Назад

Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Нужна ли России правда? Записки идиота

   Владимир Владимирович Бортко – один из уважаемых и известных людей в современной России. Режиссер, сценарист, продюсер, он известен своими фильмами «Собачье сердце», «Афганский излом», «Бандитский Петербург», «Мастер и Маргарита», «Идиот», собравших большую зрительскую аудиторию и отмеченных многочисленными призами. Помимо деятельности в искусстве, В. В. Бортко занимается политической и общественной работой – он депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре.
   В своей книге Владимир Бортко рассказывает о том, кто и почему мешает развиваться России, кто не хочет возрождения в ней сильного государства, кто мешает развитию русской культуры. Оказывается, даже ему, известнейшему режиссеру, депутату Гос. Думы, не дают снимать правдивые фильмы о нашем прошлом, чинят препятствия в принятии законов во благо России. Подобно герою из романа Ф. Достоевского, В. Бортко просто и без прикрас рассказывает о том, что он видит вокруг себя, – о том, что происходит сейчас в нашей стране.


Владимир Владимирович Бортко Нужна ли России правда? Записки идиота

О власти

Госдума является ширмой

(Выступление В. В. Бортко на пленарном заседании Госдумы, февраль 2012 г.)
   Госдума является ширмой для принятия законов, поскольку все решения принимаются в другом месте… Я пришел сюда – меня выбирали, чтобы я что-то решал. В результате нам сказали – столько-то будет комитетов. Но почему? С этого началось. Может, нас всех следовало спросить по этому поводу, что мы думаем? Может быть, мы бы согласились, может– нет. И после этого предлагать количество комитетов…
   Пошли дальше. У меня впечатление, что в принципе здесь у нас должны остаться только наши лидеры и четыре спортсмена, которые будут бегать нажимать на кнопки. Очень удобно– все решено… Мне это не нравится. Как и не нравится то, что я спросил у наших коллег, которые все решают – «Единая Россия», как у них все происходит. Точно так же, как и у остальных. В принципе, решение принято, мне осталось только нажать на кнопку.
   Более того, как выясняется, четырех начальников и четырех спортсменов даже не нужно. Нужен один начальник и один спортсмен. Вы в принципе решаете все, как вам велят.
   Мне 65 лет. Я что-то думаю по любому вопросу, но я член партии – я должен выполнять обязанности. Но может быть сначала, перед тем как решить в Совете Госдумы, может быть, спросите нас, а потом пойдете в совет Госдумы?
   Вот сегодня было на заседании два толковых выступления по важнейшим вопросам обороны. Но что будет дальше? Да ничего не будет. Будет не так, как вы захотите. Вы просто нажмете кнопки. Правда? (обращается к «единороссам»). Правда…
   А взять «правительственные часы», когда в Госдуму вызывают руководителей министерств и ведомств для отчета. Такие мероприятия не приносят никакого результата.
   Приходит Чуров.
   Ну, сейчас мы ему голову-то и открутим, есть за что… Чуров тут говорит полную фигню.
   Он говорит: «Этот вопрос (об отставке) вы задали не от ума, а от сердца». Больше не задаешь ему вопроса. Не записался.
   Откуда ж я знал, какую чушь будет нести Чуров?
   После этого мне нужно встать и сказать: «Чуров, ты не ответил на этот вопрос».
   Так зачем мы их зовем сюда?
   Зачем приходил сюда министр сельского хозяйства? Ему задается вопрос, она что-то отвечает, а дальше уже все, и она гордо удаляется… Красивая женщина. А мы позвали ее сюда, чтобы выпороть, потому что есть за что. Но как, каким образом? Точно так же будет и дальше, кто бы сюда ни приходил. Он скажет то, что он думает, мы это проглотим…
   Что будем делать по этому поводу? Мы будет просто ширмой, здесь сидящей, или будем сами решать – сами, каждый из нас?
   Я хочу, чтобы вы сами себя уважали.

Вопросы к Путину

(Вопросы В. В. Бортко к В. В. Путину, после выступления последнего в Государственной Думе 11 апреля 2012 г. с отчетом о деятельности Правительства Российской Федерации за 2011 г.)
   В. В. Бортко: Уважаемый Владимир Владимирович, извините Бога ради, хочу задать политический вопрос вам как премьеру, ну и как будущему президенту тоже. Скажите, пожалуйста, в целях расширения демократии, как вы относитесь к тому, если будет нами внесен (Думой) проект исключения слов «подряд два срока президентских полномочий?» Это первое.
   Расширяя президентские полномочия, не обидитесь ли вы, если мы внесем такое предложение (с целью определения точно вас как представителя не законодательной, а исполнительной власти): лишить вас, извините, пожалуйста, законодательной инициативы, только потому, чтобы обозначить, что вы есть представитель законодательной власти?
   И последнее. Как бы вы отнеслись к тому, если бы мы внесли инициативу изменить преамбулу Конституции, сказав, что мы, как сейчас, не «многонациональный народ», а мы – «русский народ и присоединившиеся к нему народы»?
   В. В. Путин: Первое – по поводу того, чтобы убрать из Конституции «два срока подряд», а сделать просто «два срока». Я считаю, что это разумно, вполне можно подумать. Это мы вместе должны со всеми фракциями. Я говорю вам совершенно искренне и не только потому, что это меня касается в меньшей степени, как вы понимаете. Что там, мы же с вами понимаем, о чем мы говорим, мы же взрослые люди. Закон обратной силы не имеет, с того момента, когда он будет принят, у меня есть возможность работать сейчас и следующий срок, здесь проблем нет, но если ситуация позволит, если я захочу.
   Вы понимаете, дело в том, что в жизни каждого из нас наступает момент, и, уверяю вас, в моей жизни он наступил, когда нет необходимости за что-то хвататься, а можно и нужно думать о судьбе страны. Я с вами согласен, нужно всегда думать о совершенствовании нашей системы политической таким образом, чтобы она была стабильной, надежной, эффективной и гибкой с точки зрения реакции на те процессы, которые происходят внутри страны и вокруг нее. Давайте вместе думать об этом обо всем. На самом деле для меня это суперзадача, сверхзадача всей моей работы, а может быть, и жизни, поэтому я не исключаю никаких вариантов обсуждения. Первое.
   Второе. По поводу законодательной инициативы. А зачем, скажем, президента лишать законодательной инициативы? Я сейчас не о себе говорю, а в целом.
   В. В. Бортко: Он символ.
   В. В. Путин: Символ? А работать кто будет? А если президент – это работающий орган, то он должен иметь возможность представить на суд общества, на суд парламента свои предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы. Я думаю, что это неверно. Я с этим не могу согласиться.
   Дальше, вместо «многонационального народа» – «русский и присоединившиеся к нему». Вы понимаете, что мы сделаем? Часть нашего общества будет людьми первого сорта, а часть – второго. А этого нельзя делать, ведь мы же с вами хотим, чтобы у нас была сильная единая нация, единый народ, чтобы каждый человек, который живет на территории страны, чувствовал, что это его родина, другой родины нет и быть не может. А чтобы каждый человек так чувствовал, все мы должны быть равны. Это принципиальный вопрос. То, что русский народ является, безусловно, костяком, основой, цементом многонационального российского народа – это, безусловно. И знаете, мне это очень легко говорить, я уже публично говорил, мне подняли церковные документы с 1600 какого-то года. У меня здесь в 120 или 180 километрах от Москвы все мои родственники жили в одной деревне и 300 с лишним лет ходили в одну и ту же церковь. Я это нутром чувствую, нутром чувствую свою связь с этой страной и с этим народом. Но делить на первую, вторую, третью категорию, вы знаете, это очень опасный путь. Не надо нам с вами это делать…

Бардак в России очень хорошо организован

(Из выступления В. В. Бортко 11 сентября 2012 г. на заседании Госдумы)
   Друзья мои, я хочу вам рассказать о любви и коварстве. Вся наша жизнь состоит из любви и коварства. Любовь мы сегодня оставим, ибо этот законопроект имеет прямое отношение к коварству.
   Необходимо заметить, что отечественная киноиндустрия складывается из двух совершенно разных частей: производства фильмов и их эксплуатации. То есть показа и получения за этот показ денег. Проблемы разные, но их объединяет одно емкое понятие – воровство. Для демонстрации этого воровства на конечной инстанции показа фильмов приведем сообщение ИТАР ТАСС от 29 апреля 2011 года.
   Актер, режиссер, журналист Александр Гордон пожаловался премьер-министру Путину (тогда он был премьер-министром), что в связи с пробелами в законодательстве никто не знает, сколько зарабатывают кинотеатры, поскольку кинотеатры избавлены от НДС. По этому закону сегодня единый электронный билет не является фискальным документом, то есть кинотеатр продает за деньги зрителю воздух, нет чека. Этот билет не имеет никакой юридической силы.
   В результате из 2 700 кинозалов на сегодняшний день, которые обязаны отчитываться о количестве проданных билетов, регулярно и то с враньем отчитываются 100. Какое количество денег они воруют, я не знаю, но деньги не доходят до производителя. Фискального номера на билете нет – закон бессмысленен.
   Владимир Путин поинтересовался, почему это произошло. Вице-премьер Александр Жуков сообщил, что не готов ответить на этот вопрос, поскольку в первом чтении в законе эта норма была. «Обязательно вернитесь к этому вопросу и покажите мне этот законопроект», – поручил премьер Жукову.
   Не прошло и полутора лет, и вот сегодня тот самый знаменательный день. Перед рассмотрением позвольте привести некоторые цифры, позволяющие сделать неутешительные выводы. За 2011 год выручка кинотеатров составила 1 миллиард 160 миллионов долларов.
   Еще раз – 45 миллиардов рублей. Из них российские потребители получили 14 процентов. Кинотеатры получают 50 процентов выручки от показанных кинофильмов. При определении этих 50 процентов предполагалось, что кинотеатры будут участвовать в продвижении отечественной продукции – этого не происходит. Вообще определение процента, который остается у кинотеатров, ничем не объяснено.
   В 2010 году владельцы кинотеатров получили 530 миллионов долларов за показы, а также 630 миллионов долларов от продажи попкорна и сопутствующего товара, при этом они освобождены от НДС– 18 процентов для строительства новых залов и поддержки отечественного кино, но этой поддержки нет.
   Учитывая, что 80 процентов фильмов– это фильмы США, на их продвижение наши кинотеатры потратили подавляющую часть льгот, 90 миллионов рублей. То есть мы поддерживаем американскую продукцию, рублями, долларами, мы поддерживаем американскую продукцию на эту сумму. Это понятно.
   Сегодня Россия занимает четвертое место в Европе, восьмое в мире по объему кинорынка – лакомый кусочек. И вот, наконец, мы взялись за этот оазис воровства и сейчас дружно проголосуем и вернем многострадальному государству кровные, народные, но нет. Вот тут вступает в действие то самое коварство, полностью сосредоточенное в этом лоббистском насквозь законе.
   То есть в лучшем случае они будут отчитываться перед некой организацией ЕАИС, ими же самими созданной постановлением от 18 октября года. Правительство обязало кинотеатры отчитываться о показе перед Минкультуры. Но по экспертным оценкам, они говорят: 14 процентов, и того нет. По оценкам того же Минкультуры – 14 процентов. Но по новому закону теперь не то, ужас какие строгие меры – штраф ворюгам, зарабатывающим миллиард 200 тысяч долларов в год, то есть 45 миллиардов рублей, обложить штрафом негодяев в 200 тысяч рублей каждого, а за повтор – 400 тысяч рублей, пусть им будет несладко. Административную ответственность мерзавцам. В то время как любой ларек обладает кассовым аппаратом и отчитывается не перед ЕАИС, а перед финансовыми органами. И если злодей утащил 15 рублей– в тюрьму его, мерзавца, по уголовной статье…
   Что же нам делать сейчас? Понимая, что киномафия обманула нас с вами, будем принимать закон в первом чтении, а перед вторым чтением его надо внимательно проанализировать, пропустив через комитеты по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, по бюджету и налогам.
   Говорят, что в России плохая организация. Примем закон, господа, и порадуемся, что бардак в России очень хорошо организован, может быть, лучше всех в мире.

Нас заставляют сидеть на трубе

(Из выступления В. В. Бортко в Государственной Думе по вопросу о ходе подготовки к ратификации соглашения ВТО, 10 апреля 2012 года)
   … Я хотел бы задать вам вот такой вопрос с самого начала. А зачем? Почему с таким упорством в течение двадцати лет мы стремимся попасть в эту организацию? Кому это надо? Скажите, пожалуйста, те, кто сидят в этом зале, какая отрасль нашей страны выиграет от вступления в ВТО? Поднимите руки! Ноль! Тогда зачем же и почему? Понимаете, в чем дело, здесь еще что происходит… Каждый раз говорят: вот мы сделаем так, проценты там, проценты там… Да не в процентах дело! А в том, где находится наша страна географически, ее протяженность и что мы будем иметь в этом случае. Я не большой экономист, но здравого смысла у меня хватает. Нет ни одного, запомните, ни одного промышленного продукта, который был бы изготовлен в России, был бы дешевле, чем изготовленный в Европе или, тем более, в Китае. Ни одного! Кроме одного, правда: есть нефть и газ. Вот что мы должны делать. Вот чем заставляют нас торговать. Как это делается? Достаточно просто. Смотрите, пожалуйста.
   Я сужу по тому, что я хорошо понимаю, по кино. Вот, казалось бы, область, совершенно не относящаяся к промышленности. И, тем не менее, 1 миллиард 350 миллионов крутится каждый, каждый год в этой области. Достаточное количество. Из них 80 процентов – это американское кино. Почему? Не только потому, что так непатриотичны люди, но и еще и потому, что американцы могут сделать то, чего мы сейчас сделать не можем. В частности, у них это выглядит гораздо более эффектно, значит, дороже. Мы этого сделать не можем, значит, они давят нас здесь и будут давить и дальше.
   Теперь дальше… Мы давно живем в условиях ВТО. Да, давно. Действительно это так. Вот опять же кино! Мы живем полностью в условиях ВТО. Они нас давят. Но сейчас они нас давят по-другому: собственными, нашими собственными практически предателями, которые делают это. А при условии вступления в ВТО это будет абсолютно законодательно. Мы не сможем сделать ничего. И, наверное, не только в кино.
   Здесь каждый раз произносятся общие слова: «Нам будет лучше». Так просто убедить всех, что нам будет хорошо. Скажите, пожалуйста: «Вот в этой области мы получим один рубль, в этой области мы получим два рубля прибыли». Почему этого никто не говорит? Потому что ее не будет просто. Ее не будет напрочь! Тогда что будет? А будет одно. Нас заставляют сидеть на трубе и только на трубе. Это нам выгодно. Понятно, да? Вам выгодно сидеть на трубе. Все остальное вам невыгодно.
   Почему был железный занавес во время Иосифа Виссарионовича Сталина? Что, он был такой страшный человек и не понимал выгоды своей? Нет, понимал. И самое главное, что он понимал, что должно быть хорошо людям, которые здесь живут. Запомните это. Мы должны делать все то, чтобы сохранить здесь народ. Не сделать экономически выгоднее – это ерунда, а сохранить население. Население будет сохранено тогда, когда оно будет работать. Оно не выдержит конкуренции ни с Китаем, ни с Европой. Тогда что же мы должны сделать? Мы должны вступать в ВТО или нет? Первая задача, которая должна быть, – это обращение к своему народу. Народ, живи! А для того, чтобы он жил, он должен работать. Но он не выдержит конкуренции, в которую нас сейчас запихивают. И у нас останется один выход – вечно сидеть на трубе. Говорят: «Мы хотим выйти от трубы». Да нет– вы хотите туда попасть. И сделать это законодательно, чтобы мы никогда оттуда не вышли. Это мечта всех завоевателей, которые хотели завоевать Россию, начиная от Гитлера… и сейчас, что хотят с нами сделать.
   Поэтому каждый, каждый, кто будет голосовать, кто будет думать, подумайте о своем народе. Вы же знаете все… всех своих родственников, всех своих знакомых. Спросите у них, что будет с их предприятиями во время вступления в ВТО. Смогут они это выдержать или нет? Нет, не смогут. Потому что сказал Иосиф Виссарионович Сталин: «Для меня ткачиха в Иваново гораздо важнее, чем платье, которое ты будешь носить». Сказал он своей дочери. И правильно сказал, потому что ткачиха родит трех детей. Это наши дети. Они будут жить в этой стране. А им нужно 50–60 миллионов населения обслуживающих трубу. Вот что делается. Но самое поразительное еще не в этом. Скажите – почему, кто это делает? Почему не выйдет сюда человек, не скажет: «Я хочу вступить в ВТО потому-то и потому». Может, он завтра придет, кстати сказать. И пускай скажет. Почему?! Ну мы же нормальные люди! Почему мы должны вступать? Где будет выгода? Никто не говорит. Говорят: «Ну да, конечно, вроде как…» Два с половиной процента, как сказал господин Митрофанов… Это, подождите, вот мы не можем управлять… Да именно поэтому мы должны туда идти! Сомнут нас в одну секунду! Я не выступаю, конечно, за железный занавес. Но подумать здесь надо восемь раз, перед тем как это делать. И самое главное – быть нормальными людьми. Пускай придут и скажут: «Вот здесь мы выигрываем, вот здесь мы выигрываем, а здесь мы чуть-чуть проигрываем». Никто этого не говорит. И не случайно. Нами управляют не отсюда! Нами управляют из-за границы. И вступление в ВТО – и есть элемент этого управления. Спасибо.

Будет распил, можете не сомневаться.…

(Из выступления В. В. Бортко в Государственной Думе, 13 февраля 2013 г.)
   Здравствуйте, коллеги!
   Я хочу поговорить сегодня с вами в преддверии того, как придет к нам министр культуры, о культуре вообще.
   Что есть культура как таковая? Был такой Катон Старший, который впервые ввел этот термин в употребление, имея в виду агрономию – возделывание земли. Такой вот агрономический термин «культура». И больше ничего. Но мы все понимаем, что это несколько не так. Культура – это шире, что-то по-другому. Культура есть практическая реализация общечеловеческих и духовных ценностей. И вот здесь самое интересное наступает: каковы ценности – такова и культура.
   Главная заслуга советской власти, которую многие здесь не любят, даже не в том, что она построила много заводов, не в том, что она запустила человека в космос, не в этом. Главная заслуга советской власти – в донесении мировой культуры до широких масс трудящихся, вот это ее основная и самая главная заслуга. И что же происходит сейчас?
   Не будем говорить о совершенно чудовищном снижении уровня культуры в нашей стране, оно вам известно. Кому неизвестно, почитайте газеты, они перед вами, вы это все увидите. Будем говорить о другой вещи.
   Мы будем говорить о том, с чего, собственно говоря, начал министр культуры, который пришел к нам. Он начал не с обеспокоенности о падении культуры, например, в труде (я имею в виду уважение к труду). Он начал не с падения культуры в этнической области– это межэтнические конфликты. Он начал с выноса Ленина из Мавзолея. Почему? Что такое странное? Почему странное? Он хотел просто быть впереди паровоза. Почему это самое главное, что придумал Министр культуры?
   Да, потому что существующей власти напоминание о Ленине, о Мавзолее, который является символом могущества нашей страны, стоит просто поперек горла. И недаром во время всяких парадов и наших праздников этот символ закрывается фанерным ящиком, и власть оттуда начинает говорить, – не с трибуны Мавзолея, а стоя рядом с этой деревянной конструкцией.
   А напрасно, между прочим, потому что с этой трибуны произносились очень неплохие слова, например, такие: «Наше дело правое. Мы победили». Это многого стоит. И мне кажется, что нынешняя власть не должна стесняться, пускай выйдет на трибуну и постоит на этом месте. Может быть, изменится и направление деятельности этой власти.
   Я говорю сейчас о политической культуре, она затрагивает очень многие сферы, в том числе, между прочим, и наши с вами, товарищи. Вот, например, сидит рядом со мной товарищ Бессонов, которого вы лишили неприкосновенности, собственно, лишила одна фракция, вот она сидит передо мной.
   За что? Он что украл что-нибудь, как многие здесь (простите меня, пожалуйста, о чем писали газеты)? Он занимался какой-то деятельностью несовместимой? Нет. Он занимался политической деятельностью. Зачем тогда, спрашивается, неприкосновенность у депутата?
   И что же происходит? Наши политические противники говорят: а, слушайте, это же ужасно, как же в 1937 году все единодушно и единогласно нажимали кнопку, и всех расстреливали? Вот здесь сейчас вы нажали эту кнопку. И если бы надо было расстрелять, поверьте мне, расстреляли бы. Сколько милых женщин здесь, нежным пальчиком: мы согласны. Кстати сказать, согласны ли, все ли?
   Я говорю еще раз о необходимости тайного голосования, чтобы сидение наше было здесь не по указке, а по велению собственного сердца.
   Но это все цветочки, а ягодки – вот они. Совсем недавно Дума проголосовала в первом чтении за известный всем закон. Я имею в виду закон о распределении наших богатств, которые мы копили на протяжении многих лет, в частные руки.
   Вдумайтесь, что происходит! 40,5 миллиарда долларов! Или 4,5 триллиона рублей пойдут кому, зачем, почему, отчего? Кому это надо было?
   И вот сейчас здесь была нажата кнопка. Но как это было сделано? Были феноменальные выступления. Вы знаете, вот господин Макаров, которого я когда-то снимал в кино, кстати, стоя на этой трибуне, произнес фантастическую речь. Я обалдел. Речь была очень простая: этот закон нельзя принимать потому-то, потому-то и потому-то, и потому что он не конституционный. Поэтому давайте его примем прямо в первом чтении. Фантастика совершенно. И он был принят. Но и этого мало.
   Я хотел бы сейчас обратиться к господину Президенту. Владимир Владимирович, мы же все здесь собрались для блага нашей страны. Мы все понимаем и болеем душой за это. Объясните нам, пожалуйста. Может, он действительно нужен безумно. Тогда объясните, не скрываясь за выступлением господина Макарова, зачем это надо? Ведь это же важнейший закон. Тот, по которому пройдет распил. А то, что будет распил, можете не сомневаться.
   Посмотрите, пожалуйста, на Сочи. Да не только на Сочи. Уже и в Сколково понятно, что пилят. А здесь триллионы рублей. Что будет? И тихо, тихо, тихо и спокойно…
   А что делается ежедневно? Гениально же устроена еще и подача всего этого закона. В это же время происходит принятие закона о табакокурении, закона о геях. И феноменальной популярностью пользуется идея о ста фильмах. И все средства массовой информации говорят о ста фильмах, о табакокурении. И тихо, тихо, тихо, тихо проходит закон, который меняет нашу жизнь.
   Вот это политическая культура. Это то, о чем надо говорить. А говорим ли мы об этом? Нет.
   И я сейчас обращаюсь к сидящим вот здесь, в центре зала, представителям фракции «ЕР». Вы отдавали себе отчет, когда кнопочки нажимали, друзья мои, что это будет и почему это происходит?
   Тихо-тихо принять не удастся, ибо это торпедирование нашей с вами жизни; торпедирование того, что мы накопили за 20 лет. А сколько было разговоров, господи, когда мы, фракция наша, предлагали: «Зачем же собирать такие средства: давайте потратим, как китайцы, построим заводы, будем делать что-нибудь полезное для народа…» Нет, нельзя. Не дай бог, придет тяжелое время, и тогда мы будем в порядке.
   И что сейчас? Тяжелое время пришло? Тогда объясните-ка, что происходит, и почему это частные лица?
   И почему они никем не контролируются? Никем, даже правительством. Зачем это делается? Кому? Это вопрос политической культуры.
   Я хотел обратиться к вам с одним предложением. Каждый раз, когда будет нечто подобное, я хочу обратиться… Кстати сказать, еще одно, ведь все же против были, кроме вас. Даже господин Жириновский и его партия, которая всегда следовала за вами. И эти против. Я хотел бы, чтобы наш президент Владимир Владимирович Путин объяснил бы нам с вами, почему это надо, зачем и к чему это ведет? Спасибо. (Аплодисменты.)

О национальной идее

Национальная идея: выживание и умножение

(Статья В. В. Бортко в газете «Советская Россия»)
   Для чего еще в пещерные времена нашим далеким предкам был нужен вождь? Это первое подобие социального устройства было необходимо для того, чтобы выжить, чтобы племя могло продолжить и умножить род.
   С течением времени племена сменились нациями, а одного вождя заменила система власти – государство. И вождь, и государство существуют для сохранения племени или нации, которые они представляют. Для этого и только для этого. Выживание и умножение нации – вот основная цель государства, диктующая его необходимость. Только для этого оно и существует, или хотя бы должно существовать. ВОТ ЭТО И ЕСТЬ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ. И другой быть не может.
   Форма же государства зависит от наилучшего способа достижения этой цели.
   Я спрашиваю себя, что нужно сделать, чтобы выжить 110-миллионному русскому народу, который теряет по семьсот тысяч в год своих сестер и братьев? И если нынешнее государство не в силах сохранить нацию, которая его породила (а Россия – это государство, образованное русским народом), зачем нужно такое государство? Разве такая постановка вопроса не закономерна?
   Если над возможным исчезновением с лица земли какого-то насекомого рыдают отряды зеленых и принимаются решения международных организаций, обязательные для исполнения всеми государствами, то неужели перед исчезновением с лица земли великого народа не стоит принять самые решительные законы и меры? И тем не менее я вижу совсем обратное. Пугающее катастрофой вымирание русских… И едва слышны голоса в их защиту…
   Что же мешает русским процветать и возрастать?
   Пьянство?
   Без сомнения! В стране официально выпивается 16 литров чистого алкоголя на душу населения. При 8 литрах официально признанного предела, за которым – национальная катастрофа.
   Безынициативность?
   Да, пожалуй! Значительная часть крупного бизнеса, руководящих должностей в армии, в центральных средствах массовой информации занята представителями других этносов. Что говорить, если даже в своей столице русские составляют ЭТНИЧЕСКОЕ МЕНЬШИНСТВО? Из более чем 10 миллионов населения Москвы этнические русские едва составляют половину. То есть происходит вытеснение русского населения из наиболее экономически и культурно развитого центра.
   Утеря национального самосознания?
   Похоже, что так! Фактический запрет пропаганды единения русской нации в СМИ и политике ведет к дальнейшей деградации народа, потере его идентификации и как следствие– потере цели существования нации.
   Несмотря на предпринятые в последнее время Православной церковью значительные усилия по привлечению православных к Церкви (единственной скрепе, еще соединяющей нацию), само положение Церкви и ее состояние сейчас, в критический момент выживания народа, к сожалению, не способствует единению нации и ее духовному выздоровлению.
   Что же делать? Как спасти Россию и русских? Необходимы решительные и достаточно крутые меры. Но прежде всего стоит поговорить о том, какое государственное устройство является оптимальным для России. Какая форма государства отвечает потребностям нации?
   ГОСУДАРСТВО – исключительно национальный инструмент. Все многонациональные государства распадались или распадутся. Почему? Да потому, что в Мононациональном государстве ЭЛИТА, то есть узкая прослойка людей, действительно управляющая государством, и постоянно нарождающаяся КОНТРЭЛИТА, могущая и желающая управлять этим государством, соревнуются между собой внутри одной нации. Они стремятся захватить власть, но не стремятся расчленить национальное государство. То есть в таком Мононациональном государстве конкурирующие элиты, борясь между собой, апеллируя к своему электорату, указывают ему на свою способность лучшего способа управления государством, что в конечном итоге способствует процветанию народа, нации. То есть эта борьба элит не разрушает границ государства и двигает нацию вперед.
   Совсем иначе выглядит борьба элит в Многонациональном государстве, ибо национальные элиты в первую очередь апеллируют к тому, что понятнее и легче воспринять их электорату, то есть к национальному сознанию. И в своей борьбе каждая из национальных элит прежде всего опирается на национализм, национальную обособленность.
   Но в России, государственность которой была создана русской нацией, живет более ста народов и звучат 180 различных языков. Правда, многоязычие характерно и для некоторых других стран. Даже мононациональные в своем прошлом Франция, Германия и Англия с усилением иммиграции фактически стали многонациональными и многоязычными. Однако существует принципиальная разница между ними и Россией, ибо Россия имеет в своих границах национальные территории других народов. Причем народов, достаточно сильно отличающихся от русских по своему менталитету и вероисповеданию. А это делает Россию сильно непохожей на Францию, Англию или Германию.
   Поэтому попытки либералов в 1990-е годы привнести на нашу почву «демократические», «общечеловеческие» ценности вступили в противоречие с традиционными русскими ценностными ориентирами. Ведь в своем стремлении завоевать электорат люди, претендующие на лидерство в национальных образованиях, могут воспользоваться самым примитивным, но самым доходчивым «демократическим» лозунгом: «Вы… (далее следует перечисление якобы угнетенных народов) на протяжении веков угнетаемые русским империализмом, голосуйте за меня, и я выведу вас…» И т. д., и т. п.
   Как должно смотреть на это центральное правительство, понимающее, что такие посулы – чистой воды демагогия, ведущая к кровавым столкновениям, а в конечном итоге – к исчезновению этих самых народов? Понятно как– при помощи ОМОНа. А где же в таком случае демократия и свобода слова? Вот так совершенно естественно и появляется «суверенная демократия». Она не может не появиться. Но слово «демократия» здесь фальшиво. Не может быть демократии, основанной на недоговоренности.
   Недоговоренности в том смысле, что нынешняя Российская Федерация – это та же Россия, тысячелетнее государство русского народа, образованное им для себя. Но нынешняя «федеративная» его форма есть не что иное, как паллиатив, рудимент СССР, который строился как государство освобожденных народов, ранее угнетаемых царизмом. Советский Союз сплачивался единой для всех входивших в него народов коммунистической идеологией, которая ныне разрушена и всячески искореняется из общественного сознания.
   Сломав в 90-х СССР, разрушив идеологический каркас, скреплявший его, либералы не захотели возвращать устройство России в виде единого национального государства русских и других присоединившихся к нему народов. Однако внешняя форма СССР осталась и закреплена в виде нынешней федерации.
   Но что объединяет эти субъекты, часть из которых входит в федерацию в качестве национальных территорий? Общий исторический путь? Так ведь с Украиной и Белоруссией у нас общий путь был столь же долгим, и тем не менее…
   Отсюда– при отсутствии конституционно закрепленной формулы «Мы, русский народ и присоединившиеся к нему народы…» – весь идеологический разброд и шатания и внутренняя неустойчивость современной Российской Федерации, что со всей отчетливостью проявилось 11 декабря 2010 года на московском Манеже.
   ЗДЕСЬ следует отметить еще одну черту русского народа в общении с представителями других народов, живущих на территории современной Российской Федерации. У многих этих народов еще сильны родоплеменные связи, что становится особенно заметно, когда они попадают на территорию собственно России. Они сплачиваются, и в обществе появляются так называемые диаспоры, члены которых связаны между собой по национальному или родовому принципу. Это заставляет их держаться вместе и яростно отстаивать свои интересы, как они их понимают.
   Русский народ уже на протяжении многих веков скрепляет в единое целое только социальная скрепа – государство, что свидетельствует об исторической зрелости этого народа. Он ждет помощи от национального государства, которое и обязано защищать его при помощи своих институтов – полиции, судов, армии и т. д. Однако государство не исполняет должным образом свои функции и не может их достойно исполнять в силу идеологической неясности своего устройства. Из-за этого русские часто оказываются беззащитными перед лицом сплоченной, но не всегда себя достойно проявляющей диаспоры. Особенно наглядно это проявляется в глубине страны, в провинции, где слабее социальная организация. Примеров тому бесконечное множество – от Кондопоги до Сагры.
   Русский народ в силу своего менталитета и национальных особенностей – терпения, неприхотливости, выносливости, легкости ассимиляции с другими народами, традиционного коллективизма и толерантности, проистекающих из православия, и, как ни странно, готовности сплотиться вокруг вождя – смог освоить и заселить колоссальную территорию. Для этого нужно обладать именно этими чертами, таким менталитетом.
   Но терпение терпению рознь.
   Почему не убрать мусор возле собственного дома? Почему не починить разваливающуюся избу и не поправить покосившийся забор? Почему не перестать травить собственное население некачественной едой, а населению этому не перестать безропотно поглощать ядовитые суррогаты, убивающие его, его детей? Что для этого нужно? Да ничего, кроме энергии и желания.
   Надо, чтобы было не все равно.
   Я могу с полной ответственностью заявить: нигде в Европе не едят такой гадости, как в России. Нигде в Европе нет такого количества грязи на улицах, как в России.
   Что это, как не следствие всеобщей апатии народа? По-другому это называется вырождением. Вот так просто. И нечего обвинять в этом иноземных завоевателей и пятую колонну, которая навязала революцию, Гражданскую войну, сталинизм и репрессии… Почему англичанам не навязали?
   ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ русским, чтобы выжить в своих грязных ныне городах, заброшенных деревнях с развалившимися домами, меж которых бродит, пошатываясь от пьянства, остаток мужского населения? Как выжить, когда народа не хватает, русских не хватает, и они не могут обеспечить не только дальнейшее развитие страны, но даже собственное воспроизводство? Да и качество этого кое-как воспроизводящегося населения, мягко говоря, оставляет желать лучшего.
   Но признание опасности вырождения – этого ужасающего факта жизни русского народа – есть уже начало пути выздоровления.
   Так можно ли что-то сделать для русского народа? Да, можно.
   Колоссальное значение для сохранения, развития русской нации имеет возвращение искусственно оторванного от народа России населения восточных районов Украины и Белоруссии. Ядро русского генофонда находится именно там, и отделение его от остальной России является страшнейшим ударом по всему русскому этносу. Необходимо приложить максимум усилий по включению этой части этноса в общий генофонд нашего народа. Задача эта является, пожалуй, НАИВАЖНЕЙШЕЙ из всех задач, стоящих перед русским народом.
   Как добиться этого? Конечно же, яростным сопротивлением западным попыткам вывести бывшие славянские республики из-под влияния России.
   Необходима прежде всего переориентация интересов экономической элиты этих бывших республик на их работу в России и совместно с Россией, пусть ценой даже временных потерь в собственной экономике. Ибо интересы этих элит и определяют вектор развития отделившихся частей единого этноса. Кроме того, необходимо унять аппетиты и уменьшить желание собственно российских экономических элит препятствовать проникновению украинцев и белорусов в Россию.
   Нельзя жалеть средств на любую возможность пропаганды общего прошлого, на сопротивление попыткам исказить общую историю. Нужно усилить русское влияние – вплоть до прямой заинтересованности местной политической элиты. В борьбе за воссоединение единого народа все способы и приемы оправданны и гуманны.
   Необходимо, например, приравнять аттестаты о среднем образовании в этих странах к аттестатам о среднем образовании в России, чтобы дать возможность молодым людям поступать в российские вузы наравне с российскими абитуриентами. Это пробудит интерес к изучению русского языка в школах и тягу к общенациональной российской культуре.
   Конечно, нужно отдавать себе отчет, что мгновенно прямое воссоединение произойти, увы, не может. Тем более стоило бы обратить внимание на такой межгосударственный институт, как конфедерация.
   Возвращение в лоно единого этноса 40–50 миллионов славян является первоочередной задачей любой истинно русской власти. Однако учитывая размеры России, низкую рождаемость и высокую смертность славянского населения, даже возвращением в единую русскую семью оторванных частей этноса общей проблемы не решишь.
   При существующем уровне рождаемости и смертности сам по себе народ не восстановится и может погибнуть.
   СТОИТ задуматься над тремя проблемами, уничтожающими русский народ, – это алкоголизм, искусственное прерывание беременности – аборты, и наркомания.
   Алкоголизм – поистине бич нашей страны, и любые меры по его пресечению не кажутся излишними. Понятно, что кардинальное решение вопроса – введение сухого закона как минимум на 20–25 лет, то есть для воспитания двух новых поколений в условиях абсолютной трезвости. У противников сухого закона, как правило, аргументом является то, что при нем население будет травиться суррогатами алкоголя. Что же, такая угроза существует. Но количество отравленных всегда будет на порядок ниже, чем погибших от пьянства и его последствий. Естественно, что введение сухого закона должно быть не иначе как волеизъявлением всего народа.
   То же самое касается и абортов. Ужасающая их статистика говорит о том, что демографического провала можно было бы избежать, не будь узаконенного убийства еще не родившихся детей. Естественно, что государство должно взять на себя (и не формально, а чрезвычайно ответственно) выхаживание, воспитание и обучение детей, от которых отказались родители. Оставление ребенка на попечение государства должно быть тайным и абсолютно надежным, не заставляющим молодую мать идти на убийство своего дитя. Естественно, такой закон тоже должен приниматься через референдум. Большую помощь здесь могли бы оказать религиозные организации.
   Я за введение в России смертной казни за тягчайшие преступления, а такими, без сомнения, являются ввоз и распространение наркотиков. Противники высшей меры рассматривают казнь как наказание и мщение и на этом основании строят доказательства об ее недопустимости… Я же рассматриваю преступление, в частности убийство, как необратимый сбой в генетической программе индивидуума. Следовательно, эта программа во избежание дальнейшего распространения должна быть вычеркнута из общего генетического фонда человеческого общества…
   Мои предложения носят чрезвычайно общий характер и ни в коем случае не претендуют на четкость формулировок. Но мне хотелось передать ощущение огромной тревоги, обратиться с посланием к согражданам. Думается, высказанные мысли дают верное направление к сохранению и умножению нации – единственному смыслу НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ. И самое, пожалуй, главное– закрепление в преамбуле Конституции Российской Федерации формулы «Мы, русский народ и присоединившиеся к нему народы…» Это ни в коей мере не означает верховенство одного народа над другими. Это означает их равенство в строительстве федерации, но называет государство, где проживают русские, Россией. В гимне СССР давалось четкое идеологическое определение места России в Советском Союзе: «Союз… сплотила навеки Великая Русь». Существующая же ныне неназванность, идеологическая неясность существования России в федерации – путь к развалу тысячелетнего государства.

   2013 г.

Мне не стыдно быть патриотом!

(интервью В. В. Бортко для газеты «Аргументы и факты»)
   – Владимир Владимирович, вы в течение многих лет жили и работали в Киеве, сейчас, снимая фильм «Тарас Бульба», изъездили пол-Украины. Посмотрев на ситуацию изнутри, можете ли вы объяснить, почему все-таки в отношениях двух народов дело дошло до такого раздрая?
   – Раздрай существует на уровне элит, а не на уровне простых людей. Конечно, если ты у власти или у денег – тебе не очень хочется спрашивать Москву, куда лететь – в Париж или еще куда-нибудь, с кем дружить, а с кем – нет. Собственно, они и не спрашивают, а делают, как хотят, не думая, что таким образом разделяют народ.
   – Европа, где, между прочим, тоже в каждой стране – по элите, сейчас наоборот консолидируется. А нас из СНГ словно какая-то центробежная сила разбрасывает.
   – Что же удивляться? Мы беднее! А эта «центробежная» сила, что за океаном сидит, предлагает бочку варенья и ящик печенья. И когда она говорит: «Иваненко! Да ты прекрасно можешь прожить и без этих треклятых москалей», естественно, Иваненко считает– ему на самом деле так будет лучше. Другой вопрос: а будет ли при этом хорошо еще и народу, чьи фамилии тоже оканчиваются на «-ко»? Думаю, что нет.
   А ведь мы – русские и украинцы – были вместе более 300 лет! Пришли мы к этому через войны с Великим княжеством Литовским, с Речью Посполитой. И к единству этому хотелось бы вернуться.
   – Некоторые критики изрядно попеняли вам: слишком уж часто звучат в фильме призывы «За святую Русь!».
   – Упрек не ко мне, а к Николаю Васильевичу Гоголю. Это он написал. Хотя я понимаю, почему у поколения 30-летних данные слова вызывают изумление. Ребята воспитывались в совершенно другом обществе. Но я надеюсь, еще более молодые ребята поймут, что они – дети этой земли. Что они должны любить и отстаивать ее, чего бы им это ни стоило. А впрочем… Не знаю, я таких слов не стесняюсь. Мне не стыдно быть патриотом!
   – После выхода на экраны вашего телефильма «Идиот» один мой знакомый сказал: может, сериалы Бортко на уроках литературы показывать? Тогда школьников наконец перестанет тошнить от классики, которую в них насильно впихивают!
   – Позвольте пошутить. Знаете, проблема изучения литературы чрезвычайно сложна. Ученикам не хватает опыта, понимания тех проблем, которые поднимают талантливейшие писатели и поэты. Правда, способ устранения такого недостатка нашли еще в Древнем Риме. Рецепт прост– пусть учат. А будут отлынивать, не желая учить, скажем, Вергилия, – пороть! Классику нужно читать. Именно читать! Никакая экранизация не заменит первоисточника! Пусть читают, даже если они при этом до конца не понимают, о чем именно пытается рассказать автор. Но зато потом, став взрослыми, приобретя некоторый жизненный опыт, они как-нибудь возвратятся к тому, что учили в школе. И вспомнят: да, был такой странный парень – Идиот, который ходил, что-то рассказывал, хотел сделать как лучше… И была еще такая странная женщина – Анна Каренина, которая бросилась под поезд. И, может быть, тогда-то им станет по-настоящему интересно: а зачем же она это сделала? И они начнут перечитывать Толстого и изумятся: «Вот, оказывается, в чем дело!» Но чтобы взрослый человек потянулся за книгой, его сперва в школе нужно познакомить с ней. Потому что в 20–25 лет у него уже просто не будет времени на то, чтобы прочитать такое количество литературы.
   – В Интернете на сайтах, посвященных вашему творчеству, люди активно обсуждают: зачем же Бортко пошел в политику? Ведь, связавшись с политикой, человек умирает как творец. И вообще: как может пойти к коммунистам человек, снявший «Собачье сердце»?
   – К коммунистам я пошел вот почему. Смотрите: шесть тысяч лет существует человеческая цивилизация. И все шесть тысяч лет продолжается одно и то же: человек человеку остается волком. Хочешь жить лучше? Отними у другого то, чего нет у тебя. Вы посмотрите вокруг – мир стремительно меняется. Меняется так, что мы порой не знаем, как реагировать на эти изменения. Компьютер запросто обыгрывает человека в шахматы. Хотя, если разобраться, что такое этот компьютер? Да ничего! Железка! Но при этом кто-то стал добрее? Или перестал грабить другого? Нет! Именно поэтому мне и оказались близки коммунистические идеи – они пытаются сделать человека, общество лучше. Коммунисты – единственные, кто за эти шесть тысяч лет предложил: а давайте не будем грабить! Давайте поступим по-честному. Эту идею пытались реализовать в октябре 1917 года. Да, получилось все не очень хорошо. Но, может, имеет смысл попробовать реализовать ее еще раз? Сделать как-нибудь так, чтобы мы с вами жили по-человечески? Чтобы тебя оценивали не по количеству имеющихся у тебя денег, а по личностным качествам? Чтобы не звучала в твой или чей-нибудь другой адрес фраза «Если у тебя нет миллиарда, то ты – г.», которую еще недавно позволял себе произносить один молодой бизнесмен. Ничего себе! У меня не то что миллиарда – у меня и ста тысяч нет! Кто же я тогда такой и как мне себя чувствовать после подобных высказываний? Разве это хорошо? Справедливо? Разве в этом смысл человеческой жизни? Нет, конечно! Вот я и хочу другого!
   – А разве поэты, музыканты, художники все эти столетия не пытались сделать человека лучше, воздействуя на него через свои произведения?
   – Пытались, пытаются и будут пытаться. Но как-то не очень получается… Политики должны этим заниматься.
   А почему человек лучше не становится? Хвоста у него сегодня, конечно, нет, но от дикого зверя он, к сожалению, ушел не так далеко, как хотелось бы. И единственный момент, который позволяет сохранять оптимизм, – наличие у человека мозгов. И они, я надеюсь, в конце концов позволят нам осознать простую истину: не в деньгах счастье, а чем-то другом.
   – Вы действительно верите, что мы когда-нибудь дойдем до осознания этой истины?
   – Я в этом абсолютно убежден! Весь вопрос в том, когда именно это произойдет. Мы могли бы и дальше идти по тому пути, по которому двигались до кризиса и на котором людей оценивали по размерам их банковских счетов. Ну, может, наш уровень жизни еще немного повысился бы. Но тут, на наше счастье, случился кризис! И я сразу вспомнил фразу, которую произносила моя мать, когда я был маленький: «Беда научит». А научит она нас, как жить так, чтобы потом не испытывать стыда за напрасно потраченные годы.

   2009 г.

Рано или поздно Россия, Украина и Белоруссия объединятся

(Интервью В. В. Бортко для «Файла-РФ»)
   – Владимир Владимирович, есть ли у вас лично программа по спасению российского кинематографа, который переживает период безвременья – прокат американизирован, качество фильмов хромает, на западных фестивалях признают два-три имени из России?
   – В год у нас делается 100 картин, а вы их видите? Нет, потому что львиную долю их снимают исключительно для того, чтобы «освоить» деньги. Кинематограф необходимо преобразовывать на нормальных, человеческих основах. Кинематографисты должны пытаться зарабатывать деньги, а не просить их у государства. При советской власти кинематограф был второй статьей дохода в стране, а сейчас это статья расхода, которая непонятно зачем существует. Государственные деньги разделены на восемь произвольно выбранных компаний, которые якобы должны делать кино процветающим. Но до учреждения этих компаний нас смотрело 27 процентов населения, а после – всего 10. Ситуацию нужно менять в корне. Государственные деньги – государственные студии. Все. Точка.
   – Вы как-то обмолвились, что кино может укрепить государство. Вы действительно так считаете?
   – Вообще-то это сказал Софокл, был такой драматург, жил 2500 лет назад, писал неплохие пьесы. Когда его спросили: «Зачем ты пишешь пьесы, Софокл?» – он ответил: «Чтобы сделать граждан Афин лучше и укрепить государство». Я придерживаюсь того же мнения. Как кино может укрепить государство? Как любое произведение искусства, направленное на то, чтобы сделать граждан лучше.
   – Как вы расцениваете успех российских фильмов – «Фауста» Александра Сокурова и «Елены» Андрея Звягинцева – в Венеции и в Каннах?
   – К сожалению, это успехи отдельных художников. Кроме того, «Фауст», большей частью снятый в Германии и на немецкие деньги, может считаться немецким кино. А кинематография – это индустрия, отрасль народного хозяйства, и серьезнейшая отрасль, как, например, в Америке, там это национальный вид искусства и серьезнейшая статья дохода. Конечно, хотелось бы, чтобы и у нас было так же, но это зависит от мощности государственной экономики. Позволить себе экранное кино, о котором мы говорим – телевизионное в России как раз процветает, – может только экономически развитое государство. Скажете, долго ждать, но и тысяча миль, сказал Конфуций, начинается с первого шага, важно сделать его, и если будем двигаться в правильном направлении, конечно, все образуется.
   – Скажите, а в вашей личной программе есть пункты, предполагающие борьбу с беспределом на нашем ТВ, негативно воздействующим на умы людей?
   – Знаете ли вы, что ТВ у нас самое веселое в мире? А самое скучное ТВ – в Финляндии, Швеции и Норвегии. Зато у них на улицах гораздо спокойнее и гораздо меньше стреляют. А наше ТВ такое «веселое» из-за дурацких «смешных» передач и легкомысленных сериалов, и этот мощнейший способ воспитания народа беззастенчиво используется для зарабатывания денег. Выход в том, чтобы держать ТВ в разумных культурных рамках, и делать это должны, наверное, общественные советы. Вообще-то на трех государственных каналах в основном должна звучать классическая и эстрадная музыка, показываться хорошие фильмы и спектакли, вестись образовательные передачи. Но вспомните о капиталисте, который видит 300 процентов прибыли…
   И если учесть, что у нас 100 каналов, а минута в прайм-тайм на центральном канале стоит 50 тысяч долларов, за показ 10 минут рекламы в одной серии получим 500 тысяч долларов. При себестоимости серии бандитского телефильма в 200 тысяч – 300 тысяч прибыли! Что касается власти, думаю, она не очень озабочена тем, кого воспитывает на этих безнравственных поделках. А зря– поколение подрастет, и завтра все увиденное в бандитском сериале власть может увидеть на улице. Хотя почему завтра…
   – Вы снимаете историческое кино, скажите, какие уроки лично вами извлечены из истории, на что вам хотелось бы обратить внимание властей?
   – Русская история повторяется, возьмите пример с отречением от власти Николая II в 17-м году и Михаила Горбачева в 91-м. И что за этим следует. Просто один к одному– в 17-м году либералы развалили страну, а слабый царь, который вообще не должен был быть на этом месте, отрекся от престола, от армии во время войны, из этого и получились всякие нехорошие события. Михаил Сергеевич сделал то же самое – он ушел в сторону, и страна потеряла треть своей территории и половину населения. Видимо, за это его недавно наградили высшим государственным орденом.
   – Как вы пережили ожесточенную битву вокруг «Тараса Бульбы», могли бы обрисовать контуры?
   – Было две волны раздражения. Нашим либералам не очень нравятся идеи патриотов. Их раздражало, что личная жизнь персонажей приносится в жертву патриотизму, а это для них непереносимо совершенно. Но это не я, это Гоголь. И второе – то, что в повести показано существование разных ветвей одного народа. А это уже непереносимо для украинских так называемых «свидомых», которые считают, что москали, то есть русские, – совершенно особая нация и вообще люди с песьими головами. Тем не менее, картину посмотрели 5 миллионов человек. Понятное дело, кто плюется, а кто целует, но самое главное – смотрят.
   – Своими экранизациями, вы не раз говорили, обычно стараетесь объяснить читателям…
   – … о чем думал писатель, когда писал свою книжку. Это совсем непросто. Яркий пример – «Мастер и Маргарита» Булгакова. Романтические девушки убеждены, что это мистическая книжка, а это социальная сатира. И когда я об этом рассказываю, удивляются – неужели все это есть в романе? Но именно это там и написано. Вообще-то это история о том, как в Москву приехал нормальный человек, у которого 2x2 всегда было 4, а не 5, если надо, и формула «Свобода – это осознанная необходимость» вызвала у него большое удивление. Воланд абсолютно реально смотрит на жизнь и хочет понять, как здесь делают «нового» человека, и вскоре у него рождается вполне закономерный вывод, что человек этот очень похож на «старого», просто людей здесь «испортил квартирный вопрос». Согласитесь, приехал бы в Москву Господь Бог, было бы немного пошло и глуповато, а появление Дьявола в качестве силы, противостоящей мощнейшей силе, которая существует в стране, и рождает настоящую социальную сатиру.
   А что касается «Идиота», читатели часто концентрируют внимание на любовном треугольнике князь Мышкин – Настасья Филипповна – Рогожин, забывая о той массе лиц, которой населен роман. Тем не менее, все эти подробности были необходимы Достоевскому. Представьте, князь Мышкин живет в Швейцарии, ничего не помнит о России, читает книжки и думает, что это страна богоизбранных людей, самых лучших, духовных и чистых. А приехав сюда, он увидел одержимых страстями людей, настолько разных, что даже испугался, бедняга, и хотел уехать. Он же думал вести людей к светлому будущему, хотел сам возглавить движение, не случайно в начале романа на вопрос Аглаи: «Вы что, хотите учить?» – он отвечает утвердительно. А тут эти люди – не только Рогожин, а Лебедев, Ганечка, два генерала – заражены мощнейшими страстями, не имеющими ничего общего с тем, что князь читал в Швейцарии… И все же князь решил, что должен выполнить свою миссию – и остался. В результате убили Настасью Филипповну, Рогожин сел в тюрьму, а князь сошел с ума и отправился вновь в Швейцарию. Так про что эта книжка? Про то, что этот человек, практически ангел, не может жить среди людей, а люди не могут принять ангела. Для того чтобы довести эту мысль до читателей, писателю и нужны были все остальные персонажи. Треугольник – вовсе не главная ситуация в романе, просто он «тащит» сюжет.
   – Вы могли бы раскрыть природу таланта Евгения Евстигнеева, который блестяще сыграл профессора Преображенского в «Собачьем сердце»?
   – Евстигнеев – очень талантливый актер, а актер, как на скрипке, играет на самом себе. Скрипки же бывают разные, фабричные и Страдивари. Так он – Страдивари.
   – Правда ли, что вы собираетесь снять фильм «Сталин», центром которого станет операция «Взятие Берлина»?
   – Действительно, Российский канал заказал мне такой сценарий, но моего хотения мало. О Сталине до сих пор говорят по-разному – вождь-победитель, кровавый тиран, параноик и т. д. А я вам скажу, что на мой взгляд Сталин прежде всего – мощнейший деятель русской истории, один из немногих политических деятелей мирового масштаба, перечислить которых хватит одной руки. Александр Македонский, Цезарь, Наполеон. Сталин победил фашистов, менял судьбы народов, пол-Европы сделал нашей. Он – единственный – объединил славян от Адриатики до Тихого океана. И строя социализм, практически вернул Российскую империю.
   – По рождению вы москвич, 28 лет прожили в Киеве, более 30 живете в Петербурге, наверняка и с Белоруссией что-то связано в вашей жизни. Скажите, когда же три ветви одного славянского народа воссоединятся? Что вам говорит интуиция?
   – Думаю, то, что Украина была вместе с Россией на протяжении трехсот лет, имея общие истоки русской государственности, не случайно. Львов никогда не был русским городом, там жили и живут совсем другие люди, близкие к нам, но не русские, а вот Киев и его окрестности хранят истоки русского этноса. Достаточно упомянуть, что в пещерах под Киевом лежит летописец Нестор, который написал «Повесть временных лет», точное название которой звучит так: «Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть». XI век, между прочим. Кстати, русские все поймут в этом тексте, не могу сказать этого о западных украинцах. История говорит о том, что общим для нас было Русское государство, которое пало под ударами монгольских завоевателей. И после – князья побежали на север, а простой народ, что уцелел, остался на месте. Потом в течение 150 лет на этом месте было Литовское государство, потом столько же времени царствовали поляки, но кончалось все всегда Тарасом Бульбой. Сейчас у нас три государства, но народ-то живет в них один и тот же, и в большинстве своем он стремится к объединению. Уверен, рано или поздно это произойдет.

   2010 г.

Россия не может жить без объединяющей идеи

(Из передачи «Поединок» с Владимиром Соловьевым: «В. В. Бортко против В. В. Жириновского», 8 ноября 2012 г.)
   Соловьев: Вчера в России отмечали праздник, которого нет – исполнилось 95 лет великой Октябрьской социалистической революции. Коммунисты и прочие левые организации провели демонстрации и митинги, а в Санкт-Петербурге восстановили памятник вождю пролетариата. Так что за дата 7 ноября? Юбилей революции, открывшей новую эру в истории страны, или день государственного переворота, отбросивший ее развитие почти на 100 лет? Красный октябрь – это наше светлое будущее или безвозвратное прошлое?
   На поединок вызываются председатель Либеральнодемократической партии России Владимир Жириновский и депутат Государственной думы, член фракции КПРФ, народный артист России Владимир Бортко.
   Владимир Вольфович, прошу.
   Жириновский: Семнадцатый год, октябрь – страшнее события в истории человечества не было. До сих пор мы мучаемся. До сих пор в крови! До сих пор кадровый голод! До сих пор нет наших денег! Все было уничтожено. Это страшнее Чингисхана, это страшнее Наполеона, страшнее немецких фашистов-захватчиков. Потому что так глубоко уничтожить собственную страну, начать эту страшную Гражданскую войну… Самое главное, юридические аспекты – никто не имел права арестовывать законное временное правительство России! Это бандиты! Уголовники делают! Но и они этого не делают! Это делает финский спецназ! Ибо Ленин со своими бандитами сидел в Смольном дворце, они не участвовали в этом. Рабочие и солдаты… никакого штурма Зимнего не было. Все, что они сделали, – ворвались в Зимний дворец, все испохабили, изнасиловали, все поломали, все! Раненых русских солдат не пожалели.
   Бортко: Ужас!
   Жириновский: Это называются большевики! Это называется «власть перешла к рабочим и солдатам»! Вот солдаты в Зимнем, они над ними издевались. Страшная Гражданская война. Всех расстреливают. Церковь! Такого страшного удара по церкви не было ни в одной стране мира. Никогда. Все специалисты, все инженеры, школа, всех уничтожили! И начали с нуля! С уголовниками! С улицы уголовников привели к власти. И до сих пор это продолжается, до сих пор. Вы нас отбросили в семнадцатый век! Ибо Горбачев и Ельцин продолжили ваше дело! Горбачев прямо сказал: «Перестройка – продолжение Октября». Вот мы мучаемся до сих пор.
   Соловьев: Владимир Владимирович, прошу.
   Бортко: Владимир Вольфович, вы верите в то, что вы говорите?
   Жириновский: Да! Это доказывают архивы все.
   Бортко: Много ли было… я сейчас спрашиваю не вас, вы это знаете лучше меня, наверное, я спрашиваю сидящих в зале. Вы знаете, сколько было большевиков в семнадцатом году?
   Жириновский: 20 тысяч в Петрограде!
   Бортко: Я думаю, что тех людей, которые делали революцию, было не более двухсот.
   Жириновский: Да, еще меньше!
   Бортко: Скажите, что это за 200 человек, которые могли страну, в которой было больше ста шестидесяти миллионов человек, сделать коммунистической? Какими же идеями они обладали? Это что, сверхлюди? А теперь давайте подумаем, что же было? Только что Владимир Вольфович, вы слышали, сказал, какой ужас принесли большевики. Давайте подумаем, что было перед октябрьской революцией. Я могу вам сказать. Скажите, пожалуйста, большевики толкали Россию в империалистическую войну?
   Жириновский: Нет! Мы вступили… Страна вступила в войну!
   Бортко: Значит, не большевики. В этой войне полтора миллиона было убито, два с половиной миллиона людей были в плену, сдались, и миллион дезертировал. Веселые были времена. Скажите, пожалуйста, большевики ли заставили царя отречься?
   Соловьев: Нет.
   Бортко: Думаю, что нет. Он был главнокомандующий армией. Он бросил свою армию и ушел. Сказал: я больше не играю.
   Жириновский: Нет. Ложь!
   Бортко: Скажите, пожалуйста, большевики ли выпустили 10 тысяч уголовников из тюрем? Нет. Скажите, пожалуйста, большевики ли стремились к сепаратизму, когда тут же начали отделяться Кавказ, отделялась Средняя Азия, отделялись Сибирь и Кубань! Большевики ли это делали?
   Жириновский: Ленинский принцип самоопределения…
   Бортко: Да, это все делал Ленин по заказу. Знаете, прислали Ленина в вагоне…
   Жириновский: Да.
   Бортко: И вдруг Гражданская война. Скажите, пожалуйста, Ленину ли помогала Антанта, или она помогала другим?
   Жириновский: Ленину, Ленину! Большевикам!
   Бортко: Интересно, интересно…
   Жириновский: Вы до сих пор заблуждаетесь. Именно так и делала Антанта…
   Бортко: Интересная точка зрения…
   Жириновский:.… Она мешала белым победить.
   Бортко: Я понял.
   Жириновский: Она остановила польское наступление на Москву специально, чтобы большевики могли разгромить Белую армию!
   Бортко: Зачем эти вопли? Понимаете, они, конечно, хороши, но важна история. Важно то, что Антанта вооружала белых, это вы знаете сами. Не красных, а белых. И вдруг те самые красные, которых было-то горстка, в короткое время завоевали всю страну. Почему? Почему?! Что случилось? Да ничего, кроме одного. Понятно было, против чего и против кого воюют.
   Соловьев: То есть идеи были?
   Бортко: Конечно.
   Жириновский: Давайте я объясню. В 1914 году, 100 лет назад, началась Первая мировая война. В нее вступили все государства, в том числе Российская империя. Здесь нет ничего противозаконного. Нам объявил ультиматум немецкий император: «Остановите мобилизацию». Мы не остановили. Он нам объявил войну! Кто вел войну? Немецкое руководство, не мы. Нам объявили войну, мы обязаны были встать на защиту своего государства. Наше родное государство, Российская империя правильно вступила в Первую мировую войну! Нас заставили обороняться. Как и фашистская Германия тоже на нас напала.
   Бортко: Владимир Вольфович, не занимайтесь демагогией.
   Жириновский: Дальше, вы говорите – дезертиры. Кто сделал русскую армию, миллион человек, дезертирами? Большевики. Большевики пошли в окопы. Вы не царя требовали свержения, вы пошли в окопы и стали солдат уговаривать сдаваться в плен, бросать оружие. «Идите, берите землю». То же самое делали во время чеченской войны! Ковалев, коммунист, уговаривал русских солдат сдаваться в плен…
   Бортко: Можно мне ответить? Да не волнуйтесь вы так! Может инсульт наступить, не волнуйтесь.
   Соловьев: Не дождетесь, инсультов не будет.
   Бортко: Я не хочу, не дай Боже. Это человек, олицетворяющий партию. Если не будет его, не дай Бог и партии-то не будет.
   Жириновский: Давайте по сути, по сути.
   Бортко: А по сути будет вот что. Был такой первый указ номер один Временного правительства. Знаете, о чем он был? Не давать оружие солдатам и офицерам. Неплохо, да? Во время войны. Это что, большевики делали?
   Жириновский: Объясняю. Вы до сих пор малограмотный. Приказ номер один означал, что оружие выдавать только с согласия солдатского комитета, поэтому голову не морочьте.
   Бортко: А кто сидел в этих комитетах? Нет? Ваша партия называется либеральной, она и сидела – меньшевики и эсеры. Мало того, тут же мгновенно возникает очень интересная вещь. Большевики пришли и разломали тысячелетнее государство. Понимаете, да? А что ж такое, почему ж оно так легко поломалось-то?
   Жириновский: Если вооружить всех бандитов, напоить водкой, они поломают любое государство.
   Бортко: Скажите, пожалуйста…
   Жириновский: Если вырезать всю элиту, полицию, офицеров, всех арестовать, расстрелять, страна остается…
   Бортко: Революционеров двести человек!
   Жириновский: Что?
   Бортко: Дорогой, двести человек!
   Жириновский: Да этого достаточно! Двести бандитов переворот совершат в любой стране мира, в том числе и в Америке… Свердлов, Троцкий и Ленин. Все три агента. Все три не русские. Все три негодяи и уголовники. Только они и совершили революцию.
   Бортко: Как, как, как?
   Соловьев: Все три не русские, негодяи и уголовники.
   Жириновский: Да! Да! Большинство, большинство абсолютное членов ЦК большевиков никакого вооруженного восстания не хотели. Хотел один человек – Ленин! Только он! Его выгнали из ЦК. То есть Ленин был бомж! Его выгнали отовсюду! Большевики никакого вооруженного восстания не собирались совершать. Никакого.
   Бортко: Да, я понял. Большевики плохие, деньги чужие…
   Жириновский: Да, деньги где они берут все?
   Бортко: А скажите, пожалуйста, как, на чьи деньги была вооружена Белая армия?
   Жириновский: Белая армия пользовалась оружием, произведенным на русских заводах. А вот Красная армия была незаконно вооружена со складов царской армии. Белая армия была законной вооруженной силой Российского государства.
   Бортко: Чего она проиграла?
   Жириновский: Проиграли? Потому что русская армия не обещала никому землю, фабрики и мир…
   Бортко: Фабрики рабочим, и землю крестьянам?
   Соловьев: Это обещали большевики.
   Бортко: Вот поэтому Красная армия и выиграла.
   Жириновский: До сих пор мы на коленях, потому что ни мира, ни фабрик, ни земли! До сих пор земли не дали, и фабрики все в руках олигархов-коммунистов.
   Бортко: Подождите, подождите. Олигархов или коммунистов?
   Жириновский: Все олигархи – члены КПСС.
   Бортко: Я каждый день слышу вот эту дурь. Поразительную!
   Жириновский: Самые богатые люди России, все члены КПСС, все, все были. Все члены КПСС – Ходорковский, Березовский, все.
   Бортко: Что да, то да. Именно поэтому я хотел бы рассказать… Вы знаете, был жуткий период. Застой. Застой был страшный во время…
   Соловьев: Брежневский.
   Бортко: Да, брежневский. Что же такое было? Что такое брежневское время? Два лунохода, новые самолеты ТУ-34-Й и 154-й, ИЛ-76-Й, МИГ-21 и 31. Это то, чем мы пользуемся до сих пор. Саяно-Шушенская ГЭС, Красноярская, Зейская. Самотлор, все эти трубопроводы. Фильмы вспомните! А вы же смотрите их сейчас того времени! А дальше вспомним: «Шайбу! Шайбу!» Когда это было? Тогда или сейчас? Сейчас стыдно смотреть на экран, когда играют, когда выходят наши спортсмены.
   Жириновский: Все? Все?
   Борт ко: Нет, не все, я бы хотел вас послушать.
   Жириновский: Я объясняю вам. Страна работала. Вы что ж думаете, Брежнев, пьяница, сидел в Кремле, а мы все бездельничали? Мы все работали.
   Соловьев: Подождите называть Брежнева пьяницей…
   Жириновский: Да! Да! Пьяница! Пил беспробудно!.. И Ельцин! Вся эта уголовщина! И Ленин был больной человек!
   Соловьев: Но после скандала, извините меня, но после скандала с «Оборонсервисом» и Сердюковым мы все чистые, невинные, скромные люди.
   Жириновский: Все продолжение той самой линии советских чиновников.
   Соловьев: И Сердюков коммунист?
   Жириновский: До сих пор они наркоманы, пьяницы, коррупционеры! Все!
   Бортко: Мы с вами сойдемся только в одном. Вот в том, чему вы не будете возражать. Сейчас я просто прочитаю вам то, что есть мы на сегодняшний день. Итак. Первое место в мире по абсолютной величине убыли населения. Первое место в мире по смертности от сердечно-сосудистой системы. Первое место в мире по числу авиакатастроф. Первое место в мире по количеству абортов. Первое место в мире по продажам крепкого алкоголя. Мы на первом месте в мире по числу курящих детей. По ВИЧ-инфицированным – первое место в мире. И первое место в мире по числу миллиардеров в одном городе, в Москве…
   Жириновский: Да, да. И кто это все сделал?
   Бортко: Второе место в мире по числу самоубийств. Второе место в мире по распространению поддельных лекарств. Второе место в мире по численности мигрантов. Второе место в мире по изготовлению пиратских дисков. И второе место в мире по числу людей, ищущих убежище на Западе.
   Жириновский: Да. Да. Да. Все правильно.
   Бортко: Это случилось тогда, когда либералы взяли власть! Вот кто виноват!
   Жириновский: Нет! Нет, мы власть не взяли. Вы нам не дали. Когда вы, коммунисты, приняли новую, уже не советскую конституцию, вы провели первые выборы в стране 20 лет назад, и тут все равно обманули народ. По партийным спискам побеждал ЛДПР, по одномандатным округам… Вы ни разу ничего честного не сделали. А то, что у нас сегодня нет самолетов, то, что у нас первое место по всем отрицательным позициям, это от того, что вы обманули миллионы людей. Вы обещали коммунизм, а вместо этого вы дали нам коммуниста Чубайса, который забрал заводы… А при вас была очередь, очередь была. Стояла очередь во всех поликлиниках, библиотеках, за билетами, за жильем, на курорт… Кроме тюрьмы. В тюрьму без очереди у вас было.
   Бортко: Объясняю про очередь.
   Жириновский: И в сумасшедший дом – без очереди! Все остальное – очередь.
   Соловьев: Ну согласитесь, талантливо. Вот очередь, очередь, очередь. В сумасшедший дом без очереди.
   Бортко: Один из лучших ораторов страны.
   Жириновский: И ваш фильм «Собачье сердце» – это как раз про коммунистов. Вы всю страну оставили Шариковым и Швондерам. Вся страна сегодня – Шариковы и Швондеры.
   Бортко: Можно про очередь? Про очередь-то можно?
   Соловьев: Давайте. Можно.
   Бортко: Да, действительно, колбасы не было. Более того, и за границу нельзя было выехать.
   Жириновский: Во! Это страна!
   Бортко: Нельзя. Ужас.
   Жириновский: Тюрьма.
   Бортко: Более того, машин было меньше. Но было все то, о чем я говорил. Фильмы, Самотлор. Все это было. И кстати, стоило ли из-за очереди терять треть территории страны и половину ее населения?
   Жириновский: Так это вы сделали! Коммунист Ельцин сделал!
   Бортко: Вместо того чтобы сделать то, что делал Китай, и сейчас делает. Там коммунисты во власти.
   Жириновский: Русские умирали с голоду, пока коммунисты приходили к власти.
   Бортко: А теперь про русских. Очень интересно.
   Жириновский: Уничтожили русский народ.
   Бортко: Я ведь русский человек, стою перед вами. Уж поверьте мне, патриот, каких еще надо поискать. Поверьте мне, я таков… Теперь про русских. Скажите, у русских есть свое государство?
   Жириновский: Нету!
   Бортко: Вот! Это сказал Вольфович.
   Жириновский: Кто сделал? Ленин, Брежнев, Хрущев, Горбачев, Ельцин.
   Бортко: А теперь одну секундочку. Почему же тогда оно было, а сейчас его нет? А у татар оно есть. Я очень люблю татар, я уважаю их очень. Так написано, в конституции татарской написано: «Это татарский народ». Но нет ни одного упоминания о русском народе, ни одного.
   Жириновский: Так кто это сделал? КПРФ! Мы сто раз поднимали вопрос в Думе, КПРФ никогда не голосовала, никогда!
   Бортко: И когда пришел к нам нынешний, извините, пожалуйста, нынешний президент Владимир Путин, тогда он отчитывался о своей работе премьер-министра и спросил, кто хочет еще задать вопрос, я ему задал. Давайте изменим преамбулу конституции. Напишем вместо многонационального народа «русский народ и присоединившиеся к нему народы».
   Жириновский: Вы это сказали, а 20 лет назад что молчали коммунисты? 20 лет мы говорили это, ЛДПР. 20 лет!
   Соловьев: Здесь есть только один нюанс. Я, к сожалению, хорошо помню, может, и не к сожалению, марксистко-ленинское учение. Если я правильно понимаю, то там национальному вопросу отводилось особое место…
   Жириновский: Антирусское! Антирусское место! Делали ставку на нацменов.
   Соловьев: Нет, делалась ставка на классовый характер.
   Бортко: И на общность. Одна общность – советский народ. Ибо нет ни эллина, ни иудея. И по Махачкале можно было гулять, поверьте мне. Вот сидит девушка передо мной, она могла бы совершенно спокойно пройти по городу. Сейчас в Москву попробуйте вечером выйти! Что будет? Вот вам результат нынешней национальной политики. Почему? По одной простой причине– нет идеи, объединяющей народ!
   Жириновский: Не надо! Не нужна идея! Вы за идею положили в могилу всю страну! А гулять можно было при советской власти, потому что была одиннадцатимиллионная армия и самая мощная политическая полиция.
   Бортко: Понятно.
   Жириновский: И вы всем отрывали голову, кто посмеет хоть где-то пикнуть.
   Бортко: Так это правильно!
   Жириновский: Так люди не хотят этого! Мы не хотим жить в лагере, не хотим! Поэтому мы на… послали вашу власть в 1991 году. Никто не вышел защищать вас! Никто! Партию запретили! Вы не должны здесь стоять! Вы представитель запрещенной партии коммунистов! Вы варвары! Вы варвары!..
   Соловьев: В поединок вступают гости, у которых есть вопросы к нашим участникам. Прошу вас. Будьте любезны.
   Васецкий: Васецкий Николай Александрович, профессор социологии, политический советник лидера ЛДПР.
   Владимир Владимирович, я хотел бы вас поблагодарить за то прекрасное творчество, которым вы, в общем-то, с моей точки зрения, с точки зрения русской интеллигенции, спасли честь нашего искусства.
   Бортко: Спасибо.
   Васецкий: В лихие девяностые годы ваши замечательные экранизации моего любимого писателя Михаила Афанасьевича Булгакова… Кстати, его тоже очень любил товарищ Сталин, «Дни Турбиных» – это был его любимый спектакль, благодаря товарищу Сталину мы получили «Мастера и Маргариту». Спасибо вам большое. Но у меня один такой вопрос, который не дает мне возможности, как говорится, свести концы с концами. Вы обиделись, когда Владимир Вольфович в Думе сказал, что вы не коммунист.
   Бортко: Да.
   Васецкий: Но Владимир Владимирович, вы посудите сами… Вы, наверное, помните замечательный фильм Параджанова «Тени забытых предков». Сегодня у нас эти тени, так сказать, возникают повсюду. Посмотрите, Сергей Удальцов – тень своего дедушки большевика Удальцова, Пономарев из «Справедливой России» – тень того самого Пономарева Бориса Николаевича, по которому мы с вами изучали историю коммунистической партии Советского Союза. Вы изучали, а я преподавал в Академии общественных наук… Теперь, Владимир Владимирович, ваша, так сказать, родословная, – у вас прекрасный дедушка Владимир. Он был секретарем Центрально-черноземного обкома ВКПБ, в 1937 году репрессирован и расстрелян. Ну, расстреливал тогда Виссарионович, ленинскую гвардию в основном. Сводил счеты с пламенными революционерами. Не сторонников, наверное, социализма в одной стране, а сторонников мировой революции… Ваш папа тоже замечательный человек, Великая Отечественная война… Но вы воспитывались в семье другого мужчины, если вы не забыли, – Корнейчук, это замечательный украинский драматург. Ваша мама рассказывала, как вы с ним спорили на кухне или где-то.
   Соловьев: Честно вам рассказывают вашу биографию.
   Бортко: Знаете, я с таким удовольствием слушаю…
   Васецкий: Так вот, я хочу сказать, вы до драки спорили против Октябрьской революции, против Советского Союза, против товарища Сталина. За что ж вы обиделись на Жириновского, когда он сказал, вы не коммунист?
   Бортко: Можно сказать?
   Соловьев: Теперь уже можно.
   Жириновский: Отвечайте! Антикоммунист Бортко, отвечайте, почему вы скрываете свои честные взгляды антикоммуниста.
   Бортко: Биография у меня действительно очень простая. Я родился в Москве, жил в Киеве долго. Но не в этом дело. Дело в том, что я жил 22 года в коммунальной квартире с девятью семействами. Девять семей, кстати, семь из них было еврейских. Я уже по идиш могу немножко говорить.
   Соловьев: А кто нет?
   Бортко: А кто нет, конечно… Моя мама, которая содержала меня, мою бабушку, – я жил с бабушкой, которая зарабатывала тогда очень небольшие деньги, – вышла замуж за Александра Евдокимовича Корнейчука. Я очень уважаю этого человека, он сделал для меня очень много, но сказать, что он меня воспитывал, нельзя.
   Жириновский: Вопрос в другом!
   Бортко: Одну секундочку. А воспитывал меня кто?
   Жириновский: Вы скрываете свои антикоммунистические взгляды.
   Бортко: А воспитывала меня школа. Меня воспитывал институт. И бесплатно! А теперь, когда я пришел, – меня пригласили профессором работать в Институт кино и телевидения. Там из 14 студентов, которых учил я режиссуре, 12 были за деньги. И не было экрана вообще в институте. Его сейчас… плохо к нему отнеслись…
   Соловьев: Да.
   Бортко: Понятно, что это такое? Когда было лучше, – тогда или сейчас?
   Жириновский: Вашего отца расстреляла советская власть, неужели вам не жалко своего отца?
   Бортко: Дедушку.
   Жириновский: Ну дедушку, какая разница, ваша семья. Все же пострадали.
   Бортко: Вот что я могу сказать. Я поехал в Курск. Я открыл это дело… досье. И выяснил, что его расстрелял не проклятый Сталин, а написал донос его заместитель.
   Жириновский: Какая разница?
   Бортко: А теперь я расскажу историю, очень небольшую. Вы знаете, откуда пошли все эти репрессии? Сталин хотел сделать простую вещь– в 36-м году Сталин хотел сделать то, что делают в Китае… И вот тут действительно началось. Начались доносы.
   Жириновский: Какая разница?
   Бортко: Нет, разница большая. Разница в том, что мой дед пал жертвой доноса. Это разные вещи!
   Жириновский: Ну какая разница? Ну, кто его расстрелял? Суд был или нет? Суд был над ним? Суда же не было!
   Бортко: Суд был только…
   Соловьев: Тройка.
   Бортко: Тройка.
   Жириновский: Тройка, тройка! Расстреляли!..
   Соловьев: Следующий вопрос.
   Трофимчук: Григорий Трофимчук, политолог. Все познается в сравнении. Не кажется ли вам, уважаемый Владимир Вольфович, что на фоне того красного проекта все сегодняшние, практически все без исключения наши ведущие политики, к которым вы, в том числе, имеете прямое отношение, – на том фоне, на фоне тех кадров, той революции, превращаются в совершенно что-то противоположное. То есть на этом фоне та сказка превращается в легенду. В блестящую настоящую легенду… Все лозунги большевиков, начиная с «Земля народам» были полностью реализованы. То есть земля не покупалась, не продавалась абсолютно. Хрущев переселил людей в отдельные квартиры, – это сейчас их называют «хрущобами», а тогда миллионы людей получили отдельное жилье. А те люди, которых вы назвали «стариками», которые стояли на трибунах при Брежневе, весь мир держали в страхе…
   Я убежден, что лет через 200–300, по аналогии с бюстами римских императоров, все семь бюстов коммунистических вождей будут друг за другом выставлять где-то, в каком-то пантеоне. Но при этом шесть бюстов будут белыми, начиная с Ленина и кончая Черненко, а последний седьмой – черный, бюст Горбачева.
   
Купить и читать книгу за 69 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать