаю о прошлом, то не умею выразить словами, каким смешным невеждою был в то время, несмотря на громкие, украшавшие меня ученые звания «доктора и профессора».
   Дахара скромно удалился, а Вадим Викторович увел друга в свою комнату, и когда они уселись, то с минуту улыбаясь с любопытством разглядывали друг друга.
   – Ты всегда был красив, князь, а теперь еще похорошел, и сердце маленькой Лили будет совсем подавлено. Ты и тогда уже был идеалом для милой девочки, – шутя заметил доктор.
   – Как знать! Может быть теперь ее вкус изменился, – весело ответил Елецкий. – А тебя, Вадим, я узнал бы с трудом. Ты стал совсем другим.
   Действительно, доктор очень изменился. Он похудел, казался выше, тоньше, моложавее, и выражение лица стало совсем иное, а в глазах, ставших как будто темнее прежнего, светилась удивительная могучая воля. Белый цвет лица теперь стал бронзовым, как у индуса, а густые волосы, борода и брови, прежде темные, с золотистым отливом, теперь были синевато-черные.
   – Конечно, я должен быть другим, чтобы меня не узнали там, где я жил и имел много знакомых, – ответил доктор с легким вздохом. – Я понимаю, что тебя удивляет мой восточный цвет лица, мои черные волосы и новая форма бровей, которые точно срастаются на переносье. Все это превращение произведено, друг мой, по велению учителей. Уже много времени я моюсь и ежедневно купаюсь в воде с особым веществом, которое мало-помалу темнит мою кожу. Волосы же и брови я натираю замечательной помадой, от которой они усиленно растут и принимают, как видишь, прелестный цвет воронова крыла. О! Если бы продавать эту помаду, то можно скоро разбогатеть, потому что все плешивые и лысые сделались бы кудрявыми и лохматыми, – добавил он, смеясь.
   – Пока довольствуйся тем, что ты сам лохматый, и не думай торговать секретом братства. А теперь поговорим о делах, – весело сказал князь. – Я пробуду здесь три дня, а потом мы отправимся в Петербург, там нас ждет барон, вернее меня и моего друга, молодого индуса из касты браминов, Равана-Веда. Не забудь свое новое имя. Я уверен, что никто не угадает в тебе доктора Заторского.
   – Мудрено было бы угадать это, так как доктор Заторский умер и погребен. При том, я действительно теперь другой человек, а не прежний легкомысленный, развращенный материалист, пораженный пулей барона. Я нисколько не жалею о том, что эта смерть вырыла пропасть между мною и моим прежним обществом. Одно глубоко волнует меня – это мысль увидеть опять Мэри. Ты говорил, что она живет в Петербурге, значит, встреча неизбежна. Не понимаю, кто этот Ван-дер-Хольм, за которым она была замужем? При очень обширных знакомствах я никогда не слышал этого имени. Но мы ведь попытаемся спасти ее, Алексей, не правда ли? Мои учителя обещали мне помочь.
   – Разумеется, мы сделаем все, чтобы вырвать несчастную из когтей демонов. Веджага-Синг обещал свое содействие и сказал, что пока она не имела плотских сношений с демоническими существами, она может быть спасена.
   – Да, да! Гаумата сказал мне то же самое, и до сих пор нам удавалось ограждать ее от осквернения, благодаря зажженной учителями восковой свечи, которая всегда извещает меня в минуту опасности. Сколько добра можно бы сделать ближним, если бы они не были слепы и знали законы, приводящие в движение могучие силы, которые спасли бы многих людей и предотвратили не одну опасность.
   – Любовь, во всяком случае, может творить чудеса. Не отчаивайся же, Вадим. Я твердо надеюсь спасти Мэри, а если она очистится, то, может быть, ты еще и женишься на ней. Я тоже должен жениться по приказанию учителей, ввиду того, что духам, стремящимся возвыситься путем новой и достойной жизни, надо дать возможность воплотиться в семьях, где блюдутся начала благочестия и добра. А в современных семьях, даже для духа с наилучшими стремлениями трудно оставаться твердым. Наследуемые наклонности родителей, их преступная небрежность в отношении воспитания детской души, нравственная зараза зачумленной школьной среды, грязные книги и общая развращенность общества – все это вместе действует растлевающе, и зачастую лучшие люди разочаровываются, и получив отвращение к жизни и лишившись опоры в вере, падают в пропасть самоубийства.
   – Бывают, однако, и исключения, например, Лили. Кто бы мог сказать, что этот чистый, прелестный ребенок с самыми возвышенными стремлениями – дочь развратной ведьмы, Анастасии Андреевны, которая одним своим примером могла бы иметь на дочь дурное влияние, – задумчиво заметил доктор.
   – Она превосходно выдержала испытание, – ответил князь. – Зато отец Лили честный и добрый человек, ученый, с глубоким умом и развитием. Очевидно, от него и заимствовала Лили субстанции, более соответствующие ее личности. Обыкновенно так и бывает, что ребенок поглощает нужные ему элементы от того из родителей, который более подходит ему по моральному содержанию. Недаром хранится народное определение: «Вылитый отец» или «портрет матери».
   – Как важно было распространить в обществе, даже среди простонародья, знакомство со всеми этими неведомыми законами. Ведь есть же еще люди, жаждущие просвещения, – заметил доктор.
   – Так ведь для этого нас и направляют в Петербург. Не воображай, однако, что дело это легкое. На таких, как мы, являющихся помехой разгулу, весьма недружелюбно смотрят те, кто во что бы то ни стало ищет наслаждений, они не признают ничего, кроме настоящего часа, и руководствуются удобным для них изречением: «после нас хоть потоп». Лишь только у нас явятся последователи, как все болото всколыхнется, почуяв опасность, угрожающую обществу со стороны людей, которых надо бояться пуще, чем динамитчиков. Ведь мы – «маньяки», смеющие проповедовать, что у человека есть душа, для которой не все кончается со смертью, и подрывающие блаженное утешение, будто всякая гадость допустима, лишь бы она удалась и не влекла за собой ответственности. О!.. Надо сделаться толстокожим, чтобы не дрогнуть при этом натиске под градом «лестных» прозвищ: «сумасшедших», «болванов» и т. д. Я заранее знаю, что вокруг выпущенных мною книг создастся заговор молчания. Да и ты, Вадим, не воображай, что твои чудесные исцеления покроют тебя славой. Диплома-то у тебя уже не будет, и потому, чем более ты станешь излечивать таких, которые присяжной наукой будут признаны безнадежными, тем скорее прослывешь шарлатаном и аферистом, домогающимся втереться в высшее общество. Сыны Эскулапа – если даже и сами нередко бывают дипломированными шарлатанами – живут по-царски за счет людских страданий, ибо ничто так не прибыльно, как «неизлечимые болезни». Итак, горе тому, кто потревожит их.
   – Все, что ты говоришь, конечно, справедливо, Алексей, но чем труднее задача, тем более заслуги. А мне предстоит искупить столь тяжкое прошлое, что я менее кого-либо имею право сторониться даже от самых злокачественных ран, физических и нравственных. Я сам был таким нищим духом, что на мне лежит двойная обязанность возвещать истину слепцам и проповедовать учение наших учителей. А каждую душу, которую мне удастся спасти в бурном море страстей человеческих, я буду считать лучшей наградой за мои старания и терпение.
   – О! Терпение – это самое тяжкое испытание для ученика, – вздохнул князь. – Веджага-Синг сказал мне однажды: терпение наставника – это лестница, по которой восходит ученик, и чем прочнее эта лестница, тем больше жаждущих могут пройти по ней. Кто желает поучать невежд, должен вооружиться терпением, и он скоро убедится, какая магическая и гипертоническая силы таятся в терпении, которое представляет истинный талисман, возносящий душу на высокие ступени знания и очищения.
   – Значит, недаром профаны гордятся своим терпением и считают его большим достоинством, – засмеялся доктор.
   В дальнейшей беседе Алексей Адрианович упомянул о своем намерении на другой день изготовить для их будущей миссии портреты Веджага-Синга магическим способом, преподанным учителем, а весьма заинтересованный доктор выразил желание присутствовать при этом любопытном опыте, чтобы увидеть индусского мага.
   – Несомненно ты будешь присутствовать, учитель разрешил это. Он очень добр и всегда охотно открывает те неведомые нам чудеса, которые мы уже в состоянии постичь. Ну, а твое желание увидеть его, надеюсь, осуществится в Петербурге.
   – Веджага-Синг предполагает приехать в Россию? – обрадовался доктор.
   – Нет, но это не помещает тебе увидеть его. Расстояние для него ничего не значит, так как ему известна тайна сжимания атмосферы: но каким образом это осуществляется – секрет великих посвященных.
   На следующий вечер князь раскрыл привезенный с собой сундук и достал из него длинную картонную цилиндрическую коробку, внутри которой была свернута трубкой какая-то удивительная желатинообразная и тонкая, как бумага, материя. Затем он сколотил части большой рамы, словно для портрета во весь рост, и натянул на нее упомянутую материю. Установив эту раму, он опустил занавески и зажег волшебный фонарь, который поставил на круглый столик так, чтобы он освещал экран. Поверхность натянутой материи волновалась вначале, подобно облачной массе, отражая все цвета радуги, а по мере того, как сильный, но мягкий зеленый свет озарял раму, волнистая поверхность сглаживалась, а затем стала ровной и блестящей, как зеркало. Наказав доктору не шевелиться и внимательно наблюдать, князь принес треножник, наложил на него сухих трав, осыпал белым порошком и полил какой-то густой жидкостью. После этого он достал с груди палочку с семью узлами на цепочке, поклонился на четыре стороны света, произнес формулы и принялся кружиться, подняв жезл над головой. Через несколько минут на конце палочки вспыхнул огонь, а князь тотчас же остановился, не ощущая, видимо, ни малейшего головокружения, и этим огнем зажег треножник. Произошел легкий взрыв, взвилось большое многоцветное пламя, а потом комнату наполнили клубы густого дыма, не причинив, впрочем, неприятного ощущения, так как чувствовавшийся в комнате сосновый запах, смешанный с озоном, был мягок и освежающ.
   
Купить и читать книгу за 54 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать