Назад

Купить и читать книгу за 49 руб.

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Символы, святыни и награды Российской державы. часть 2

   В книге представлена богатейшая история развития российской символики, повествуется о том, как по мере становления и укрепления государства рождались и видоизменялись главные отличительные знаки его суверенитета – герб, флаг и гимн, как утверждалась символика Русской православной церкви, рассказывается о наиболее чтимых православных святынях, как век за веком складывалась наградная система.
   Читатель найдет здесь много интересных фактов и о тех людях, чье верное служение Родине было отмечено почетными наградами.
   Большое количество иллюстраций делает излагаемый материал более ярким, наглядным и интересным.


Вольдемар Балязин, Надежда Соболева, Александр Кузнецов, Александр Казакевич Символы, святыни и награды Российской державы часть 2

ГЛАВА IX. Наградные медали Российской империи


Дворцовый гренадер в парадной форме. Кон. XIX – нач. XX в.
   Русское слово «медаль» происходит от латинского «metallum» – металл. Медали бывают различных типов и видов: памятные, спортивные, лауреатские и пр. Самую большую группу составляют наградные медали, являющиеся государственными знаками отличия, как и ордена.

Медалическая история

   Наградные медали, так же как медали памятные и персональные, появились в России в XVIII веке, хотя знаки, близкие к ним по значению, были известны в нашей стране с XV века.
   Подавляющее большинство русских наградных медалей учреждались для награждения участников той или иной военной кампании, похода или сражения. По традиции медалями награждались как представители привилегированных классов, так и низшие чины – унтер-офицеры, солдаты, матросы. Впервые массовые награждения медалями рядовых воинов стали проводить именно в России и лишь почти через сто лет – в других странах Европы.
   Уже в трудах М. В. Ломоносова познавательное значение «медалической истории» нашей Родины получило высокую оценку. Ведь наградные медали, разложенные в хронологическом порядке, воссоздают важнейшие эпизоды военной истории России: Полтава и Гангут, Кагул и Очаков, сражения Отечественной войны 1812 года, героическая оборона Севастополя в 1853–1856 годах, освобождение болгар от турецкого ига и т. д.
   Подробно рассказать о всех российских наградных медалях очень сложно: список наградных медалей Российской империи включает 1120 названий. Остановимся на самых известных и массовых наградах.
   Автор Летописного свода, игумен Киево-Печерского монастыря, Никон сообщает о первой такой награде, которой в 1000 году великий Киевский князь Владимир Святославич наградил своего воеводу Александра Поповича за победу над половцами, – золотой гривне, которая носилась на шее. Гривна эта, представляя и сама по себе немалую ценность – ее вес равнялся половине фунта, воспринималась как нечто гораздо более драгоценное, чем золото.

1, 2 – Монеты времен Ивана III и Василия III – «московка» и «новгородка». Серебро. 3 – Псковская деньга периода самостоятельности Пскова. Серебро
   Начиная с XV века, особенно в годы правления великого князя Московского Ивана III Васильевича, на Руси в награду за ратную службу стали регулярно раздавать «золотые» различного достоинства. Это были золотые монеты русской или иностранной чеканки, которые тогда не входили в денежное обращение, а выполняли роль наградных знаков. Самая крупная монета весом 35,5 грамма – «португал», в несколько раз меньше – английские «корабельники», «угорские» (т. е. венгерские знаки), «московки» и «новгородки».[1] Хотя «золотые» внешне не отличались от монет, награждение ими имело характер не денежного подарка, а воинской почести.
   Очень скоро пожалования «золотых» стали массовыми: награждалось все войско – сотни, а иногда и тысячи ратников, причем размер и вес знака зависели от знатности и чина награждаемого. «Разрядная книга» времен Ивана Грозного содержит такую запись о чествовании участников второго Ливонского похода в 1577 году: «…государь за ту службу Богдана (Бельского) пожаловал золотой португалской да чепь золоту, а Деменши Черемисову золотой угорский, а дворянам государевым по золотой наугородке, а иным по московке золотой, а иным по золоченой». Позолоченные «новгородки» и «московки» предназначались для награждения рядовых ратников – стрельцов, пушкарей, запальщиков, боярских и охочих людей, засечных сторожей, воротников и т. д.
   В зависимости от «степени» «золотые» либо нашивались на одежду, либо носились на цепи. Один из иноземцев, наблюдавший, как сражаются русские воины, задавался таким вопросом: «Чего нельзя ожидать от войска бессметного, которое, не боясь ни холода, ни голода и ничего, кроме гнева царского, с толокном и сухарями, без обоза и крова, с неодолимым терпением скитается в пустынях Севера, и в коем за славнейшее дело дается только маленькая золотая деньга, носимая счастливым витязем на руке или шапке?» Повторные награждения не были редкостью, поэтому у многих «витязей» могло быть нашито по нескольку знаков. Не оставались ненагражденными и мирные жители, если они принимали участие в защите города или в других военных действиях.
   Наиболее массовыми становятся подобные награждения в XVII веке. Так, при воссоединении Украины с Россией в 1654 году десятки тысяч казаков Богдана Хмельницкого были награждены золотыми знаками в четверть червонца. Для самого же гетмана была изготовлена золотая медаль в 10 червонцев (34 г).
   Ко времени правления царевны Софьи относится появление в России первой персональной наградной медали. Это событие связано с так называемым Троицким походом 1682 года, закончившимся казнью князя И. А. Хованского. В Эрмитаже хранится круглый золотой знак, выданный Агею Шепелеву, сопровождавшему двор царевны Софьи во время бегства в Троице-Сергиеву лавру. Впервые этот знак имел на оборотной стороне специальную надпись, где упоминались конкретное событие, дата, личность награжденного. Подобные персональные знаки отличия получили тогда же и другие высокопоставленные лица.

Наградная медаль кн. В. В. Голицына
   До самого конца XVII века продолжалась раздача монетовидных воинских наградных знаков – «золотых». Правительница Софья награждала ими всех без исключения участников безуспешных Крымских походов 1687 и 1689 годов, даже погибших: в этом случае «золотые» получали их семьи. Мастера Денежного двора и Оружейной палаты изготовили по этому случаю тысячи золотых знаков – от миниатюрных, в четверть червонца (для рядовых стрельцов), до крупных, в несколько червонцев (для генералитета). Для командовавшего войсками фаворита царевны князя В. В. Голицына был изготовлен огромный медальон в 300 червонцев на золотой цепи. На одной стороне этих наград был выбит парный портрет братьев Иоанна и Петра, а на другой – одиночный, более крупный портрет самой Софьи с короной и скипетром.
   Первая награда за военные заслуги, выданная Петром I, также была традиционной: в сентябре 1696 года за сражение под Азовом А. С. Шеин получил «золотой» в 13 червонцев, Ф. Я. Лефорт – в 7, Ф. А. Головин – в 6 червонцев; золотыми знаками различного достоинства были награждены офицеры, рядовым солдатам и стрельцам были розданы золоченые копейки. Солдатские награды в виде полтин или рублевиков бытовали и позже.
   Петром Великим учреждались только военные медали: «За победу под Лесной», «За Полтавскую баталию», «За победу при Гангуте», «В память Ништадтского мира» и др. В царствование императрицы Екатерины II стали появляться и штатские медали – для воспитательного дома, «Депутатам комиссии», «За прививание оспы», «Слава России» (для экспедиции выдающегося гидрографа, адмирала Г. А. Сарычева) и пр. Наряду с ними императрицей учреждено и немало наградных медалей за военные заслуги – «За победу при Кагуле», «За победу при Чесме», за взятие Очакова, Измаила… Медали Екатерининской эпохи отличает высокая художественность исполнения и понятные лаконичные надписи.

Рядовой лейб-гвардии Семеновского полка К. Екименко. Награды: крест и медаль за участие в Польском походе (1831)
   В царствование Александра I, ознаменованного Отечественной войной 1812 года и заграничным походом русской армии, наряду с военными медалями «В память Отечественной войны 1812 года», «За взятие Парижа», «За взятие приступом Базарджика» или «За переход на шведский берег» – появилось много шейных медалей диаметром в 50 миллиметров, отмечающих верную службу царю и Отечеству. Некоторые из них дожили до революции 1917 года: «За усердие», «За полезное», «За верную службу», «За усердную службу», «За верность и усердие» и им подобные.
   Раз учрежденная российским императором, наградная медаль продолжала существовать и при других государях. Менялось только изображение царя на аверсе медали. Этим объясняется обилие медалей. Но был случай, когда учрежденная Александром I в 1818 году медаль «За спасение человечества» изменила название. Она была золотой и серебряной, носилась на Владимирской ленте и давалась «за подвиги человеколюбия с риском собственной жизнью». А случилось это так.
   В 1824 году чиновник О. А. Пржецлавский из Министерства внутренних дел заметил своим начальникам: «„За спасение человечества“ – это медаль не для простого смертного, а для Иисуса Христа». Начальник блеснул этой мыслью перед министром, и надпись на медали была изменена: она стала называться «За спасение погибавших».
   В Николаевскую эпоху появились награды для учащихся в военных и штатских учебных заведениях, морских и коммерческих училищах, для мореходов и воспитателей. Среди них – «За успехи в учении и добронравие», «За отличие в мореходстве», «Честному труженику», «За достоинство» (для выпускников Московской коммерческой академии), «За успехи в образовании юношества» и др. Конечно же, в насыщенную военными событиями эпоху Николая I было немало и военных медалей – «За персидскую войну», «За турецкую войну», «За взятие приступом Варшавы», «За усмирение Венгрии и Трансильвании»…
   В 26-летнее царствование императора Александра II в России происходили такие важные события, как освобождение крестьян, Кавказская война, Крымская война, присоединение Средней Азии и Русско-турецкая война на Балканах. Все эти события отражены в таких российских наградных медалях, как: «За покорение Чечни и Дагестана», «За защиту Севастополя», «За труды по освобождению крестьян», «За Хивинский поход» и медали за Русско-турецкую войну. Наряду с ними продолжали жаловать и медалями, учрежденными предыдущими монархами. Появилось много комбинированных лент, состоящих из двух орденских, медали стали носить на пятиугольных колодках, доживших до нашего времени.

Александр II. Худ. А. Харламов. 1874 г.
   Поэт А. И. Дельвиг рассказывал в своих воспоминаниях, как 6 апреля 1866 года на петербургском вокзале Александр II вдруг подошел к нему и спросил:
   – Какая на вас серебряная медаль?
   – За поход в Венгрию, – ответил Дельвиг.
   – На какой ленте она носится?
   – На соединенных Андреевской и Владимирской.
   – А на каких лентах навязана твоя медаль?
   Поэт посмотрел на свою грудь и увидел, что медаль на Андреевско-Аннинской ленте. Это напутал его камердинер.
   – Подобного сочетания лент, как у тебя на медали, не существует, – сказал государь недовольно и отошел.
   А. И. Дельвиг был поражен: как это мог император среди такого количества провожавших его семью в Царское Село людей да при столь скудном освещении вокзала издали заметить эту злополучную ленту.
   Царь-миротворец Александр III, при котором не было войн, а происходили лишь идущие на пользу России и ее армии реформы, учредил немало памятных медалей: «В память царя Николая I», «В память ВУЗ» (отличившимся инженерам), «Кронштадт – Тулон»… Первая медаль Александра III была посвящена трагической гибели его отца Александра II и называлась «1 марта 1881 года». Единственная в России медаль, носившаяся на Андреевско-Александровской ленте (голубой и алой).
   При императоре Николае II наградных медалей стало еще больше, столько их не было ни при одном российском императоре. К старым все прибавлялись и прибавлялись новые. Достаточно сказать, что нумерация Георгиевских крестов и Георгиевских медалей перевалила за миллион. Анализируя приводимую ниже таблицу, можно увидеть возрастание числа наградных медалей с каждым новым российским императором. Исключение составляют Павел I и Александр III, за счет их непродолжительных царствований.

   Особое место среди наградных медалей занимают гражданские медали «За усердие», «За полезное» и им подобные. Награждение ими имело определенную последовательность – от серебряной нагрудной медали на ленте ордена Святого Станислава до шейной золотой на Андреевской ленте. Медалями сначала награждали от имени императора, а к концу XIX столетия уже через департаменты.

Золотые кресты

   Наградные медали были классом ниже орденов, но и сами они имели разное достоинство. Самыми «престижными» наградными медалями были золотые офицерские кресты, не входящие в иерархию российских императорских орденов, но стоящие сразу же за ними и часто воспринимаемые как ордена. В русской истории их было всего пять, поэтому и имеет смысл выделить золотые кресты в отдельную группу.
   Золотые кресты выпускались на протяжении всего 22 лет (1788–1810), а для русской истории такой период продолжительным не назовешь.
   И все же золотые кресты, которые носились на орденской Георгиевской ленте, были очень ценной наградой – чем-то средним между орденом и медалью.

Очаковский крест. 1788 г

   Первый золотой крест назывался «Очаковским».
   После разгрома и уничтожения вражского десанта на Кинбурнской косе и освобождения Днепровско-Бугского лимана от турецкого флота, главной задачей русской армии стало взятие основной османской твердыни – Очакова. В турецких владениях на Черном море Очаков был главным портовым городом того времени. Все лето 1788 года и до глубокой осени Очаков держал возле своих стен основные силы армии Г. А. Потемкина. Истощенный гарнизон крепости не сдавался, приближающаяся зима вынудила Потемкина перейти к решительным действиям. 6 декабря, в метель и мороз, шесть колонн начали штурм крепости одновременно с двух сторон. Сражение было жестоким, кровопролитным и оказалось победоносным для наших войск.

Золотой наградной крест для офицеров за участие в штурме Очакова
   Г. А. Потемкин за эту победу был осыпан наградами императрицы: «…почтили мы Вас знаком 1-й степени военного Нашего ордена… жалуем Вам фельдмаршальский повелительный жезл, алмазами и лаврами украшенный… и в память оным сделать медаль». А. В. Суворов получил в награду бриллиантовое перо на шляпу ценой в 4450 рублей; М. И. Кутузов – орден Святой Анны 1-й степени и орден Святого Владимира 1-й степени. Особенно отличившиеся офицеры были пожалованы орденами Святого Георгия и Святого Владимира. А не получившим этих орденов «жаловали Мы, – писала императрица, – знаки золотые для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами».
   Очаковский крест с закругленными концами представлял собой нечто среднее между императорским орденом и наградной медалью. Исключительная редкость его в наше время объясняется сравнительно малочисленным числом награжденных.
   Нижние чины за штурм Очакова награждены серебряной медалью «За храбрость, оказанную при взятье Очакова декабря 6 дня 1788».

Измаильский крест. 1790 г

   21 июня 1789 года А. В. Суворов нанес поражение туркам при Фокшанах, а 11 сентября разгромил 100-тысячную турецкую армию на реке Рымник. В то время как главная армия Г. А. Потемкина бездействовала, на плечи А. В. Суворова ложились все более сложные операции этой войны. Теперь перед ним была поставлена задача, от решения которой зависел дальнейший исход войны – взятие крепости Измаил с ее гарнизоном в 35 тысяч человек при 265 орудиях.
   Дважды русская армия пыталась овладеть этой крепостью, но та оставалась неприступной. 2 декабря 1790 года Суворов прибыл под Измаил и начал подготовку к штурму. Изучив все подступы и укрепления крепости, он доносил Потемкину: «Крепость без слабых мест». Действительно, окруженная земляным валом высотой восемь метров, заполненным водой рвом глубиной до десяти метров и шириной двенадцать метров, с сильной артиллерией, она имела в плане форму треугольника. Две стороны его растянулись на семь километров, а южная сторона примыкала к Килийскому рукаву Дуная.

Золотой наградной крест для офицеров за участие в штурме Измаила
   11 декабря 1790 года, в три часа ночи, русские войска без шума выступили на исходные позиции, а в пять часов утра девять штурмовых колонн, по три с каждой стороны крепости, двинулись на штурм. Речная флотилия под командованием адмирала Хосе де Рибаса (испанца на русской службе) атаковала приречную сторону крепости. Всего в штурме участвовала 31 тысяча солдат и офицеров при более чем 500 орудиях (включая корабельную артиллерию). Одновременный штурм крепости со всех сторон заставил противника рассредоточить силы. Исключительно упорное сопротивление противника было сломлено лишь к двум часам следующего дня, когда Суворов приказал ввести в крепость восемь эскадронов кавалерии и два казачьих полка. Весь турецкий генералитет был уничтожен, и в Измаиле нам достались огромные трофеи: все 265 пушек и мортир, 364 знамени, 42 судна, 3 тысячи пудов пороху, около 10 тысяч лошадей и 10 миллионов пиастров денег.
   «Не было крепче крепостей, обороны отчаянней, чем Измаил, только раз в жизни можно пускаться на такой штурм», – писал Суворов в донесении Потемкину.
   Потери с обеих сторон были огромны. Русские потеряли убитыми и ранеными 1000 человек, турки – 2600 и 900 пленных.
   За такую великую и славную победу А. В. Суворов не был награжден по достоинству совершенного им подвига – не получил ожидаемого фельдмаршальского жезла и был произведен всего лишь в подполковники Императорского Преображенского полка, полковником которого числилась сама Екатерина II, а также удостоен памятной персональной медали. Причиной тому послужили его обострившиеся отношения с Г. А. Потемкиным. Это оскорбление – «измаильский стыд» – остался горьким воспоминанием до конца жизни Александра Васильевича.
   Офицеры были пожалованы орденами и золотыми шпагами. «А тем, кто не получил орденов, – писала Екатерина II в своем рескрипте князю Г. А. Потемкину от 25 марта 1791 года, – …Мы представляем Вам… объявить с одарительным листом каждому, означающим службу его, убавляя срок, к получению военного ордена Святого Георгия положенный,…и с дачею каждому же золотого знака по образцу нами утвержденному».
   Измаильский крест напоминает по своей форме Очаковский и официально именуется «Знаком золотым для ношения в петлице мундира на ленте с черными и желтыми полосами на левой стороне груди». Размеры его такие же, как и Очаковского – 4×47 мм.

Крест за взятие Варшавы. 1794 г

   При последнем – третьем – разделе Польши в 1794 году польский народ поднял восстание, во главе которого встал Тадеуш Костюшко. В ночь с 17 на 18 апреля восставшие варшавяне перебили двухтысячный русский гарнизон и взяли в плен 1764 человека. Восстание приняло грандиозные размеры и превратилось в войну против Пруссии и России – союзников в борьбе против Польши.
   Фельдмаршал П. А. Румянцев без согласия императрицы направил в Польшу А. В. Суворова. При деревне Мациовицы, неподалеку от Варшавы, произошло жестокое сражение, в котором русские войска под командованием генерал-поручика графа И. Е. Ферзена разбили польский отряд, которым руководил предводитель восстания Т. Костюшко. А. В. Суворов в это время разбил крупное соединение поляков при Кобылке.

Золотой наградной крест для офицеров за участие в штурме Праги 24 октября 1794 г. (об. сторона)
   Теперь на пути к Варшаве главным препятствием стало предместье столицы – Прага. Поляки укрепили его шестью рядами волчьих ям с поставленными в них заостренными кольями, высокими валами с глубокими рвами, обложенными камнем батареями; внизу расположились тройные полисады, и все это было нашпиговано множеством орудий при 30-тысячном войске.
   Подготовку к штурму А. В. Суворов вел очень тщательно, как в свое время под Измаилом. Отдавая приказ перед штурмом Праги, Александр Васильевич особенно предупреждал о том, чтобы «в дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Кого из нас убьют – царство небесное, живым – Слава! Слава! Слава!»

Портрет генерал-майора В.И. Депрерадовича. 1805 г.
   Его грудь украшают алмазная звезда и лента ордена Св. Анны 1-й степени, Мальтийский крест, крест Св. Георгия 4-й степени и золотые кресты за штурм Очакова и Праги

   Прага, а затем и Варшава были взяты. А. В. Суворов получил от императрицы такое послание: «Господин генерал-фельдмаршал… Вы знаете, что я без очереди не произвожу в чины. Не могу обидеть старшего, но Вы сами произвели себя в фельдмаршалы».
   Офицеры за взятие Праги были награждены орденами Святого Георгия и Святого Владимира, а те, кто не получил их, были жалованы золотыми крестами с надписью: «За труды и храбрость». На оборотной стороне креста была надпись: «Прага взята октября 24 1794».

«За труды и храбрость при взятии Праги октября 24 1794»
   В именном рескрипте Екатерины II, данном генерал-фельдмаршалу графу П. А. Румянцеву-Задунайскому от 1 января 1795 года, по поводу награждения этими крестами сказано следующее: «Мы воздаем оным Нашею особливой Монаршею милостью и благопризнанием, как в росписи у сего приложенной отмечено… Всем бывшим действительно на штурме Прагском Штаб– и Обер-офицерам, которые тут не получили орденов военного Святого Георгия и Святого Владимира, жалуем золотые знаки для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами…»
   Нижние чины награждались серебряными медалями необычной формы – квадратной и со слегка закругленными концами. На аверсе медали – вензель Екатерины II, на реверсе – надпись: «За труды и храбрость при взятии Праги октября 24 1794».

П. И. Багратион. Неизв. худ. 1830-е гг.

Крест Прейсиш-Эйлау

   После разгрома союзных русско-австрийских войск под Аустерлицем 20 ноября 1805 года, где русские потеряли 21 тысячу человек, Наполеон начал захватывать Польшу. 19 декабря он вступил в Варшаву под восторженные приветствия населения.
   Решающее сражение произошло у селения Прейсиш-Эйлау[2] 27 января 1807 года. У Наполеона было 70 тысяч войска при 450 орудиях, а численность русских составляла 68 тысяч человек при 400 орудиях. Наполеон не собирался в этот день давать сражение, он ждал подхода корпусов маршалов Л. Даву и М. Нея. К тому же бушевала сильная метель, но неожиданно завязалась схватка русских с французскими фуражирами в самом селе Прейсиш-Эйлау. Она переросла в битву, втянув войска обеих армий в грандиозное сражение. Вот как описывает его Денис Давыдов, адъютант П. И. Багратиона:
   «Произошла схватка, дотоле невиданная… тысячи человек с обеих сторон вонзали трехгранное острие друг в друга. Толпы валились. Я был очевидным свидетелем этого гомерического побоища и скажу поистине, что в продолжение шестнадцати кампаний моей службы… я ничего подобного не видывал! Около получаса не было слышно ни пушечных, ни ружейных выстрелов, ни в середине, ни вокруг его; слышен был только какой-то невыразимый гул перемешавшихся и резавшихся без пощады тысячей храбрых. Груды мертвых тел осыпались свежими грудами; люди падали один на других сотнями, так что вся эта часть поля сражения вскоре уподобилась высокому парапету… Штык и сабля гуляли, роскошествовали и упивались досыта. Ни в каких почти сражениях подобных свалок пехоты и конницы не бывало».

Крест за Прейсиш-Эйлау. 1807 г.
   Русские потеряли под Прейсиш-Эйлау 18 тысяч убитыми и 7900 ранеными, а французы – 29 тысяч убитыми и ранеными и 700 пленными. Завоеванная такой кровью победа была за русскими, а Наполеону впервые за все его войны не досталось в трофеи ничего.
   В указе Александра I от 31 августа 1807 года, данном «Кавалерской думе Военного Ордена Святого Георгия – О пожаловании Офицерам, отличившимся в сражении при Прейсиш-Эйлау, золотых знаков для ношения в петлице», говорилось: «В ознаменование отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении 27 Генваря сего года при Прейсиш-Эйлау, офицерам армии Нашей, всем тем, кои не получили орденов Военного Святого Георгия и Святого Владимира, но представлены Главнокомандовавшим к получению знака отличия, жалуем золотые знаки, для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами, с тем, что в пользу награждаемого таковым знаком убавляется три года службы, как к получению Военного Ордена, так и пенсиона».
   Солдатских наградных знаков за это сражение не учреждалось.

Крест за взятие Базарджика

   Наполеон считал, что традиционным врагом России издавна была и есть Турция. В ней он видел значительную потенциальную силу, которую решил использовать в своих планах завоевания Москвы. После покорения России он обещал Турции вернуть ей Крым и побережье Северного Причерноморья. После такой договоренности Турция пошла на новый конфликт с Россией. Она нарушила условия Ясского мира 1792 года, перекрыла Черноморские проливы русским судам, взялась за укрепление своих дунайских крепостей и стала сосредоточивать военные силы у русских границ. В 1806 году для России началась новая война с Турцией. Велась она вяло, с переменным успехом с обеих сторон и затянулась до осени 1811 года.

Крест за Базарджик. 1810 г.
   В феврале 1810 года командовать Молдавской армией был назначен молодой и талантливый генерал Н. М. Каменский-Младший. К тому времени он имел большой боевой опыт: участвовал в Швейцарском походе А. В. Суворова, воевал против Наполеона в 1805–1807 годах и бил шведов в 1808–1809 годах; был награжден 3-й и 2-й степенями ордена Святого Георгия.
   К весне он увеличил свою армию почти вдвое, хорошо подготовил ее к новому наступлению и в мае с 80-тысячным корпусом, форсировав Дунай, овладел портами и крепостями Силистрией и Туртукаем и подступил к Базарджику. Эта крепость (ныне город Пасарджик в Болгарии) находилась на перекрестке дорог на Варну, Праводы, Шумлу и далее на Адрианополь. Взята она была 22 мая 1810 года.
   Почему взятию ее отведена настолько высокая честь, что ради нее учреждено две специальные награды, – остается загадкой. В этой войне были и более знаменательные победы и до, и после сражения за Базарджик. Вспомним хотя бы сокрушительный разгром турок М. И. Кутузовым при Слободзее – у Дуная осенью 1811 года, приведший Россию к победе в этой войне, завершившейся подписанием выгодного для России Бухарестского мирного договора 1812 года.
   Как бы то ни было, а «Его Императорское Величество за отличную храбрость и усердие, оказанные при штурме Базарджика корпусом войск под начальством Генерал-Лейтенанта Графа Каменского… Всемилостивейше жалует: отличившимся Штаб– и Обер-Офицерам, не получающим кавалерских орденов, золотые знаки отличия, кои прибавляют каждому три года службы к получению Военного Ордена и пенсиона».
   Крест за взятие Базарджика был с раздвоенными концами, как у Мальтийского ордена; на лицевой стороне его надпись «За отличную храбрость», а на обороте – «При взятии приступом Базарджика 22 мая 1810 г.». Носили его на Георгиевской ленте в петлице (потом на левой стороне груди). Крест этот был пятым и последним из ряда подобных наград.
   Для нижних чинов отчеканили серебряные медали с портретом Александра I на лицевой стороне, а на оборотной стороне креста сделали надпись: «За отличие при взятии приступом Базарджика 22 мая 1810 г.».
   Далее речь пойдет об обычных наградных медалях, и при изложении отдельных сюжетов мы будем придерживаться строгой хронологической последовательности.

Наградные медали Петра I

   Коренные изменения в наградной системе, происшедшие в Петровскую эпоху, тесно связаны, с одной стороны, с военными преобразованиями царя-реформатора, а с другой – с реформой денежной системы. Монетное и медальерное дело в первой четверти XVIII века развивалось в России очень быстро и достигло высокого уровня как в производственном, так и в художественном отношениях. Петр I, бывая за границей, неизменно интересовался работой монетных дворов: в Лондоне, например, с устройством машин для чеканки его знакомил Исаак Ньютон. Русский царь приглашал к себе на службу западных медальеров, заботился и об обучении русских мастеров.
   Под воздействием западноевропейского медальерного искусства в России в самом начале XVIII века стали чеканить памятные медали. Они выпускались в честь важнейших событий того времени, чаще всего баталий, которые русские мастера стремились отобразить с возможной точностью. Медали были в то время одним из важнейших средств демонстрации государственной мощи, а также своеобразным средством «массовой информации»: они раздавались в ходе торжественных церемоний, посылались за границу «в подарок чужестранным министрам», приобретались для минц-кабинетов, собирающих монеты и медали. Петр I сам нередко занимался «сочинением» медалей.
   Появившаяся русская наградная медаль вскоре соединила незнакомую на Западе традицию «золотых» (массовых воинских наград) с некоторыми внешними приемами оформления, сложившимися в европейской медалистике. Петровские военные медали существенно отличались от «золотых». По виду и размерам они соответствовали новым русским монетам – рублям; на лицевой их стороне всегда помещался портрет царя (поэтому сами медали назывались «патретами») в доспехах и лавровом венке, на оборотной – как правило, сцена соответствующего сражения, надпись и дата.
   Закреплен был и принцип массового награждения: за сражение на суше и на море выдавались не только офицерские, но также солдатские и матросские медали – всем до одного участникам, а выдающийся личный подвиг мог быть отмечен особо. Однако награды для командного состава и нижних чинов были неодинаковы: для последних они делались из серебра, а офицерские всегда были золотыми и, в свою очередь, различались по размеру и весу, а иногда и по своему внешнему виду (некоторые выдавались с цепями). Все медали первой четверти XVIII века чеканились еще без ушка, поэтому приспосабливать награду для ношения должен был сам получивший ее. Иногда ушки к медалям приделывались прямо на Монетном дворе, если награды жаловались с цепью.
   Большая часть учрежденных Петром I наградных медалей связана с военными действиями против шведов в Северной войне. По документам Монетного двора, наградными медалями было отмечено 12 сражений первой четверти XVIII века, причем «тираж» некоторых из них достигал 3–4 тысяч экземпляров.
   В октябре 1702 года штурмом была взята старинная русская крепость Орешек (Нотебург), долгое время находившаяся в руках шведов. В штурме участвовали только добровольцы – «охотники», доблесть которых была отмечена золотыми медалями. На лицевой стороне медали – портрет Петра I, на оборотной – детально изображена сцена штурма: город-крепость на острове, обстреливающие его русские орудия, множество лодок с «охотниками». Круговая надпись сообщает: «Был у неприятеля 90 лет, взят 1702 октября 21».

Медаль за взятие Орешка. 1702 г.
   В 1703 году были отчеканены медали для офицеров и солдат гвардейских пехотных полков – Преображенского и Семеновского, которые на лодках атаковали два шведских военных корабля в устье Невы. Руководивший этой беспримерной операцией сам Петр I, получивший орден Андрея Первозванного; «офицерам даны медали золотые с цепью, а солдатам – малые без цепей». Сцену битвы на обороте медали сопровождает изречение: «Небываемое бывает».
   Массовое пожалование офицеров медалями связано с поражением шведов при Калише (Польше) в 1706 году; солдаты тогда получили награды старого типа в виде серебряных «алтынов». Золотые медали за калишскую победу были разных размеров, некоторые – овальные. Особое оформление получила полковничья медаль (самая большая): она окаймлена ажурной золотой рамкой с украшением вверху в виде короны, вся оправа покрыта финифтью, усыпана алмазами и драгоценными камнями. На лицевой стороне всех медалей – погрудный портрет Петра в рыцарских доспехах, а на обороте их царь изображен на коне в античном одеянии, на фоне сражения. Надпись гласит: «За верность и мужество».

Медаль «На победу под Лесной». 1708 г.
   Подобными медалями, но с надписью «За Левенгауптскую баталию» были награждены участники сражения при деревне Лесной в Белоруссии в 1708 году. Здесь был разбит корпус генерала А. Левенгаупта, шедшего на соединение с войсками шведского короля Карла XII.
   Вскоре после знаменитого Полтавского сражения Петр I приказал изготовить наградные медали для солдат и урядников (унтер-офицеров). Они чеканились в размере рубля, ушка не имели, и награжденные сами должны были приделывать ушки к медалям, чтобы носить их на голубой ленте. На оборотной стороне урядничьей медали изображена кавалерийская схватка, а на солдатской (меньших размеров) – перестрелка пехотинцев. На лицевой же стороне помещалось погрудное изображение Петра I.

Медаль «За Полтавскую баталию». 1709 г.
   В 1714 году за взятие города Вазы (на Финском побережье) были награждены только штаб-офицеры – полковники и майоры. Медаль, которая была выпущена по этому случаю, на обороте изображения не имела, лишь надпись: «За Вазскую баталию 1714 февраля 19 дня». Это единственный пример подобного оформления награды в петровское время, но оно станет типичным позже – во второй половине XVIII века.
   Крупнейшая победа Петра I на море – это сражение при мысе Гангут в 1714 году, когда авангард русского галерного флота разгромил шведскую эскадру контр-адмирала Н. Эреншельда и захватил все 10 вражеских кораблей. За блестящую «викторию» участники боя получили специальные медали: офицеры – золотые, с цепями и без цепей, «каждый по пропорции своего чина», матросы и солдаты десанта – серебряные. Рисунок на всех медалях одинаков. На лицевой их стороне, как обычно, был портрет Петра I, а на оборотной – план морского сражения и дата. Вокруг шла надпись: «Прилежание и верность превосходит сильно». Эта легенда стала своеобразной традицией для наград за морские баталии, ее можно видеть, например, на обороте медали за взятие трех шведских судов эскадрой Н. Сенявина у острова Гогланда (1719). А на медалях за победу в Гренгамском сражении (1720) надпись помещена в таком варианте: «Прилежание и верность превосходят силу».

Наградная офицерская медаль за сражение при Гангуте 27 июня 1714 г.
Наградная солдатская медаль за сражение при Гангуте
Серебряная наградная медаль за Гангутское сражение для матросов (об. сторона)
   Один из современников, рассказывая о сражении при Гренгаме, не забыл упомянуть и о наградах его участникам: «Штаб-офицерам на цепях золотых жалованы медали золотые и которые через плечо носили, а обер-офицерам – золотые же медали на голубой неширокой ленте, которые прикалывая к кафтанной петле носили; унтер-офицерам и солдатам – серебряные портреты на банте голубой ленты, приколотые к кафтанной же петле, нашивали, с надписью на тех медалях о той баталии».

Медаль за Гренгамское сражение. 1720 г.
   Так в России почти на сто лет раньше других европейских государств стали награждать медалями всех участников сражения – как офицеров, так и солдат.
   Огромное число участников Северной войны получило в 1721 году медаль в честь заключения Ништадтского мира со Швецией. Солдаты были награждены большой серебряной медалью, а офицеры – золотыми медалями различного достоинства.[3] Сложная по композиции, с элементами аллегории, очень торжественно оформленная медаль «По потопе Северныя войны» – свидетельство того огромного значения, какое имело для Российского государства это событие. На лицевой стороне солдатской медали и на обороте офицерской помещена такая композиция: Ноев ковчег, а над ним – летящий голубь мира с масличной ветвью в клюве, вдали – Петербург и Стокгольм, соединенные радугой. Надпись поясняет: «Союзом мира связуемы». Вся оборотная сторона солдатской медали занята пространной надписью, прославляющей Петра I и провозглашающей его императором[4] и отцом Отечества. На оборотной стороне офицерской медали такой надписи нет, а на лицевой ее стороне помещен портрет Петра I. Ништадтская медаль знаменовала еще одно важное событие в жизни государства: она впервые была отчеканена из «злата» либо серебра «домашнего», т. е. добытого в России, что и было отмечено в надписи.

Наградные медали Екатерининской эпохи

   После смерти Петра I традиции массового награждения участников войн и отдельных сражений были в России почти полностью утрачены. И это несмотря на то, что в те годы происходили войны с Турцией (1735–1739) и со Швецией (1741–1743), причем войны победоносные: были взяты Перекоп и Очаков, шведские войска капитулировали в Гельсингфорсе, потеряв свою гребную флотилию. Но командование русской армией и флотом находилось в то время в руках иностранцев, и единственным «поощрением» солдата являлась трость, входившая в вооружение офицера.
   Во второй половине XVIII века русская армия начинает постепенно освобождаться от засилья прусской военной системы, в связи с чем происходит и возрождение русской наградной медалистики. В 1759 году в царствование дочери Петра Великого императрицы Елизаветы Петровны, была отчеканена наградная медаль за победу над прусскими войсками под Кунерсдорфом (близ Франкфурта-на-Одере). В указе Сенату говорилось, что медаль учреждается для раздачи «бывшим в той баталии солдатам». Было изготовлено 30 тысяч серебряных наградных медалей с ушком для ношения на Андреевской ленте.

Императрица Елизавета Петровна. Худ. И. Я. Вишняков. 1743 г.
   Медаль эта необычна тем, что на оборотной ее стороне помещена сложная, насыщенная аллегорическими деталями композиция, что было характерно только для памятных медалей. В данном же случае одним штампом были изготовлены и солдатские медали, и тысяча памятных золотых экземпляров. На лицевой стороне медали помещены портрет и титул императрицы Елизаветы Петровны, на обороте на переднем плане изображен воин в древнеримской одежде с русским знаменем в одной руке и копьем в другой. Он перешагивает через поверженный сосуд с вытекающей из него водой, на струе надпись: «р. Одер». На заднем плане – вид Франкфурта, перед ним – поле битвы, где среди убитых, брошенного оружия и знамен видны штандарты с монограммой прусского короля Фридриха II. Надпись вверху – «Победителю», внизу – «Над пруссаками авг. 1 1759».

Медаль «Победителю над прусаками». 1759 г.
   Со времени Русско-турецкой войны 1768–1774 годов традиция массовых воинских награждений утверждается окончательно. История наград последних десятилетий XVIII века отражает расцвет русского медальерного искусства. На лицевой стороне медалей этого времени изображался «молодой лик» Екатерины II либо ее вензель, а на обороте – чаще всего только надпись. Наиболее известны чесменская и кагульская медали, обе носились на Андреевской ленте.
   Серебряная чесменская медаль отчеканена в честь победы в 1770 году, когда русский флот под командованием адмиралов Г. А. Спиридова и С. К. Грейга блокировал турецкий флот в бухте Чесма и уничтожил его. На оборотной стороне медали весьма искусно изображен морской бой, вверху над горящими турецкими кораблями начинается текст, который заканчивается в обрезе (нижнем сегменте) медали: «был Чесме 1770 года июля 24 д.». Медалью награждались матросы и солдаты десанта, участвовавшие в этом сражении.

Медаль за морскую победу при Чесме. 1770 г.
   Кагульской медалью, посвященной победе русских войск под командованием генерала П. А. Румянцева над 150-тысячной турецкой армией у реки Кагул, были отмечены солдаты и унтер-офицеры, а также казаки, участвовавшие в сражении. На оборотной стороне медали никакого изображения не было, лишь надпись: «Кагул июля 21 дня 1770 года».