Назад

Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Три шага на Данкартен

   В космосе долгие годы не утихает война между двумя звездными империями – Хобартом и Пеломеном. Сбитый в бою пилот Хобарта волею судьбы оказывается заброшен на феодальную планету, на которой точно так же непримиримо враждуют два королевства. Оставшись без привычного оружия и средств связи, герой вынужден сражаться с мечом в руке, чтобы завоевать шанс на возвращение. Его вмешательство в историю этого мира становится первым шагом к изменениям – и вот уже агенты Пеломена начинают вести на Данкартене свою не до конца понятную даже им самим игру. И, конечно же, никто не ведает, к чему это в итоге приведет.


Владимир Васильев Три шага на Данкартен (видеобоевик)

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *

Шаг первый
Без страха и упрека
(Вояджер-раз)

Пролог

   Тедди понял, что придется прыгать когда все четыре вражеских корабля-истребителя выстроились для атаки.
   Справа от него виднелась туша ближайшей планеты, слева цепочкой растянулись пеломенские истребители. Улизнуть было невозможно. Атаковать самому – ну собьет он один из пеломенских катеров, ну, может, даже два. Но остальные все равно десять раз успеют сжечь его кораблик, как пить дать успеют. Положеньице…
   Где-то невдалеке, парсеках в двух-трех, уже вторые локальные сутки шла одна из обычных пограничных стычек – эскадрилья истребителей Пеломена столкнулась с двумя крейсерами Хобарта. Как всегда ни одна из сторон не сумела нанести противнику сколько-нибудь серьезный урон и бой шел на уровне вялого обмена лучевыми залпами. Юркие истребители были дьявольски маневренны, что позволяло им без особого труда уходить от вражеского огня, тяжелые громады крейсеров зато обладали неизмеримо большими энергетическими потенциалами. Крейсеры выставили глухой силовой щит, слишком плотный для слабого оружия истребителей.
   Тедди и еще трое пилотов на таких же небольших катерах, как и «чебурашки» Пеломена, возвращались на базовые станции крейсеров; тут-то и наскочила на них семерка вражеских истребителей. Бой в космосе скоротечен; Тедди, хоть и успел сжечь одного пеломенца, глазом не успел моргнуть, как остался один против четырех уцелевших «чебурашек». Они умело перекрыли пространство для разгона, прижали его к планете и собрались либо спокойно расстрелять, либо взять в плен. Поди еще разберись, что лучше.
   Тогда-то Тедди и решил на все плюнуть, в том числе и на свой катер, и прыгать. Обычный атмосферный парашют у него имелся (хотя все друзья расценивали то, что Тедди всегда возил его под сиденьем, не иначе как чудачество), планета, судя по всему, земного типа… Рискнуть явно стоило. Оставалась одна проблема: как на виду у четверки истребителей покинуть катер и войти в атмосферу? Расстрелять его в таком положении сумел бы и слепой инвалид.
   Тедди, не мешкая, нацепил аварийный комплект, на всякий случай пристегнул лазерный меч и снова плюхнулся в пилотское кресло. Пристегиваться он не стал – зачем? Руки порхали над пультом; кораблик живо развернулся носом к «чебурашкам». Первым делом Тедди выставил перед истребителем «зеркало» – силовой, практически непробиваемый щит, единственным недостатком которого была неимоверная энергоемкость. Минут через десять щит сожрет все ресурсы катера, даже свет в кабине погаснет. Но Тедди было плевать – за эти минуты он рассчитывал убраться достаточно далеко от собственной родимой скорлупки. Истребители наверняка решат выждать пока у Тедди не останется ни килоэрга и это даст необходимую отсрочку.
   Переключив управление в дистанционный режим, Тедди сокрушенно вздохнул (он, естественно, любил свой кораблик, и терять его было очень жаль), обособил аварийный комплект и разблокировал шлюз. За мерцающим «зеркалом» пеломенцы его все равно не увидят.
   Он выбрался наружу, уцепился за рябую от попаданий станину обтекателя и подтянулся к дымчатому снаружи колпаку над кабиной. Аварийный комплект – что-то вроде толстого пластмассового жилета – создавал вокруг тела тоненькую защитную среду, снабжал Тедди кислородом, поддерживал приемлемый температурный режим. На первый взгляд ничем не защищенная голова пилота и особенно его голые руки выглядели в околопланетном вакууме дико. Но, если разобраться, разве старые скафандры лучше? Неуклюжая, громоздкая и жутко стесняющая вещь.
   Тедди, крепко сжимая в руке пульт дистанционного управления, изо всех сил оттолкнулся от кормы своего корабля и начал затяжное падение на планету. Удалившись на безопасное расстояние он включил двигатели; его кораблик, чихая планетарным выхлопом, прыгнул навстречу пеломенским катерам. Выглядело это словно попытка отчаянного прорыва. Пеломенцы, как и ожидал Тедди, не стали тратить заряды попусту и принялись неспешно отступать, решив подождать пока «зеркало» не высосет всю энергию и не сделает их противника беззащитным. Тедди этого не видел, мешало свое же «зеркало», но обо всем догадывался.
   Пока все шло как задумано. Пульт, вертясь на манер пропеллера, полетел куда-то в сторону созвездия Медузы. Тедди провел его задумчивым взглядом, снова сокрушенно вздохнул и тихо пробормотал:
   – Прощай, восьмерка…
   Он терял катер в четвертый раз.
   Когда пульт пропал из виду, Тедди сосредоточил все внимание на планете. Движение пока было трудно ощутить. Если бы не удаляющийся катер и не индикатор гравитационных полей, Тедди решил бы, что просто висит вблизи голубоватого шара планеты, подернутого атмосферной дымкой, испещренного рубцами облачного слоя и спиралями циклонов.
   Минут через десять-двенадцать далеко позади сверкнула вспышка – это пеломенцы сожгли его катер. Тедди в очередной раз вздохнул и печально шмыгнул носом.
   Истребители, посчитав свое дело сделанным, поспешно убрались восвояси. Тедди они так и не заметили. Теперь впереди оставалась только скука, на добрый десяток часов, пока он не опустится на поверхность столь удачно подвернувшегося мирка.
   За это время пилот периодически задремывал, а когда просыпался планета оказывалась всякий раз все ближе и ближе, а вскоре огромный шар уже не удавалось охватить одним взглядом. Полоски светлых перистых облаков выглядели на редкость приветливо; их очень хотелось потрогать рукой или хотя бы лизнуть. Тедди почему-то представлялось, что они непременно должны оказаться сладкими, как леденцы.
   К исходу четвертого часа он погрузился в разрыв в облаках и впервые смог рассмотреть поверхность планеты. Внизу виднелся океан. Или море. Во всяком случае, вода.
   Тедди в сердцах выругался. Именно этого и не хватало для полного счастья! Казалось само собой разумеющимся, что опускаясь на планету он окажется на суше. Тот факт, что на планетах бывают моря, Тедди совершенно выпустил из виду. Аварийный комплект не даст ему умереть в волнах, но для плавания он слишком тяжел. Тедди просто опустится на дно. И, кто знает, удастся ли достаточно быстро добраться до суши? Поди найди пилота на дне океана, даже если сигнал передатчика пробьется из-под воды и будет засечен спасателями.
   Оставалось одно – изо всех сил надеяться, что океан только слева, а прямо внизу – материк. Или хотя бы остров. Исполненный надежды и черных мыслей Тедди погрузился в верхний облачный слой, еще слабенький и почти прозрачный. Теперь до поверхности оставалось километров десять. Тедди уже начали трепать воздушные потоки; по первым ощущениям ветры здесь были не сильнее чем на Земле или Хобарте.
   Второй облачный слой был заметно плотнее и напоминал густой белесый кисель.
   После долгих минут тумана Тедди вывалился из облаков. Внизу плескался все тот же океан. Но – несказанная удача! – совсем рядом начиналась суша, судя по видимым размерам – континент или очень большой остров. Ветер дул под небольшим углом с моря на сушу – это было просто здорово. Тедди тут же выпустил парашют. Ощутимый рывок – и падение замедлилось; пилот повис на стропах под выпуклым сегментным «крылом». Теперь ветер станет медленно сносить его к земле. Дотянуть бы!
   Наклонив голову, Тедди осмотрелся: суша оставалась все еще далекой, но видно было, что к самому берегу подступает сплошной лес. Когда снесло поближе, стал явственно виден город. Во всяком случае Тедди решил, что это город. Впрочем, он оставался далеко в стороне и Тедди надеялся, что никогда не увидит его – встревать в дела аборигенов пилот отнюдь не собирался.
   До земли Тедди все же не дотянул. Километра полтора. Он выжал из ветра и парашюта все – ближе приземлиться было просто невозможно. Когда до волн оставалось метра три, Тедди отстрелил парашют, сгруппировался и иглой вонзился в воду. Дно обнаружилось в восьми с половиной метрах от поверхности. Аварийный комплект защищал от глубины не хуже, чем от космоса и пока единственным неудобством стало сильное сопротивление воды; двигаться приходилось умопомрачительно медленно. Тедди, убедившись что парашют благополучно утонул, плавно побрел в направлении берега.
   Эти полтора километра оказались сущим кошмаром и измотали его вконец. Надрываться пришлось часа три, пока его голова не показалась из воды. Кое-как добрел он и до земли; руки и ноги ныли, словно после марафона и теперь единственное, что Тедди был еще в состоянии сделать – это обессиленно свалиться на песок.
   Он так и поступил.
   – Н-да… – пробормотал Тедди, глядя в серое чужое небо. – Не полевой я воин… Все в кресле и в кресле…
   Слегка отдышавшись, Тедди отключил аварийный комплект – условия здесь оказались вполне приемлемыми, а энергию следовало поберечь. Вдохнув полной грудью – воздух как воздух – Тедди отстегнул передатчик, уселся на песок и принялся вызывать базу.
   База не отвечала, Тедди сердился, и скорее всего поэтому совершенно не смотрел по сторонам. В общем, на середине очередного запроса его огрели по макушке чем-то плоским и твердым. Очень сильно.

Глава 1. «Шпион»

   Сознание возвращалось на удивление медленно, затылок надрывно сверлила тупая ноющая боль. Тедди застонал и попробовал шевельнуться. Шумел лес, доносились чьи-то голоса. С некоторым усилием Тедди открыл глаза. Над ним склонились две бородатые рожи. Вокруг уже успело стемнеть.
   – Ага! Очнулся, голубец. Посади его, Барри.
   Говорили на всеобщем, разумеется – с необычным акцентом.
   Одна из рож пропала из поля зрения: ее обладатель отошел к пылающему неподалеку костру. Барри – обладатель второй рожи – здоровенный мужичище, легко подхватил Тедди на руки, перенес его к костру и посадил спиной к чему-то твердому и прохладному. Руки ему связали за спиной. Ноги – просто спутали. Тедди меланхолично подумал:
   «Спасибо и за то, что хоть ноги за спину не завернули… Я бы этого точно не пережил…»
   И руки, и ноги затекли, очень хотелось подвигаться, размять конечности, разогнать кровь по жилам. Барри гаркнул что-то, вокруг костра собралось семь человек. Первая рожа, по-видимому главарь, звался Герб. Он уселся напротив Тедди, остальные разместились справа от него. Все семеро были вооружены мечами, ножами – словом, никакой огнестрелки; одеты – в сшитые из шкур, хорошо, впрочем выделанных, штаны и куртки. На ногах – мягкие сапоги. Некоторые щеголяли в металлических шлемах.
   «Похоже, времена здесь рыцарские», – вяло заключил Тедди.
   После второй экспансии многие колонии постепенно сползли в феодализм. В память о технологичном прошлом оставались только проржавевшие от времени машины, чаще всего ставшие предметами религиозного поклонения, да еще всеобщий язык, нередко измененный до неузнаваемости.
   – Ты колдун? – спросил Герб. – Ну, отвечай, дьявол тебя разрази!
   Местный вариант всеобщего если и изменился, то весьма мало. Тедди вполне понимал все слова до единого.
   – Колдун?
   Тедди отрицательно покачал головой, так и не придумав – что сказать этим одичавшим родичам?
   – Врешь! Мы видели, как ты колдовал на берегу.
   Похоже, они наблюдали, как Тедди возился с передатчиком. Но поймет ли эта живописная банда, что такое передатчик? Последнее вселяло в Тедди серьезные сомнения.
   – Вы знаете, что-нибудь о радиоволнах? – без особой надежды спросил он.
   Герб вопросительно переглянулся с Барри. Тот осторожно пожал плечами.
   – Ты нас своими колдовскими штучками не путай! – Герб сердито пнул Тедди ногой. В ту же секунду откуда-то сбоку послышался пронзительный разбойничий свист. Все мгновенно вскочили, похватали лежащие у костра котомки и бегом кинулись в противоположную сторону. Кто-то невидимый свистнул еще раз, затем свист сменился бессвязными хриплыми криками и металлическим звоном – должно быть там пустили в ход мечи.
   Тедди поневоле оставался сидеть у костра, так как был связан, и гадал, что же происходит.
   Через несколько минут у костра появились люди внешне похожие на Барри, Герба и их спутников, только эти носили одинаковую одежду с замысловатым геральдическим знаком на груди. Часть людей поспешила по следам Герба, прочие окружили Тедди. Вальяжный бородач, которого остальные называли «господин офицер», обратился к пилоту.
   – Кто ты такой? Кто здесь был с тобой?
   Голосом он обладал властным, поневоле хотелось съежиться. Тедди ежиться было уже дальше некуда, поэтому он просто ответил:
   – Я мирный путешественник, а о тех людях знаю не больше вашего.
   Речь офицера мало отличалась от речи Барри и Герба. Да и Тедди офицер прекрасно понял:
   – Лжешь, собака! Ты дагомейский шпион? Отвечай!
   Тедди сник. Поди докажи теперь, что ты не верблюд… Не черт, не дьявол, не дагомейский шпион…
   Офицер немного подождал; Тедди так ничего и не ответил, уныло гадая насчет своей дальнейшей судьбы.
   – На повозку! Барон им заинтересуется… – скомандовал офицер и несколько рук тут же подхватили Тедди. Те, кто погнался за людьми Герба, возвратились тяжело дыша.
   На всякий случай Тедди решил: пора привыкать к мысли, что он – дагомейский шпион. Во всяком случае, жизнь научила его готовиться к наихудшему из возможных вариантов. Но так глупо влипнуть – до чего обидно! Да еще весь пилотский комплект, включая лазерный меч и главное – передатчик, утащили с собой люди Герба. Тедди остался без малейшей возможности вызвать помощь с базы и вдобавок на положении шпиона.
   Несколько часов прошли в мрачных раздумьях, под аккомпанемент скрипа телег.
   Около полудня въехали в город, окруженный высокой, неоднократно латанной стеной. Крепкие бородатые охранники, увешанные самым разнообразным оружием, зевали и смачно ругались друг с другом, но, завидев предводителя отряда, что захватил Тедди, мигом вытянулись и присмирели. Обе повозки проследовали за всадниками через массивные решетчатые ворота, пересекли просторную площадь, заполненную пестрой средневековой толпой, миновали трущобы – убогие разваливающиеся лачуги и грязные улочки; миновали кварталы небольших домишек, где жили более-менее состоятельные горожане. Центром города, как понял Тедди, являлся замок местного царька, барона Роя – весьма солидное на вид сооружение. Замок окружали замшелые крепостные стены и полный затхлой стоячей воды ров, где обитало, вероятно, целое сонмище лягушек. Повозки преодолели ров по обильно утыканному шипами подъемному мосту, который служил одновременно и воротами. Взглядам открылся просторный двор. Всадники спешились, коней тут же увели подбежавшие слуги. Тедди стащили с повозки два здоровых вооруженных охранника и довольно бесцеремонно поволокли вдоль слепых казематных стен. Тедди больше всего бесило то обстоятельство, что руки у него оставались связанными и он не мог из-за этого драться. Если бы не сей прискорбный факт, он бы ушел от всего комитета по встрече еще в лесу.
   Тедди бросили в тесную темную комнатушку, служившую чем-то вроде тюрьмы. Всю обстановку составляла небольшая кучка слежавшейся соломы. Угрюмые шероховатые стены наверняка немало повидали на своем веку. Свет едва пробивался в узкую щель под самым потолком, на высоте добрых четырех метров. Когда массивная дверь закрылась с душераздирающим скрипом и лязгом, Тедди, отплевываясь, выбрался из соломы, куда его сунули физиономией, кое-как поднялся на ноги и огляделся. Скоро глаза привыкли к полумраку и не замеченные ранее подробности проступили столь же явственно. В стену были вмурованы металлические кольца с цепями, в неровных углублениях в полу, забранных ржавыми решетками, попискивая, шныряли крысы. Для полноты картины не хватало только чьих-нибудь побелевших от времени костей, желательно черепа.
   Не прошло и часа, как издали донеслись приглушенные голоса, дверь со знакомым леденящим впечатлительную душу звуком отворилась и в камеру ввалились те же двое охранников. Третий с факелом в руке остался у входа. Тедди крепко взяли за локти, провлекли по коридору с вереницей дверей, длинному, как дежурство по эскадрилье; потом пришлось подниматься по лестнице, обнаружившейся в конце коридора. Попетляв еще какое-то время по запутанным, наводящим навязчивые мысли о муравейнике, переходам, оказались перед чем-то покрытым замысловатой фигурной резьбой – Тедди даже не сразу сообразил, что это дверь. Охранник с факелом толкнул ее и Тедди втолкнули в просторный зал с драными гобеленами на стенах и теряющимся в пыльной выси потолком. Посреди зала находилось нечто на манер трона, где не сидел – восседал представительный мужчина разряженный, как паяц на карнавале; лицо у него было надменное и волевое, хотя одно с другим как-то не очень вязалось. Это и был, судя по всему, барон Рой. Рядом стояли еще несколько вельмож, в том числе и уже знакомый самый офицер. Чуть поодаль, в окружении нескольких фрейлин и дам, сидела красивая девушка, которую так и хотелось с ходу назвать принцессой. В зале сновали также и слуги, на них все по очереди покрикивали. Перед бароном на коленях стояли трое таких же пленников, как и Тедди. Тедди отличался от них только отсутствием бороды да уставной, под ежик, стрижкой. Пилотский комбинезон успел сильно испачкаться и стал в общем сравним с лохмотьями, в которые были облачены остальные трое. Тедди бросили на колени рядом с ними.
   – А это что еще за фрукт, Остин? – поинтересовался барон Рой, слегка повернув голову.
   Офицер, пленивший Тедди, подошел ближе к трону:
   – Мы схватили его на побережье, у Черного лога. Там орудовала шайка дагомейцев, кажется опять люди Герба Коллайти. К несчастью, всем, кроме дозорного, да вот еще этого, удалось ускользнуть…
   – К несчастью! – презрительно фыркнул барон, – никак не научишь свою банду по-человечески воевать!
   Остин виновато поклонился.
   – Ты дагомеец? – спросил барон у Тедди.
   – Нет, – хрипло ответил тот, – я издалека.
   – Откуда? Может из Текондероги или Каратинги?
   – Нет, гораздо дальше. Скорее всего вам не знакомы мои родные края.
   Барон переглянулся с окружающими его вассалами и презрительно захохотал.
   – Ты, грязный и тупой оборванец, смеешь утверждать, что барону Рою ведомо меньше, чем тебе?
   Тедди только печально вздохнул.
   Неожиданно вмешалась принцесса; голос у нее оказался певучий и нежный:
   – Барон, а не говорит ли это о том, что он действительно чужеземец и не знает наших обычаев?
   Барон был категоричен:
   – Ерунда, принцесса! У него же на лбу написано, что он дагомейский шпион, а пыль Таулекта или – кто знает? – Авостинга еще не опала с его стоп!
   Тедди знал, что ничего особенного у него на лбу не написано, но знал сие только он и это было очень прискорбно. Ах, если бы ему развязали руки!
   – Сколько вас было? – спросил барон вкрадчиво.
   Тедди пожал плечами, вздохнул и с тоской оглядел зал. Ну хоть бы какая-то зацепка, какой-нибудь шанс! Нет, полная безнадега…
   – Кто вас послал? Герцог Арней?
   Тедди понятия не имел, кто такой герцог Арней.
   – Послушайте, барон… – начал было пилот.
   – Заткнись!!! – заорал барон. – Мразь! В порошок сотру! – он вскочил. Тедди не понял из-за чего барон вдруг впал в такую ярость. Охранник сзади чувствительно съездил по шее:
   – Как разговариваешь? – просипел он, словно с перепою (впрочем, так оно, скорее всего, и было). – Надо говорить «Ваше Сиятельство»!
   Тедди от всех этих условностей несколько ошалел. Барон, тем временем, гневно воздел правую руку:
   – Повесить! Всех четверых! Сегодня же! И народа побольше согнать, пусть видят, как мы расправляемся со шпионами!
   Тедди и его соседей тут же выволокли из зала. Вслед еще долго неслись возмущенные крики челяди.
   «Приехали…» – зло подумал Тедди. Путы на ногах мешали идти быстро, а охранники то и дело дергали да пинали его и остальных.
   «Идиот! – Тедди вспомнил барона. – Так разъяриться из-за того, что тебя назвали не „Ваше Сиятельство“, а просто „барон“… Планета идиотов!»
   Всех четверых втолкнули в камеру, подобную той, где Тедди сидел перед визитом к барону. Двое – оба высокие, крепкие и невыносимо мрачные субъекты – сразу же уселись на солому, оставив немного места для Тедди и третьего – тоже высокого, но хрупкого, в отличие от первых двух, юноши. Тедди уселся спиной к одному из здоровяков, юноша пристроился рядом. Он был в меру чумазым; лицо, вопреки всему, сохраняло бесшабашное выражение.
   – Привет! – поздоровался сосед. – Меня зовут Харвей. Харвей Меткий Глаз. А тебя?
   – Тедди Айрон, пилот первого класса, – буркнул Тедди.
   – Пилот? – переспросил Харвей с живейшим интересом. – Это как?
   – Ну… Это наподобие всадника, – нашелся Тедди. – Но кого здесь это интересует?
   – А-а… – неожиданно удовлетворился собеседник. – А за что тебя?
   Тедди невольно скривился:
   – Сам не пойму. Я только-только приземли… гм, причалил к берегу, тут же навалились какие-то крепыши…
   – Где? На побережье? У Черного Лога?
   – Наверное… – Тедди сразу вспомнил, что Остин упоминал похожее название.
   – Я вообще-то издалека, ничего тут толком не не понимаю. Главарь у них Герб Коллайти, кажется…
   Харвей понимающе кивнул:
   – Знаю! Правая рука герцога Арнея.
   Тедди продолжал:
   – Вот они-то меня и скрутили. Не успел я им ничего насчет себя втолковать, налетели молодчики этого барона. – Тедди вздохнул. – И вот я здесь… Вроде как дагомейский шпион.
   – Понятно… – протянул юноша.
   Тедди склонил голову в сторону собеседника:
   – И что теперь будет?
   Харвей посмотрел на него слегка удивленно.
   – Как что? Повесят сегодня на площади.
   Тедди растерялся:
   – Как повесят? Это что, серьезно все?
   – Ты разве не слышал приказ барона?
   Тедди невольно вскочил на ноги, и даже путы на ногах ему не помешали. Здоровяк за спиной от неожиданности растянулся на соломе.
   – Слышал… – пробормотал Тедди. – А мы будем сидеть и покорно ждать, как бараны на бойне? Сидеть и ждать?
   – А что поделаешь? – передернул плечами Харвей. – Охрана у барона неподкупная. Больше чем барон все равно никто охранникам не заплатит. Им невыгодно предавать. Вот и вся хитрость.
   Тедди уселся на место. Пожалуй, если действительно собираешься что-то предпринять для своего освобождения, не стоит заявлять об этом вслух и громогласно. Тем более при такой неподкупной страже.
   – А тебя за что? – уже более спокойно обратился Тедди к соседу.
   – А-а, мелочь. Кошелек стащил у одного ротозея, а он возьми и окажись королевским посланником. К барону как раз направлялся. Ну, меня и… Того…
   – А эти двое кто?
   – Эти? Дагомейцы. Молчаливый народ.
   – Дагомея – это что, страна такая, да?
   Харвей искоса взглянул на Тедди.
   – Видать, ты и вправду издалека. Дагомея – это королевство на севере, наши соседи.
   – Вы с ними воюете?
   – Да нет, в общем-то. Так, мелкие стычки и все. Людям что, люди лучше бы торговали, чем дрались. Да вон, барон Рой и герцог Арней никак не поделят несколько деревушек и здоровый шмат леса. Ну и король наш Рик с ихним тоже чего-то недолюбливают друг друга. Вот и вспарывают воины барона брюхо дагомейцам. И наоборот.
   – А это королевство как называется?
   – Наше что-ли? Данкартен. Король сейчас – Рик Барнегат.
   Тедди впитывал информацию с ненасытностью новорожденного компьютера.
   – А эта девушка в зале, кто она?
   – Принцесса? – Харвей невольно улыбнулся. – Это дочь короля Рика. Ее зовут Хирма. Наверное, единственная чистая душа среди всей этой столичной знати.
   – И что она здесь делает?
   Харвей пожал плечами:
   – Не знаю. Приехала в гости к барону. Она любит путешествовать. Вообще это шебутная особа, и не скажешь, что аристократка. По-моему, на мечах с ней сравниться могут всего человек десять в королевстве, включая ее отца.
   – Откуда ты знаешь?
   Харвей скромно потупился:
   – Я ее когда-то обучал фехтованию…
   Тедди прищурился: хитрил что-то Харвей Меткий Глаз, как пить дать хитрил.
   – Интересно, себя ты относишь к этой десятке?
   Харвей улыбнулся, заговорщически так, и со значением подмигнул:
   – Отношу.
   – Можешь отнести и меня, – заявил Тедди.
   Харвей внимательно и пристально поглядел ему в глаза. Но смолчал. Теперь Тедди понял, почему так спокоен этот парень. У его скорее всего сложился план спасения и своими словами Тедди предложил себя в напарники. Глаза Харвея выразили согласие.
   – Забавно, – ухмыльнулся Тедди, – учитель фехтования самой принцессы приговорен к повешению за кражу кошелька у королевского посла!
   Харвей засмеялся – весело, от души. Тедди тоже. Они не очень напоминали приговоренных к смерти. Осужденные на смерть не хохочут у себя в камере. А они хохотали.
   Тедди давно смекнул, что Харвей отнюдь не такой простачок, за которого себя выдает. Обширные знания и манера общаться выдавали в нем человека если не из высших кругов, то во всяком случае приближенного к ним. Надо же, учитель фехтования…
   Пару часов спустя неизменно молчаливые охранники вытолкали их во двор, провели через ворота, через городские кварталы и доставили на площадь. Здесь уже успели соорудить помост и виселицу, с которой словно коровьи хвосты свисали четыре петли, колючие даже на вид. Вокруг собралась изрядная толпа.
   Тедди вели рядом с Харвеем, дагомейцев – в нескольких шагах позади. Харвей чуть слышно посоветовал:
   – Потребуй, чтобы тебе развязали руки. Там, наверху…
   Путы на ногах всем четверым разрезали еще в камере.
   Их ввели на пахнущий свежеоструганными досками помост; разношерстная многоликая толпа заволновалась и тут же притихла. Следом на помост взобрался плешивый глашатай, развернул лист чего-то желтого, похожего не то на бумагу, не то на пергамент, и гнусаво заорал:
   – Именем короля! Эти негодяи обвиняются в шпионаже в пользу Дагомеи и герцога Арнея! Сейчас их повесят, дабы мирные горожане могли жить в спокойствии и довольстве…
   Он еще минут пять загибал про мировую скорбь, повышение бдительности и только после этого, наконец, успокоился. Харвей все это время простоял со скорбно прикрытыми глазами.
   Потом их подтолкнули к петлям. Харвей выразительно взглянул на Тедди. Тот еле заметно кивнул и обратился к офицеру, который командовал церемонией:
   – Господин офицер, может быть нам хотя бы перед смертью развяжут руки?
   По-видимому эта просьба была законной – офицер после секундного колебания сделал знак и ближайший охранник перерезал веревки, стягивающие запястья Тедди. Рядом моментально возник Харвей; печально улыбаясь, он протягивал руки охраннику. Офицер попытался возразить, видимо Харвею они не хотели бы освобождать руки, знали с кем дело имеют, но охранник по инерции уже полоснул ножом по веревкам и было поздно. Тедди ждать не стал.
   Два охранника полетели с помоста от простых ударов ногами. Офицера он успокоил «уткой», тычком в дыхательное горло. Стражники полезли на него толпой, но эти физически сильные люди не имели понятия о древних земных приемах рукопашного боя. Тедди в пилотской школе был одним из лучших по части восточных единоборств, он многое постиг и много умел, поскольку начал заниматься еще в детстве. Сейчас он просто расшвыривал нападавших резкими ударами рук и ног. Харвей в нескольких шагах слева уже вовсю размахивал мечом, сражаясь с тремя стражниками одновременно. Тедди заметил его краем глаза и услыхал предостерегающий крик:
   – Тедди, беги, если можешь!
   Харвей прыгнул с помоста в толпу и быстро побежал прочь. Толпа охотно расступалась перед ним – сразу стало понятно как относятся горожане к дагомейским «шпионам». Трое стражников, фехтовавших с Харвеем, теперь валялись на свежеоструганных досках, еще один стоял на коленях, держась руками за окровавленный живот.
   Пока Тедди это рассматривал, к помосту бегом приблизилась группа воинов с обнаженными мечами; двое еще раньше вскарабкались на него с этой же стороны и собирались напасть. Тедди быстро огляделся и понял, что давно пора сматываться. Выхватив меч из ножен лежащего офицера, Тедди бросился прямо на охранников. Те ничего не успели сообразить: некая непонятная сила вышибла мечи у них из рук. По правде говоря, этой силой было мастерство Тедди – ниндзюцу, которому тоже обучали будущих пилотов, предполагало отменное владение мечом, но охранники решили, что это колдовство.
   Тедди разогнался и перепрыгнул столпившихся у помоста воинов. Шикарное сальто вперед заставило людей, теснящихся у внизу, пораженно вздохнуть. Такого они еще не видели. Благополучно приземлившись, Тедди со всех ног кинулся к ближайшему углу. Перед ним люди расступались так же охотно как и перед Харвеем, а вот охранникам, пустившимся в погоню, судя по доносящейся сзади брани и угрозам, приходилось буквально продираться сквозь толпу.
   Тедди быстро достиг края площади и углубился в лабиринт улиц. Улицы были кривые, часто разветвлялись, то и дело Тедди натыкался на тупики. Погоня старательно топотала сзади, немного поотстав. Тедди с ужасом подумал, что будет если он упрется в тупик, и тут же в тупик уперся.
   Погоня приближалась. Тедди решительно сжал меч.
   Но драться не пришлось. Слабо скрипнув, справа открылась обшарпанная дверь и Тедди поманила внутрь чья-то морщинистая ладонь. Раздумывать он не стал.
   Дверь закрылась прежде, чем преследователи увидели куда он делся.
   Тедди взяли за руку и в кромешней тьме провели узкими заставленными ветхой мебелью коридорами и крохотными тесными комнатушками. Пахло кислой капустой и кошками, где-то рядом плакал младенец. Потом Тедди вытолкнули на улицу, совсем другую, и спасшая его женщина со словами: «Привет Харвею! Храни вас господь!» закрыла такую же обшарпанную дверь. Тедди развернулся и помчался дальше, благодаря судьбу и Харвея. За первым же углом он наткнулся на вооруженных людей, но это были не стражники барона Роя. Этих насчитывалось четверо и вели они кого-то закутанного в глухой, с капюшоном, плащ. Передний отшатнулся от вылетевшего из-за угла пилота.
   – Барри! – ошеломленно пробормотал пилот.
   Это были недавние знакомцы, люди Герба Коллайти. Барри выхватил меч, остальные трое – тоже. Тедди принял оборонительную стойку: ноги расставлены и полусогнуты, меч в вертикальном положении справа от корпуса, локти разведены параллельно земле.
   Барри поглядел на это и презрительно фыркнул:
   – Ты и меч-то держать не умеешь…
   Противники держали мечи по-европейски, одной рукой. Тедди владел только самурайским мечом и техника у него была соответствующая. Хорошо, что трофейный офицерский клинок имел длинную рукоятку и его можно было держать двумя руками. Будь у него такой меч, как у Барри или охранников, это доставило бы массу неудобств.
   Дагомейцы напали все разом. «Болваны, куда вам с вашей примитивной техникой средневековья против веерной защиты, шаговых блоков и стринговых выпадов…» – подумал Тедди отрешенно. Он легко отражал сыпавшиеся на него удары.
   Барри оказался поискуснее остальных. Троих Тедди мигом оглушил плоской гранью меча или рукояткой и теперь они валялись под ногами, как фазаны после удачного залпа. У Барри он просто выбил меч. Тот обреченно опустил руки, но Тедди не собирался никого убивать, он развернулся чтобы бежать дальше. Барри за его спиной выхватил кинжал и коротко, почти без замаха попытался ударить.
   Такой элементарщиной Тедди трудно было взять. Он качнулся в сторону, одновременно уходя от удара и в развороте полоснул противника мечом поперек живота. Барри с проклятиями свалился.
   Тедди опустил меч.
   – Видит бог, я не хотел этого.
   Под ноги ему потекла кровь.
   Тедди вытер взмокший лоб и собрался бежать в прежнем направлении. Но тут его окликнули:
   – Погоди!
   Он рывком развернулся – этот голос трудно было не узнать.
   Рядом, откинув капюшон, стояла принцесса Хирма. Тедди вытаращился на нее самым неприличным образом.
   – Почему ты спас меня? – настороженно спросила принцесса.
   – Спас? – Тедди недоумевал. Он бежал мимо, стараясь подальше оторваться от погони, и не стал бы ни с кем драться, даже с Барри, несмотря на то, что узнал его. И уж тем более Тедди не собирался кого бы то ни было спасать.
   – Это дагомейцы, – пояснила принцесса.
   «А то я не знаю, – раздраженно подумал пилот.
   – Они хотели меня похитить. Если бы не ты…
   Принцесса порывисто обняла Тедди; тот даже не успел отшатнуться. Ему показалось, что принцесса делает это с огромным облегчением. Было отчего слегка ошалеть: ас-истребитель как-то не привык обниматься с принцессами.
   Хирма отстранилась и взглянула ему в глаза.
   – Тебя еще не повесили?
   Вопрос был удивительно своевременный – невдалеке показались воины барона Роя. Тедди сжал меч, на этот раз одной рукой. Другой он сграбастал принцессу за шею и прижал к себе. Та еще ничего не поняла. Через каких-то полминуты Тедди был окружен более чем сотней воинов.
   – Эй, вы! – нахально заорал Тедди. – Не советую приближаться, а не то от вашей любимой принцессы останутся рожки да ножки. – Он ухмыльнулся, максимально злодейски. – А может, и того не останется…
   Все это походило на игру – сумасшедшую детскую игру для взрослых.
   Солдаты послушно замерли. Вперед пробрался Остин (Тедди его различил еще издали), хмуро разглядывая следы недавней схватки. Мертвого Барри он тоже узнал.
   – А-а, змея дагомейская, – прошипел офицер злобно и обратился к Хирме:
   – Принцесса, неужели он лучший фехтовальщик, чем вы?
   Принцесса отозвалась нетвердым голосом – когда тебя держат за горло и помахивают у носа мечом, не очень-то думаешь о дикции:
   – Остин, это не я, это он с ними разделался. Я приказываю вам его не трогать.
   Остин разочарованно скрипнул зубами:
   – Как скажете принцесса…
   Хирма мягко высвободилась. Тедди больше не держал ее за шею, но руки принцессы все же не отпустил. Она смерила Тедди взглядом – одновременно внимательным и негодующим. Пилот покрепче ухватил ее за ладонь, другой рукой сжимая ребристую рукоять меча.
   – Что-то мне не хочется тебя совсем отпускать, принцесса. Лучше побудем рядом, ладно?
   – Чего ты добиваешься? – перебил его Остин.
   – Я хочу, чтобы барон Рой меня выслушал. Ведите меня к нему, прямо сейчас. И советую учесть: принцесса рядом, а у меня меч…
   Офицеру ничего не оставалось, как повиноваться.
   Они пошли к замку. Остин выполнил свою часть уговора честно – за четверть часа пути никто даже не пытался приблизиться к Тедди, который заботливо вел принцессу за руку.
   Барон встретил их уже без того бешенства в глазах, с каким провожал Тедди. Он сделал властный жест:
   – Отпусти принцессу! Тебя никто не тронет. Слово рыцаря и мужчины.
   Тедди поверил. Впрочем, ничего иного не оставалось. Он повернулся к своей пленнице.
   – Простите, принцесса! Поверьте, все это было лишь блефом. Я ни за что не причинил бы вреда такой очаровательной леди. Поймите и простите меня, принцесса.
   Девушка неожиданно улыбнулась:
   – Я верю тебе, чужеземец… Ты мне понравился.
   Барон угрюмо и вопросительно переводил взгляд с принцессы на Остина; видимо он еще ничего толком не понял. Принцесса в двух словах описала барону как ее захватили дагомейцы под предводительством Барри – Хирма имела обыкновение гулять по городу в одиночку, облачившись в длинный плащ и пряча лицо под низко надвинутым капюшоном. Она отправилась поглазеть на казнь, тут-то и выследили ее дагомейцы.
   Рассказала она и о том, как Тедди разделался со всеми четырьмя дагомейцами. Потом Остин поведал, как Харвей, Тедди и двое пленников, которые тоже сумели под шумок удрать, избежали казни. Барон слушал и хмурился. Тедди показалось, что для него самым неприятным в этой истории было исчезновение Харвея. Минуту спустя Рой вновь вспомнил о Тедди.
   – То, что ты не дагомеец, теперь ясно.
   «Это и раньше было ясно, дубина!!!»
   – Значит вешать тебя вроде бы не за что. Раз.
   «Железная логика!» – Тедди смотрел ему прямо в глаза.
   – Судя по описаниям, ты великолепно владеешь мечом, а это привилегия знати. Два.
   «Давай, давай, теоретик. Где же ты был, когда меня волокли на виселицу?»
   Взгляд Тедди ничего не выражал.
   – И третье. Ты был учтив с принцессой, когда необходимость прикрываться ею отпала.
   «Ничего себе понятия об учтивости и чести!! Когда отпала необходимость прикрываться!»
   Тедди все так же пристально глядел барону в глаза.
   – Значит, – подытожил барон, – напрашивается единственное объяснение. Назови себя. Имя и титул.
   Тедди напрягся.
   – Пилот… Теодор Айронсайд.
   – Пилот? – переспросил барон приподняв брови.
   – Это что-то вроде графа, – несколько более поспешно, чем хотелось бы, пояснил Тедди.
   Теперь барон пристально смотрел на Тедди – так же как перед этим Тедди на него. Поверил он или нет понять было трудно.
   – Я приветствую тебя, пилот Айронсайд, на своей земле и прошу быть гостем в моем замке! – медленно и торжественно произнес барон и, приложив руку к сердцу, поклонился.
   Он говорил с Тедди как с равным и это настораживало.
   Тедди напряженно думал, прежде чем отвечать.
   – Я благодарю тебя, барон Рой, за оказанную честь и с радостью принимаю приглашение, тем более, что мы можем друг другу помочь.
   Очевидно Тедди повел себя именно так как следовало и слова его оказались как раз к месту.
   – Пусть пилот Айронсайд простит за небольшое недоразумение, произошедшее сегодня. Я и мои люди приносим самые глубокие извинения, – барон опять поклонился и вслед за ним, своим господином, склонились все находящиеся в зале – от Остина до стражников. Стоять прямо продолжала только принцесса.
   «Черт бы тебя побрал, дылда ряженая! Ничего себе небольшое недоразумение! Человека чуть не повесили, а он называет это небольшим недоразумением!»
   На лице Тедди выразил как можно больше признательности и вслух сказал:
   – Забудем об этом, барон. Все уже в прошлом, – тут Тедди вспомнил, что в руке по-прежнему сжимает меч. – Пусть между нами никогда не встанет это, – Тедди приподнял меч и отшвырнул его в сторону. Тот с оглушительным звоном упал на грязный каменный пол. Ничего особенно хорошего, кроме рукояти, в нем не было и Тедди расстался с этой железкой без сожаления, ибо теперь рассчитывал получить меч именно такой, о каком мечтал.
   В зал вошел офицер и несколько солдат, несущих что-то на куске ткани размером с простыню. Ношу положили перед бароном.
   – Это все, что нашли у Барри и его людей, ваше сиятельство! – с поклоном доложил офицер. Солдаты построились у него за спиной и преданно выкатили глаза.
   – Потом, – отмахнулся барон, беря Тедди за локоть. – Пилот, я полагаю, тебе стоит переодеться и принять ванну.
   Тедди согласился не раздумывая. Только что он внимательно рассмотрел все внесенные вещи. Ни передатчика, ни лазерного меча среди них не было. Ни одной вещи из комплекта.

Глава 2. «Воин»

   Первое, что сделал Тедди будучи гостем барона – заказал себе пристойный меч. Кузнецу пришлось часа два втолковывать, что же в действительности от него требуется. Потом Тедди два дня бегал в мастерскую исправлять некоторые огрехи. В результате то, что вышло после первой попытки, Тедди швырнул в ров, окружающий замок. Второй меч постигла сходная участь. Третий Тедди осмотрел с изрядной долей скепсиса и забраковал, а когда кузнец попробовал возмутиться – тут же сломал сие творение о ближайшее дерево. В результате кузнец от изумления перестал на некоторое время дышать, но перечить более не смел. Зато седьмой меч оказался чудом – чуть изогнутый, слегка расширяющийся от рукоятки, настоящий самурайский меч. Ножнам Тедди особого значения не придал, а сам клинок удовлетворил его полностью, особенно после суточного бдения в мастерской. В конце-концов Тедди сделал так, что лезвие стало вращаться на рукоятке, а хитро рассчитанный центр тяжести (именно над этим сходил с ума кузнец, не понимавший, зачем подобная хитрость нужна) позволял наносить удары по всем направлениям без перехвата и всегда острой кромкой меча. Очень длинная рукоять вызвала сдержанный смех у некоторых офицеров из охраны. Смеяться осмелились далеко не все; когда же Тедди повесил меч за спину, а не на пояс, окружающие были просто шокированы. Тедди ожидал, что нетрадиционные приемы вызовут некоторый интерес, но прямого ажиотажа он не предвидел.
   Второй меч, точную копию первого, появившийся через неделю, он носить с собой не стал, просто спрятал в комнате, которую выделил ему барон. Приближенные барона продолжали, не особо скрываясь, потешаться над тренировками Тедди – он часто выходил во двор чтобы размяться; сделал себе шест для занятий нагинатой, тай-цзи-гунь и соответствующими разделами кэндо и каждый день в течение нескольких часов проводил интенсивный тренинг. Вокруг всегда собиралось много зрителей, откровенно хохочущих над странными на их взгляд выходками пилота. Впрочем, потешаться им пришлось недолго: Тедди быстро вспомнил все, чему научился в школе, и однажды, рассвирепев, самым немилосердным образом поколотил своей палкой семерых охранников. Потом молодой офицер по имени Лори предложил Тедди пофехтовать. Тон предложения пилоту не понравился и он, даже не вынимая меча, избил офицера ногами; несмотря на все усилия и обнаженный меч Лори не сумел Тедди даже оцарапать. После этого Тедди стали побаиваться и уже не осмеливались насмехаться, по крайней мере открыто. Пилот на деле доказал, что владеет секретами непревзойденного боевого искусства, а что при этом он двигается странным для аборигенов манером, так это сражаться не мешает…
   Барон тоже иногда наблюдал за Тедди, но всегда молча.
   Свой универсальный комбинезон, легко маскируемый под любую одежду всех времен и народов, пилот отмыл и щеголял теперь в нем. Он особо не отличался от людей баронова окружении, особенно когда стал носить еще и плащ, скрывая под ним чужеродность и снимая только на время тренировок. Постепенно Тедди привык к такой жизни, освоился, перенял манеру держаться и витиевато изъясняться, мало-помалу узнал, что за мир его окружает. Теперь он уже не выглядел белой вороной, мог поддерживать светскую беседу, мог посплетничать с бароном по поводу последних политических новостей.
   Одновременно Тедди чувствовал, что барон все время изучает его, наблюдает за ним. Рой был человеком умным и скорее всего догадался, что Тедди никакой не вельможа, но виду не подавал и продолжал держаться с ним на равных. Несколько князьков помельче – приближенные барона – тоже держались с Тедди учтиво, но неясно по указке барона или же по собственной инициативе.
   Так прошел месяц. Весна готовилась в любой момент нечувствительно перейти в лето, вокруг еще более потеплело, а за городом буйно зазеленели поля. Тедди как всегда утром выбрался во двор на разминку. Начал с дыхательных упражнений, потом перешел к растяжке. Именно в этот момент Тедди заметил среди наблюдателей принцессу Хирму. Он привык видеть ее в замысловатых нарядах, которые назвать одним словом было трудно, а подобрать несколько никак не удавалось. Сейчас она являла собой амазонку, как представлял себе ее Тедди.
   Высокие, до колен, мягкие сапоги, некое подобие шорт, сопряженных с поясом для меча и пары кинжалов, легкая кожаная куртка, два широких игольчатых напульсника на руках и темная лента вокруг головы, несколько сдерживающая буйство прически.
   Тедди выглядел как обычно – босой, в бесформенном, напоминающем кимоно, только цельное и без пояса, комбинезоне, короткая, хотя уже и достаточно бесформенная стрижка, необычная для аборигенов. Меч с плащом остались лежать у стены.
   Принцесса глядела на Тедди с явным вызовом. Тедди перед этим выполнил несколько имитаций удара ногой и замер в произвольной позиции. Теперь они с принцессой смотрели друг другу в глаза. Потом принцесса извлекла длинный прямой меч. Держала она его тоже двумя руками, но иначе чем Тедди.
   – Защищайся!
   Тедди не сдвинулся.
   Принцесса приподняла меч, ожидая пока он возьмет свой, но Тедди почему-то не хотелось скрещивать с ней оружие. Вспомнилось, что Харвей говорил о Хирме как об искусном фехтовальщике. Тедди на всякий случай сконцентрировал все внимание на мече. Видя, что Тедди неподвижен, девушка потянулась острием к его груди, собираясь оттеснить к лежащему у стены мечу. Пилот слегка уклонился и меч принцессы ткнулся в пустоту. Второй взмах был уже не таким осторожным – слева направо, на уровне груди. Тедди присел – клинок с отчетливым шелестом промелькнул над головой. Третий выпад и удар ногой в грудь – Тедди опять увернулся от меча, а удар молниеносно сблокировал.
   Принцесса и правда была искусным бойцом, используя помимо меча ноги, иногда – освобождающуюся руку, но Тедди легко держал ее в своем взвинченном восприятии, уходя от медленных для него атак девушки. Со стороны ее движения казались стремительными и быстрыми, а движения Тедди и вовсе невозможно было рассмотреть, но на самом деле Тедди и принцесса находились в явно неравных условиях: пилот двигался раз в семь-восемь быстрее, реагировал соответственно, а выпады принцессы напоминали ему замедленное кино.
   Хирма, видя бесплодность своих усилий, отступила назад и ловко завертела мечом, словно веревкой, по трем направлениям – с боков и над головой Тедди знал этот прием как «сферу», начальную основу, из которой за тысячи лет развилась веерная защита. Отступать не хотелось, хотелось наоборот, позлить принцессу. Он стал методично уходить от клинка, покачиваясь из стороны в сторону и пригибаясь. Девушка неожиданно даже для Тедди перехватила меч в левую руку и ударила снизу плоской стороной – она все еще щадила Тедди. Тот довольно легко уклонился от казавшегося плавным взмаха; принцессу развернула инерция меча. Секунда, растянувшаяся для Тедди в вереницу долгих ленивых мгновений, и последовал удар в развороте, сначала мечом, потом ногой. Меч Тедди пропустил, а ногу поймал в замок. Девушка взмахнула мечом – Тедди убрал руки, меч проскользнул к земле, а потом вновь поймал не успевшую опуститься ногу. Руку с мечом он мягко завернул принцессе за спину и рывком потянул корпус соперницы на себя.
   Та пребывала в замешательстве. Ее до сих пор никто не сумел победить даже при помощи меча, в лучшем случае противники довольствовались изнурительной ничьей. Сейчас ее обезвредили голыми руками. Играючи.
   Видя перед собой довольную физиономию Тедди, Хирма расхохоталась. Тедди отпустил ее.
   – Ты искусный боец, Теодор Айронсайд.
   Тедди победно расправил плечи:
   – Стараюсь…
   Принцесса пристально глядела на него.
   – Я хочу посмотреть как ты действуешь мечом.
   – Только не боевым, – заявил Тедди.
   – Хорошо.
   Принцесса поманила к себе охранника и тот мигом принес два деревянных меча, по весу сравнимых с настоящими – из местного подобия граба, наверное. Тедди выбрал себе тот, у которого была длиннее рукоятка.
   Девушка сжала меч, держа его перед собой. Тедди занял исходную стойку – на полусогнутых ногах, меч сбоку вертикально, локти разведены. Принцесса уже видела эту позу – во время поединка с дагомейцем Барри.
   Тедди не стал взвинчивать восприятие, хотелось пофехтовать по-настоящему.
   Принцесса напала, ее серию ударов Тедди бесстрастно отразил быстрыми резкими взмахами и вновь замер в исходной стойке.
   Так повторилось несколько десятков раз. Принцесса выглядела растерянной – древнеяпонский стиль боя на мечах был ей совершенно незнаком, держалась она буквально на пределе. Тедди же было совершенно безразлично как и кто с ним дерется. Он умел в несколько раз больше любого фехтовальщика этого мира. Искусство фехтовании на этой планете просто еще не успело наработать серьезную базу, а Тедди владел вековыми секретами поединка на мечах.
   Он не атаковал принцессу, защищаясь встречными ударами, девушке же казалось, что она сдерживает ураганный натиск, сдерживает с огромным трудом. Потом Тедди надоело, он нырнул под очередной выпад, подался вперед и выбил меч у Хирмы ударом себе за спину. Принцесса беспомощно вскинула руки, прикрывая лицо, совершенно инстинктивно, ведь Тедди не стал бы ее бить. Пилот отступил.
   – Ты дьявол, пилот Айронсайд!
   – Зови меня «Тедди», принцесса, – попросил он, и подумал, что бы ему сказали, если бы он стал фехтовать всерьез, в полную силу.
   Принцесса впечатленно глядела на него.
   – Ты дьявол, Тедди!
   – Это похвала или упрек? – весело осведомился Тедди.
   Принцесса улыбнулась: она принимала игру.
   – Я не встречала до сих пор воина, равного тебе.
   – И не встретишь, – заверил Тедди, решив, что вряд ли еще кто-нибудь из пилотов объявится на этой планетке. Развеивать впечатление о себе он не собирался. Чем меньше придется драться, тем лучше для него же.
   – Где ты этому научился?
   Тедди задумчиво пошевелил бровями:
   – Ну… Как тебе сказать…
   – Я не настаиваю! – поспешно прервала принцесса. – Я понимаю, тебя наверняка связывает какой-нибудь обет. Не отвечай, если не можешь. Я не обижусь.
   Тедди нашелся только на корректное «спасибо».
   – Ты дерешься совсем иначе, чем мои соотечественники.
   – Я дерусь так, как мне нравится, – веско заметил Тедди.
   Принцесса продолжала улыбаться. Понятно было, что ее разбирает любопытство, но она сдерживается. Наверное, это стоило немалых усилий…
   Тедди подал принцессе меч (настоящий), подобрал свой и, галантно предложив девушку руку, повел ее к замку.
   – Позволь проводить тебя, принцесса…
   Хирма охотно пошла с ним. Расстались они на лестнице – принцесса отправилась к себе, Тедди наконец решился серьезно поговорить с бароном. Он хотел вернуть себе передатчик, лазерный меч, аварийный комплект, аптечку – весь свой пилотский инвентарь, который унесли дагомейцы. Тедди, чтобы не очень зависеть от Роя, не подавал виду, будто в чем-то нуждается. Но рано или поздно все равно пришлось бы открыться, потому что без помощи барона Тедди вряд ли мог рассчитывать на успех. Сегодня Тедди решил попросить барона помочь в поисках хотя бы передатчика.
   Он вошел в залу, где обычно в это время находился барон, с малого крыла, через боковую неприметную дверцу. Плотные занавеси скрывали все впереди, казалось, что это старый провинциальный театр и Тедди бродит в пыли за кулисами. Пилот аккуратно затворил за собой дверь и уже собрался показаться, когда услышал свое имя. Разговаривали барон, офицер Остин и кто-то третий, кого Тедди не знал; барон велел слуге позвать пилота и тот, дробно постукивая деревянными башмаками, выбежал. Остин сразу же задал вопрос:
   – Ваше сиятельство, мне кажется, что вы знаете, кто на самом деле этот человек.
   Тедди готов был поспорить, что барон сейчас насупился.
   – А с чего ты решил, будто он не тот, за кого себя выдает?
   Остин замялся и за него ответил третий:
   – Но ведь видно, что он воспитывался не в благородном семействе.
   – А ты можешь назвать его простолюдином?
   – Н-нет… – голос был неуверенный.
   Барон досадливо кашлянул:
   – Кхм! Господи, до чего же тупые у меня вассалы! Ну подумайте головой, кто может быть двадцати трех-двадцати пяти лет от роду, не имеющий понятия о светских манерах, но мгновенно их усвоивший, явно высокого происхождения, судя по благородству и умению фехтовать, кто? Со шрамом на левом локте, если вы удосужились шрам заметить… Кто? А?
   – Бог мой! – просипел Остин с интонациями человека, которого неожиданно посетило озарение. – Шрам!
   Тедди машинально пощупал длинный рубец на левой руке – печальную память о стычке с годовалым снегоедом на Вермелинье.
   – Принц Тауншенд?! – догадался и третий собеседник. – Исчезнувший спустя несколько месяцев после рождения и объявившийся в прошлом году? Но его же, говорят, убили в Авостинге?
   – Значит, не убили, – проворчал барон.
   Остин осторожно отметил:
   – Все вроде бы сходится, но… Как-то не могу поверить.
   Тедди, затаивший дыхание за шторой, подумал: «Узнать бы, убили на самом деле этого Тауншенда или нет. Принцем быть, поди, проще».
   Слуги искали его по замку, пора было уже и показаться.
   – Не подавайте виду, что узнали его, – услышал Тедди голос барона перед тем как выскользнуть назад за дверь. Он хотел обойти вокруг о кольцевому коридору и попасть в залу через главный вход. На лестнице встретилась успевшая переодеться принцесса.
   – Хирма, у меня странный вопрос, – выпалил Тедди, справедливо считая, что чем неожиданнее атака, тем больше шансов на успех. – Кто такой принц Тауншенд?
   Принцесса удивленно взглянула на него, даже скорее не удивленно, а словно бы опасаясь подвоха. Но ответила по обыкновению полно:
   – Это принц Дагомеи… Его выкрали в возрасте четырех месяцев. А в прошлом году в битве при Каратинге он объявился с небольшим отрядом горцев; его узнали только по медальону отца. Его убили, кажется, этой осенью. А что?
   Тедди часто за последний месяц обращался к Хирме за объяснениями.
   – Говорят, он был искусным фехтовальщиком?
   – О, да! Одним из лучших по эту сторону океана!
   В это время слуга, почтительно приблизившийся к ним, торжественно произнес:
   – Пилот Айронсайд, вас просит к себе его Светлость барон Рой!
   Тедди вновь предложил принцессе руку; так вдвоем они и вошли в главный зал, на этот раз – с парадного входа. Барон, увидев их, ухмыльнулся:
   – Великие небеса! Какая великолепная пара!
   Тут явно скрывался некий намек – Тедди просто не знал, что принцесса Хирма должна была бы стать женой дагомейского принца, если бы того в свое время не украли. Принцесса намек поняла. Тедди почувствовал, как дрогнула ее рука, но сам он только на всякий случай насупился. В зале людей собралось уже больше десятка, очевидно намечался военный совет. Тедди отвел принцессу к ее сидячему месту и присоединился к группе, стоящей у баронского трона. Он знал, что утром приехал королевский посланник – важно нахохлившийся мужчина слева от барона, вероятно, им и был. На севере пару дней назад состоялась небольшая стычка, Тедди краем уха слышал, что отряд дагомейцев устроил резню в одной из пограничных деревень, а теперь, судя по всему, готовилась ответная карательная вылазка.
   Посланник церемонно вручил барону свернутую трубкой грамоту. Тедди поморщился – все эти ритуалы средневековья забавляли его лишь в первые дни, а теперь успели наскучить и казались глупыми, напыщенными и никчемными. Тедди ожидал, что опять начнется трепотня насчет коварных дагомейцев, но барон оказался человеком практичным – сразу же начал обсуждение деталей похода.
   С первых же слов Тедди оживился – объектом нападения намечали город Таулект, в котором располагался замок герцога Арнея. Похоже, нападение на Таулект выглядело весьма решительным шагом. Даже Тедди понимал, что этот шаг означает развязанную войну, но ему это сейчас было только на руку, ибо Герб Коллайти находился именно в Таулекте, а значит возникал немалый шанс добраться до передатчика.
   А потом началась такая кутерьма, что Тедди растерялся на целых два дня. Замок ожил, всюду сновали люди, что-то перетаскивали, орали друг на друга, водили по двору лошадей, запрягали и тут же распрягали их, дергали друг друга, громогласно спорили; кузница превратилась в бурлящий цех, за стенами замка – в городе – тоже все кипело и перемешивалось, отряды вооруженных людей стекались к замку со всей округи и разбивали лагеря прямо у стен, по обе стороны рва. Потом все вдруг как-то враз улеглось и стало известно, что завтра с утра поход начинается. Тедди еще в первый день приготовил свое скудное снаряжение – одежду и оба меча – а все остальное время без дела слонялся по городу и глазел на все, что вокруг творилось.
   В ночь перед выходом Тедди почти не спалось. Он с трудом дождался рассвета, но уж потом скучать не осталось времени.
   Замок и город ожили, улицы и подворье наполнились народом за какие-то десять минут. Поход начинался.
   Барон и его приближенные выглядели на редкость помпезно – как на непривычный взгляд чужеземца-инопланетянина. Все созванное войско выдвинулось из замка на городскую площадь, где собрался чуть ли не весь город. Глашатаи выкрикивали имена, титулы и заслуги вельмож, народ встречал их одобрительным гулом или свистом – в зависимости от рода заслуг. Свист слышался чаще. Когда горластый, не умолкавший ни на миг глашатай прокричал: «Пилот Теодор Айронсайд!» и Тедди вдруг оказался в центре внимания, поименованный пилот немного стушевался. По сравнению с остальными, разодетыми в немыслимые наряды и доспехи, увешанные всевозможным оружием, от булавы до арбалета включительно, окруженными оруженосцами и свитой, Тедди и впрямь не особо смотрелся в бесформенном балахоне с капюшоном и всего лишь при паре мечей за спиной. Хорошо еще, что очень занятый последние несколько дней барон все же не забыл о Тедди и самолично подобрал ему коня.
   От непрерывной сутолоки голова шла кругом; Тедди уже давно чувствовал себя потерянным. Что делать и как вести себя дальше он представлял весьма смутно. Выручила принцесса. Она снова надела костюм амазонки и судя по непринужденности, с которой управлялась со своим конем, это занятие было ей отнюдь не в диковинку. Возникла она внезапно, словно из-под земли.
   – Ну что же ты сник, Тедди? Я-то думала, что война и походы – твоя стихия!
   Тедди невольно приосанился и постарался ответить непринужденно:
   – Гм! Это даже несколько больше – это моя профессия, но боюсь вы воюете совершенно иначе. Я слегка теряюсь…
   Принцесса понимающе тряхнула головой, хотя что именно она поняла понять было трудно.
   – Держись рядом, Тедди… – посоветовала она.
   «Он чужой. Совершенно чужой здесь. Как еще можно воевать?» – подумала принцесса.
   Войско уже выбралось за город и резво двигалось на север. Тедди давно успел отвыкнуть от зеленых пейзажей кислородных миров; последнее время он безвылазно торчал в космических патрулях, пока злая судьба не забросила его на эту богом забытую планетку. Пилот-бродяга, звездный волк и потрошитель пеломенских «чебурашек» с детским восторгом глазел на лес, на дикое буйство первозданной природы и впервые ощутил, что жизнь не менее великая штука, чем космос.
   Принцесса, а с ней и Тедди, двигались в голове порядком растянувшейся колонны, барон с приближенными отстал и находился в центре войска. К вечеру войско достигло границы владений барона Роя.
   Впереди, чуть в стороне от дороги маячило что-то на редкость черное, как выяснилось – деревня. Именно здесь побывали дагомейцы и, как водилось в этом мире, оставили после себя только головешки да опаленную землю.
   Тедди в пути либо глазел по сторонам, либо размышлял, мягко подпрыгивая в седле и иногда переставая замечать все, кроме спины скакавшего впереди всадника и хвоста его лошади.
   Если барон принимает Тедди за истинного дагомейского принца, значит полной веры ему сейчас нет: вылазка-то против Дагомеи. Скорее всего, принцесса просто приставлена наблюдать за ним, а уж девчонка-амазонка стоила нескольких олухов-солдат, тех что из деревенщины, с плохоньким оружием. Устроенный бароном экзамен Тедди должен был выдержать. Или не должен? Как повел бы себя на его месте принц Тауншенд? Тедди терялся в догадках. Пока приходилось только ждать.
   На следующее утро состоялся очередной военный совет, на котором сколотили мобильную разведгруппу, куда вошли два десятка воинов барона, Остин, два офицера рангом пониже, принцесса и Тедди. Разведчики выдвинулись вперед и продвигались с повышенной осторожностью.
   Барон действительно принял Тедди за принца Тауншенда. Принц давно не ладил с правителями Дагомеи, ибо законная власть должна была принадлежать ему, а в действительности там правил бывший канцлер Кейт Гро, объявивший себя королем. Все прекрасно знали, что к королевской фамилии он не имеет ни малейшего отношения, однако молчали. Для барона Роя находящийся в изгнании принц являлся потенциальным вожаком возможного переворота в Дагомее, где недовольство правлением Гро уже вылилось в несколько кровопролитных восстаний. Поэтому Рой решил всячески поддерживать Тедди.
   С другой стороны полной уверенности в том, что Тедди действительно дагомейский принц, у барона не было. Но в конце концов, так ли уж важна подлинность принца если дело дойдет до переворота? В Дагомее уже существовала по сути дела целая повстанческая армия, состоящая из отдельных разрозненных банд и группировок, готовая пойти за Тауншендом, буде таковой объявится, и которую оставалось только организовать да сплотить в одно целое.
   Кейт Гро, зная, что принц может вернуться и предъявить законные права на престол (ибо слабо верили в Дагомее слухам о смерти Тауншенда), понял, что единственный путь, который не приведет его к краху – это немедленно развязанная война. По его приказу герцог Арней и устроил провокацию на границе. Шпионы донесли, что Рой, как и ожидалось, затеял ответный поход. Но Рой не знал одного: встречает его объединенное войско Гро, Арнея, герцога Инци, барона Карнеги, а также их многочисленных вассалов, вшестеро превышающее по численности силы Роя. Разбив его, Гро намеревался захватить сначала Алгому – город барона Роя, а затем и весь Данкартен, вполне уверенный в успехе, потому что без сил Роя Данкартен не в состоянии был серьезно противостоять Дагомее. Король Данкартена Рик Барнегат не подозревал о планах Гро, считая случившуюся заварушку заурядным пограничным конфликтом, которые случаются время от времени с завидной неизбежностью. Посылая Роя на Таулект, Барнегат считал, что тому придется иметь дело только с силами Арнея.
   Гро и его приближенные следили за продвижением войска Роя из замка Таулект. Когда они посчитали, что Рой зашел достаточно далеко, войска Дагомеи с трех сторон начали атаку.
   Разведотряд, с которым двигался Тедди, опередил основные силы на добрых четыре мили и поэтому сразу же оказался в плотном кольце. Все произошло очень быстро: предупредительный крик одного из воинов-дозорных и сразу после этого звон мечей. Дагомейцы атаковали в пешем строю; Тедди, не привыкший рубиться верхом, мгновенно соскочил со своего конька. Больше половины Роевого отряда полегло сразу. Уцелевшие образовали три островка: принцесса и трое солдат; Остин, офицер по имени Спик и еще шестеро солдат и, наконец, Тедди, сражающийся в гордом одиночестве. Принцесса яростно крушила нападающих, в то время как все трое солдат по мере сил прикрывали ей спину. Количество убитых дагомейцев здесь быстро и неудержимо росло; Тедди, успевающий наблюдать за всеми, весьма не позавидовал ее противникам. Остин и его группа медленно и упорно пробивались к опушке леса, организовав грамотную круговую защиту. Тедди пока держался без особых усилий, радуясь, что успел переделать меч и лезвие теперь вращалось. Он экономил массу времени, враги не успевали ничего сообразить – и падали, сраженные. Тедди уже начал вызывать у них суеверный ужас – бесформенный, серый, словно лунная тень, призрак со странной техникой боя и непонятным изогнутым мечом.
   А Тедди спокойно расправлялся с новыми противниками, чувствуя к ним легкое презрение – все равно как к муравьям, пытающимся помешать бульдозеру разорять их муравейник.
   Так продолжалось минут двадцать; Остин, Спик и двое уцелевших солдат почти пробились к лесу и тут их обезоружили. Через пару минут оступилась и упала принцесса, сражавшаяся к тому времени одна; ее тоже связали. Оставался лишь Тедди. Он по-прежнему не получил ни единого повреждения, постоянно перемещаясь, чтобы упавшие тела не мешали, но уже начал чисто физически уставать – меч все же был металлическим и весил немало. Из сотни нападавших невредимыми осталось от силы человек двадцать, когда подоспела вторая волна дагомейцев. Тедди увидел, как принцессу и остальных увезли на скрипучей повозке в сторону Таулекта. Пора было убираться отсюда.
   Текли выбрал направление, до предела взвинтил восприятие, нанес несколько ударов наобум, по кругу и принялся старательно прокладывать в толпе дорогу к лесу. Дагомейцы, и без того напуганные поведением Тедди, увидели как его силуэт вдруг расползся, потерял четкие очертания и сразу вслед за этим половина из ближайших к нему солдат вышла из строя от невидимых, но весьма ощутимых ударов. Остальные опустили оружие, пали на колени и что-то невнятно забормотали. Тедди не возражал: если форсированная динамика вызывает суеверный страх, стоит это запомнить и по мере необходимости использовать. Он постарался побыстрее скрыться в лесу, больше никого не трогая.
   К вечеру Тедди достиг Таулекта. Город охранялся так же, как и Алгома – стражниками у ворот. Ворота уже заперли. На стену взобраться особого труда не составляло, для Тедди во всяком случае. Он мог подняться и по голой кирпичной стене, а эта была сложена из бугристого необработанного булыжника. Цепкие пальцы и немножечко тямы – только и всего. Наверху Тедди сразу же столкнулся со стражником. Тот ничего не успел сообразить: схлопотал удар ногой в развороте и полетел со стены, нелепо дернувшись всем телом. Тедди мысленно пожелал ему мягкой посадки и прыгнул вниз прежде чем на шум кто-нибудь явится.
   Улицы Таулекта мало чем отличались от алгомских. Тедди усвоил главное правило: все улицы – или почти все – ведут к замку.
   На полпути Тедди окликнули, скорее всего ночной патруль – трое вооруженных громил. Тедди покорно подошел, швырнул первого потянувшегося к нему далеко в сторону, двоих других успокоил руками. Первый, пошатываясь, выбрался из грязной канавы, но Тедди, с извинениями, ногой загнал его туда же уже надолго.
   Ров перед замком Тедди просто перепрыгнул. В конце концов восемь метров это не так уж много, если знать кое-какие хитрости и вообще технику прыжка. Следующим препятствием встала стена. Снизу было видно, как по ней чинно вышагивают охранники. Тедди минут пять понаблюдал и выбрал место, где удобнее влезть наверх. Он собирался сделать это незаметно, если прорываться силой замок мгновенно превратился бы в гудящий улей, и у местных пчел в активе имелось неоспоримое преимущество: они досконально знали свой улей; Тедди же не знал его вовсе.
   Он продолжал выжидать удобный момент. Мимо по мосту дважды проносились всадники, а из замка выступил вооруженный отряд и неспешно направился в сторону городских ворот. Луна висела над замком словно отполированный коллекционером полтинник и равнодушно заливала окрестности зыбким приглушенным светом.
   Когда стражники на стене стали сменяться Тедди понял, что его время настало. В три приема он оказался наверху и серой незримой тенью перемахнул на противоположную сторону. Охрана его не заметила; Тедди с легкой ностальгией вспомнил кошмар всей пилотской школы – старика Блейка, учившего их двигаться быстро и бесшумно. «Блейк знал свое дело», – вздохнул про себя Тедди. Не первый раз он применял вколоченные инструктором навыки на деле и до сих пор не оступился ни разу.
   Во двор он проник, теперь предстояло проникнуть в замок. Из двух вариантов – окна и двери – Тедди, секунду поколебавшись, выбрал окна.
   Поскольку снаружи было темно, стоило подобраться к освещенному окну, чтобы его не заметили из комнаты, а он мог увидеть, что творится внутри. Вламываться наугад в темное окно, не зная куда и к кому оно ведет, было бы явной глупостью.
   Освещенные окна складывались на фоне стены в бедный узор; темных окон насчитывалось больше.
   Выбирать, все же было из чего. Вон те три окна подряд – судя по всему, довольно просторный зал. Нет, туда лезть опасно, там наверняка заседают хозяева – Арней или кто там еще. Два окна посредине, освещенные куда меньшим количеством свечей, нежели предыдущие три, располагалось на залитой лунным светом части стены и Тедди их тоже отмел. Из окон пристройки тянуло дымом, Тедди предположил, что там кухня, а значит людей там тоже предостаточно.
   Оставалось одно-единственное окно в башне. Достичь его было трудно, но возможно.
   Первую часть подъема пилот преодолел по соседней стене, цепляясь за вгрызшуюся в камни поросль плюща, потом поднялся по узкому желобу между стеной и башней до уровня окна и по еле заметному карнизу-выступу вплотную подобрался к мутному стеклу.
   В небольшой, но очень высокой комнатушке на некоем подобии ложа спала принцесса Данкартена. Оружия при ней не наблюдалось, выглядела она усталой и отчаявшейся.
   Тедди ухмыльнулся:
   «Наверное, это судьба! Вечно мне приходится ее выручать».
   Лучший вариант для проникновения в замок трудно было придумать: уж Хирма-то не станет поднимать шум из-за его вторжения. Тедди закрепился на стене, подковырнул раму и вытащил половинку стекла. Держа его одной рукой – не бросать же вниз, звону будет на всю Дагомею! – переместил ноги внутрь, нашел опору и влез в окно целиком. Оставив стекло на широком подоконнике, Тедди прыгнул вниз на словно приготовленную специально для него циновку.
   Здесь ждали незванных гостей. А он этого не учел.
   Пола под циновкой не оказалось и пилот ухнул в четырехметровую узкую яму.
   А в это время изрядно поредевшее войско барона Роя бессильно откатывалось назад, все ближе и ближе к Алгоме. Силы Дагомеи теснили южан и быстро продвигались к городу.

Глава 3. «Беглец»

   Вверху сразу же раздались голоса: мышеловка с урчанием проглотила добычу и ловцы спешили поглядеть кто же неосторожный попался на этот раз.
   Тедди мрачно уселся на пол склизкий каменный пол. Черт возьми, да ведь идиоту должно было догадаться, что в Таулекте ему готовили встречу, стоило только пораскинуть мозгами. Тедди этого не сделал, почему – и сам теперь не мог понять.
   «Если нужно работать мечом или кулаками – это пожалуйста, а вот если головой…» – уныло подумал он.
   Нельзя сказать, что мысли были радостные.
   В светлом круге наверху появилось несколько лиц. Двое лучников взяли Тедди на прицел.
   – Оружие! – потребовали сверху.
   Тедди коротко поразмыслил. От стрел он, конечно, увернется, но смысл? Все равно он бессилен в этой узкой цилиндрической яме. Пожалуй, лучше сделать вид, будто сдался, а там видно будет.
   – Поберегись… – угрюмо посоветовал он, выбрасывая из ямы мечи. Склонившиеся стражники отшатнулись, послышалось отчетливое «Звяк!» и над ловушкой вновь нависли бородатые лица.
   – Это все?
   – Все, – буркнул Тедди.
   – Ха! – ухмыльнулись наверху. – Пойдем, обрадуем капитана!
   В яму поочередно заглянуло еще несколько стражников, потом послышался скрежет запираемой двери и вскоре над похожей на каменный стакан тюрьмой склонилась принцесса.
   – Тедди!
   Тот недовольно молчал.
   – Я знала, что ты придешь!
   – Они тоже знали! – проворчал Тедди.
   Принцесса на секунду исчезла и в яму свесилась веревка со множеством узлов-ступенек.
   – Выбирайся!
   Тедди поднялся наверх, принцесса сразу же повисла у него на шее.
   – Это большая война, Тедди! Здесь все дагомейские вороны – и Гро, и Инци, и даже Карнеги, старая развалина. А отец и весь Данкартен ни о чем не догадываются! Если войско Роя разобьют и дагомейцы захватят Алгому, Данкартену конец!
   – Разделяю твое отчаяние, принцесса. Но ничем помочь, увы, не могу. Как это не прискорбно, – в голосе Тедди преобладало уныние.
   Он огляделся, ни на что не надеясь, просто так, в порядке знакомства. Кроме двери в коридор, крепко запертой, наблюдалась еще одна дверь, открытая.
   – Гм, – поинтересовался Тедди. – Что там, за дверью?
   – Коллекция, – фыркнула Хирма. – Арней собирает подсвечники. В специально отведенной комнате ремонт: герцогские маги-алхимики невзначай разворотили полстены, ее и переместили сюда.
   – Забавно, – Тедди просунул голову в дверной проем.
   Комната действительно напоминала музей. На стенах, на полу, на столах и подставках, висели и крепились сотни всевозможных подсвечников самой разнообразной формы и размеров; в каждом горела восковая свеча. Подсвечники были всякие – простые глиняные, сработанные бедняком-гончаром, и золотые, инкрустированные роскошными рубинами, творения придворных ювелиров, резные деревянные и высеченные из неподатливого камня.
   Тедди вошел. Принцесса осталась в дверях.
   – Любопытно! Арней, похоже, большой оригинал. Мало того, что собирает всякую дрянь, так еще и хранит ее в тюрьме!
   – Я же говорила, его подручные что-то взорвали в смежной комнате.
   – А более подходящего места в замке не нашлось, что-ли?
   – Тюрьма вообще-то немного дальше. Здесь комнаты для гостей, – Хирма говорила неохотно, словно ей больше нравилось пребывать именно в тюрьме, а не в комнате для гостей. – И потом, почему дрянь? Есть очень милые вещички.
   Тедди воодушевленно оглядывался.
   «Похоже, гости здесь ненадолго задерживаются, – подумал Тедди. – С такой-то ямой посреди комнаты. Раз-два, и дальше. В тюрьму, то есть…»
   – Арней мне уже хвастался последним приобретением, – сказала принцесса. – Перед самым отъездом к войскам.
   – Он уехал?
   – Уехал. Вон, на столе видишь? – Хирма указала на тускло-зеленый подсвечник, вставленный нижней частью в ажурную оправу, искусно украшенную драгоценными камнями.
   Тедди покосился в ту сторону и почувствовал, как у него взмокли ладони.
   Он, еще не веря себе, повернулся к принцессе.
   – Хирма… кажется, я все-таки смогу помочь Данкартену.
   Пилот протянул руку, взял слабо отблескивающий металлом подсвечник и ребром ладони сшиб оправу. Пламя свечи заколебалось, на пол закапали шарики воска. Принцесса вопросительно глядела на Тедди.
   – Как ты думаешь, что это? – спросил пилот.
   Девушка слабо пожала плечами:
   – А разве не подсвечник?
   Тедди жизнерадостно ухмыльнулся. У него резко улучшилось настроение.
   – Знаешь, не совсем. Это так, самую малость, совсем чуть-чуть, оружие. Меч.
   – Меч???
   Принцесса не могла понять, то ли Тедди свихнулся от огорчения, то ли это его очередная непостижимая выходка.
   – Представь себе, меч!
   Тедди проверил заряд (полный!), перевел накал на четверку и выпустил луч. Воск мгновенно истаявшей свечи дождем упал вниз и, не долетев до пола, испарился. Из рукоятки того, что Арней принял за необычный подсвечник, вырвался ярко-зеленый полутораметровый лучевой шнур; в комнате сразу стало светлее. Принцесса испуганно попятилась назад, в первую комнату, глаза ее расширились, лицо заметно побледнело. Тедди счастливо рассмеялся.
   – Не бойся! Это обычный лазерный меч.
   Принцесса попыталась взять себя в руки, но Тедди заметил, что губы ее продолжали шевелиться, словно девушка твердила заклинания или молитву.
   – Меч, сделанный не из железа, а из света. Понимаешь? Это локальный лазер, квантовый усилитель ограниченного радиуса действия. Представь, что много света спрессовали в узкий пучок. Шнур. Понимаешь?
   – Нет… – прошептала принцесса.
   – А-а, ладно, – махнул рукой Тедди. – Главное, что он исправен и им можно драться.
   Принцесса завороженно глядела на луч, потом медленно перевела глаза на Тедди и несмело потянулась рукой к лучу.
   – Э-э! Осторожнее! Клинка нельзя касаться. Как огня, понимаешь?
   Хирма поспешно отдернула ладонь, пытливо глядя Тедди в лицо.
   – А… можно мне?
   Тедди секунду поколебался и вложил ей в руку «подсвечник». Хирма осваивала новые ощущения. Рукоятка была очень легкой, а клинок и вовсе ничего не весил, оттого меч казался игрушечным. Сомнения так ясно отразились на лице принцессы, что их заметил даже Тедди.
   – Попробуй перерубить стол, – посоветовал он вкрадчиво.
   Хирма с тем же сомнением оглядела меч, потом стол и коротко рубанула сверху вниз по плоскости столешницы.
   Луч без всякого усилия прошел сквозь толстенный дуб, стол развалился на две половины, словно раковина мертвой устрицы. Хирма пораженно опустила меч и тот немедленно пропахал в каменном полу узкую борозду.
   Этого принцесса уже не вынесла. Вскрикнув, она собралась бросить меч на пол; Тедди отобрал свое оружие и, взяв девушку за руку, увлек в первую комнату. Там он, не теряя зря времени, вырубил в двери проход, выскочил в коридор, двум полусонным стражникам снес клинки по самые рукоятки и уже без помощи меча разлучил их на некоторое время с сознанием. Потом вернулся в комнату-музей; оставив Хирму у выхода, убедился, что кроме меча здесь нет ни одной вещи хобартского производства и, вновь взяв принцессу за руку, повел ее прочь от несостоявшейся тюрьмы.
   Но уже у ближайшей после поворота двери Хирма потянула его за рукав, требуя остановки. Тедди обернулся.
   – Здесь Остин и Спик, а в помещении напротив – двое наших солдат.
   Хирма с нажимом глядела на Тедди, хотя тот ничего против не имел. Разворотить еще две двери было совсем не трудно; об остальных пленниках Тедди просто-напросто забыл, ибо до встречи с принцессой не собирался выступать в роли спасателя. Он пожал плечами и через пару секунд в двери зияла обожженная дыра; оттуда послышалось громкое сдавленное икание. Принцесса заглянула в камеру.
   – Остин! Быстрее отсюда!
   Тедди уже выпустил из плена двоих дюжих солдат, заодно перерезав им веревки на руках. Принцесса догнала Тедди и сама взялась за его руку, следом спешили Остин и Спик. Все шестеро кинулись к спуску из башни.
   Прорыв на свободу напоминал отчаянный рейд истребителей сквозь заградительные поля космического крейсера. Спустившись по винтовой лестнице и обращая в бегство обезоруженных, сбитых с толку охранников, Тедди с Хирмой и остальными данкартами проломились прямо сквозь стену во двор, потом посеяли панику у ворот: стража при виде действия лазера с воплями разбежалась. Тедди перерубил толстенные цепи словно молодые побеги бамбука, тяжелые ворота с глухим стуком упали наружу, вытянувшись мостом от стен на противоположную сторону рва.
   По городу они промчались с резвостью скаковых лошадей; при виде людей Тедди беспорядочно размахивал мечом и старался как можно больше всего вокруг срубить или обрушить, будь то дерево, памятник или угол дома. Метод действовал безотказно: люди исчезали, как ошпаренные. Тем же манером прорвались и через городские ворота: в решетках Тедди мигом проделал проходы и оставил десяток воинов гадать, что же за сила превратила в обрубки их мечи и вдоволь отвесила чувствительных тумаков. Принцесса не отставала ни на шаг от лидера – Тедди, задержавшись только у коновязи. Когда Тедди выскочил из только что проделанной неровной дыры в воротах и убедился, что они действительно прорвались и больше воевать не с кем, принцесса вывела вслед двух коней и швырнула в руки уздечку:
   – Держи и вперед!!!
   Остальные просачивались в дыру уже верхом.
   Тедди убрал луч, пристегнул рукоятку меча специальными лямками на рукаве комбинезона, вскочил на коня и помчался прочь от Таулекта.
   Когда неизбежная боевая горячка отступила и настало время размышлений и оценок, Тедди вдруг подумал о том, что раз уж в Таулекте обнаружился меч, то где-то поблизости должны бы находиться и передатчик с аптечкой, и прочие вещи его пилотского комплекта. И что в данный момент Тедди от них стремительно удаляется. От таких мыслей ему хорошо не стало, он машинально натянул поводья. Конь послушно остановился. Спутники, проскочив немного вперед, вернулись и, вопросительно поглядывая, окружили его.
   – Что такое? – с неудовольствием подал голос Остин.
   Хирма преданно глядела на Тедди.
   Пилот медленно, исподлобья, оглядел всех. Потом глухо пояснил:
   – Я вернул свой меч, но другая вещь, которая мне гораздо нужнее, осталась в Таулекте.
   Повисло короткое нерешительное молчание.
   – Тедди! – пылко воскликнула принцесса. – Сначала нужно предупредить Данкартен и помочь барону Рою. Все остальное потом. Пожалуйста, Тедди!
   Пилот начал колебаться. В пылу бегства он совершенно выпустил из внимания тот факт, что передатчик где-то рядом, и сейчас в душе ругал себя последними словами, но трудно было не внять мольбе принцессы. Почему-то хотелось сделать ей что-нибудь приятное.
   Остин был более логичен:
   – Таулект сейчас гудит, как раздавленное осиное гнездо. Мы подняли там такой шум, какого в жизни никто представить не мог. Это же чистое самоубийство, соваться туда в такой момент, даже для тебя, Тедди. Тебе придется только сражаться, беспрерывно, пока какая-нибудь нелепая случайность тебя не погубит. Ты не вернешь ничего. А вот если мы войдем в Таулект как хозяева…
   Тедди понял.
   – Гм! Пожалуй, ты прав, Остин. А чтобы войти туда хозяевами, придется постоять за Данкартен. Будь по-твоему, я согласен!
   Шестерка всадников дружно пришпорила коней и унеслась к Алгоме, прямиком через лес. В небе сияла полная луна, протыкая иглами-лучами кроны старых раскидистых сосен. Лошади исправно находили путь между мачтовыми стволами, лишенными ветвей у подножия, а когда наткнулись на дорогу, город Роя стал приближаться еще стремительнее.
   Отчего-то Тедди очень понравилась эта безудержная изнурительная скачка сквозь инопланетную ночь. Но он прекрасно понимал: в качестве романтического приключения подобные экскурсии еще терпимы. А если их придется совершать по две в неделю – быстро наскучит.
   К Алгоме они успели спустя час после рассвета. Войска южан, вернее их остатки, засели за городской стеной, а тысячи дагомейцев кольцом охватили город, силясь раздавить сопротивление защитников. Походная палатка главарей – Гро, Карнеги, Инци и Арнея – располагались прямо напротив главных ворот. Штурм, очевидно, начался с рассветом и сейчас горстка воинов Роя обороняла ворота, держась до сих пор только потому, что достаточно большое количество дагомейцев не могло одновременно насесть на них. Остальные южане разными способами сбрасывали со стен атакующих.
   Шестерых всадников заметили лишь когда Тедди обрушил на ближайшее скопище дагомейцев два толстенных дерева, а его спутники с воплями «Данкартен, вперед!», размахивая добытыми еще в ходе бегства из Таулекта мечами, врубились в плотный строй неприятеля.
   Гвоздем программы, что и неудивительно, стал лазерный меч в руке Тедди. Пилот нарочно постарался начать драку среди старых великанов-вязов – он косил их как траву, не забывая и о врагах; падающие стволы перебили едва ли не больше солдат, чем сам Тедди. Действовал он сознательно стараясь вызвать побольше паники и немало в этом преуспел. Дагомейцы ринулись из леска, как зайцы от пожара, Тедди, крича, завывая и ругаясь на хобарти, размахивал лучом, срезая ствол за стволом; деревья падали с оглушительным шумом и треском. Хирма, Остин и Спик с солдатами тоже дрались как взбешенные тигры, начав теснить дагомейцев, и это было самое странное, ибо тех скопилось здесь не менее сотни.
   К этому времени уже и Алгома заметила неожиданную поддержку. Из ворот города быстренько организовали грамотную вылазку. Сотни полторы воинов ударили изнутри кольца в том же месте, где атаковал Тедди со спутниками. Кольцо осаждавших тут же лопнуло, дагомейцы дрогнули и оттянулись. Тедди нос к носу столкнулся с бароном Роем. Тот видел, как Тедди валил деревья, и поэтому, все сообразив, орал, тыча пальцем в стены Алгомы:
   – Орудия! Уничтожь их осадные орудия!
   Тедди понял и кивнул. Южане, воодушевленные успехом, расширяли пролом в кольце; Тедди, сшибив с коня ближнего дагомейца, поскакал вдоль стены, разрубая лестницы нападавших и метательные орудия наподобие катапульт. По нему начали стрелять из луков, пришлось взвинтить восприятие. Всаднику не составляло большого труда уворачиваться от стрел, но конь на это, увы, не был способен и сразу же превратился в подобие подушечки для иголок. Тедди рухнул вместе с конем, но успел все же оттолкнуться от бедного животного еще в падении. Приземлился он чуть в стороне, вскочил и, на бегу уклоняясь от целой тучи стрел, устремился к очередной катапульте. Все вокруг застыло; люди двигались еле заметно, стрелы лениво скользили к тому месту, где Тедди находился несколько долгих мгновений назад, звуки сместились по тембрам вниз и растянулись в невразумительный басовитый гул; так продолжалось очень долго и за это время Тедди успел столько всего перебить и переломать, что уже начал полусерьезно опасаться за естественный ход истории; и только тогда он обратил внимание, что все дагомейцы умопомрачительно медленно двигаются в направлении прочь от Алгомы, стрельба давно прекратилась, а в ушах звучит ритмичное, уже не первый раз повторяемое слово, непонятное из-за тягучести звуков.
   Тедди остановился и притормозил реакции, вываливаясь назад, в обычный мир.
   – … я-а-а! Человек-молния-а-а! Человек-молния-а-а! – разносилось по округе из тысяч глоток. Мощь звуков по децибелам вряд-ли уступала взлетающему космолету. Пространство перед городом стремительно пустело, войска Дагомеи беспорядочно отступали на север, а защитники Алгомы почему-то не стали их долго гнать.
   Скоротечный бой завершился. Вокруг скопилась пропасть убитых и раненных дагомейцев, а воинов Роя на земле почти не было. Тедди убрал луч, экономя заряд, и устало побрел к барону, который невдалеке разговаривал с Хирмой и Остином.

Глава 4. «Гонец»

   Рой теперь относился к Тедди совсем иначе, нежели раньше, до битвы. Сдержанное недоверие исчезло, а вместо него возникло уважение и, насколько на нее был способен барон, благодарность. Хирма еще раньше не только взглядом, но и всем видом своим выразила готовность идти за Тедди хоть куда, хоть к черту в зубы, и только Остин как обычно оставался бесстрастным и демонстрировал лишь легкий скепсис.
   Тедди решил раскрыть свои карты – терять ему все равно нечего, а вера теперь ему была. На первом же военном совете Тедди задал наиболее важный для себя вопрос.
   – Барон, вы намерены брать Таулект? Меня интересует только это.
   Рой нахмурился.
   – Я должен это сделать!!! Но, увы и ах! – пока не могу…
   – Знаю! – перебивая, Тедди хлопнул ладонью по темной от времени столешнице. – Дагомейцев слишком много, а надо еще предупредить короля Барнегата, чтоб прислал подмогу.
   Рой закивал, соглашаясь. Тедди после секундного колебания подлил масла в огонь:
   – Барон, вы, несомненно, видели мой меч? Тот самый, который шутя валит вековые деревья.
   По тому, как заблестели глаза барона, Тедди понял, что тот заложит душу и все состояние за подобную игрушку.
   – В Таулекте остались еще кое-какие мои вещи. Когда я до них доберусь, меч станет вашим. Если, конечно, поможете мне в этом.
   Рой остолбенел. Кажется, это превзошло все его самые смелые ожидания и мечты.
   – Но… я никогда не имел дела с колдовскими вещами…
   «Господи! Какой только чуши не сидит у них в голове! Поди ему объясни, что законы физики – везде законы физики, даже на феодальных мирках…»
   Барон был порядком растерян и оттого несколько злился – не привык он показывать растерянность своим подданным.
   – Ничего, – успокоил его Тедди, – колдовства там всего-то на грош, а о том чтобы меч вас слушался, я позабочусь.
   Тедди ничем не рисковал. Если батарею лазерного меча не подзаряжать, энергия иссякнет достаточно быстро, чтобы Рой ничего серьезного натворить не успел. А потом пусть пользуется рукояткой как подсвечником – это лучшее на что она сгодится. Когда люди Герба схватили пилота в первый день, меч стоял на вольной подзарядке и черпал энергию откуда только мог, в основном, наверное, от света тысяч свечей в коллекции герцога Арнея. Спасибо тебе, Арней!
   Тедди довольно прищурился. Только теперь он подумал, что меч мог бы остаться и незаряженным. Впрочем, это задержало бы его в Таулекте всего на три-пять часов.
   Барон закивал, в глазах его вновь блеснуло недоверие, но где-то глубоко-глубоко, за общим спокойным выражением.
   – Советую побыстрее послать гонцов к королю… – ненавязчиво посоветовал Тедди, одновременно размышляя, не слишком ли он обнаглел.
   Барон переглянулся с Хирмой и принцесса заулыбалась:
   – Тедди, гонец – это я, и я намереваюсь взять тебя с собой в Райму.
   Пилот вопросительно приподнял брови. Ехать на юг, в столицу Данкартена, в его планы не входило. Но Хирма глядела на него уж чересчур преданно. И Тедди смягчился.
   – Гм… Я бы сначала чего-нибудь съел. Да и за поспать пару часов не помешало бы…
   – Это само-собой!
   «Ну что же, – подумал Тедди, – в Таулект соваться все равно не имеет смысла. А так я хоть буду уверен, что известие дошло до Барнегата и вернусь вместе с его войсками. А заодно и Данкартен увижу – когда еще доведется?»
   – Тогда этим и займемся, в смысле – чего-нибудь съедим!
   Чувствовать себя отпускником перед вояжем и видеть меч на рукаве было донельзя забавно.
* * *
   Разбудили его под вечер. Сказать, что Тедди выспался – не скажешь, но так катастрофически, как раньше, спать уже не хотелось.
   К отъезду все уже подготовили. Хирма, одетая по-походному, поправляла что-то в сбруе своего коня; рядом стояли четверо ратников, держа под уздцы горячих длинногривых скакунов. Судя по тому как оттопыривались дорожные сумки, ратники собирались ехать с ними. Тедди подошел поближе. Рой и Остин стояли здесь же и тихо переговаривались. Спик успокаивал тонконогого коня, поглаживая его; вероятно этот конь предназначался Тедди. Пилот бегло оглядел его, но поскольку ровным счетом ничего не понимал в лошадях, сделал вид, что в общем доволен.
   – Тедди, – позвал Рой.
   Тедди обернулся. Барон протягивал ему меч, тускло поблескивавший в лучах покрасневшего вечернего светила. Тедди принял его и внимательно оглядел. Это был клинок, изготовленный по его проекту – кузнец неплохо усвоил преподнесенные уроки, этот меч оказался еще лучше, чем пара предыдущих, которых пилот лишился в Таулекте. Даже лезвие легко вращалось. Последнее было странным, потому что ранее эту операцию Тедди проделывал сам. Присмотревшись, он обнаружил, что сделано это немного иначе, но в целом не хуже.
   Он поднял взгляд на барона.
   – Спасибо.
   Барон напыжился и благосклонно кивнул. Впрочем, Тедди прекрасно понимал, что благодарить следует не Роя, а кузнеца, который, довольно щурясь, стоял поодаль. Тедди помахал ему рукой и повесил меч за спину. «Пусть будет, – решил он. – И солиднее, и вообще…»
   Все вскочили на коней. Спик тоже, именно на того, которого держал. Тедди сказал: «Гм!», но ему тут же привели другого коня.
   Ехало семеро. Тедди, Хирма, Спик, и четверо воинов Роя.
   – С богом, – поднял сжатый кулак Рой, и дворовые открыли ворота. Небольшой отряд выехал из замка, пересек Алгому, с немой надеждой взиравшую на гонцов, и вырвался на пронзительный летний простор.
   Солнце клонилось к горизонту, но до заката оставалось еще больше двух часов. Копыта мягко тюкали по пыльной дороге. Похожая на раздавленного краба Алгома медленно отдалялась. Тедди пнул пятками бока своей лошади и нагнал скачущую второй Хирму.
   – Принцесса, вы все так были заняты, что забыли посвятить меня в свои планы.
   Хирма дежурно улыбнулась:
   – План прост: добраться до Раймы. Как можно скорее.
   – Сколько же до нее добираться? День? Два? Больше?
   Девушка пожала плечами:
   – Два дня, если все пойдет как надо.
   Тедди машинально потрогал лучевой меч и убедился, что тот стоит на вольной подзарядке, а значит вовсю поглощает щедрую энергию местного солнышка, потому что более серьезного источника в округе не наблюдалось.
   – Ну, а на сегодня какие планы?
   – Я думаю, мы должны успеть до темноты проехать Кер-д'Аллен и, может быть, даже добраться до харчевни Белого Бигга под Руэттой.
   – Замечательно. Значит, сейчас все зависит от резвости этих зверюг? – Тедди похлопал по шее своего флегматичного конька. Принцесса засмеялась и пришпорила своего. Семеро всадников приближались к застывшему в вечерней дымке древнему лесу: до него оставалось всего несколько миль и последние минуты он неясной линией маячил на горизонте.
   А несколькими часами раннее к северу от Алгомы в лагере дагомейцев Кейт Гро, посоветовавшись со своими вассалами, пришел ко все тому же, единственно возможному выводу: Рой пошлет гонца в столицу за подкреплением. У Гро был вполне реальный шанс перехватить вестника. Отряд Хирмы не подозревал, что уже с первых минут похода их сопровождают воины Дагомеи числом чуть более полусотни. Прячась за холмами, а в лесу держась двумя группами позади и левее гонцов, они выжидали удобный момент для нападения. Тедди успел здорово запугать дагомейцев, несмотря на заметное превосходство в количестве они не осмеливались напасть сразу.
   Гонцы почуяли неладное миль на пятнадцать углубившись в чащу. Спик то и дело беспокойно озирался; наконец он придержал коня и поравнялся с принцессой.
   – Ваше Высочество! Мы не одни. Конь чует своих сородичей.
   Принцесса не удивилась, этого и следовало ожидать. Удивило ее наоборот то, что преследователи объявились так поздно.
   – Где они?
   – Позади и слева. По-моему… – Спик настороженно оглянулся. Тедди отстегнул лазерный меч и тоже осмотрелся. Можно, конечно, свалить несколько деревьев поперек дороги, но особой пользы гонцам от этого не будет, ибо всадники легко объедут завал лесом.
   – Может напугать их? – предложил Тедди.
   – Как?
   Пилот пожал плечами. Спик понял, что Тедди опять готов исполнить один из своих непостижимых номеров. Пилот тем временем надвинул капюшон, соскочил с коня и дал знак спутникам, чтобы отъехали за поворот. Когда те скрылись в сотне ярдов впереди, Тедди, поплевав на руки, влез на развесистое дерево, похожее на угрюмого великана, который склонился в любопытстве над дорогой. Через несколько минут послышался приглушенный стук копыт; вскоре на дороге показалась десятка три воинов. Тедди сжал рукоятку меча и взглянул на примеченный еще раньше камень – вековую мшистую булыгу, застрявшую у дороги бог весть с какого ледникового периода.
   «Высота – метров шесть, – прикинул он, – скорость падения сложится со скоростью взмаха руки…»
   Этого, как рассчитывал Тедди, должно хватить для небольшого, но весьма эффектного фейерверка.
   Когда всадники приблизились, Тедди заорал пострашнее и сиганул вниз, на камень. Луч он выпустил в полете и, приземляясь, рубанул по камню. Скорости хватило, булыга не просто развалилась надвое: под действием «ленивых» квантов луча по линии разлома начался активный молекулярный выброс; камень начал сыпать во все стороны разноцветными искрами, словно увешанная бенгальскими огнями рождественская елка.
   Единственное, о чем пожалел сейчас Тедди, что еще не успело стемнеть, ибо в сумерках эффект оказался бы еще более разгромным.
   Воины дернулись назад, и их можно было понять – на их глазах самый обыкновенный камень вдруг взорвался светом и там, посреди радужного сияния и искр возникла темная фигура в капюшоне с ослепительным клинком в руке.
   Этого оказалось вполне достаточно. Скоро об отряде напоминали только многочисленные следы, а стук копыт быстро затих вдали. Тедди бегом кинулся за поворот.
   То, что он увидел, радости ему совсем не доставило.
   Пока Тедди пугал одну часть преследователей, другая, о которой пилот не знал, напала на его спутников, не успевших оказать ни малейшего сопротивления. Четверо солдат полегли в первые же секунды, мечи так и остались в ножнах. Спик ничком лежал поодаль в большой округлой луже крови, принцессы и коней нигде не было видно.
   Тедди сквозь зубы выругался на хобарти; Спик, заслышав его голос, слабо застонал и пошевелился. Тедди опрометью бросился к нему. Офицер был плох, но не настолько, чтобы немедленно умереть. Рассечена кожа на голове, однако череп целехонек, и, что хуже, большая рубленная рана на боку. Спик оставался в сознании, но быстро слабел от потери крови.
   Тедди выругался еще раз, настроил меч на поляризованный ультрафиолет, дал минимальную мощность и принялся обрабатывать офицеру повреждения. Плоть быстро перестала кровоточить, раны покрылись тонкой розовой корочкой. Спик перестал стонать, потому что луч пережигал нервы поврежденных тканей и сигналы о боли больше не поступали в измученный мозг.
   – Ты и правда колдун, Тедди, – хрипло произнес Спик, когда пилот закончил «курс лечения» и пристегнул меч к рукаву.
   – Где принцесса? – спросил пилот хмуро вместо ответа.
   Спик поморщился.
   – Дагомейцы увели ее с собой.
   – В Таулект?
   – А куда же еще?
   – И что нам теперь делать, а?
   Спик хотел потрогать рану на голове, но Тедди перехватил его руку:
   – Не стоит. Пусть затягивается…
   Спик коротко вздохнул. Потом тихо сказал:
   – Тут невдалеке есть деревня… Не то, чтобы настоящая деревня – так, харчевня, да вокруг десятка два домишек.
   – Значит, – перебил его Тедди, – я отнесу тебя туда, а сам – в Райму?
   Спик состроил страдальческую гримасу, которую при наличии некоторой фантазии можно было счесть за улыбку.
   – Не надо в Райму. Настоящие гонцы едут другой дорогой и к завтрашнему утру успеют все сообщить королю Барнегату.
   – Значит мы только отвлекали на себя эту банду? – заключил Тедди. – Ну и ну!
   Офицер горько усмехнулся. Он тоже считал, что за хитрость заплачено несколько дороговато.
   Лес шелестел молодой листвой, звенел птичьими голосами, словно и не было никакой войны.
   – Ну что же… Пожелаем им не разделить нашу участь, – Тедди осторожно поднял раненного, усадил его себе на плечи и поинтересовался:
   – Где тут ваша деревня?
   Спик молча указал направление.
   К домам они вышли затемно. Вверху паутинились замысловатой мерцающей сеткой незнакомые созвездия, луна, похожая на меньшую из лун Хобарта, висела среди звезд, словно квочка среди выводка цыплят. В ночной тиши, как заведенные, стрекотали цикады и Тедди с унынием подумал, что отпуска ему не видать в этом году, как собственных ушей. На Хобарте точно так же стрекотали цикады, точно так же висела в темном небе ленивая луна, а вторая – быстрая – носилась по орбите, словно удравший с поводка щенок, успевая за ночь взойти и сесть целых шесть раз. Но от всего этого его отделяло много-много парсеков и ни единая живая душа не знала, что он – Теодор Айронсайд по прозвищу Тедди Айрон – застрял на этой планетке и торчит тут уже больше месяца.
   Деревня, точно как рассказывал Спик, состояла из двух десятков домишек, подслеповатых и приземистых, и расположенной в самом центре харчевни, весело выставившей напоказ полдюжины ярко освещенных окон. Оттуда доносилась музыка; даже издали Тедди нашел ее мелодичной. Получив согласие Спика, он направился прямиком туда. Хозяин, дородный краснорожий мужик, при виде золотой монеты излучил такую доброжелательность и заботу, каковые в пересчете на голые килоэрги перекрыли бы взрыв сверхновой минимум втрое. Спика мигом унесли куда-то в хозяйскую часть, а Тедди вошел в обеденный зал харчевни. На стенах просторной, изрядно прокопченной комнаты, горели длинные факелы, а в центре, невзирая на летнюю пору, пылал чудовищных размеров камин. Десяток основательных, крепко сколоченных столов равномерно разместился вдоль стен, оставив довольно свободного места перед камином; за столами сидели, пили, ели и громогласно разговаривали около тридцати человек. Тедди опустился за самый дальний угловой стол, проворный малый-слуга мигом принес ему жаркое и вино. Завсегдатаи оценивающе разглядывали новичка, но пилот был слишком голоден, чтобы обращать на это внимание. Обратить внимание все же пришлось когда за этот же стол сел здоровенный косматый детина, живо напоминающий старые хобартские сказки о снежном человеке. Тедди вопросительно уставился на него; детина сверлил пилота колючим, словно ветвь акации, взглядом.
   Потом детина завидным рокочущим басом заявил:
   – Ты мне не нравишься!
   Тедди скорбно пожал плечами и вздохнул:
   – Сожалею…
   Вокруг цинично, с удовольствием, заржали. Детина нахмурился и нехорошо поинтересовался:
   – Тебя никогда не выбрасывали из харчевни?
   Тедди отрицательно покачал головой. Видимо, здесь развлекались именно выбрасывая приезжих из харчевни. И никак иначе.
   – А ты не боишься, что барон Рой открутит тебе голову?
   Детина радостно осклабился:
   – Барон Рой ничего не узнает!
   Зеваки собрались вокруг них в предвкушении потехи. Тедди на две головы ниже оппонента и вдвое уже в плечах, все это прекрасно видели. Детина демонстративно барабанил пальцами по столу и созерцал Тедди, который равнодушно ковырял в зубах тонкой косточкой. То, что выглядевший малышом Тедди не испугался, детину озадачило, но не более. Теперь осталось только к чему-нибудь придраться.
   – Ты что, прихлебатель барона?
   Тедди опять отрицательно покачал головой.
   – Чего же ты им пугаешь?
   Тедди безмолвствовал.
   – Отвечай, когда с тобой разговаривают!
   Пилот нарочито сонно поглядел на детину и миролюбиво попросил:
   – Слушай, приятель, проваливай, а? Я устал и не желаю болтать со всякими болванами.
   Детина разом оживился.
   – Все слышали? Меня обозвали болваном.
   Он с грохотом встал, взял Тедди за шиворот, вывел его в центр зала на свободное место, размахнулся своим огромным, похожим на добрую кувалду, кулачищем и полетел под ближайший стол, разметая торчавшие на пути стулья. Тедди остался стоять, как ни в чем не бывало.
   Детина вылез из под стола, выразив изумление даже спиной. Вряд ли он что-нибудь понял, потому что вновь попер на Тедди, занося кулак для удара. Пилот спокойно поймал его кисть, слегка вывернул против сгиба, одновременно продолжая движение детины и отпустил руку. Детина, взмахнув ногами, приземлился в углу, сломав еще два стула. Учение великого Морихэя Уесибы было ему явно недоступно.
   Тедди укоризненно почмокал губами и не менее укоризненно покачал головой:
   – Ай-яй-яй! Ты хулиган, однако!
   Детина вскочил, взревел медведем и кинулся на пилота, как бульдозер на стену – видимо он не привык проигрывать. Эффект остался прежним: детине вторично пришлось побывать под столом. Встать Тедди ему не позволил: два удара ногой отключили здоровяку сознание на некоторое время. Учение Морихэя Уесибы для таких людей слишком гуманно, приходится принимать более радикальные меры.
   Медленно подняв взгляд, пилот оглядел безмолвствующих зрителей.
   – У кого еще есть вопросы?
   Народ с уважением поедал его глазами. Вполне естественно, что вопросов ни у кого не нашлось. Тедди вернулся к прерванному ужину с чувством не то исполненного долга, не то самого заурядного злорадства. И еще ему показалось, что события на сегодня еще далеко не исчерпаны.
   И верно – уже минут через десять к нему подсел бородатый крепкий мужчина с внушительным мечом на боку.
   – А я тебя знаю, – тихо сообщил он. – Тебя чуть не казнили в Алгоме месяц назад.
   Тедди неопределенно качнул головой – жест можно было истолковать и как утвердительный и как отрицательный.
   – Ты здорово дерешься.
   – Спасибо, – поблагодарил пилот.
   – Меня зовут Фил. Фил Тензи.
   – А меня Теодор Айронсайд. Но я люблю, когда меня называют «Тедди».
   – Ладно, Тедди, у меня к тебе дело.
   – Выкладывай. Хотя, вряд ли я тебе помогу – у самого забот по горло.
   Фил залпом осушил объемистую кружку, которую держал в левой руке, и в упор поглядел на Тедди.
   – Я ищу людей, способных постоять за мое имущество. Нужно доставить кое-что в Дагомею. Доставить, ясное дело, в целости и сохранности. Улавливаешь?
   Тедди насторожился:
   – И много ли охотников нарушить целость и сохранность?
   Фил воздел руки и глаза к закопченному потолку.
   – Если в Таулект, – то я согласен, – не раздумывая решил пилот.
   – Не совсем в Таулект, но зато совсем рядом.
   Тедди выжидающе посмотрел на Фила.
   – Плачу золотом, – как бы невзначай предупредил тот.
   – Договорились, – заключил Тедди.
   Удивительно, но нежданное предложение оказалось весьма и весьма кстати.
   Он решил пробраться в Дагомею и связаться с бродячими лесными отрядами, которые с криками «Дагомея!» и «король Тауншенд!» громили и грабили приспешников Кейта Гро. Выдав себя за принца Тауншенда, которого эти люди уже успели произвести в короли, Тедди рассчитывал помочь силам Данкартена взять Таулект, а следовательно добраться до передатчика. Поэтому он и дал Филу согласие на помощь. Не знал он только того, что Фил – один из этих самый бунтарей, и далеко не последний, а «кое-что» – это четыре повозки с оружием для лесного войска Дагомеи.
   Спику Тедди ничего не сказал и тот полагал, что пилот возвращается в Алгому.
   Ночью люди Фила ушли на север – к Таулекту.

Глава 5. «Принц»

   Дюжие коренастые лошадки бодро тащили четыре скрипучих, несмотря на обильную смазку, повозки. Отряд Фила Тензи состоял из таких же, как он сам, бородатых крепышей-дагомейцев. Вместе с Филом их насчитывалось одиннадцать. К Тедди все до единого отнеслись с величайшим, прямо таки вселенским равнодушием. Теперь пилот даже подумывал о подвохе, ибо не понимал, зачем нанял его Фил, ведь людей у него более чем достаточно. Но Фил почему-то внушал доверие и симпатию и Тедди постепенно успокоился.
   Идти в темноте приходилось медленно, Тедди то и дело спотыкался. Лес убаюкивал тишиной, в этот сонный предрассветный час казалось, что скрип их повозок слышен даже в Таулекте и немедленно соберет сюда всех воинов Кейта Гро с королем-самозванцем во главе. Тедди от однообразия стал клевать носом задремывая прямо на ходу, и часто спотыкаться.
   – Эй, Тедди! – окликнул его Фил.
   Тедди поднял голову и с некоторым усилием разлепил глаза.
   – Чего?
   – Ты бы поспал, что ли. Вон, полезай на повозку. А то на ходу спотыкаешься…
   Тедди вовсе не возражал. Нарубив веток на подстилку, он улегся на последнюю телегу и, убаюканный мерным покачиванием и поскрипыванием, скоро забылся. Склонившиеся над дорогой деревья приветливо махали ветвями, но он этого не видел.
   Пробуждение было резким и неожиданным: предупреждающий крик и сразу за ним – оглушительный звон мечей, совсем как тогда, в первый день. Тедди выхватил обыкновенный, металлический меч, чисто автоматически, спросонья, и поспешил туда, где рубились.
   Фил и его люди столкнулись с десятком дружинников Арнея, Тедди узнал герцогский герб у каждого на груди. Вмешательство пилота быстро склонило чашу весов в пользу филовых бородачей и скоро стычка иссякла, потому что сражаться стало не с кем. Солдат они перебили, оружие собрали и сложили на повозки. Теперь спутники смотрели на Тедди с интересом и законным уважением. Когда трофейное оружие уложили, вокруг пилота сомкнулось живое кольцо. Люди Фила, окружив его, молча разглядывали худощавого пилота-истребителя.
   – Кто ты? – хрипло спросил Фил, не успев еще отдышаться после схватки.
   – Я уже говорил, – отозвался Тедди, невозмутимо вгоняя меч в ножны, болтающиеся за спиной.
   Воины смотрели на пилота, словно пытались разглядеть нечто, висящее у него на шее. Под этими взглядами Тедди машинально проверил, не висит ли там в самом деле что-нибудь; свободные рукава балахона мягко сползли вниз, обнажая руки до локтей. Теперь все уставились на открывшийся шрам на левом локте, начинающийся от сгиба и тянущийся почти до кисти, память о Вермелинье и снегоеде-подростке; о нем Тедди уже успел позабыть.
   – Бог мой! – просипел Фил. – Принц! Ваше Высочество! – он торопливо опустился на одно колено, а секунду спустя его примеру последовал и весь отряд.
   Тедди удивился: его опять приняли за принца раньше, чем он успел что-либо предпринять для этого. Впрочем, протестовать Тедди не собирался.
   – Да, я принц Тауншенд! Я все-таки вернулся, что бы не сочиняли злые языки в Дагомее и за ее пределами! Вы поможете мне сплотить верных людей в одно войско и мы возьмем Таулект!
   Это была розовая мечта всех бродяг, ушедших в леса Дагомеи, только брать они собирались столицу – Авостинг, но поскольку Гро и его свита обретались сейчас в Таулекте, слова Тедди прозвучали как раз к месту.
   – Ваше Высочество! Мы направляемся в отряд Энди Махонького, а это самый многочисленный отряд в округе. Как только весть о прибытии Вашего Высочества расползется, все окрестные отряды соберутся в таборе Энди Махонького самое большее через два дня!
   «А за это время подоспеет войско Барнегата!» – подумал с удовлетворением Тедди. Все складывалось на редкость удачно, как по нотам, даже дух захватывало.
   – Раз так, то поторопимся, – сказал он вслух.
   Фил порывисто вскочил и обернулся к своим бродягам:
   – Дагомея!
   – И Тауншенд! – с воодушевлением заорали в ответ десять глоток. Тедди с тревогой подумал, что же произойдет, когда все узнают, что на самом деле он такой же принц, как барон Рой кибернетик.
   Отряд снова двинулся вглубь леса. Невооруженным глазом виделось, как обрадовались эти бородачи. Похоже, долго они ждали возвращения своего принца!
   А Тедди размышлял. Если повезет сколотить достаточно большое войско в кишащих бунтарями лесах вокруг Таулекта, то город можно брать и не дожидаясь Барнегата. Тедди не был уверен, что протянет в шкуре принца нужное время.
   Давно разгорелось утро, близился полдень. Фил увел повозки с тракта, пересекающего лес и всю Дагомею, в сторону Авостинга и направился наперерез, к дороге на Таулект. Обоз упрямо продирался сквозь плотные заросли.
   Сигнал тревоги, поданный идущим впереди воином, подстегнул всех. Повозки остановили; Тедди с Филом и еще двумя бородачами прокрались вперед, держась в стороне от тракта, в густом подлеске. На небольшой полянке у самой колеи расположился временным лагерем отряд дагомейцев из числа наемников Кейта Гро, тот самый отряд, что вчера преследовал лже-гонцов барона Роя в столицу – Тедди узнал лежащую на плащах принцессу Хирму.
   «Ну, да, как же я забыл! – ухмыльнулся тихонько Тедди, – я же с недавних пор только и делаю, что спасаю ее от дагомейцев!»
   Принцесса не шевелилась, возможно – спала. Фил вопросительно глядел на Тедди. Тот отстегнул лазерный меч, приказал Филу и остальным не вмешиваться и пополз вперед. Приблизившись достаточно близко для короткого рывка, пилот стал присматриваться и выжидать. Принцесса, похоже, в самом деле спала. Все дышало спокойствием, но Тедди привык спокойствию не доверять.
   – Мы можем обойти стоянку так, чтобы дагомейцы нас не заметили? – спросил он, вернувшись к Филу.
   Тот поразмыслил и усомнился:
   – С телегами? Вряд ли…
   – Тогда нужно их как-то отвлечь.
   В этот момент из лагеря послышался шум и крики; ни дать, ни взять – будто в шалаш с беарнцами ночью вползла кобра. Тедди кинулся к своему наблюдательному пункту. С противоположной от дороги стороны к лагерю выскочили несколько похожих на кабанов зверей, дагомейцы мгновенно устроили на них охоту. Поднялся невообразимый гвалт и визг, звери впрямь оказались ближайшими родственниками хобартских и земных хавроний. Фил, моментально сориентировавшись, хлестнул своих запряженных в телеги лошадей. Скрип от их движения в лагере услышать не могли, там хватало своего шума, а прямой видимости между дорогой и лагерем не было. Охота закончилась минут через пять, солдаты волочили к разожженным кострам туши убитых животных, а отряд Тензи успел убраться на безопасное расстояние к северу. Тедди обогнул лагерь лесом и нашел Фила.
   – Мне нужно напугать лошадей, – властно сказал он предводителю. Тедди, по правде говоря, здорово опасался, что его расколют, ибо принц явно должен знать, как это делается, Тедди же имел на этот счет не больше понятия, чем начальник продовольственной службы флота. Но все обошлось, Фил понимающе кивнул и стащил с передней телеги большую, дурно пахнущую шкуру; на Хобарте водились похожие хищники, их называли медведями.
   – Его убили только позавчера.
   По идее медведя должны были бояться и филовы кони, но они на шкуру никак не реагировали.
   Тедди хмыкнул, намотал шкуру на пояс и приказал Филу двигаться дальше, сказав, что догонит его через десять минут. Обоз тронулся, а Тедди вернулся к лагерю. Осторожно раздвинув ветки он обозрел уже знакомую картину. Солдаты возились у костров, собираясь жарить нежданную добычу. Спящую до сих пор Хирму и привязанных невдалеке лошадей охраняли двое воинов. Тедди подождал еще пару минут, пока солдаты не отошли к кострам, и начал действовать.
   
Купить и читать книгу за 59 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать