Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Как защититься от хамства. 7 простых правил

   Все мы периодически сталкиваемся с бесцеремонностью, грубостью, провокациями, унижением, агрессией. Неважно, от кого они исходят – от случайного попутчика в транспорте, начальника, клиента, учителя в школе, одноклассника, тещи или свекрови. Любое проявление хамства может напрочь испортить настроение, надолго выбить из колеи. Как с этим бороться?
   В этой книге представлена уникальная система словесной самообороны, с помощью которой вы сможете поставить на место любого «оппонента», сохраняя достоинство и не опускаясь до ответного хамства. Автор рассматривает типичные ситуации на реальных примерах и предлагает решение проблемы в каждом случае.


Владината Петрова Как защититься от хамства. 7 простых правил

Введение

   Часто люди задают вопрос: «Где найти книгу, в которой излагались бы правила, как надо отвечать на хамство?» Литературы о том, как защитить себя от словесной агрессии, на удивление, мало, причем существующие работы на эту тему не содержат четкой системы правил, как надо действовать в той или иной ситуации. Порой эти правила все же приводятся, но формулируются они настолько расплывчато, что можно сказать, что их попросту нет. Почему столь важная тема, волнующая практически всех, оказалась тайной за семью печатями?
   В советские времена в принципе не могло появиться никаких эффективных систем защиты от хамства, поскольку сверху благословлялось право каждого человека вмешиваться в чужие дела, прикрываясь целью охраны социалистической нравственности. Не буду утверждать, что попыток выработки системы защиты от хамства не предпринималось. Возможно, они не получили распространения из-за того, что само их существование поднимало вопрос: до какой степени окружающие имеют право вмешиваться в жизнь частного лица? Поскольку «принцип вмешательства всех в дела каждого» был «священной коровой» социалистического государства, рассуждения о защите личного пространства приветствоваться не могли.
   Впрочем, даже в Америке, где процветает культ свободы и неприкосновенности личности, также не существует общепризнанной системы защиты личного пространства. Почему? Чтобы создать четкую и действенную систему защиты личного пространства, необходимо выработать определение, что же есть твое личное пространство. Где заканчивается твое пространство и начинается чужое, в которое ты не имеешь права вторгаться? Ни одно правительство не одобрит систему, которая возводит невмешательство в чужие дела в абсолютный принцип, тем более если речь идет о странах, сильных в военном отношении, имеющих возможности для такого вмешательства! Подобная доктрина, даже появившись, обречена на то, что ее намеренно дискредитируют.
   Главная цель нашей системы – сохранение душевного равновесия. Самое важное для нас – это спокойная уверенность в том, что при любом нападении мы не будем нервничать, раздумывая над ответом. Наши универсальные правила действуют в любой ситуации, и это лишает нас волнений на все 24 часа в сутки. Любителям колкостей я скажу следующее: если остроумный ответ приходит вам сам собой, без напряжения и без отрицательных эмоций, используйте его. Если не получается, пользуйтесь нашими проверенными правилами. Разве ваша цель прослыть остряком или совершенно уничтожить противника? Нет, вам надо всего лишь внушить агрессору, что он преступил границы дозволенного, и поставить его на место. Если на ум приходит сразу несколько вариантов ответа на хамство и есть выбор, как ответить – остроумно или адекватно ситуации, мой совет – выбрать второе.
   Система специально рассчитана на сохранение душевного равновесия того, кто ее использует, поскольку базируется на двух важнейших принципах:
   1) на отработке до автоматизма нескольких универсальных приемов, избавляющих вас от необходимости нервничать, выискивая подходящий ответ;
   2) на переводе внимания с вашей личности на личность нападающего.
   Успешность системы словесной самообороны во многом обусловлена тем, что мы отвечаем прежде всего не на содержание выпада противника, а на сам факт его вмешательства в нашу жизнь.
   Как определить грань между недопустимым хамством и вмешательством в чьи-то дела из благих побуждений? Иными словами, что можно считать «твоим» делом, а что «чужим»?
   Ваше личное пространство – это то, что касается лично вас. То, что не наносит ущерба лично вам или вашим несовершеннолетним детям, не дает вам права на вмешательство в чужие дела. Во всех остальных случаях вы должны обращаться в инстанции, уполномоченные вмешиваться в дела граждан согласно закону.
   Вы имеете право сделать другому человеку замечание только в том случае, если его действия наносят вред лично вам. Такое определение не позволяет вмешиваться в чужие дела под предлогом отстаивания интересов третьих лиц, за исключением ситуации, когда вы становитесь свидетелем физического насилия и человек вас просит о помощи. Не следует забывать мудрое библейское предостережение: «Дорога в ад устлана благими намерениями».
   Вы имеете право сделать другому человеку замечание только в том случае, если его действия наносят вред лично ВАМ.
   Имеем ли мы право вмешиваться и делать замечания, если речь идет о нарушении прав ребенка?
   Если вам кажется, что кто-то ненадлежащим образом воспитывает своего ребенка, не сотрясайте воздух руганью в адрес его родителей, а составьте письменное заявление инспектору по делам несовершеннолетних. Конечно, большинство предпочитает просто покричать на нерадивого, с их точки зрения, родителя, соседа-дебошира или хозяина автомобиля, стоящего на газоне, и почувствовать при этом, будто совершено большое дело. Давайте смотреть правде в глаза: ничего, кроме удовольствия от слушания собственного голоса, инициатор такого конфликта не добьется. Возможно даже, что его на самом деле не интересует ни судьба ребенка, ни порядок в подъезде, ни состояние зеленых насаждений во дворе – ему просто хочется разрядиться.
   Все случаи, когда общество имеет право вмешаться в жизнь частного лица, оговорены в Кодексе об административных правонарушениях и Уголовном кодексе, причем порядок этого вмешательства также оговорен в законодательстве. Во всех остальных случаях вмешательство недопустимо.

Высмеивайте агрессора за присвоение роли судьи

   Все ситуации, когда кто-то оскорбляет вас или поучает против воли, навязывает вам свое общество, на первый взгляд кажутся весьма разнообразными, и создается впечатление, будто для того, чтобы найти нужные слова в каждом из этих случаев, надо иметь особое остроумие и невероятно быструю реакцию. На самом деле все подобные случаи имеют много общего. Поэтому мы вывели ряд основных принципов, каждому из которых посвящен свой раздел этой книги. В свою очередь, принципы подразделяются на приемы и правила, описанные в соответствующих главах. Именно поэтому наша система словесной самообороны подходит во всех случаях жизни.
   Начнем с первого принципа, который основан на том, что все ситуации, когда на вас нападают, сходны между собой: агрессор присваивает себе право судить вас и вторгаться в вашу жизнь. Но бесспорное право судить имеет только Господь Бог, а также официальные судебные инстанции. Именно поэтому абсолютно любого агрессора, сколь бы высокое положение он ни занимал, можно высмеять, указав ему на несоответствие его реального статуса той роли, которую он себе присвоил.

Поставьте забор – вспомните ваше право на неприкосновенность личной жизни

   Чтобы успешно ставить на место любых агрессоров в любой ситуации, прежде всего надо осознать свое право на неприкосновенность личной жизни. Следовательно, если кто-либо указывает вам, как нужно поступать, делает вам замечания, пытается проверять ваши знания в какой-либо области или давать вам оценки, о которых вы не просили, необходимо дать отпор одним из следующих способов. Начальный, самый мягкий и вежливый прием самозащиты мы называем «Поставьте забор». Своими вежливыми замечаниями мы ограничиваем наше личное пространство, давая понять собеседнику, что он «посягает на чужую территорию». Как правило, уже после первого этапа самозащиты агрессор ретируется. Чаще всего этот метод применяется, когда незнакомые или малознакомые люди дают нам советы, о которых мы не просили. Вот примеры замечаний в рамках приема «Поставьте забор»:
   • Спасибо, вам не стоит об этом беспокоиться».
   • Пожалуйста, не беспокойтесь из-за наших дел, мы сами разберемся».
   • «Пожалуйста, не стоит уделять столько внимания...»
   • Простите, но ваша доверительность меня смущает».
   • Простите, но разве это ваше дело?» Не говорите: «Не ваше дело» – это звучит куда более грубо, а также избегайте формулировки «Это мое дело», поскольку она привлекает внимание к вашей персоне (переводит центр внимания окружающих на вашу персону), а не к поведению вашего противника.

Поставьте над агрессором начальника

   Возможен вариант – напомнить нападающему о том, что судить имеет право только Господь Бог и у агрессора нет никакого права давать другим людям оценки. Сила этих слов заключается в том, что каждый человек в душе понимает, что сам он не идеален и не имеет морального права указывать окружающим. Этот прием я называю «Поставьте над агрессором начальника».
   Александр Македонский спросил пирата, попавшего к нему в плен:
   – Скажи, кто дал тебе право хозяйничать на море?
   – Тот, кто позволил тебе хозяйничать на земле, – ответил пират.
   Следует заметить, что наша методика рекомендует давать ответ в форме вопроса, а не утверждения (за исключением приемов «Поставьте забор» и «Продолжите фразу агрессора»), поэтому пират действовал не совсем по нашей системе. Точнее, в ответе могут содержаться фразы-утверждения, но последняя фраза должна быть вопросительной, чтобы надежно перевести центр вниманияокружающих на личность противника и в буквальном смысле призвать его к ответу. Вот типичные образцы приема «Поставьте над агрессором начальника»:
   • «На каком основании вы задаете мне эти вопросы?», «На каком основании вы меня экзаменуете?». Такие «бюрократические» ответы звучат не совсем понятно и обычно вызывают замешательство. Агрессивность такого ответа значительно затушевана, и его можно применять даже в разговорах с начальством.
   • «В Библии сказано: «Не судите, да не судимы будете». Вы хотите это оспорить? На каком основании?»
   • «Это уж Бог рассудит. Или вы хотите возложить на себя его функции?» Неважно, к кому вы обращаетесь – к атеисту или к религиозному фанатику: он все равно сработает. Переадресация «к Богу» – очень сильный прием, поскольку каждый понимает, что, давая оценку другому человеку, он явно превышает полномочия.
   На случай, если нападающий – законченный хам, использующий нецензурные выражения, можно использовать более грубые варианты этого типа защиты:
   • В фильме «Кин-дза-дза» один из персонажей произносит гениальную фразу: «Вам кто-то сказал, что вы умная, или вы сами так решили?»
   • «Кто вам поручил задать мне этот вопрос?», «Кто вас уполномочил...», «Кто вас просил меня экзаменовать?» (или «Кто вам поручил сделать в отношении меня то-то и то-то?»). «Никто, – скажет агрессор, – я сам задаю тебе этот вопрос». В ответ на это вы задаете ему встречный вопрос: «А вы кто?» или «На каком основании вы меня спрашиваете об этом?».
   • Один из вариантов приема «Поставьте над агрессором начальника» – представление самого себя в качестве такого начальника. Если ваш противник – человек вменяемый, но на минуту забывший правила приличия, вы можете сказать: «Я не разрешаю вам так со мной разговаривать». Однако, если хама явно невозможно унять, надо применить противоположную тактику: покровительственно разрешить ему вести себя так, как ему будет угодно: «Спасибо на добром слове. А сами-то вы как называетесь?»

Спросите: «Почему господин N. не обратится ко мне лично?»

   Если нападающий заявляет, что он имеет право требовать от нас отчета в наших действиях, поскольку мы будто бы наносим вред обществу, мы должны применить прием «Почему господин N. не обратится ко мне лично?»
   Людей, которые любят говорить за других, в частности вещать от имени «высших ценностей», всегда можно поставить на место. Вот удачный пример такого случая, произошедшего с Владимиром Маяковским. Поэт часто встречался с читателями, среди которых были и те, кому его творчество не нравилось. Нередко ему задавали ехидные вопросы, на которые он часто отвечал весьма остроумно. Вот одна из таких перепалок:
   – Маяковский, ваши стихи непонятны.
   – Ничего, ваши дети их поймут.
   – Нет, и дети мои не поймут! – утверждал читатель.
   – А почему вы так убеждены, что дети ваши не поймут? Может быть, у них мама умнее, и они будут похожи на нее.
   Заметим, что читатель погорел именно на том, что взялся говорить не только от своего имени, но и от имени потомков.
   Последняя фраза вашего ответа на хамство должна быть вопросительной.
   Следует спросить у человека, который собрался ругать вас, кому конкретно был нанесен вред вашими действиями. Если не ему лично, то вы не обязаны с ним разговаривать. Отвечайте: «Об этом вопросе мы поговорим с тем человеком, интересы которого были затронуты, но не с вами». Если же агрессор утверждает, что вы наносите ущерб сразу многим, скажите: «Вы имеете право обратиться в соответствующие инстанции» (например, к вашему начальству, в домоуправление, в милицию, в суд и т.п.), но ни в коем случае не оправдывайтесь, не отчитывайтесь перед человеком, не являющимся должностным лицом, в чьи обязанности действительно входит правовая оценка ваших действий. Разговаривать с людьми, настаивающими на том, что вы наносите вред каким-то третьим лицам, нельзя ни в коем случае, даже если вы располагаете неопровержимыми доказательствами собственной невиновности. Приберегите эти доказательства на тот случай, если в дело вмешаются должностные лица, перед которыми вы действительно обязаны отчитаться. Сам факт того, что вы начали оправдываться перед посторонним человеком, свидетельствует о том, что у вас слабое чувство собственного достоинства.
   Любого агрессора можно высмеять за присвоение им роли судьи.

Спросите: «А вы кто?..» Пресекайте попытки поучать вас от имени авторитетов!

   Казалось бы, в советские времена этот прием применить было невозможно, поскольку тогда вмешательство в чужие дела и контроль над окружающими считались хорошим тоном. Под предлогом неравнодушного участия вас могли, например, обвинить в том, что вы отбиваетесь от коллектива или ведете себя несовместимо с политикой партии и правительства. Тем не менее я могу привести примеры удачного использования приема «Почему N. не обратится ко мне лично?» и в таких ситуациях.
   На школьном собрании ругали двоих парней, которые не желали вступать в комсомол.
   – Паша и Дима! Почему вы не хотите прямо здесь, на этом собрании, написать заявление о вступлении в комсомол? Что скажешь на это ты, Паша? – спросил Борис, комсорг класса.
   – Спасибо, я пока не чувствую себя достойным, – ответил школьник.
   – Нет, ты достоин, – вмешалась классная руководительница. – Тебя рекомендовали как ученика с отличной успеваемостью и поведением, честного, принципиального, всегда готового прийти на помощь товарищам.
   – Ты понимаешь, что не быть комсомольцем – это позор?! – с деланым возмущением воскликнул комсорг. – Ты позоришь наш класс! Ты отбиваешься от коллектива! А коллектив надо уважать! – с пафосом произнес он снова, рассчитывая на то, что ребята примутся дружно осуждать «индивидуалиста». Расчет оказался верным: класс осуждающе загудел. Однако Паша смело перехватил инициативу.
   – Минуточку, – остановил он комсорга, – это чем же я позорю класс и чем конкретно оскорбляю каждого из моих одноклассников? Поднимите, пожалуйста, руки те, кому я нанес ущерб!
   – Да у нас, собственно, нет к тебе претензий, Паша! – заговорили разом одноклассники. – Речь ведь идет просто о том, что ты почему-то не хочешь вступать в комсомол!
   – Это преступление? – спросил Паша.
   – Это не преступление, – начала классная руководительница, – но...
   – Вступить в комсомол должен каждый нормальный школьник, потому что так положено в нашем государстве. Тебе ведь известно, что мы живем в социалистическом государстве? – наступал комсорг.
   – А ты какое имеешь право говорить от имени социалистического государства? Ты что, Маркс, Энгельс, Ленин? Если я наношу какой-то ущерб государству, пусть оно меня и накажет, но ты-то здесь при чем?
   В классе раздались смешки в адрес комсорга. Класс, минуту назад готовый заклевать Павла, переметнулся на его сторону. Классная руководительница для порядка пробурчала что-то насчет того, что Паше следует еще подумать и все-таки впоследствии вступить в комсомол, и Павла, наконец, оставили в покое. После столь бурной перепалки второго парня, Дмитрия, уговаривали недолго. В ответ на упреки Дима ответил комсоргу: «Если своим отказом вступить в комсомол я нарушаю закон, обратись в милицию». В результате комсоргу ничего не оставалось, как продолжить прием в комсомол тех, кто сам подал заявление о вступлении.

Заметьте агрессору: «Вы такой храбрый не со всеми!»

   Каким бы нахальным ни казался вам агрессор, помните, что на свете существуют люди, с которыми он боится разговаривать так же, как с вами. Также грубиян не осмелился бы вести себя подобным образом, если ситуацию видели бы другие люди, которых он боится или мнением которых дорожит.
   Очевидно, что, если поставить на ваше место другого человека (его властную супругу или родителей, начальника, дюжего соседа или участкового милиционера, наконец), агрессор будет вести себя более почтительно. Приведем примеры того, как напомнить ему об этом очевидном обстоятельстве:
   • «Почему бы вам не повторить то же самое такому-то (назвать имя начальника этого человека, родственника, которого он боится и уважает, и т.п.)?», «Ты ведь, папа, на работе (с друзьями, с соседями) так не разговариваешь! А почему с нами говоришь таким образом? Ты что, относишься к нам хуже, чем к посторонним людям?».
   • «А со своими друзьями (мужем, начальником, соседями) вы тоже так разговариваете? И как они на это реагируют?» Перенесите ситуацию в другое время и другое место: «Вы всех так экзаменуете?», «Вы везде занимаетесь допросами?», «Вы всегда говорите с такой покровительственной интонацией?».
   Существуют люди, с которыми ваш недруг боится разговаривать так же, как с вами.
   Однажды в детстве мы сидели на лавке с соседской девочкой и «играли в карты» (мы вырезали ножницами короны у королей и дам, чтобы украсить ими бумажных кукол). Мимо проходила какая-то старушка, которой хотелось на кого-нибудь покричать для разрядки. Вот и пошла она нас стыдить, что мы-де «картежницы», а «кто играет в карты, тот потом курит, пьет водку, ворует и за это обязательно попадает в тюрьму, где делает татуировки», и т.д. и т.п. Из окна высунулась мама подружки и попросила бабку оставить нас в покое. Та обрадовалась, что есть еще с кем поругаться, и стала кричать на весь двор: «Вот это родители! Это как же вы детей своих воспитываете? Надо сообщить вам на работу, что вы приучаете детей к азартным играм!» К этому моменту вокруг нас остановилось несколько любопытных, среди которых оказался детина двухметрового роста с сигаретой во рту и с бутылками в обоих карманах. «Ой, бабушка, смотрите! – воскликнули мы. – Вон дяденька курит! Давайте вы лучше его повоспитываете!» Бабка обернулась и, испуганно охнув, тут же убежала, сославшись, что у нее «свои дела». Зрители очень повеселились, поняв истинную причину этого поспешного бегства.
   Вот другой пример. Школьник громогласно возмущался по поводу того, что учительница начала выставлять ему заслуженные двойки в журнал. Надеясь заставить ее прекратить выставление оценок, он перешел на крик. «Знаешь что, Витя, – сказала учительница, – покричи-ка ты лучше дома на своего отца». Этого замечания оказалось достаточно, чтобы разговор в таком тоне прекратился.

Опишите действия агрессора как картинку

   Любое действие агрессора можно описать словами как картинку, наблюдаемую со стороны. Это позволяет отразить как словесные, так и несловесные оскорбления, переводя центр внимания окружающих с вашей личности на личность агрессора.

Поставьте перед агрессором зеркало. Спросите: «Вы знаете, как вы смотритесь со стороны?»

   Следующий универсальный и чрезвычайно эффективный метод называется «Поставьте перед агрессором зеркало». Он заключается в том, чтобы заставить агрессора взглянуть на себя, вместо того чтобы нападать на вас:
   • «Вы не думали, как ваши движения смотрятся со стороны?» («Вы не слышали со стороны свой голос?», «Вы себя видите, слышите?».)
   • «Ну, вы прямо красавица-принцесса, когда материтесь!» («Вы смотритесь сейчас очень благородно – как истинный рыцарь!») Напоминание о внешности действует на людей практически беспроигрышно, по крайней мере до 50 лет.
   • «Чтó вы сейчас делаете?» («Чтó вы сейчас говорите?»)
   • «Почему вы...», «Что означает, когда вы...» – далее следует описание тех несловесных действий, которые выполняет в ваш адрес противник, желая вас позлить.
   • Например, вы стоите в очереди в поликлинике. Подходит еще один человек и спрашивает, кто последний. «Вон тот – последний!» – отвечает за вас некий господин и указывает на вас зонтиком, тыча им вам едва ли не в лицо. «А почему вы показываете на меня всего лишь зонтиком? Почему бы сразу не указательным пальцем?» – спрашиваете вы невежу.
   • Очень эффективен так называемый метод Эриксона (по имени известного психотерапевта Мильтона Эриксона), который заключается в том, что вы рассказываете человеку, находящемуся перед вами, историю «о ком-то», намекая на самом деле на него самого.
   Например, некто имеет обыкновение проходить в вашу квартиру не разуваясь, и вы чувствуете, что это нарочитая демонстрация неуважения, однако сделать замечание такому человеку непросто, потому что гость, например, ваш родственник, который старше вас и, допустим, время от времени одалживает вам деньги. Вам, конечно, не хочется ссориться с ним, но и давать себя в обиду вы тоже не желаете. И вот вы, как бы между прочим, заводите разговор о гостях, приходящих к вам в дом, и замечаете, что все они – люди воспитанные, которые всегда разуваются у порога, но среди них есть один нахал, который проходит в обуви. Разумеется, вы делаете вид, будто не заметили, что гость прошел в ботинках, либо заметили, но, увлекшись разговором, забыли об этом.

Призовите невидимых свидетелей

   Чтобы воспользоваться этим приемом, следует «расширить рамки ситуации», т. е. включить в ситуацию посторонних людей (на самом деле отсутствующих), призвав их в свидетели того, что делает агрессор:
   • «Как вы полагаете, как бы сейчас поступил на вашем месте человек воспитанный?» (Можно назвать имя конкретного человека, которого агрессор уважает.)
   • «Как вы полагаете, почему другие люди так не делают, например...» (назвать имя уважаемого человека).
   Допустим, свекровь то и дело проверяет, хорошо ли вы постирали рубашки мужа. Вы задаете ей вопрос: «Как вы думаете, почему моя мама так не делает?» Свекрови придется выкручиваться, чтобы не сказать что-нибудь плохое о вашей маме: перспектива ругаться с тещей вряд ли придется ей по душе.
   • Если недостойно ведет себя человек, который находится при исполнении служебных обязанностей, можно прокомментировать его поведение пожеланием, чтобы его слова услышал человек, которого чтят представители этой профессии.
   Как-то раз учитель обозвал ученика бранным словом. Тот не растерялся и сказал на это: «Да услышат вас Макаренко и Сухомлинский». Учитель даже покраснел от стыда, поскольку сам не раз рассказывал о том, как умны и терпеливы были эти светила педагогики.
   Если вы не знаете, какое имя является авторитетным для представителей данной профессии, можно сказать: «Да услышит Бог ваши слова, да вознаградит Он вас сполна за вашу «доброту»!»
   Расширьте рамки ситуации – включите в нее воображаемых свидетелей.
   В младших классах мне пришлось наблюдать поучительную ситуацию. Трое старшеклассников развлекались тем, что выслеживали, кто из малышей не слил за собой воду в туалете, и в унизительной форме требовали, чтобы те пошли и исправили оплошность, а тех, кто не подчинялся, запирали в туалете, погасив свет. Одной из их жертв оказался очень хитрый второклассник. Он вынужден был слить за собой воду, а когда его выпустили из туалета, сказал: «Ребята, я вас знаю: вы обычно учитесь в пятнадцатом кабинете, а классный руководитель у вас Тамара Николаевна, правильно?» «А тебе какое дело, из какого мы класса?» – насторожились «блюстители порядка». «Ребята, – совершенно серьезным тоном продолжал мальчик, – простите, я раньше не знал, что вы занимаетесь унитазами, но теперь я даже помогу вам и обязательно расскажу всем об этом! Мы даже стенгазету о вас выпустим!» Надо было видеть, как вытянулись лица троих балбесов!

Продолжите фразу противника

   Любое действие противника можно подать в виде картины, только написанной не красками, а вашими словами. Человек, который ведет себя недостойно, как правило, не отдает себе отчета в том, что неприглядность его поведения и мотивы, которые заставляют его поступать таким образом, прекрасно видны окружающим. Как это ни странно, агрессору кажется, что люди воспринимают только его слова, но его самого «не видят» (не оценивают). Поэтому, чтобы смутить противника, следует описать его поведение в виде картины. Ведь тот, кто в поединке успевает наблюдать за действиями нападающего и даже находить слова для их оценки и описания, очень опасный противник. Во-первых, агрессор, не осознававший ранее, что его видно как на ладони, устыдится; во-вторых, вас попросту испугаются, как сверхчеловека, который успевает и говорить, и видеть. Особенно хорошо подходит этот прием, когда агрессор лукавит.
   В шестом классе проходит чаепитие. Таня принесла очень вкусный торт. Одноклассники были в восторге. Только одну девочку, Свету, обуяла зависть. «Вот видишь, какие у твоей мамы руки замечательные!» – громко, чтобы все слышали, сказала она Тане назидательным тоном. «...произнесла Света, прекрасно зная, что торт испекла я сама», – продолжила ее фразу Таня.
   Иные подлецы пользуются тем, что окружающие не слышали начала беседы, и громогласно объявляют (например, за праздничным столом): «Вы знаете, что только что сказал мне Иван Иваныч? Вот послушайте...» Порой трудно бывает потом, как говорится, доказать, что ты не верблюд. Самое лучшее в таком случае – продолжить фразу провокатора, разоблачая его обман перед окружающими.
   Один преподаватель музыкального училища невзлюбил первокурсницу и пользовался любым удобным случаем, чтобы доказать ее профнепригодность. Как-то раз он спросил ее, что она подготовила к уроку. «Я выучила вот эту вещь», – сказала она, подавая ноты. Надо пояснить, что среди музыкантов принято говорить: «Я сыграл эту вещь», однако преподаватель, заметив, что в этот момент в класс вошли другие музыканты, решил придраться к общепринятому слову. «Вот как, оказывается, – сказал он с пафосом, – для тебя музыка – это вещь! Как платье! Как сережки! Как помада!»
   Музыканты, занятые своим разговором, покосились на студентку, вероятно, подумав, что она каким-то образом выразила пренебрежение к искусству. Однако девчонка была не промах – даром что первокурсница! Сообразив, что преподаватель работает на публику, она громко продолжила фразу: «...сказали вы, прекрасно зная, что общепринятое выражение «я выучила эту вещь» не означает, что человек относится к музыке как к вещи!» Поняв, что номер не удался, преподаватель вдруг «вспомнил», что ему надо срочно сходить к директору за расписанием.
   Используйте комментирование, продолжая фразу противника.
   Думаете, какое впечатление произвела эта сцена на музыкантов, перед которыми разыгрывался этот спектакль? «Что-то наш Дмитрий Евгеньевич совсем заработался – к ерунде придираться стал. Не расстраивайся, он у нас немного... со странностями».

Определите тип действия агрессора

   Допустим, вы продавщица и принимаете товар. А в это время покупатель, которому хочется, чтобы его немедленно обслужили, возмущается: «Опять стоят, о своем разговаривают! Сколько времени мне ждать?! Уволить бы их всех!» Неважно, что он там такое сказал. Главное – найти действиям покупателя обобщенное название. В данном случае продавщица может отреагировать: «Кто вас научил говорить под руку?» или «Что вас заставляет говорить под руку?» (прием «Поставьте над агрессором начальника»). Можно сказать иначе: «Вы думаете, вас украшает то, что вы стоите здесь и комментируете работу других?» (прием «Поставьте перед агрессором зеркало»).
   Если покупатель не совсем разошелся, можно сказать просто: «Прошу вас, не говорите под руку» или «С какой целью вы занимаетесь комментированием?». Последний вопрос особенно хорош, ведь очевидно, что в комментариях покупателя нет никакого здравого смысла, поскольку они только замедляют действия продавца. Разве это нужно человеку, который торопит вас? Таким замечанием вы укажете ему на то, что его поведение нелогично, нелепо.
   Если ответить резко нельзя, можно использовать следующий метод. Вы определяете, какой тип действия совершил человек, и удивленно задаете ему уточняющий вопрос, смысл которого привлечь внимание нападающего к сути того, что он в настоящий момент делает, а заодно и перевести центр внимания окружающих с себя на агрессора:
   «Вы делаете мне замечания?», «Вы даете мне указания?», «Вы проявляете любопытство?», «Вы задаете вопрос и не слушаете ответа?». Этот метод силен тем, что вы не делаете утверждений, которые ваш противник может использовать как повод объявить, что вы его оскорбили. Вы просто уточнили у него, что он делает, не более.
   Хамят – удивляйся!
   Предупреждение: в ваших вопросах противнику не должно содержаться оценочных суждений. Нельзя говорить: «Вы разговариваете по-хамски!», «Вы беспардонно вторгаетесь в чужие дела?» и т.п. Идеальный вопрос не содержит ничего, кроме описания действия противника (лучше, если его можно представить себе визуально). Например, идеальными будут следующие вопросы: «Вы проходите в квартиру в обуви?», «Вы задаете вопросы и не слушаете ответов?», «Вы говорите за других людей от их имени и в их присутствии?».
   Какие типичные действия совершает инициатор конфликта? Основные их виды можно перечислить и выучить наизусть:
   • Он делает замечания.
   • Он дает указания.
   • Он проявляет излишнее любопытство.
   • Он дает оценки, о которых его никто не просил.
   • Он задает вопросы и не слушает ответов.
   • Он дает советы, которых никто не просил.
   • Он специально заводит доверительный, сердечный разговор вкрадчивым тоном, чтобы внезапно сказать что-нибудь неприятное.
   • Он присваивает право давать людям определения (клеить ярлыки).
   • Он говорит от имени других в их присутствии (или, напротив, в их отсутствие).

Расскажите историю с намеком на агрессора

   Как быть, если вас жестко критикует человек, считающий себя непогрешимым? Можно, конечно, прямо указать ему на то, что сам он не идеален, однако этот способ грубо нарушает наш собственный принцип невмешательства в чужие дела. Вместе с тем существует простой метод выразить свое мнение так, чтобы не выйти за рамки приличий. Это метод Эриксона, который заключается в том, что вы рассказываете «историю с намеком».
   Каждый раз, когда Игорь приходит в гости, то принимается жестко критиковать тех, кто берется за любое дело, чтобы заработать на жизнь. По его мнению, следует выбирать профессию только по специальности, а смена рода занятий будто бы признак бездуховности. Сам Игорь получает мало, трудится на бюджетном предприятии, чем очень гордится, но при этом ни в чем не нуждается, поскольку его обеспечивают родственники. Немалое количество времени молодой человек посвящает церковным делам, поэтому вторая излюбленная тема его разговоров – высмеивание атеизма и атеистов.
   Как только Игорь примется критиковать «безнравственность» атеистов, следует рассказать какую-нибудь историю, герой которой рассуждает подобно ему самому.
   «Как-то раз к нашему преподавателю по истории религии подошел студент, состоявший в какой-то религиозной организации. Парень этот начал критиковать пожилого профессора и между прочим сказал ему, что христианство более нравственно, потому что проповедует непротивление злу насилием. «Но позвольте, – ответил преподаватель, – что же вы будете делать, если в темном переулке на вас нападет бандит? Неужели вы не будете сопротивляться?» «Не буду», – ответил парень. «А если с вами будет ваша жена, то вы тоже не будете защищать ее?» Тот заколебался. «Если со мной будет жена, то я позову милиционера», – ответил он. «Так вы хотите, чтобы вместо вас согрешил милиционер?» – резонно спросил профессор».
   Таким же способом можно бороться с нападениями Игоря на «недостойные» заработки его друзей. «Видишь ли, Игорь, у меня есть один знакомый, у которого есть жена и дети, но он не хочет получать деньги, работая не по специальности, и утверждает, что это низменно. Я бы, конечно, не стала ему ничего говорить относительно его жизни, если бы он не принялся повсюду громогласно осуждать тех, кто ищет любые способы подработать. Но ты знаешь, Игорь, мне так и хочется напомнить ему, что сам он тратит намного больше, чем получает. Во всяком случае, его детей явно обеспечивает не он, а бабушки и дедушки. Как ты думаешь, Игорь, разве у него есть моральное право критиковать других?» Так вы вежливо покажете свое несогласие и дадите человеку возможность посмотреть на себя со стороны.
   Есть и более изощренный способ высказать свое мнение в духе метода Эриксона: прочесть при случае вслух подходящую статью или литературное произведение, не намекая прямо, что это делается специально для него.

Отвлеките внимание от себя!

   Очень удобный прием словесной самообороны – продолжить фразу, которую произнес ваш противник. Однако это не самый лучший вариант, когда агрессор кричит, поскольку ваше продолжение его фразы прозвучит заведомо тише, чем ее начало, а ведь бывают ситуации, когда кто-нибудь кричит на вас на всю улицу. На этот случай к нам на помощь приходит прием «Отвлеките внимание от себя», который заключается в том, что вы пресекаете попытку противника говорить о вас и особенно приписывать вам некие визуально представимые действия и свойства.
   Почему так важно отвлечь от себя внимание? Потому что свидетели ситуации, в которой вы позволили себя распекать, запомнят, будто вы проиграли спор и действительно оказались виноватым, несмотря на то что на деле было как раз наоборот.
   Чтобы этого не произошло, необходимо перевести центр внимания окружающих со своих действий на действия обвинителя («На каком основании вы мне это говорите?», «Кто вам дал право так разговаривать?», «Это вы мне такой вопрос задаете?» и т.п.).

Введите в ситуацию выдуманное третье лицо

   Отвлечь от себя внимание можно также путем включения в вашу ситуацию некоего выдуманного персонажа, который, например, сообщает вашему противнику ложные сведения. Этот прием просто великолепен в том случае, когда недруг выкрикивает о вас всякие небылицы, привлекая внимание окружающих. Прием можно использовать и в ситуации, когда вы разговариваете с человеком, которому нельзя ответить неучтиво (например, с начальником или с учителем).
   В качестве примера приведу историю с преподавателем и студенткой музыкального училища. Студентка, которую невзлюбил преподаватель, мечтавший ее отчислить, допустила в реферате случайную описку. Она написала, что «Моцарт – великий австралийский композитор».
   
Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать