Назад

Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Социальная психология. Учебник для вузов

   В учебнике раскрывается основное содержание и особенности социально-психологических феноменов, показывается специфика их проявления в жизни и деятельности людей. В нем представлены традиционные разделы социальной психологии, а также этническая психология, психология больших групп и масс, социальная психология влияния и воздействия на людей, психология политики и религии.
   Учебник соответствует Государственному образовательному стандарту по специальности «Социальная психология» и предназначен для студентов, обучающихся в классических, педагогических и социальных университетах по специальностям «Психология», «Педагогика», «Психология и педагогика», «Социальная работа», «Социология», «Связи с общественностью», «Реклама», «Управление», «Менеджмент», а также для всех желающих ознакомиться с проблемами взаимодействия, общения и взаимоотношений представителей различных социальных групп.


Владимир Гаврилович Крысько Социальная психология

Предисловие к третьему изданию

   Уважаемые читатели!

   Перед вами не просто третье издание учебника «Социальная психология». Во-первых, со времени его первого и второго публикований прошло достаточно много времени и эта наука обогатилась новыми представлениями и исследованиями, результаты осмысления которых вошли в это издание и позволяют более правомерно рассматривать многие насущные проблемы этой области знаний.
   Во-вторых, постепенную трансформацию претерпевает система обучения в нашей стране, неоднократно изменялись требования Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования к содержанию этой дисциплины, которая сама оказалась в центре внимания не только у психологов, но и специалистов других областей знаний и профессиональной деятельности. Появилось большое количество схожих учебных пособий и других изданий. Все это также было учтено при доработке учебника.
   В-третьих, за предшествующие периоды в процессе апробации учебника в различных вузах были получены пожелания от студентов, критические и научные замечания от профессиональных социальных психологов и педагогов, что, безусловно, стало предметом тщательного анализа и стремления автора реализовать услышанное и прочитанное в новом издании.
   Наконец, само содержание социальной психологии в учебнике представлено теперь в более систематизированном виде, поскольку автор разработал и опубликовал необходимые и важные дополнения к нему: учебные пособия «Социальная психология в схемах и комментариях» (СПб., 2003), «Социальная психология. Завтра экзамен» (СПб., 2004), «Словарь-справочник по социальной психологии» (СПб., 2003). И теперь все желающие могут использовать эти дополнения не только для развития и совершенствования почерпнутых в учебнике знаний, но и как вспомогательный материал для обобщения новых знаний на качественно ином уровне восприятия и запоминания.

Введение

   Одной из характерных особенностей сегодняшнего времени является постоянно усиливающийся интерес к тому, как влияет на людей широкое социальное окружение и какие в нем проходят изменения. Бурно развивающиеся в нашей стране экономические и политические процессы затрагивают все стороны жизни населения, что приводит к осознанию значимости общения, взаимодействия и взаимоотношений в регулировании жизни и деятельности людей.
   Важнейшей из наук, стремящейся ответить на многие вопросы, связанные с этими проблемами, является социальная психология. Социальная психология – отрасль современной науки, изучающая закономерности возникновения и функционирования общественно-психологических явлений, представляющих собой результат взаимодействия людей (и их групп) как представителей различных общностей. С одной стороны, она разрабатывает социально-психологическую теорию, в рамках которой оформляется методологическое и теоретическое отношение к изучаемым явлениям и процессам. С другой – подпитывает сферу общественной практики людей, в интересах которой осуществляется деятельность социальных психологов, ученых и исследователей.
   Общественно-психологические феномены являются объектом пристального внимания многих наук – социологии, философии, политологии и других, что и обусловливает различие во взглядах на их сущность и содержание. Однако совершенно очевидно, что представители различных отраслей знаний, по-разному изучая и интерпретируя социально-психологические явления, должны обязательно учитывать именно психологические закономерности их формирования и проявления. Только в этом случае можно говорить об адекватном и точном их исследовании и осмыслении.
   Социальная психика людей всегда являлась объектом пристального изучения у нас в стране и за рубежом. В России и СССР основателями науки были выдающиеся отечественные ученые Б. Г. Ананьев, Г. М. Андреева, Б. В. Беляев, В. М. Бехтерев, П. П. Блонский, А. А. Бодалев, Л. Н. Войтоловский, Л. С. Выготский, А. И. Донцов, А. С. Залужный, К. Н. Корнилов, Е. С. Кузьмин, А. В. Петровский, К. К. Платонов, М. А. Рейснер, Л. И. Уманский, Г. И. Челпанов, Г. Г. Шпет, Е. В. Шорохова. Другие известные русские и советские психологи: К. А. Абульханова, Л. И. Анциферова, М. Р. Битянова, А. В. Брушлинский, A. Д. Глоточкин, А. А. Деркач, О. И. Зотова, В. П. Каширин, В. В. Козлов, А. А. Леонтьев, В. В. Новиков, Н. Н. Обозов, А. Л. Свенцицкий, Н. И. Семечкин, А. И. Столяренко, А. Н. Сухов, Н. Ф. Феденко, Д. И. Фельдштейн, А. В. Филиппов, Э. П. Утлик – с упоением предавались прикладным и другим исследованиям, внося значительный вклад в развитие современных представлений о психологической сущности и содержании сознания различных социальных групп (общностей) и их представителей.
   К сожалению, в силу ряда причин в истории нашего государства в XX в. был тридцатилетний период, когда за изучение социально-психологических явлений и процессов в обществе и государстве многие наши специалисты в этой области знаний невинно страдали и даже погибали. Однако сегодня социальная психология как наука о взаимодействии, общении и взаимоотношениях людей в нашей стране не только чтит старые традиции, но и находится на необычайном подъеме, испытывает приток молодых свежих сил, способных достичь новых результатов, поднять на новый уровень свои исследования.
   Социальная психология на Западе зародилась практически в то же время, что и в России, и также прошла длительный путь эволюции своих теоретических и практических представлений. Ее основатели B. Вундт, М. Лацарус, Г. Лебон, У. Макдугалл, Э. Росс, С. Сигеле, Г. Тард, Х. Штейнталь, безусловно, не могли не учитывать содержания произведений своих великих предшественников: Аристотеля, И. Бентама, Д. Вико, Г. Гегеля, Гиппократа, К. Гельвеция, Т. Гоббса, О. Конта, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, К. Маркса, Пифагора, Платона, П. Ж. Прудона, Ж.-Ж. Руссо, А. Смита, Ф. Энгельса. Последние, по сути дела, создали надежную платформу для последующего изучения социальной психики людей, показали, каким образом может в дальнейшем идти ее эффективное изучение.
   В конце XIX в. важнейшей заслугой зарубежных и отечественных социальных психологов стало выделение социально-психологической реальности как особого класса феноменов, подлежащих сначала специальному и вдумчивому исследованию, а потом и правильному объяснению (интерпретации); обозначение контуров и границ предмета и архитектоники социальной психологии как научной области знаний; осмысление не только психологии обществ, народов, масс, толпы и их влияния на людей, но и выявление механизмов их функционирования, изучение последних именно как социально-психологических; понимание необходимости изучения психологии людей как представителей различных социальных групп. В XX в. развитие социальной психологии на Западе шло не только ускоряющимися темпами, но и сопровождалось возникновением различных течений и школ (психоаналитического, бихевиористского, гештальтпсихологического, когнитивистского, гуманистического и интеракционистского).
   Современная отечественная и зарубежная социальная психология накопила и обобщила к сегодняшнему дню богатейший опыт прикладных исследований, обладает большим числом интересных и практически важных наработок. В книжных магазинах сегодня можно увидеть большое количество разнообразной литературы, отражающей разные ее отрасли и проблемы. Много и популярных, и научно-познавательных работ, отражающих в основном житейские знания по социальной психологии, которые, к сожалению, не всегда конкретны и во многом ограничены.
   В отличие от них встречающиеся на прилавках специализированных магазинов учебные пособия содержат достаточно хорошо изученные, проверенные и систематизированные научные представления по социальной психологии, основывающиеся на обобщении результатов конкретных исследований. Но наибольший интерес для студентов различных вузов и всех желающих должны представлять учебники по этой отрасли знаний, поскольку они наряду со всеми особенностями учебных пособий не только соответствуют всем требованиям образовательного стандарта Министерства образования и науки РФ, но и отражают в более полном виде все богатство научного содержания и правильную интерпретацию современных представлений о социально-психологических явлениях и процессах.

Раздел I
ВВЕДЕНИЕ В СОЦИАЛЬНУЮ ПСИХОЛОГИЮ

   В этом разделе:
   • Социальная психология и система социально-психологического знания
   • Объект, предмет и задачи социальной психологии
   • Внутринаучные связи социальной психологии и ее отношения с другими отраслями знаний
   • Методологические и теоретические основы социальной психологии
   • Методы и методики социальной психологии
   • Историческое развитие социально-психологических идей и исследований за рубежом
   • Становление социальной психологии в России и СССР

Глава 1
ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

   Основные понятия: социальная психология, общественная психология, социально-психологические явления, предмет социальной психологии, задачи социальной психологии, методология социальной психологии, методы и методики социально-психологического исследования
   Социальная психология – это отрасль психологической науки, изучающая закономерности возникновения и функционирования психологических явлений, существование которых обусловлено взаимодействием людей в обществе и их включенностью в различные социальные группы. Кроме того, социальная психология представляет собой учебную дисциплину, изучаемую студентами в классических педагогических и социальных университетах по специальностям «Психология», «Педагогика», «Психология и педагогика», «Социальная работа», «Социология», «Связи с общественностью», «Реклама» «Управление», «Менеджмент», а также в других вузах по циклу «Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины» федерального компонента Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.

1.1. Социальная психология как наука

   Люди живут и трудятся, вступают во взаимодействие и общение друг с другом, проявляют определенные чувства, конкретным образом относятся к себе и окружающему миру. Все это – общественная жизнь, отражающаяся в их сознании как психологическая реальность. Социальная психология как наука изучает эту реальность, выражая ее в виде системы социально-психологического знания, которая включает в себя:
   – научные представления о многочисленных и разнообразных социально-психологических явлениях и процессах, условиях, закономерностях и механизмах их возникновения и функционирования, а также отраслях социальной психологии;
   – наиболее общие взгляды на направления развития социальной психологии и использования накопленного ею опыта осмысления общественной жизни и общественных отношений, конкретных результатов ее исследований.
   Первоначально возникающими (базовыми) общественно-психологическими явлениями выступают взаимодействие, межгрупповые и межличностные отношения, общение и взаимное восприятие людей. По сравнению с ними все остальные социально-психологические явления и процессы (например, настроения и чувства людей, психологический климат в различных социальных группах и т. д.) вторичны.
   Социально-психологические закономерности – объективно существующие, устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные зависимости, определяющие характер возникновения и динамику функционирования социально-психологических явлений и процессов.
   Социально-психологические механизмы – это превращения, посредством которых проявляются закономерности их функционирования и осуществляется социально-психологическая системность. Под общими механизмами в социальной психологии обычно понимаются подражание, заражение, идентификация и проявление социальных установок. К частным, как правило, относят конформизм, эмпатию, аттракцию, атрибуцию, рефлексию и др., проявление которых характеризует лишь определенные социально-психологические явления.
   Отрасли социальной психологии ее составные части, которые изучают конкретные классы социально-психологических феноменов.
   Взгляды на направления развития социальной психологии и использования накопленного опыта зависят от множества причин, среди которых – интересы общества и отдельных групп; востребованность социально-психологических знаний и значимость последних в жизнедеятельности людей, а также возможность их использования; степень образованности и подготовленности самого общества и т. д. В целом все эти факторы реализуются через: осуществление диагностики (экспертизы) характера и содержания отношений между людьми; оказание им помощи и поддержки, их консультирование и социально-правовое воспитание; организацию социально-психологического обеспечения профессиональной и политической деятельности в обществе; подготовку социальных психологов.
   Социальная психология, как и любая другая наука, имеет свои объект, предмет и задачи, разрабатывает свои методологические и теоретические основы, понятийный аппарат, методы и методики исследования.
   Объект, предмет и задачи социальной психологии. Объектом социальной психологии являются конкретные социальные общности (группы людей) и отдельные их представители.
   Предметом выступают закономерности возникновения и функционирования социально-психологических явлений и процессов (общественно-психологических феноменов[1]), представляющих собой результат взаимодействия людей как представителей различных социальных общностей.
   Социально-психологические явления и процессы можно классифицировать по разным основаниям: по принадлежности к различным социальным общностям и субъектам, по отнесенности к различным классам психологических явлений, по устойчивости, по степени осознанности и т. д.
   Основополагающей и методологически более значимой выступает классификация социально-психологических явлений по их принадлежности к различным общностям и субъектам, поскольку именно этот критерий определяет большинство закономерностей и особенностей их возникновения и функционирования.
   Во-первых, различают социально-психологические явления, возникающие в организованных общностях людей, к которым относятся большие и малые группы.
   В больших группах – этносах (нациях), классах, религиозных конфессиях, политических и общественных организациях (партиях, общественных движениях и т. д.) – функционируют специфические социально-психологические феномены, которые получили обобщенные названия «психология нации», «классовая психология», «религиозная психология», «психология политики». Они отличаются сложным содержанием, неоднозначно трактуемым многими учеными, разнообразными формами проявления. Их изучают соответствующие отрасли социальной психологии: этническая психология, психология классов, психология религии, политическая психология[2].
   В малых группах функционируют, в основном, такие социально-психологические явления, как межличностные отношения, групповые устремления, настроения, мнения и традиции. Следует помнить, что именно в малых группах осуществляются непосредственные и тесные контакты между всеми людьми, их составляющими. В то время как в больших группах такие всесторонние контакты между всеми членами невозможны. Отрасль социальной психологии, изучающая социально-психологические явления и процессы в малых группах, носит название «психология малой группы».
   Во-вторых, кроме организованных общностей существуют еще и общности неорганизованные, под которыми принято понимать массы людей (толпу и другие их разновидности). Социально-психологические явления, которые здесь возникают, обычно называют массовидными, а поведение людей – стихийным. К ним обычно относят психологию толпы, психологию паники и страха, психологию слухов, психологию массовых коммуникаций, психологию пропаганды (воздействия), психологию рекламы, психологию public relations и др. Отрасль социальной психологии, изучающая эти феномены, называется психологией массовидных социально-психологических явлений.
   В-третьих, социальная психология изучает также и личность, поскольку она в процессе взаимодействия и общения с другими личностями представляет собой совершенно иной феномен, нежели индивид, не включенный в различные социальные группы и межличностные отношения. Более того, под влиянием этих отношений личность часто трансформируется. Все это и принимает во внимание специальная отрасль – социальная психология личности.
   По отнесенности к различным классам психологических феноменов социально-психологические явления можно разделить на рационально осмысленные (социальные взгляды, представления, мнения, убеждения, интересы и ценностные ориентации, традиции людей и их групп), эмоционально упорядоченные (социальные чувства и настроения, психологические климат и атмосфера) и массовидные (стихийные).
   Кроме того, по этому критерию социально-психологические феномены можно рассматривать как явления, как процессы и как образования. Однако эту классификацию нельзя абсолютизировать, так как психологическая наука считает возможным один и тот же феномен изучать и как явление, и как процесс, и как сложное образование. Все зависит от того, какие цели преследует конкретный исследователь.
   По устойчивости социально-психологические явления делятся на динамичные (например, различные виды общения), динамикостатичные (например, мнения и настроения) и статичные (например, обычаи, традиции) [174. – С. 19].
   И, наконец, по степени осознанности социально-психологические явления могут быть осознанными и неосознанными.
   Задачами социальной психологии выступают:
   1. Выявление или уточнение вместе с другими общественными науками: а) специфики и своеобразия феноменов, составляющих психологические сущность и содержание общественного сознания людей и психологии их больших и малых групп; б) соотношения между различными их компонентами; в) влияния последних на развитие социального бытия и социальных отношений.
   2. Всестороннее осмысление и обобщение данных: а) об источниках и условиях возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов; б) об их воздействии на поведение и поступки людей как представителей различных социальных общностей.
   3. Исследование наиболее значимых особенностей и отличий социально-психологических явлений и процессов от других психологических и социальных феноменов в различных группах.
   4. Выявление закономерностей возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов в обществе.
   5. Социально-психологический анализ взаимодействия межгрупповых и межличностных отношений, общения, восприятия и познания людьми друг друга, а также факторов, обусловливающих специфику и эффективность влияния этих базовых общественно-психологических феноменов на их совместную деятельность и поведение.
   6. Всеобъемлющее изучение социально-психологических особенностей личности и своеобразия ее социализации в различных общественных условиях.
   7. Осмысление специфики функционирования социально-психологических явлений и процессов в малой группе и их влияния на возникновение конфликтов, формирование психологического климата и атмосферы в ней.
   8. Обобщение имеющихся представлений о мотивационных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых, коммуникативно-поведенческих и других характеристиках представителей различных наций и классов.
   9. Выявление роли и значения религиозной психологии в жизни общества, ее социально-психологического содержания и форм функционирования, а также особенностей влияния на взаимодействие и общение как верующих, так и неверующих.
   10. Всестороннее изучение психологического содержания политической жизни и политической деятельности людей и их групп, своеобразия трансформации сознания общества под воздействием политических процессов, развивающихся в нем.
   11. Исследование разнообразных массовидных социально-психологических явлений и процессов, их значения в общественной жизни, а также выявление их влияния на поступки и поведение людей в обычных, экстремальных и других условиях.
   12. Социально-психологическая интерпретация сущности, содержания, форм и методов межгруппового и межличностного влияния людей друг на друга.
   13. Прогнозирование политических, национальных и других процессов в развитии государства (общества) на основе учета социально-психологических факторов и закономерностей их формирования и развития.
   Решение задач социальной психологии может достигаться различными способами. Во-первых, должна осуществляться тщательная и всесторонняя разработка теоретических и методологических основ этой отрасли знаний. Во-вторых, широкое поле для исследовательской деятельности представляет сравнительное изучение социально-психологических явлений и процессов, происходящих в нашей стране и за рубежом. В-третьих, социальная психология обязана сотрудничать с представителями других наук – социологами, политологами, педагогами, этнографами, антропологами и др.
   Внутринаучные связи социальной психологии и ее отношения с другими отраслями знаний. Задачи, решаемые социальной психологией как наукой, а также большое разнообразие и сложность социально-психологических явлений, которые она изучает, и общностей, в которых они возникают, предопределили возникновение и развитие ее конкретных отраслей.
   Этническая психология – отрасль социальной психологии, которая занимается выявлением и описанием психологических особенностей людей как представителей конкретных этнических общностей.
   Психология религии отрасль социальной психологии, изучающая психологию людей, вовлеченных в религиозные общности, а также их религиозную деятельность.
   Политическая психология – отрасль социальной психологии, исследующая различные стороны психологических явлений и процессов, относящихся к сфере политической жизни общества и политической деятельности людей.
   Психология управления – отрасль социальной психологии, уделяющая главное внимание анализу проблем, связанных с воздействием на группы людей, общество в целом или отдельные его звенья с целью их упорядочения, сохранения качественной специфики, совершенствования и развития.
   Психология межгруппового и межличностного влияния – недостаточно пока систематизированная отрасль социальной психологии, занимающаяся изучением особенностей, закономерностей, форм и методов воздействия на людей и их группы в различных условиях развития общества.
   Психология общения раскрывает не только своеобразие обмена информацией между людьми и социальными группами, но и показывает, как должны строиться, поддерживаться и развиваться взаимодействие и отношения между ними.
   Психология семьи (семейных отношений) ставит перед собой задачи всестороннего изучения специфики отношений между членами первичного звена человеческого общества.
   Психология конфликтных отношений (конфликтология) – бурно прогрессирующая отрасль социальной психологии, нацеленная на доскональное исследование психологических особенностей различных конфликтов и выявление путей эффективного их предотвращения и разрешения.
   В интересах своего продуктивного развития социальная психология должна поддерживать закономерные отношения с другими науками.
   Философия, социология, политология и другие общественные науки предоставляют социальной психологии возможность методологически точно и теоретически правильно подходить к пониманию сущности социально-психологических явлений и процессов и специфики общественного сознания, их происхождения, особенностей развития и роли в жизни и деятельности людей.
   Общая психология помогает социальной психологии точнее представить и в методологическом отношении правильнее осмыслить психологические особенности личности (индивида), выступающей субъектом общественных отношений и носителем социальной психики.
   Исторические науки показывают, как осуществляется развитие социальной психики и сознания людей на различных этапах становления общества и отношений между людьми.
   Политические науки открывают социальной психологии правильное понимание того, какие политические явления (процессы) и как влияют на общественное сознание людей, как изменяется социальная психика людей в условиях политической деятельности или под ее влиянием.
   Экономические науки раскрывают социальным психологам сущность и своеобразие функционирования экономических процессов в обществе, показывают, как те влияют на общественные отношения и на проявление в них социальной психики и общественного сознания людей.
   Культурология и этнология, исследуя особенности культурного (этнического) развития различных этнических общностей, дают возможность адекватно и правильно интерпретировать влияние культуры и национальной принадлежности на специфику проявления социально-психологических феноменов.
   Педагогические науки предоставляют социальной психологии информацию об основных направлениях обучения и воспитания людей, позволяющую вырабатывать рекомендации по социально-психологическому обеспечению этих процессов.
   Однако отмечается и обратное влияние. Так, социальная психология, рассматривая условия и специфику формирования, развития и функционирования общественной психики и сознания людей, делает возможной более правильную интерпретацию законов отражения общественным сознанием людей объективной действительности, экономических и социальных отношений, чем занимаются естественные и общественные науки.
   Исследуя закономерности формирования и развития социально-психологических явлений и процессов в своеобразных общественно-исторических условиях, социальная психология оказывает определенную помощь и историческим, и экономическим, и политическим отраслям знания. Особенно она важна для педагогических наук, поскольку понимание закономерностей функционирования социально-психологических особенностей людей служит теоретическим основанием для выработки наиболее эффективных методов их обучения и воспитания.

1.2. Методологические и теоретические основы социальной психологии

   Каждая наука, для того чтобы продуктивно развиваться, должна опираться на определенные исходные положения, дающие правильные представления о феноменах, которые она изучает. В роли таких положений выступают методология и теория. Методология – это учение об идейных позициях науки, логике и методах ее исследования. Теория – это совокупность систематизированных взглядов, представляющих собой результат познания и осмысления практики жизни, которые дают науке целостные и конкретные представления об изучаемых явлениях и процессах.
   Обычно различают три уровня методологии любой науки. Общая методология обеспечивает правильные и точные представления о наиболее общих законах развития объективного мира, его своеобразии и составляющих компонентах, а также месте и роли тех явлений, которые изучает данная наука. Специальная методология, или методология конкретной науки, позволяет последней формулировать свои собственные (внутринаучные) законы и закономерности, относящиеся к специфике формирования, развития и функционирования феноменов, которые она исследует. Наконец, частная методология
   – это совокупность методов, способов, приемов, методик и технологий (техник) исследования конкретной наукой различных явлений, которые составляют предмет и объект ее анализа.
   Под методом обычно понимается основной путь познания и интерпретации того или иного явления, а под методикой – совокупность способов и приемов, с помощью которых осуществляется его исследование. Технологии (техники) исследования включают в себя совокупность специальных процедур и операций (в том числе измерение качественных и количественных характеристик явлений и процессов, их математический и статистический анализ, контроль надежности получаемой информации и т. д.), позволяющих правильно и всесторонне изучить конкретный феномен.
   Общая характеристика методологии и теории социальной психологии. Общая методология отечественной социальной психологии в обобщенном виде строится на понимании того, что:
   • окружающий людей мир материален (состоит из материи);
   • материя первична, а сознание и психика человека (групп людей) вторичны;
   • материя находится в непрерывном движении и развитии;
   • взаимодействие различных видов материи является объективной и универсальной формой их существования и структурной организации;
   • взаимодействие как естественный процесс сопровождается передачей материи, движения и информации; оно осуществляется с конкретной скоростью, в определенных пространстве и времени;
   • в результате взаимодействия людей рождается и все «социальное», то есть общественные отношения, которые определяют качественные особенности всех общественно-психологических явлений и социальной активности людей;
   • в истории человечества взаимодействие было изначальной формой зарождения и последующего развития всего существования людей как высокоорганизованных живых существ с разветвленной системой различных форм связей между ними и окружающей действительностью;
   • только в ходе филогенетической эволюции самого человека взаимодействие его с другими индивидами превратилось в полноценную, разноуровневую и многофункциональную совместную деятельность людей;
   • в ходе взаимодействия людей реализуется их непосредственное влияние друг на друга.
   В свою очередь, специальная методология отечественной социальной психологии в результате длительного развития пришла к выводам о том, что:
   в ходе взаимодействия, в процессе производства материальных благ между людьми возникают общественные отношения;
   характер и содержание многочисленных общественных отношений во многом обусловлены спецификой и обстоятельствами самого взаимодействия, целями, преследуемыми конкретными людьми в его процессе, а также местом и ролью, которые они занимают в обществе;
   все виды общественных отношений пронизывают, в свою очередь, психологические отношения людей, то есть субъективные связи, возникающие в результате их фактического взаимодействия и сопровождаемые уже различными эмоциональными и другими переживаниями (симпатиями и антипатиями) участвующих в них индивидов;
   как результат материальной и духовной жизни индивидов, их исторического развития формируется общественное сознание людей, представляющее отражение их социального бытия, общественных и психологических отношений;
   общественное сознание, общественные и психологические отношения людей поддаются всестороннему изучению и осмыслению с помощью специальных методов и методик исследования, разработанных социально-психологической наукой.
   Частная методология социальной психологии нацелена на всестороннее исследование изучаемых явлений и процессов, обычно использует следующие основные методы: наблюдение, эксперимент, метод анализа документов, обобщение независимых характеристик, анализ результатов деятельности, опросы, тестирование, социометрию.
   Наблюдение – наиболее распространенный метод, с помощью которого изучают социально-психологические явления и процессы в различных условиях без вмешательства в их течение. Наблюдение бывает житейским и научным, включенным и невключенным.
   Житейское наблюдение ограничивается регистрацией фактов, носит случайный, неорганизованный характер. Научное наблюдение является организованным, предполагает четкий план, фиксацию результатов в специальном дневнике. Включенное наблюдение предусматривает участие исследователя в деятельности, которую он изучает; в невключенном – этого не требуется.
   Эксперимент – метод, предполагающий активное вмешательство исследователя в деятельность испытуемых с целью создания наилучших условий для изучения конкретных социально-психологических явлений и процессов.
   Эксперимент может быть лабораторным, когда он протекает в специально организованных условиях, а действия испытуемых определяются инструкцией; естественным, когда изучение осуществляется в естественных условиях; констатирующим – когда изучаются лишь необходимые социально-психологические явления; формирующим – в процессе которого развиваются определенные качества испытуемых и их групп.
   Метод анализа документов обычно представляет собой процесс осмысления информации о конкретных социально-психологических явлениях и процессах, которая содержится в различного рода источниках (документах, научных исследованиях, архивных материалах, научной, художественной и публицистической литературе). Наиболее продуктивным он становится тогда, когда опирается на методику контент-анализа.
   Метод обобщения независимых характеристик предполагает выявление и анализ мнений о тех или иных социально-психологических явлениях и процессах, полученных от различных людей или из различных источников.
   Анализ результатов деятельности – метод опосредованного изучения социально-психологических явлений по практическим результатам и предметам совместной деятельности людей, в которых воплощаются их творческие силы и способности.
   Опрос – метод, предполагающий ответы испытуемых на конкретные вопросы исследователя.
   Он бывает письменным (анкетирование), когда вопросы задаются на бумаге; устным, когда вопросы ставятся устно; и в форме интервью, во время которого устанавливается личный контакт с испытуемыми.
   Анкетирование делится на прессовое, когда вопросник публикуется в каком-либо периодическом издании, а читателям этого издания предлагается ответить на предлагаемые вопросы и прислать ответы в редакцию данного издания; почтовое, при котором анкеты рассылаются по почте согласно адресам подписчиков или адресной книге ДЭЗ; и раздаточное, предполагающее личную раздачу и сбор исследователем вопросов. Первый вид анкетирования – наиболее дешевый, но и менее эффективный (3–5 %). Второй предполагает уже 10–25 % возврата анкет. А третий является наиболее предпочтительным, поскольку возврат анкет в этом случае приближается к 100 %.
   Тестированиеметод, во время применения которого испытуемые выполняют определенные действия по заданию исследователя.
   Социометрия – метод социальной психологии, использующийся для диагностики взаимных симпатий и антипатий, статус но-ролевых отношений между членами группы и позволяющий выявлять: социально-психологическую структуру взаимоотношений в малых группах; конкретные позиции ее членов в структуре этих взаимоотношений; формальных и неформальных лидеров и «отвергнутых» членов группы; наличие микрогрупп и связи между ними.
   Социометрия предполагает проведение опроса всех членов группы с последующей математической и статистической обработкой его результатов и построением социограммы (схемы взаимоотношений в группе).
   Кроме основных социальная психология использует также дополнительные методы, к которым обычно относятся приемы и способы обработки и анализа результатов ее исследования (факторный и корреляционный анализ, различные методы моделирования, приемы и техники компьютерной обработки данных и др.).
   Наконец, в социальной психологии применяются и аппаратурные методы (методики) исследований, предполагающие эффективное использование технических устройств – аппаратов, с помощью которых: а) создается определенная значимая ситуация, позволяющая выявить ту или иную характеристику исследуемого явления; б) снимаются показания о проявлении изучаемых характеристик; в) фиксируются и частично подсчитываются результаты исследования.
   В современной социально-психологической диагностике разработано множество различных модификаций гомеостатических аппаратурных методик. Например, «Арка», «Эстакада», «Лабиринт», «Групповой ритмограф, групповой волюнтограф», «Сенсорный интегратор» и др. Все они предполагают решение групповой задачи лишь при условии взаимодействия, согласования действий между членами группы, приспособления их друг к другу. Существуют также аппаратурные методики для замера реакции аудитории средств массовой информации на те или иные программы («Анализаторы программ») или для подсчета ответов в ходе автоматизированного анкетного опроса («Полуавтоматическая анкета»). Использование данных методик совместно с компьютерной техникой значительно повышает их эффективность [198. – С. 104].
   Изучение социально-психологических явлений всегда осуществляется на основе специально разработанных программ исследования конкретных феноменов. Обычно она включает в себя следующие разделы, в которых:
   1) формулируется главное направление исследования, определяются объект и предмет, указываются цели и задачи (особое внимание при этом уделяется эмпирическому определению основных понятий, используемых в исследовании, и выдвижению гипотез, разработке плана-графика исследования);
   2) осуществляется выбор необходимых методов и методик изучения выбранного для анализа исследования; здесь же может иметь место и первичная апробация этих методик на небольшой пробной выборке (что касается самостоятельно разработанных методик, то они, как правило, нуждаются в специальной предварительной апробации);
   3) осуществляется сбор фактических данных, от которого зависят качество и надежность полученных выводов;
   4) производится качественная и количественная обработка данных, осуществляется их интерпретация, имеет место формулирование выводов, практических рекомендаций, строится прогноз развития социально-психологических явлений на будущее.
   В любом случае на заключительном этапе психолог, руководствуясь своей программой, доказывает или опровергает выдвинутые перед исследованием гипотезы, переходит к научным обобщениям, абстрагируясь от частностей, деталей, единичных фактов и наблюдений.
   Особенности организационной стороны социально-психологического исследования (его программы), предшествующего установлению социально-психологического диагноза, зависят в значительной степени от уровня изучаемых явлений (макро, среднего, микро и личностного), от сферы, в которой наблюдается данное явление (социально-бытовая, политическая, производственно-экономическая и т. д.), а также от условий, в которых функционирует явление и находится объект изучения (нормальные, осложненные или экстремальные).
   Часто может иметь место и дополнительный этап, в ходе которого осуществляются уточнение проблемы, корректировка или смена методов или методик при неудовлетворительных результатах.
   В целом наличие программы изучения сложных социально-психологических явлений позволяет достаточно обоснованно судить о компетентности ее осуществления, дает возможность повторить ее согласно изложенному алгоритму и проверить полученные результаты.
   Методики изучения конкретных социально-психологических явлений. Многообразие и сложность социально-психологических феноменов обусловливают и наличие большого количества методик их изучения. Вместе с тем их можно классифицировать в зависимости от конкретных классов социально-психологических феноменов, которые с их помощью исследуются.
   Во-первых, различают методики изучения социальных отношений и взаимоотношений. К ним можно отнести:
   • социометрию (методика нацелена на выявление статусно-ролевых отношений в малой группе);
   • методику парных сравнений шкалы социальной дистанции Э. Богардуса;
   • опросник межличностных отношений В. Шутца – А. А. Рукавишникова (методика построена на основе теории межличностных отношений, в которой делается попытка объяснить межличностное поведение индивида на основе трех потребностей: включения, контроля и аффекта);
   • методику диагностики межличностных отношений Т. Лири (методика основана на изучении специфики доминирования – подчинения, дружелюбия – враждебности и других восьми более частных отношений);
   • цветовой тест отношений (он предназначается для изучения эмоционально сознательных и бессознательных компонентов взаимоотношений людей);
   • фотодиагностику взаимоотношений;
   • личностный ориентационный опросник В. Смекала – М. Кучера (используется для выявления личностной, коллективисткой и деловой направленности людей);
   • методику изучения нормативных предпочтений в группе О. И. Комиссаровой, ориентированную на выявление коммуникативных и деловых отношений;
   • методику восприятия индивидом группы Е. В. Залюбовской, позволяющую определить: а) восприятие группы как помехи; б) восприятие группы как средства достижения тех или иных целей; в) восприятие группы как самостоятельной ценности;
   • методику изучения взаимоотношений в группе (построена на использовании 4-факторной шкалированной анкеты, предполагающей оценку четырех видов взаимоотношений: социальной дистанции, дружбы, альтруизма и ответственности);
   • методику изучения психологического климата в группе (основана на применении биполярной шкалы взаимоотношений Ф. Фидлера – Ю. Ханина);
   • методику количественной оценки групповой эмпатии (построена на выявлении уровня переживаний членов группы в форме сопереживания, сочувствия, сострадания, сорадости, совосхищения);
   • методику изучения сплоченности группы которая нацелена на выявление и оценку: а) опосредованности групповой сплоченности целями и задачами совместной деятельности; б) ценностно-ориентационного единства группы;
   • аппаратурные методики диагностики межличностных отношений.
   Во-вторых, различают методики изучения различных видов общения:
   • методику измерения общей общительности людей И. В. Липсица (предполагает изучение общительности с помощью специальных тестов «Общительный ли Вы человек?»);
   • методику измерения потребности в общении Ю. Орлова – В. Шкурина, дающую возможность шкалировать потребность людей в общении;
   • тесты М. Снайдера (данные методики позволяют оценить, в какой степени человек контролирует себя в общении с другими людьми);
   • методику «Q-сортировка» Х. Зелена – Д. Штока (позволяет определить место основных тенденций общения человека в реальной группе: общительность, необщительность, зависимость, независимость, принятие «борьбы» и «избегание борьбы»);
   • методику изучения невербальных средств общения людей, строящуюся на использовании специальных тестов на измерение характерных средств невербального общения;
   • методики «кадр за кадром», структурно-лингвистические, описания-рисунки (позволяют превращать целостное, объемное, подвижное, разворачивающееся во времени невербальное общение в плоское, фрагментарное, застывшее явление, поддающееся доскональному изучению);
   • методику изучения уровня эффективности педагогического общения;
   • аппаратурные методики изучения компетентности в деловом общении и делового обаяния людей.
   Социально-психологическая диагностика, по сути дела, является фундаментом социальной психологии. Без нее немыслимо построение социально-психологической теории и методологии, невозможно осуществить как эффективное консультирование заказчика (клиента), так и эффективно воздействовать на изучаемый объект с помощью психотехнологий.
   В-третьих, различают методики диагностики социальных конфликтов, включающие:
   • методику изучения конфликтного взаимодействия К. Томаса;
   • методику выявления внутриличностного конфликта Г. Келлера, позволяющую определить наличие конфликта в трех сферах: семейной, партнерской и производственной деятельности;
   • методики определения внутриличностной конфликтности, основанные на изучении ценностных ориентаций по шкале М. Рокича и шкале депрессии;
   • опросник определения индивидуального уровня агрессивности личности А. Баса – А. Дарки, позволяющий выявить различные формы агрессивных и враждебных реакций: физической, косвенной, вербальной агрессии, раздражительности, негативизма, обиды, зависти, подозрительности;
   • методики изучения поведения личности в конфликте (основаны на методике исследования фрустрационных реакций С. Розенцвейга);
   • опросник оценки способов реагирования на конфликтные ситуации К. Томаса;
   • опросник Б. Кросби – Д. Шерера, позволяющий определить индекс психологического климата в организации;
   • методику «включенного конфликта» Ю. Баскиной, позволяющую выявить отношение к ребенку родителей из гармоничных и конфликтных семей;
   • модульную методику межличностных конфликтов, включающую базовые и дополнительные шкалы для измерения межличностных конфликтов;
   • ситуационные методы исследования конфликтов;
   • качественные методы изучения межгрупповых конфликтов;
   • аппаратурные методики моделирования конфликтов (М. Новикова и др.) [14. – С. 125–191].
   В-четвертых, выделяют методики изучения национально-психологических особенностей людей, в которые обычно включают:
   • этнопсихологический опросник Л. Дробижевой и Г. Старовойтовой, позволяющий выявить интересы, психологические предпочтения, обряды и обычаи представителей различных народов;
   • методику выявления актуального этнопсихологического статуса личности А. Асмолова и Е. Шлягиной, которая дает возможность зафиксировать степень выраженности и знака этнической идентичности личности, направленности и содержания ее авто– и гетеростереотипов;
   • региональную картотеку человеческих отношений (HRAF), представляющую систему обобщения и хранения этнопсихологических данных;
   • методику множественной идентификации В. Петренко, предназначенную для изучения этноспецифических приоритетов представителей конкретных национальных общностей;
   • методики изучения этнических стереотипов;
   • методику шкалирования этноцентризма Д. Левинсона, ориентированную на выявление своеобразия отношения к своей этнической общности;
   • шкалу социальной дистанции Э. Богардуса, выявляющую приоритет социальных отношений у представителей этнических общностей;
   • методику «подбора черт» и «свободного описания» А. Катца и У. Брэйли, с помощью которой выявляются типичные характеристики национальной психологии;
   • методику исследования направленности интересов, ценностных ориентаций и социальных установок В. Водзинской, ориентированную на изучение энтоспецифических предпочтений;
   • этноадаптированный опросник самоотношения личности В. Столина (позволяет охарактеризовать самоотношение представителя конкретной этнической общности как чувство в адрес собственного «я»);
   • этноадаптированную методику измерения локуса контроля Е. Бажина – Е. Голынкиной, которая дает возможность оценить чувство ответности, готовности к активности и переживания «я» представителя конкретной этнической общности;
   • опросник для измерения мотивации одобрения Д. Марлоу, ориентированный на выявление особенностей национального поведения людей;
   • адаптированный опросник для оценки мотивации к достижению цели К. Томаса, позволяющий изучить своеобразие разнообразных социально– и индивидуально-психологических качеств представителей различных этнических общностей;
   • методику выявления импульсивности – целеустремленности В. Лысенкова, с помощью которой может быть осуществлена оценка существенных для каждой нации диспозиций личности;
   • методики выявления национально-психологических особенностей людей с использованием семантического дифференциала;
   • опросный лист для руководителей многонационального коллектива В. Крысько, дающий возможность оценить знания, умения и навыки управления межнациональными отношениями [109. – С. 281].
   В-пятых, различают методики изучения семейных отношений, которые включают:
   • методику PARI Е. Шефера и Р. Делли (предназначена для изучения отношений родителей, прежде всего – матерей, к разным сторонам семейной жизни и выполнению своей семейной роли);
   • методику «Типовое семейное состояние» (выявляет три типа семейных отношений: неустойчивый, конструктивный и деструктивный);
   • опросник «Конструктивно-деструктивная семья» (ориентирован на изучение особенностей данного типа семьи);
   • методику «Нормативное сопротивление» (позволяет диагностировать состояния противодействия членов семьи друг другу);
   • тест «Кинетический рисунок семьи» Р. Бернса и С. Кауфмана (предназначен для диагностики внутрисемейных отношений с точки зрения ребенка);
   • тест-опросник удовлетворенности браком В. Столина, Т. Романовой, Г. Бутенко (предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности – неудовлетворенности браком, а также степени согласования – рассогласования браком у той или иной социальной группы);
   • методику изучения супружеских отношений в смешанных браках В. Левкович (предназначена для выявления специфики отношений между разноэтническими супругами [300]).
   В-шестых, существуют методики социально-психологической диагностики личности, к которым обычно относят:
   • методику выявления «осознанности жизненных целей» личности (позволяет оценить глубину и осознанность жизненных целей человека);
   • методику определения деловых и коммуникативных предпочтений личности (исследует качества человека по 3 шкалам: коммуникативных и деловых предпочтений и шкале неискренности);
   • методику диагностирования эмоциональной направленности личности Б. Додонова (позволяет изучить 10 видов ее потребностей);
   • методики исследования мотивации достижения и аффилиации А. Мехрабиана и М. Магомед-Эминова (применяются для диагностики мотивов стремления к успеху и мотивов избегания неудачи);
   • методики «Карта интересов» и «Дифференциальнодиагностический опросник» Е. Климова (используются для исследования интересов и профессиональной ориентации личности);
   • методику изучения личностного дифференциала (позволяет выявить определенные характеристики личности, относящиеся к ее самосознанию и межличностным отношениям);
   • методику косвенного измерения системы самооценок (предназначена для вскрытия не вполне вербализированных или неосознаваемых особенностей самооценки);
   • методики «Кос» (используются для выявления коммуникативных и организаторских способностей личности через различные ситуации поведения);
   • методики диагностики психологической наблюдательности личности («Поведенческий портрет», «Список личностных черт» А. Эткинда, «Рисунок эмоций» В. Лабунской);
   • шкалу одиночества Д. Рассела, Л. Пепло и М. Фергюсона (выявляет одиночество как следствие тревожности, социальной изоляции, депрессии, скуки);
   • тест М. Люшера (позволяет понять направленность личности в ту или иную деятельность, ее функциональные состояния и настроения, а также наиболее устойчивые черты личности);
   • опросник САН (предназначен для оперативной оценки самочувствия, активности и настроения людей) [198. – С. 141–160].
   В-седьмых, различают методики изучения массовидных и других социально-психологических явлений, в состав которых обычно включают:
   • методики изучения социальной удовлетворенности людей (основываются на учете престижа их профессий, уровня образования и дохода);
   • методики диагностики качества и образа жизни в обществе (основаны на анализе показателей культуры образа жизни, социального благополучия);
   • методики оценки репутации (основаны на существующем в каждом обществе своеобразном разделении множества профессий, статусов, позиций и оценки их с точки зрения значимости, престижа);
   • «самооценочный» метод классовой идентификации (ориентирован на выявление реального или мнимого имущественного и социально-психологического самочувствия представителей различных конфессиональных групп);
   • семи– и девятиклассные шкалы оценки социальной стратификации (основаны на применении кластерного анализа для выявления уровня дохода, тесноты связей этого показателя с перечнем профессий и уровнем образования, статусом и т. п.);
   • методики изучения общественных мнения и настроений (строятся на выявлении отношения различных слоев общества к событиям, фактам, представляющим социальный интерес, наиболее значимым для людей, для удовлетворения их потребностей в самосохранении, потреблении, общении, самовыражении и т. д.);
   • методики изучения политического лидерства (соединение различных технологий анализа отношения общества к конкретным политическим лидерам и использование специальных тестов для выявления наиболее предпочтительных для общества их психологических характеристик);
   • методики «Профиль организационных характеристик» Р. Лайкерта и «Шкала организационных парадигм» Л. Константина (предназначены для выявления лидерства, группового взаимодействия и сотрудничества, мотивации, коммуникации, процесса принятия решений в ходе управления);
   • методики изучения социально-психологического климата (позволяют выявить эмоциональный, поведенческий и когнитивный компонент отношений в обществе) [173; 311].

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Раскройте сущность предмета и задачи социальной психологии.
   2. Назовите базовый критерий для классификации социально-психологических явлений.
   3. Перечислите и опишите функции, которые выполняет социальная психология как наука.
   4. Дайте характеристику общей, специальной и частной методологиям социальной психологии.
   5. Перечислите методы и методики социально-психологических исследований.

   Стратегия самостоятельного изучения и закрепления материала:
   1. Освойте методы изучения социально-психологических явлений.
   2. Подумайте, какими способами может достигаться решение задач социальной психологии.
   3. Дайте сравнительно-сопоставительную характеристику основных методов социальной психологии в нашей стране и за рубежом.
   4. Охарактеризуйте направления вашего личностного совершенствования в изучении методов и методик социально-психологических исследований.
   5. Создайте технологию изучения какой-то конкретной группы социально-психологических явлений.

Глава 2
ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ И ИССЛЕДОВАНИЙ

   Основные понятия: этапы развития социальной психологии на Западе и в России, зарождение социальной психологии в недрах других наук, выделение социальной психологии в самостоятельную науку, школы социальной психологии в России и за рубежом, особенности развития социальной психологии в XX веке
   Социальная психология прошла длительный путь в своем становлении и развитии. Ее история может быть интересна как ученым, продолжающим с ее помощью исследовать закономерности общественного бытия, так и простым людям, стремящимся расширить свой кругозор и узнать то новое, чему можно найти применение в их практической жизни.

2.1. Развитие социальной психологии за рубежом

   Историческое развитие социально-психологических идей происходило в течение длительного времени. На первом этапе (VI в. до н. э. – середина XV в.) в силу особого внимания людей к феноменам массового заражения и подражания обычаям, традициям и обрядам разных народов накапливались и осмысливались первичные представления о происхождении и сущности социально-психологических особенностей человека, его месте и роли в системе общественных отношений, психологических особенностях социального поведения людей. На втором этапе развития социально-психологических идей (середина XV – середина XIX вв.) с появлением устойчивого интереса к сложным общественным явлениям и процессам уже тщательно исследовалось влияние психологии на взаимодействие и общение людей как представителей различных социальных групп и общностей. Третий этап в истории социальной психологии (середина XIX – начало XX вв.), совпавший с бурным развитием многих наук, в том числе и общественных, привел к ее выделению в самостоятельную отрасль знаний и ознаменовал появление первых социально-психологических теорий, начальных представлений о предмете этой науки. На четвертом этапе (I половина XX века) развития социальной психологии, сопровождавшемся становлением ее школ и отраслей (этнопсихологии, политической психологии и др.), она постепенно превращалась в сугубо экспериментальную науку. На пятом этапе (II половина XX века) социальная психология все больше и больше становилась одной из самых востребованных общественных наук. XXI век с его ориентацией на глобализацию, кардинально новыми, сложнейшими проблемами в общественной жизни и деятельности многочисленных социальных общностей, населяющих нашу планету, положил начало шестому этапу в развитии социальной психологии. Благодаря своей направленности на предотвращение и разрешение межличностных и межгрупповых (межрегиональных) конфликтов, учету и правильному использованию в интересах общего дела социально-конфессиональных и национально-этнических психологических особенностей представителей многих народов социальная психология в этих условиях будет играть особую роль, а ее исследования и достижения принесут несомненную пользу.
   Развитие социальной психологии в VI в. до н. э. – середине XIX в. В нашей стране и за рубежом родоначальниками социально-психологических идей считают древнегреческих философов[3], что не вполне соответствует истине, поскольку при этом забывают о школе древнекитайских ученых, которая возникла раньше – VI–V вв. до н. э. Ее представители делали выводы, поражавшие своей глубиной и содержательностью. Так, по мнению Сунь цзы (конец VI – начало V вв. до н. э.), самой главной социальной ценностью людей должна быть четкая направленность их общественной жизни (пути). «Путь, – писал он, – это когда достигают того, что мысли народа становятся одинаковыми с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений» [248. – С. 26]. Согласно точке зрения другого древнекитайского мыслителя Уцзы (IV в. до н. э.), особые требования должны предъявляться и к правителю. «Если государь, знающий Путь, хочет поднять свой народ, он прежде всего устанавливает согласие и только потом предпринимает большое дело, – подчеркивал он. – Правя государством, надлежит учить общественным нормам, воодушевлять сознанием долга, внушать чувство чести» [266. – С. 318]. «Государь – это ум, беспристрастность, гуманность, мужество, строгость», – дополнял Уцзы [266. – С. 26]. Древнекитайские философы оставили после себя очень много замечаний относительно того, как правильно оценивать настроения людских масс, что надо делать для эффективного управления ими, как строить и регулировать взаимоотношения в обществе и т. д.
   Впоследствии древнегреческие ученые Платон (427–347 гг. до н. э.)[4], Аристотель (284–322 гг. до н. э.) и др. более подробно описали некоторые социально-психологические характеристики личности, установили определенные психологические закономерности социального поведения людей, выявили мотивы их поведения и объединения в группы и т. д.
   Так, Платон пытался решить проблему продуктивного устройства общества, которое, по его мнению, может соответствовать совершенной структуре души человека. Подобно тому, как последняя состоит из трех частей – направляющей (разумной), страстной (аффективной) и отвечающей за вожделения (плотские желания и влечения), правильно организованное человеческое общество также должно иметь сходное строение. Рациональную составляющую должна составлять каста жрецов-философов, страстную – воинов-охранников, а третью – крестьян и ремесленников. Аристотелем, в свою очередь, рассматривались вопросы, касающиеся сущности человеческой природы, убеждений, социальных знаний и феноменов социального поведения.
   Таким образом, в древности китайские и греческие ученые своими исследованиями положили начало зарождению социально-психологической мысли. А уже в средние века представители европейской науки стали уделять особое внимание изучению социально-психологических закономерностей развития общества и отношений в нем между представителями различных социальных групп.
   Итальянский общественный деятель, философ и историк Никколо Макиавелли (1469–1527 гг.) в двух основных произведениях «Размышления о первой декаде Тита Ливия» (1520) и «Государь» (1532) уже более четко очертил концепцию анализа форм управления людьми. В «Государе» основное внимание уделяется анализу процесса завоевания и удержания власти в различных государствах. В нем мы находим множество социально-психологических зарисовок и обобщений.
   По сути дела, это психологическое описание анатомии и патологии общественной жизни с ее характерными социальными взаимоотношениями и традициями. Произведения Макиавелли, как считают за рубежом, – это первая дошедшая до нас попытка социально-психологического анализа политической жизни и своеобразия политического развития ряда государств, который в окончательном итоге позволил выявить определенные закономерности. Он делится собственными наблюдениями о политиках, изображая их такими, какими они были на самом деле, а не такими, какими хотели бы себя видеть, что свидетельствует о хорошем знании социальной психологии людей, в частности, их национальных и политико-психологических особенностей.
   Макиавелли полагал, что когда-то воспетые его предшественниками возвышенные чувства – любовь, дружба, преданность, благородство, благодарность – могут продаваться и покупаться, как любые другие вещи. Человек, особенно правитель, должен отдавать себе отчет в этом, а также помнить, что люди ценят имущество, деньги, богатство и уважают прежде всего силу, которая внушает им страх. Он советует правителям не бояться прослыть скупыми, ибо когда люди увидят, что благодаря бережливости в государстве на все хватает доходов, они сочтут своих правителей щедрыми. «Если государь, – писал Макиавелли, – желает удержать в повиновении подданных, он не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит большее милосердие, чем те, кто при избытке его потворствует беспорядку, ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица» [140. – С. 24, 26].
   Приблизительно такой точки зрения на природу социально-психологических качеств людей придерживался и английский философ Т. Гоббс (1588–1679 гг.), полагавший, что люди в силу своей натуры проявляют, главным образом, враждебность по отношению друг к другу и «борьба всех против всех» является естественной для жизни в обществе. Однако идеи Гоббса подверглись с течением времени дальнейшей переработке.
   Так, положение о том, что человек старается находить удовольствия и избегать страданий стал развивать английский ученый И. Бентам (1748–1832 гг.). Главным принципом поведения он считал оценку всех явлений с учетом их полезности как для отдельного индивида, так и для большого числа людей. Удовлетворение частных интересов рассматривалось как средство достижения «наибольшего счастья» для людей. Таким образом, общественные интересы понимались как совокупность интересов индивидуальных [174. – С. 23–24].
   Французский просветитель Ш. Монтескье (1689–1755 гг.), рассматривая социальную и политическую реальность как нечто целое, ввел в научный оборот понятия «социальная система» и «социальная структура», сопроводив их конкретными социально-психологическими характеристиками. Кроме того, он впервые обосновал необходимость отказа от априорного мышления в пользу наблюдения за значимыми явлениями и фактами социальной действительности. Монтескье подчеркнул, что исследователь, занимающийся изучением социальной реальности, должен констатировать факты, а не делать социально-психологические оценки. «Надо говорить о том, что есть, а не о том, что должно быть», – считал он [151. – С. 154].
   Бурное развитие философии, возникновение на ее основе социологии, становление психологии как самостоятельной науки в целом привели в начале XIX в. к необходимости изучения массовидных социально-психологических явлений, общества в целом.
   Французский социальный историк А. Токвиль (1805–1859 гг.) в своей работе «Демократия в Америке» дал, в частности, довольно полный анализ американского общества и происходивших в нем социально-психологических процессов, а также факторов, приведших к упадку власти аристократии и роли экономического развития в социальной централизации американского общества.
   Анри Сен-Симон (1760–1825 гг.) разработал, в свою очередь, «социальную физиологию». Ш. Фурье (1772–1837 гг.) и П. Ж. Прудон (1809–1865 гг.) рекомендовали вскрывать все новые противоречия, лежащие в основе социальной гармонии, «принципов притяжения» людей в обществе.
   К. Маркс (1818–1883 гг.), соединив диалектическую немецкую философию истории Ф. Гегеля, английскую политическую экономию
   А. Смита и французский утопический социализм Сен-Симона и Фурье, написал «Капитал», в котором предложил научное объяснение социальной действительности и различных феноменов, ее составляющих.
   Ф. Энгельс (1820–1895 гг.), совместно с К. Марксом написавший «Святое семейство», «Немецкую идеологию» и другие работы, показал на практике, как необходимо делать закономерные выводы в области социальной и политической психологии.
   В этот период исследовать многие социально-психологические проблемы начало языкознание: языковое общение и взаимодействие народов, связь языка с различными компонентами национальной психологии. Другие науки: антропология, этнография и археология – также обратились к изучению социально-психологических феноменов. Английский антрополог Э. Тейлор завершил работы о первобытной культуре. Американский этнограф и археолог Л. Морган исследовал социальную жизнь и быт индейцев. Французский социолог Л. Леви-Брюль изучил особенности мышления первобытного человека.
   Во всех этих исследованиях требовались уже собственно психологические знания, а также соответствующая им интерпретация фактов. Только психологи могли это сделать. Вот почему наступило время (середина XIX в.) выделения социальной психологии в самостоятельную отрасль знаний. Однако для этого должны были быть созданы определенные методологические предпосылки, которыми и стали три социально-психологические теории.
   Основателями первой теории – психологии народов – стали М. Лацарус (1824–1903 гг.), X. Штейнталь (1823–1899 гг.) и В. Вундт (1832–1920 гг.).
   В 1869 г. М. Лацарус вместе с немецким философом и языковедом X. Штейнталем основал журнал «Психология народов и языкознание». В программной статье первого номера «Вводные рассуждения о психологии народов» ими была предложена идея о том, что представители конкретных этнических общностей являются носителями «духа целого» – психологии своего народа. Последний выступает движущей силой исторического развития, а результаты его жизни и деятельности находят выражение в языке, мифах, обычаях, нравах, религии и искусстве.
   Немного позже немецкий психолог В. Вундт, обобщив существовавшие на тот период взгляды на предмет психологии как науки о душе, сначала сформулировал и развил положение о существовании не только индивидуального, но и общественного сознания, то есть психологии больших социальных общностей. По его мнению, психологическая наука, помимо экспериментального изучения внутренних состояний отдельного человека, должна разрабатывать законы социальной психологии, под которой он подразумевал «психологию народов». Вундт также предложил и программу эмпирических исследований общественной психологии людей [56. – С. 25–26].
   Вторая теория получила название психологии масс. Ее основателями были Г. Тард (1843–1904 гг.), С. Сигеле (1868–1913 гг.) и Г. Лебон (1841–1931 гг.).
   Г. Тард делил общество на элиту и массы. Элиту, по его мнению, отличает склонность к творчеству и неспособность к подражанию. Массы, наоборот, способны лишь к подражанию и не склонны к творчеству. Поэтому массы, словно дети отцу, подражают и подчиняются элите, вождям. Общество своим развитием и прогрессом обязано именно вождям. Они, то есть выдающиеся личности, порождают прогрессивные идеи, совершают открытия, внедряют новые идеи в массы. Развиваясь сами, они подтягивают до своего уровня остальную часть общества, которая им безоговорочно подражает и, следовательно, подчиняется [231. – С. 34].
   С. Сигеле в работе «Преступная толпа» (1895) обратил внимание исследователей на утрату людьми в массе чувства личной ответственности и способности к рациональному поведению, что в определенных условиях приводит к превращению ее в криминальное сообщество [233. – С. 31–45].
   Г. Лебон в своих главных произведениях «Психология народов и масс» (1896), «Психология социализма» (1908), «Психология революции» (1895) сформулировал положения, которые служили в то время основой для осмысления поведения людей в социальных общностях [333. – P. 438].
   Лебон исходил из того, что общественная психика проявляется двояко. Она имеет верхний уровень, представленный сознанием, разумом, интеллектом, под влиянием которых люди действуют в обыденной, повседневной жизни, и нижний – включающий инстинкты, страсти, чувства, верования, обычаи и т. д., которые находят выражение в религии, политике, морали, симпатиях и антипатиях, привязанностях людей. Нижний, бессознательный, уровень психики формируется на протяжении многих и многих поколений, так что корни его уходят в историческое прошлое человечества. Он абсолютно одинаков у всех людей, принадлежащих к одной культуре.
   Позднее эту идею позаимствовал Карл Густав Юнг, назвавший этот уровень «коллективным бессознательным»[5]. Лебон читал его «коллективной душой», которая является причиной возникновения такого феномена, как масса, толпа (или группа). По его мнению, собираясь вместе, люди регрессивно возвращаются к своему доиндивидуальному, первобытному состоянию, когда еще не существовало «Я-сознания», но была группа – семья, род, племя – носители «Мы-сознания». В массе или толпе интеллект людей, ее образующих, резко идет на убыль, вследствие чего исчезают индивидуальные различия. «В толпе, – писал Лебон, – верх берет «низ», то есть бессознательное, и люди становятся одинаковыми, стереотипными в своих чувствах, мыслях, верованиях, а значит, и в поступках. Когда интеллект утрачивается, коллективная душа выходит на первый план и делает всех людей одинаковыми, то есть массой. Поэтому толпа не может быть интеллектуальной… в ней происходит накопление глупости, а не ума» [331. – С. 13–14].
   Значительный вклад в развитие научных представлений о психологии масс внес и З. Фрейд, который всегда подчеркивал, что необходимо не только изучать различные проявления массовой психики, но и стремиться понять психические механизмы, лежащие в основе ее функционирования [269].
   Основателем третьей теории – инстинктов социального поведения – был английский социальный психолог У. Макдугалл (1871–1938 гг.), считавший, что движущими силами, которым подчиняется поведение человека, являются инстинкты, названные впоследствии склонностями, стремлениями.
   По его мнению, они представляют собой психофизиологические образования (наследственно определенные каналы для разрядки нервной энергии человека) и состоят из афферентной (рецептивной) части, ответственной за восприятие воздействий окружающей действительности, центральной части, благодаря которой люди испытывают специфическое эмоциональное возбуждение при восприятии внешних воздействий, и эфферентной (двигательной) части, которая обусловливает характер наших реакций на влияние внешней среды [139. – С. 29–47][6]. Макдугалл описал около десятка таких инстинктов, обращаясь впоследствии к ним снова и снова, часто изменяя их названия и объединяя в пары по происхождению – инстинкты борьбы и гнева, инстинкты бегства и чувства самосохранения; инстинкты приобретения и чувства собственности; стадный инстинкт и чувство групповой принадлежности и др. [328].
   Развитие социальной психологии в XX веке. В конце второй половины XIX – начале XX вв. значительно возрос интерес к социально-психологическим знаниям как таковым во многих странах (Германии, Франции, Англии, Италии, США и России). Начинается активная разработка методологических и теоретических основ социальной психологии как самостоятельной научной отрасли знаний. В 1908 г.
   В. Макдугалл и Э. Росс публикуют первые научные работы, посвященные собственно предмету социальной психологии [328; 337]. На разработку ее содержания перенацеливаются усилия представителей основных школ психологической науки на Западе: сначала бихевиоризма, гештальтпсихологии, а потом психоанализа, когнитивизма и интеракционизма.
   Бихевиоризм ориентировал исследователей на изучение не собственно общественного сознания людей, а различных форм их поведения, понимаемых как совокупность реакций людей на стимулы внешней среды. В 30-е годы XX в. ему на смену пришла необихевиористская теория («смягченный» бихевиоризм), связанная в первую очередь с именами американских психологов Э. Толмена и К. Xалла, которые включили в формулу «S – R» так называемые промежуточные переменные (навык, потенциал возбуждения и торможения – К. Xалл; намерение, ожидание, знание – Э. Толмен). Предпринятая впоследствии сначала Б. Скиннером, а затем Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой попытка применить новую концепцию «оперантного
   обусловливания» для объяснения и формирования социального поведения привела к созданию теории социального бихевиоризма.
   Бихевиоризм предпочитает не иметь дела с такими социально-психологическими явлениями и процессами, какими являются познание, мышление и чувства людей. Его последователи считали их слишком неопределенными и совершенно незначимыми при рассмотрении поведения.
   В рамках бихевиоризма был разработан и осмыслен ряд продуктивных идей и проблем: социальной агрессии и ее возможных детерминант, путей и методов социального обучения, технологий межличностного взаимодействия и опосредующих его факторов, была создана своя социально-психологическая практика активного обучения и групповой психотерапии (Битянова, с. 33).
   Гештальтпсихология считала, что люди мыслят целостными образами (гештальтами), которые не являются суммами элементарных единиц, например, ощущений, восприятий и т. д. Именно поэтому, по мнению ее представителей, психику нельзя разложить на отдельные элементы. Восприятие окружающего мира осуществляется вследствие естественного врожденного стремления человеческого сознания к простым, замкнутым, симметричным, целостным формам.
   В противовес бихевиоризму гештальтпсихологи старались объяснить социальное поведение с помощью описания процесса познания человека. В ходе этого познания его впечатления о мире трансформируются в систему закономерных образов, на основе которых складываются различные идеи, убеждения, ожидания и установки, определяющие в конечном итоге действия и поступки людей. Представители этого направления Э. Гуссерль, К. Левин, Т. Ньюком и другие оказали большое влияние на развитие социальной психологии, разъясняя важность рассмотрения людей в перспективе социальной ситуации и истолкования их социального окружения [16. – С. 44].
   Когнитивизм (социальный) оформился в самостоятельное направление как результат критического переосмысления бихевиоризма, и его теоретические модели были основаны на изучении различных когнитивных процессов, формирующих социальные реакции человека. «Впечатления индивида о мире организуются в некоторые связные интерпретации, в результате чего образуются различные идеи, верования, ожидания, аттитюды, которые и выступают регуляторами социального поведения», – утверждали его представители [9. – С. 92]. Главным же мотивирующим фактором такого поведения они считали потребность в установлении соответствия и сбалансированности когнитивной структуры человека, что объяснялось в рамках теории сбалансированных структур Ф. Xайдера, теории коммуникативных актов Т. Ньюкома, теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теории конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Таненбаума.
   В целом социальный когнитивизм стремится изучать то, как люди думают о самих себе и социальном мире, в частности, как люди отбирают, интерпретируют, запоминают и используют социальную информацию.
   Гуманистическая психология уделяла преимущественное внимание исследованию проблем самореализации и самоутверждения людей, осознания смысла жизни, достижения успеха и т. д. Ведущие ее представители Г. Олпорт, А. Маслоу, К. Роджерс способствовали привнесению в западную социальную психологию реалистической мудрости, жизненности специальных исследований, ориентированных на помощь людям.
   Интеракционизм сводил социально-психологические явле-ния и процессы к межличностному взаимодействию, усматривая в нем источник объяснения сущности, происхождения и динамики этих феноменов. Его главные положения выражались в следующем: становление личности происходит в ситуациях общения и взаимодействия людей друг с другом, которые должны пониматься как системы взаимно ориентированных акций и реакций, развернутых во времени; состояние общества, общественные отношения и личность являются не чем иным, как продуктом коммуникации между людьми, результатом их приспособления друг к другу. Разработанные в рамках этого направления ролевые теории (Э. Гофман, Р. Линтон, Т. Сарбин и др.) и теории референтной группы (Г. Келли, Р. Мертон, Т. Ньюком, М. Шериф) сыграли большую роль в развитии социально-психологических исследований за рубежом.
   Социально-психологическими исследованиями в свое время занимался и З. Фрейд (1856–1939 гг.), который пришел к выводу, что, изучая с позиций психоанализа общественную жизнь и политическую деятельность, необходимо воспринимать личность более реалистично, как целостный организм, многие действия, поступки, поведение которого обусловлены социальными причинами, зная которые можно составить ее социально-психологический (психоаналитический) портрет. Вместе с американским дипломатом У. Буллиттом З. Фрейд предпринял первую попытку такого рода, написав биографию президента Томаса Вудро Вильсона [319].
   Задача авторов состояла в том, чтобы выявить мотивы политической и социальной активности этого выдающегося американца, не лежащие на поверхности, а скрытые не только от наблюдателей со стороны, но и от самого этого человека, бывшего весьма любопытной фигурой, незаурядной личностью, явно опережавшей свое время. Чисто психологическая особенность Вильсона состояла в том, что он все свое будущее поведение в сфере общественной жизни предварительно как бы пропускал через свою речь, стремился заранее выразить его средствами ораторского искусства. Например, для того чтобы написать текст какого-либо публичного выступления, он должен был представить себя говорящим на избранную тему. И З. Фрейд сделал вывод, что ораторское искусство, риторика – это как бы внутренняя психологическая доминанта Вильсона, всегда настраивающая его на определенное политическое и социальное поведение. Однако сам Вильсон, да и многие другие общественные деятели подобного масштаба, большинство своих поступков и действий не могли адекватно объяснить.
   Исследование З. Фрейда стало первым среди работ, посвященных психобиографическому описанию личности политических лидеров. За рубежом были достигнуты результаты, позволяющие приходить к определенным социально-психологическим выводам. Это направление в окончательном итоге трансформировалось в 1957 г. в новую отрасль знаний, условно названную психоисторией, которая занималась моделированием прошлого и будущего на основе социально-психологического анализа исторического опыта жизни и деятельности выдающихся общественных деятелей. В частности, всесторонне были исследованы эпохи правления, социально-психологическое и политическое поведение таких известных личностей, как Бисмарк (О. Пфланзе, 1972), Ленин и Сталин (Д. Кеннон, 1961), Гитлер (Э. Эриксон, 1942, 1950; Р. Лоенберг, 1975), Мао Цзэдун (Р. Лифтон, 1968), М. Ганди (Э. Эриксон, 1969), Т. Герцль (Р. Лоенберг, 1975) и др., что позволило правильно понять социально-психологическую атмосферу многих политических эпох, роль и значение социальных факторов в формировании социально-психологических характеристик личности политических лидеров, доминировавших в то время [340. – P. 90–96].
   Важным событием для социальной психологии стало появление крупного исследования американца У. Томаса и поляка Ф. Знанецкого (работавшего в основном в США) «Польский крестьянин в Европе и Америке», состоявшего из пяти томов, которые вышли в свет с 1918 по 1920 гг. в США. Это было исследование, посвященное психологической адаптации к новым условиям жизни польских крестьян, эмигрировавших в Америку. Ученые обнаружили сильное влияние своей этнической группы на поведение и установки ее членов [174. – С. 2730]. Благодаря этой работе понятие «социальная установка» вошло в научный арсенал зарубежной социальной психологии.
   Огромный импульс развитию социально-психологических исследований и применению их результатов на практике придавали войны и военные конфликты, которыми изобиловал XX в. и которые оказывали огромное влияние на жизнь и социальное благополучие всех людей на земном шаре. И это не случайно, так как в их ходе особенно остро встают вопросы, связанные с предотвращением и профилактикой отрицательных социально-психологических явлений и процессов (страх, паника, снижение сплоченности населения и военнослужащих в группах, социальная дезорганизация и дезинтеграция, социальные конфликты и т. д.), затрагивающих все стороны жизни и деятельности людей. По заданию военных ведомств многих зарубежных государств было проведено большое количество социально-психологических исследований, охвативших широкий круг проблем изучения: лидерства, морального состояния войск, природы паники, первичных воинских коллективов, отношений между представителями различных государств в военное время, функционирования слухов, психологического воздействия на противника и ряд других проблем «психологической войны».
   В 20-30-е гг. XX в. началось изучение социально-психологических феноменов и их роли в общественной жизни людей, их взаимодействии и межличностных отношениях. Некоторые из них не выдержали испытания временем. Например, понятия социального архетипа и коллективного бессознательного, заимствованные из концепции бессознательного К. Юнга, согласно которой опыт филогенетического и социального развития человека передается по наследству с помощью архетипов, то есть всеобщих, априорных схем поведения, как бы хранящихся в подсознательной сфере социальной психики представителей определенных общностей, постоянно воспроизводятся, усваиваются людьми и наполняются в результате их деятельности конкретным содержанием.
   Другие стали аксиомой для осмысления поступков людей в общностях. Например, явление социального когнитивного диссонанса (от лат. cognitio – знание + dissonans – разнозвучный)[7] – состояние психического дискомфорта, вызванное одновременным наличием в психике человека, включенного в конкретную группу, противоречивых, логически несовместимых представлений, взглядов, взаимоисключающих потребностей, мотивов совместной деятельности, которые приводят порой к межличностным конфликтам (скажем, идея честного служения общим интересам группы, сочетающаяся с желанием и намерением обогатиться за счет нее, часто существует благодаря проявлению социально-психологических защитных механизмов) [320. – P. 201].
   Социальная психология в это время превращается в сугубо экспериментальную науку, которая занимается прикладными исследованиями и разрабатывает специфические методики изучения социально-психологических феноменов. Например, лингвистики. Так, профессор Амстердамского университета Ван Дейк исходил из того, что в основе понимания текста, рассказа лежат ситуационные модели, сущностью которых являются не абстрактные стереотипные знания, а результат воздействия реальной ситуации из социального опыта слушающего и говорящего. Из этих реальных ситуаций строятся схемы моделей, состоящие из ограниченного числа категорий, находящихся в определенной последовательности и взаимозависимости. Когда кто-либо слушает или старается понять текст (рассказ), интерпретируя его для себя, он тем самым актуализирует определенную социальную схему, наполняя ее конкретной информацией.
   Модель, согласно Ван Дейку, есть когнитивный аналог ситуации, она не остается неизменной на протяжении жизни. Из каждой новой ситуации, через которую человек проходит, он извлекает уже иную информацию о мире, которая аккумулируется в памяти в идеальных образах-моделях, постоянно наполняя их новым содержанием. Типовая модель лежит в основе любого текста, рассказа представителей той или иной общности, социальный опыт которых и необходимо анализировать [320. – P. 201].
   Другой пример. Выработка методик изучения психологических и культурных особенностей людей, осуществляющаяся параллельно в нескольких группах испытуемых, которые относятся к различным социумам, в 1901–1905 гг. американским ученым К. Риверсом. Он экспериментально доказал, что жители острова Мюррей и индейцы племени тода в меньшей степени подвержены иллюзиям, чем европейцы.
   Это исследование, обратившее на себя внимание многих ученых, стимулировало появление множества аналогичных работ по изучению самых разнообразных психологических феноменов. Общей для всех этих работ является только исходная схема построения, когда в зависимости от целей исследования (изучения познавательных процессов, личностных характеристик, культурных особенностей) подбиралась какая-либо методика из существующего психологического арсенала, адекватная поставленным задачам и применяемая при сравнительном исследовании социальных групп.
   Несмотря на кажущуюся простоту, доступность и легкость проведения эксперимента, на практике встретились серьезные трудности. Во-первых, перед психологами постоянно вставал вопрос о валидности методик, достоверности сравнения полученных результатов, поскольку каждая из методик создается в определенной стране и предназначена для исследования специфических для данного социума культурных и психологических явлений. Поэтому все методики должны быть адаптированы к особенностям конкретной группы. Во-вторых, необходимо было вырабатывать специальные процедуры эксперимента для конкретных общностей, поскольку оказалось, что отношение к ним у представителей других социумов не одинаково. В-третьих, всегда возникал вопрос, сможет ли исследователь объективно и беспристрастно сопоставлять особенности «своей» культуры и «чужой» или же он имеет право изучать только те социальные группы, к которым сам не принадлежит. Однако, несмотря на определенные ограничения, разрабатываемые методики дают принципиально новые результаты за счет выхода исследования за пределы одной общности.
   К середине нашего столетия в западной социальной психологии сформировалась самостоятельная отрасль знаний – этнопсихология[8], которая выступала в качестве междисциплинарной науки, включала в себя элементы психологии, психиатрии, социологии, антропологии и этнографии, что наложило отпечаток на способы анализа и интерпретации эмпирических данных.
   Последующее развитие этнопсихологии, различных подходов к анализу этнических процессов сопровождалось дискуссиями о содержании и формах функционирования этнопсихологических явлений. Можно выделить несколько общих проблем, которые решали в этот период западные этнопсихологи: изучение особенностей формирования национального характера; соотношение нормы и патологии в различных культурах; изучение интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых, коммуникативных, национально-психологических особенностей представителей различных народов мира в ходе полевых этнографических исследований; значение ранних опытов детства для формирования личности представителя конкретной этнической общности.
   Постепенно научные взгляды зарубежных этнопсихологов оформились в стройную теорию, основные положения которой сводились к понятию «базовой личности», под которой понимался некий средний психологический тип, преобладающий в каждом данном обществе и составляющий, по мнению зарубежных этнопсихологов, его базу. Поэтому вполне законно переносить данные психологического изучения личности на общество в целом.
   Этнопсихология на Западе в это время внесла много ценного в изучение национального характера народов Австралии и Океании, Дальнего и Ближнего Востока. В 50-60-е гг. ХХ в. многие ученые-этнопсихологи стали отходить от концепции «базовой личности». На смену пришла теория «модальной личности». Последняя лишь в абстрактно общем виде выражает главные характеристики психологии, присущие тому или иному народу. На основе этой теоретической модели в 70-80-е годы были проведены широкие специальные исследования. В ходе их применялись адаптированные к национальной специфике новейшие достижения в области тестовых, психодиагностических, аппаратурных и других методик, в результате чего на сегодняшний день имеется достаточно много данных о специфических чертах национальной психологии многих народов мира.
   В последние годы этнопсихологические исследования на Западе приняли форму кросскультурного изучения представителей различных национальных общностей в процессе их общения, взаимодействия и взаимоотношений. С 1951 по 1990 гг. было разработано около сорока тысяч межкультурных учебных программ для студентов, военнослужащих, правительственных чиновников и т. д. С 1977 г. результаты этих исследований публикуются в журнале «Intematianal Journal of Intercultural Relations». В этот период была основана профессиональная ассоциация «Society for Intercultural Education, Training and Research» (SIETAR).
   К концу 70-х гг. из социальной психологии выделилась политическая психология. В 1978 г. было создано Международное общество политической психологии. Одновременно начинает выходить и его журнал «Политическая психология». В 1973 г. было опубликовано первое, а в 1986 г. – второе коллективное исследование по этой проблематике [333; 334]. В настоящее время политическая психология на Западе – многогранная, имеющая широкую исследовательскую и теоретическую базу, чрезвычайно продуктивная отрасль знаний.
   Главенствующим направлением в развитии зарубежной социальной психологии в тот период было изучение малой группы. Исследование проходило в три этапа. На первом, до 50-х гг. прошлого столетия, ученые пытались ответить на вопросы, которые относятся к категории здравого смысла: каковы структура этой группы и отношения людей, ее составляющих; что собой представляют мотивация и поведение людей, взаимодействующих между собой в группе; как формируются роли, позиции, авторитет, лидерство членов группы и т. д.
   К этому времени относятся и фундаментальные исследования американских социальных психологов С. Эша, М. Шерифа, С. Милграма, Р. Крачфилда, которые досконально изучили феномены конформизма, процесса формирования групповых норм, механизмов их проявления в процессе взаимодействия и нахождения людей в различных ситуациях.
   На втором этапе, в 50-70-х гг., исследовались прежде всего иррациональные моменты во взаимоотношениях людей в группе, приводящие к шокирующим социальным результатам, даже преступлениям, а также пути преодоления такого рода феноменов. В это время изучались: механизмы социально-психологической компенсации человека в группе; способы замещения им своей реально существующей или воображаемой интеллектуальной и другой неполноценности; эффекты преодоления им психологических затруднений посредством мобилизации волевых усилий, развития недостающих качеств и достижения более высокого личностного статуса; процессы формирования установок, интересов, умений и навыков личности, дающих возможность осуществить свою деятельность, согласуясь с нормами поведения других членов общности.
   Представляет интерес в этом смысле исследование американского ученого К. Оберга, по мнению которого при вхождении индивида в новую группу происходит его дезориентация, проявляющаяся в следующих характерных состояниях: 1) напряжение из-за усилий, требующихся в процессе психологической адаптации, называемом социальной утомляемостью, которая вызывает раздражительность, бессонницу, психосоматические расстройст-ва; 2) чувство тревоги в связи с потерей старых друзей, профессионального и социального статуса из-за оторванности от привычного окружения, сопровождающееся ощущениями деривации в новой среде; 3) чувство отверженности из-за пристального внимания и враждебности, которые проявляют представители другой общности [324. – P. 68].
   Наконец, на третьем этапе особое внимание стало уделяться не только малой группе, но и исследованию межгрупповых отношений, конфликтов. Современные концепции социального конфликта на Западе рассматривают подавление человеческих потребностей в качестве его источника (К. Ледерер, Дж. Бертон). Понятием, противоположным по значению конфликту (конкуренция, соревнование – виды противостояния), является кооперация. Кооперация характеризуется взаимопомощью, сотрудничеством, взаимовыгодными отношениями. По мнению зарубежных ученых, наличие противоречия – это условие возникновения конфликта, но не сам конфликт.
   Конфликты могут разрешаться в конструктивной и в деструктивной формах. Если конструктивный путь является, прежде всего, поиском согласия, взаимоприемлемых решений, то деструктивный путь означает применение угроз, давления, переход к открытым вооруженным действиям между конфликтующими сторонами. Проблема конфликта как проявления социальных отношений проанализирована в работах Л. Козера, Р. Дарендорфа, Л. Крисберга.
   Определены два основных подхода к анализу социального конфликта: структурно-функциональный (Т. Парсон) и конфликтная модель общества (Р. Дарендорф, Ч. Р. Миллс). Признавая конфликт естественным состоянием общества, необходимо осуществлять регулирование, управление конфликтом, а также его прогнозирование и предупреждение (К. Боулдинг). Эффективными методами урегулирования конфликтов являются переговорный процесс, сближение разных точек зрения и т. д. [314]. В настоящее время конфликтология на Западе столь популярна и широко развита, что следует говорить о ее превращении в самостоятельную область социальной психологии.
   В течение нескольких последних десятилетий XX века можно было наблюдать активное развитие социально-психологической науки не только в США и Западной Европе, но и в других регионах нашей планеты.
   В Латинской Америке социальная психология широко представлена на Кубе, в Аргентине, Мексике, Перу, Панаме, Чили. Основными направлениями является изучение роли и значения социально-психологических явлений и процессов в политической жизни конкретных государств; самоидентификации, социализации и поведения латиноамериканцев в составе конкретных социальных общностей с их особой психологией, традициями, миросозерцанием; социально-психологических механизмов вовлечения личности в общественную и экономическую деятельность.
   На Ближнем, Среднем Востоке и в Африке социальная психология развита достаточно слабо. Исключение составляют лишь такие государства, как Египет, Израиль, Мозамбик, Сирия, Танзания и ЮАР.
   Достаточно хорошо развита социальная психология в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Богатое культурное и национальное своеобразие региона и государств определили и главное направление ее интересов, которое можно назвать сравнительным. Вместе с тем эта наука хорошо представлена лишь в Японии, Индии, Китае, Вьетнаме и Таиланде.
   В Японии социальной психологии стали уделять внимание после Второй мировой войны под влиянием интереса западных психологов к традициям, культуре, национальному характеру и жизни населения, месту и роли этой страны в отношениях с другими государствами [314; 322]. В 70-х гг. сложилось устойчивое научное направление, получившее название «нихонцзинрон», в рамках которого в небывалых размерах изучалось не только своеобразие национального характера японцев, но и многие социально-психологические стороны их жизни и деятельности [330. – P. 103–108].
   Специализация социальной психологии в Индии была совершенно иной. Во-первых, ученые этой страны в основу своих исследований положили традиционные западноевропейские теории психологической науки и с этих позиций, в основном, исследовали вопросы политической деятельности в своей стране. Во-вторых, работы индийских психологов продолжили традицию изучения национального своеобразия оценки роли и места человека в государстве [333. – P. 473.].
   Социальная психология в Китае в ХХ в. в основном ориентировалась на изучение проблем, связанных с соотношением идеологических и психологических факторов в общественном сознании населения, разрабатывала эффективные приемы и способы коммуникативного и информационного воздействия на все его категории, а также исследовала характер взаимоотношений и взаимодействий между его представителями.
   Во Вьетнаме социальная психология до сих пор развивается под активным влиянием научных школ России и проблематика ее исследований практически ничем от них не отличается.

2.2. Социальная психология в России и СССР

   Зарождение и трансформацию социально-психологических идей в нашей стране, как и на Западе, можно представить в систематизированном виде.
   Первоначально в XVIII–XIX вв. социальная психология формировалась в русле философии и общей психологии. На конец XIX – начало ХХ вв. приходится период эмпирического описания социально-психологических процессов и явлений, начало применения эксперимента в групповых условиях. 30–50 гг. ХХ в. были временем отказа от социально-психологических исследований под влиянием культа личности И. В. Сталина. В 50-70-е гг. социальная психология постепенно возрождается и превращается в самостоятельную отрасль знаний. С начала 80-х гг. вплоть до настоящего времени наблюдается бурное развитие социально-психологических исследований и формирование основ социально-психологической теории.
   Такие выдающиеся умы России XVIII в., как В. Н. Татищев (1686–1750 гг.), М. В. Ломоносов (1711–1765), А. Н. Радищев (1749–1802) неоднократно подчеркивали значение общественно-психологических факторов в развитии человека, поскольку он отличается от животных своей способностью переживать и внимательно относиться к другим людям, совершенствуясь таким образом во всех отношениях, трансформируя свои язык, речь, мышление, социальные качества. Они ратовали за всестороннее познание социально-психологических особенностей народов страны и своим вкладом в науку делали все возможное для этого [131; 210; 255].
   Особенности развития социальной психологии в нашей стране. Пристальный интерес к психологии народов, населяющих издавна Россию, обусловил и своеобразие развития социальной психологии в нашем государстве, всесторонне рассматривавшей проблемы национальных отношений и этнической специфики. Такие известные общественные деятели, как Иван Грозный, Петр I, Екатерина Вторая, П. А. Столыпин, выдающиеся русские ученые Н. Я. Данилевский, А. И. Герцен, великие русские писатели А. С. Пушкин, Н. А. Некрасов, Л. Н. Толстой и многие другие, обращали серьезное внимание на психологические различия, существующие в быту, традициях, обычаях, проявления общественной жизни представителей различных этнических общностей страны.
   Они анализировали характер межнациональных отношений, прогнозировали их развитие в будущем. А. И. Герцен писал: «Не зная народа, можно притеснять народ, кабалить его, завоевывать, но освобождать нельзя» [58. – С. 77.].
   Именно в России, раньше, чем в других странах, были сформированы устойчивые теоретические этнопсихологические взгляды и впервые в мире проведены планомерные прикладные исследования национально-психологических особенностей представителей ее народов.
   Задолго до вундтовской идеи создания психологии народов члены только что образованного этнографического отдела Русского географического общества академики В. К. Бэр, Н. Д. Надеждин, К. Д. Кавелин в конце 40-х гг. XIX в. сформулировали основные принципы этнографической науки, в том числе психологической этнографии, которые и стали проводиться в жизнь.
   С 1850 г. начала осуществляться программа изучения этнографического своеобразия населения России, в соответствии с которой во все губернские отделения географического общества были разосланы исследовательские запросы. В 1851 г. общество получило 700 рукописей, в 1858 г. – 612, в которых давались этнопсихологические характеристики сначала малороссов, великороссов и белороссов, а впоследствии – и представителей почти всех этнических общностей страны. В результате к концу XIX в. был накоплен внушительный банк данных этнопсихологических и этнографических характеристик народов России, который вплоть до 20-30-х гг. ХХ в. широко использовался в психологических и педагогических изданиях [109. – С. 34].
   Значительный вклад в развитие этнопсихологии как отрасли социальной психологии в России внес А. А. Потебня (1835–1891 гг.) – украинский и русский философ-славянист, разрабатывавший вопросы теории фольклора, этнографии и языкознания. Он стремился раскрыть и объяснить механизмы формирования этнопсихологической специфики мышления. Его фундаментальный труд «Мысль и язык», а также статьи «Язык народов» и «О национализме» содержали глубокие и новаторские идеи, позволяющие понять природу и специфику проявления интеллектуально-познавательных, национально-психологических особенностей. По мнению А. А. Потебни, главным не только этнодифференцирующим, но и этноформирующим признаком любого этноса, обусловливающим существование народа, является язык. Все языки мира роднят два свойства – звуковая «членораздельность» и системы символов, служащих выражению мысли. Остальные характеристики этносвоеобразны, и главная среди них – система приемов мышления, воплощенная в языке.
   А. А. Потебня считал, что язык не есть средство обозначения уже готовой мысли. Если бы это было так, было бы неважно, какой язык использовать, они были бы легко взаимозаменяемы. Но этого не происходит, потому что функция языка, согласно взглядам Потебни, не обозначать уже готовую мысль, а творить ее, преобразовывая первоначальные доязычные элементы. При этом представители разных народов посредством национальных языков формируют мысль своим, отличным от других способом.
   Развивая в последующем свои положения, Потебня пришел к целому ряду важных выводов: а) утрата народом своего языка равносильна его денационализации; б) представители разных национальностей не всегда могут наладить адекватное взаимопонимание, так как существуют специфичные особенности и механизмы межэтнического общения, которые должны учитывать мышление всех сторон общающихся людей; в) культура и образование развивают и закрепляют этноспецифические характеристики представителей тех или иных народов, а не нивелируют их.
   Много пользы для развития этнопсихологических идей в нашей стране принесли работы Д. Н. Овсянико-Куликовского – ученика и последователя А. А. Потебни, стремившегося выявить и обосновать механизмы и средства формирования психологического своеобразия наций.
   Согласно его концепции, основными факторами формирования национальной психики являются элементы интеллекта и воли, а эмоции и чувства в их число не входят. Поэтому, например, чувство долга не является этноспецифичным для немцев, как это было принято считать раньше. Вслед за своим учителем Д. Н. Овсянико-Куликовский пришел к выводу, что национальная специфика заключается в особенностях мышления и искать их нужно не в содержательной стороне мышления и не в его результативности, а в бессознательной сфере психики человека. Язык при этом выступает стержнем народной мысли и психики и является особой формой накопления и сбережения психической энергии народов [164].
   Он считал, что все нации можно разделить условно на два основных типа: активные и пассивные, в зависимости от того, какая из двух видов воли – «действующая» или «задерживающая» преобладает у данного этноса. Каждый из этих типов, в свою очередь, можно разложить на ряд подтипов, отличающихся друг от друга определенными этноспецифичными добавочными элементами. Например, к пассивному типу ученый относил русский и немецкий национальные характеры, различающиеся присутствием у русских элементов волевой лени. К активному типу он относил английский и французский национальные характеры, различающиеся наличием у французов излишней импульсивности [164. – С. 45–49]. Многие идеи Овсянико-Куликовского были эклектичны и слабо аргументированы, что объясняется неудачным применением им взглядов З. Фрейда, однако в последующем они помогли исследователям этнопсихологии при анализе интеллектуальных, эмоциональных и волевых национально-психологических особенностей.
   Особые заслуги в развитии этнопсихологии в России принадлежат Г. Г. Шпету, первым в России начавшему читать курс этнопсихологии и организовавшему в 1920 г. единственный в стране кабинет этнопсихологии. В 1927 г. он опубликовал работу «Введение в этнопсихологию», где в форме дискуссии с В. Вундтом, М. Лацарусом и X. Штейнталем выразил свои взгляды на предмет и методологию этнопсихологии.
   Этническая психология, с точки зрения Г. Г. Шпета, должна быть описательной, а не объяснительной наукой. Предметом ее является описание типичных коллективных переживаний представителей конкретного народа, которые выступают следствием функционирования их языка, мифов, нравов, религий и т. п. Как бы отдельные представители той или иной этнической общности ни были индивидуально различимы и сколько несхожим было бы их поведение, всегда можно найти нечто общее в их реакциях. При этом общее не есть усредненное целое, не есть совокупность сходств. Общее понималось им как «тип», как «репрезентант психики многих индивидов», как характеристика, объединяющая и показывающая нюансы всего своеобразия мыслей, чувств, переживаний, поступков и действий людей той или иной национальности [298. – С. 347–349].
   По мнению Г. Г. Шпета, этнопсихология должна заимствовать у этнологии классификацию социальных явлений. В целом его взгляды были во многом излишне философскими и эклектичными, не давали возможности непосредственно изучать многообразие этнопсихологических явлений. Однако главная заслуга Г. Г. Шпета состоит в том, что он вынес их на всеобщее обсуждение, способствовал их распространению в стране, начал обучение этнопсихологии в высшей школе.
   В конце XIX века в России с различных позиций началось осмысление массовидных социально-психологических феноменов. Так, последователь Лебона социолог Н. К. Михайловский (1842–1904 гг.) призывал всесторонне изучать «толпу», относясь к ней негативно и понимая под ней скопление людей, которым свойственны истеричность, агрессивность, безответственность и анархизм [147].
   По-другому предлагал оценивать психологию разных социальных групп В. И. Ленин (1870–1924 гг.), подчеркивая, что такие процессы, как стихийность и сознательность народных масс, социально-психологический смысл взаимодействия с ними политических лидеров, должны изучаться тщательно [196. – С. 14–62].
   Г. В. Плеханов (1856–1918 гг.) сформулировал представления об «общественной психологии», рассматривая ее как конкретноисторическое и классовое явление и показывая место и роль в социальной структуре общества [174. – С. 31].
   Большую роль в формировании социальной психологии в нашей стране сыграл В. М. Бехтерев, распространив на нее свои естественнонаучные взгляды, создав в результате новую науку – коллективную рефлексологию, объясняющую происхождение социальной психики наследуемыми «сочетательными рефлексами», свойственными коллективам, группам, массам людей, толпе и появляющимися как результат воздействия биосоциальных раздражителей [28. – С. 45–46].
   Коллектив как малая группа, в понимании В. М. Бехтерева, характеризовался единством совместных восприятий и реакций, взаимодействием его членов. Толпа же представлялась ему группой, члены которой связаны лишь общим настроением.
   Значимость работ В. М. Бехтерева определялась, в первую очередь, новаторским подходом к изучению социально-психологических явлений и предмету социальной психологии [29. – С. 8–9; 24; 25; 27]. Он одним из первых разработал оригинальные экспериментальные методики, применил их на практике, получил достаточно надежные результаты и тем самым открыл путь для подлинно научных исследований.
   В целом как в дореволюционной России, так и в первые годы советской власти, по мнению Е. А. Будиловой, социально-психологическая мысль во многом существенно опережала европейскую и американскую [43. – С. 67].
   Развитие социальной психологии в советский период. В 20-30-е гг. прошлого века в разработку актуальных проблем социальной психологии в нашей стране внесли вклад многие ученые, среди которых были представители различных наук – психологи и педагоги В. А. Артемов, В. В. Беляев, П. П. Блонский, Л. С. Выготский, К. И. Корнилов, философ Г. И. Челпанов, зоолог В. А. Вагнер, юрист М. А. Рейснер, филолог Л. Н. Войтоловский. Этот период характеризовался острыми дискуссиями о предмете социальной психологии, ее теоретических (методологических) основах.
   Так, Г. И. Челпанов считал необходимым разделение психологической науки на две самостоятельные части: эмпирическую, независимую от мировоззренческих установок (в частности, материалистических), и марксистскую социальную психологию [279]. П. П. Блонский выдвигал на передний план идею социальности как особой деятельности людей, связанной со взаимодействием с другими индивидами [33]. Своеобразной точки зрения придерживался и К. И. Корнилов, стоявший на позициях реактологии, когда коллектив рассматривался как объединение людей, связанных общей реакцией на единый раздражитель, и задача социальной психологии как раз и должна включать измерение ее скорости, силы и динамики [101]. Основатель культурно-исторического подхода к сущности психики Л. С. Выготский считал главным механизмом ее развития усвоение людьми социально-исторических форм деятельности, которое изменяет не только содержание психической жизни, но и создает новые формы психических процессов. По его мнению, психологическая наука должна изучать характеристики отдельных лиц, а не собирательный образ личности, в то время как для социальной психологии наибольший интерес должен фокусироваться на проявлениях личности в условиях коллективной деятельности [43].
   В СССР в целом, кроме того, был накоплен признанный за рубежом большой опыт активных социально-психологических исследований, связанных с процессами формирования личности и создания благоприятных условий для функционирования разнообразных коллективов. Свой вклад в него внесли и такие известные впоследствии ученые, как Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, А. Г. Кузьмин, Н. Д. Левитов, В. Н. Мясищев, А. С. Прангишвили и многие другие. Следует помнить, что в 30-50-е гг. XX века под влиянием культа личности Сталина социальная психология, по существу, не развивалась.
   Только в начале 60-х гг. встал вопрос о выделении ее в самостоятельную науку. В этом процессе важную роль сыграли выступления и работы философов и социологов Г. М. Андреевой, Ф. В. Константинова, Б. Д. Парыгина, В. П. Рожина, В. П. Тугаринова, В. А. Ядова и др.; психологов В. Н. Колбановского, А. Г. Ковалева, Н. С. Мансурова, А. В. Петровского, К. К. Платонова, Б. Ф. Поршнева, Е. В. Шороховой.
   С этого времени уделялось большое внимание разработке методологии и теории, положившей начало серьезным прикладным исследованиям. В программу второго съезда психологов СССР, проходившего в Ленинграде в 1963 г., был включен целый ряд докладов о предмете социальной психологии, ее методах. Съезд обратил внимание на необходимость всемерного развития социально-психологических исследований в стране. В дальнейшем были проведены многочисленные дискуссии психологов и философов о путях и перспективах исследований в области социальной психологии.
   С конца 60-х гг. в СССР возникают первые кафедры, отделения, а затем и факультеты социальной психологии. Она становится официально признанной дисциплиной, имеющей как теоретическое, так и прикладное значение, а результаты ее исследований отражаются в трудах многочисленных международных конференций и симпозиумов по социальной психологии, которые проходили в разных городах нашей страны.
   В настоящее время издается большое количество литературы по различным проблемам социальной психологии, в том числе монографической, а сама эта наука в условиях нового экономического и политического развития России в 90-е гг. стала одной из наиболее приоритетных общественных наук, востребованных практикой.

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Раскройте основные этапы исторического развития социально-психологических идей на Западе и Востоке.
   2. Назовите основные теории, послужившие основанием для превращения социальной психологии в самостоятельную отрасль знаний.
   3. Опишите направления социально-психологических исследований в России и СССР.
   4. Перечислите основные этапы развития социальной психологии на Западе.

   Стратегия самостоятельного изучения и закрепления материала:
   1. Составьте схему подходов к пониманию сущности социально-психологических феноменов в нашей стране и за рубежом.
   2. Составьте обобщающую характеристику основных направлений и школ современной социально-психологической науки.
   3. Составьте таблицу, в которой представлены все отечественные и зарубежные классики социальной психологии.
   4. Охарактеризуйте направления вашего личностного совершенствования в изучении истории социальной психологии.
ЛИТЕРАТУРА ПО РАЗДЕЛУ
   Андреева Г. М. Социальная психология. – М., 2003.
   Андреева Г. М., Богомолова Н. Н., Петровская Л. А. Зарубежная социальная психология XX столетия. – М., 2001.
   Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология: психологические законы поведения человека в социуме. – СПб., 2002.
   Крысько В. Г. Словарь-справочник по социальной психологии. – СПб., 2003.
   Майерс Д. Социальная психология. – СПб., 1997.
   Методы практической социальной психологии: Диагностика, консультирование, тренинг / Под ред. Ю. М. Жукова – М., 2004.
   Петровский А. В., Ярошевский М. Г. История психологии. – М., 1995.
   Пипло Л., Тейлор Ш., Сирс Д. Социальная психология. 10-е изд. – СПб., 2003.
   Свенцицкий А. Л. Социальная психология в трудах отечественных психологов. – СПб., 2000.
   Социальная психология в современном обществе / Под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцова. – М., 2002.
   Социальная психология: учеб. пособие для вузов / Под ред. А. М. Столяренко. – М., 2001.
   Шапарь В. Б. Методы социальной психологии. – Ростов-на-Дону, 2003.
   Юревич А. В. Социальная психология науки. – М., 2003.

Раздел II
СОДЕРЖАНИЕ И СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ И ПРОЦЕССОВ

   В этом разделе:
   • Иерархия, соотношение и классификация социально-психологических явлений и процессов
   • Механизмы проявления социально-психологических феноменов
   • Определения всех базовых понятий и категорий социальной психологии
   • Характеристика взаимодействия и взаимоотношений людей
   • Общая характеристика социального восприятия и взаимопонимания
   • Психологические особенности общения

Глава 3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ И ПРОЦЕССОВ

   Основные понятия: общественная жизнь, общественное сознание, общественная психология, идеология, общественные и психологические отношения, взаимодействие, социальная перцепция, общение, взаимопонимание
   Как многогранна общественная жизнь людей, так и многообразны социально-психологические явления, возникающие в ходе нее. Чтобы их правильно изучить и понять, необходимо четко представлять их происхождение, иерархию и соотношение.

3.1. Иерархия и соотношение социально-психологических феноменов

   Сущность общественных и психологических отношений. В процессе своей жизни и деятельности, производства и потребления материальных благ люди вступают во взаимодействие друг с другом, в результате чего возникают и развиваются общественные отношения. Их характер и содержание во многом обусловлены условиями самого взаимодействия, целями, преследуемыми конкретными людьми в его ходе, а также местом и ролью, которые они занимают в обществе.
   Существуют определенные общественные отношения:
   1) по форме проявления они включают в себя материальные (экономические или производственные), правовые, идеологические, политические, моральные, религиозные, эстетические и другие отношения;
   2) с точки зрения принадлежности к различным субъектам можно говорить о национальных (межнациональных), классовых конфессиональных и т. п. отношениях;
   3) анализ функционирования связей между людьми в обществе позволяет выделить отношения по вертикали и горизонтали;
   4) по характеру регламентированности общественные отношения делятся на официальные и неофициальные [178. – С. 99].
   Все виды общественных отношений пронизаны психологическими отношениями людей, то есть субъективными связями, возникающими в результате их фактического взаимодействия и сопровождаемыми уже различными эмоциональными и другими переживаниями (симпатиями и антипатиями) индивидов, в них участвующих. «Психологические отношения – живая человеческая ткань любых общественных отношений» [162. – С. 104].
   Разница между общественными и психологическими отношениями состоит в том, что первые по своей природе «материальны» и являются следствием определенного распределения социальных ролей в обществе, которые в большинстве случаев воспринимаются как должное, носят в известном смысле обезличенный характер. Психологические отношения полностью субъективны.
   В общественных отношениях проявляются, прежде всего, существенные особенности социальных связей между сферами жизнедеятельности людей, видами труда и общностей. В них присутствует объективная зависимость друг от друга лиц, исполняющих определенные социальные функции (роли), но при этом безотносительно к тем конкретным индивидам, которые при реализации этих функций вступают во взаимодействие и персонифицируют их своими личностными характеристиками.
   Психологические (межличностные) отношения – результат непосредственных контактов между конкретными людьми, которые наделены определенными характеристиками, способны выражать свои симпатии и антипатии, осознавать и переживать их. Они насыщены эмоциями и чувствами, а также полностью персонифицированы, поскольку носят сугубо личностный характер. Их специфика зависит от конкретных людей, между которыми они возникают, наполняются и определяются ими. На содержательном уровне психологические отношения – это система установок, ориентаций, ожиданий, стереотипов, через которые или с помощью которых люди воспринимают и оценивают друг друга.
   Социальная психология раскрывает конкретный механизм «вплетения» индивидуального в ткань социальной реальности. Это позволяет понять, как социальные условия воздействуют на поведение и деятельность человека. Разумеется, сам по себе результат не может быть интерпретирован так, будто сначала существует какое-то «несоциальное» поведение, а только потом на него накладывается нечто «социальное». Личность, с одной стороны, уже «продукт» этих социальных связей, а с другой – их созидатель, активный творец.
   Личность неизбежно представлена в системе общественных отношений, то есть в некотором «социальном контексте», отражающем картину реальных отношений личности с внешним миром. Там, где существует какое-нибудь отношение, оно существует именно «для меня», оно задано именно как человеческое отношение и «направлено» на силу активности субъекта. Содержание и уровень отношений человека с миром чрезвычайно многообразны. Каждый индивид, каждая группа вступают в отношения между собой.
   Для каждого участника психологических отношений последние представляются почти единственной реальностью каких бы то ни было отношений вообще. Несмотря на то что в реальной жизни содержанием психологических отношений в конечном счете является какой-либо вид общественных отношений, то есть определенная социальная деятельность, суть последних остается, по большому счету, скрытой. Это означает, что, в процессе межличностных отношений, а следовательно, и общественных, люди обмениваются мыслями и осознают свои отношения. Это осознание часто не идет далее знания того, что люди вступили именно в межличностные отношения.
   Отдельные моменты общественных отношений представляются их участникам всего лишь как межличностные взаимоотношения, которые и воспринимаются соответствующим образом: «злой человек», «лукавый торговец», «бездушный чиновник» и т. п. Сплошь и рядом мотивы поведения объясняются именно этой, лежащей на поверхности картиной отношений, а вовсе не действительными, объективными отношениями. Все усложняется еще и тем, что психологические отношения есть действительная реальность общественных отношений – вне их нет где-то «чистых» общественных отношений. Поэтому почти во всех групповых взаимодействиях участники выступают одновременно в двух качествах – как исполнители безличной социальной роли и как неповторимые человеческие личности.
   Каждая сторона в системе межличностных отношений связана особыми правами и обязанностями. Это позволяет ввести понятие «межличностная роль» как фиксацию положения человека в системе не общественных отношений, а одних только групповых связей, на основе не объективного места в этой системе, а лишь индивидуальных психологических особенностей личности.
   Среди межличностных ролей, возникающих в конкуренции из-за сходных интересов, могут быть «соперник», «враг», «заговорщик» и «союзник». А в ситуациях, например, сотрудничества могут быть «коллега», «партнер», «поставщик», «клиент», «поклонник» и др. Именно отражением такого рода связей и особенностей выступают определения типа «рубаха-парень», «свой в доску», «козел отпущения» и т. п.
   Есть различие между межличностными и социальными ролями. Несмотря на то что оба типа ролей могут определяться своеобразием ожиданий участников межличностных отношений, межличностные и социальные роли различны.
   Социальные роли стандартизированы и безличны. Права и обязанности остаются неизменными независимо от того, кто их исполняет. Однако права и обязанности, которые устанавливаются в межличностных ролях, целиком зависят от индивидуальных особенностей участников, их чувств и предпочтений. Каждый реализует собственный тип взаимодействия и общения с партнером, приспосабливаясь к требованиям, предъявляемым ему конкретными индивидами, с которыми он вступает в контакт. Тем не менее обнаружение личностных черт в стиле исполнения социальной роли вызывает в других членах группы ответные реакции, и, таким образом, в группе возникает определенная система межличностных отношений.
   Взаимодействие как основа развития общественных и психологических отношений между людьми. Как уже отмечалось, общественные и психологические отношения возникают в результате взаимодействия людей друг с другом.
   С точки зрения философии взаимодействие – это универсальная форма развития объективного мира, определяющая существование и структурную организацию любой материальной системы в нем и характеризующая как внешние, так и внутренние влияния разных объектов друг на друга, их внутренние и внешние изменения в результате этого, а также организацию их совместной деятельности.
   Взаимодействие как материальный процесс сопровождается передачей материи, движения и информации. Оно относительно, осуществляется с определенной скоростью и в определенном пространстве – времени.
   Взаимодействие, кроме того, должно приниматься за единицу анализа в социальных науках. В результате взаимодействия людей рождается и все «социальное», то есть общественные и психологические отношения. «Исторически первыми формами человеческого общения, – пишет Б. Д. Парыгин, – были как раз такие взаимодействия между индивидами, которые предполагали, главным образом, упорядочение, интеграцию, кооперацию и дифференциацию их усилий и не затрагивали до поры до времени сферу духовного, интеллектуального контакта» [180. – С. 378].
   В этом случае мы рассматриваем социальное и социально-психологическое с точки зрения гносеологии их происхождения, образования и развития так же, как можно рассматривать историю зарождения животного мира и происхождения живых существ на Земле: материя сначала движется, взаимодействует, а потом уже на этой основе осуществляется осознание этого движения и взаимодействия между людьми, а в последующем приходит уже и понимание своих отношений и специфики социального устройства окружающей действительности.
   Можно сказать, что в истории человеческого общества взаимодействие стало изначальной формой зарождения и последующего развития всего существования людей как высокоорганизованных живых существ с разветвленной системой различных форм связей между ними и окружающей действительностью. Естественно, при этом нужно не забывать, что только в ходе филогенетической эволюции человека взаимодействие его с другими индивидами превратилось в полноценную, разноуровневую и многофункциональную совместную деятельность.
   Психологическая наука рассматривает взаимодействие как процесс влияния людей друг на друга, порождающий их взаимные связи[9], отношения, общение, совместные переживания и совместную деятельность [8. – С. 51; 189. – С. 20]. Российские ученые А. Н. Сухов и Н. Н. Обозов совершенно правильно считают, что взаимодействие должно приниматься за единицу анализа в современной социальной психологии [161. – С. 10; 174. – С. 18].
   Вместе с тем нужно иметь в виду и то, что одновременно со взаимодействием людей осуществляется и социальное восприятие ими друг друга или их деятельности. Это совершенно очевидно следует из простого наблюдения за окружающим нас социальным миром и не требует особого подтверждения, так как люди, их группы сначала воспринимают друг друга, а затем решают, поддерживать дальнейшие контакты или нет. То есть, говоря другими словами, низший уровень взаимодействия живых субъектов обязательно сопровождается восприятием ими друг друга.
   Таким образом, взаимодействие, общественные и психологические отношения лежат в основе правильного и исходного осмысления всех других психологических феноменов. Следует отметить, что взаимодействие, общественные и психологические отношения не могут быть адекватно поняты без анализа взаимного восприятия и взаимовлияния людей друг на друга, специфики их общения и взаимопонимания. Как общество не существует в виде самостоятельного «лица», вне составляющих его личностей, так и взаимодействие, общественные и психологические отношения не могут не проявляться вне их реального восприятия людьми, влияния друг на друга, своеобразия общения и взаимопонимания.
   Взаимодействие, общественные и психологические отношения, восприятие людьми друг друга, обоюдное влияние, общение и взаимопонимание – это однопорядковые, но в то же время разноуровневые явления, которые не отделимы. Однако в интересах правильного понимания и осмысления каждого из этих феноменов мы должны специально вырывать их из всеобщей связи и рассматривать изолированно. И при этом совершенно очевидно, что в основе этого иерархического ряда лежит «именно взаимодействие, потому что ранее его ничего нет» [189. – С. 19–20].

3.2. Общественное сознание и общественная психология

   Структура общественного сознания. В результате материальной и духовной жизни индивидов, их исторического развития формируется общественное сознание людей, представляющее собой отражение их социального бытия, общественных и психо-логических отношений. С одной стороны – это общественно-исторический, внеситуативный феномен. С другой – общественное сознание в каждый конкретный момент времени всегда имеет конкретную форму выражения. Оно, во-первых, претерпевает вместе с обществом в целом закономерное развитие и трансформацию. Во-вторых, общественное сознание на тех или других этапах своего развития соответствует основным характеристикам общества, принимая в зависимости от них конкретные формы. По своему содержанию общественное сознание есть не что иное, как отражение в сознании людей состояния их общественного бытия, общественных и психологических отношений как в историческом, так и конкретно-ситуативном планах.
   Таким образом, общественное сознание выступает и как процесс отражения действительности (социальной реальности), и как определенный результат этого отражения, как его продукт, воздействующий на жизнь, деятельность и поведение людей. С помощью сознания они осознают свое место в окружающей действительности и общественных отношениях, получают возможность не просто воспринимать и оценивать их, но и преобразовывать сообразно своим потребностям, вырабатывать стратегию своей деятельности и поведения.
   Общественное сознание проявляется в единстве и определенном соотношении его научно-теоретического уровня (компонента), идеологии и уровня обыденного сознания, ядром которого является общественная психология.
   Идеология как компонент общественного сознания есть теоретическое, системно-научное осознание (отражение) людьми действительности через призму их социальных интересов.
   Ее научность и системность диктуются потребностями развития экономических отношений, требующими сначала обобщения и осмысления опыта жизни и деятельности людей, а затем – и подчинения всего общества, поскольку в силу именно только этих причин могут совершенствоваться сами экономические отношения.
   Вместе с тем экономика не прямо и не непосредственно отражается в идеологических формах. Она, прежде всего, порождает общественные потребности, интересы, как бы пронизанные чувствами и эмоциями, чаяниями и настроениями людей. Экономика формирует характер, определяет силу и устойчивость их устремлений, социальной активности, вкусы, единый духовный настрой всего общества и отдельных его представителей. Другими словами, идеология не может существовать без общественной психологии – социальной психики людей, которая представляет нижний уровень общественного сознания, связанный с непосредственным отражением социального бытия и деятельности.
   Между идеологией и общественной психологией – идеологическим и психологическим отражением реальности – существует много общего. У них один и тот же объект – социальное бытие и деятельность людей, воздействия объективного мира в процессе. Они исторически конкретны и специфичны, относительно самостоятельны и эффективны в своих проявлениях и т. д.
   В то же время между ними есть и различия. Идеология отражает индивидуальное и общественное бытие, социальные отношения в форме системы идей и взглядов, которые представлены в обобщенном виде и в основе которых лежат коренные интересы человека и конкретных групп общества. Она определяет подход к явлениям действительности, их видение, оценку: выбирает и отбирает из повседневной жизни людей для дальнейшего использования все целесообразное, наиболее нужное для существования и деятельности. В том числе и формы поведения, приемлемые способы эмоционального и иного реагирования индивидов и их групп на совместные отношения, их психологию, которая освещается и оправдывается идеологией, культивируется и внедряется семьей, государством, общественными организациями.
   Сама социальная психика людей представляет более динамичную форму отражения ими воздействий окружающего мира. Непосредственное, живое отражение действительности более активно влияет на практическую деятельность всего общества и множества его членов. Психология непосредственно отражает конкретные факты, события, явления социальной жизни, в то время как идеология формирует устойчивое отношение к ним, реальное поведение людей в связи с этими конкретными ситуациями. Психология изменяется вслед за динамикой трансформации факторов общественного бытия, непосредственно детерминирующих ее. Идеология устойчива в той степени, в какой устойчивы коренные интересы человека и групп людей, она более консервативна.
   Наконец, к наиболее общим особенностям собственно общественно-психологического отражения в отличие от идеологического можно отнести следующие [60. – С. 58–59]:
   • высокую степень неоднородности психологических составляющих общественного сознания: исключительную стабильность одних элементов и динамичность, изменчивость других;
   • отсутствие необходимости дифференциации существенного и несущественного. Например, в психологии условия быта, потребления отдельных людей по сравнению с общеэкономическими и общими социальными условиями существования и развития всего общества могут занимать неизмеримо более значимое место, чем в структуре идеологического отражения;
   • менее обязательный по сравнению с идеологией характер преемственности;
   • меньшую подверженность сознательному контролю, регулированию. Идеология в ее высших формах вносится в сознание, общественная психология вырастает из непосредственных условий бытия;
   • неравномерность в развитии идеологических и социально-психологических составляющих общественного сознания.
   Отсюда и главное различие в функциях психологии и идеологии в структуре общественного сознания. Задача общественной психологии – отражать бытие, а идеологии – систематизировать результаты этого отражения. Вместе с тем они неотделимы друг от друга. Существовать по отдельности они не могут, взаимопереходят друг в друга, составляя единое и неделимое целое.
   Идеология и общественная психология воздействуют друг на друга. Более активная роль в этом процессе принадлежит идеологии. Однако исследования показывают, что и общественная психология обладает активностью, оказывая обратное воздействие на идеологию. Характер их взаимосвязи состоит в том, что оба компонента общественного сознания не просто активны, а взаимно дополняют и взаимопроникают друг в друга. Они могут быть соотнесены именно в таком смысле.
   Функции и закономерности идеологии и общественной психологии. Идеология и общественная психология дополняют друг друга выполнением как общих, скажем, познавательных, так и специфических функций. Однако общественно-психологические явления, представляя собой синтез эмоционального, рационального и волевого моментов сознания социальных групп, общества, выполняют наряду с другими эмоционально-побудительную и санкционирующую функции. Благодаря выполнению такого рода специфических функций общественная психология и вступает во взаимодействие с идеологией.
   Свою действенность идеология и общественная психология в полной мере могут проявить только тогда, когда в совокупности выражают и оценочное, и эмоционально-волевое отношение к действительности, когда идеология включается в содержание общественной психологии. Идеологическое оценочное отношение, воплощаясь в общественном мнении, в морально-психологической атмосфере и других социально-психологических явлениях, обретает свою действенность.
   Идеология в своих теоретических построениях, с одной стороны, опирается на отражения назревших общественных потребностей на уровне социальных чувств, общественных настроений, требований общественного мнения и других социально-психологических явлений, а с другой – порождает новые социальные чувства, настроения, убеждения, установки и т. д. Она воздействует на общественную психологию содержанием политических, правовых, философских, нравственных и иных взглядов и представлений. Идеология пронизывает собой искусство, литературу, мораль, религию и через них влияет на психологию.
   Однако это взаимовлияние носит противоречивый характер. Было бы упрощением представлять дело так, что идеология всегда оказывает на общественную психологию только положительное влияние и улавливает изменения в последней. В действительности все намного сложнее. Так, несвоевременность оценки необходимости назревших перемен в обществе на идеологическом уровне, опасность нарастания кризисных явлений в экономике, отрыв пропаганды от жизни и т. д. часто приводили к возникновению и распространению негативных социально-психологических явлений. Оказалось, что идеология не всегда замечала «социальные коррозии» и не выявляла причин их появления и путей преодоления. Общественная психология, напротив, на эмоциональном уровне быстрее улавливала застойные явления в экономике, социальной сфере, но реагировала не столько мобилизацией на борьбу с ними, сколько потерей чувства хозяина производства, ослаблением дисциплины и ответственности, распространением потребительской, ведомственной психологии и других негативов в общественном сознании.
   В целом собственно общественная психология в своем проявлении и развитии подчиняется определенным закономерностям. Она, во-первых, находится в зависимости от материальных условий существования. Эта зависимость универсальна и многообразна, но всегда материальные условия жизни и деятельности людей детерминируют их чувства и настроения, определяют мотивацию и характер деятельности, влияют на специфику взаимоотношений и общения.
   Во-вторых, общественная психология всегда носит конкретно исторический характер. Все ее проявления зависят от условий, в которых она функционирует. И последние всегда исторически специфичны, имеют собственные характеристики и отличия от других периодов развития общества. Соответственно, будучи вариативными и изменчивыми, социально-психологические феномены претерпевают трансформацию по мере смены исторических эпох. Прикладные исследования подтвердили, что каждому историческому периоду соответствуют своеобразные формы проявления общественной психологии. Появилась даже особая отрасль социальной психологии, изучающая это, – психоистория.
   В-третьих, общественная психология вплетена в непосредственную жизнь и деятельность людей, наполняет их социальным смыслом, рациональными компонентами и эмоциональными переживаниями, наделяет их содержание многими противоречиями, но в то же время возводит направленную активность людей в ранг многопланового искусства с присущими только ему особенностями.
   В-четвертых, общественная психология находится всегда в определенной динамике, которую нужно хорошо знать. Необходимо учитывать этапы ее развития, представлять, какие формы проявления социально-психологических феноменов соответствуют каждому из них, какие трансформации здесь возможны, какие из них способствуют существованию и совместной деятельности людей, а какие просто представляют угрозу для них.
   Определяющим фактором возникновения, функционирования и развития общественной психологии выступает общественное бытие, под постоянным воздействием которого она всегда находится. Общественное бытие порождает интересы, мотивы поведения, социальный заказ, определяющие ориентацию, избирательность, общее направление развития эмоций и чувств, воли и мыслей, познавательной деятельности людей.
   В гносеологическом плане бытие как отражаемое детерминирует общественную психологию и все общественное сознание – как его отображение. Общественное бытие определяет степень распространения тех или иных настроений, взглядов и идей, их превращение из узколичностных или принадлежащих одной группе в социально значимые. Степень обратного их воздействия в конечном счете зависит от того, насколько правильно все эти явления отражают сами условия общественного бытия, насколько они соответствуют интересам всего общества. От общественного бытия, наконец, зависит структура общественной психологии, соотношение между ее элементами.

3.3. Механизмы проявления социально-психологических феноменов

   Социально-психологические механизмы – это превращения, посредством которых проявляются закономерности функционирования социально-психологических феноменов. Эти механизмы отражают системность функционирования и превращений социально-психологических явлений, дополняют или раскрывают их причинно-следственные связи, объясняемые определенными закономерностями. К ним обычно относят подражание, заражение, идентификацию, конформизм и специфику функционирования социальных установок[10].
   Подражание – это социально-психологический механизм неосознанного или малоосознанного следования личности или группы какому-либо эталону, образцу, проявляющийся в принятии, заимствовании и воспроизведении внешних (поведенческих) или внутренних (психологических) особенностей других людей.
   Теоретическую концепцию механизма подражания разработал Г. Тард. В общих чертах она сводится к следующему. Подражание – это фундаментальный принцип развития и существования общества, именно в результате подражания возникают групповые нормы и ценности. Подражание выступает как частный случай более общего «мирового закона повторения». В животном мире этот закон реализуется через наследственность, в человеческом обществе – через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе появляются изобретения, которым подражают массы [252; 253].
   Считается, что существуют определенные закономерности подражания. В частности: 1) подражание идет от внутреннего к внешнему, то есть внутренние образцы вызывают подражание раньше, чем внешние; 2) люди, стоящие на низших ступенях социальной лестницы, подражают тем, кто стоит на высших.
   Установлены три способа подражания:
   – когда посредством наблюдения модели возникают новые реакции;
   – когда наблюдение за награждением или наказанием модели усиливает или ослабляет сдерживаемое поведение;
   – когда наблюдение модели способствует актуализации образцов поведения, ранее известных наблюдающему.
   Частным случаем подражания выступает мода – специфическая и весьма динамическая форма стандартизированного массового поведения, возникающая чаще всего стихийно под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстро меняющихся увлечений. Мода – это и социальная санкция поведения, вкусов и системы ценностных ориентаций, это и средство социальной компенсации неудовлетворенности.
   Мода выполняет определенные функции: коммуникативную (общения); интерактивную (согласования, взаимодействия), компенсаторную (психологической защиты индивида).
   В социальной психологии подражание обычно рассматривают в двух планах:
   • как подражание какому-то конкретному человеку;
   • как подражание нормам, выработанным группой;
   и трех аспектах, которые существуют в формах:
   а) копирования – осуществления того же, что делает и другой человек;
   б) конгруэнции – осуществления согласованных действий людей и групп;
   в) референтности – когда человек копирует или конгруэнтен людям (группе), не присутствующим при данном контакте.
   Некоторые исследователи считают, что подражание осуществляется посредством перехода от пристрастия к внутреннему содержанию, к полному принятию внешних атрибутов того, что пришлось человеку, людям по сердцу. Например, говорят, что духу религии подражают раньше, чем ее обрядам.
   На самом деле это не всегда соответствует реальному положению вещей, поскольку психологически стремление к заимствованию первоначально зарождается после восприятия формы, внешнего вида, а затем уже приходит окончательное решение (сознательное или бессознательное) следовать идеалу во всем или ограничиться лишь частичными заимствованиями. Другое дело, когда речь идет о подражании людям, находящимся ниже по социальному или имущественному положению, стоящим на более высокой ступеньке общества. Здесь, как правило, все обстоит гораздо проще: стремятся и подражают тому, чего обычно недостает.
   Подражание может быть сознательным и бессознательным, критичным или некритичным, логичным и нелогичным, внутренним и внешним. Бывает подражание внутри одного социального слоя и подражание одного класса другому. Подражание проявляется при достижении более или менее значимых целей. Его также часто используют для воздействия (влияния) на других людей. Подражание часто адресовано непосредственно к подсознанию и играет важную роль в обучении, приспособлении и выживании и у животных, и у человека.
   Подражание выполняет функцию адаптации личности или группы к нормам, эталонам, ценностям, господствующим в обществе, у других людей и их групп. Происходит это за счет интериоризации социальных норм поведения. Понятие интериоризации было введено французскими психологами и социологами (Ж. Пиаже, А. Валлон и др.) для обозначения процесса формирования внутренних структур психики через усвоение операций внешней социальной деятельности. В процессе интериоризации происходит перенос общественных представлений в сознание отдельного человека. Постепенно эти представления развиваются, закрепляются в ценностях и установках и определяют модели поведения, выходя уже из внутреннего во внешний план.
   Подражание у взрослых имеет место в случаях, когда отсутствует какой-либо иной способ овладения незнакомыми действиями или же человек, группа сознательно выбирают путь копирования поведения и действий других. В младенческом возрасте подражание обслуживает попытки ребенка в установлении первых контактов с социальным окружением. В дошкольном – способствует постепенному проникновению человека в смысловые структуры деятельности, которое идет через восприятие предпочтительных внешних форм поведения тех или иных образцов для подражания к осмыслению содержания их внутреннего мира. В подростковом возрасте подражание направлено на идентификацию себя со значимой личностью или с обобщенным стереотипом личностных и поведенческих характеристик других людей.
   Заражение – социально-психологический механизм неосознанной передачи эмоционального состояния от одного человека или группы к другим в условиях непосредственного контакта, отражающий их подверженность определенным состояниям и психологическому воздействию (влиянию) со стороны других людей.
   В отличие от подражания, в содержательной стороне заражения доминирует бессознательная, невольная (психофизиологическая) предрасположенность человека или группы к переживанию определенного настроя и доведения накала слабо контролируемых чувств до достаточно высокого уровня. Оно осуществляется передачей этого настроя от одних людей другим в условиях эмоционального воздействия при их непосредственных контактах.
   Заражение начинается с какого-то конкретного момента, либо вызывающего шок, либо запускающего процесс активного обсуждения и выработки общности оценок и взглядов. Легче заражаются человек и группа, эмоции и чувства которых ориентированы на неактуализированную потребность (люди находятся в состоянии ожидания). То же происходит с людьми, имеющими дело с малозначимыми потребностями, которые не играют большой роли, но могут быть легко реализованы, так как сопровождаются довольно сильным эмоциональным фоном, выражающимся в любопытстве и интересе, стремлении к безопасности, в наличии определенной степени агрессивности, переживании стяжательского отношения к окружающему миру.
   При наличии обратной связи и многократного повторения или удлинения переживаемого заражение может нарастать по закону взаимной индукции, приобретая характер циркулярной реакции. Такая реакция обычно сопровождает массовидные социально-психологические процессы (паника, страх и др.), восприятие публичных выступлений, спортивные и другие зрелища и является дополнительной характеристикой неорганизованных групп людей, находящихся в состоянии бурного проявления эмоций и чувств. Однако, выйдя из-под контроля, эти чувства и переживания способны привести, а обычно так и происходит, к распаду формальных и неформальных нормативно-ролевых структур в группе и полной потере осознанного взаимодействия между ее членами. Положительный эффект от заражения обычно принимает форму слабой степени сопереживания людей.
   При заражении важную роль играет степень общности оценок и установок человека (группы) с оценками и установками заражающих их других людей или степень уподобления их образцам для подражания. В целом чем выше уровень самосознания индивида или группы, оптимальнее здравый смысл и способность контролировать свои действия и поступки, тем труднее люди поддаются заражению. В то же время при наличии и активном функционировании указанных характеристик роль самосознания в сдерживании процесса заражения не так велика. Скорее она влияет на большую или меньшую степень продуманности деятельности и поведения.
   Функциями заражения обычно выступают: 1) усиление групповой сплоченности, если такая сплоченность уже есть; 2) компенсация недостаточной сплоченности.
   Идентификация – это социально-психологический механизм познания личностью или группой других людей в ходе непосредственных или опосредованных контактов с ними, при котором осуществляется сравнение или сопоставление внутренних состояний или положения партнеров, а также образцов для подражания со своими психологическими и другими характеристиками.
   Идентификация представляет собой процесс эмоционального и иного самоотождествления человека с другим человеком, группой, образцом. Это механизм социализации личности, осуществляющий «присвоение» индивидом своей человеческой сущности. В отличие от идентификации обособление – механизм индивидуализации личности, воплощенный в стремлении человека выделиться из числа других, закрыться, отстраниться. Частный случай обособления – отчуждение – характеризуется как эмоциональная холодность, лишение близости и доверия.
   Идентификация имеет двойное воздействие на развитие личности: с одной стороны, формирует способность к установлению положительных отношений с людьми, ведет к развитию социально значимых качеств. С другой – может привести к растворению индивида в другом человеке, выхолащиванию индивидуального. Обособление, в свою очередь, дает возможность общающимся людям сохранить свою индивидуальность, чувство собственного достоинства. Через обособление развиваются ответственность, самостоятельность. Вместе с тем обособление может привести к отчуждению (эмоциональной холодности).
   Идентификация в противоположность нарциссизму играет огромную роль в поведении и духовной жизни человека. Ее психологический смысл заключается в расширении круга переживаний, в обогащении внутреннего опыта. Она известна как самое раннее проявление эмоциональной привязанности к другому человеку. С другой стороны, идентификация часто выступает элементом психологической защиты людей от объектов и ситуаций, вызывающих страх, порождающих тревожные и напряженные состояния. Благодаря ей также достигается символическое обладание желаемым, но недосягаемым объектом. При расширенном толковании идентификация представляет собой неосознаваемое следование образцам и идеалам, позволяющее преодолеть собственную слабость и чувство неполноценности.
   Идентификация – феномен, который существует в сознании только одного индивида, пары людей или группы (общности). Именно это ощущение (конкретно-чувственное отражение) выражает неразделимость общности людей. Ему не обязательно соответствует реальное сходство личностей. Между объективным и субъективным (представляемым) сходством, тождеством существуют разные зависимости.
   В элементарной единице взаимодействия (паре индивидов) возможны следующие сочетания объективного и субъективного сходства, тождества личностей:
   а) объективное и субъективное сходство;
   б) объективное сходство и субъективное различие;
   в) объективное различие и субъективное сходство;
   г) объективное и субъективное различие.
   Если на первых этапах общения субъективное (видимое в представлениях) сходство – отождествление более существенно, то по мере упрощения взаимоотношений объективное сходство становится решающим.
   Идентификация может классифицироваться в соответствии с тем, кто и что является точкой отсчета: личность воспринимающего и оценивающего или личность другого человека. В первом случае собственные личностные качества отождествляются с качествами другого человека. При этом субъективное (в представлении) сближение качеств и оценок осуществляется через приписывание другому своих личностных особенностей. Во втором случае отождествление идет также через сравнение другой личности со своей, но сближение качеств и оценок в представлении осуществляется благодаря приписыванию себе личностных особенностей другого.
   Такая дифференциация связана с типом доминирующей тенденции – идти в восприятии и оценках «от себя» или «от другого». Тенденция идти «от других» считается более плодотворной как в плане развития самой личности, так и всей системы межличностных отношений разнообразных общностей.
   В российской науке идентификацию часто называют предпосылкой групповой сплоченности, ориентирующей людей на выработку единства мотивации, формирование бесконфликтных взаимоотношений на основе нравственных принципов. Наиболее полно это выражается в сочувствии и соучастии, когда каждый член эмоционально однородной группы активно откликается на удачи и неудачи других.
   Проявление групповой идентификации может выражаться:
   а) в признании за другим человеком, как и за собой, равных прав и обязанностей;
   б) в оказании друг другу содействия и поддержки;
   в) в требовательном отношении к себе, равно как и к товарищам.
   Психологической основой такой идентификации выступает складывающаяся в совместной деятельности готовность каждого чувствовать, переживать и действовать в отношении другого так, как если бы им был он сам.
   Иногда выделяют еще и механизм референтности, под которым обычно понимается осознаваемая или мало осознаваемая ориентация индивидов на нормы, ценности, мнения, уже имеющиеся у определенной (или большей) группы людей, общность с которой признается ими существующей или желательной [Столяренко. – С 47]. На наш взгляд, этот механизм может интерпретироваться или как более общий, социальный (в отличие от социально-психологического) механизм. Или же при определенных условиях его можно назвать необходимым и важным следствием самой идентификации.
   Конформизм – проявление тенденции членов группы (или малой группы, находящейся в психологической большой среде) так изменять свои поведение, мнение, оценки, выборы ценностей и решений, чтобы они не противоречили господствующим точкам зрения окружающих людей[11].
   Считается, что конформизм обусловлен двумя основными причинами:
   • социальным воздействием – конформизм вызван чувством принадлежности к группе или обществу, а также потребностью в одобрении окружающих;
   • личностным влиянием – конформизм вызван неуверенностью человека и его желанием поступать «правильно».
   Конформизм может проявляться не только в рамках конкретной группы, но и в рамках общества, когда его давление достигает столь высокой степени, что люди боятся проявить свою индивидуальность и меняют свой образ мыслей в соответствии с общественными стандартами и идеологией. Так происходит при тоталитарных режимах, особенно если они существуют достаточно длительный период. Чем больше на индивида влияет группа, тем в большей степени в нем развита конформность.
   Наиболее известные исследования в области конформизма были проведены в 1950-е годы американским социальным психологом С. Эшем. Ситуация, в которой большинство оказывает воздействие на взгляды неуверенной в себе личности, получила название «эффект Эша». Эш обнаружил, что, столкнувшись с мнением большинства, отдельные люди выказывают склонность отвергать свидетельства, полученные через собственные органы чувств, и соглашаться с большинством. Дальнейшие исследования показали, что склонность к конформизму резко ослабевает при определенных условиях – например, если к мнению человека присоединяются другие люди, разделяющие мнение меньшинства [45. – С. 314–316].
   Однако следует проводить различие между общественной уступчивостью (когда человек делает и говорит то, что говорят окружающие) и частным признанием (когда человек изменяет свои глубинные взгляды и убеждения). Как в экспериментальных условиях, так и в реальной жизни часто случается, что люди уступают желаниям окружающих, не изменяя своих истинных убеждений (нормативное воздействие). Некоторые западные ученые утверждают, что изучение конформизма обусловлено специфическим культурным и историческим контекстом. Потребность в конформизме, по их мнению, не так уж велика.
   Слабое влияние группового давления определяется как нонконформизм. Нонконформизм не имеет ничего общего с негативизмом (конформизмом наоборот). Поскольку негативизм проявляется в стремлении человека обязательно поступить вопреки правилам, и в этом смысле он зависит от групповых норм. Нонконформист имеет свой, независимый взгляд на явления окружающего мира и доверяет своему мнению. При этом он относится с уважением и к мнениям других людей, но поступает в соответствии со своими представлениями о действительности.
   Сосуществование и взаимодействие независимых и свободных индивидов, нонконформистов, представляет собой достаточно сложное социальное явление, которое встречается не так уж редко, как может показаться на первый взгляд, поскольку чем выше уровень культуры человека, тем в большей степени он способен быть нонконформистом. При этом именно нонконформисты способны реализовать в своих социальных отношениях наиболее продуктивные стратегии взаимодействия – сотрудничество и компромисс, избегая непродуктивных стратегий приспособления и соперничества.
   Относительно адекватное понимание явлений окружающего мира порождает правильные суждения и выводы, которые подтверждаются социальным опытом субъекта. Американский психолог А. Маслоу связывал развитие нонконформизма с такими качествами, как честность и смелость, поскольку быть готовым к независимой от окружающих позиции – это весьма нелегкое поведение, требующее известного мужества.
   Большинство людей в той или иной мере зависят от группового давления и влияния. Степень этой зависимости варьируется в разных ситуациях. Однако можно выделить объективные факторы, определяющие уровень конформности человека в группе.
   Во-первых, это характеристики самого индивида, который подвергается групповому давлению: пол, возраст, национальность, интеллект, тревожность, внушаемость и т. д. Во-вторых, это характеристика группы, которая является источником давления: величина группы, степень единодушия, наличие членов группы, которые отклоняются от общего мнения. Иногда достаточно поддержки только одного члена группы, чтобы уровень конформности человека резко снизился.
   Третьим фактором, определяющим уровень конформности, выступают особенности взаимосвязи индивида и группы (статус, степень приверженности к группе, уровень ее референтности). И, наконец, содержание задачи, которая стоит перед индивидом и группой, не может не сказаться на уровне его конформности. Чем больше человек заинтересован в выполнении общей задачи, тем в большей степени он будет подвержен групповому давлению [10. – С. 124].
   Иногда упоминается механизм группового давления [242. – С. 47][12]. Но он, скорее всего, тоже может быть отнесен к общесоциальным механизмам, опосредующим не только социально-психологические явления и процессы.
   Установочный механизм социальной психики. Социальная установка – сложившееся у индивида или группы состояние готовности, которое направляет, искажает или иным образом воздействует на их поведение.
   Одним из самых распространенных в западной литературе определений социальной установки является то, которое дал американский психолог Г. Олпорт: «Это состояние психофизиологической готовности, которое организовано на основе опыта, оказывающее динамическое и направляющее воздействие на поведение людей, осуществляемое в отношении предметов и явлений, связанных с объектом социальной установки» [316. – P. 78].
   Другой американский психолог У. Макгайр, изучая социальную установку, оценивает ее как «психофизиологическое состояние» и считает, что она не является непосредственно наблюдаемой переменной, но может быть исследована с помощью специальных шкал измерения, позволяющих дать количественное и качественное описание социальных установок, осуществляемое на основе в том числе и анализа физиологических показателей [337. – С. 67–68].
   Американские психологи Л. Терстоун, Д. Райт, И. Шоу и Ф. Хайдер доказали, что социальные установки могут иметь как положительную, так и отрицательную направленность. «Социальную установку можно рассматривать как устойчивую систему положительных и отрицательных аффективных реакций, оценок, эмоций, а также благожелательных или враждебных поведенческих тенденций, которая отражает убеждения людей и приобретается на основе социального опыта» [339. – Р. 23].
   Социальная установка имеет следующие характерные признаки:
   • является одной из главных характеристик действий и поведения личности или группы;
   • имеет оценочную и валентную природу;
   • направлена на личностно– и социально значимые объекты (ценности);
   • сформирована в процессе социализации и является осознанной;
   • за ней стоит стереотип социального поведения, аккумулирующий в себе некий стандартизированный опыт – обобщенные традиционные суждения, мнения, ожидания, внушаемый индивиду той или иной общностью.
   В. А. Ядов, изучавший социальные установки личности, рассматривает их как диспозиции, имеющие системное образование, в которое включены все жизненные устремления личности, обеспечивающие целенаправленное формирование состояния готовности человека к деятельности. Диспозиции как взаимосвязь конкретных социальных условий деятельности индивида и его субъективного отношения к ним зависят от предшествующего опыта и обобщенных психологических особенностей субъекта, обеспечивая регуляцию, саморегуляцию и прогнозирование социального поведения личности [310. – С. 112].
   Социальные установки – это результат развития социальной среды, в которой они играют определенную роль. Люди, социальные группы, социальные ситуации и события являются независимыми, но поддающимися измерению переменными этой среды. Реакции индивидов как результат функционирования симпатической нервной системы человека и их аффективные состояния, познание окружающей действительности (перцептивные реакции, познавательные вербальные суждения), а также непосредственное поведение людей выполняют функцию зависимых переменных социальной среды. Социальные установки выполняют роль промежуточных переменных в жизни общества, выступают в качестве буфера между независимыми и зависимыми ее составляющими, смягчая социальную действительность и взаимоотношения людей.
   Установка определяет направление действий и одновременно способ восприятия и мышления индивидов. Но различные установки по-разному определяют поведение. Ориентация людей зависит от множества социальных установок, которые соотносятся с определенными сторонами общественного бытия. Они обладают необходимой ценностью с точки зрения их значения для людей, а также различной стабильностью.
   В целом социальная установка выполняет следующие важные функции:
   – адаптивную (установка направляет людей на те объекты, которые служат достижению их целей);
   – когнитивную (установка дает упрощенные указания о способе поведения по отношению к конкретному объекту);
   – регулятивную (установка выступает как средство освобождения субъекта от внутреннего напряжения);
   – защитную (установка способствует разрешению внутренних конфликтов личности и групп людей);
   – стабилизирующую (установка определяет устойчивый, последовательный, целенаправленный характер деятельности, обеспечивает сохранность ее направленности в непрерывно изменяющихся ситуациях);
   – автоматизирующую (установка освобождает субъекта от необходимости принимать решения и сознательно контролировать деятельность в стандартных, ранее встречавшихся ситуациях);
   – ригидную (установка выступает как фактор инертности, косности деятельности, затрудняющей приспособление к новым ситуациям).
   Социальные установки формируются в ходе взаимодействия и общения людей, в которых они выступают в качестве значимых объектов, являясь в то же время социальными раздражителями и выполняя три функции: условную, подкрепляющую и дискриминативную. Под первой функцией подразумевается, что объект социальной установки вызывает определенные эмоциональные реакции у субъекта. Функция подкрепления означает, что объект стремится или к поощрению, или к наказанию другого объекта. Наконец, под дискриминативной функцией понимается стремление объекта социальной установки выступать в качестве сигнала для осуществления различных реакций субъекта [339. – Р. 104].
   Многие исследователи измеряют социальные установки, используя при этом так называемый психогальванический эффект, основанный на изучении кровообращения и пульса. На основе таких показателей можно фиксировать внутреннее состояние людей в процессе формирования или смены у них социальных установок, что дает возможность говорить об определенной их интенсивности.
   Именно вследствие этого, когда какой-либо объект вызывает у человека сильную реакцию определенного характера, мы можем предполагать, что у него сильная социальная установка. Однако в результате, как правило, нельзя определить, каково ее содержание – положительное, отрицательное или индифферентное.
   Этот недостаток обычно компенсируется феноменологическим (качественным и количественным) изучением социальной установки, дающим возможность зафиксировать как ее интенсивность, так и полярность.
   Социальная установка имеет определенную структуру, включающую когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты, которые в отдельности не обладают однозначной направлен-ностью на социальный объект.
   Это значит, что социальная установка является многомерной, вследствие чего возможно измерить ее отдельные компоненты. Когнитивный компонент измеряется по шкале приемлемости – неприемлемости, оценка аффективного компонента предполагает установление того, насколько приятен или неприятен данный объект человеку; наконец, измерение поведенческого компонента означает установление благожелательных или враждебных поведенческих тенденций относительно того же объекта.
   Когнитивный компонент социальной установки представляет собой определенные знания – истинные или ложные – об окружающей действительности или других людях, полученные при восприятии информации о них. Эти знания могут быть туманными или четкими, в зависимости от количества и качества получаемой информации и опыта людей, от их личной способности к селекции и обобщению информации (получаемой часто и из конкретной социальной среды), специфики их познавательных процессов.
   Аффективный компонент социальной установки представляет собой эмоциональные отношения ее носителя к другим людям на основе знаний о них. Эти отношения являются выражением субъективной (но социально обусловленной) оценки субъектом объекта как «положительного» или «отрицательного».
   Поведенческий компонент социальной установки представляет собой готовность людей действовать в отношении субъекта соответствующими знаниями о нем, то есть на основе имеющегося образа и эмоционального отношения к другим людям.
   Существует определенный механизм возникновения и проявления социальных установок. Люди получают первичную информацию об объекте и строят на ее основе некоторый образ. В результате на базе этого образа, часто априорного, у них возникают эмоциональное отношение и готовность действовать по отношению к объекту – так формируется установка № 1. Однако в последующем люди сталкиваются с новой информацией об объекте – нейтральной, подкрепляющей имеющийся образ или противоречащей ему. В этом случае установка № 1 будет влиять на отбор информации, ее организацию и оценку.
   В определенных условиях установка № 1 при перестройке своего когнитивного компонента-образа (и на этой основе – при перестройке других компонентов) может трансформироваться в установку № 2. Чаще всего, хотя и не всегда, такими условиями выступают непосредственный социальный опыт обращения людей с объектом и фактор доверия к источнику информации.
   При восприятии тех или иных объектов социальные установки действуют по законам ассимиляции и контраста. В случае незначительного отклонения объекта от содержания установки он воспринимается как однозначный (эффект ассимиляции). Если объект сильно отличается от содержания установки, то он воспринимается иным, чем это есть на самом деле. При поступлении новой информации он ассимилируется в уже сложившийся образ. В случае противоречивой информации она по контрасту кажется еще более негативной и отрицательной (явление контраста). Таким образом, сохраняется прежняя установка.
   Социальные установки закрепляются в ходе исторического и общественного развития. В результате образуются целые системы таких установок, которые постоянно актуализируются и инициируют своеобразное протекание психических процессов, характер поведения, взаимодействия и общения представителей конкретных общностей, обеспечивая внутреннюю их предрасположенность к определенным формам реагирования на стандартные ситуации.
   Системы социальных установок обеспечивают внутреннюю цельность поведения индивида и групп людей как представителей одной социальной группы, выступают его регулятором, облегчают выбор и принятие решений, придают специфику мотивации и целеполаганию людей, способам и приемам их деятельности. В них аккумулируются опыт, представления о действиях людей в сходных условиях.
   Социальная установка тесно связана с социальными стереотипами, которые она инициирует, заставляя проявляться в поведении и деятельности людей.

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Раскройте сущность иерархии и соотношения социально-психологических феноменов.
   2. Опишите структуру общественного сознания.
   3. Перечислите различия между идеологией и общественной психологией.
   4. Опишите механизмы функционирования социально-психологических явлений.

   Стратегия самостоятельного изучения и закрепления материала:
   1. Освойте направления исследования и выявления соотношения и иерархии социально-психологических явлений и процессов.
   2. Изучите своеобразие проявления идеологии и общественной психологии в современных условиях развития нашего общества.
   3. Систематизируйте и обобщите в форме таблицы различия в проявлениях подражания и заражения.
   4. Сравните наиболее отличительные характеристики различных видов социальных установок.

Глава 4
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ

   Основные понятия: взаимодействие, причинная обусловленность взаимодействия, межличностное взаимодействие, межгрупповое взаимодействие, этапы и уровни взаимодействия, виды и типы взаимодействия, взаимоотношения, взаимовлияние, субъект-объектные и субъект-субъектные связи, виды и функции взаимоотношений
   Общество не состоит из отдельных индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся по отношению друг к другу. Основу этих связей и отношений составляют действия людей и влияние их друг на друга, получившие название взаимодействия.

4.1. Своеобразие взаимодействия людей

   Общая характеристика взаимодействия. Взаимодействие – это процесс непосредственного или опосредованного влияния объектов (субъектов) друг на друга, порождающий взаимную обусловленность и связь.
   Именно причинная обусловленность составляет главную особенность взаимодействия, когда каждая из взаимодействующих сторон выступает как причина другой и как следствие одновременного обратного влияния противоположной стороны, что определяет развитие объектов и их структур. Если при взаимодействии обнаруживается противоречие, то оно выступает источником самодвижения и саморазвития явлений и процессов.
   Во взаимодействии реализуется отношение человека к другому человеку как к субъекту, у которого есть свой собственный мир. Взаимодействие человека с человеком в обществе – это взаимодействие их внутренних миров, обмен мыслями, идеями, образами, влияние на цели и потребности, воздействие на оценки другого индивида, его эмоциональное состояние.
   Под взаимодействием в социальной психологии, кроме того, обычно понимается не только влияние людей друг на друга, но и непосредственная организация их совместных действий, позволяющая группе реализовать общую для ее членов деятельность. Само взаимодействие в этом случае выступает как систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны других людей.
   Совместная жизнь и деятельность в отличие от индивидуальной имеет вместе с тем более жесткие ограничения любых проявлений активности – пассивности индивидов. Это вынуждает людей строить и согласовывать образы «я – он», «мы – они», координировать усилия между ними. В ходе реального взаимодействия формируются также адекватные представления человека о себе, других людях, их группах. Взаимодействие людей выступает ведущим фактором в регуляции их самооценок и поведения в обществе.
   В очень упрощенном виде взаимодействие можно представить как процесс, который складывается из:
   – физического контакта;
   – перемещения в пространстве;
   – восприятия и отношений его участников;
   – духовного вербального контакта;
   – невербального информационного контакта;
   – совместной групповой деятельности.
   В структуру взаимодействия обычно входят:
   – субъекты взаимодействия;
   – взаимная связь его субъектов;
   – взаимное воздействие друг на друга;
   – взаимные изменения субъектов взаимодействия.
   Обычно различают внутриличностные, межличностные, личностно-групповые, личностно-массовые, межгрупповые, массовогрупповые взаимодействия. Но принципиальное значение при их анализе имеют два вида взаимодействия: межличностное и межгрупповое.
   Межличностное взаимодействие – это случайные или преднамеренные, частные или публичные, длительные или кратковременные, вербальные или невербальные контакты и связи двух и более человек, вызывающие взаимные изменения их поведения, деятельности, отношений и переживаний.
   Основными признаками такого взаимодействия выступают:
   • наличие внешней по отношению ко взаимодействующим индивидам цели (объекта), достижение которой предполагает взаимные усилия;
   • эксплицированность (доступность) для наблюдения со стороны и регистрации другими людьми;
   • ситуативность – достаточно жесткая регламентация конкретными условиями деятельности, нормами, правилами и интенсивностью отношений, в силу чего взаимодействие становится достаточно изменчивым феноменом;
   • рефлексивная многозначность – зависимость его восприятия от условий осуществления и оценок его участников.
   Межгрупповое взаимодействие представляет собой процесс непосредственного или опосредованного воздействия множественных субъектов (объектов) друг на друга, порождающий их взаимную обусловленность и своеобразный характер отношений. Обычно оно имеет место между целыми группами (а также их частями) и выступает как интегрирующий (или дестабилизирующий) фактор развития общества.
   Взаимодействуя, представители различных групп общества, с одной стороны, изменяют свои собственные черты и качества, делая их несколько иными, не похожими на прежние, а с другой – превращают некоторые уникальные особенности каждого из них в нечто общее, в совместное достояние. Выявление принадлежности данных особенностей только представителям одной общности со временем становится проблематичным.
   Можно в то же время говорить о трех вариантах взаимодействия:
   воздействие, то есть преимущественно одностороннее, однонаправленное влияние одной общности (личности) на другую (другие), когда одна группа (личность) является активной, доминирующей, другая – инертной, пассивной по отношению к данному воздействию (конкретными проявлениями могут быть принуждение, манипулирование и т. п.);
   содействие, когда две или несколько групп (личностей) на равноправных началах оказывают помощь, поддержку друг другу, достигают единства в делах и намерениях, а высшей формой содействия выступает сотрудничество;
   противодействие, создавать препятствия действиям, порождать противоречия в позициях, блокировать усилия другой общности (личности) или устанавливать ей помехи, а также организовывать активное противостояние вплоть до физических действий (для того чтобы противоречить, препятствовать, вступать в столк-новение с кем-то, нужно обязательно иметь и определенные качества, проявлять энергичность и боевитость).
   Вероятность противодействия возрастает в тех случаях, когда группа (личность) или ее представители встречаются с чем-то новым, необычным, нетрадиционным в своей жизни, в частности, с непривычным складом мышления, иными нравами и порядками, альтернативными взглядами. При названных обстоятельствах реакция противодействия является вполне объективной и нормальной.
   Каждый из перечисленных вариантов взаимодействия не «одномерен», а имеет широкий спектр проявлений. Например, воздействие может варьироваться от жестко тиранического до мягкого, учитывающего особенности объектов воздействия, противодействие также может быть представлено гаммой – от непримиримых противоречий до незначительных разногласий. Следует иметь в виду, что однозначной интерпретации вариантов взаимодействия может и не быть, так как каждый из них может вбирать в себя другие, а какие-то из них могут постепенно трансформироваться даже в свою противоположность, переходить в иную группу и т. д.
   Содержание и динамика взаимодействия. В настоящее время в западной науке существует множество точек зрения, объясняющих причины взаимодействия людей (см. табл. 1) [285. – С. 110].
   Табл. 1. Западные теории взаимодействия

   Можно разделить процесс взаимодействия людей на три уровня: начальный, средний и заключительный.
   На низшем уровне взаимодействие представляет собой простейшие первичные контакты[13] людей, когда между ними имеет место лишь определенное первичное и очень упрощенное взаимное или одностороннее «физическое» влияние друг на друга с целью обмена информацией и общения, которое в силу конкретных причин может и не достигать своей цели, а потому и не получать всестороннего развития.
   Главное в успехе первичных контактов заключается в принятии или непринятии партнерами по взаимодействию друг друга. При этом они не составляют простой суммы индивидов, а являются некоторым совершенно новым и специфическим образованием связей и отношений, которое регулируется реальным или воображаемым (представляемым) различием – сходством, подобием – контрастом людей, включенных в совместную деятельность (практическую или умственную). Различия между индивидами являются одним из основных условий дальнейшего развития взаимодействия (других его форм – общения, взаимоотношений, взаимопонимания), а также их самих как личностей.
   Любой контакт обычно начинается с конкретно-чувственного восприятия внешнего облика, особенностей деятельности и поведения других людей. В этот момент, как правило, доминируют эмоционально-поведенческие реакции индивидов друг на друга. Отношения приятия – неприятия проявляются в мимике, жестах, позе, взгляде, интонации, стремлении закончить или продолжить общение. Они свидетельствуют о том, нравятся ли люди друг другу. Если нет, то следуют обоюдные или односторонние реакции отвержения (скольжение взгляда, одергивание руки при пожатии, отворачивание головы, тела, отгораживающие жесты, «кислая мина», суетливость, убегание и т. п.) или прекращения установившегося контакта. И, наоборот, люди обращаются к тем, кто улыбается, смотрит прямо и открыто, разворачивается в анфас, отвечает бодрой и веселой интонацией, к тем, кто заслуживает доверия и с кем можно развивать дальнейшее сотрудничество на основе совместных усилий.
   Безусловно, принятие или непринятие партнерами по взаимодействию друг друга имеет и более глубокие корни. Можно различать научно обоснованные и проверенные стадии однородности – разнородности (степени сходства – различия) участников взаимодействия. Начальная стадия есть соотношение индивидных (природных) и личностных параметров (темперамента, интеллекта, характера, мотивации, интересов, ценностных ориентаций) людей. Особое значение в межличностном взаимодействии имеют возрастные и половые различия партнеров.
   Завершающая стадия однородности – разнородности (степени подобия – контраста участников межличностного взаимодействия)
   – есть соотношение в группе (сходство – различие) мнений, отношений (в том числе симпатий – антипатий) к себе, партнерам или другим людям, к предметному миру (в том числе к совместной деятельности). Завершающая стадия подразделяется на этапы: первичный (или исходный) и вторичный (или результативный). Первичный этап есть исходное, данное до межличностного взаимодействия соотношение мнений (о мире предметов и себе подобных). Вторичный этап находит выражение в соотношении (сходство – различие) мнений и отношений как результате межличностного взаимодействия, обмена мыслями и чувствами между участниками совместной деятельности [161. – С. 9].
   Большую роль во взаимодействии на его начальном этапе играет и эффект конгруэнции. Она представляет собой подтверждение взаимных ролевых ожиданий, единый резонансный ритм, созвучность переживаний участников контакта.
   Конгруэнция предполагает минимум рассогласований в узловых моментах линий поведения участников контакта, следствием чего является снятие напряжения, возникновение доверия и симпатии на подсознательном уровне.
   Конгруэнция усиливается вызванными у партнера ощущением соучастия, интересом, поисковой взаимной активностью на основе его потребностей и жизненного опыта. Конгруэнция может по-явиться с первых минут контакта между ранее незнакомыми партнерами, а может не возникнуть вообще. Наличие конгруэнции говорит о повышении вероятности того, что взаимодействие будет продолжено. В этом смысле стремиться достигнуть конгруэнции следует с первых минут контакта.
   К основным предпосылкам достижения конгруэнции обычно относятся:
   а) переживание сопринадлежности, которое возникает в случаях:
   ♦ когда цели субъектов взаимодействия связаны между собой;
   ♦ когда существует основа для межличностного сближения;
   ♦ когда субъекты принадлежат к одной социальной группе;
   б) эмпатия, которая легче реализуется:
   ♦ при установлении эмоционального контакта;
   ♦ при сходстве поведенческих и эмоциональных реакций партнеров;
   ♦ при наличии одинаковых чувств к какому-то предмету;
   ♦ когда привлекается внимание к чувствам партнеров (например, они просто описываются);
   в) идентификация, которая усиливается:
   ♦ при живости, разнообразии поведенческих проявлений взаимодействующих сторон;
   ♦ когда человек видит в другом черты своего характера;
   ♦ когда партнеры как бы меняются местами и ведут обсуждение с позиций друг друга;
   ♦ при ссылках на прежние случаи;
   ♦ при общности мыслей, интересов, социальных ролей и позиций.
   В результате конгруэнции и действенных первичных контактов устанавливается обратная связь между людьми, представляющая собой процесс взаимонаправленных ответных действий, который служит поддержанию последующего взаимодействия и в ходе которого осуществляется также намеренное или ненамеренное сообщение другому лицу того, как его поведение и действия (или их последствия) восприняты или пережиты.
   Можно выделить три основные функции обратной связи. Она выступает обычно: 1) регулятором поведения и действий человека; 2) регулятором межличностных отношений; 3) источником самопознания.
   Обратная связь бывает разных видов, и каждый вариант соответствует той или иной специфике взаимодействия людей и установления между ними устойчивых отношений.
   Обратная связь может быть: а) вербальной (передаваемой в виде речевого сообщения); б) невербальной, осуществляемой посредством мимики, позы, интонации голоса и т. д.; в) выраженной в форме действия, ориентированного на проявление, показ другому человеку понимания, одобрения и выраженного в совместной активности.
   Обратная связь может быть непосредственной и отсроченной во времени, она может быть эмоционально окрашенной и передаваться человеком другому как некое переживание, а может быть с минимальным переживанием эмоций и ответных поведенческих реакций [237. – С. 5].
   В разных вариантах совместной деятельности уместны свои виды обратной связи. Неумение использовать обратную связь существенно затрудняет взаимодействие людей, снижая его эффективность. Благодаря обратной связи в ходе взаимодействия люди уподобляются друг другу, приводят свои состояние, эмоции, поступки и действия в соответствие с развертывающимся процессом взаимоотношений.
   Сложившаяся психологическая общность партнеров укрепляет их контакты, приводит к развитию взаимосвязей между ними, способствует преобразованию их личных отношений и действий в совместные. Установки, потребности, интересы, отношения в целом, выступая как мотивы, определяют перспективные направления взаимодействия партнеров, в то время как его тактика регулируется еще и взаимным пониманием личностных особенностей людей, их образами-представлениями друг о друге, о себе, задачах совместной активности.
   При этом регуляция взаимодействия и взаимоотношений людей осуществляется не одним, а целой группой образов. Помимо образов-представлений партнеров друг о друге, в систему психологических регуляторов совместной деятельности входят образы-представления о себе («я-концепция»), представления партнеров о впечатлении, произведенном ими друг на друга, идеальный образ общественной роли, которую выполняют партнеры, взгляды на возможные результаты совместной деятельности.
   Эти образы-представления вместе не всегда четко осознаются людьми в процессе взаимодействия. Они чаще выступают как неосознанные впечатления и не находят выхода в понятийную сферу мышления субъектов совместной деятельности. Вместе с тем психологическое содержание, заключенное в установках, мотивах, потребностях, интересах, отношениях, проявляется посредством волевых действий в различных формах направленного на партнера поведения.
   На среднем уровне процесса взаимодействия людей, который получил название продуктивной совместной деятельности, развивающееся постепенно активное сотрудничество находит все большее выражение в эффективном решении проблемы соединения взаимных усилий партнеров.
   Обычно различают три модели организации совместной деятельности: 1) каждый участник делает свою часть общей работы независимо от другого; 2) общая задача выполняется последовательно каждым участником; 3) имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными. Их реальное существование зависит от условий деятельности, ее целей и содержания.
   Общие устремления людей вместе с тем могут привести к столкновениям в процессе согласования позиций. В результате люди вступают в отношения «согласия – несогласия» друг с другом. В случае согласия происходит вовлечение партнеров в совместную деятельность. При этом происходит распределение ролей и функций между участниками взаимодействия. Эти отношения вызывают особую направленность волевых усилий у субъектов взаимодействия. Оно связано либо с уступкой, либо с завоеванием определенных позиций. Поэтому от партнеров требуются проявления взаимной терпимости, собранности, настойчивости, психологической подвижности и других волевых качеств личности, опирающихся на интеллект и высокий уровень сознания и самосознания личности.
   Вместе с тем в это время взаимодействие людей активно сопровождается или опосредуется проявлением сложных социально-психологических феноменов, получивших название совместимости – несовместимости (или срабатываемости – несрабатываемости). Как межличностные отношения и общение являются специфическими формами взаимодействия, так совместимость и срабатываемость должны считаться его особыми составляющими элементами [162. – С. 21]. Межличностные отношения в группе и совместимость (физиологическая и психологическая) ее членов порождают еще одно важнейшее социально-психологическое явление, которое принято называть психологическим климатом.
   Различают несколько видов совместимости. Психофизиологическая совместимость основывается на взаимодействии особенностей темперамента, потребностей индивидов. Психологическая совместимость предполагает взаимодействие характеров, интеллектов, мотивов поведения. Социально-психологическая совместимость предусматривает согласование социальных ролей, интересов, ценностных ориентаций участников. Наконец, социально-идеологическая совместимость основана на общности идеологических ценностей, на сходстве социальных установок (по интенсивности и направленности)
   – относительно возможных фактов действительности, связанных с реализацией этнических, классовых и конфессиональных интересов. Между этими видами совместимости нет четких границ, тогда как крайние уровни совместимости, например, физиологический и социально-психологический, социально-идеологический имеют очевидные различия [162. – С. 22].
   В совместной деятельности заметно активизируется контроль со стороны самих участников (самоконтроль, самопроверка, взаимный контроль, взаимная проверка), что оказывает влияние на исполнительскую часть деятельности, в том числе скорость и точность индивидуальных и совместных действий.
   В то же время следует помнить о том, что двигателем взаимодействия и совместной деятельности выступает прежде всего именно мотивация его участников. Существует несколько видов социальных мотивов взаимодействия (мотивов, по которым человек вступает во взаимодействие с другими людьми):
   1) максимизации общего выигрыша (мотив кооперации);
   2) максимизации собственного выигрыша (индивидуализм);
   3) максимизации относительного выигрыша (конкуренция);
   4) максимизации выигрыша другого (альтруизм);
   5) минимизации выигрыша другого (агрессия);
   6) минимизации различий в выигрышах (равенство) [30. – С. 43].
   В рамки этой схемы могут быть в общем виде отнесены и все возможные побуждения, детерминирующие социальное взаимодействие людей: интерес к определенной деятельности и конкретным людям, средства общения, результаты сотрудничества, характер отношений между партнерами и т. д. Однако наиболее значимыми для понимания взаимодействия являются именно указанные выше.
   Осуществляемый участниками совместной деятельности взаимный контроль друг за другом может привести к пересмотру индивидуальных мотивов деятельности, если имеют место значительные различия по их направленности и уровню, в результате чего индивидуальные мотивы людей начинают координироваться.
   В ходе этого процесса происходит постоянное согласование мыслей, чувств, отношений партнеров по совместной жизнедеятельности. Оно облекается в различные формы влияния людей друг на друга. Одни из них побуждают партнера к действиям (приказ, просьба, предложение), другие санкционируют действия партнеров (согласие или отказ), третьи вызывают на дискуссию (вопрос, рассуждение). Сама дискуссия может проходить в форме освещения, беседы, диспута, конференции, семинара и целого ряда других видов межличностных контактов. Однако выбор форм воздействия чаще продиктован функционально-ролевыми взаимосвязями партнеров в совместной работе. Например, контрольная функция руководителя побуждает его к более частому использованию приказов, просьб и санкционирующих ответов, в то время как педагогическая функция того же руководителя требует более частого использования дискуссионных форм взаимодействия. Таким образом реализуется процесс взаимовлияния партнеров по взаимодействию. Посредством него люди «обрабатывают» друг друга, стремясь к изменению и преобразованию психических состояний, установок и в конечном счете поведения и психологических качеств партнеров по совместной деятельности.
   Взаимовлияние как изменение мнений и оценок может быть ситуативным, когда этого требуют обстоятельства. В результате повторяющихся изменений мнений и оценок происходит формирование устойчивых оценок и мнений, сближение которых приводит к поведенческому, эмоциональному и когнитивному единству участников взаимодействия. Это в свою очередь приводит к сближению интересов и ценностных ориентаций, интеллектуальных и характерологических особенностей партнеров.
   Регуляторами взаимовлияний людей друг на друга являются механизмы внушения, конформности и убеждения, когда под действием мнений, отношений одного партнера изменяются мнения, отношения другого. Они формируются на базе более глубокого свойства живых систем – подражания. В отличие от последнего внушение, конформность и убеждение регулируют межличностные нормы мыслей и чувств.
   Внушение – это такое влияние на других людей, которое они воспринимают неосознанно. Конформность в отличие от внушения представляет собой явление сознательного изменения мнений, оценок. Ситуативно и сознательно конформность позволяет поддерживать и согласовывать представления (нормы) по поводу происходящих событий в жизни и деятельности людей. Разумеется, события имеют различную степень значимости для тех, кто вынужден их оценивать. Убеждение – это процесс длительного воздействия на другого человека, в ходе которого он сознательно усваивает нормы и правила поведения партнеров по взаимодействию.
   Сближение или изменение взаимных точек зрения и мнений затрагивает все сферы и уровни взаимодействующих людей. В условиях решения конкретных текущих задач жизни и деятельности, особенно общения, их конвергенция – дивергенция выступает своеобразным регулятором межличностного взаимодействия. Если сближение оценок и мнений формирует единый «язык», групповые нормы отношений, поведения и деятельности, то их расхождение выступает в качестве движущей силы развития межличностных отношений и групп.
   Межличностные взаимовлияния зависят от степени определенности – неопределенности (очевидности – неочевидности) фактов, событий, явлений, по которым принимаются те или другие решения. Исследователями обнаружена следующая зависимость: при высокой определенности (очевидности) задачи вероятность изменения оценок и мнений меньшая, адекватность ее решения более высокая. При высокой неопределенности (неочевидности) задачи вероятность изменений оценок и мнений большая, адекватность ее решения менее высокая. Данную зависимость можно назвать законом «социально – психологической целесообразности», которая в целом указывает на то, что в условиях обсуждения мнений, оценок возрастает их адекватность реальному положению дел.
   Высшим уровнем взаимодействия всегда выступает исключительно эффективная совместная деятельность людей, сопровождающаяся взаимопониманием. «Взаимопонимание людей – это такой уровень их взаимодействия, при котором они осознают содержание и структуру настоящего и возможного очередного действия партнера, а также взаимно содействуют достижению единой цели. Для взаимопонимания недостаточно совместной деятельности, нужно взаимосодействие. Оно исключает свой антипод – взаимопротиводействие, с появлением которого возникают недопонимание, а потом и непонимание человека человеком» [66. – С. 171]. В то же время взаимное непонимание
   – одна из существенных предпосылок распада взаимодействия людей или причина самых разнообразных межличностных затруднений, конфликтов и т. д.
   Существенной характеристикой взаимопонимания всегда выступает его адекватность. Она зависит от целого ряда факторов: от типа отношений между партнерами (отношений знакомства и приятельства, дружеских, любовных и супружеских отношений, товарищеских, деловых отношений); от знака или валентности отношений (симпатий, антипатий, индифферентных отношений); от степени возможной объективации, проявления свойств личности в поведении и деятельности людей (общительность, например, легче всего наблюдается в процессе взаимодействия). Важное значение в адекватности как точности, глубине и широте восприятия и интерпретации имеют мнение, оценка других более или менее значимых людей, групп, авторитетных лиц.
   Для правильного анализа взаимопонимания можно соотнести два фактора – социометрический статус и степень подобия по нему.
   При этом выясняется следующее: устойчиво взаимодействуют друг с другом (дружат) лица, имеющие разные социально-психологические статусы в коллективе; отвергают друг друга, то есть испытывают межличностное неприятие, те лица, которые сходны по статусу и он у них недостаточно высок (различия значимые).
   В парах взаимоотвергающих друг друга людей чаще всего встречаются сочетания «холерик – холерик», «сангвиник – сангвиник» и «флегматик – сангвиник». Не было ни одного случая взаимных отрицаний в паре типа «флегматик – флегматик». В дружеских парах нет ни одного случая сочетаний «холерик – холерик», «сангвиник – сангвиник», а в парах взаимоотвергающих друг друга людей таких сочетаний большинство [162. – С. 101].
   Более широкий диапазон сочетаний с другими типами темперамента имеют меланхолики, которые устойчиво сохраняют межличностную привлекательность к себе подобным, с флегматиками и сангвиниками. Сочетание меланхолика с холериком встречается только один раз: холерики в силу своей раздражительности, «безудержности» плохо уживаются (несовместимы) с меланхоликами и другими холериками, а меланхолики лучше совместимы с флегматиками и сангвиниками.
   Таким образом, взаимодействие является сложным многоэтапным и многогранным процессом, в ходе которого осуществляются общение, восприятие, взаимоотношения, взаимовлияния и взаимопонимание людей.
   Разновидности взаимодействия. Взаимодействие, как уже подчеркивалось, многообразно. Показателем этого является и его типология.
   Обычно выделяют несколько типов взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление: кооперация и конкуренция (согласие и конфликт, приспособление и оппозиция). В этом случае как тип взаимодействия (сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого взаимодействия (успешное или менее успешное сотрудничество) определяют характер межличностных отношений между людьми.
   В процессе взаимодействия этих типов, как правило, проявляются следующие ведущие стратегии поведения во взаимодействии:
   1. Сотрудничество, направленное на полное удовлетворение участниками взаимодействия своих потребностей (реализуется либо мотив кооперации, либо конкуренции).
   2. Противодействие, предполагающее ориентацию на свои цели без учета целей партнеров по общению (индивидуализм).
   3. Компромисс, реализующийся в частном достижении целей партнеров ради условного равенства.
   4. Уступчивость, предполагающая жертву собственных интересов для достижения целей партнера (альтруизм).
   5. Избегание, которое представляет собой уход от контакта, потерю собственных целей для исключения выигрыша другого [285. – С. 108].
   В основу деления на типы могут быть положены намерения и действия людей, которые отражают понимание ими ситуации общения. Тогда выделяют три типа взаимодействий: дополнительное, пересекающееся и скрытое. Дополнительным называется такое взаимодействие, при котором партнеры адекватно воспринимают позицию друг друга. Пересекающееся – это взаимодействие, в процессе которого партнеры, с одной стороны, демонстрируют неадекватность понимания позиций и действий другого участника взаимодействия, а с другой
   – ярко проявляют свои собственные намерения и действия. Скрытое взаимодействие включает в себя одновременно два уровня: явный, выраженный словесно, и скрытый, подразумеваемый. Оно предполагает либо глубокое знание партнера, либо большую чувствительность к невербальным средствам общения – тону голоса, интонации, мимике и жестам, поскольку именно они передают скрытое содержание.
   Взаимодействие всегда присутствует в виде двух компонентов: содержания и стиля. Содержание определяет, вокруг чего или по поводу чего развертывается то или иное взаимодействие. Стиль указывает на то, как человек взаимодействует с окружающими.
   Можно говорить о продуктивном и непродуктивном стилях взаимодействия.
   Продуктивный стиль представляет собой плодотворный способ контакта партнеров, способствующий установлению и продлению отношений взаимного доверия, раскрытию личностных потенциалов и достижению эффективных результатов в совместной деятельности. Известно, что такой стиль взаимодействия не существует между людьми изначально. Он устанавливается. При этом достаточно часто участники взаимодействия из-за личностных особенностей не могут приспособиться друг к другу, прийти к согласию, преодолеть барьеры, установить доверительные отношения.
   В других случаях, исчерпав доступные им ресурсы адаптации, добившись некоторого равновесия и доверия на первых этапах развития взаимодействия, люди не могут сохранять эффективные взаимоотношения. В обоих случаях говорят о непродуктивном стиле взаимодействия[14] – неплодотворном способе контакта партнеров, блокирующем реализацию личностных потенциалов и достижение оптимальных результатов совместной деятельности.
   Реальным проявлением непродуктивности стиля взаимодействия становится ситуация, воспринимаемая человеком как «конфликтная», «тупиковая», а также переживаемые при этом тревога, напряженность, негативные взаимоотношения и эмоции. При этом люди реагируют на проблемную ситуацию во взаимодействии по-разному: одни решают ее самостоятельно, другие нуждаются в опоре и психологической помощи.
   Обычно выделяют пять основных критериев, позволяющих правильно понять стиль взаимодействия:
   • Характер активности в позиции партнеров (в продуктивном стиле – «рядом с партнером», активная позиция обоих партнеров как соучастников деятельности, в непродуктивном – «над партнером», активная позиция ведущего партнера и дополняющая ее пассивная позиция подчинения ведомого).
   • Характер выдвигаемых целей (в продуктивном стиле – партнеры совместно разрабатывают как близкие, так и дальние цели; в непродуктивном – доминирующий партнер выдвигает только близкие цели, не обсуждая их с партнером).
   • Характер ответственности (в продуктивном стиле за результаты деятельности ответственны все участники взаимодействия; в непродуктивном стиле вся ответственность отнесена к доминирующему партнеру).
   • Характер отношений, возникающих между партнерами (в продуктивном стиле – доброжелательность и доверие; в непродуктивном стиле – агрессия, обида, раздражение).
   • Характер функционирования механизма идентификации – обособления (идентификация и обособление в продуктивном стиле; крайние формы идентификации и отчуждения в непродуктивном стиле).
   Своеобразие межгруппового взаимодействия. Социальная психология пока еще уделяла мало внимания проблемам межгруппового взаимодействия. В настоящее время исследованы три его интегративных феномена [5].
   Во-первых, это групповая аффилиация, которая отражает взаимодействие между группами, являющимися составными частями большей общности. Любой группе свойственно стремление быть составной частью и чувствовать свою принадлежность к более широкой социальной общности. Это взаимодействия групп разнопорядкового масштаба и объема (взаимодействие по вертикали), которые не могут быть равноправными. В этом случае большая социальная группа как бы поглощает в себя малые, которые функционируют по законам первой. Следовательно, для осмысления социально-психологических особенностей малой группы необходимо сначала понять своеобразие большой социальной группы, частью которой она является.
   Общая социально-психологическая характеристика группы должна начинаться с выявления ее социальной принадлежности. Общий анализ в данном случае будет первичным по отношению к частному. Если мы берем для сравнения две социальные группы, которые различаются по своей принадлежности к разным большим социальным группам, мы должны, прежде всего, определить существенные различия между данными большими группами и на основании этого давать сравнительную характеристику малым группам, которые входят в их состав.
   Само деление большой социальной группы на более мелкие (подгруппы) способствует формированию социального чувства принадлежности – чувства «мы», которое порождает восприятие социальных феноменов через призму «своих» и «чужих».
   Конфликт интересов между группами провоцирует развитие агрессии, враждебности по отношению к представителям другой группы. Это вызывает у участников взаимодействия ощущение опасности, угрозы, а другая группа воспринимается как источник этой угрозы. При этом происходит усиление внутригрупповой солидарности, сплочения, более полное осознание индивидами принадлежности к своей группе. Увеличивается непроницаемость границ группового членства. Одновременно значительно усиливается социальный контроль в группе, который ведет к тому, что уменьшается степень отклонения индивидов от выполнения групповых норм.
   Во-вторых, феноменом межгруппового взаимодействия выступает открытость группы, которая необходима для того, чтобы поддерживать ее существование в постоянно меняющихся социальных условиях и обеспечивать полноценное функционирование и развитие. Все процессы взаимодействия группы с окружающим социумом осуществляются через групповую открытость.
   Открытость проявляется в стремлении группы получить информацию и влияние извне, вследствие чего она подвергается различного рода воздействиям и оценкам со стороны других групп. Уровень групповой открытости можно рассматривать как своеобразный критерий обновления группы и соблюдения баланса процессов дифференциации и интеграции. Открытость группы может быть связана и с привлечением новых членов или даже изменением состава группы.
   Уровень групповой открытости определяется благополучием существования группы в социуме. Чем выше уровень благополучия, тем более открытой может быть группа. При неблагоприятных условиях открытая группа становится закрытой. Закрытость в данном случае значима с точки зрения сохранения группы как целого и на какое-то время спасает группу. Однако если она закрыта достаточно продолжительный период времени, то постепенно утрачивает свои позитивные адаптационные функции и через стагнацию перерождается, превращаясь из адаптивного социального явления в дезадаптивное.
   В-третьих, важнейшим феноменом межгруппового взаимодействия является межгрупповая референтность, которая проявляется в обращении к значимой внешней группе, выступающей в качестве носителя определенных ценностей и норм, некой эталонной модели. Межгрупповая референтность определяется ценностными ориентациями группы, ее социальными установками и ведущими тенденциями развития. Если последние меняются, то меняется и межгрупповая референтность.
   Современные социально-психологические исследования межгруппового взаимодействия показывают, что основными его функциями являются сохранение, стабилизация и развитие групп как функциональных единиц общественной жизни.
   При взаимодействии с другими группами каждая группа стремится к более-менее устойчивому состоянию посредством сохранения относительного баланса тенденций интеграции и дифференциации. Если во внешних отношениях группы усиливаются тенденции дифференциации, то внутренние отношения будут характеризоваться усилением тенденции интеграции и наоборот.
   Соперничество, сотрудничество, отношения неучастия – основные стратегии взаимодействия между социальными группами. Доминирующей стратегией взаимодействия следует считать стратегию соперничества.

4.2. Межличностные и межгрупповые отношения в социальной психологии

   Сущность межличностных отношений. В любом акте взаимодействия людей всегда присутствует их отношение друг к другу.
   Понятие «отношение» в узком смысле[15] выступает базовой категорией психологической науки. Оно находит конкретное воплощение в любых контактах, взаимодействиях человека с человеком, с материальными и идеальными вещами и явлениями. Отношение как бы эмоционально окрашивает любые связи индивида с внешним миром и другими людьми. Даже безразличие к кому-либо, чему-либо является отношением. Иначе говоря, отношение – атрибут любой связи человека, непосредственной и опосредованной, физической и идеальной.
   Через отношение определяется система потребностей, мотивов, влечений человека. В этом случае отношение выступает индикатором и средством выражения, объективизации всех действий человека. Таким образом, отношение – это социализированная связь внутреннего и внешнего содержания психики человека, его связь с окружающей действительностью и сознанием.
   Понимание категории «отношения» в узком смысле подразумевает доминирующее значение, например, категории «экономические отношения». Вместе с тем при анализе жизни и деятельности отдельного индивида, вступающего в контакт с другими людьми, зачастую приходится абстрагироваться от более широкого понимания категории «отношения», принимая во внимание только ее более узкое значение [162. – С. 15].
   Категория «отношения» может рассматриваться и как готовность к определенному взаимодействию, и как реально действующая связь в рамках «субъект – объект», «субъект – субъект». В первом случае понятие «отношение» сливается с понятием установки как готовности к определенной активности, возникновение которой зависит от наличия следующих условий: от потребности, актуально проявляющейся у человека, и от объективной ситуации удовлетворения этой потребности. Готовность в этом случае понимается только как возможность раскрытия связи. Отношения человека представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности. Эта система вытекает из всей истории развития человека, она выражает его личностный опыт и внутренне определяет его действия и переживания.
   Отношения в рамках «субъект – объект» и «субъект – субъект» не являются идентичными. Так, общими для одной и другой связи выступают, например, активность (или выраженность) отношения, модальность (положительная, отрицательная, нейтральная), широта, устойчивость и т. д. Вместе с тем существенным различием отношений в рамках субъект – объектной и субъект – субъектной связи являются однонаправленность и взаимность отношений. Только при условии наличия взаимности отношений возможно образование «совокупного фонда» общего и нового межсубъектного образования (мыслей, чувств, действий). Когда трудно сказать, где свое, а где чужое, и то и другое становится нашим. Субъект – субъектные отношения характеризуются как постоянной взаимностью, так и изменчивостью, что обусловливается активностью не только одной из сторон, как это имеет место при субъект – объектных отношениях, где устойчивость больше зависит от субъекта, чем от объекта.
   Субъект – субъектные отношения включают в себя не только отношения человека с другим человеком, но и отношение к самому себе, то есть самоотношение. В свою очередь, субъект – объектные отношения – это все отношения личности к действительности, исключая отношения между людьми и самоотношение.
   Таким образом, психологические отношения обнаруживаются как в рамках субъект – объектных, так и субъект – субъектных отношений. В межличностных отношениях всегда присутствуют субъект – субъектные связи. В этом смысле психологические отношения выступают родовым понятием по отношению к видовому – «межличностным отношениям».
   Другой аспект анализа отношений – по направленности – приводит к пониманию особенностей их мотивации.
   Отношения можно разделить на ситуативные и устойчивые. Последний вид отношений близок к такому психологическому феномену, как привязанность, которая выступает устойчивым отношением, характеризующимся зависимостью от чего-либо и кого-либо. Привязанность может быть к вещам, природе, людям, ко всему, с чем так или иначе имеет дело человек. Привязанность как система отношений стабилизирует положение личности, индивидуальности. Негативной стороной является инертность связей и отношений, а следовательно, и развития личности, индивидуальности.
   Межличностные отношения людей (синоним – взаимоотношения) – это субъективные связи, возникающие в результате их фактического взаимодействия и сопровождаемые уже различными эмоциональными и другими переживаниями (симпатиями и антипатиями) индивидов, в них участвующих. Они формируются не только в процессе прямого взаимодействия и совместной деятельности людей, влияя на их ход и результаты, но и через их личностное отношение к труду, другим индивидам, самому себе.
   Через межличностные отношения и общение индивид опосредованно может включиться в систему общественных отношений. Если у ребенка такое включение происходит через ближайшее окружение, то у взрослого границы значительно расширяются. Он непосредственно, а не только через межличностные отношения и общение, включается в разнообразные общественные отношения, становится их носителем. Взаимоотношения складываются и протекают в условиях взаимодействия большого числа людей. Отбор партнеров для общения и выполнения какой-либо деятельности – сложный процесс и зависит как от общей атмосферы в группах взаимодействующих людей, так и от психологических особенностей их самих.
   Проблема межличностных отношений лежит на стыке общей и социальной психологии. Взаимоотношения, не охватывая всех общественных отношений человека, являются наиболее близкими личности и задачам ее формирования. Неофициальность, личностная значимость, эмоциональная насыщенность и связь с интимными сторонами жизни, высокая вовлеченность создают основу для глубокого влияния межличностных взаимоотношений на личность.
   Существует сложная система зависимости некоторых параметров межличностных отношений от характерологических, мотивационных, интеллектуальных и нейродинамических особенностей личности. Так, устойчивые парные дружеские отношения и взаимодействия приводят к изменению некоторых личностных свойств партнеров, сделав их сходными по ряду параметров. Межличностная взаимная неприязнь, наоборот, сохраняет различия между партнерами по этим параметрам. Выявлено также влияние сходства – различия реальных личностных характеристик партнеров (ценностных ориентаций, интересов, мотивации, характера, интеллекта, темперамента, нейродинамики) на образование и развитие парных дружеских отношений.
   В силу взаимного характера межличностных отношений в их регулировании принимают участие три таких мотивационных компонента, как «я хочу», «я могу» и «надо». Личного желания («я хочу») недостаточно для образования отношений. Необходимо согласование взаимных мотивов (желаний) и возможностей («я могу» удовлетворить потребность другой личности). Наконец, третий момент «надо» есть важнейшая детерминанта образования и развития или распада отношений. «Надо – не надо» – не субъективная сторона отношений, а объективная, характеризует общественную необходимость в каждом конкретном типе отношений.
   Более общим явлением межличностных отношений выступает привлекательность. К составным элементам взаимной привлекательности – непривлекательности относятся: симпатии – антипатии и притяжение – отталкивание. Если симпатия – антипатия представляет собой переживаемое удовлетворение – неудовлетворение от реального или мысленного контакта с другим, то притяжение – отталкивание есть практическая составляющая этих переживаний.
   Притяжение – отталкивание как одно из составляющих межличностной привлекательности в основном связано с потребностью людей быть вместе, рядом. Притяжение – отталкивание часто, но не всегда связано с переживанием симпатий – антипатий (эмоциональным компонентом межличностных отношений). Такое противоречие возникает часто при однонаправленных отношениях популярности какой-либо личности: «К ней почему-то тянет, без видимого удовлетворения быть вместе и рядом».
   Характеристика ролевых отношений. Межличностные отношения непосредственным образом определяются ролевыми отношениями, с одной стороны, и индивидуальными личностными характеристиками субъектов – с другой. Большая часть того, что мы думаем и делаем, связана с нашими социальными ролями. С изменением ролей меняются наши взгляды. Ролевые отношения – это отношения, обусловленные функциональными обязанностями субъекта. Они характеризуются, в частности, следующими признаками [150. – С. 118]:
   1. Безличность. Роли прилагаются к каждому, кто находится на соответствующем статусном месте.
   2. Обусловленность поведения ролевыми обязанностями. Социальная роль – это набор ожидаемых поведенческих стереотипов, связанных с выполнением вполне определенной, конкретной работы.
   3. Трудная совместимость социальных ролей. Проблема заключается в определении того, что именно и от кого ожидается. Не всегда совпадает мнение индивида о своей роли с тем, что об этом думают другие и что есть на самом деле, – все может в широких пределах отличаться.
   4. Вживаемость в социальную роль субъекта. Роли быстро выучиваются и могут значительно влиять на поведение субъекта.
   Ролевые отношения обычно представлены следующими параметрами (Мокшанцевы, С. 119). Во-первых, ролевым эпизодом, который определяется предположением, что группа занимает фиксированную позицию по какому-то вопросу. Это предположение становится известным исполнителю роли, который, в свою очередь, формирует восприятие того, что от него ожидают, и как бы задает впоследствии некоторое поведение члена организации. Однако его поведение может значительно отличаться от реальных ожиданий группы. Поэтому поведение группы также может измениться.
   Во-вторых, ролевым набором, представляющим собой совокупность ролей, соответствующих данному статусу. Это группа индивидов, которые формируют, хранят ожидания, касающиеся того, как должен себя вести исполнитель роли, обмениваются этими ожиданиями и дают знать о них исполнителю роли. Ролевой набор свидетельствует о поведенческих стереотипах, существующих в социальной группе. Исполнитель роли имеет более четкие представления о ней в случаях, когда ролевой набор мал, нежели когда он велик. Маленькие ролевые наборы связаны с образованием клик, или изолированных мелких групп внутри социальной группы.
   В-третьих, важным параметром роли выступает ролевая дифференциация, которую можно определить как степень различия типов
   функций между людьми. Чем выше разделение ролей, тем выше ролевая дифференциация. Она дает представление о том, как распределяются социальные роли в конкретных производственных обстоятельствах.
   Социальная роль представляет собой специфический механизм, посредством которого общественные интересы определяют поведение личности в разнообразных ситуациях общения. Социальные роли, необходимые в конкретных ситуациях общения, вырабатываются обществом в течение длительных периодов его развития как социально одобряемые типы поведения людей.
   Стиль ролевого поведения человека – это личностная окраска исполнения роли, зависящая от темперамента, характера, мотивации и других особенностей личности, от ее знаний и умений.
   Ролевое поведение личности имеет два плана. Это действия, обусловленные:
   1) нормативными требованиями – «я» в предлагаемой обстоятельствами роли;
   2) личными притязаниями – «я» как таковой.
   Первый план поведения – социальная форма ролевых действий, второй план – психологический способ ролевой самореализации. Как раз здесь и возникает та существенная проблема – трудная совместимость социальных ролей. Различие между тем, что субъект относит к своей роли, что об этом думают другие и что есть на самом деле «настоящая» данная роль, как правило, приводят к внутриролевым и межролевым конфликтам.
   Виды взаимоотношений. Можно говорить о следующих видах межличностных отношений[16]: отношения знакомства, приятельские, товарищеские, дружеские, любовные, супружеские, родственные, деструктивные. Данная классификация основана на нескольких критериях: глубине отношений, избирательности в выборе партнеров, функции отношений.
   Главным критерием являются мера, глубина вовлечения личности в отношения. В структуре личности можно выделить несколько уровней проявления ее характеристик: общевидовые, социокультурные, психологические, индивидуальные. Социокультурными можно считать национальность, социальный статус, профессию, образование, политическую и религиозную принадлежность и т. п. К психологическим характеристикам личности относятся ее интеллект, мотивация, характер, темперамент и т. п. К индивидуальным относится все индивидуально неповторимое, обусловленное своеобразием жизненного пути человека.
   Разные виды межличностных взаимоотношений предполагают включение в общение тех или иных уровней характеристик личности. Наибольшее включение личности, вплоть до индивидуальных характеристик, происходит в дружеских, супружеских отношениях. Отношения знакомства, приятельства ограничиваются включением во взаимодействие преимущественно видовых и социокультурных особенностей личности.
   Второй критерий – степень избирательности при выборе партнеров для взаимоотношений. Избирательность можно определить как число признаков, значимых для установления и воспроизводства отношения. Наибольшую избирательность обнаруживают отношения дружбы, супружества, любви, наименьшую – отношения знакомства.
   Третий критерий – различие функций (целей, назначения) отношений. Под функциями понимается круг задач, вопросов, которые решаются в межличностных отношениях. Функции отношений проявляются в различии их содержания, психологического смысла для партнеров.
   Дополнительными критериями для различения межличностных отношений можно считать: дистанцию между партнерами, продолжительность и частоту контактов, участие ролевых клише в актах общения, нормы отношений, требования к условиям контакта.
   Каждое межличностное отношение характеризуется определенной дистанцией между партнерами, предполагает ту или иную меру участия ролевых клише, предъявляет требования к частоте и длительности встреч.
   Общая закономерность такова: по мере углубления отношений (например, дружба, супружество в сравнении со знакомством) сокращается дистанция, увеличивается частота контактов, устраняются ролевые клише.
   Отношения дружбы характеризуются очень высокой избирательностью, если они правильно оцениваются. Возможна переоценка отношений одним из партнеров, и на этой почве возникают недоразумения. Недооценка дружеских отношений может при-вести к их распаду.
   Дружеские отношения принято разделять на инструментальные и эмоционально-исповедальные. Единая профессия, род занятий совпадение интересов, совместная или просто взаимосвязанная работа, учеба скорее приведут к образованию инструментальной дружбы. Инструментальная дружба основана на взаимной помощи в тех или иных жизненных обстоятельствах. Эти отношения близки к товарищеским, но отличаются от них тем, что цели дружеских инструментальных отношений могут не выходить за пределы личной выгоды каждого из партнеров. Эмоционально-исповедальные дружеские отношения строятся при условии взаимной симпатии, эмоциональной привязанности и доверия.
   Они характеризуются:
   • высокой доверительностью между партнерами, взаимораскрытием внутреннего мира (доверие тайн, мечтаний, интимных переживаний, скрываемых черт личности, фактов биографии);
   • снятием социальной внешней маски поведения (возможность быть самим собой);
   • понижением самоконтроля и раскованностью в контакте («когда не боишься, что тебя не так поймут, неверно оценят твой поступок»);
   • преобладанием положительного оценочного отношения партнеров (отсутствие осуждения, насмешки, неприятия).
   Для понимания существа дружбы, товарищества необходимо знать их антиподы: вражду, соперничество. Для некоторых видов межличностных отношений в реальной жизни можно обнаружить такие противоположности: дружба – вражда, товарищество – соперничество, родные – чужие. Однако некоторые виды взаимоотношений не имеют антиподов и их негативные формы неспецифичны. Так, нельзя найти реальное противопоставление отношениям знакомства, супружества. Разрыв таких отношений выражается в полном исчезновении отношения, переходе в другой вид (знакомство – в приятельство) или превращении в негативную форму другого вида отношений (вражда, соперничество).
   Полнота анализа межличностных отношений требует исследования негативных форм. Негативной формой дружеских взаимоотношений является вражда. Вражда предполагает негативные эмоциональные установки по отношению к партнеру: ненависть, антипатию, неприятие. Отношения вражды проявляются в отсутствии доверия, скупости в контактах и передаче информации партнеру: нарушение его планов, препятствие в деятельности, намеренное занижение его самооценки, статуса, намеренная дезориентация сознания и самосознания партнера. В целом отношения вражды проявляются во всевозможных попытках дестабилизации, разрушения, нивелировки личности партнера и его жизнедеятельности.
   Следует отметить, что отношения вражды, как и дружбы, возникают при условии взаимного отношения друг к другу равных партнеров. В случае превосходства одного из них или при односторонней неприязни не отмечается типично враждебного поведения, стремления нанести партнеру ощутимый вред.
   Основной функцией деструктивных отношений являются культивирование, поддержание, удовлетворение аномальных потребностей и личностных черт (стяжательство, агрессия, хулиганство и пр.). Этой функцией обусловлено и число входящих в группировку лиц. Обычно оно невелико, не превышает размеров малой группы. Численность группировки зависит от возможностей удовлетворения аномальных потребностей. Взаимная заинтересованность в удовлетворении аномальных потребностей сужает взаимодействие членов группировки рамками взаимодействия, сотрудничества в удовлетворении данной потребности. Как правило, в контакт не вовлечена вся структура личности, а лишь те ее стороны, которые связаны с аномальными потребностями.
   Проявление данного вида отношений – взаимное участие, помощь в удовлетворении аномальных потребностей, поиск объектов потребности, взаимная стимуляция потребности. Членство в группировке, время ее существования, характер взаимоотношений всецело обусловлены возможностями и желанием удовлетворить общую для данных партнеров потребность.
   Каждое из описанных взаимоотношений людей отличается собственными функциями, глубиной вовлечения личности, критерием выбора партнеров, содержания отношений, их проявлением. Это дает основание считать их самостоятельными видами межличностных отношений.
   Специфика межгрупповых отношений. Группа выступает своеобразным субъектом деятельности, поскольку является функциональной единицей общественной жизни. Однако в отличие от личности как субъекта деятельности она несет в себе структуру внутренних межличностных формальных и неформальных отношений, которые непосредственно связаны с внешними отношениями группы. Внешние отношения влияют на внутренние отношения группы [10. – С. 135].
   Все межгрупповые отношения в обществе могут быть рассмотрены на макроуровне, мезоуровне и микроуровне социальной жизни.
   На макроуровне складываются отношения между большими социальными группами в рамках всего общества или даже между государствами и странами (обществами). Межгрупповые отношения здесь определяются местом каждой из них в системе общественной жизни. Безусловно, такие отношения не только всегда существовали, но и определяли поведение многих индивидуумов.
   На мезоуровне возникают отношения между первичными группами в рамках определенной общности, например, отношения школьных классов в школе или студенческих групп в вузе.
   На микроуровне отношения существуют между микрогруппами, которые образуются уже в самой первичной группе. Даже семья может быть рассмотрена с точки зрения особых отношений микрогрупп. Например, мать и сын образуют одну микрогруппу, бабушка с внучкой – другую и т. д.
   Дифференциация и интеграция в межгрупповых отношениях являются основными тенденциями, определяющими не только сами эти отношения, но и условия существования социальных групп. Эти две тенденции лежат в основе формирования соответствующих им типов отношений:
   а) отношения, обусловленные процессами дифференциации;
   б) отношения, обусловленные процессам интеграции.
   Если дифференциация определяется различиями и ведет к обособленности групп, то интеграция, напротив, содержит в себе то общее, что способствует развитию тенденции к объединению в том или ином аспекте. Эти две тенденции сосуществуют, и их динамка определяет жизнедеятельность социальной группы. Преобладание какой-либо одной тенденции может привести к негативным социально-психологическим результатам. Так, преобладание дифференциации приводит к такой обособленности группы от социальной жизни, которая разрывает социальные связи, блокирует поступление новой информации и в конечном счете останавливает развитие группы, приводя ее к стагнации (застою).
   С другой стороны – группа, в которой доминируют тенденции интеграции, настолько открыта социальной жизни, что не умеет защищать свои интересы. Такая группа также быстро утрачивает свою жизнеспособность, поскольку позволяет другим группам чрезмерно влиять на внутригрупповые процессы, в результате чего и теряет собственную социальную устойчивость. Баланс интеграции и дифференциации выступает важнейшим условием жизнеспособности и развития социальной группы.
   Чтобы правильно понять сущность межгрупповых отношений, необходимо учитывать всех субъектов отношений, в противном случае анализ будет неполным. Особую роль в малой группе играет личность лидера, руководителя, который может во многом определять межгрупповые отношения.
   Проблема межгрупповых отношений в большой социальной группе часто непосредственно связана с вопросом об управлении социальной системой. Поэтому идеи демократизма или авторитаризма являются важным «запускающим механизмом» формирования соответствующих отношений между группами. Если преобладают идеи авторитаризма, то одна группа будет стремиться к полному контролю над другой. При доминировании демократических идей данные отношения будут определяться либо большинством, либо постоянно меняющимся составом большой группы. И в том и в другом случае важнейшую роль играют модные социальные тенденции, которые оказывают существенное влияние как на характер межгрупповых отношений, так и на выбор субъектами ведущей социальной идеи.
   Модные социальные тенденции – значимый фактор всех общественных отношений, в том числе и межгрупповых. Мода, безусловно, входит в социальный контроль (как одна из его форм) и, несмотря на ее непродолжительность, определяет соответствующие взаимоотношения через доминирующие идеи. Модность тех или иных идей зависит от актуального состояния процесса развития данных общественных отношений. К сожалению, социально-психологическое влияние моды в этом контексте весьма слабо изучено, несмотря на признание ее значимости в жизни общества. Слишком много причин обусловливают ее динамику, главной из которых выступает естественная потребность общества в обновлении и новизне [10. – С. 132].

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Дайте определение взаимодействия и всех форм его проявления.
   2. Охарактеризуйте динамику взаимодействия.
   3. Как понимается термин «отношение» в психологической науке?
   4. Дайте характеристику видам взаимоотношений.

   Стратегия самостоятельного изучения и закрепления материала:
   1. Изучите проявления всех видов взаимоотношений людей в их повседневной жизни и деятельности.
   2. Осмыслите, как соотносятся психологические и экономические отношения людей.
   3. Исследуйте, как проявляются ваши отношения в повседневной жизни и деятельности.
   4. Дайте характеристику межгруппового взаимодействия и межгрупповых отношений в нашей стране.

Глава 5
СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ И ВЗАИМОПОНИМАНИЕ

   Основные понятия: социальное восприятие, социальная перцепция, функции социальной перцепции, идентификация, эмпатия, рефлексия, каузальная атрибуция, когнитивный диссонанс, взаимопонимание, пути достижения взаимопонимания
   В процессе взаимодействия огромную роль играют восприятие и взаимопонимание людьми друг друга. От того, насколько они эффективны, зависят результаты и содержание их совместной деятельности. На основе их анализа можно строить прогнозы об их взаимном поведении.

5.1. Сущность социальной перцепции

   Общая характеристика социальной перцепции. Социальное восприятие (синоним – социальная перцепция) представляет собой сложный процесс: а) восприятия внешних признаков других людей; б) последующего соотнесения полученных результатов с их действительными личностными характеристиками; в) интерпретации и прогнозирования на этой основе возможных их поступков и поведения. В нем всегда присутствует оценка другого человека и формирование отношения к нему в эмоциональном и поведенческом плане, в результате чего и осуществляется построение собственной стратегии деятельности людей.
   Социальное восприятие включает в себя восприятие межличностное, самовосприятие и восприятие межгрупповое. В более узком смысле социальную перцепцию рассматривают как межличностное восприятие: процесс восприятия внешних признаков человека, соотнесение их с его личностными характеристиками, интерпретацию и прогнозирование на этой основе его поступков.
   Социальный перцептивный процесс имеет две стороны: субъективную (субъект восприятия – человек, который воспринимает) и объективную (объект восприятия – человек, которого воспринимают). При взаимодействии и общении социальная перцепция является взаимной. Люди воспринимают, интерпретируют и оценивают друг друга, и верность этой оценки бывает не всегда точной.
   Особенностями социальной перцепции являются:
   – активность субъекта социальной перцепции, означающая, что он (индивид, группа и т. д.) не пассивен и не безразличен по отношению к воспринимаемому, как это имеет место при восприятии неодушевленных предметов. И объект, и субъект социального восприятия воздействуют друг на друга, стремятся трансформировать представления о себе в благоприятную сторону;
   – целостность воспринимаемого, показывающая, что внимание субъекта социальной перцепции сосредоточено, прежде всего, не на моментах порождения образа как результата отражения воспринимаемой реальности, а на смысловых и оценочных интерпретациях объекта восприятия;
   – мотивированность субъекта социальной перцепции, которая свидетельствует, что восприятие социальных объектов характеризуется большой слитностью его познавательных интересов с эмоциональными отношениями к воспринимаемому, явной зависимостью социальной перцепции от мотивационно-смысловой ориентированности воспринимающего.
   Социальная перцепция обычно проявляется как:
   1) восприятие членами группы:
   а) друг друга;
   б) членов другой группы;
   2) восприятие человеком:
   а) самого себя;
   б) своей группы;
   в) чужой группы;
   3) восприятие группой:
   а) своего человека;
   б) членов другой группы;
   4) восприятие группой другой группы (или групп).
   Обычно выделяют четыре основные функции социальной перцепции:
   • познания себя, являющегося начальной базой для оценки других людей;
   • познания партнеров по взаимодействию, дающего возможность сориентироваться в социальном окружении;
   • установления эмоциональных контактов, обеспечивающих выбор наиболее надежных или предпочтительных партнеров;
   • формирования готовности к совместной деятельности на основе взаимопонимания, позволяющей достигать наибольшего успеха.
   В ходе социального восприятия формируются образы – представления о себе и партнерах, имеющие свои особенности [37; 38]. Во-первых, их содержательная структура соответствует многообразию свойств человека. В ней обязательно присутствуют компоненты внешнего облика, которые прочно связываются с характерными психологическими чертами его личности. Например: «умные глаза», «волевой подбородок», «добрая улыбка» и т. п. Это не случайно, так как путь к внутреннему миру партнера познающий его человек прокладывает через поведенческие сигналы о состояниях и свойствах воспринимаемого. Конституциональные признаки внешнего облика и своеобразие его оформления одеждой и косметикой играют роль эталонов и стереотипов социально-психологической интерпретации личности.
   Во-вторых, другая особенность этих образов заключается в том, что взаимное познание направлено, в первую очередь, на осмысление тех качеств партнера, которые наиболее значимы в данный момент для участников взаимодействия. Поэтому в образе-представлении о партнере обязательно выделяются доминирующие качества его личности.
   Эталоны и стереотипы взаимного познания формируются через общение с непосредственным окружением человека в тех общностях, с которыми он связан жизнью. Прежде всего это семья и этнос, в которых присутствует своя культурно-историческая специфика деятельности и поведения людей. Вместе с этими шаблонами поведения человек усваивает политико-экономические, социально-возрастные, эмоционально-эстетические, профессиональные и другие эталоны и стереотипы познания человека человеком.
   В-третьих, практическое назначение взаимных представлений партнеров состоит в том, что понимание психологического облика личности является исходной информацией для определения тактики своего поведения по отношению к участникам взаимодействия. Это означает, что эталоны и стереотипы взаимного познания людьми друг друга выполняют функцию регуляции их взаимодействия и общения. Положительный и отрицательный образы партнера закрепляют отношение той же направленности, снимая или возводя психологические барьеры между ними. В расхождениях взаимных представлений с самооценками партнеров скрыты причины психологических конфликтов когнитивного плана, которые время от времени перерастают в конфликтные отношения между взаимодействующими людьми [38. – С. 123–124].
   От непосредственного образа партнера человек в процессе социальной перцепции поднимается к знанию о человеке вообще, а затем возвращается к самооценке. Совершая эти круги взаимного познания, он уточняет информацию о себе и о том месте, которое может занимать в обществе.
   Обычно выделяют ряд универсальных психологических механизмов, обеспечивающих сам процесс восприятия и оценки другого человека и позволяющих осуществлять переход от внешне воспринимаемого к его оценке, отношению и прогнозу вероятного поведения. Это: 1) стереотипизация; 2) эмпатия и аттракция; 3) рефлексия; 4) каузальная атрибуция.
   Особенности стереотипизации. Восприятие, классификация и оценка других людей или событий с помощью распространения на них без достаточных причин сходных характеристик, высказанных какой-либо социальной группой на основе стереотипов, носит название стереотипизации.
   Под социальным стереотипом понимается устойчивый образ или представление о каких-либо чертах, свойственных представителям той или иной социальной группы.
   Стереотип есть «сокращенное», упрощенное и ценностно окрашенное представление о действительности, функционирующее в общественном сознании. Стереотип возникает в сознании члена данной социальной группы как результат многократно повторяемой связи определенных символов с определенной категорией явлений [332. – Р. 203–204].
   Стереотип возникает на основе восприятия, не связанного с прямым опытом: «Нам говорят об окружающем мире до того, как мы его увидим и оценим».
   Стереотипы бывают: позитивные, негативные, нейтральные, чрезмерно обобщенные, чрезмерно упрощенные, точные, приблизительные.
   Многие стереотипы возникают стихийно и спонтанно из-за неизбежной потребности экономии внимания в процессе усвоения опыта других людей и предшествующих поколений, опыта, закрепленного в виде привычных представлений. Явление стереотипизации – характерная особенность переработки личностью внешнего воздействия. Она тесно связана со стремлением человека «рассортировать» полученную им информацию, «разложить ее по полочкам» в сознании [313. – С. 145–146].
   Естественно, что для подобной сортировки необходимы определенные критерии. На уровне обыденного сознания подобными критериями стали наиболее характерные, броские, лежащие на поверхности черты объекта, явления и т. п. Сознание человека неизменно стремится упрощать эти критерии с тем, чтобы расширить рамки категорий, в которые можно было бы вместить как можно больше явлений. Человеку вообще свойственно искать общее в разном, «суммировать» познание, обобщать.
   Односторонность в подборе черт для определенного стереотипа обусловливается интересами конкретных общностей. Для каждой из них социальный стереотип представляет собой обобщение ее опыта в отношении социально значимых объектов, процессов, явлений, типов людей и т. д.
   Стереотипы способствуют закреплению традиций и привычек. В этом плане они выступают как средство защиты психического мира личности и как средство ее самоутверждения. Иначе говоря, стереотипы – это крепость, стоящая на страже собственных традиций, и под ее прикрытием мы можем чувствовать себя безопасно в том положении, которое мы занимаем.
   Стереотипы воздействуют на формирование нового опыта: они наполняют свежее видение старыми образами и накладываются на тот мир, который мы воскрешаем в своей памяти. Стереотипы – преимущественно неточные образы реальности: они могут быть основаны на «ошибке», на привычке принимать предвзятость за истину.
   Стереотип однозначен, он делит мир лишь на две категории: «знакомое» и «незнакомое». «Знакомое» становится синонимом «хорошего», а «незнакомое» – синонимом «плохого». Стереотипы выделяют объекты таким образом, что слегка знакомое видится как очень знакомое, а малознакомое воспринимается как остро враждебное. Следовательно, стереотип несет в себе оценочный элемент, который выступает в виде эмоционального отношения к явлению. Причем, выражая чувства личности, ее систему ценностей, стереотип всегда соотносит их с групповыми чувствами и ценностями. И, наконец, стереотип наиболее распространен при характеристике представителей различных социальных групп, прежде всего национальных и этнических [235; 238].
   Наиболее известны этнические стереотипы – образы типичных представителей определенных наций, которые наделяются фиксированными чертами внешности и особенностями характера (например, стереотипные представления о чопорности и худобе англичан, легкомысленности французов, эксцентричности итальянцев, холодности немцев).
   Для человека, усвоившего стереотипы своей группы, они выполняют функцию упрощения и сокращения процесса восприятия другого человека. Стереотипы представляют собой инструмент «грубой настройки», позволяющий человеку «экономить» психологические ресурсы. Они имеют свою «разрешенную» сферу социального применения. Например, стереотипы активно используются при оценке групповой национальной или профессиональной принадлежности человека.
   Сущность эмпатии. Эмпатия – это эмоциональное сопереживание другому человеку. Она проявляется в форме отклика одного человека на чувства и состояния другого. Через эмоциональный отклик люди познают внутреннее состояние других. Эмпатия основана на умении правильно представлять себе, что происходит с внутренним миром другого человека, что он переживает, как оценивает окружающую действительность. Ее почти всегда интерпретируют не только как активное оценивание субъектом переживаний и чувств познающего человека, но и, безусловно, как положительное отношение к партнеру.
   Иногда эмпатию отождествляют не только с сочувствием, сопереживанием, но и с симпатией. Это не совсем так, поскольку можно понимать эмоциональное состояние другого человека, но не относиться к нему с симпатией. Хорошо понимая взгляды и связанные с ними чувства других людей, которые ему не нравятся, человек нередко поступает вопреки им. Некоторые продавцы у нас в стране, прекрасно разбираясь в эмоциональном состоянии покупателей, используют это на пользу себе и во вред им. Люди, которых мы называем манипуляторами, очень часто обладают хорошо развитой эмпатией и умело ее применяют в своих часто корыстных целях.
   Человек способен понимать смысл переживаний другого потому, что он сам когда-то переживал те же эмоциональные состояния. Однако если он никогда не испытывал подобных чувств, то ему значительно труднее постигать их смысл. Если люди никогда не переживали аффекта, депрессии или апатии, то они, скорее всего, не поймут, что переживают другие в этом состоянии, хотя и могут иметь определенные представления о подобных явлениях. Для постижения подлинного смысла чувств другого недостаточно иметь знания. Необходим и личный опыт. Поэтому эмпатия как способность понимать эмоциональное состояние другого человека развивается в процессе жизни и у пожилых людей может быть более выражена.
   Вполне естественно, что у близких людей эмпатия по отношению друг к другу развита сильнее, чем у людей, которые знакомы относительно недавно. Люди, принадлежащие к разным культурам, могут обладать слабой эмпатией по отношению друг к другу. В то же время существуют люди, обладающие особой проницательностью и способные понимать переживания другого человека даже в том случае, если он стремится их тщательно скрыть. Есть некоторые виды профессиональной деятельности, требующие развитой эмпатии, например, врачебная деятельность, педагогическая, театральная. Почти любая профессиональная деятельность в сфере «человек – человек» требует развития данного механизма перцепции [10. – С. 205].
   Кроме того, считается, что женщины более эмпатичны, чем мужчины. Наиболее ярко это проявляется в их склонности демонстративнее выражать внешне свое понимание другого человека и сопереживание. Эмпатии можно научиться. Опыт мужчин, занятых работой с людьми – психотерапевтов, психологов и т. д., – показывает, что они в результате обучения и практики достигают высокой способности к эмпатии и выражения ее. Этого может достигнуть каждый, имея желание и тренируясь [242. – С. 132].
   Как феномен межличностного контакта эмпатия непосредственно регулирует сначала взаимодействие, а потом и устойчивые межличностные отношения людей и определяет нравственные качества человека. В процессе эмпатического взаимодействия формируется система ценностей, которая в дальнейшем определяет поведение личности по отношению к другим людям.
   Выраженность эмпатии и ее форма (сочувствие, сопереживание) зависят как от природных особенностей личности, например, таланта, так и от условий воспитания, жизнедеятельности человека, его эмоционального опыта. Эмпатия возникает и формируется во взаимодействии, в общении. В основе этого процесса лежит механизм осознанной или неосознанной идентификации. Последняя, в свою очередь, является результатом действия более фундаментальной особенности человека – способности сравнивать себя, свою личность, поведение, состояние с другими людьми.
   При анализе эмпатии западные психологи особо подчеркивают два момента.
   1. Положительное отношение к другому означает признание личности этого человека в ее целостности. Вместе с тем подобное отношение не исключает негативной реакции субъекта на то, что его партнер по взаимодействию и общению переживает и чувствует в данный момент.
   2. Испытывая эмпатию по отношению к другому, человек может оставаться эмоционально нейтральным: жить некоторое время как бы в мире переживаний и чувств других людей, не выражая ни позитивного, ни негативного отношения к ним.
   Однако проведенные представителями отечественной науки эксперименты в области познания людьми друг друга доказали, что испытуемые всегда в той или иной мере проявляют свои чувства к оцениваемому человеку. И это неудивительно. Результаты исследований в нашей стране подтверждают положение о присущем человеческой психике единстве сознания и переживания: отражение действительности всегда преломляется через аффективное отношение к ней [39. – С. 48].
   Эмоциональная форма эмпатии, как правило, возникает при непосредственном восприятии переживаний другого человека и в ситуации его неблагополучия переживается как жалость, печаль, сострадание.
   Эмпатическое переживание может быть с любым знаком эмоционального состояния субъекта (положительным – радость, удовлетворение; отрицательным – печаль, неудовлетворенность). Вполне логично, что при переживании удовлетворенности, радости человек не так остро нуждается в эмоциональном или действенном отклике, как в том случае, когда он испытывает неблагополучие. Когнитивная эмпатия других людей, тем более эмоциональная и поведенческая, позволяет справиться ему с тяжелыми переживаниями.
   Чем теснее связи между людьми (например, друзьями, супругами), тем большая эмпатия возможна между ними. Более того, форма тоже зависит от типа межличностных отношений. Если когнитивная и эмоциональная эмпатия возможна при любых типах отношений, даже между незнакомыми людьми, то поведенческая, действенная эмпатия характерна для близких. Естественно, действенная эмпатия свойственна человеку гуманному вообще, но при близких отношениях она наиболее очевидна.
   Эмпатия – социально позитивное качество личности, она поддерживается общественными нормами жизни, но может иметь индивидуальный, избирательный характер, когда откликается на переживание не любого другого человека, а только значимого. В связи с этим становится совершенно очевидным и тот факт, что при наличии межличностной привлекательности можно ожидать и большую величину эмпатии во всех трех ее формах.
   Механизм аттракции. Аттракция представляет собой форму познания другого человека, основанную на формировании устойчивого позитивного чувства к нему. В этом случае понимание партнера по взаимодействию возникает благодаря появлению привязанности к нему, дружеского или более глубокого интимно-личностного отношения [37. – С. 68–69].
   При прочих равных условиях люди легче принимают позицию того человека, к которому испытывают эмоционально положительное отношение. Происходит это следующим образом. Всякий сигнал, поступающий к человеку через его органы чувств, может исчезнуть без следа, а может сохраниться – в зависимости от его значимости и эмоционального заряда. Эмоционально значимый сигнал, минуя сознание, остается в сфере бессознательного. Тогда человек, оценивая свое отношение к другим людям, говорит, что не знает, почему он относится так, а не иначе.
   Следовательно, если в процессе взаимодействия и общения посылать партнеру сигналы таким образом, чтобы, во-первых, они были эмоционально значимыми; во-вторых, это значение было положительным; в-третьих, чтобы эти сигналы не осознавались, партнер будет утверждать, что взаимодействие и общение были приятными, а собеседник – человеком к себе располагающим.
   Практически так и формируется аттракция. Но надо иметь в виду, что приемы формирования аттракции не предназначены для того, чтобы в чем-то убедить или что-то доказать, а только для того, чтобы расположить к себе партнера.
   Результатом проявления аттракции как механизма социальной перцепции является формирование особого вида установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент.
   Аттракция может существовать только на уровне индивидуально-избирательных межличностных отношений, характеризующихся взаимной привязанностью их субъектов. Вероятно, существуют различные причины того, что к одним людям мы относимся с большей симпатией, чем к другим. Эмоциональная привязанность может возникнуть на основании общих взглядов, интересов, ценностных ориентаций или как избирательное отношение к особой внешности человека, его поведению, чертам характера и т. д. Любопытным является то, что такие отношения позволяют лучше понимать другого человека. С известной долей условности можно сказать, что чем больше нам человек нравится, тем больше мы его знаем и лучше понимаем.
   Как правило, процесс оценки другого человека начинается с первого впечатления, которое в своей основе представляет собой общее восприятие. Последующий процесс восприятия принимает специфический характер, в частности, воспринимаются детали этого объекта. Таким образом, первое впечатление обычно протекает на чувственном уровне. Естественно, первое впечатление таит в себе возможность ошибок, связанных с рядом факторов. Источниками таких ошибок являются: стереотипизация, мнение других людей, проекция, атрибуция, вера в «первый взгляд», психическое состояние наблюдателя, защитные механизмы и упрощения и т. д. [45. – С. 234].
   Специфика рефлексии. Рефлексия – это механизм самопознания в процессе взаимодействия, в основе которого лежит способность
   человека представлять себе то, как он воспринимается партнером по общению. Это не просто знание или понимание партнера, а знание того, как партнер понимает теня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отношений друг с другом.
   Рефлексия – достаточно сложный феномен, в котором задействованы комплексные взаимосвязи явлений, что и отражено в их классификации [50] (см. таблицу).
   Табл. 2 Классификация рефлексии

   Не следует думать, что люди способны воспринимать самих себя более адекватно, чем окружающих. Так, в ситуации, когда есть возможность посмотреть на себя со стороны – на фотографии или кинопленке, многие остаются весьма недовольными впечатлением, произведенным собственным образом. Это происходит потому, что люди имеют несколько искаженный образ самого себя. Искаженные представления касаются даже внешности воспринимающего человека, не говоря уже о социальных проявлениях внутреннего состояния.
   Взаимодействуя с окружающими, каждый человек видит большое количество реакций людей на него самого. Эти реакции неоднозначны. И все же особенности конкретного человека определяют некоторое своеобразие реагирования на него окружающих. В целом каждый имеет представление о том, как в основном относятся к нему окружающие люди, на основании чего и складывается часть образа «социального я». Субъект может вполне отчетливо осознавать, какие именно его особенности и личностные качества являются наиболее привлекательными или отталкивающими для людей. Он также может использовать это знание в определенных целях, корректируя или меняя свой образ в глазах других людей.
   Полнота представлений человека о самом себе в значительной степени определяется богатством его представлений о других людях, широтой, разнообразием его социальных контактов, позволяющих проанализировать отношение к себе со стороны различных партнеров по взаимодействию. Кроме того, залог познания себя – это открытость другим людям.
   Оптимизировать процесс рефлексивного понимания другого человека возможно благодаря приемам эффективного слушания:
   • выяснения – обращения к говорящему за уточнениями («Объясните еще раз»);
   • перефразирования – повторения мысли собеседника своими словами («Иными словами, вы считаете, что…»);
   • резюмирования – подытоживания основных мыслей партнера («Если подытожить сказанное вами…»);
   • отражения чувств – стремления отразить своими словами чувства говорящего («Мне кажется, что вы чувствуете себя…») [242. – С. 133].
   Понимать партнера желательно всегда, но не всегда полезно произносить это вслух. Если мы поймем человека глубже, чем он того хотел, и прямо выскажем это, результат может оказаться противоположным – человек «закроется».
   Сущность каузальной атрибуции. Каузальная атрибуция – механизм выяснения и интерпретации причин поступков, переживаний и поведения других людей.
   Исследования показывают, что у каждого человека есть свои «излюбленные» схемы причинности, то есть привычные объяснения чужих действий и поведения:
   1) люди с личностной атрибуцией в любой ситуации склонны находить виновника случившегося, приписывать причину произошедшего конкретному человеку;
   2) в случае пристрастия к обстоятельственной атрибуции люди склонны прежде всего винить обстоятельства, не утруждая себя поисками конкретного виновника;
   3) при стимульной атрибуции человек видит причину случившегося в предмете, на который было направлено действие (ваза упала потому, что плохо стояла) или в самом пострадавшем (сам виноват, что попал под машину) [30. – С. 35–37].
   При изучении процесса каузальной атрибуции, кроме того, выявлены следующие причинные зависимости. Например, причину успеха люди чаще всего приписывают себе, а неудачу – обстоятельствам. Характер приписывания зависит также и от меры участия человека в обсуждаемом событии. Оценка будет различна в случаях, если он был участником (соучастником) или наблюдателем. Общая закономерность состоит в том, что по мере роста значимости случившегося испытуемые склонны переходить от обстоятельственной и стимульной атрибуции к личностной (искать причину случившегося в осознанных действиях личности).
   Кроме того, человек, оценивая другого, стремится построить определенную систему интерпретации его поведения, в том числе причин этого поведения. Для такой интерпретации не обязательно знать истинное положение вещей. В обыденной жизни люди сплошь и рядом не знают действительных причин того или иного поведения другого человека или знают их явно недостаточно. Люди просто приписывают друг другу эти причины.
   Приписывание осуществляется на основе либо сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации. В последнем случае будут действовать механизмы переноса или идентификации.
   Важно иметь в виду, что феномен приписывания возникает, как правило, в условиях дефицита информации. Мера и степень приписывания в процессе межличностного восприятия зависят от двух факторов:
   – от степени уникальности или типичности поступка;
   – от степени социальной желательности или нежелательности поступка.
   Типичное поведение есть поведение, предписанное ролевыми образцами, и поэтому оно легче поддается однозначной интерпретации.
   Уникальное поведение, напротив, допускает много различных интерпретаций и, следовательно, дает простор приписыванию его причин и характеристик. Под социально желательным понимается поведение, соответствующее социальным и культурным нормам и, стало быть, сравнительно легко и однозначно объясняемое. При социально нежелаемом поведении нормы нарушаются, а диапазон возможных объяснений расширяется [150. – С. 72].
   Характер приписывания зависит от того, выступает ли субъект восприятия сам участником события или он лишь его наблюдатель.
   Можно выделить три вида приписывания:
   1) личностное: причина приписывается лично совершающему поступок;
   2) объектное: причина приписывается тому объекту, на который направлено действие;
   3) обстоятельственное: причина приписывается обстоятельствам.
   Социальными психологами подмечено, что процесс восприятия определяется личностными особенностями субъекта восприятия: одни люди склонны в большей мере фиксировать физические черты, и тогда сфера приписывания значительно сокращается; другие люди воспринимают преимущественно психологические характеристики окружающих, и тогда открывается широкий простор для приписывания.
   Выявлена зависимость приписываемых характеристик от предшествующей оценки объектов восприятия – позитивной, негативной или нейтральной. Механизм подобной интерпретации довольно прост – это проявление здравого смысла «человека с улицы» с наивной психологией, когда плохой человек воспринимается как обладающий плохими чертами, а хороший человек – как обладающий хорошими.
   Имеет место и контрастное представление, когда плохому человеку приписываются отрицательные черты, а сам воспринимающий оценивает себя по контрасту как носителя самых положительных черт [150. – С. 73].
   Эффекты социального восприятия. Хорошо известны также следующие эффекты восприятия людьми друг друга.
   Эффект Барнума представляет собой склонность людей принимать за чистую монету описание или общие оценки своей личности, если они преподносятся в научном, магическом или ритуальном контексте.
   Эффект бумеранга состоит в том, что при некоторых воздействиях источника информации на аудиторию или на отдельных лиц получается результат, обратный ожидаемому. Эффект возникает при условии того, что:
   – подорвано доверие к источнику информации;
   – передаваемая информация не соответствует изменившимся условиям;
   – субъект, передающий информацию, вызывает неприязнь у воспринимающих эту информацию.
   Эффект первого впечатления выражается в том, что очень часто при оценке человека или черт его характера придается наибольшее значение первому впечатлению, при этом все последующие мнения о человеке, противоречащие созданному образу, отбрасываются как случайные и нехарактерные.
   Эффект края ориентирует на то, что из предъявляемых субъекту для восприятия сигналов те, что находятся в начале и в конце, запоминаются быстрее, чем находящиеся в середине.
   Эффект ореола раскрывает распространение общего оценочного впечатления о человеке на восприятие его поступков и личностных качеств. Информация, получаемая о человеке, накладывается на тот его образ, который был уже создан ранее. Этот образ и выполняет роль ореола, мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия.
   Эффект ореола выступает в двух формах:
   • позитивная оценочная пристрастность – ореол положительный – означает, что если первое впечатление о человеке в целом благоприятно, то далее его поведение все, черты и поступки начинают оцениваться в положительную сторону, выделяются и преувеличиваются только положительные моменты, а негативные либо недооцениваются, либо не замечаются;
   • негативная оценочная пристрастность – ореол отрицательный – означает, что если общее первое впечатление о человеке оказалось отрицательным, даже положительные его качества и поступки позднее либо не замечаются, либо недооцениваются.
   Экспериментами установлено, что эффект ореола наиболее очевидно проявляется тогда, когда воспринимающие имеют минимальную информацию об объекте восприятия или когда суждения касаются его моральных качеств.
   Эффект первичности в социальной психологии означает важность определенного порядка поступления информации о человеке для формирования представления о нем. При этом эффект первичности срабатывает тогда, когда воспринимается незнакомый человек.
   Эффект новизны в ситуациях восприятия знакомого человека заключается в том, что последняя, то есть более новая, информация оказывается и самой значимой.
   Эффект стереотипизации отражает тенденцию формирования некого устойчивого образа какого-либо явления или человека. Этим устойчивым образом пользуются как клише, шаблоном при восприятии одного человека другим.
   Сложность, а порой и неоднозначность проявления механизмов и эффектов социального восприятия, а также интерпретации их конкретными людьми или группами общества приводят к тому, что социальное восприятие значительно сложнее восприятия объектов и явлений неживого мира (индивидуального восприятия в общей психологии). Социальное восприятие более субъективно, пристрастно, нередко – тенденциозно. Вероятность ошибок в понимании других людей и групп особенно велика. Его правильность во многом определяется социально-психологической подготовленностью конкретных людей и их групп, их знанием не столько житейской, сколько научной социальной психологии, умением пользоваться ими в практике жизни и общественных отношений, желанием и умением быть объективными, не увлекаться «навешиванием ярлыков» и приписыванием другим того, чего у них нет.
   Своеобразие межгруппового восприятия. Для группы – субъекта восприятия – свойственны следующие динамические характеристики, обусловленные не только индивидуальным жизненным опытом каждого члена группы, но и опытом группы:
   • слияние индивидуальных представлений в одно целое, качественно отличное от составляющих ее элементов (целостность);
   • относительная устойчивость к внешним влияниям;
   • упрощение возможного диапазона сторон восприятия и оценки другой группы (стереотипность);
   • яркая эмоциональная окрашенность и резко выраженная оценочная направленность;
   • зависимость образа другой группы от ситуаций совместной межгрупповой деятельности.
   Указанные особенности межгруппового восприятия в концентрированном виде выражаются в ряде таких эффектов, как межгрупповая дискриминация (неравное отношение к «своим» и «чужим») и внутригрупповой фаворитизм (выдвижение, поощрение членов только своей группы). Однако вопреки широко распространенной в зарубежной психологии точке зрения, согласно которой эти эффекты являются изначальными, универсальными, неизбежными компонентами межгрупповых отношений, в отечественной социальной психологии был отмечен их вторичный по отношению к деятельностному плану характер. Теоретически и экспериментально была выявлена их зависимость от уровня группового развития и типа совместной межгрупповой деятельности, доказана их нетипичность для коллектива – группы, достигшей высокого уровня социального развития и сплоченности [5; 10].
   Группа как объект восприятия обладает динамическими характеристиками, отличающими ее от динамических характеристик индивида – объекта межличностного восприятия. Ей присуща большая устойчивость, консервативность, поскольку объектом межгруппового восприятия выступает не один человек. Формирование воспринимаемого образа группы – более сложный процесс, так как в него включается и индивидуальный жизненный опыт каждого члена группы, и опыт жизни группы как целостного субъекта жизни и деятельности.
   Для процесса межгруппового восприятия характерно распространение социальных стереотипов, зависящих от общей, профессиональной и национальной культуры групп. В случае межгруппового познания стереотип помогает быстро и достаточно надежно категоризировать, классифицировать воспринимаемую группу, то есть отнести ее к более широкому классу явлений. В этом качестве стереотип полезен, поскольку «экономит внимание» и позволяет быстро «схватить» существо группы. Однако негативное содержание стереотипа о другой группе способствует формированию межгрупповой враждебности, поскольку происходит поляризация оценочных суждений. Особенно жестко эта тенденция проявляется в нашей стране на фоне обострения социально-региональных и межнациональных конфликтов.
   Изучение социально-перцептивных феноменов на межгрупповом уровне позволяет утверждать: чем больше благоприятных условий для контактов между группами, чем дольше они взаимодействуют и обмениваются индивидами, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипов. Понимание деятельностной опосредованности межгрупповых социально-перцептивных феноменов является решающим для объяснения их природы и в большей мере требует включения факторов совместной деятельности в анализ межгрупповых отношений.
   Принцип деятельности вносит существенный вклад в выявление средства, при помощи которого может быть снята межгрупповая дискриминация и преодолен внутригрупповой фаворитизм. Таким средством выступает совместная деятельность групп. Так, на уровне малых групп может быть усовершенствован поиск оптимальных форм сотрудничества, на уровне больших групп – сняты некоторые вопросы межэтнических отношений.
   Специальные исследования показывают, что оценка восприятия складывается в зависимости от цели деятельности. Общая цель (групповая стратегия) ведет к более адекватной социальной оценке всех участников в отличие от индивидуальной цели. При коллективной постановке цели процесс восприятия улучшается по сравнению с односторонней или указанной свыше. При предоставлении помощи другой группой взаимные восприятия уравниваются. Просьба о помощи в случае успеха своей группы приводит к положительному мнению о ней другой группы, однако в случае неудачи оно не становится более отрицательным.
   Также оказалось, что в случае устойчивой неудачи группы в ней ухудшается качество межличностных отношений: уменьшается число связей по типу взаимной симпатии, возрастает число негативных выборов, прослеживается повышение числа конфликтов. В качестве косвенного результата в исследованиях обнаружено, что сам интерес к проблемам межличностных отношений более интенсивно выражен в «неуспешных» группах. Это служит показателем того, что недостаточная объединенность группы совместной деятельностью понижает ее результативность: внимание членов группы сосредоточивается не столько на взаимоотношениях, связанных с делом, сколько на межличностных «разборках». Установление подобного «переноса» может служить диагностическим показателем уровня группового развития, сплоченности и управляемости коллектива [242. – С. 239].
   Социальное восприятие возникает во всей системе контактов и отношений людей и групп. Его качество у конкретного индивида или группы, а также соответствие его реальности сильно сказываются на том, какими кажутся им окружающие люди и весь социум, на отношении к ним самого общества и на их собственное поведение.

5.2. Взаимопонимание между людьми

   Для эффективной совместной деятельности одного познания и понимания человека человеком недостаточно. Нужно нечто такое, что обеспечивало бы психологическое единство их взаимодействия. Взаимопонимание как раз и выступает таким фактором.
   Сущность взаимопонимания. Анализ основных подходов к определению взаимопонимания показывает, что не существует единой трактовки этого понятия. Так, Г. М. Андреева высказывает мысль о том, что взаимопонимание в общении может быть истолковано двояко: или как понимание целей, мотивов, личностных черт партнеров, или как не только понимание, но и принятие их, влекущее установление отношений близости и дружбы между людьми. Исследование взаимопонимания в первом смысле осуществляется в плане анализа взаимодействий участников совместной деятельности, а взаимопонимание во втором смысле – в плане осмысления особенностей аттракции.
   С. Л. Рубинштейн считал взаимопонимание функцией речи как средства общения; Н. Н. Обозов называет его составной частью взаимодействия и одним из психологических свойств межличностных отношений; А. А. Бодалев – результатом восприятия и понимания людьми друг друга; Б. Д. Парыгин – одним из наиболее значимых компонентов в структуре общения; В. В. Знаков – пониманием личностных качеств партнеров, которое опосредовано их осмыслением предмета общения; А. А. Кроник – характеристикой коммуникативной стороны общения; А. С. Золотнякова – выражением групповой сплоченности в процессе групповой интеграции.
   Наличие множества подходов к осмыслению феномена взаимопонимания объясняется его сложностью и многогранностью, что позволяет одновременно рассматривать его и как процесс, и как результат, и как состояние. Обобщая имеющиеся точки зрения, можно прийти к выводу о том, что взаимопонимание следует считать социально-психологическим феноменом, сущность которого проявляется в:
   1) согласовании людьми индивидуального осмысления предмета общения;
   2) взаимоприемлемой двусторонней оценке и принятии целей, мотивов и установок партнеров по взаимодействию, в ходе которых наблюдается близость или схожесть (полная или частичная) когнитивного, эмоционального и поведенческого реагирования на приемлемые для них способы достижения результатов совместной деятельности.
   Взаимопонимание людей вместе с тем является таким уровнем их взаимодействия, при котором они осознают содержание и структуру настоящего и возможного очередного действия партнера, а также взаимно содействуют по достижению единой цели.
   Для взаимопонимания недостаточно совместной деятельности, нужно взаимосодействие. Оно исключает свой антипод – взаимопротиводействие, с появлением которого возникает недопонимание, а потом и непонимание человека человеком.
   Источниками (причинами) недопонимания могут быть:
   – отсутствие или искажение восприятия людьми друг друга;
   – различия в структуре подачи и восприятия речевых и иных сигналов;
   – дефицит времени для умственной переработки получаемых и выдаваемых сведений;
   – умышленное или случайное искажение передаваемой информации;
   – отсутствие возможности исправить ошибку или уточнить данные;
   – отсутствие единого понятийного аппарата для оценки личностных качеств партнера, контекста его речи и поведения;
   – нарушение правил взаимодействия в процессе выполнения конкретной задачи;
   – потеря или перенос на другую цель совместных действий и др. [37. – С. 56–58].
   Для достижения взаимопонимания между людьми необходимо создавать специальные условия. Вот важнейшие из них.
   Понимание речи взаимодействующей личности. Оно начинается с восприятия и осмыслении отдельных слов, которые являются лексическими единицами речи. Точнее говоря, даже не со слов, а с фонем, из линейной последовательности которых разворачивается речевое сообщение. Под фонемой обычно понимается кратчайшая смыслоразличительная (фонологическая) единица языка. Она должна быть воспринята партнером. Восприятие, а значит и понимание, произойдет, если у человека уже имеется система психологических признаков, по которым воспринимаются и запоминаются фонемы.
   Декодирование фонем позволяет раскрыть смысл всей системы слов, которая выражает определенную мысль. После того как будут поняты отдельные предложения, начинается проникновение в смысл сообщения в целом. «Для понимания целого сообщения, – писал А. Р. Лурия, – воспринимающий должен соотнести предложения друг с другом, выбрать те из них, которые имеют ключевое, ведущее значение, и сформулировать общую мысль высказывания, а иногда и расшифровать тот мотив высказывания, который составляет его подтекст» [134. – С. 149]. Знание подтекста речи является необходимым условием «глубинного прочтения» мыслей. Его извлекают из содержания разговора, из той общей среды, в которую вкраплены воспринимаемые явления.
   В контекст взаимодействия двух индивидов, как правило, входят они сами как самостоятельные личности и ситуация их деятельности (поведения). Декодирование сигналов от этих составляющих контекста как раз и создаст условия для достижения взаимопонимания между людьми.
   Осознание проявляющихся качеств взаимодействующей личности. Люди различаются по убеждениям, потребностям, интересам, идеалам, чувствам, чертам характера, способностям и т. д. Эти и другие качества партнеру часто приходится оценивать, непосредственно наблюдая за человеком, который вступил во взаимодействие с ним. Сделать это можно лишь путем изучения действий, поступков, в целом его деятельности.
   В действиях и деятельности личность проявляет себя, то есть раскрывает для других свои качества. Оценка качеств позволяет судить о мотивах и целях человека. Последние дают возможность сделать вывод о том, на что идет партнер: на содействие или противодействие. Такое заключение необходимо для установления взаимопонимания между людьми.
   Выявление влияния на личность ситуации взаимодействия с партнером. Под такой ситуацией понимаются объективно складывающиеся обстоятельства и обстановка, которые благоприятствуют или препятствуют взаимодействию индивидов. Обстановка складывается из предметов, вещей, средств и орудий, которыми пользуются взаимодействующие личности и в окружении которых они находятся. Количество и качество элементов обстановки, их размещение в пространстве и изменение во времени создают конкретные обстоятельства взаимодействия.
   Последние нередко побуждают людей изменять свое поведение, иногда даже таким образом, что его психологическое содержание теряется за внешней стороной поступков. С. Л. Рубинштейн писал об этом так: «В повседневной жизни, общаясь с людьми, мы ориентируемся в их поведении, поскольку мы как бы «читаем» его, то есть расшифровываем значение его внешних данных и раскрываем смысл получающегося таким образом текста в контексте, имеющем свой внутренний психологический план. Это «чтение» протекает бегло, поскольку в процессе общения с окружающими у нас вырабатывается определенный более или менее автоматически функционирующий психологический подтекст к их поведению» [226. – С. 180]. Подтекст извлекается из личностных качеств индивида и ситуации его взаимодействия с партнером. При этом общающиеся люди действуют тем успешнее, чем более они подготовлены в социально-психологическом отношении.
   Выработка соглашения и практическое его выполнение по установленным правилам. Официальное заявление взаимодействующих лиц о согласии понимать и действовать по определенным правилам ко многому обязывает. Они вынуждены выполнять взятые на себя обязательства, ибо расхождение слов с делами свидетельствует о нарушении взаимопонимания, а этого нельзя скрыть.
   Соблюдение правил на практике, в жизни является критерием достигнутого взаимопонимания. Оно будет тем выше, чем более приемлемы для совместной деятельности разработанные договоренности. Они не должны сковывать партнеров. Для этого их необходимо периодически исправлять, то есть согласовывать свои действия. Лучше всего это делать в ситуации равноправного положения индивидов.
   Таковы наиболее общие условия достижения взаимопонимания между людьми. Оно возникает на основе и в ходе их взаимодействия. Последнее есть первопричина социально-психологических явлений. Взаимопонимание – одно из них. Его необходимо изучать, осмысливать и использовать для повышения эффективности совместной деятельности людей.

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Дайте определение социальной перцепции.
   2. Охарактеризуйте особенности социальной перцепции.
   3. В чем состоит завершенность познания одних людей другими?
   4. Что такое взаимопонимание между людьми?
   5. От каких факторов и условий зависит взаимопонимание людей?

   Стратегия самостоятельной работы и закрепления материала:
   1. Опишите механизмы социальной перцепции.
   2. Покажите различия в методологических подходах к пониманию социальной перцепции в отечественной и западной социальной психологии.
   3. Изучите особенности своей социальной перцепции.
   4. Опишите условия достижения взаимопонимания между людьми.
   5. Охарактеризуйте направления вашего личностного совершенствования в изучении взаимопонимания между людьми.

Глава 6
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕНИЯ

   Основные понятия: общение, содержание общения, стороны общения, функции общения, вербальные и невербальные средства общения, виды общения, психологические трудности общения
   Если отношения определяются через понятие «связи», то общение следует рассматривать как процесс развития и совершенствования этих связей, осуществляемый с помощью средств речевого и неречевого влияния и преследующий цель достижения изменений в познавательной, мотивационной, эмоциональной и поведенческой сферах участвующих во взаимодействии лиц. В ходе общения его участники обмениваются не только своими физическими действиями или продуктами, результатами труда, но и мыслями, намерениями, идеями, переживаниями и т. д.

6.1. Понятие и сущность общения

   В повседневной жизни человек учится общению с детства и овладевает разными его видами в зависимости от среды, в которой живет, от людей, с которыми взаимодействует. Причем происходит это часто стихийно, в ходе накопления житейского опыта. В большинстве случаев этого опыта бывает недостаточно, например, для овладения особыми профессиями (педагога, актера, диктора, следователя), а иногда и просто для продуктивных и цивилизованных отношений между людьми. По этой причине в знании его закономерностей, накоплении навыков и умений их учета и использования необходимо постоянно совершенствоваться.
   Общая характеристика общения. Каждая общность людей располагает своими средствами воздействия, которые используются в разнообразных формах коллективной жизни. В них концентрируется социально-психологическое содержание образа жизни. Все это проявляется в обычаях, традициях, обрядах, ритуалах, праздниках, танцах, песнях, сказаниях, мифах, в изобразительном, театральном и музыкальном искусстве, в художественной литературе, кино, на радио и телевидении. Подобные своеобразные массовые формы общения обладают мощным потенциалом взаимного влияния людей друг на друга. В истории человечества они всегда служили средствами воспитания, включения человека через общение в духовную сферу жизни.
   Проблема человека находится в центре внимания всех аспектов общения. Чрезмерное увлечение лишь инструментальной стороной общения может нивелировать духовную (человеческую) сущность людей и привести к упрощенной трактовке общения как информационно-коммуникативной деятельности, что абсолютно недопустимо, так как в этом случае проблема человека как личности с ее богатым и своеобразным внутренним миром уходит с переднего на задний план восприятия и осмысления и потом редко возвращается на должное место, либо она решается по непродуктивным сценариям.
   Вот почему при неизбежном научно-аналитическом расчленении общения на коммуникативную сферу и сферу взаимоотношений важно не потерять в них человека как духовную и активную силу, преобразующую в этом процессе себя и других. По этой причине общение по своему содержанию является сложнейшим видом деятельности людей наряду с совместным трудом, учением и коллективной игрой.
   Таким образом, общение – это сложный многоплановый процесс поддержания и развития контактов и связей между людьми, порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией и выработку единой стратегии взаимодействия. Общение в одно и то же время выступает и как личностноориентированный процесс, в котором реализуются установки личности и ее взгляды на социальные нормы, и как социальный процесс, через который общество влияет на нее.
   Общение может рассматриваться на трех уровнях анализа [128; 129].
   Первый уровень – макроуровень: общение индивида с другими людьми описывается как важнейшая сторона его образа жизни. На этом уровне процесс общения изучается в интервалах времени, сопоставимых с длительностью человеческой жизни с акцентом на анализ психического развития индивида.
   Второй уровень – мезоуровень: общение в этом случае интерпретируется как сменяющаяся совокупность целенаправленных логически завершаемых контактов или ситуаций обмена информацией, в которых оказываются люди в процессе текущей жизнедеятельности, в конкретных временных отрезках своей жизни. Главный акцент в изучении общения на этом уровне делается на содержательные компоненты ситуаций общения – по поводу чего и с какой целью. Вокруг этого стержня «темы», «предмета» общения раскрывается динамика общения, анализируются используемые средства (вербальные и невербальные) и фазы или этапы общения, в ходе которых осуществляется обмен представлениями, идеями, переживаниями.
   Третий уровень – микроуровень: в ходе него осмысливаются элементарные единицы информации, например, «вопрос – ответ», «побуждение к действию – действие», «сообщение информации – отношение к ней» и т. п.).
   Общение выполняет определенные функции. Их достаточно много, но главных – шесть:
   1. Прагматическая функция общения отражает его потребностно-мотивационные причины и реализуется при взаимодействии людей в процессе совместной деятельности. При этом само общение очень часто выступает самой важной потребностью.
   2. Функция формирования и развития отражает способность общения оказывать воздействие на партнеров, развивая, совершенствуя их во всех отношениях. Общаясь с другими людьми, индивид усваивает общечеловеческий опыт, исторически сложившиеся социальные нормы, ценности, знания и способы деятельности, а также формируется как личность. В общем виде общение можно определить как универсальную реальность, в которой зарождаются, существуют и проявляются в течение всей жизни психические процессы, состояния и поведение человека.
   3. Функция подтверждения обеспечивает людям возможность познать, утвердить и подтвердить себя.
   4. Функция объединения – разъединения людей, с одной стороны, посредством установления между ними контактов способствует передаче друг другу необходимых сведений и настраивает их на реализацию общих целей, намерений, задач, соединяя их тем самым в единое целое, а с другой стороны, может способствовать дифференциации и изоляции личностей в результате общения.
   5. Функция организации и поддержания межличностных отношений служит интересам налаживания, сохранения и развития достаточно устойчивых и продуктивных связей, контактов и взаимоотношений между людьми в интересах их совместной деятельности.
   6. Внутриличностная функция общения реализуется в общении человека с самим собой (через внутреннюю или внешнюю речь, достроенную по типу диалога). Такое общение может рассматриваться как универсальный способ мышления человека [285. – С. 94–95].
   Общение обычно проявляется в единстве пяти его сторон: межличностной, когнитивной, коммуникативно-информационной, эмотивной и конативной.
   Межличностная сторона общения отражает взаимодействие человека с непосредственным окружением: с другими людьми и теми общностями, с которыми он связан своей жизнью. Прежде всего это семья и профессиональная группа, которые пользуются сложившимися культурно-историческими и профессиональными шаблонами поведения. Вместе с этими шаблонами поведения человек усваивает национально-этнические, социально-возрастные, эмоционально-эстетические и другие эталоны и стереотипы общения.
   Когнитивная сторона общения позволяет ответить на вопросы о том, кто собеседник, что он за человек, чего от него можно ожидать, и многие другие, связанные с личностью партнера. Она охватывает не только познание другого человека, но и самопознание. В результате в процессе общения формируются образы-представления о себе и партнерах, которые регулируют сам этот процесс.
   Коммуникативно-информационная сторона общения представляет собой обмен между людьми различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и т. п. Если все это рассматривать как информацию, то процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Но такой подход к человеческому общению является очень упрощенным. Это обусловлено тем, что в условиях такого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.
   Эмотивная сторона общения связана с функционированием эмоций и чувств, настроений и состояний в личных контактах партнеров. Они проявляются в выразительных движениях субъектов общения, их действиях, поступках, поведении. Через них проступают взаимные отношения, которые становятся своеобразным социально-психологическим фоном взаимодействия, предопределяя больший или меньший успех совместной деятельности.
   Конативная (поведенческая) сторона общения служит целям согласования внутренних и внешних противоречий в позициях партнеров. Она обеспечивает управляющее воздействие на личность во всех процессах жизнедеятельности, раскрывает стремление человека к тем или иным ценностям, выражает побудительные силы человека, регулирует взаимоотношения партнеров в совместной деятельности.
   Общение характеризуется также своими внешними проявлениями и внутренним содержанием. Внешние проявления общения выражаются коммуникативной активностью его участников, интенсивностью их действий, инициативностью, мастерством, определенными реакциями на контакт и соответствующим поведением и т. д. Внутреннее содержание общения отражает субъективное восприятие взаимодействия его участниками, переживание ими своего отношения на реальный или ожидаемый контакт, определение мотивов и целей, с которыми люди вступают в общение, и т. п.
   Общение возможно лишь при помощи знаковых систем. Различают вербальные средства общения (когда в качестве знаковых систем используются устная и письменная речь) и невербальные средства общения, когда применяются неречевые средства общения.
   В вербальном общении обычно применяются два варианта речи: устная и письменная.
   Письменная речь – это та, которой обучают в школе и которую привыкли считать признаком образованности человека. Письменная речь громоздка, часто содержит штампы, канцеляризмы, но это цена за точность, однозначность предложений, текста. Письменная речь не допускает различных толкований предложений, поэтому ее и предпочитают в науке, деловых и юридических отношениях. Преимущества письменной речи становятся решающими там, где существенны точность и ответственность за каждое слово. Чтобы умело пользоваться письменной речью, нужно обогащать свой словарный запас, требовательно относиться к стилю.
   Устная речь, по ряду параметров отличающаяся от письменной, является не безграмотной письменной речью, а самостоятельной речью со своими правилами и даже грамматикой. Основным преимуществом устной речи по сравнению с письменной является экономность, то есть для передачи одной и той же мысли в устной речи требуется меньше слов. Экономия достигается благодаря другому порядку слов, пропуску концов и других частей предложений.
   Недостатками устного выражения мысли являются речевые ошибки, многозначность. Например, одно и то же предложение допускает различные толкования. Преимущества устной речи проявляются там, где нужно воспитывать, влиять, воодушевлять, в условиях дефицита времени защищать свою честь и достоинство.
   В том случае, когда общение осуществляется с помощью неречевых средств, очень важное значение имеют жесты рук, особенности походки, голоса, а также выражение лица (мимика), глаз (микромимика), поза, движения всего тела в целом (пантомимика), дистанция и т. п. Причем выражение лица иногда лучше слов говорит об отношении к собеседнику. Всем известны выражения лица, означающие преданность, доброжелательность, лесть, презрение, страх, зависть и т. п.
   Невербальные средства общения нужны для того, чтобы:
   1) регулировать течение процесса общения, создавать психологический контакт между партнерами;
   2) обогащать значения, передаваемые словами, направлять истолкование словесного текста;
   3) выражать эмоции и отражать истолкование ситуации.
   Невербальные средства, как правило, не могут самостоятельно точно передавать значения (за исключением некоторых жестов). Невербальные средства общения обычно оказываются так или иначе скоординированными между собой и словесными текстами. Совокупность этих средств можно сравнивать с симфоническим оркестром, а слово – с солистом на фоне оркестра. Рассогласование отдельных невербальных средств существенно затрудняет межличностное общение. В отличие от речи невербальные средства общения осознаются как говорящими, так и слушающими не в полной мере. Никто не может все свои невербальные средства подвергать полному контролю.
   Невербальные средства общения делятся на визуальные, акустические, тактильно-кинестетические и ольфакторные.
   1. Визуальные средства общения – это:
   • кинесика (движение рук, ног, головы, туловища);
   • направление взгляда и визуальный контакт;
   • выражение глаз;
   • выражение лица;
   • поза (в частности, локализация, смены поз относительно словесного текста);
   • кожные реакции (покраснение, появление пота);
   • дистанция (расстояние до собеседника, угол поворота к нему, персональное пространство);
   • вспомогательные средства общения, в том числе особенности телосложения (половые, возрастные) и средства их преобразования (одежда, косметика, очки, украшения, татуировка, усы, борода, сигарета и т. п.).
   2. Акустические (звуковые) средства общения – это:
   • паралингвистические, то есть связанные с речью (интонация, громкость, тембр, тон, ритм, высота звука, речевые паузы и их локализация в тексте);
   • экстралингвистические, то есть не связанные с речью (смех, плачь, кашель, вздохи, скрежет зубов, шмыганье носом и т. п.).
   3. Тактильно-кинестетические средства общения – это:
   • физическое воздействие (ведение слепого за руку, контактный танец и др.);
   • такесика (прикосновения пожатие руки, хлопанье по плечу).
   4. Ольфакторные средства общения – это:
   • приятные и неприятные запахи окружающей среды;
   • естественный и искусственный запахи человека [285. – С. 9598].
   На невербальные средства накладывает сильный отпечаток каждая конкретная культура, поэтому нет общих норм для всего человечества. Невербальный язык другой страны приходится учить так же, как и словесный.
   Универсальным механизмом регуляции поведения и общения людей является установка, во многом определяющая стратегию жизни, пронизывающая все уровни функционирования человека и его психику. Установки всех видов уходят корнями в подсознание и поэтому с трудом поддаются рациональным способам согласования. Партнеры с разными установками плохо понимают друг друга, плохо сотрудничают, скорее идут на радикальный разрыв. Благоприятному развитию общения способствует совместимость установок партнеров.
   Согласование и координация позиций партнеров происходят посредством обмена взглядами, мыслями, чувствами. Этот процесс подчинен целям корректировки планов совместной деятельности. В ходе общения формируются цели, мотивы и программы поведения включенных в него индивидов. В это же время осуществляется также взаимная стимуляция и взаимный контроль поведения.
   Общение может происходить на разных уровнях. Начальный из них – конвенциональный (конвенция – соглашение). Он предполагает простой обмен репликами для поддержания разговора в условиях, когда партнеры особенно не заинтересованы во взаимодействии, но вынуждены общаться. Такое общение носит характер некого автоматизма и ограниченности. Такое общение не требует никакого осмысления, не содержит в себе никаких позитивных или негативных моментов: оно не является источником активности человека. В то же время не следует его недооценивать. Конвенциальное общение необходимо в стандартизированных ситуациях. Если оно неадекватно ситуации, то человек может столкнуться с негативными социальными санкциями.
   Более высоким уровнем общения является информационный. Здесь уже происходит обмен интересной для собеседников новой информацией, которая выступает источником каких-либо видов активности человека (мыслительной, эмоциональной, поведенческой). Информационный уровень общения носит обычно стимулирующий характер и преобладает в условиях совместной деятельности или при встрече старых друзей.
   Личностный уровень общения характеризует такое взаимодействие, при котором его участники способны к самому глубокому самораскрытию и постижению сущности другого человека, самого себя и окружающего мира. Он характерен для особых ситуаций и при определенных условиях, «когда у человека появляются вдохновение, озарение, чувство любви, ощущение единения с миром, ощущение счастья и т. д. Это особые ситуации духовного подъема и развития личности, поэтому такой уровень может быть еще определен как духовный. Личностный уровень является глубоко нравственным: он снимает всякие ограничения при взаимодействии именно потому, что они становятся совершенно лишними» [10. – С. 186]. Личностный уровень общения во многом определяется тождественностью ценностных ориентаций участников общения и их возможностями постигать сущность явлений окружающего мира совместно.
   Виды общения. Общение чрезвычайно многогранно, может быть различных видов.
   Различают межличностное и массовое общение. Межличностное общение связано с непосредственными контактами людей в группах или парах, постоянных по составу участников. Массовое общение – это множество непосредственных контактов незнакомых людей, а также коммуникация, опосредованная различными видами средств массовой информации.
   Выделяют также межперсональное и ролевое общение. В первом случае участниками общения являются конкретные личности, обладающие специфическими индивидуальными качествами, которые раскрываются по ходу общения и организации совместных действий. В случае ролевой коммуникации ее участники выступают как носители определенных ролей (покупатель – продавец, учитель – ученик, начальник – подчиненный). В ролевом общении человек лишается определенной спонтанности своего поведения, так как те или иные его шаги, действия диктуются исполняемой ролью. В процессе такого общения человек проявляет себя уже не как индивидуальность, а как некоторая социальная единица, выполняющая определенные функции.
   Общение может быть доверительным и конфликтным. Первое отличается тем, что в его ходе передается особо значимая информация. Доверительность – существенный признак всех видов общения, без нее нельзя осуществлять переговоры, решать интимные вопросы. Конфликтное общение характеризуется взаимным противостоянием людей, выражениями неудовольствия и недоверия.
   Общение может быть личным и деловым.
   Личное общение это обмен неофициальной информацией. А деловое процесс взаимодействия людей, выполняющих совместные обязанности или включенных в одну и ту же деятельность.
   Наконец, общение бывает прямое и опосредованное.
   Прямое (непосредственное) общение является исторически первой формой общения людей друг с другом. На его основе в более поздние периоды развития цивилизации возникают различные виды опосредованного общения.
   Опосредованное общение это взаимодействие при помощи дополнительных средств (письма, аудио– и видеотехники).
   В социальной психологии многообразие общения может быть охарактеризовано и по формам.
   Императивное общение – это авторитарная, директивная форма взаимодействия с партнером по общению с целью достижения контроля над его поведением, установками и мыслями, заставить его определенным образом действовать и поступать. Конечная незавуалированная цель императивного общения – принуждение партнера. В качестве средств оказания влияния используются приказы, предписания и требования. Партнер по общению в этом случае выступает пассивной стороной.
   Сферы деятельности, где достаточно эффективно используется императивное общение: отношения «начальник – подчиненный», воинские уставные отношения, работа в экстремальных условиях, в чрезвычайных обстоятельствах. Можно выделить и те межличностные отношения, где применение императива неуместно. Это интимноличностные и супружеские отношения, детско-родительские контакты, а также вся система педагогических отношений.
   Манипулятивное общение – это форма межличностного взаимодействия, при которой влияние на партнера по общению с целью достижения своих намерений осуществляется скрытно. Вместе с тем манипуляция предполагает объективное восприятие партнера по общению, скрытым выступает стремление добиться контроля над поведением и мыслями другого человека. «При манипулятивном общении партнер воспринимается не как целостная уникальная личность, а как носитель определенных, «нужных» манипулятору свойств и качеств. Однако человек, выбравший в качестве основного именно этот тип общения с другими, в итоге часто сам становится жертвой собственных манипуляций. Самого себя он тоже начинает воспринимать фрагментарно, переходя на стереотипные формы поведения, руководствуясь ложными мотивами и целями, теряя стержень собственной жизни» [285. – С. 97].
   Манипуляция используется непорядочными людьми в бизнесе и других деловых отношениях, а также в средствах массовой информации, когда реализуется концепция «черной» и «серой» пропаганды. При этом владение и использование средств манипулятивного воздействия на других людей в деловой сфере, как правило, заканчивается для человека переносом таких навыков и в остальные сферы взаимоотношений. Сильнее всего разрушаются от манипуляции отношения, построенные на принципах порядочности, любви, дружбы и взаимной привязанности.
   Объединенные вместе на основе общих признаков императивная и манипулятивная формы общения составляют различные виды монологического общения, поскольку человек, рассматривающий другого как объект своего воздействия, по сути дела, общается сам с собой, не видя истинного собеседника, игнорируя его как личность.
   В свою очередь диалогическое общение – это равноправное субъект-субъектное взаимодействие, имеющее целью взаимное познание, самопознание партнеров по общению. Оно позволяет достичь глубокого взаимопонимания, самораскрытия партнеров, создает условия для взаимного развития.
   Трудности общения. В процессе общения человека с человеком могут встречаться трудности, которые часто являются препятствиями на пути к достижению индивидом целей и меняются в зависимости от обстоятельств. Например, неразговорчивость человека может мешать ему в установлении первого контакта при знакомстве, но на более поздних этапах воспринимается как проявление его индивидуальности, не мешающее, не препятствующее взаимопониманию.
   Со стороны личности трудности общения могут возникать в связи с мотивами общения. Если человек испытывает потребность в самоутверждении, то отсутствие со стороны другого реакции, признающей его первенство, будет раздражать и создавать препятствия в виде появления состояния определенной напряженности, возникающей между партнерами. Это зависит и от их ролевого положения. Например, известно, что руководители больше ориентируются на нормативы, стандарты, директивные указания, в то время как подчиненные больше ориентированы на взаимопонимание. Несовпадение этих ориентаций приводит к неудовлетворенности в общении.
   Особую группу трудностей общения составляют нарушения стратегий, заранее разработанных участниками. Например, неожиданность в форме контакта, несовпадение ожидаемого поведения с реальными действиями партнера по общению может привести к полной растерянности. Недостаточная ориентировка в условиях и содержании общения ведет также к психическому перенапряжению, в результате чего взаимодействие сторон рискует окончиться конфликтом.
   Эту же группу трудностей составляют проблемы социальной перцепции. Стереотипы восприятия, предвзятость и предубеждения, негативные установки партнеров по отношению друг к другу, несовпадение ценностных ориентаций на уровне базовых социальных установок, смысловых пластов сознания и формальное подведение образа другого под категории (плохой – хороший, надежный – ненадежный и т. п.) существенно искажают представление людей друг о друге и вызывают негативные реакции во время встреч, бесед, переговоров, возбуждают недоверие и снижают продуктивность в установлении отношений.
   Очевидна и важность умения не только говорить, но и слушать. В силу привычки постоянно говорить, давать другим указания, как это часто бывает у некоторых людей, навыки внимательного слушания, основанного на межличностном понимании, могут ослабевать. У некоторых людей, напротив, затруднено формирование навыков говорения, и им нередко бывает трудно «выдавить из себя слово». Эти индивидуальные различия являются одним из факторов затрудненности общения. В настоящее время разнообразные тренинговые программы общения при развитии техник говорения включают в себя не только отработку техники построения и произнесения речевого высказывания, но и его адекватного сопровождения мимикой, пантомимикой, жестами, взглядом.
   Обучение тактикам общения предполагает знание и учет расстояний, определяющихся отношениями между людьми. Нарушение этих расстояний приводит к психологическому дискомфорту общающихся. Эти расстояния подразделяются на зоны пространств: интимную, личностную, ролевую, социальную. В разных культурах эти зоны несколько отличаются, что определяется такими факторами, как возраст, индивидуально-психологические особенности, принадлежность к определенной культуре и т. д., но в среднем они колеблются от 0-15 см до 15–46 см при интимных отношениях, от 35–60 до 80-120 см – при межличностных отношениях, от 120 до 210 см – при ролевых взаимодействиях и в самых крайних случаях могут достигать 3,6 м. Социальные пространства – это пространства взаимодействия групп людей, массового общения с аудиториями. Они начинаются с расстояния 3,6 м и представляют собой общедоступную зону индивида. Вхождение в зону другого человека, не соответствующее установившимся с ним отношениям, вызывает выделение большого количества адреналина, покраснения кожи, учащение сердцебиения и другие физиологические реакции, характерные для стресса.
   В западных странах на допросах в полиции часто практикуют метод «территориального» вторжения в интимное пространство преступников, чтобы сломить их сопротивление. Но такая тактика пространственного нарушения совершенно недопустима в дружеских, приятельских, товарищеских отношениях. Она представляет собой некоторую опасность и при общении начальника с подчиненными.
   Психологические барьеры, то есть препятствия, преграды в общении могут возникать как в связи с эмоциональным состоянием общающихся лиц, так и по причине несовпадения смыслов высказывания, просьб, приказов и т. п. у различных людей. Барьер общения (психологический) – психологическое состояние, переживаемое как неадекватная пассивность, препятствующая общению. В состоянии субъекта при возникновении барьеров наблюдаются усиленные отрицательные переживания (например, переживание стыда, вины, страха, тревоги, снижение самооценки и др.).
   В целом барьеры общения можно подразделить на барьеры эстетические, моральные, эмоциональные. Например, человек, задержанный в грязной одежде, вследствие эстетического барьера заранее воспринимается как потенциальный правонарушитель, хотя, разумеется, за ним может и не быть никаких противоправных поступков.
   Барьеры в общении связаны с предвзятостью и беспричинностью негативных установок, возникающих в ряде случаев по первому впечатлению. Отрицательные установки могут вводиться в опыт человека кем-то из людей. У застенчивых людей сильным препятствием в общении становятся ожидания непонимания или беспокойство о том, будет ли общение успешным. В отношениях людей разных поколений возникают барьеры возраста. Иногда человек сам создает себе препятствия в общении в силу своих неверных представлений о других людях.
   Техники общения. Основными параметрами эффективности общения являются умения и навыки людей в использовании двух техник общения: техники понимающего общения и техники директивного общения [243. – С. 135–140].
   Понимающее общение – это совокупность установок субъекта общения, правил и конкретных приемов реагирования, направленных на понимание партнера и его проблем, установление психологического контакта, изучение его личностных особенностей, на выяснение его точки зрения по обсуждаемой проблеме и т. п.
   Главное в технике понимания – это ориентация субъекта общения на внутреннюю систему ценностей, оценок, мотивов и проблем самого партнера, а не на свою собственную: он знает себя, свои потребности, свою жизненную ситуацию и проблемы лучше нас. Кроме этого открытое общение с человеком будет происходить только тогда, когда мы способны создать доверительные взаимоотношения (климат, атмосферу, психологический контакт). Существенными условиями для создания такого климата доверия являются следующие установки субъекта общения на взаимодействие с партнером:
   – на понимающее неоценочное реагирование на мысли, чувства, представления и высказывания партнера;
   – на положительное принятие личности собеседника;
   – на согласованность (конгруэнтность) собственного поведения при взаимодействии с ним.
   Эти установки выступают основными психологическими механизмами, реализующими ориентацию субъекта общения на понимание, на внутреннюю систему отсчета собеседника.
   Правила понимающего общения можно свести к следующему:
   ♦ больше слушайте, меньше говорите сами, следуйте за высказываниями и эмоциями партнера;
   ♦ воздерживайтесь от своих оценок, меньше задавайте вопросов, не подталкивайте партнера к обсуждению тех вопросов, о которых ему «следует» говорить с вашей точки зрения;
   ♦ стремитесь, прежде всего, реагировать на личностно значимую информацию, сильнее всего связанную с потребностями и интересами партнера;
   ♦ стремитесь реагировать на чувства и эмоциональные состояния собеседника.
   В психологической литературе описываются и приемы понимающего общения. Перечислим эти приемы без содержательного раскрытия:
   • простые фразы, подтверждающие наличие контакта (выражение внимания и интереса);
   • перефразирование высказываний и открыто выражаемых чувств партнера (выражение внимания и проверка правильности понимания);
   • выяснение мыслей и чувств собеседника, не выражаемых открыто (реагирование на то, что, по вашему мнению, находится в сознании партнера);
   • зондирование не полностью осознаваемых эмоциональных состояний собеседника («вытягивание» в поле сознания партнера причин эмоциональных состояний);
   • молчание как прием реагирования (осознанное использование молчания в ходе беседы);
   • невербальные реакции (осознанное использование в общении «языка тела»);
   • интерпретация (вариант зондирования не полностью осознаваемых переживаний партнера);
   • резюмирование (вариант расширенного перефразирования логически завершенного фрагмента разговора);
   • подбадривание и заверение (способ подтверждения того, что вы хотите понять и принять без оценивания мысли и чувства собеседника);
   • вопросы, проясняющие позицию собеседника (неоценочные вопросы, которые являются вашей реакцией на сказанное и выраженное собеседником в разговоре).
   Однако овладение ими до уровня профессиональных навыков требует систематических усилий.
   Умения и навыки понимающего общения, несомненно, относятся к числу важных профессиональных качеств современного делового человека. Вместе с тем профессиональная деятельность требует развития умений и навыков другого рода, а именно – умений и навыков использования приемов директивного общения в работе с людьми.
   Техника директивного общения – это совокупность установок субъекта общения, правил и конкретных приемов реагирования, направленных на оказание прямого психологического воздействия на партнера для достижения своих целей.
   К ним относятся установки:
   – на открытое, прямое и ясное выражение своих позиций, намерений и целей;
   – на открытое, активное поведение и действия по достижению своих целей;
   – на прямой и открытый отказ выполнять действия, которые не будут служить вашим интересам;
   – на эффективную и решительную защиту себя от агрессивного поведения партнера;
   – на достижение своих целей с учетом интересов и целей партнера.
   Приемы директивного общения включают:
   ♦ директивные вопросы (ориентация партнера на проблему, которую вы считаете целесообразным обсуждать в соответствии с вашими целями);
   ♦ открытое выяснение противоречий в позиции партнера (ориентация партнера на осознание противоречий в рассуждениях и аргументах);
   ♦ выражение сомнения по поводу высказываний собеседника;
   ♦ выражение согласия или несогласия (одобрения, неодобрения);
   ♦ совет, предложение, разъяснение (рекомендации собеседнику в связи с реализацией его целей);
   ♦ убеждение;
   ♦ принуждение (скрытая или прямая угроза партнеру, если он откажется действовать в соответствии с вашими намерениями).

6.2. Общение как коммуникация

   Сущность коммуникации. Общение может выступать в форме коммуникации. Коммуникации между людьми имеют ряд специфических особенностей:
   1. Наличие отношений двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом. При этом взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности.
   Специфика человеческого обмена информацией заключается в особой роли для каждого участника общения той или иной информации, ее значимости. Такая значимость информации обусловлена тем, что люди не просто «обмениваются» значениями, а стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не только принята, но и понята, осмыслена. По этой причине каждый коммуникативный процесс представляет собой единство деятельности, общения и познания.
   2. Присутствие взаимного влияния партнеров друг на друга посредством системы знаков. Другими словами, обмен информацией в этом случае предполагает воздействие на поведение партнера и изменение состояний участников коммуникативного процесса.
   3. Осуществление обмена информацией лишь при наличии единой или схожей системы кодификации и декодификации у коммуникатора (человека, направляющего информацию) и реципиента (человека, принимающего ее).
   4. Существование возможности возникновения коммуникативных барьеров. В этом случае четко выступает связь, существующая между общением и отношением.
   Каждый акт коммуникационного общения предполагает определенную цель общения, нормы общения, ситуацию, в которой происходит общение. И каждый акт общения – это цепь взаимосвязанных коммуникативных действий:
   – вход субъекта общения в коммуникативную ситуацию;
   – оценка субъектом общения характера коммуникативной ситуации (благоприятной или неблагоприятной);
   – ориентация в коммуникативной ситуации;
   – постановка коммуникативной задачи с учетом особенностей ситуации общения;
   – оценка эмоционально-психологического состояния партнера;
   – оценка степени готовности партнера к вступлению во взаимодействие;
   – выработка подхода к партнеру по взаимодействию;
   – пристройка к партнеру по взаимодействию;
   – самонастройка субъекта общения на эмоционально-психологическое состояние партнера;
   – привлечение внимания партнера;
   – выведение эмоционально-психологических состояний партнера на уровень психологически ресурсного состояния;
   – коммуникативное воздействие субъекта общения на партнера;
   – оценка субъектом общения реакции партнера;
   – стимулирование ответного хода партнера;
   – ответный ход партнера по общению [150. – С. 67–68].
   Распространение информации в обществе проходит через своеобразный фильтр «доверия – недоверия». Подобный фильтр действует так, что истинная информация может оказаться непринятой, а ложная – принятой. Кроме того, существуют средства, способствующие принятию информации и ослабляющие действие фильтров. Совокупность этих средств называют фасцинацией. Примером фасцинации может быть музыкальное, пространственное или цветовое сопровождение речи.
   Информация как таковая может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация проявляется в форме приказа, совета или просьбы. Она призвана стимулировать какое-то действие. Стимуляцию, в свою очередь, подразделяют на активизацию (побуждение к действию в заданном направлении), интердикцию (запрет нежелательных видов деятельности) и дестабилизацию (рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности). Констатирующая информация проявляется в форме сообщения и не предполагает непосредственного изменения поведения.
   Модель коммуникативного процесса обычно включает пять элементов: коммуникатор – сообщение (текст) – канал – аудитория – обратная связь.
   Можно выделить три позиции коммуникатора во время коммуникативного процесса:
   – открытую (когда коммуникатор публично объявляет себя сторонником излагаемой точки зрения, оценивает различные факты в подтверждение этой точки зрения);
   – отстраненную (когда коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет противоречивые точки зрения, не исключая ориентации на одну из них, но не заявленную открыто);
   – закрытую (когда коммуникатор умалчивает о своей точке зрения, даже прибегает иногда к специальным мерам, чтобы скрыть ее).
   В процессе коммуникации осуществляются взаимное влияние людей друг на друга; обмен различными идеями, интересами, настроениями, чувствами. Чтобы описать процесс взаимовлияния, недостаточно знать только структуру коммуникативного акта. Необходимо проанализировать также мотивы общающихся, их цели, установки и т. п.
   Должное внимание следует уделить также таким коммуникативным навыкам, как нерефлексивное и рефлексивное слушание. Нерефлексивное слушание – или внимательное молчание – применяется на этапах постановки проблемы, когда она только формируется говорящим, а также тогда, когда цель общения со стороны говорящего – излить душу, эмоциональная разрядка.
   Рефлексивное слушание используется в ситуациях, когда говорящий нуждается не столько в эмоциональной поддержке, сколько в помощи при решении определенных проблем. В данном случае обратная связь дается слушающим в речевой форме через следующие приемы: задавание открытых и закрытых вопросов по теме разговора, перефразирование слов собеседника, позволяющее изложить ту же мысль другими словами (парафраз), резюмирование и изложение промежуточных выводов по ходу беседы.
   Специфика межличностной коммуникации раскрывается также в ряде процессов и феноменов: психологической обратной связи, наличии коммуникативных барьеров.
   Основная цель информационного обмена в общении – выработка общего смысла, единой точки зрения и согласия по поводу различных ситуаций или проблем. Для него характерен механизм обратной связи. Содержание данного механизма состоит в том, что в межличностной коммуникации процесс обмена информацией как бы удваивается и, помимо содержательных аспектов, информация, поступающая от реципиента к коммуникатору, содержит сведения о том, как реципиент воспринимает и оценивает поведение коммуникатора. Выделяют прямую и косвенную обратную связь. Косвенная обратная связь – это завуалированная форма передачи партнеру психологической информации. В ходе ее обычно используются различные риторические вопросы, насмешки, иронические замечания, неожиданные для партнера эмоциональные реакции. Коммуникатор в этом случае должен сам догадываться, что именно хотел сказать ему партнер по общению, какова же на самом деле его реакция и его отношение к коммуникатору.
   В процессе передачи информации люди воспринимают не только содержание вербальной и невербальной информации, но и способ, которым она передается, то есть стиль общения, указывающий на то, как смысл послания должен быть подлинно интерпретирован и понят.
   Обычно выделяют десять основных коммуникативных стилей, которые представляют собой способы взаимодействия с другими людьми в процессе общения:
   1) доминантный (стратегия, направленная на снижение роли других в коммуникации);
   2) драматический (преувеличение и эмоциональная окраска содержания сообщения);
   3) спорный (агрессивный или доказывающий);
   4) успокаивающий (расслабляющая стратегия, направленная на снижение тревожности собеседника);
   5) впечатляющий (стратегия, нацеленная на то, чтобы произвести впечатление);
   6) точный (нацеленный на точность и аккуратность сообщения);
   7) внимательный (высказывание интереса к тому, что говорят другие);
   8) воодушевленный (частое использование невербального поведения, контакт глаз, жестикуляция, движение тела и т. д.);
   9) дружеский (тенденция поощрения других и заинтересованность в их вкладе в общение);
   10) открытый (тенденция выражать свои мнение, чувства, эмоции, личностные аспекты своего «я»).
   В процессе коммуникации перед участниками общения стоит задача не только обменяться информацией, но и добиться ее адекватного понимания партнерами. То есть в межличностной коммуникации как особая проблема выделяется интерпретация сообщения, поступающего от коммуникатора к реципиенту. Во-первых, форма и содержание сообщения существенно зависят от личностных особенностей самого коммуникатора, его представлений о реципиенте и от отношения к нему, а также от всей ситуации, в которой протекает общение. Во-вторых, посланное им сообщение не остается неизменным
   – оно трансформируется, изменяется под влиянием индивидуально-психологических особенностей личности реципиента, а также отношения последнего к автору, самому тексту и ситуации общения.
   Барьеры коммуникации. В ходе коммуникации могут возникать коммуникативные барьеры, представляющие собой психологические препятствия на пути адекватной передачи информации между партерами по общению [38. – С. 105–106]. Можно говорить о существовании барьеров понимания, барьеров социально-культурного различия и барьеров отношения.
   Возникновение барьера понимания может быть связано с рядом причин как психологического, так и иного порядка. Так, он может возникнуть из-за погрешностей в самом канале передачи информации – это так называемое фонетическое непонимание. Барьер фонетического непонимания порождает такой фактор, как невыразительная быстрая речь, речь-скороговорка и речь с большим количеством звуков-паразитов. Существуют также семантические барьеры непонимания, связанные, прежде всего, с различиями в системах значений (тезаурусах) участников общения. Не меньшую роль в разрушении нормальной межличностной коммуникации может сыграть стилистический барьер, возникающий при несоответствии стиля речи коммуникатора и ситуации общения или стиля речи и актуального психологического состояния реципиента и др.
   Наконец, можно говорить о существовании логического барьера непонимания. Он возникает в тех случаях, когда логика рассуждения, предлагаемая коммуникатором, либо слишком сложна для восприятия реципиента, либо кажется ему неверной, либо противоречит присущей ему манере доказательства. Можно говорить о существовании женской и мужской психологической логики, о детской логике и т. д.
   Причиной непонимания могут служить барьеры социально-культурного различия. Это социальные, политические, религиозные и профессиональные различия, которые приводят к разной интерпретации тех или иных понятий, употребляемых в процессе коммуникации. В качестве барьера может выступать и само восприятие партнера по общению как лица определенной профессии, определенной национальности пола и возраста. Например, большое значение для уменьшения барьера играет авторитетность коммуникатора в глазах реципиента. Чем выше авторитет, тем меньше преград на пути усвоения предлагаемой информации.
   Барьеры отношения – это уже чисто психологический феномен, возникающий в процессе общения коммуникатора и реципиента. Речь идет о возникновении чувства неприязни, недоверия к своему коммуникатору, которое распространяется и на передаваемую им информацию.
   Любая поступающая к реципиенту информация несет в себе тот или иной элемент воздействия на его поведение, мнения, установки и желания с целью их частичного или полного изменения. В этом смысле коммуникативный барьер – это форма психологической защиты от постороннего психологического воздействия, проводимого в процессе обмена информацией между участниками.

   Вопросы и задания для самоконтроля:
   1. Дайте определение общению.
   2. Охарактеризуйте виды и средства общения.
   3. Что такое коммуникация?
   4. Расскажите о барьерах общения.

   Стратегия самостоятельного изучения и закрепления материала:
   1. Представьте в систематизированном виде структуру своего общения.
   2. Изучите своеобразие общения как кинесики.
   3. Изучите формы и способы коммуникативного воздействия.
   4. Осмыслите роль и значение барьеров общения в повседневной жизни и деятельности людей.
ЛИТЕРАТУРА ПО РАЗДЕЛУ
   Абалакина М. А. Анатомия взаимопонимания. – М., 1990.
   Аминов И. И. Пришел, увидел, убедил! Межличностное познание. – М., 2002.
   Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. – М., 1982.
   Бодалев А. А. Личность и общение. – М., 1995.
   Бодалев А. А. Психология межличностного общения. – Рязань, 1994.
   Гохман О. Я., Надеина Т. М. Основы речевой коммуникации. – М., 1997.
   Психологический практикум. Межличностные отношения: Методические рекомендации / Сост. Дерманова И. Б., Сидоренко Е. В. – М., 2004.
   Ефимова Н. С. Психология взаимопонимания. Психологический практикум. – СПб., 2004.
   Жуков Ю. М. Точность и дифференцированность межличностного восприятия. – М., 1992.
   Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. – СПб., 2005.
   Крысько В. Г. Социальная психология в схемах и комментариях. – СПб., 2003.
   Крысько В. Г. Социальная психология. Завтра экзамен. – СПб., 2004.
   Куницына В. Н., Казарнова Н.В., Погольша В. М. Межличностное общение. – СПб., 2001.
   Леонтьев А. А. Психология общения. – М., 1999.
   Лозовский Б. Н. Искусство взаимопонимания. – Свердловск, 1990.
   Малисова И. И. Рефлексивные и коммуникативные компоненты межличностного понимания. – М., 1995.
   Обозов Н. Н. Психология межличностного взаимодействия. – Л., 1979.
   Обозов Н. Н. Психология межличностных взаимоотношений. – Киев, 1979.
   Подгурецки Ю. Н. Социальная коммуникация. – М., 2004.

Раздел III
ПСИХОЛОГИЯ МАЛЫХ ГРУПП

   В этом разделе:
   • Понятие малой группы
   • Виды малых групп
   • Понятие психологии малой группы
   • Характеристика системообразующих компонентов психологии малой группы
   • Социально-психологическая структура малой группы
   • Характеристика социально-психологических процессов в малой группе
   • Динамика социально-психологических процессов в малой группе

Глава 7
ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОЛОГИИ МАЛОЙ ГРУППЫ

   Основные понятия: малая группа, виды малых групп, состав малой группы, психология малой группы, социально-психологические явления и процессы в малой группе, системообразующие компоненты психологии малой группы
   Человек, как уже отмечалось, живет и трудится совместно с другими людьми, образуя с ними разнообразные общности, которые в обычной жизни представлены в виде многочисленных групп. Малая группа является начальной ячейкой человеческого общества и первоосновой всех других его составных элементов. В ней объективно проявляется реальность жизни, деятельности и взаимоотношений большинства людей, и задача состоит в том, чтобы правильно понимать, что происходит с человеком в малых группах, а также четко представлять те социально-психологические явления и процессы, которые в них возникают и функционируют.
   Малая группа как самостоятельный субъект деятельности и специального анализа может быть охарактеризована с точки зрения: а) содержания ее психологии; б) своеобразия ее социально-психологической структуры; в) динамики социально-психологических процессов, происходящих в ней.

7.1. Понятие малой группы и ее психологии

   Определение малой группы. Понятие «группа» может употребляться в разных значениях. Одно из них связано с задачами социологического или демографического статистического анализа, и в этом случае выделяются произвольные объединения (группировки) людей по какому-либо общему признаку, необходимому в рамках конкретной системы этого анализа. С точки зрения социологического подхода выбирается некий объективный критерий различения групп и в его рамках анализируют каждую социальную группу, ее отношение с обществом, с личностями, в нее входящими.
   Психология под группой понимает реально существующее образование, в котором люди собраны вместе, объединены каким-то общим признаком или видом совместной деятельности, помещены в какие-то идентичные условия и обстоятельства, определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию, хотя степень такого осознания может быть весьма различна.
   С точки зрения социально-психологического подхода, выполняя различные функции, человек является членом многочисленных социальных групп. Он формируется как бы в пересечении этих групп, где скрещиваются различные групповые влияния. Это имеет для личности два важных следствия: с одной стороны, определяется ее объективное место в данной общности людей, с другой – формируется сознание личности. Личность оказывается включенной в систему взглядов, представлений, норм, ценностей многочисленных групп.
   Для социальной психологии явно недостаточна простая констатация множества людей или даже наличия внутри его каких-то отношений. Она исследует, прежде всего, закономерности проявления психики людей, обусловленные фактом их включения в реальные социальные группы. Следовательно, фокусом анализа в социальной психологии выступает именно, как минимум, содержательная психологическая характеристика таких групп.
   Общность содержания деятельности и проявления психики представителей тех или иных групп порождает и общность их других характеристик, прежде всего – психологических: групповых интересов, потребностей, взаимоотношений, настроений и т. д. Для индивида, входящего в группу, осознание принадлежности к ней осуществляется, прежде всего, через принятие именно этих характеристик [150. – С. 270].
   Зарубежные и отечественные ученые, долгое время изучая малую группу, пришли к выводу, что ей обязательно должны быть присущи такие конкретные черты и признаки:
   • наличие двух и более людей (ни в теоретическом, ни в практическом планах вопрос о том, два или три члена образуют минимальную малую группу, окончательно до сих пор не решен; в специальной литературе присутствует немало аргументированных положений в защиту как диадной, так и триадной концепции);
   • осуществление определенных контактов (взаимодействия) и общения между членами малой группы (постоянные непосредственные контакты и личное общение между ее членами, постоянное взаимное влияние их друг на друга отличает ее от других групп, например, больших);
   • наличие общей цели и совместной деятельности (собственно, это и является главной причиной образования малой группы);
   • возникновение взаимных эмоциональных и других связей, проявление чувств принадлежности к данной группе (межличностные эмоциональные связи, преобладающий эмоциональный настрой способствуют или препятствуют ее сплочению и развитию);
   • осознание членами группы себя как «Мы», а других как «Они» (является мерой единения ее членов, показателем их социально-психологической идентичности, с одной стороны, заставляющей совершенствоваться во взаимодействии друг с другом, а с другой – отстаивать свои интересы перед другими социальными общностями);
   • формирование приемлемых всеми членами группы общих норм и ценностей (последние выступают важным фактором длительного существования и эффективности ее развития);
   • функционирование качественной организационной структуры и системы руководства (позволяют влиять на всех членов группы ради достижения общих целей);
   • наличие достаточного времени взаимного существования людей [8; 76; 186; 338].
   Таким образом, малая группа – это немногочисленная по составу (3-50 человек), хорошо организованная, самостоятельная единица социальной структуры общества, члены которой объединены общей целью, совместной деятельностью и находятся в непосредственном личном контакте (общении) и эмоциональном взаимодействии продолжительное время.
   Виды малых групп. Малые группы делятся на условные и реальные, формальные и неформальные, слаборазвитые и высокоразвитые, референтные и нереферентные.
   По реальности существования различают условные и реальные малые группы. Условные группы – это группы, объединенные по какому-то общему признаку, например, по возрасту, полу и т. д. Люди, составляющие эти общности, могут часто не знать друг о друге и при этом находиться в определенных, более или менее одинаковых отношениях с другими членами своих групп, уже реальных.
   Реальные группы – это группы, в которых люди постоянно находятся в повседневной жизни и профессиональной деятельности. Например, учебный класс, производственная бригада. Они бывают также естественными и лабораторными. Лабораторные – это группы, созданные в интересах их научного изучения.
   При характеристике психологии группы следует учитывать, что она является субъектом деятельности, а поэтому все особенности деятельности отражаются в ней. По-своему психологически своеобразны производственная бригада, туристическая группа, спортивная команда, ученический класс и др., одни и те же группы, но при осуществлении разных видов деятельности, решении разных задач. Так, состав конкретной группы определяет ее своеобразие среди однотипных групп. Психология всякой студенческой группы, например, имеет нечто общее для всех студенческих групп, но каждая чем-то, а нередко и существенно психологически отлична от других [242. – С. 104].
   По характеру организации и взаимодействия группы бывают формальными и неформальными. Формальные (официальные) группы – это группы, имеющие юридически фиксированный статус, а их члены в условиях общественного разделения труда объединены социально заданной деятельностью и структурой.
   Неформальные (неофициальные) группы – это группы, не имеющие юридически фиксированного статуса и образованные на основе личных предпочтений.
   Формальная группа функционирует в соответствии с заранее установленными, обычно общественно фиксируемыми целями, положениями, инструкциями, уставами. Неформальная группа складывается на основе личных симпатий и антипатий по отношению к кому-либо ее членов.
   

notes

Примечания

1

   Следует различать понятия «общественная психология» как феномен (нижний уровень) общественного сознания и «социальная психология» – наука, изучающая явления общественной психологии. На практике чаще употребляется термин «социально-психологические», а не «общественно-психологические» явления.

2

   Можно относить к этой группе социально-психологических феноменов и явления, обусловленные половой, возрастной и профессиональной принадлежностью людей, поскольку половозрастные и профессиональные группы реально присутствуют в обществе и влияют на его жизнь. Однако традиционно так сложилось, что их изучают самостоятельные отрасли психологической науки (например, возрастная психология, психология управления и др.). Социальная психология, естественно, не оставляет их вне поля зрения, но при этом распределяет свои усилия поровну с представителями этих областей знаний. Кроме того, сюда следует отнести и психологию общества в целом, однако эта отрасль социальной психологии пока еще практически не разрабатывалась отечественными и зарубежными психологами.

3

   Платон, выдвинувший теорию преобладания различных частей души у представителей разных сословий и народов, считал, что у философов доминирует ум, у воинов – мужество, у ремесленников – вожделение, у греков – главным образом разумная душа, у северных варваров – мужественная душа, у южан – страсти [241. – С. 89].

4

   Американские ученые считают Платона основателем социальной психологии.

5

   Л. Леви-Брюль называл его коллективным представлением, а Э. Дюркгейм – коллективным сознанием.

6

   Справедливости ради следует отметить, что умозаключения Макдугалла явились следствием идей о рефлексах головного мозга, высказанных в конце XIX в. выдающимся русским психологом И. М. Сеченовым. – Примеч. автора.

7

   Термин введен американским психологом Л. Фестингером. Когнитивный диссонанс – способ преодоления амбивалентности (двойственности) чувств. – Примеч. автора.

8

   Этнопсихология сформировалась на базе американской этнопсихологической школы, выделившейся в 40-е гг. из этнографии. Ее возглавлял А. Кардинер, а наиболее известными представителями были Ф. Боас, Р. Бенедикт, М. Мид и др. [109. – С. 62–68].

9

   Связь в философском понимании – отношения между объектами и явлениями, разделенными в пространстве и во времени. Реальности мира – не только сами объекты и явления, но и связи между ними. Современное научное мировоззрение понимает мир в единстве, обусловленном связями между существующими в нем объектами и явлениями. Понимание реальностей мира – это понимание его объектов и связей между ними. Связи в то же время выступают как взаимосвязи – взаимное обусловливание объектов и явлений друг другом. Социально-психологические взаимосвязи – неотъемлемый компонент социальных связей, психологическая насыщенность их.

10

   Многие ученые относят к ним еще убеждение и внушение. Вряд ли стоит это делать, во-первых, потому что совершенно очевидно – это не столько механизмы функционирования социально-психологических явлений, сколько способы психологического воздействия (влияния) на людей. Во-вторых, их можно было бы отнести к социально-психологическим процессам или состояниям общества, но и в этом случае их достаточно трудно всесторонне охарактеризовать как именно таковые. – Примеч. автора.

11

   Термин часто используется в негативном смысле как «бездумное подчинение распространенным взглядам, граничащее с косностью». Однако, с точки зрения признания и подчинения нормам общественного поведения, конформизм может рассматриваться и как социально желательное явление. Кроме того, бывают и люди, называемые нонконформистами, которые при любых обстоятельствах в группе сохраняют собственное мнение. – Примеч. автора.

12

   Сила воздействия группы на человека значительно больше, чем воздействие на него другого человека. Такое групповое воздействие может быть разовым, намеренным, организованным (например, обсуждение группой поступка отдельного члена группы), но психологическое давление мнений, настроений, традиций, обычаев и других социально-психологических явлений его члены ощущают постоянно. Человеку психологически трудно сделать что-то, что не согласуется с существующими в группе мнениями и нормами поведения. Г. Тард, в частности, считал, что обычай старше и сильнее закона.

13

   Понятие «контакт» употребляется в нескольких значениях. «Контакт» может означать прикосновение (от лат. contactus, contingo – трогать, прикасаться, захватывать, доставать, достигать, иметь отношение с кем-либо). В психологии контактом называют сближение субъектов во времени и пространстве, а также некую меру близости в отношениях. В связи с этим в одних случаях говорят о «хорошем» и «тесном», «непосредственном» или, наоборот, о «слабом», «неустойчивом», «неустоявшемся», «опосредованном» контакте; в других случаях – о контакте как о необходимом условии правильного взаимодействия. Наличие контакта, то есть известной стадии близости, всегда рассматривается как желательная основа эффективного взаимодействия.

14

   Под непродуктивностью стиля взаимодействия обычно понимается конкретное воплощение в ситуации взаимодействия неблагоприятного состояния существующей системы отношений, которое воспринимается и осознается таковым, по крайней мере, одним из участников взаимодействия. – Примеч. автора.

15

   В широком смысле мы рассматриваем понятие «общественные отношения». – Примеч. автора.

16

   Классификация межличностных отношений дается по [162]. – Примеч. автора.
Купить и читать книгу за 99 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать