Назад

Купить и читать книгу за 200 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Географическая картина мира. Пособие для вузов. Кн. II: Региональная характеристика мира

   Настоящая книга широко известна преподавателям и студентам-географам, а также школьникам, интересующимся географией. Данное издание является исправленным и содержит новую информацию по экономической и социальной географии мира.
   Книга II посвящена характеристике регионов мира: зарубежной Европы (без стран СНГ), зарубежной Азии (без стран СНГ), Африки, Северной и Латинской Америки, Австралии и Океании.
   Книга предназначена для углубленного изучения курса «Экономическая и социальная география мира», который преподается в 10 классе общеобразовательной школы, а также для учителей, преподавателей и студентов вузов.


Владимир Павлович Максаковский Географическая картина мира Книга II Региональная характеристика мира

ТЕМА 1
ЗАРУБЕЖНАЯ[1] ЕВРОПА

1. Зарубежная Европа в современном мире

   Европа… Это географическое имя прежде всего напоминает о древнегреческом мифе про дочь финикийского царя Агенора, правителя Сидона, Европу. Согласно мифу, Европа была похищена всемогущим Зевсом, принявшим образ белого быка. На спине этого быка она проплыла по Средиземному морю от Финикии до о. Крит (вспомним известную картину Валентина Серова «Похищение Европы»).
   Однако топонимисты обычно производят название «Европа» от ассирийского «ереб» – «мрак», «заход солнца», «запад» (в противоположность Азии, название которой связывают со словом «асу» – «восход»). Сначала название «Европа» относилось только к южной части Балканского п-ва, но постепенно распространилось на всю территорию этой части света.
   Европа… Это географическое имя напоминает также об огромном вкладе в мировую цивилизацию, который начался в эпоху Древней Греции и Древнего Рима, был продолжен в эпоху Возрождения и Великих географических открытий, а затем в эпоху промышленных переворотов и социальных революций – и так до наших дней. Крупнейший немецкий географ XIX в. Карл Риттер писал о том, что в историческом отношении Европе суждено было развиваться гораздо лучше и благотворнее, чем Азии и Африке, богаче наделенных природой. Так самая малая часть света стала самой могущественной, опередив другие и в материальном, и в духовном отношении. «Она господствует над ними, – пишет Карл Риттер, – кладет на них европейский отпечаток, подобно тому, как некогда сама, хоть лишь отчасти, подчинялась было владычеству Востока. Европа есть центр просвещенного и образованного мира. От нее исходят благодетельные лучи во все концы земного шара».
   Наверное, в этом панегирике Европе что-то можно оспорить. И в отношении духовного превосходства, и в отношении только «благодетельных лучей». Не забудем и о бесконечных кровопролитных войнах, которые велись в Европе: Столетняя, Тридцатилетняя, Семилетняя и сотни других. В Европе началась Первая мировая война. Здесь разразилась и Вторая мировая война, охватившая 9/10 ее населения. Но тем не менее «старые камни Европы» – это действительно величайшее достояние не только европейской, но и всей мировой цивилизации. Общепризнано, что европейская цивилизация – один из главных ее устоев.
   Европа занимает площадь около 10 млн км2. В том числе 5 млн км2 ныне приходится на зарубежную (по отношению к СНГ) Европу, что составляет менее 4 % всей площади обитаемой суши. Территория зарубежной Европы протягивается с севера на юг (от Шпицбергена до Крита) примерно на 5 тыс. км, с запада на восток (от атлантического побережья Португалии до черноморского побережья Румынии) примерно на 3100 км.
   Население зарубежной Европы в 1900–2007 гг. возросло с почти 300 млн до 527 млн человек. Но доля ее в мировом населении за это время уменьшилась с почти 18 до 8 %, что объясняется заметным уменьшением темпов воспроизводства населения. На протяжении многих столетий и даже тысячелетий зарубежная Европа уступала по численности жителей только зарубежной Азии; теперь по этому показателю ее опережают и Африка, и Латинская Америка.
   Для физической карты зарубежной Европы характерны многие черты, из которых особо стоит отметить две.
   Во-первых, это «мозаичностъ» строения ее территории, на которой перемежаются низменные, холмистые и горные районы; в общей сложности соотношение между равнинами и горами составляет примерно 1: 1. Физико-географы МГУ выделяют в зарубежной Европе 9физико-географических стран с подразделением их на 19 областей и 51 район. Но при этом – в отличие, скажем, от Азии или Америки – она не «разгорожена» высокими горными цепями. Среди гор Европы преобладают средневысотные, не представляющие собой непреодолимых преград для экономических и других связей. Через их многочисленные перевалы давно уже проложены транспортные магистрали.
   Во-вторых, это приморское положение большинства стран зарубежной Европы, многие из которых расположены на островах и полуостровах, поблизости от оживленных морских путей из Европы в Азию, Африку, Австралию и Америку. Мореплавание, морская торговля издавна играли большую роль в их развитии. Особенно благоприятствовала этому изрезанность береговой линии. Еще в 1914 г. Осип Мандельштам писал в стихотворении «Европа»:
Изрезаны ее живые берега,
И полуостровов воздушны изваянья,
Немного женственны заливов очертанья,
Бискайи, Генуи ленивая дуга.

   Действительно, береговая линия Европы, включая острова, составляет 143 тыс. км. В зарубежной Европе почти нет мест, которые были бы удалены от моря более чем на 600 км, средняя же удаленность– 300 км. А на большей части Великобритании нет населенных пунктов, отстоящих от побережья дальше 60–80 км.
   Добавим к этому, что природные ландшафты зарубежной Европы на протяжении последних тысячелетий испытали наибольшие антропогенные изменения. Еще в эпоху бронзы здесь появились переложное земледелие, охота, собирательство, началось одомашнивание скота. В античную эпоху к ним добавилось кочевое скотоводство на придунайских равнинах, а в Южной Европе увеличилось сведение лесов под пашню. В средние века главную роль играли экстенсивное земледелие и животноводство, произошло расширение обрабатываемых земель. А в наши дни это регион интенсивного земледелия и животноводства, широкого распространения агроландшафтов. Из всех частей света именно Европа наиболее «окультурена»: только 2,8 % ее территории свободны от следов деятельности человека.
   Политическая карта зарубежной Европы также отличается своеобразной «мозаичностью». В середине 1980-х гг. здесь находились 32 суверенных государства (включая микрогосударства – Андорру, Сан-Марино, Монако, Ватикан и Лихтенштейн). В начале 1990-х гг. в связи с выделением из состава СССР стран Балтии, распадом СФРЮ и Чехословакии число таких стран заметно увеличилось. Важнейшим изменением на политической карте региона стало также объединение Германии в 1990 г.
   Большинство стран зарубежной Европы сравнительно невелики по размерам. Не говоря о микрогосударствах, Люксембурге и Мальте, девять из них имеют площадь до 50 тыс. км2: Бельгия, Нидерланды, Дания, Швейцария, Словакия, Словения, Македония, Албания и Эстония (для сравнения напомним, что Московская область занимает 47 тыс. км2). Одиннадцать стран имеют территорию от 50 тыс. до 100 тыс. км2: Исландия, Ирландия, Австрия, Венгрия, Чехия, Латвия, Литва, Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина, Португалия. Десять стран имеют территорию от 100 тыс. до 500 тыс. км2: Норвегия, Швеция, Финляндия, Великобритания, ФРГ, Италия, Польша, Румыния, Болгария, Сербия, Греция. И только площади двух стран – Франции и Испании – превосходят 500 тыс. км2.
   Для понимания «масштабов» стран зарубежной Европы очень важно также знакомство с их линейными размерами. Больше других вытянута Норвегия (1750 км), затем идут Швеция (1600), Финляндия (1160), Франция (1000), Великобритания (965), ФРГ (876 км). В таких странах, как Болгария или Венгрия, наибольшие линейные расстояния не превышают 500 км, а в Нидерландах – 300 км. Поэтому и «глубина» территории в большинстве из них не очень велика. Например, в Болгарии и Венгрии нет мест, которые были бы удалены от границ этих стран более чем на 115–120 км. Подобная приграничность может рассматриваться в качестве важной благоприятной предпосылки для развития интеграционных процессов.
   Наконец, нельзя не сказать и о том, что зарубежная Европа была и остается одним из крупнейших центров мировой экономики. Ее суммарный ВВП составляет более 15 трлн долл., или примерно 22 % от мирового. Этот регион занимает первое место (40 %) в мировой торговле. Ему принадлежит также лидерство в сфере золотовалютных резервов и заграничных инвестиций. Большинство стран зарубежной Европы вступили в постиндустриальную стадию развития. Для них характерен высокий и очень высокий уровень качества жизни населения.
   Особенно радикальные преобразования произошли в зарубежной Европе в конце 1980-х – начале 1990-х гг. В западной ее части они были связаны в первую очередь с образованием единого европейского экономического пространства на основе 15 стран Европейского союза (ЕС). В восточной ее части они нашли выражение в смене общественного строя и переходе от централизованной государственной экономики к рыночному хозяйству. Складывается и единое политическое пространство зарубежной Европы, чему способствует и то обстоятельство, что во второй половине 1990-х гг. в большинстве ее стран на смену «правым», консервативным партиям пришли «левые» партии социал-демократов и социалистов. Формирование единого политического (геополитического) пространства происходит и в результате деятельности международных организаций. Две из них имеют особенно большое значение.
   Во-первых, это Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая занимает центральное место в системе европейской безопасности. Созданная в 1975 г., она исходит из того, что основой межгосударственных отношений в Европе должны быть: уважение суверенного равенства государств, их территориальной целостности, неприкосновенности границ, неприменение силы или угрозы силой, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, соблюдение прав человека. В 1999 г. ОБСЕ приняла Хартию европейской безопасности, ставшую своего рода «кодексом поведения» европейских государств и организаций. Структура ОБСЕ включает в себя многие постоянно действующие органы (совещания, советы, комитеты, бюро, миссии и др.). В 2008 г. в эту организацию входили 56 государств (с США, Канадой, Японией, странами СНГ и некоторыми другими).
   Во-вторых, это Совет Европы (СЕ), созданный в 1949 г. в качестве консультативной политической организации, содействующей интеграционным процессам в области прав человека, основных свобод и парламентской демократии. Главные органы Совета Европы – Комитет министров (на уровне министров иностранных дел), Парламентская ассамблея (ПАСЕ) – совещательный орган с консультативными функциями и Конгресс местных и региональных органов власти Европы. Секретариат Совета Европы находится в Страсбурге (Франция).
   В последнее время все чаще пишут также о единой европейской идее, о проблемах европейского воспитания, которое должно способствовать духовному сближению европейских народов. Оно включает в себя и формирование европейского сознания, направленного на то, чтобы жители региона осознавали себя не только немцами, французами или англичанами, но прежде всего европейцами, которых связывает общность западноевропейской цивилизации с присущими ей многими уникальными чертами. Это значит, что молодые поколения европейцев должны воспитываться в соответствии с принципом «двойной лояльности» – и к своей стране, и к объединенной Европе.
   Наряду с этим на рубеже XX и XXI вв. в зарубежной Европе произошли и такие изменения, которые сказались на международно-политическом ландшафте и нарушили сложившуюся систему коллективной безопасности. В первую очередь это относится к стремлению Североатлантического союза распространить свое влияние на постсоциалистические страны Центрально-Восточной Европы. Так, в 1999 г. в НАТО вошли Польша, Чехия и Венгрия. В 2004 г. были приняты в НАТО три страны Балтии, Румыния, Болгария, Словакия и Словения. Это означало приближение границ блока непосредственно к российской границе и было воспринято отрицательно, по крайней мере в психологическом плане, в России, которая не представляет угрозы для НАТО. Это относится также к претензиям НАТО на главную роль в процессе принятия важных политических решений в обход крупнейших международных организаций по поддержанию мира и безопасности.
   Россия – как европейская страна – принимает активное участие во всех европейских делах. Она состоит членом ОБСЕ и в 1996 г. была принята в Совет Европы, став его 39-м членом. В 1997 г. между Россией и НАТО был заключен основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. В нем отмечено, что Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников, а их общая цель заключается в преодолении остатков прежних конфронтации и соперничества и укреплении взаимного доверия и сотрудничества. Был создан также Постоянный совет Россия – НАТО. В 1999 г. отношения между ними были заметно омрачены в связи с военной акцией НАТО в Югославии. Затем они стали постепенно улучшаться и особенно укрепились после террористического акта в США 11 сентября 2001 г. и создания широкой антитеррористической коалиции, в которую вошла и Россия. В 2002 г. новые отношения России и НАТО были установлены официально в форме так называемой «двадцатки» (19 стран НАТО и Россия). Однако в середине 2008 г., в связи с решением разместить в Чехии и Польше элементы американской ПРО и тем более после военной акции Грузии в Южной Осетии, отношения между Россией и НАТО резко ухудшились.

2. Политическая карта и субрегионы зарубежной Европы

   Политическая карта Европы отличается наибольшей дробностью, и это вполне объяснимо. Ведь именно Европа на протяжении двух тысячелетий нашей эры играет роль важнейшего политического, экономического и культурного центра всей планеты. Из этого «европоцентризма» вытекают и такие особенности политической карты региона, как ее наибольшая «зрелость», «склонность к измене и перемене», возникновение и апробация именно здесь большинства основных форм государственного устройства.
   На протяжении почти всей нашей эры для политической карты Европы были характерны две главные черты. Первая из них – неустойчивость, которая была связана как с внешними нашествиями во времена великого переселения народов, арабских, татаро-монгольских, турецких (османских) завоеваний, так и с бесконечными захватническими (например, наполеоновскими в начале XIX в.), междоусобными (например, между Алой и Белой розой в Англии в XV в.), династическими (например, за австрийское, польское, испанское наследство в XVIII в.), освободительными (например, русско-турецкими в XVIII–XIX вв.) войнами. Первой общеевропейской войной историки считают Тридцатилетнюю войну в XVII в. Наконец, именно Европа стала главной ареной и Первой, и Второй мировых войн. Понятно, что все эти войны не могли не привести к большим количественным и качественным изменениям политической карты. Вторая главная черта – раздробленность, которая особенно отчетливо проявлялась в средние века и в новое время, но сохранилась и до новейшего времени, несмотря на общую тенденцию к усилению централизации.
   В XX в. наибольшие изменения на политической карте Европы были связаны с тремя эпохальными событиями: 1) Первой мировой войной, 2) Второй мировой войной и 3) распадом мировой социалистической системы.
   Первая мировая война 1914–1918 гг., возникшая в результате обострения противоречий между двумя коалициями империалистических держав – Антантой и Тройственным союзом, – не могла не привести к большим изменениям политической карты Европы. Главные из них заключались в том, что побежденные участники Тройственного союза во главе с Германией вынуждены были пойти на значительные территориальные уступки. А страны Антанты (Англия, Франция и Россия), победившие в этой войне, вместе с примкнувшими к ним еще несколькими государствами, получили приращение территории. Война привела также к распаду Австро-Венгрии и образованию в качестве самостоятельных государств Австрии, Венгрии, Чехословакии, Югославии. После революции в России в 1917 г. получили независимость Польша, Финляндия, Латвия, Литва, Эстония. Эти преобразования политической карты Европы как бы сочетали в себе и количественные, и качественные ее изменения, связанные с кардинальными переменами в общественном строе некоторых стран.
   Вторая мировая война 1939–1945 гг. привела к новым количественным изменениям на карте Европы, связанным с существенной перекройкой государственных границ, оккупацией союзниками по антигитлеровской коалиции территории побежденной Германии. А главные качественные изменения произошли в центрально-восточной части зарубежной Европы, где в результате сначала народно-демократических, а затем социалистических революций образовались восемь социалистических государств: Польша, Германская Демократическая Республика (ГДР), Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия и Албания. Так сложилась биполярная система социалистических и капиталистических государств Европы, входивших в два противостоявших друг другу военно-политических блока – Организацию Варшавского Договора (ОВД) и Североатлантический союз (НАТО).
   Распад СССР – а вместе с ним и всей мировой социалистической системы – на рубеже 80—90-х гг. XX в. привел к новым очень существенным изменениям политической карты Европы. Во-первых, они заключались в объединении двух германских государств – ФРГ и ГДР – и воссоздании единого германского государства после сорокалетнего периода его политического раскола. Это объединение прошло несколько этапов и завершилось в сентябре 1990 г. Во-вторых, они нашли выражение в распаде двух восточноевропейских федеративных государств – Чехословакии, разделившейся на Чехию и Словакию, и СФРЮ, из которой выделились в самостоятельные государства Югославия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина и Македония. Этот «развод по-европейски» в первом случае осуществился в демократических, цивилизованных формах, а во втором сопровождался резким обострением межнациональных проблем. В-третьих, они проявились в «бархатных революциях» антитоталитарной направленности, которые произошли в большинстве социалистических стран Восточной Европы, приведя к быстрой переориентации их политических, экономических и военных приоритетов с Востока на Запад. Наконец, в-четвертых, они были связаны с выходом из состава Советского Союза Латвии, Литвы и Эстонии, которые стали независимыми государствами. В 2003 г. Югославия была преобразована в конфедерацию под названием Сербия и Черногория, а в 2006 г. Черногория стала независимым государством.
   В результате ныне в состав зарубежной Европы входят 39 суверенных государств и одно владение Великобритании – Гибралтар.[2] По форме правления среди суверенных государств республики (их 27) преобладают над монархиями (12). В свою очередь, среди республик преобладают республики парламентского типа, характерные для государств с установившимися демократическими традициями (например, Германия, Италия), но есть и президентские республики (Франция). Среди монархий зарубежной Европы есть и королевства, и княжества, и великое герцогство, и абсолютная теократическая монархия – Ватикан (см. табл. 9 в книге I). По характеру административно-территориального устройства в зарубежной Европе преобладают унитарные государства, но есть и пять федеративных (табл. 10 в книге I). Среди них особое место занимает Швейцария, представляющая собой конфедерацию, родословная которой восходит к концу XIII в. В. А. Колосов выделяет даже особый, швейцарский, тип федерации, возникшей на этнолингвистической основе. Он же отмечает, что в 70– 80-е гг. XX в. во многих странах зарубежной Европы начали проводить реформы административно-территориального деления, направленные на укрупнение административных единиц – как низовых (коммуны), так и более крупных.[3]
   Подразделение зарубежной Европы на субрегионы, как это ни странно на первый взгляд, вызывает немалые трудности, связанные с использованием различных критериев и подходов. Обычно применяется либо двучленное, либо четырехчленное географическое структурирование этого региона.
   В первом случае зарубежную Европу чаще всего подразделяют на Западную и Восточную. Такое членение было вполне оправданно до начала 1990-х гг., поскольку имело и четкую геополитическую основу в виде противостоявших друг другу капиталистических и социалистических государств. Ныне оно, хотя и продолжает применяться, стало несколько более аморфным. С другой стороны, в географической литературе появились попытки подразделения всего региона на европейский Север и европейский Юг, за основу которого принимаются как географические, так и в еще большей степени культурно-цивилизационные подходы. В самом деле, на европейском Севере преобладают германские языки и протестантизм, на Юге – романские языки и католичество. Север в целом более развит в экономическом отношении, более урбанизирован, да и более богат, чем Юг. Интересно и то, что почти все страны с монархической формой правления расположены в северной части региона.
   Четырехчленное подразделение зарубежной Европы также очень широко используется в географической литературе. До начала 1990-х гг. было принято традиционное членение ее на четыре субрегиона: Западную, Северную, Южную и Восточную Европу. Но в 1990-х гг. в научный обиход вошло новое понятие о Центрально-Восточной Европе (ЦВЕ), которая охватывает 16 постсоциалистических стран от Эстонии на севере до Албании на юге. Все они образуют единый территориальный массив площадью почти 1,4 млн км2 с населением около 130 млн человек. Центрально-Восточная Европа занимает как бы промежуточное положение между странами СНГ и субрегионами Западной, Северной и Южной Европы.
   Рассматривая этот вопрос, нельзя обойти вниманием и ту классификацию, которую официально применяет – по отношению ко всей Европе – Организация Объединенных Наций (табл. 1).
   Таблица 1
   СУБРЕГИОНЫ ЕВРОПЫ ПО КЛАССИФИКАЦИИ ООН[4]

   Подобная классификация не может игнорироваться географами хотя бы уже потому, что она лежит в основе всех статистических материалов ООН. Но при этом нельзя не заметить, что отнесение Великобритании и Ирландии да и стран Балтии к Северной Европе в отечественной географии никогда не было принято.
   Прогнозы большинства политологов сводятся к тому, что в обозримом будущем политическая карта зарубежной Европы будет, по-видимому, находиться в состоянии относительно устойчивого равновесия, так что сколько-нибудь кардинальные изменения на ней, в общем, маловероятны. При этом центростремительные тенденции к единой Европе, очевидно, еще более возрастут. Хотя и центробежные тенденции – особенно в государствах с сильными националистическими и сепаратистскими движениями – также могут сохраниться.

3. Европейский союз: уроки интеграции

   Европейский союз (ЕС) – наиболее яркий пример региональной экономической интеграции. Впрочем, эту интеграцию называть экономической не совсем точно, поскольку она является одновременно и валютной, и политической, и культурной. В основополагающих документах ЕС четко записано, что союз призван содействовать сбалансированному и устойчивому экономическому и социальному прогрессу стран-членов, в особенности путем создания пространства без внутренних границ, что его цель заключается в проведении общей внешней политики и политики в области безопасности, развитии сотрудничества в области юстиции и внутренних дел.[5] Словом, речь идет о создании действительно совершенно новой Европы, Европы без границ. Известно, что в свое время В. И. Ленин резко выступал против идеи Соединенных Штатов Европы. Похоже, однако, что в наши дни она обрела вполне зримые черты.
   В своем формировании современный Европейский союз прошел несколько этапов, которые прежде всего отражали его, так сказать, развитие вширь.
   Формальной датой зарождения ЕС можно считать 1951 год, когда было учреждено Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) в составе шести стран: Германии, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. В1957 г. те же шесть государств заключили между собой еще два соглашения: о Европейском экономическом сообществе (ЕЭС) и о Европейском сообществе по атомной энергии (Евратом). Первое расширение сообщества, которое в 1993 г. было переименовано в Европейский союз, произошло в 1973 г., когда в его состав вошли Великобритания, Дания и Ирландия, второе – в 1981 г., когда в него вступила Греция, третье – в 1986 г., когда ко всем этим странам добавились Испания и Португалия, четвертое – в 1995 г., когда в ЕС вошли также Австрия, Швеция и Финляндия. В результате число стран – членов ЕС возросло до 15.
   В 1990-х гг., особенно после распада мировой социалистической системы, тяга европейских стран к вступлению в Европейский союз еще более возросла, что в первую очередь относится к странам Восточной Европы. После длительных переговоров и согласований в мае 2004 г. полноправными членами этой организации стали Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения, Литва, Эстония, а также Кипр и Мальта. Следовательно, стран ЕС стало уже 25. А в начале 2007 г. к ним присоединились еще Румыния и Болгария (рис. 1). В перспективе расширение состава ЕС, по всей видимости продолжится. Уже в 2010 г. в него может войти Хорватия, а за ней наступит очередь Македонии, Албании, Боснии и Герцеговины, Сербии, Черногории. Свою заявку на вступление в ЕС уже давно подала и Турция.
   Одновременно с развитием Европейского союза вширь происходило и его развитие вглубь, которое прошло примерно те же этапы. На начальном этапе существования интеграционной группировки главная задача заключалась в создании таможенного союза и общего рынка товаров, поэтому в обиходе ее обычно так и именовали Общим рынком. К середине 1980-х гг. эта задача была в основном выполнена, причем Общий рынок, который стали называть единым внутренним рынком (ЕВР), обеспечивал уже свободное передвижение не только товаров, но и услуг, капиталов, людей. После этого в 1986 г. странами-членами был подписан Единый европейский акт и началась подготовка к переходу от ЕВР к экономическому, валютному и политическому союзу стран ЕС.
   На этом пути достигнуты значительные успехи.
   Во-первых, фактически уже создано единое европейское экономическое пространство 29 стран. Если в конце 1990-х гг. доля внутрирегиональной торговли в ЕС превышала 60 %, то теперь она еще выше.
   Во-вторых, по Шенгенскому соглашению фактически создано и единое европейское безвизовое пространство, в пределах которого нет пограничников, а для посещения любой из стран достаточно получить только одну действующую повсюду визу. Шенгенское соглашение действует с марта 1995 г. Сначала к нему присоединились десять стран – Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция, ФРГ, Австрия, Италия, Испания, Португалия и Греция, в марте 2001 г. еще пять государств Северной Европы – Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания и Исландия, а в начале 2008 г. еще восемь стран Восточной Европы и Мальта, на границах которых были страны контрольно-пропускных пунктов. Жители остальных стран, включая Россию, для въезда в ЕС должны получить визу.
   В-третьих, что особенно важно, с 1 января 1999 г. в странах ЕС была введена единая валютная система, означавшая переход к общей валюте – евро. Правда, на первом этапе в зону евро вошли только 12 из 15 стран ЕС (вне ее остались Великобритания, Дания и Швеция), но и их население составило более 300 млн человек, превысив численность жителей США. Вместе 12 стран сформировали уже экономический и валютный союз (ЭВС), который в литературе часто именуют Евролендом или Еврозоной. Одновременно начал работать и Единый центральный банк.
   После введения единой валюты евро ее переводной курс по отношению к национальным валютам стран Еврозоны был зафиксирован административным путем на неизменном уровне. Это означает, что бельгийские и люксембургские франки, немецкая марка, испанская песета, французский франк, ирландский фунт, итальянская лира, голландский гульден, австрийский шиллинг, португальский эскудо и финская марка стали переводиться на евро по строго фиксированному курсу. А для стран, не входящих в Еврозону, был установлен плавающий курс, котировки которого по отношению к доллару и другим валютам подвержены ежедневным изменениям.
   Рис. 1. Расширение Европейского союза
   Так продолжалось до начала 2002 г., после чего наличные новые купюры и монеты евро полностью заменили национальные валюты 12 стран. Пропорционально их переводному курсу были изменены и все рыночные цены, заработная плата, пенсии, налоги, банковские счета и пр. В 2008 г. число стран зоны евро достигло 15. Одновременно в зону евро вошли еще около 25 стран и территорий, в большинстве своем входивших в зону франка, например шесть заморских департаментов Франции и 14 бывших ее владений в Африке. Новая валюта была принята также в микрогосударствах Европы – Андорре, Монако, Сан-Марино и Ватикане.
   Можно добавить, что в связи с уже упоминавшимся приходом к власти в большинстве стран ЕС социалистических и социал-демократических партий больше внимания стало уделяться не только финансово-экономическим, но и чисто гуманитарным проблемам. Так, при ЕС действует Комитет по образованию, в задачи которого входит согласование содержания и методов школьного образования. В Париже работает специальный Европейский институт образования и социальной политики. Существуют также Центр педагогических исследований и инноваций, Европейский институт исследований университетского образования, Европейский центр профессионального образования. С целью ликвидации языкового барьера осуществляются международные программы «Лингва» и «Эразмус». Первую из них начали реализовывать еще в 1989 г. в 12 странах. Она направлена на изучение десяти государственных языков: английского, французского, немецкого, итальянского, испанского, португальского, голландского, датского, греческого и ирландского. С 1987 г. воплощается в жизнь также программа «Эразмус», главная цель которой – расширение обмена студентами между странами союза.
   К настоящему времени уже вполне сложилась и институциональная структура Европейского союза, сформировался механизм его функционирования, включающий в себя как межнациональные, так и наднациональные органы. К числу главных из них относятся: 1) Европейский парламент (Европарламент) – главный орган ЕС, 626 депутатов которого избирают прямым всеобщим голосованием сроком на 5 лет. Национальные квоты в Европарламенте закреплены за странами в соответствии с численностью их населения. 2) Совет Европейского союза (его не следует путать с Советом Европы, упоминавшимся выше), который формируется чиновниками из правительств государств – членов ЕС и тоже имеет право законодательной инициативы. 3) Европейская комиссия – главный исполнительный орган ЕС, который отвечает за исполнение решений, принятых Европарламентом и Советом Евросоюза. 4) Европейский суд – высший судебный орган ЕС.
   Сессии Европарламента происходят в Страсбурге и Брюсселе. Заседания Совета Европейского союза происходят в Брюсселе. Основные учреждения Еврокомиссии также размещены в Брюсселе, а Европейский суд базируется в Люксембурге. В 1980-х гг. сложилась и основная символика ЕС: официальным гимном его стала ода «К радости» из девятой симфонии Бетховена, а флагом – синее полотнище с 15 золотыми звездами. Но Европейская конституция, принятие которой намечалось еще в 2003 г., не принята до сих пор.
   Ныне, как уже было отмечено, Европейский союз выступает в качестве одного из ведущих центров мировой экономики, оказывая большое воздействие на все мировое хозяйство. Его доля в мировом ВВП и промышленном производстве превышает 1/5, а в мировой торговле составляет почти 2/5. В экономической литературе этот центр иногда сравнивают с двумя другими ведущими центрами мирового хозяйства – США и Японией. Оказывается, что ЕС опережает два других мировых центра по многим ведущим показателям – и по доле в ВВП всех стран ОЭСР, и по доле в мировой торговле, и по валютным резервам. Страны ЕС занимают важные позиции не только в производстве традиционной промышленной продукции (станки, автомобили), но и во многих наукоемких отраслях. Они проводят единую региональную политику – и отраслевую (в особенности в аграрном секторе), и территориальную. В среднем в странах ЕС доля третичного сектора в структуре ВВП составляет 65 %, а в некоторых из них – и более 70 %. Это свидетельствует о постиндустриальной структуре их экономики.
   Однако все эти достижения не означают, что страны ЕС не сталкиваются с довольно сложными геополитическими и социально-экономическими проблемами. Некоторые из этих проблем вытекают из того, что по своей экономической мощи входящие в ЕС государства различаются очень сильно, ведь это союз великих держав и малых стран (табл. 2). Нетрудно подсчитать, что объем ВВП десяти малых стран ЕС меньше ВВП одной Германии. К тому же и в интеграционные процессы они врастают, что называется, «с разными скоростями».
   Евросоюз как интеграционный регион имеет тесные экономические связи с другими частями мирового хозяйства. Среди его партнеров – США, Япония, Китай, страны Латинской Америки, Африки, других регионов. Экономическими соглашениями разного рода страны ЕС связаны с 60 другими государствами. К этому нужно добавить, что в соответствии с Ломейской конвенцией (заключенной в столице Того г. Ломе) в состав ЕС уже давно были включены в качестве ассоциированных членов 69 стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана (страны АКТ). Поскольку действие упомянутой конвенции завершилось в 1999 г., вместо нее было заключено новое многостороннее соглашение.
   Для России экономические и другие отношения с Европейским союзом имеют особое значение, ведь на долю стран ЕС приходится более 1/2 ее внешней торговли, и почти 3/5 всех инвестиций в российскую экономику также поступает из государств Евросоюза. После нескольких лет переговоров в 1997 г. вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между ЕС и Россией, в соответствии с которым были созданы Комитет парламентского сотрудничества и Совет сотрудничества. За десять лет действия СПС была произведена очень большая работа по развитию углубленных отношений в политической, торгово-экономической, финансовой, правовой и гуманитарной областях, по определению основных целей и механизмов сотрудничества. В 2008 г., началась подготовка к заключению нового базового соглашения о сотрудничестве между Россией и ЕС.
   Таблица 2
   НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ О СТРАНАХ ЕС (2007 г.)

4. Полезные ископаемые зарубежной Европы: размеры запасов и закономерности размещения

   Зарубежная Европа располагает довольно разнообразным набором топливных, рудных и нерудных полезных ископаемых. Однако запасы лишь немногих из них по своему значению могут быть отнесены к категориям общемировых или хотя бы общеевропейских. Так, согласно оценкам географов МГУ, в мировых запасах этот регион наиболее выделяется по углю (20 %), цинку (18 %), свинцу (14 %), меди (7 %). Доля его в мировых запасах нефти, природного газа, железной руды, бокситов составляет 5–6 %, а остальные виды минерального сырья представлены в зарубежной Европе меньшими объемами ресурсов. При характеристике ресурсной базы региона нужно принимать во внимание и то обстоятельство, что в большинстве своем бассейны и месторождения минерального сырья в зарубежной Европе были освоены уже давно и в настоящее время сильно истощены. Поэтому регион очень существенно зависит от импорта многих видов минерального сырья – нефти, природного газа, марганцевых и никелевых руд, меди, бокситов, урановых концентратов и др.
   Размещение полезных ископаемых по территории зарубежной Европы отличается значительной неравномерностью, которая предопределяется геологическими – прежде всего тектоническими – особенностями строения территории региона. В его пределах обычно выделяют пять основных тектонических структур: Балтийский щит, пояс каледонской складчатости, Северо-Западноевропей-скую впадину, эпигерцинскую платформу и Альпийскую складчатую область. Однако при более генерализованном подходе можно объединить их в две основные группы, совпадающие с северной и южной частями региона (рис. 2).
   Главная особенность северной части региона заключается в том, что она имеет преимущественно платформенное строение, хотя и далеко не однородное. Самую древнюю и устойчивую территорию в ее пределах, сложенную кристаллическими породами, образует, как известно, Балтийский щит. На востоке в пределы зарубежной Европы заходит также очень древняя, докембрийская Восточно-Европейская платформа, покрытая мощным чехлом осадочных пород. Большую часть остальной территории занимает более молодая, так называемая эпигерцинская платформа, образовавшаяся на месте герцинской складчатости, которая протекала в каменноугольный и пермский периоды. Для нее характерно мозаичное сочетание платформенных участков с межгорными впадинами и краевыми прогибами. Эти особенности тектонического строения в первую очередь и определяют состав и размещение полезных ископаемых. Обобщая, можно, видимо, утверждать, что генетически они связаны, во-первых, с кристаллическим фундаментом платформы, во-вторых, с ее осадочным чехлом и, в-третьих, с краевыми и межгорными прогибами.
   Полезные ископаемые, связанные с кристаллическим фундаментом платформы и имеющие ярко выраженное магматическое происхождение, наиболее характерны для Балтийского щита. В качестве примера можно привести месторождения железной руды в Северной Швеции – Кирунаваре, Елливаре и др. Оруднение здесь протягивается от поверхности до глубины 2000 м, а содержание железа в руде достигает 62–65 %. В пределах того же щита на территории Финляндии, Швеции и Норвегии имеются также месторождения цветных металлов. Разнообразные рудные месторождения магматического и метаморфического происхождения встречаются и в пределах эпигерцинской платформы на территории ФРГ, Франции, Испании и некоторых других стран.
   Полезные ископаемые, обязанные своим происхождением осадочному чехлу платформы, еще более велики и разнообразны. Так, в палеозое (пермь) образовались меднорудные бассейны Польши и ФРГ.
   В польской Нижней Силезии залежи медной руды были открыты в 1957 г. Среднее содержание меди в медистых песчаниках, залегающих на глубине 600—1000 м, составляет здесь 1,5°%; кроме того, руды содержат серебро, никель, кобальт, свинец, цинк и другие металлы. Общие запасы медных руд оцениваются в 3 млрд т, что эквивалентно более чем 50 млн т металла. Это ставит Польшу на первое место в Европе и четвертое место в мире. С отложениями пермского возраста, оставленными так называемым цехштейновым морем, связаны также многочисленные месторождения каменной соли (соляные купола) в Польше, залежи калийных солей в ФРГ и французском Эльзасе.
   В мезозое (юра) в мульдообразных понижениях на территории Лотарингии (Франция) возникли залежи железной руды, оценивающиеся в 4 млрд т. Однако содержание железа в лотарингской руде довольно низкое (25–35 %), ик тому же она содержит примесь фосфора. Все это лишь отчасти компенсируется неглубоким ее залеганием, позволяющим вести добычу открытым способом.
   Главное полезное ископаемое кайнозойского возраста, связанное с осадочным чехлом платформы, – бурый уголь, который дошел до нас в виде многочисленных бассейнов палеогенового и неогенового возраста на территории ФРГ (Нижнерейнский, Лаузицкий), Польши (Белхатув), Чехии (Северо-Чешский).
   Среди полезных ископаемых, обязанных своим происхождением краевым прогибам, главную роль играют уголь, нефть и природный газ. Каменноугольные бассейны региона образуют своего рода широтную ось, протягивающуюся от Великобритании через бассейны северной Франции и южной Бельгии, Рурский и Саарский бассейны ФРГ до Остравского бассейна Чехии, Верхнесилезского и Люблинского бассейнов Польши. (Добавим, что далее к востоку на той же оси находится и Донецкий бассейн.) Такое расположение каменноугольных бассейнов, образующих вместе один из крупнейших в мире поясов угленакопления, объясняется тем, что в каменноугольный период здесь проходил северный краевой прогиб эпигерцинской платформы. Поэтому и в структурно-тектоническом отношении бассейны этого пояса обнаруживают большое сходство, что можно проиллюстрировать на примерах крупнейших из них – Рурского (общегеологические запасы около 290 млрд т, площадь 5,5 тыс. км2) и Верхнесилезского (120 млрд т, 4,5 тыс. км2).
   Оба эти бассейна относятся к типу паралических, образовавшихся в крупных тектонических впадинах. В течение всего каменноугольного периода происходило постепенное прогибание этих впадин, сопровождавшееся интенсивным осадконакоплением, а также неоднократными морскими трансгрессиями.
   Рис. 2. Основные черты тектонического строения территории зарубежной Европы
   Однако образование каменного угля связано только с отложениями верхнего карбона, которые в Рурском бассейне достигают мощности 5000–6000 м, а в Верхнесилезском 3000–7000 м.[6] Это означает, что горно-геологические условия залегания углей в Верхнесилезском бассейне более благоприятные. К тому же глубина разработок в нем меньше, чем в Рурском. Однако по качеству углей и в особенности по доле углей коксующихся марок Рурский бассейн стоит впереди Верхнесилезского.
   Нефтегазоносные бассейны, разведанные в северной части зарубежной Европы, как правило, очень невелики по размерам. Генетически они связаны с небольшими межгорными впадинами эпигерцинской платформы. Единственный крупный бассейн этого региона– Североморский. Он возник в пределах Североморской синеклизы, где толща осадочных отложений палеозойского, мезозойского и кайнозойского возраста достигает мощности 9000 м. Эта толща характеризуется обилием нефтеносных коллекторов и нефтегазоупорных покрышек.
   Главная особенность южной части региона заключается в том, что она находится в пределах геологически гораздо более молодой складчатой зоны, входящей в состав обширного европейско-азиатского геосинклинального пояса. Отличия этой части региона от северной: значительно более молодой геологический возраст большинства полезных ископаемых, происхождение которых связано преимущественно с эпохой альпийского горообразования; преобладание рудных ископаемых магматического и метаморфического происхождения; меньшая территориальная концентрация минеральных ресурсов.
   Рудные бассейны и месторождения южной части региона (хромовые, медные, полиметаллические, ртутные руды) имеют магматическое происхождение и большей частью связаны с вулканическими интрузиями. Исключение составляют бокситы, месторождения которых образуют широкий средиземноморский пояс, простирающийся от Франции до Греции. Они образовались здесь в озерных и морских условиях при господстве влажного субтропического климата и связаны с элювиальными красно-цветными породами – латеритами (от лат. later – кирпич).
   В осадочных отложениях сформировались также месторождения и бассейны угля, нефти и газа, самородной серы. Среди угольных преобладают бассейны бурого угля, прежде всего самого низкосортного его вида – лигнита (например, Косовский в Сербии, Восточно-Мариц-кий в Болгарии). В большинстве случаев они образовались в небольших межгорных и внутригорных впадинах в условиях озерного осадконакопления. Небольшие нефтегазоносные бассейны также возникли в межгорных и внутригорных впадинах, а самый крупный из них – Предкарпатский бассейн в Румынии – образовался в пределах обширного краевого прогиба, протягивающегося вдоль Южных и Восточных Карпат. В этом бассейне разведано более 70 месторождений нефти и газа, находящихся в отложениях кайнозоя и мезозоя. Однако добыча нефти началась здесь еще в середине XIX в., и ныне месторождения сильно истощены. Разведка и добыча нефти давно уже направлены не столько «вширь», сколько «вглубь», и глубина скважин достигает 5000–6000 м.
   Страны зарубежной Европы могут служить наглядным примером «некомплектности» набора полезных ископаемых. Так, в Польше велики запасы каменного угля, медных руд, серы, но почти нет нефти, природного газа, железной руды. В Болгарии, наоборот, нет каменного угля, хотя запасы лигнитов, медных руд, полиметаллов довольно значительны.

5. Польдеры и дамбы в Нидерландах

   Название «Нидерланды», в переводе означающее «низменная страна», очень точно характеризует главную особенность строения ее поверхности, значительная часть которой (по разным источникам от 1/3 до 2/3) расположена ниже уровня моря. Да и почти вся остальная ее территория не поднимается над нулевой отметкой более чем на 1 м; только на крайнем юго-востоке страны есть более возвышенные местности.
   До начала активного вмешательства человека прибрежные низины представляли собой обширные земноводные пространства, состоявшие из ваттов, заливаемых морем при каждом приливе, и маршей, которые подвергались затоплению только при самых высоких приливах и штормах. Еще в начале нашей эры римский историк Плиний Старший писал: «Живущее здесь убогое племя устраивало свои поселения на естественных высотах или искусственно насыпанных холмах, вершины которых поднимаются над гребнями самых больших волн, какие до сих пор наблюдались. Когда вода заливает окрестность, эти хижины напоминают забытые в море суда».
   Близость к морю определяет всю жизнь Нидерландов на протяжении тысячелетий. В XVII в. эта страна превратилась в сильнейшую морскую и торговую державу Европы. Она имела крупнейший в мире флот, внесла большой вклад в Великие географические открытия, создала одну из первых колониальных империй, достигла больших успехов в науке и технике (изобретение хронометра, телескопа, секстанта), в картографии (Г. Меркатор). Именно в Нидерландах родились такие ставшие интернациональными морские термины, как матрос, боцман, шкипер, кубрик, трап, баркас, норд-вест, норд-ост.
   Но одновременно история этой страны– это история непрекращающейся борьбы людей с морем. Правда, сама же природа пришла здесь на помощь человеку, защитив часть побережья довольно широким поясом песчаных дюн. Но этот пояс был несплошной, и к тому же песок развевался ветрами. Тогда люди стали укреплять дюны различными посадками, а в местах разрывов сооружать земляные дамбы и плотины. Такие же дамбы и плотины они начали возводить на реках. Отсюда, кстати, происходят и многочисленные географические названия с окончанием «дам» (дамба, плотина), например Амстердам («плотина на р. Амстел») или Роттердам («плотина на р. Ротте»). В наши дни общая протяженность непрерывной цепи дамб и укрепленных дюн превышает 3000 км! Да и строят их уже не из песка и камня, а из железобетонных и стальных конструкций.
   Отгородившись от моря, голландцы принялись за создание польдеров. Это тоже голландский термин, обозначающий отвоеванный у моря участок земли, защищенный со всех сторон дамбами и используемый для расселения людей и различных форм хозяйствования. Еще больше польдеров стало возникать на месте осушенных озер и торфяников, превращаемых в плодородные поля. Уже в 60-х гг. XX в. на месте одного из осушенных озер к югу от Амстердама возник главный международный аэропорт страны – Схипхол, один из крупнейших в Европе. В средние века для откачки воды использовали ветряные мельницы, в XIX в. стали применять паровые насосы, а в XX в. – электрические помпы. Всего к началу XXI в. в стране создано уже 2,8 тыс. больших и малых польдеров общей площадью 20 тыс. км2, что соответствует примерно 1/2 территории страны.
   Главным районом создания польдеров в Нидерландах было и остается о з. Э й с с е л м е р, возникшее на месте залива Северного моря Зёйдерзе.
   Исторические документы свидетельствуют о том, что еще в 1282 г. разбушевавшееся в очередной раз Северное море в нескольких местах прорвало дюны и, соединившись с оз. Флево, образовало обширный морской залив Зёйдерзе. Такое расширение береговой линии голландцы умело использовали. На берегу залива возник крупный порт Горн (Хорн), откуда направлялись в плавание многие экспедиции голландских мореходов. Любопытно, что южная оконечность материка Южной Америки была названа мысом Горн в честь этого голландского города: открывший мыс в 1616 г. Виллем Схаутен был родом из Горна. Здесь же родился другой знаменитый голландский мореплаватель – Абель Тасман. Но со временем морские наносы отрезали Горн от моря, и он потерял свое значение. (Заметим, что такая же судьба постигла бельгийский порт Брюгге, итальянский порт Адрия в устье р. По, некоторые другие морские порты.) А недостаток жизненного пространства ощущался все сильнее.
   Еще в конце XIX в. молодой инженер Корнелиус Лели выдвинул очень смелый по тем временам проект осушения залива Зёйдерзе, но тогда он не был утвержден. Осуществление проекта началось только в 20-х гг. XX в., причем под руководством того же К. Лели. Сначала была построена дамба, отделившая залив от акватории Северного моря и превратившая его в оз. Эйсселмер. Эта дамба, имеющая длину 32,5 км, занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая большая морская дамба из всех существующих в мире. Затем в соответствии с проектом началось осушение оз. Эйсселмер и создание пяти польдеров (рис. 3).
   Рис. 3. Польдеры в Нидерландах
   Первым, еще в конце 1920-х гг., был окультурен польдер Верингермер, где было создано более 500 ферм. (Однако в апреле 1945 г., перед самым окончанием войны, немецкие войска, чувствуя приближение капитуляции, взорвали защитную дамбу, и через 48 часов весь польдер скрылся под пятиметровым слоем воды. Восстановление его завершилось только через несколько лет.) Затем был создан Северо-Восточный польдер, а в 1950—1960-е гг. польдеры Восточный и Южный Флеволанд. И в наши дни продолжается работа на самом большом польдере – Маркервард. Общая площадь пяти польдеров превышает 220 тыс. га. Их абсолютно ровная поверхность, пересеченная многочисленными каналами, используется прежде всего для сельского хозяйства. Построены небольшие, но вполне современные городки. После создания Восточного и Южного Флеволанда на территории этих польдеров была образована новая, двенадцатая по счету, провинция страны – Флеволанд. А административным центром ее стал Лелистад («город Лели»).
   Создание таких больших польдеров – дело исключительно сложное и трудоемкое. Сначала нужно отгородить часть озера высокой и прочной насыпью – дамбой. Затем насосами откачивается вода со всей территории польдера. Далее специальными машинами снимается и удаляется весь грунт, поскольку он засолен морской водой, и все пространство засыпается новой землей. Когда эти операции произведены, при помощи самолетов и вертолетов осуществляется посадка тростника и других культур, дренирующих и укрепляющих почву. Прокладываются также дренажные трубы. Пока идет формирование почвенных горизонтов, польдер находится в руках государства. И только лет через десять, когда к тому же будут построены дороги, здания ферм и небольшие поселки, уже ухоженная земля сдается в аренду фермерам. Видимо, это именно тот самый процесс, который получил в географии наименование «конструирование ландшафта».
   Второе направление деятельности голландцев, связанное с обузданием морской стихии, заключается в борьбе с наводнениями. Оно также нашло выражение прежде всего в одном главном проекте, который получил наименование «Дельта-план».
   Большие нагонные (с моря) наводнения в Нидерландах – не редкость. Например, уже в XX в. они имели место в 1906, 1912, 1916 гг. Но наводнение, произошедшее в самом конце января – начале февраля 1953 г., по своей силе превосходило большинство предыдущих. Крайне неблагоприятное сочетание 10-балльного шторма с сильнейшим ветром и полуденного прилива привело к тому, что уровень воды прибрежной части моря поднялся на 3,5 м. Защитные дамбы были прорваны в 67 местах, и морская вода прямо-таки захлестнула совместную дельту Рейна, Мааса и Шельды. В результате было затоплено почти 1500 км2 земель, погибли около 2000 человек и десятки тысяч голов скота, были разрушены почти 50 тыс. строений, дороги, мосты. В целом от наводнения пострадало не менее 750 тыс. человек, а материальный ущерб от него был оценен в 1 млрд долл. Словом, это была национальная трагедия. На восстановление разрушенных дамб (при котором использовались сохранившиеся в Англии старые бетонные кессоны, предназначавшиеся для высадки союзных войск в Нормандии в 1944 г.) ушло около года.
   Но в том же 1953 г. родился капитальный проект, имевший целью полное избавление жителей Зеландии и Северного Брабанта от угрозы подобных катастрофических наводнений. Этот проект получил наименование «Дельта-план», а смысл его заключался в том, чтобы перегородить устья рек, впадающих в Северное море к югу от Роттердама, дамбами и плотинами, превратив их тем самым в пресные водоемы. В ходе осуществления плана были сооружены: шлюзовые заграждения для защиты польдеров, пять первичных дамб, закрывших эстуарии Мааса и Шельды (рис. 4), пять вспомогательных дамб, расположенных восточнее, а также много каналов, шлюзов, мостов, автодорог. Общая длина дамб составила около 30 км, причем они сократили длину береговой линии почти на 700 км, выпрямив ее вдоль берега моря.
   Рис. 4. Проект «Дельта-план» в Нидерландах (по А. Б. Авакяну)
   Едва ли не самой ответственной и сложной частью всего «Дельта-плана» стало перекрытие широкого эстуария Восточной Шельды. Сначала предполагали соорудить здесь глухую плотину, но при ней стал бы невозможен водообмен между морем и образовавшимся за плотиной водоемом. Поэтому вместо плотины в устье Восточной Шельды возвели специальную противонагонную преграду высотой от 30 до 50 м, которая состоит из мощных бетонных опор со стальными воротами-затворами между ними, которые при угрозе наводнения можно быстро закрыть. 4 октября 1986 г. королева Нидерландов Беатрикс нажатием кнопки опустила все 62 стальных затвора (каждый шириной 45 м), введя тем самым в эксплуатацию гигантское гидротехническое сооружение стоимостью 2 млрд долл. А доступ судам к бельгийскому порту Антверпен обеспечен по Западной Шельде.
   В Нидерландах разработан еще один крупнейший проект, ставящий целью осушение акватории Баддензе, отделяющей Западно-Фризские о-ва от материка. Для этого необходимо построить основные плотины длиной 100 км и дополнительные, расчленяющие пресноводное озеро на несколько бассейнов, длиной 150 км. Нельзя не согласиться с известным специалистом по географии Нидерландов Л. Р. Серебрянным, считающим, что технически этот проект осуществим (хотя он и потребует огромных средств и 50 лет работы), но он нанес бы непоправимый вред рыбным ресурсам, нидерландской популяции тюленей и множеству ценных птиц.[7]

6. Зарубежная Европа: проблемы воспроизводства населения

   Зарубежная Европа – регион с весьма сложной и в целом неблагоприятной демографической ситуацией. На мировом фоне он выделяется самой низкой рождаемостью и самым низким естественным приростом населения, словом, состоянием «демографической зимы». Доказательством этого тезиса могут служить данные, приведенные в таблице 3.
   Рассмотрим сначала показатели рождаемости. После сравнительно непродолжительного «бэби-бума», характерного для конца 40– 50-х гг. XX в. и являвшегося своеобразным демографическим следствием Второй мировой войны, в большинстве стран региона проявилась отчетливая тенденция к снижению уровня рождаемости. В результате в 2006 г. средний для региона показатель упал до 10 человек на 1000 жителей, т. е. оказался в 2 раза ниже среднемирового (20/1000). Этому показателю соответствует такой уровень фертильности (плодовитости), при котором женщина в течение репродуктивного периода производит на свет в среднем 1,5 ребенка; при нем расширенное воспроизводство не обеспечивается.
   Причины такого снижения уровня рождаемости многообразны. Главными среди них следует, очевидно, считать естественные демографические процессы: увеличение средней продолжительности жизни, постепенное старение населения, вхождение в новую стадию демографического перехода. Однако нужно учитывать и такие социально-экономические факторы, как резкое возрастание «цены ребенка», влияние разного рода экономических и политических потрясений, непрочность семьи[8] и др.
   Таблица 3
   ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЕ В 2006 г., ЧЕЛОВЕК НА 1000 ЖИТЕЛЕЙ
   В таблице 3 особенное внимание привлекают те страны, которые имеют самую низкую рождаемость, в пределах 8–9 человек на 1000 жителей (8—9b), – Латвия, Литва, Чехия, Италия, Словения, ФРГ, Австрия, Хорватия. Именно в этих государствах общая демографическая ситуация отличается особой сложностью, а уровень фертильности самый низкий. Можно добавить, что показатели рождаемости в них также самые низкие в мире.
   Таблица 3 свидетельствует также о довольно высоком уровне смертности, который в среднем для всего региона составляет тоже 10 человек на 1000 жителей, т. е. превышает среднемировой. Объяснение этому факту нужно искать прежде всего в тех же общих процессах увеличения средней продолжительности жизни, старения населения, нарушения полового состава в периоды двух мировых войн. Но нельзя не учитывать и таких причин, как профессиональные заболевания, производственный травматизм, несчастные случаи, влияние алкоголизма, курения, наркомании. Например, на автодорогах зарубежной Европы ежегодно погибают более 100 тыс. человек и около 2 млн получают ранения и увечья. Поскольку все это в первую очередь относится к мужской части населения, смертность среди мужчин, как правило, значительно выше.
   Наконец, своеобразным итогом анализа таблицы 3 может послужить знакомство с данными колонки о естественном приросте населения, которое позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, о том, что все страны зарубежной Европы относятся к первому типу воспроизводства населения. Во-вторых, о том, что в наши дни только в нескольких государствах региона (Албания, Франция, Ирландия, Исландия, Норвегия, Босния и Герцеговина, Македония) реально обеспечивается более или менее расширенное воспроизводство населения. В-третьих, о том, что в большинстве стран зарубежной Европы это воспроизводство либо крайне суженное (Великобритания, Нидерланды, Дания, Швейцария, Польша, Сербия), либо «нулевое», не обеспечивающее даже прямого замещения поколений (Бельгия, Швеция, Финляндия, Испания, Греция, Словакия, Словения). В-четвертых, о том, что самую большую группу образуют 11 стран с отрицательным естественным приростом населения (Австрия, Болгария, Венгрия, Италия, Латвия, Литва, Румыния, ФРГ, Хорватия, Чехия, Эстония), фактически уже вступившие в стадию депопуляции. Наглядной иллюстрацией сказанного может служить рисунок 5.
   В результате средний показатель естественного прироста населения для современной зарубежной Европы оказывается почти «нулевым». Еще в 1950 г. абсолютный годовой прирост населения составлял почти 5,5 млн человек, но уже в 1990 г. он упал до 1,3 млн, а в 2000 г. оказался совсем незначительным. Да и все население региона с 1990 по 2007 г. выросло лишь с 488 млн до 527 млн человек. Соответственно и доля зарубежной Европы в мировом населении уменьшилась, как уже отмечалось, с 15,5 % в 1950 г. до 8 % в 2007 г.
   Большой интерес представляет анализ основных демографических показателей зарубежной Европы в разрезе четырех ее субрегионов (табл. 4).
   Из таблицы 4 со всей очевидностью вытекает, что наихудшая демографическая ситуация сложилась в странах Восточной Европы. Именно для них характерны самые низкие показатели рождаемости, самый высокий уровень смертности, отрицательный естественный прирост населения, самая большая младенческая смертность («рекордсмен» Европы в этом отношении, если не считать Албании, – Румыния с показателем 17/1000), самая низкая фертильность женщин (в Болгарии, Чехии – 1,3 ребенка на одну женщину за репродуктивный период) и, наконец, самая низкая средняя продолжительность жизни (у мужчин 62 и у женщин 74 года). Такая демографическая ситуация, помимо чисто демографических факторов, объясняется социально-экономическими трудностями, сопровождающими переход от одной общественной системы к другой, а в некоторых странах (бывшая Югославия) также и длительной политической нестабильностью.
   Таблица 4
   ОСНОВНЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПО СУБРЕГИОНАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ В 2006 г.
   Рис. 5. Естественный прирост населения в странах зарубежной Европы в 2006 г., %
   В странах Западной, Южной и Северной Европы демографическая ситуация тоже довольно непростая: достаточно вспомнить перечисленные выше страны с нулевым и минусовым естественным приростом населения. Добавим, что в начале XXI в. в этих субрегионах он тоже стал нулевым или минусовым.
   Неудивительно, что большинство стран региона стремится проводить демографическую политику, направленную на повышение уровней рождаемости и естественного прироста населения. До начала 1990-х гг. наиболее активно и даже жестко такую политику проводили страны Восточной Европы, теперь – страны Европейского союза, например Франция, Германия. Но результаты ее не очень существенны. Так, в Германии возраст вступления в брак даже вырос: у женщин до 28, а у мужчин до 30 лет.
   Пожалуй, наиболее спорным был и остается вопрос о запрещении или легализации абортов. В Румынии при режиме Чаушеску делать аборты разрешали только женщинам, имевшим пять и более детей, а за незаконный аборт врачам грозило тюремное заключение. В Польше запрет на аборты был введен только в начале 1993 г. В большинстве стран Южной Европы с преобладанием католицизма аборты законодательно запрещены, а в протестантских странах Западной и Северной Европы, напротив, легализованы. Это породило своего рода «аборт-туризм»: женщины для этой цели специально приезжают в страну с более либеральным законодательством. Очень любопытным примером отношения к абортам может служить Бельгия, где долгое время под давлением католической церкви они были запрещены. А когда в 1990 г. в парламенте обсуждали вопрос об их легализации, король Бодуэн I, чтобы избежать конфронтации с Ватиканом и не оказывать давления на своих подданных, принял поистине беспрецедентное решение на короткое время (39 часов)… отречься от престола. В конце 1990-х гг. в первую десятку стран мира по показателю числа абортов на тысячу женщин в возрасте от 15 до 44 лет из стран зарубежной Европы входили: Румыния (78), Бельгия (68), Сербия (55), Эстония (54) и Болгария (52).
   Таблица 5
   ПРОГНОЗ ЧИСЛЕННОСТИ ЖИТЕЛЕЙ В ОТДЕЛЬНЫХ СТРАНАХ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ НА 2025 г., млн человек
   Демографические прогнозы свидетельствуют о том, что в перспективе проблемы воспроизводства населения в зарубежной Европе вряд ли станут более простыми – в первую очередь из-за дальнейшего повышения средней продолжительности предстоящей жизни людей и увеличения доли лиц старших возрастов. Уже 16 % населения стран ЕС имеют возраст более 65 лет (максимум в Италии – 20 %), а средняя продолжительность жизни достигла 78 лет, в том числе 80,5 года для женщин и 74 года для мужчин (максимум в Швеции, Швейцарии, Испании и Исландии – 81 год). Общая численность населения зарубежной Европы, согласно расчетам, в 2025 г. останется на нынешнем уровне. Прогноз роста населения по 34 отдельным странам (табл. 5) свидетельствует о том, что в 14 из них должен произойти некоторый прирост, в 4 численность жителей не изменится, а в 16 она уменьшится.
   Рис. 6. Возрастно-половая структура населения Европы в 1990 и 2025 гг. (по Б. С. Хореву)
   Что же касается старения населения зарубежной Европы, то прогнозируемый ход этого процесса до 2025 г. показан на возрастно-половой пирамиде (рис. 6). Можно добавить, что уже в 2000 г. численность жителей от 60 лет и старше составляла в этом регионе 70 млн человек, а к 2025 г. она, по прогнозам, увеличится до 114 млн, что делает необходимым разработку новых мер социальной поддержки.
   В 2006 г. были опубликованы новые прогнозы ООН, относящиеся к изменению численности населения отдельных стран на период до 2050 г. Они говорят о том, что в большинстве стран зарубежной Европы численность жителей к этому времени уменьшится. В первую очередь это относится к Италии, население которой к 2050 г. может уменьшиться до 50,9 млн или на 7,2 млн человек, к Польше, где такое уменьшение может составить 6, бмлн, к Румынии (4,8 млн), к Германии (3,9 млн), к Болгарии (2,6 млн), к Венгрии (1,8 млн). Уменьшится также население Испании, Греции, Австрии, Бельгии, Латвии, Литвы, Эстонии, Чехии, Словакии, Словении, Сербии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Хорватии. На нынешнем уровне останется число жителей в Финляндии и Швейцарии. Наряду с этим, прогноз предусматривает рост населения в десяти странах зарубежной Европы. При этом в Дании, Португалии он ожидается совсем небольшим, а в Великобритании, Германии, Дании, Швеции, Норвегии, во Франции, в Нидерландах и Албании – более заметным.

7. Зарубежная Европа: обострение межнациональных отношений

   Зарубежная Европа на протяжении длительного времени была регионом многочисленных этнических конфликтов, которые в значительной своей части уходят корнями в далекое историческое прошлое. Несовпадение политических и этнических границ характерно и для современной Европы, но в разных странах и субрегионах оно выражено по-разному. Поэтому рассмотрение межнациональных противоречий в регионе логично начать с характеристики этнического состава населения отдельных его стран.
   В свою очередь основой ее может стать четырехчленная группировка стран с подразделением их на однонациональные, страны со значительными национальными меньшинствами, двунациональные и многонациональные. При этом надо оговориться, что только количественные критерии не всегда оказываются достаточными, так что следование им было бы несколько формальным; в некоторых случаях нужно учитывать и другие обстоятельства. Например, в группу однонациональных правильнее включить страны, где доля национальных меньшинств не превышает 5 %, но иногда может быть и большей (табл. 6).
   Из таблицы 6 видно, что к категории однонациональных можно отнести 17 стран, не считая микрогосударств. К числу стран с наиболее однородным национальным составом относятся Исландия и Португалия.
   Еще 10 стран региона правильнее было бы отнести к числу хотя и не многонациональных, но со значительной долей национальных меньшинств (табл. 7).
   Наряду с этим в зарубежной Европе есть двунациональные страны, например Бельгия. С некоторой степенью условности к этой категории можно отнести и Македонию, основное население которой составляют македонцы и албанцы. Наконец, к числу собственно многонациональных стран нужно отнести Швейцарию, Боснию и Герцеговину, Сербию и Черногорию.
   Априори можно предположить, что национальные противоречия в однонациональных странах не должны быть выражены относительно резко. В основном так оно и есть, хотя отдельные проявления сепаратизма (отчасти и на национальной почве) возможны и в них.
   Таблица 6
   СТРАНЫ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ С БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ ОДНОРОДНЫМ СОСТАВОМ НАСЕЛЕНИЯ
   Примерами такого рода могут служить неоднократные попытки Фарерских о-вов, и так пользующихся широкой автономией, отделиться от Дании или идея о провозглашении Паданской республики в Северной Италии.
   В группе стран с большой долей национальных меньшинств межнациональные отношения отличаются, как правило, гораздо большей сложностью. Это можно показать на примерах таких стран, как Великобритания, Испания и Франция.
   В ВЕЛИКОБРИТАНИИ основные национальные проблемы связаны с Шотландией и Северной Ирландией (Ольстером).
   Спор между Англией и Шотландией продолжается уже не одно столетие. В начале XVIII в. под военным и экономическим нажимом Англии шотландский парламент согласился на заключение унии с нею, что фактически означало ликвидацию независимости этой исторической области страны: парламент был упразднен, и сохранились лишь небольшие элементы автономности. С тех пор в Шотландии существует движение за независимость, которому только в самое последнее время удалось добиться ощутимых успехов. В 1997 г. в Шотландии был проведен референдум, на котором 3/4 населения высказались за восстановление парламента. Таким образом, через 300 лет он был возрожден. Правда, делами экономики, внешней политики, обороны, социального обеспечения всей Великобритании по-прежнему ведает парламент в Лондоне, так что шотландскому парламенту остается лишь занятие сельским хозяйством, образованием, здравоохранением, полицией, туризмом и спортом; но и это значительно улучшило политическую ситуацию. Можно добавить, что реформа в Шотландии была проведена в полном соответствии с политикой стоящих у власти английских лейбористов, которую называют политикой деволюции, т. е. частичной передачи функций центральной власти органам управления на местах. (Кстати, свой парламент был учрежден и в другой исторической области страны с национальными особенностями – Уэльсе.) Однако наиболее радикальные шотландские националисты по-прежнему выступают за полное отделение от Англии и создание независимого государства.
   Ситуация в Северной Ирландии отличается еще большей остротой и конфликтностью. Предыстория этого конфликта уходит своими корнями в эпоху раннего нового времени.
   Коренное население Ольстера (Северной Ирландии) – ирландцы. Но в XVII–XVIII вв., в период усиленной колонизации этой области английским правительством, сюда были переселены выходцы из Англии и Шотландии, которые заняли не только лучшие земли, но и ключевые позиции в экономической и политической жизни. Коренное же население попало в положение арендаторов и батраков, лишилось большинства политических прав. Такое национальное и социальное расслоение усугубляется религиозными различиями. Коренное ирландское население исповедует католицизм, тогда как выходцы из Англии и Шотландии являются приверженцами англиканской и пресвитерианской церквей. Религиозная чересполосица еще более обостряет обстановку, превращая Ольстер в сложный узел социально-экономических, национальных и религиозных противоречий.
   Таблица 7
   СТРАНЫ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ СО ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ДОЛЕЙ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ
   С тех пор как в 1949 г. основная часть Ирландии окончательно вышла из состава Великобритании, став уже не доминионом, а независимым государством, главные усилия ирландских католиков были направлены на присоединение Северной Ирландии к Ирландской Республике. При этом борьба велась не только политическими методами, но и в форме вооруженного сопротивления англичанам, которое осуществляет военизированная группировка под названием Ирландская республиканская армия (ИРА). В результате ее террористических акций погибли тысячи людей, а английское правительство было вынуждено ввести на территорию Ольстера свои войска. Только в 1998 г. правительству удалось достичь соглашения с ольстерскими националистами, которое было затем одобрено на проведенном в Ольстере референдуме. После этого прямое правление Лондона в Ирландии, введенное четверть века назад, было отменено. Было восстановлено также правительство Ольстера. А Республика Ирландия исключила из своего основного закона статьи, в которых северные графства рассматривались как неотъемлемая часть этой страны. Иными словами, в Ольстере также была восстановлена автономия. Но разоружение всех боевиков ИРА еще не закончено, и угроза нового обострения межнациональных противоречий полностью не снята.
   В ИСПАНИИ национальная проблема возникла после того, как каталонцы, галисийцы и баски были лишены некоторых административных, финансовых и правовых привилегий, которыми они пользовались раньше, и насильно подчинены центральному правительству в Мадриде. На протяжении 40 лет правления Франко любое проявление их национальных чувств жестоко преследовалось. Не разрешалось вывешивать каталонский и баскский флаги, говорить на национальном языке и даже исполнять национальные танцы. Национальную проблему объявили несуществующей. Но она существовала, и после окончания франкистского режима Испания предприняла несколько важных шагов на пути к ее разрешению. В 1978 г. была принята новая конституция страны, в которой национальному вопросу уделяется большое внимание. Провозгласив единство и неделимость испанской нации, она в то же время признала право на автономию для национальностей и регионов. В соответствии с этим принципом к 1983 г. в стране было образовано 17 автономных районов, включая Каталонию, Галисию и Страну Басков. Это во многом сняло былую напряженность в межнациональных отношениях. Однако в Каталонии и в особенности в Стране Басков, она еще остается.
   В Каталонии, как самой экономически развитой части страны, сохранившей к тому же и свой национальный язык, сепаратистские тенденции по-прежнему имеют большую силу. При этом одни партии готовы ограничиться более широкой автономией, а другие настаивают на полном отделении от Испании.
   Но главной болевой точкой межнациональных отношений в Испании была и остается Страна Басков, занимающая площадь 17,5 тыс. км2 с населением 2,5 млн человек, которая до конца XIX в. сохраняла самостоятельность. Здесь также подавляющее большинство националистических партий требуют от правительства более широкой автономии, а если и добиваются полной независимости, то методами парламентской борьбы. Но крайние националисты и сепаратисты настаивают на образовании собственного государства под названием Эускади (эускал – самоназвание басков), причем в составе не только северных провинций Испании, но и приграничной территории Франции, отделение которой произошло еще в раннем средневековье (рис. 7). В качестве главной вооруженной силы крайних баскских сепаратистов выступает организация под названием ЭТА (Эускади та аската-суна, что означает «Эускади и свобода»), возникшая еще во времена правления Франко и представляющая собой военизированное крыло одной из наиболее радикальных националистических партий Страны Басков. ЭТА много раз объявляла о прекращении террористической борьбы – и каждый раз находила повод для ее возобновления. Несмотря на то что в настоящее время в Стране Басков наступило некоторое политическое затишье, она по-прежнему остается одной из главных «горячих точек» зарубежной Европы.
   ФРАНЦИЯ также относится к группе стран со значительной долей национальных меньшинств.
   Рис. 7. Страна Басков
   Французы составляют 86 % ее населения, тогда как остальное приходится на другие этнические группы. Они отличаются от коренных французов в культурно-языковом отношении и расселены по окраинным районам страны. Это эльзасцы на востоке, говорящие на одном из верхненемецких диалектов, бретонцы на северо-западе, язык которых относится к кельтской группе и родствен языкам уэльсцев и ирландцев, корсиканцы на о. Корсика, говорящие на диалектах итальянского языка, фламандцы на крайнем севере страны, использующие фламандский язык, близкий к голландскому. Кроме того, это баски и каталонцы, живущие в Пиренеях. Все эти народы фактически двуязычны. Сохраняя знание родного языка, они широко используют и французский, на котором обычно ведется обучение, деловое и культурное общение. Во Франции, как и во многих других странах, в последнее время обострилось национальное самосознание этнических меньшинств, которые ведут борьбу за сохранение своей традиционной культуры. Сепаратистское движение наиболее сильно на Корсике, которой французский парламент в 2001 г. решил предоставить ограниченную автономию.
   Из других стран этой группы можно упомянуть Румынию, где восстановления автономии давно уже добиваются венгры, компактно проживающие в Трансильвании, Хорватию, где существенные противоречия разделяют хорватов и сербов. Несколько особняком стоят страны Балтии, где наиболее острой проблемой является сохранение политических и других прав русскоязычного населения.
   Наиболее ярким примером двуязычной страны в зарубежной Европе может служить БЕЛЬГИЯ, где межнациональные отношения стали сложной проблемой едва ли не с момента образования этого независимого государства в 1830 г. На государственном гербе Бельгии начертан девиз: «В единении сила». Но достичь такого единения не удавалось на протяжении многих десятилетий. Дело в том, что Бельгия – двунациональная и двуязычная страна, населенная в основном фламандцами и валлонами; кроме того, небольшая часть населения на востоке страны говорит по-немецки (рис. 8). Фламандцы живут на севере страны, во Фландрии. Их язык очень близок тому, на котором говорят в соседних Нидерландах. Валлоны живут в южной половине страны, в В а л л о н и и, их родным языком является французский. Но в Бельгии долгое время существовало языковое неравенство, которое отражало различия в социально-экономическом развитии двух ее частей.
   В течение XIX и первой половины XX в. экономическим ядром страны была Валлония. Здесь добывался уголь, выплавлялся металл, процветали торговля и ремесла, богатела и множилась буржуазия, концентрировались аристократия и чиновничество. Не только государственным, но и литературным языком считался валлонский, на котором творили такие всемирно известные писатели и поэты, как Шарль де Костер, Морис Метерлинк, Эмиль Верхарн. Фландрия же выполняла роль сельскохозяйственного придатка к бурно развивавшемуся промышленному югу. Ее население подвергалось культурной и национальной дискриминации. Достаточно сказать, что фламандский язык был признан вторым государственным языком только в 1898 г.
   Но после Второй мировой войны обе части страны как бы поменялись ролями. В Валлонии, где были представлены в основном угольная, металлургическая и прочие старые отрасли промышленности, начался экономический упадок, затронувший Льеж и другие крупные города. В то же время потенциал Фландрии значительно вырос, причем преимущественно путем развития новых и новейших отраслей индустрии. Выросло и значение Антверпена, Гента, других городов. Можно добавить, что благодаря более высокой рождаемости Фландрия увеличила свой перевес над Валлонией в населении страны. Теперь в ней живет 58 % всех жителей, тогда как в Валлонии – 33 %; остальное приходится в основном на столичный округ Брюссель, входящий в провинцию Брабант. Все это снова резко обострило противоречия между валлонами и фламандцами.
   Для выхода из кризиса было решено осуществить переход к федеративному государственному устройству, который был проведен в несколько этапов и завершился в начале 1993 г., когда бельгийский парламент одобрил конституционную реформу. Отныне центральное (федеральное) правительство сохраняет за собой полномочия в области внешних сношений, обороны, безопасности, финансово-валютной политики, тогда как все вопросы экономики, научных исследований, охраны окружающей среды, просвещения, культуры, здравоохранения, спорта и туризма перешли в ведение Фландрии и Валлонии. Одновременно официальным языком во Фландрии стал фламандский, в Валлонии – французский. Что же касается торговли, сферы услуг, транспорта и т. д., то здесь нет никакой регламентации, и можно пользоваться обоими языками.
   Особый статус введен для Брюссельского района, где 80 % населения говорит по-французски и 20 % – по-фламандски. Чтобы не ущемить права фламандского меньшинства, во всех учреждениях гарантируется двуязычие. Названия улиц, дорожные указатели, вывески делаются на двух языках. Они употребляются также в торговле и бытовом обслуживании. Кроме того, на востоке страны выделен небольшой район с немецкоязычным населением, которое тоже пользуется равными правами с фламандцами и франкофонами (так здесь называют говорящих по-французски).
   Рис. 8. Этнолингвистические границы в Бельгии
   С созданием в Бельгии двусоставной федерации вместо прежнего унитарного государства возникла основа для нормализации отношений между фламандцами и франкофонами. Но это не решило всех проблем этого застарелого межнационального конфликта. К числу его «узких мест» по-прежнему относится позиция фламандцев, касающаяся Брюсселя, и позиция франкофонов, касающаяся области вокруг Брюсселя (так называемого пограничья) и языковой границы между двумя частями федерации. Некоторые фламандские политики по-прежнему настаивают на самоопределении или по крайней мере на переходе от федерации к конфедерации. В 2008 г. этот конфликт снова так обострился, что стал угрожать разделением Бельгии на три части.
   Многонациональных стран в зарубежной Европе, как уже отмечалось, не так много, да и острота межнациональных конфликтов в них неодинакова.
   Хорошим примером страны, сумевшей бесконфликтно решить свои национальные проблемы, может служить ШВЕЙЦАРИЯ. В этой стране четыре коренных народа: германо-швейцарцы (65 % всего населения), франко-швейцарцы (18 %), итало-швейцарцы (10 %) и ретороманцы (около 1 %), живущие компактными группами в исторически сложившихся национальных областях (рис. 9). Германо-швейцарцы говорят на одном из верхненемецких диалектов, франко-швейцарцы – на диалекте прилегающих районов Франции, итало-швейцарцы – на северных диалектах итальянского языка. Ретороманцы – потомки римских легионеров, осевших в районе кантона Граубюнден еще в начале нашей эры, говорят на ретороманских языках.
   Рис. 9. Этнолингвистические границы в Швейцарии
   Все четыре языка в Швейцарской Конфедерации признаны государственными. На них ведутся государственное законодательство и делопроизводство, общее для всей Швейцарии. Наряду с этим в каждом из четырех этнических ареалов страны в качестве официального и разговорного приняты соответственно германо-швейцарский, франко-швейцарский, итало-швейцарский и ретороманский языки и диалекты. Они используются также в прессе, теле– и радиовещании, школьном преподавании. Кроме того, в стране получили развитие двуязычие и даже трехъязычие. В таких условиях какие-либо острые межнациональные конфликты для Швейцарии не характерны. Хотя и в этой стране развернулось движение за автономию франкоязычной части кантона Берн (с населением около 60 тыс. человек), которое закончилось в 1979 г. после 19 референдумов (!) созданием нового кантона Юра.
   Совсем другой пример являют собой многонациональные страны, возникшие на месте бывшей СФРЮ.

8. Распад Югославии и его последствия

   Независимое государство южнославянских народов образовалось в Европе в 1918 г. С 1929 г. оно стало называться Югославией, в 1945 г., после освобождения страны от фашистской оккупации, было провозглашено Федеративной Народной Республикой Югославией, а в 1963 г. получило наименование Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ). В ее состав вошли союзные республики Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония и Черногория. Кроме того, в составе Сербии были выделены два автономных края – Воеводина (со значительным венгерским населением) и Косово и Метохия (с преобладанием албанского населения).
   Несмотря на родство всех южнославянских народов, между ними сохранялись и существенные религиозные и этнолингвистические различия. Так, сербы, черногорцы и македонцы исповедуют православную религию, хорваты и словенцы – католическую, а албанцы и славяне-мусульмане[9] – ислам. Сербы, хорваты, черногорцы и славяне-мусульмане говорят на сербохорватском, словенцы – на словенском, а македонцы – на македонском языках. В СФРЮ применялись две письменности – на основе кириллицы (Сербия, Черногория и Македония) и латиницы (Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина). Важно подчеркнуть, что к этим этнолингвистическим особенностям добавлялись и очень существенные различия социально-экономического характера, прежде всего между более развитыми Хорватией и Словенией и менее развитыми остальными частями СФРЮ, которые обостряли и многие социальные противоречия. Например, православные и католики считали, что одной из главных причин высокого уровня безработицы в стране является высокий прирост населения в ее мусульманских областях.
   До поры до времени властям СФРЮ удавалось не допускать крайних проявлений национализма и сепаратизма. Однако в 1991–1992 гг. этническая нетерпимость, усугублявшаяся тем, что многие границы между союзными республиками были изначально проведены без должного учета национально-этнического состава населения, приобрела очень большой размах, и многие политические партии стали выступать под откровенно националистическими лозунгами. В результате именно в эти годы произошел распад СФРЮ: в 1991 г. из нее выделились Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония, а в 1992 г. сформировалась новая югославская федерация – Союзная Республика Югославия (СРЮ), в которую вошли Сербия и Черногория (рис. 10). Этот быстротечный распад СФРЮ протекал в различных формах – как относительно мирных (Словения, Македония), так и крайне ожесточенных (Хорватия, Босния и Герцеговина).
   Наиболее мирный характер носило отделение Словении, в ходе которого хотя и не удалось избежать небольшого вооруженного конфликта, но он оказался лишь эпизодом в этом довольно спокойном «бракоразводном» процессе. Да и в дальнейшем каких-либо серьезных политических и тем более военно-политических осложнений здесь не возникало.
   Выделение из состава СФРЮ Македонии сопровождалось не военным, а дипломатическим конфликтом. После провозглашения независимости этого государства соседняя Греция отказалась его признать. Дело здесь в том, что до 1912 г. Македония входила в состав Османской империи, а после освобождения от турецкого владычества ее территория была разделена между Грецией, Сербией, Болгарией и Албанией. Следовательно, независимая Македония, выделившаяся из состава СФРЮ, охватывала только одну из четырех частей этой исторической области, и Греция опасалась, что новое государство предъявит свои права и на ее греческую часть. Поэтому в конечном счете Македония была принята в ООН с формулировкой «Прежняя Югославская Республика Македония».
   Рис. 10. Независимые государства, возникшие на месте бывшей СФРЮ
   Гораздо более крупными военно-политическими осложнениями сопровождалось отделение от бывшей СФРЮ Хорватии, в населении которой в начале 1990-х гг. доля сербов превышала 12 %, причем некоторые ее области издавна считались исконно сербскими. В первую очередь это относится к так называемой Военной Крайне – пограничной области, созданной еще в XVI–XVIII вв. Австрией и сохранившейся в XIX в. после образования Австро-Венгрии вдоль границы с Османской империей. Именно здесь осело много православных сербов, бежавших от преследований турок. Исходя из своего количественного перевеса, эти сербы еще в период существования СФРЮ объявили о создании в пределах Союзной Республики Хорватия своей автономной области Крайна, а после выхода Хорватии из состава СФРЮ в конце 1991 г. провозгласили образование независимой Республики Сербская Крайна с центром в г. Книн, объявив об отделении ее от Хорватии. Однако эта самопровозглашенная республика не была признана ООН, которая направила в Хорватию миротворческий контингент, чтобы предотвратить военное развитие конфликта. А в 1995 г. Хорватия, выбрав момент, когда Союзная Республика Югославия была экономически сильно ослаблена жестким эмбарго со стороны стран Запада, ввела в Крайну свои войска, и через несколько дней республика хорватских сербов перестала существовать. В 1998 г. Хорватия возвратила себе и территорию Восточной Славонии, захваченную сербами еще в 1991 г. в результате кровопролитной военной операции. Такое развитие событий дало повод сербским радикалам обвинить тогдашнего президента СРЮ Слободана Милошевича в «предательстве Крайны».
   Рис. 11. Расселение народов Боснии и Герцеговины
   Ареной еще более непримиримого военно-политического и этнорелигиозного противостояния стала бывшая союзная республика СФРЮ Босния и Герцеговина, которая отличалась самым многонациональным составом населения, что на протяжении многих веков служило первопричиной разного рода этнических конфликтов. Согласно переписи 1991 г., сербы составляли 31 % ее жителей, мусульмане – 44, хорваты – 17 %, а остальное приходилось на другие этнические группы. После провозглашения независимости Боснии и Герцеговины оказалось, что сербы составляют большинство в ее северных и восточных районах, мусульмане – в центральных, а хорваты– в западных (рис. 11).
   Нежелание сербов и хорватов оказаться в мусульманском государстве, а мусульман – в христианском с самого начала независимого существования Боснии и Герцеговины привело к конфронтации между ними, которая весной 1992 г. переросла в гражданскую войну. На первом ее этапе победу одержали боснийские сербы, которые, опираясь на дислоцированные в республике силы югославской армии, захватили почти 3/4 всей ее территории, начав «этнические чистки» в мусульманских районах и фактически превратив мусульманские города в анклавы, со всех сторон окруженные сербскими войсками. Наиболее яркий пример такого рода – столица Боснии и Герцеговины Сараево, осада которой сербами длилась более трех лет и стоила жизни десяткам тысяч ее жителей. В результате национально-религиозного размежевания на территории с преобладанием сербского населения была провозглашена Боснийская Республика Сербская. Хорваты и мусульмане сначала также образовали свои республики, но в 1994 г. на основе антисербского союза создали единую Боснийскую мусульмано-хорватскую федерацию.
   В это же время в ходе войны наступил перелом не в пользу сербов, который объясняется несколькими причинами. Во-первых, против правительства СРЮ, обвиненного во вмешательстве в дела соседнего государства и вооруженной поддержке борьбы боснийских сербов, Совет Безопасности ООН ввел строгие международные санкции. Во-вторых, лидер непризнанной Боснийской Республики Сербской Радован Караджич был обвинен в организации «этнических чисток» и объявлен военным преступником. В-третьих, западные союзники и многие мусульманские государства начали вооружать армию боснийских мусульман, боеспособность которой благодаря этому заметно возросла. Наконец, в-четвертых, американские, британские и французские самолеты начали наносить бомбовые удары по позициям боснийских сербов.
   Боснийская война завершилась поздней осенью 1995 г. По мирному соглашению Босния и Герцеговина формально сохранила статус независимого государства с единым президентом, парламентом, центральным правительством и другими органами власти. Но фактически она была разделена на две части. Одну из них образовала мусульмано-хорватская федерация с территорией 26 тыс. км2, населением 2,3 млн человек и столицей в г. Сараево, которая имеет своего президента, парламент и правительство. На другой части образовалась Республика Сербская с территорией 25 тыс. км2, населением более 1 млн человек и столицей в г. Баня-Лука. Конфигурация территории Республики Сербской очень причудлива: следуя расселению боснийских сербов, она как бы окаймляет с северной и восточной сторон более компактную территорию мусульмано-хорватской федерации. Республика Сербская также имеет своего президента, свои парламент и правительство.
   И мусульмано-хорватская федерация, и Республика Сербская относятся к числу самопровозглашенных государств, поскольку ни та, ни другая не признаны ООН. Между ними сохраняются и многие прежние противоречия, в особенности с учетом недостаточно четко определенной пограничной линии. Так что новых вооруженных конфликтов здесь удается избежать в основном благодаря тому, что еще в конце 1995 г. в Боснию и Герцеговину под флагом миротворчества были введены войска НАТО, а затем и миротворческий контингент ООН; его мандат уже неоднократно продлевался. В состав международных миротворческих сил входят и российские войска.
   Однако все это – только видимая стабилизация обстановки, которая не решила главных спорных вопросов. Например, миротворческие силы не смогли обеспечить возвращение беженцев к местам их прежнего проживания. А ведь это едва ли не главная задача демократизации жизни в Боснии и Герцеговине. По данным ООН, численность беженцев на территории всей бывшей СФРЮ составила 2,3 млн человек, причем подавляющее большинство из них приходится как раз на Боснию и Герцеговину (рис. 12). А вернулось из них всего около 400 тыс., в том числе в Боснию и Герцеговину немногим более 200 тыс. Можно добавить, что массовый исход сербов из Сараево привел к тому, что этот некогда многонациональный город фактически превратился в моноэтнический, где доля сербов сократилась до нескольких процентов.
   Рис. 12. Потоки беженцев на территории бывшей СФРЮ
   Следующий акт югославской драмы разыгрался уже в конце 1990-х гг. и был связан с проблемами исторической области Косово и Метохия, расположенной в южной части Сербии. Эта область занимает 11 тыс. км2, а население ее, 9/10 которого составляют албанцы-мусульмане, составляет 1,9 млн человек.
   Историческая область Косово и Метохия (Косово занимает ее восточную равнинную, а Метохия – западную гористую часть) сыграла огромную роль в становлении сербской государственности. Об этом свидетельствуют и многочисленные историко-архитектурные памятники, дошедшие до наших дней. Однако в XIV в. ранний расцвет Косово был прерван нашествием турок-османов. Именно здесь, на знаменитом с тех пор Косовом Поле, произошло решающее сражение между войском турецкого султана Мурада I и сербским ополчением, которое было разбито турками. С этого времени земли Косово и Метохии стали приходить в запустение и одновременно заселяться албанцами, принявшими мусульманскую веру. Постепенно албанцев здесь становилось все больше, и после того как Турция лишилась своих владений в Европе и в 1912 г. была образована независимая Албания, косовские албанцы стали предпринимать попытки воссоединить свои земли с нею. В какой-то мере они реализовались только в 1941 г., когда фашистская Германия, оккупировав Югославию, создала «Великую Албанию» в составе Албании, большей части Косово и Метохии и части македонских и черногорских земель с албанским населением.
   После Второй мировой войны историческая область Косово и Метохия в составе сначала народной, а затем социалистической федеративной Югославии с самого начала получила довольно широкую автономию, а по конституции 1974 г. этот автономный край фактически стал самостоятельным субъектом федерации с очень широкими правами (за исключением права выйти из состава Сербии). Однако в начале 1980-х гг., после смерти руководителя страны маршала Тито, албанские национализм и сепаратизм снова усилились, в Косово начались антисербские выступления. В ответ на это в 1989 г. сербские центральные власти фактически упразднили автономию Косово и Метохии. Однако эта акция еще более обострила обстановку в крае, а она усугублялась и тем, что по всем основным экономическим показателям Косово занимало в стране последнее место: его доля в национальном доходе и промышленном производстве составляла всего 2 %. Зато по количеству безработных и доле неграмотных Косово занимало первое место.
   Когда начался распад СФРЮ, косовские албанцы также провозгласили независимость и создали Республику Косово. Поскольку власти Сербии эту республику, естественно, не признали, в крае фактически возникло двоевластие. Готовясь к войне, косовские албанцы создали свою военную организацию – Освободительную армию Косово (ОАК). Начались нелегальные поставки в Косово оружия из Албании, оттуда же прибывали боевики.
   Обстановка особенно обострилась в 1998 г., когда югославские власти попытались ликвидировать базы ОАК. Западные страны фактически поддержали албанских сепаратистов, открыто заявлявших о своем намерении выйти из состава СРЮ. Начались переговоры с участием разного рода посредников, которые, однако, ни к чему не привели. В результате сербы оказались перед выбором: либо отдать Косово, либо вступить в неравную борьбу с НАТО. Они предпочли второй путь, и тогда без санкции Совета Безопасности ООН страны НАТО начали массированные бомбардировки Югославии, а военные контингенты этого блока фактически оккупировали Косово, разделив территорию края на сферы ответственности. Так Косово фактически превратилось в протекторат западных стран, находящийся под управлением миссии ООН (УНМИК) и контролем НАТО. Но албанские националисты продолжали настаивать на полной независимости края, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН о сохранении территориальной целостности Сербии. При этом они опирались на поддержку США и стран Евросоюза, вмешавшихся в этот, по существу, внутрисербский конфликт, доказывая, что Косово представляет собой уникальный случай и не приведет к цепной реакции в других самопровозглашенных государствах. Сербия, Россия и многие другие страны выступали против такой политики, нарушающей принцип территориальной целостности государств. Длительные переговоры не дали результатов, и в феврале 2008 г. парламент Косово в одностороннем порядке принял декларацию о суверенитете. Но ее не приняли Сербия, не желающая терять 15 % своей территории, Россия, Китай и десятки других стран мира. Из-за позиции постоянных членов СБ России и Китая у Косово нет шансов на вступление в ООН.
   В 2000–2002 гг. на территории бывшей СФРЮ произошло новое обострение внутри– и внешнеполитической обстановки. На этот раз оно было связано с Македонией и Черногорией.
   Обострение обстановки в Македонии также напрямую связано с Косово.
   Примерно треть населения Македонии составляют албанцы-мусульмане, компактно проживающие в районах, примыкающих к территориям Албании и Косово. При этом численность и доля албанцев в населении этой страны постепенно возрастают благодаря более высоким темпам естественного прироста, характерным для этой этнической общности, и возросшему в последнее время миграционному притоку. События, происшедшие здесь весной 2001 г., когда большие группы албанских боевиков вторглись из Косово в пределы Македонии и стали обстреливать ее населенные пункты, по существу, представляли собой еще одну попытку осуществить старую идею создания «Великой Албании». Эти действия внесли разлад во взаимоотношения македонских албанцев и этнических македонцев, которые раньше всегда сосуществовали относительно мирно. Не только этническое, но и экономическое размежевание между ними усилилось. Местные албанцы также стали требовать самоопределения. Перемирия между албанцами и македонцами заключались и нарушались много раз. В результате НАТО ввела в Македонию свой миротворческий контингент.
   Обострение отношений между двумя составными частями Союзной Республики Югославии – Сербией и Черногорией – назревало уже давно. Руководство Черногории стало настаивать даже не на преобразовании федерации в конфедерацию, а на выходе из состава СРЮ и получении полной независимости. Готовился референдум по этому вопросу. Только благодаря усилиям западной дипломатии в начале 2002 г. удалось добиться более или менее компромиссного решения – о преобразовании СРЮ в новое государство под названием Сербия и Черногория. Окончательное оформление конфедерации Сербии и Черногории произошло в конце 2002 г., а в начале 2003 г. она стала 45-м членом Совета Европы. Однако новое государство просуществовало только до мая 2008 г., новое правительство Черногории провело референдум о полном суверенитете, за который проголосовало 55 % всех жителей. Так на карте Европы появилось новое государство, а распад Югославии полностью завершился.
   Одну из своих работ, посвященных проблемам бывшей СФРЮ, профессор МГУ Э. Б. Валев – крупнейший специалист по географии Балканских стран – назвал «Югославский клубок». Действительно, такое словосочетание, пожалуй, более всего подходит для характеристики геополитической и национально-религиозной обстановки, сложившейся в последнее десятилетие в этой части Европы.

9. Зарубежная Европа как регион трудовых миграций населения

   Зарубежная Европа со времен Великих географических открытий была главным в мире регионом оттока населения в заокеанские страны. Только за столетие с 1815 по 1914 г. «чистая» эмиграция из нее составила 35–40 млн человек. При этом в первой половине XIX в. среди эмигрантов преобладали жители Великобритании, Ирландии, Франции, Германии, Италии, Скандинавских и Пиренейских стран, а во второй его половине центр тяжести процесса сместился к востоку. Это была так называемая новая эмиграция – из Австро-Венгрии, Балканских стран, России. Она продолжалась и в межвоенный период.
   Вторая мировая война и связанные с нею изменения в политическом строе многих государств и в их границах привели прежде всего к массовым перемещениям населения между самими европейскими странами. В первую очередь это коснулось Восточной Европы (рис. 13). Как нетрудно заметить, наиболее многолюдные внешние миграции в субрегионе были связаны с массовым вселением немцев в Германию из других стран. Из них на территории Западной Германии осело 7,4 млн, Восточной – 4,3 млн человек. Для Западной Европы в первый послевоенный период наиболее характерной была массовая репатриация людей из бывших колоний Великобритании, Франции, Нидерландов, Бельгии. Например, из Алжира во Францию возвратилось не менее 1 млн французов, из Индонезии в Нидерланды -300 тыс. голландцев. Однако до середины 1950-х гг. Западная Европа имела еще отрицательное сальдо миграций, т. е. эмиграция превосходила иммиграцию.
   В дальнейшем, однако, положение стало быстро изменяться, и зарубежная Европа превратилась в крупнейший в мире рынок притяжения рабочей силы. Так, в 1950 г. число иностранцев в Западной Европе[10] составляло 5,1 млн человек (1,3 % от всего населения), к 1970 г. оно увеличилось до 10,2 млн (2,2 %), к 1980 г. – до 15 млн (3,1 %), а к 1990 г. – до 16,6 млн (4 %). В конце 1990-х гг. численность иностранцев только в странах ЕС, по некоторым данным, достигла 20 млн человек, а доля Европы в общем объеме мировых международных миграций увеличилась до 20 %. Разумеется, в это число входят и мигранты по политическим и иным причинам, но основную массу пришлых людей составляли и составляют именно трудовые мигранты.
   Рис. 13. Перемещения населения в Восточной Европе после Второй мировой войны (по Д. Эньеди)
   Причины превращения Западной Европы в крупный район притяжения мигрантов детально изучали многие зарубежные и отечественные географы. Главной причиной такого притяжения служит стремление к более высокому заработку и к более комфортным условиям труда и жизни, которое «гости-рабочие» («гастарбайтеры») из более отсталых стран рассчитывают удовлетворить в самых высокоразвитых странах Западной Европы. Именно они и составляют большинство всех иммигрантов, причем их доля в экономически активном населении, как правило, заметно больше доли иммигрантов во всем населении принимающих стран. Что же касается самих принимающих стран, то их заинтересованность в трудовой иммиграции объясняется в первую очередь той демографической обстановкой (депопуляция, увеличение доли пенсионеров и уменьшение доли трудоспособных), о которой уже говорилось выше.
   В географической литературе можно встретить попытки и более детального анализа этого миграционного процесса с выделением отдельных его этапов. Так, в 50—60-х гг. XX в., когда экономика Западной Европы развивалась преимущественно по экстенсивному пути, иностранную рабочую силу стали широко использовать преимущественно в самых низкооплачиваемых и малопрестижных сферах деятельности. Первой на такой путь встала Швейцария, а затем ее примеру последовали и другие страны. Во второй половине 70-х гг. XX в., после энергетического кризиса, который фактически перерос в экономический, начался некоторый отток иностранных рабочих. Позднее, когда в Западной Европе более четко обозначился переход к постиндустриальной стадии развития и резко повысились требования к качеству трудовых ресурсов, малоквалифицированные в основной массе трудовые мигранты перестали удовлетворять новым требованиям, и многие страны стали регулировать и ограничивать их приток. Тем более это относилось к нелегальным иммигрантам, общая численность которых в регионе, по некоторым данным, достигает 3 млн человек.
   Таблица 8
   ГЛАВНЫЕ СТРАНЫ ИММИГРАЦИИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В 2005 г.
   Показатели иммиграции, относящиеся к отдельным странам Западной Европы, приведены в таблице 8.
   Кроме того, от 100 тыс. до 500 тыс. иностранцев живут в Австрии, Дании, Норвегии, Испании, Люксембурге. Доля их в составе трудовых ресурсов особенно велика в Люксембурге (33 %), Швейцарии, Нидерландах и Бельгии (18–20 %), Германии и Австрии (около 10 %).
   Главные миграционные потоки в пределах Западной Европы показаны на рисунке 14. На его основе государства региона можно подразделить на две большие группы: 1) страны преимущественной эмиграции и 2) страны преимущественной иммиграции.
   К странам эмиграции долгое время относились государства Южной Европы– Италия, Испания, Португалия, страны на территории бывшей СФРЮ, Албания, Греция, которые на первом из упомянутых выше этапов давали основную часть трудовых мигрантов, но в 1990-х гг. эта их функция фактически сошла на нет. Из стран Северной Европы в данную группу входят Ирландия и Финляндия. Потоки трудовых мигрантов в Западную Европу направлялись также из Северной Африки и практически из всех субрегионов Азии. А по общей численности таких мигрантов впереди оказывались Турция, страны на территории бывшей СФРЮ, Италия, Испания, Португалия, Алжир. Некоторые из них, например страны на территории бывшей СФРЮ, отличались особенно сильной диверсификацией (раздроблением) эмиграционных потоков (рис. 15). И это не говоря уже о том, что в 1990-х гг., после вооруженных конфликтов в Хорватии, Боснии и Герцеговине, а затем и в Сербии с бывшей СФРЮ связаны, пожалуй, крупнейшие передвижения мигрантов в Европе за весь период после окончания Второй мировой войны.
   Рис. 14. Основные потоки внешних миграций в Западной Европе после Второй мировой войны (по Ю. Н. Матвееву)
   Рис. 15. Потоки мигрантов из стран, расположенных на территории бывшей СФРЮ
   К странам иммиграции, как это вытекает из анализа рисунка 14 и из таблицы 8, в первую очередь относятся государства, расположенные в западной и северной частях Европы. Каждое из них имеет как бы свою «сферу притяжения» мигрантов. Так, среди трудовых мигрантов в Германии больше всего выходцев из Турции и стран, расположенных на территории бывшей СФРЮ. Весьма крупные диаспоры образуют также выходцы из других стран Европейского союза – Италии, Греции, Испании, Португалии, Австрии, Нидерландов. Во Франции количественно преобладают выходцы из Португалии, Испании и Италии, а также из Алжира, Марокко и Туниса. В Великобритании преобладают мигранты из Ирландии и заокеанских англоязычных стран, в Нидерландах – на первом этапе из Суринама и Индонезии, а затем из стран Средиземноморья.
   В географическом плане большой интерес представляет и вопрос о том, как распределяются иностранные рабочие в пределах отдельных принимающих стран. Анализ показывает, что в большинстве своем они селятся в главных промышленных районах и крупных городах.
   Например, во Франции 37 % иммигрантов концентрируются в Большом Париже, в Бельгии 24 % – в Брюсселе. В ФРГ основная часть мигрантов сосредоточена в четырех наиболее развитых в промышленном отношении землях: Северный Рейн – Вестфалия, Баден-Вюртем-берг, Бавария и Гессен; в крупных городах доля иностранных рабочих в общей численности занятых составляет 20–25 %. Это объясняется тем, что «пришлые» рабочие, имеющие в большинстве низкую квалификацию, устремляются прежде всего в такие отрасли, как строительство, добывающая и металлургическая промышленность, на предприятия с однообразным конвейерным производством, а также подвизаются в качестве уборщиков улиц, помещений, продавцов газет, мойщиков автомашин и т. д. Например, во Франции «гастарбайтеры» составляют 45 % всех занятых в строительной промышленности, около 40 % занятых на дорожных работах, 25 % – в автомобилестроении, в Бельгии – половину горняков, в Швейцарии – 40 % строительных рабочих. В Люксембурге «гастарбайтеры» трудятся в основном на металлургических заводах концерна АРБЕД.
   Интересно, что в Великобритании вопрос о национальной принадлежности впервые был включен в перепись 1991 г. При этом оказалось, что 76,8 % (5,3 млн человек) населения Большого Лондона составили «белые», 5 % (347 тыс.) – индийцы, 4,32 % (300 тыс.) – негры и мулаты, выходцы из Карибского региона, 3,69 % (256 тыс.) – ирландцы, 2,36 % (164 тыс.) – негры, выходцы из стран Африки, 1,26 % (88 тыс.) – пакистанцы, 1,23 % (86 тыс.) – бангладешцы, 0,81 % (57 тыс.) – китайцы. Большинство негров, пакистанцев, бангладешцев и индийцев относятся к категории неквалифицированной и полуквалифицированной рабочей силы. При этом в пределах Большого Лондона возникли своего рода «этнические острова»: индийцев – в Бренте и Энфилде, выходцев из Карибского региона – в Ламбете, из стран Африки – в Сауттурке, китайцев – в Вестминстере.
   Безусловно, что приток миллионов дополнительных тружеников в самые передовые страны Западной Европы способствовал ускорению процесса их реиндустриализации, переходу к постиндустриальной стадии развития. Но одновременно он привел и к обострению многих социальных противоречий – как на рынке рабочей силы, так и в общедемографическом плане, что связано с гораздо более высоким естественным приростом в семьях мигрантов и увеличением их доли в общем населении. Такие обострения особенно характерны для периодов экономических кризисов и спадов производства, сопровождающихся падением уровня жизни, ростом безработицы, инфляции и другими социальными потрясениями. Именно поэтому в 1980-х гг. большинство принимающих стран ввело меры по ограничению или даже прекращению вербовки рабочей силы за рубежом. Иммиграция продолжается почти исключительно с целью воссоединения семей, что не влечет за собой роста занятости на производстве. Большинство западноевропейских стран приняло государственные программы стимулирования репатриации официально зарегистрированных иностранцев. И тем не менее в некоторых странах – в Великобритании, во Франции и в ФРГ наличие большого числа иммигрантов иногда вызывает массовые акции протеста, доходящие порой до вооруженных столкновений и погромов. При объяснении их причин нужно принимать во внимание и то, что во второй половине 1990-х гг. около 20 млн трудоспособных европейцев не имели работы, а уровень длительной безработицы в Европейском союзе был значительно более высоким, чем в США или Японии.
   В последнее время правящие круги и общественность Западной Европы все более тревожит угроза исламизации. Община выходцев из исламского мира быстро разрастается за счет притока новых мигрантов и высокого уровня деторождения (он в 3 раза выше, чем в европейских семьях). Статистика не дает точных сведений о количестве мусульман в Западной Европе. Обычно считается, что их 15–20 млн, и в том числе во Франции – 6, в Германии – 3,2, в Великобритании – 1,5 млн, в Нидерландах – 900 тыс., в Испании – 500, в Бельгии – 400, в Австрии, Дании и Греции от 160 до 180 тыс. Западноевропейские государства взяли курс на изоляцию мусульманской общины от своих коренных (титульных) наций. Протесты мусульман против такой политики уже не раз принимали форму массовых столкновений с полицией. (Достаточно вспомнить молодежные бунты в пригороде Парижа и других французских городов в 2005–2006 гг.) С другой стороны, нельзя отрицать и того, что многие мусульманские анклавы стали очагами теневой экономики, преступности, криминализации. Здесь действуют многочисленные территористические группировки, в том числе и связанные с «Аль-Каи-дой» громкие теракты в Великобритании, Испании, других странах – дело их рук.
   В 1990-е гг. формирование единого европейского не только политического, но и социального пространства также затронуло и права иммигрантов, как бы размежевав их по двум большим группам. В первую из них входят иммигранты, являющиеся коренными жителями стран ЕС, по той или иной причине поменявшие место своего жительства. Они наделены широкими политическими и социальными правами, включая участие в выборах Европарламента и свободное передвижение по территории стран Союза. Вторую группу образуют иммигранты из стран, не входящих в Европейский союз, в первую очередь из внеевропейских развивающихся стран. Их права сильно ограничены. При ЕС создан специальный орган – Форум мигрантов, представляющий более ста различных эмигрантских организаций.
   Для стран Центрально-Восточной Европы внешние миграции в течение всего послевоенного периода (за исключением массовых миграционных перетоков, показанных на рис. 13) были малохарактерны. Некоторое исключение являла собой эмиграция из ГДР в ФРГ, составлявшая в 1950–1961 гг. (до постройки Берлинской стены) более 3,8 млн человек и в 1961–1988 гг. свыше 550 тыс. человек. Не очень характерны были для этого субрегиона и трудовые миграции, хотя в той же ГДР, например, использовалась рабочая сила из Польши, Вьетнама, Мозамбика. Однако в 1990-х гг. международные миграции в направлении Восток – Запад намного возросли. С одной стороны, это объясняется возвращением этнических немцев из стран, расположенных на территории бывшего СССР, и некоторых других на историческую родину – в ФРГ, а с другой стороны, общим оттоком мигрантов из постсоциалистических стран в Западную Европу. В последнее время некоторые наиболее развитые страны Западной Европы принимают меры для дополнительного привлечения высококвалифицированных специалистов. Например, Германия в 2000 г. официально заявила о намерении пригласить на работу 20 тыс. иностранных специалистов в области компьютерных технологий.
   Особый вопрос – о «нашествии» в Западную Е