Назад

Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Одинокие и лишние

   «…Принадлежать мужчине – вот в чем видела тогда исключительную цель своей жизни европейская женщина. И на протяжении многих столетий принадлежа исключительно мужчине и заботам семейного очага, европейская женщина старых времен воспитывала в себе чувство полной несамостоятельности. Это чувство легло в основание ее психической деятельности. От этого чувства европейская женщина долго не была в состоянии отделаться и тогда, когда перед ней открывались новые «пути», когда она вступила на поприще самостоятельной борьбы за существование. …»


Владимир Шулятиков Одинокие и лишние (Ек. Леткова. Повести и рассказы, т. I и II. Ее же. «Без фамилии» («На славном посту»)

   «Я – раба твоя, навеки твоя: ради тебя я готова решиться на все, отречься от всего остального мира, с тобой я пойду на самый край света, с тобой разделю опасности, горе и смерть», – с такими восклицаниями героини старинных романов и повестей, драм и поэм неизменно обращались к «избранникам» своего сердца. И эти патетические восклицания полны глубокого исторического смысла: от них веет духом тем временем, когда европейская женщина переживала первый фазис своего развития, когда она не видела света вне области семейных отношений, когда она могла действовать и совершать подвиги лишь в союзе с мужчиной, лишь в качестве преданного ему оруженосца, когда союз с мужчиной для нее на самом деле составлял «все».
   Принадлежать мужчине – вот в чем видела тогда исключительную цель своей жизни европейская женщина. И на протяжении многих столетий принадлежа исключительно мужчине и заботам семейного очага, европейская женщина старых времен воспитывала в себе чувство полной несамостоятельности. Это чувство легло в основание ее психической деятельности. От этого чувства европейская женщина долго не была в состоянии отделаться и тогда, когда перед ней открывались новые «пути», когда она вступила на поприще самостоятельной борьбы за существование. К анализу этого чувства очень часто любят возвращаться наши писательницы. Потерявшее под собой всякую историческую почву, это чувство, тем не менее, продолжает зачастую вторгаться в душевный мир героинь новейшей «женской» литературы, продолжает руководить их действиями, переродившись в инстинктивную потребность кому-нибудь принадлежать, от кого-нибудь зависеть в своих действиях, кому-нибудь слепо приносить себя в жертву.
   О могуществе перерожденного чувства особенно много говорит г-жа Екатерина Леткова[1].
   В ее произведениях фигурирует целый ряд «новых» женщин, устраивающих свою жизнь не на тех устоях, на которых покоилось положение женщин в старину. Героиня романа «Мертвая зыбь»[2], Елена Бармина, ненавидит «мещанские» идеалы. Ей кажется душной атмосфера сытой, обеспеченной, семейной жизни, сводящейся к «мелким» интересам, мелким расчетам и изредка к «мелким» столкновениям и мелкой борьбе. Она расходится со своим мужем – красивым, блестящим, душевно уравновешенным, самодовольным гвардейским офицером. В то же время, стремление сорвать с себя все путы рутинной жизни заводит ее слишком далеко и страх перед «мещанским» застоем заставляет ее видеть опасности там, где их вовсе нет. Развивавшаяся среди той общественной обстановки, которая подарила столько разочарований прогрессистам-народникам, Елена не уверовала в «истину семидесятых годов», но, напротив, в народнических начинаниях усмотрела только проявление «мещанского» духа и тиранию рутинной мысли. Она отвернулась от матери, звавшей ее на служение «народу», и пошла навстречу черствому эгоисту, эстету Львову, надеясь в его объятиях забыть «землю, заботы и мелочи жизни». С такой же энергией против «мещанского» ограниченного существования восстает генеральская дочь Марина Снопова (в повести «Чудачка»). Проникнутая самыми искренними альтруистическими чувствами и стремлениями, скорбящая за всех обездоленных и угнетенных, мечтающая о помощи голодающим, она решает бросить светское общество и ехать на служение народу в деревенскую глушь. Но в своем протесте Марине приходится преодолевать иные препятствия, чем Елене Барминой: Марина ведет борьбу исключительно с «предрассудками» своей родни. И эта борьба носит менее бурный характер: Марина ограничивается спорами с матерью и вспышками негодования, не идущими дальше резких упреков и обличений в «пустоте и бесцельности» жизни. Героиня рассказа «Лишняя» не довольствуется чисто филантропическими порывами Марины. Софья Николаевна Ловцева, жена видного педагога, преподавателя классической гимназии, отдалась интересам «идейной» жизни, явилась убежденной сторонницей прогрессивного учения шестидесятых-семидесятых годов. Убедившись в том, что ее муж не может быть ее товарищам по убеждениям, она сочла необходимым немедленно расстаться с ним, покинула его и своих двух дочерей и соединила свою судьбу с судьбой любимого ею человека – одного из талантливейших проповедников народничества.
   Марья Ниловна Мигаева («Отдых»[3]) – другой тип «новой» женщины. Это – женщина, поставленная в условия трудной борьбы за существование. Она работает на городской телеграфной станции, через день ходит на дежурство, просиживает на телеграфе по одиннадцать часов и страшно утомляется, да и к тому же ее постоянно преследует боязнь лишиться места. Получаемое ею жалование настолько ничтожно, что с трудом покрывает расходы на стол, квартиру и предметы первой необходимости. На многое, например, на портниху, ей не хватает денег. Все ее свободное время уходит на шитье и работу по хозяйству. Эти заботы не дают ей возможности заниматься «идейными интересами», даже читать ей приходится очень мало. И так она живет в душной маленькой комнате, «без семьи, без радости, без природы» уже целых семнадцать лет.
   

notes

Примечания

1

   Леткова Екатерина Павловна (по мужу Султанова) (20.11.(2.12.) 1856–7.01.1937) – прозаик, автор мемуаров, переводчица. Родилась в Петербурге в дворянской семье. Училась в первой Мариинской женской гимназии в Вологде. В 1979 году окончила Высшие женские курсы В.И. Герье в Москве. Была знакома с И.А. Гончаровым, Д.В. Григоровичем, П.И. Вейнбергом и др. Творческий путь начала с перевода французской книги Э. Легуве «Чтение как искусство» (1879). Первое прозаическое произведение повесть «Ржавчина» (1881). Во время непродолжительного романа с Н.К. Михайловским увлеклась публицистикой. В 1884 году вышла замуж за Н. В. Султанова, автора памятника Александру II. Печаталась в журналах «Русское богатство», «Русская мысль», «Северный вестник», «Мир Божий». В своих произведениях уделяла большое внимание крестьянскому быту («Лушка», «Бабьи слезы»), затрагивала тему «маленьких людей» («Отдых»). Идеологически ее произведения были близки народничеству («Без фамилии», «Мухи»). Особое место занимала в ее творчестве тема безысходности современного брака («Лишняя», «Колодники», «Мертвая зыбь»). Много времени посвятила общественной работе: Литературному Фонду и Комитету общества для доставления средств Высшим Женским курсам. С 1900-х гг. и до последних дней жизни работала над мемуарами. В 1917 г. сотрудничала с издательством «Всемирная литература». Выпустила популярный очерк «И.С. Тургенев (Жизнь и творчество)».

2

   «Мертвая зыбь» впервые напечатана в 1897 г. Отдельным изданием вышла в 1900 г. Произведение написано в форме дневника «обыкновенной женщины», переживающей различные этапы формирования личности.

3

   «Отдых» (1896) считается одним из лучших рассказов Летковой, ярко раскрывающим внутренний мир одинокого усталого человека.
Купить и читать книгу за 9 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать