Назад

Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Новая повесть В. Вересаевa

   «Из новостей, которыми успели нас подарить за текущий год толстые журналы, особенно выдающийся интерес представляет повесть В. Вересаева «На повороте»… Собственно в художественном отношении повесть эта не свободна от некоторых недочетов… <…> И тем не менее, новую повесть г. Вересаева нельзя не признать за талантливо и ярко написанную страницу из истории современной русской интеллигенции – страницу, рассказывающую о культурном переломе, который в настоящее время переживает известная часть этой интеллигенции.


Владимир Шулятиков Новая повесть В. Вересаева[1]

   Из новостей, которыми успели нас подарить за текущий год толстые журналы, особенно выдающийся интерес представляет повесть В. Вересаева «На повороте»[2], закончившаяся печатанием в последней книжке «Мира Божьего».
   Собственно в художественном отношении повесть эта не свободна от некоторых недочетов: она не отличается столь художественной законченностью и цельностью, которой отмечены прежние беллетристические произведения В. Вересаева. Законы симметрии и художественной перспективы в ней неоднократно нарушены, отдельные части ее разработаны далеко не одинаково и не равномерно. Автор временами утомляет внимание читателя описанием слишком неинтересных и неважных для развития повести эпизодов и сцен. (Таковы, например, сцена игры в винт, сцена купания в пруду, сцена отыскивания пропавшей лошади). В повести много действующих лиц, очерченных беглыми штрихами, появляющихся лишь затем, чтобы высказать в нескольких фразах свое profession de foi[3] и затем быстро исчезнуть с горизонта читателя. Будучи замечательно глубоким психологом, г. Вересаев не воспользовался всеми средствами, которые дает в его распоряжение его своеобразный талант, и даже психический облик своих главных героев не везде обрисовал достаточно рельефно.
   И тем не менее, новую повесть г. Вересаева нельзя не признать за талантливо и ярко написанную страницу из истории современной русской интеллигенции – страницу, рассказывающую о культурном переломе, который в настоящее время переживает известная часть этой интеллигенции.
   В качестве «историографа» современной русской интеллигенции г. Вересаев выступал уже дважды раньше, изображая в повестях «Без дороги»[4] и «Поветрие»[5] эпоху девяностых годов. Именно эти две повести положили начало его громадной литературной известности.
   Г. Вересаев – в высшей степени серьезный и вдумчивый «историограф» судеб современной интеллигенции. Он – прямая противоположность г. Боборыкину[6], руководящемуся в своих описаниях текущей жизни примером старинных летописцев, то есть отмечающему внешние формы, в которые облекается ход исторического развития, не идущему дальше констатирования самого факта культурных течений, дальше простого изложения предпосылок вновь слагающихся миросозерцаний, дальше перечня новых фигур, двигающихся на исторической авансцене. Г. Вересаев, напротив, подходит к историческим явлениям с философской точки зрения, старается заглянуть в их трагическую глубину, так или иначе, выяснить степень их ценности. В новой повести он изображает момент «поворота» – отказа от строго реалистического миросозерцания, от истины, которой поклонялись в середине девяностых годов, изображает среду интеллигентов, остановившихся на распутье, среду, создавшую те культурные течения, которые нашли себе убежденных проповедников как раз в лице некоторых сотрудников «Мира Божьего».
   Но если устами г. Бердяева, изложившего в стройной системе «новое» миросозерцание (см. его статью «Борьба за идеализм»[7]), эти проповедники старались уверить читающую публику, что «новое» миросозерцание является ценным приобретением прогрессирующей жизни, что «идеалистические» элементы этого миросозерцания выражают собой протест против мертвящего «лавочного» филистерства, против культурной буржуазности, заразивших все современное общество, старались уверить, что «борьба за идеализм» ведется наиболее здоровыми членами общественного организма, то, познакомившись с носителями нового миросозерцания, фигурирующими в повести г. Вересаева, читатель вынесет совершенно иное представление о новом «культурном течении».
   Вот один из носителей нового миросозерцания, центральный герой повести – Токарев.
   Токарев, сын бедного почтальона, с ранних лет принужден был пробивать себе дорогу в жизни собственным трудом: собственным трудом воспитывал себя и свою сестру Таню, прошел гимназический курс, побывал в Петербургском университете, в середине девяностых годов всей душой увлекался широко альтруистическими порывами. В начале повести – он уже сломленный жизненной бурей, уже усталый человек. Хотя по-прежнему он мечтает о всечеловеческом счастье, по-прежнему остается убежденным противником всего «филистерского», но безусловная вера в идеалы его юности им уже потеряна, и мало-помалу эгоистические чувства закрадываются в его душу, мало-помалу его «горячее» сердце охлаждается. «Я вижу, – говорит он в минуту откровенности, – что во мне исчезает что-то, исчезает страшно нужное, без чего нельзя жить. Гаснет непосредственное чувство, и его не заменишь ничем. Я начинаю все равнодушнее относиться к природе, люди все больше отгораживаются от меня толстой непроходимой стеной, хочется жить для одного себя»… Он начинает тяготиться временами тем, что он до сих пор – «бездомный и бесприютный» человек. В нем начинают говорить практические и утилитарные наклонности. Он начинает критически относиться к людям, для которых материальных вопросов совершенно не существует. Он негодует. Он негодует, например, на свою сестру, девушку с самыми светлыми и широкими взглядами на жизнь, за ее упорное нежелание задуматься над своим материальным положением, за ее презрительное игнорирование всех домашних, будничных забот. Он начинает считать поведение ее «невыносимым разгильдяйством».
   

notes

Примечания

1

   Вересаев Викентий Викентьевич (наст. фамилия Смидович; 1967–1945) – прозаик, публицист, поэт-переводчик. Примыкал к литературному кружку марксистов (Струве, Маслов, Калмыкова и др.), поддерживал тесные отношения с рабочими и революционной молодежью. Большую известность принесли созданные на автобиографическом материале «Записки врача» (1901), посвященные сложным нравственным, социальным и профессиональным проблемам, возникающим перед молодым врачом-гражданином. Его художественный метод характеризуется наличием ярко выраженных публицистических элементов, некоторой заданностью. В целом его творчество отличает правдивость в отображении среды, лиц, а также постановка широких философских проблем.

2

   В повести «На повороте» (1901) сделана попытка отобразить процесс идеологического и психологического расслоения интеллигенции.

3

   Исповедание веры (фр.) – кредо, изложение убеждений.

4

   В повести «Без дороги» (1894) говорится о мучительных и страстных поисках молодым поколением смысла и путей жизни, об обращении за разрешением «проклятых вопросов» к старшему поколению, которое, однако, не в состоянии ответить на этот призыв.

5

   Повесть «Поветрие» (1897) отображает полосу общественной жизни России, когда молодежь увлеклась марксизмом и обратилась с пропагандой идей социал-демократии в рабочие массы – на заводы и фабрики.

6

   Боборыкин Петр Дмитриевич (1836–1921) – русский писатель, драматург, журналист. Редактор-издатель журнала «Библиотека для чтения» (1863–1865). В 1902 был избран почётным академиком. Автор множества романов, повестей, рассказов, пьес, а также работ по истории западноевропейской и русской литературы. Для произведений Боборыкина характерны перенасыщенность фактическим материалом, обилие персонажей, интенсивная разветвленность сюжета, что позволяет его причислить к представителям натуралистического течения в литературе.

7

   «Мир Божий», июнь 1901 г. – Прим. В. Шулятикова. Бердяев Николай Александрович (1874–1948) – религиозный философ. В первой половине 90-х годов примыкал к марксистам, позднее от марксизма отошел. Вместе с С.Н. Булгаковым редактировал философский журнал «Вопросы жизни», был одним из участников сборников «Проблемы идеализма» и «Вехи». В 1922 г. выслан из России. Издавал в Париже журнал «Путь», именовавший себя «органом русской религиозной мысли». Его философия обычно именуется как христианский экзистенциализм или персонализм. Бердяев отстаивал идею свободы, которую он считал предварительным условием всякого существования. Основные труды: «Философия неравенства», «О рабстве и свободе человека». В статье «Что такое идеализм?» Бердяев говорит, что позитивизм как приложение научного метода к знанию безусловно необходим, но как философское мировоззрение, представляется «малоценным».
Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать