Назад

Купить и читать книгу

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

Золотое будущее

   Вниманию читателя предлагается сборник отрывков из высказываний Ошо, в которых он описывает перемены – те перемены, без которых, по его мнению, у нас не будет будущего – ни «обычного», ни «золотого». Само выживание Земли сейчас под угрозой, многие с этим согласны, но при этом ничего не меняется. Один кризис приходит на смену другому, люди перестают видеть смысл в жизни, теряют веру…
   В этой книге Ошо говорит о том, почему наши прошлые попытки изменить мир потерпели неудачу, и что именно нужно сделать, чтобы спасти планету и вернуть утраченные ценности.
   «Новый человек – вот единственное будущее человечества. Старый человек обречен на смерть. Он уже приготовился к могиле, он копает ее постоянно, все глубже и глубже. Ядерное оружие и другое оружие массового поражения – это приготовления к глобальному самоубийству. Поэтому понимающие люди должны объединиться и разорвать с прошлым, отделаться от старого человека, пока он не уничтожил не только самого себя, но и всю Землю» (Ошо).


Ошо Золотое будущее

   Новый человек вберет в себя всю мою философию, все мои представления о жизни, какой она должна быть, – и будет жить ярко, полно, целостно. Мы не будем, как сейчас, тащить себя от колыбели до могилы, а сделаем каждый момент нашей жизни радостью – песней, танцем, праздником.
Ошо
   ОШО является зарегистрированной торговой маркой и используется с разрешения Osho International Foundation; www.osho.com/trademarks
   Все права защищены.
   Публикуется на основе Соглашения с Osho International Foundation, Banhofstr/52, 8001 Zurich, Switzerland, www.osho.com

Введение

   Эта небольшая книга адресована всем умным людям нашей хрупкой планеты. Это взгляд одного человека, предложенный жизнеспособной части человечества, это диагноз, поставленный психологическим и социальным болезням, разделяющим людей на враждебные партии – и во внешнем мире, и во внутреннем.
   Это подборка отрывков из высказываний Ошо, в которых он описывает перемены – те перемены, без которых, по его мнению, у нас не будет будущего – ни «обычного», ни «золотого» будущего, которое, как он считает, достижимо. Само выживание Земли сейчас под угрозой, многие с этим согласны, но при этом ничего не меняется. Все попытки отойти от жадности и эксплуатации, построить прочное и стабильное будущее встречают сопротивление со всех сторон – и ничего не меняется. Наверное, для всех уже очевидно, что мы приносим в жертву само существование прекраснейшего цветка нашей Вселенной, уничтожая его в глупых и ребяческих войнах и конфликтах… Эксперты всего мира согласны в том, что сейчас нужно действовать, но ничего не меняется.
   Часы продолжают тикать, новости все те же… Война, голод, СПИД… химическое оружие, дыры в озоновом слое, ядерное оружие… глобальное потепление, перенаселение, алчность, насилие, экономический кризис…
   Трагедия в том, что если умные люди Земли не остановят все это, то кто, по их мнению, это сделает? Власти, которые в настоящее время получают выгоду от этого безумного мира? Все те же уставшие от всего политики, институты, церкви и «хозяева мира», которые и втянули нас в эти неприятности? Сейчас или никогда! Сейчас время для мировой интеллигенции выступить против всей этой бессмыслицы.
   В этой книге Ошо открывает уникальные перспективы перемен. Он рассказывает, что именно нужно изменить, чтобы достичь необходимого результата, и объясняет, почему наши прошлые попытки изменить мир потерпели неудачу. Ошо предлагает ряд мер, которые мы должны предпринять, чтобы начать врачевать раны нашей планеты, строить новый фундамент для создания рая – именно здесь, прямо сейчас – на Земле.
   Многие из этих предложений радикальны, но у нас радикальное время, и оно требует радикальных решений. Дело не в том, согласны вы с Ошо или нет, дело в том, достаточно ли у вас мужества убедиться в том, что его идеи для нас, по крайней мере, очень актуальны. Если их ошибочность очевидна, подвергнуть их критике будет нетрудно. Но если эти идеи правильны, мы должны найти в себе мужество согласиться с ними. Время уходит, и мы можем потерять все, что любим. Притвориться, что вы ничего не знали и не слышали, – не самая удачная отговорка.
   Эта планета – наследство, полученное каждым из нас. Или мы им воспользуемся, или потеряем его. У нас только одна Земля, одно человечество. Нам надо искать возможности для выживания, и в этом поиске нельзя оставить неперевернутым ни одного камня. Мы должны проверить каждую возможность, проверить открыто, честно, беспристрастно, без предубеждений и без предрассудков.
   Видение Ошо – это набор возможностей, которые нельзя реализовать никак иначе.
   Если мы так и не рискнем использовать все возможности, если все-таки потеряем эту планету, Homo sapiens будет неправильным названием для человека в этой Вселенной.

   Джордж Мередит, доктор медицины

Глава 1
От личности к политике: меняя себя, меняя мир

   Каждый человек рождается индивидуальностью, но к тому времени, когда он взрослеет и начинает принимать участие во взрослой жизни, он становится частью толпы. Большинство людей просто не осознают этого.
   Если вы посидите немного в тишине и прислушаетесь к своему сознанию, вы услышите множество голосов. Может быть, это будет для вас неожиданностью, но вы легко узнаете эти голоса. Какой-то голос – вашего дедушки, какой-то – вашей бабушки, какой-то – вашего отца, какой-то – вашей матери. Еще один голос – священника, другие – учителей, соседей, ваших друзей, ваших врагов. А если вы захотите найти свой собственный голос среди всего этого многоголосого хора, сделать это будет сложно – толпа слишком большая.
   На самом деле вы давно забыли свой собственный голос. Ведь вы никогда и не высказывали собственное мнение, у вас никогда не было достаточно свободы для этого. Вас учили послушанию, учили говорить всему «да» – всему, что от вас требовали старшие. Вы должны были просто повторять действия ваших учителей и священников, следовать за ними во всем. Никто никогда не советовал вам искать свой собственный голос, никто не спрашивал вас: «Есть ли у вас вообще какой-то свой голос или нет?»
   Так ваш собственный голос стал звучать очень тихо, а другие голоса, наоборот, – очень громко, они превратились в команды, они стали приказами, и их приходилось слушаться, даже против воли. У вас не было ни малейшего желания это делать, вы видели, что это неправильно. Но человек должен подчиняться другим – если он хочет, чтобы о нем заботились, чтобы его не отвергали, чтобы его любили…
   И теперь у вас внутри – целая толпа, целый хор голосов, нет только одного голоса – вашего, нет только одной личности – вас. И этот хор доводит вас до сумасшествия, потому что один голос все время твердит: «Делай это», другой голос говорит: «Никогда не делай этого! Не слушай его!» И это разрывает вас на части.
   От всей этой толпы нужно просто избавиться. Этой толпе нужно сказать: «Оставьте меня, пожалуйста, в покое!» Те, кто уходил в горы и леса, чтобы побыть вдали от людей, на самом деле уходили не от общества; они пытались найти место, где они могли бы справиться со своей внутренней толпой, разогнать ее. Ведь толпа, которая в вас поселилась, обычно покидает свое место с большой неохотой.
   Но если вы хотите стать индивидуальностью, получить свои собственные права, если вы хотите прекратить этот непрерывный внутренний конфликт, этот беспорядок внутри вас, тогда вы должны попрощаться со всеми этими голосами – даже если они принадлежат вашему уважаемому отцу, матери или дедушке. Не имеет никакого значения, кому они принадлежат. Самое главное, что это не ваши голоса, они чужие. Это голоса людей, которые жили когда-то раньше и не имели ни малейшего понятия о том будущем, которое еще только должно наступить. Все эти люди нагрузили своих детей своим личным опытом, но их опыт и неизвестное будущее – это совершенно разные вещи.
   Они думают, что таким образом помогут своим детям стать умными и знающими, думают, что облегчат им жизнь, но это просто ошибка. У родителей самые лучшие намерения, но в результате они уничтожают спонтанность ребенка, его непосредственность, его собственное сознание, его способность твердо стоять на ногах и самостоятельно реагировать на новое будущее – то будущее, о котором его предки не имели никакого представления.
   У их детей будут новые проблемы, новые жизненные бури, они попадут в новые ситуации, и им понадобится совершенно новое сознание для того, чтобы справляться с этими проблемами. Только тогда они отреагируют на эти проблемы правильно, так, как надо в этой конкретной ситуации; только тогда их жизнь будет полна побед, а не поражений. Это будет не долгое, тягостное разочарование, а танец – в каждое мгновение жизни, танец до последнего вздоха. И тогда эти дети и в смерть войдут, радуясь и танцуя.
   Побудьте в тишине и найдите свое собственное «Я».
   До тех пор пока вы не найдете себя, будет очень трудно разогнать внутреннюю толпу, потому что каждый в ней притворяется: «Я и есть ты». И вы не знаете, соглашаться с этим или не соглашаться.
   Не стоит бороться с этой толпой. Пусть она борется сама с собой – у нее очень хорошо это получается. А вы в это время попробуйте найти себя. И как только вы узнаете, кто вы, вы сможете просто приказать этой толпе убраться из дома – на самом деле это так легко! Но сначала вам надо найти себя.
   Как только вы сами – здесь, хозяин дома – здесь. В дом вернулся его настоящий владелец, а все эти люди, завладевшие домом, разбегаются в разные стороны. Человек, который обрел себя, человек, освобожденный от бремени прошлого, полностью оторвавшийся от прошлого, истинный во всем, сильный как лев, невинный как дитя, сможет достичь звезд – и пойти еще дальше; у него золотое будущее.
   Вплоть до настоящего времени люди всегда говорили о золотом прошлом. Нам нужно выучить язык золотого будущего.
   Нет необходимости менять целый мир; надо просто изменить себя – и вместе с вами изменится мир, ведь вы – часть этого мира. Даже если один человек внутренне меняется, это изменение распространяется на тысячи и тысячи других. Вы можете стать спусковым крючком для новой революции – революции, которая может породить совершенно новый вид человеческих существ.
   Одна часть меня мечтает только о том, чтобы сесть и расслабиться, помедитировать, сосредоточиться на внутреннем росте, но другая часть подталкивает к тому, чтобы работать, суетиться, двигаться, бегать по делам, что-то организовывать, с чем-то бороться, общаться с прессой и политиками, просто кричать с крыш. Что делать, как разрешить противоречие между этими двумя желаниями?

   Человек – это одновременно и внутреннее, и внешнее, и пренебрегать одним ради другого – это большая ошибка, заблуждение, которое длится на протяжении тысячелетий. На Востоке люди отвергают внешнее ради внутреннего. Они уходят от мира в гималайские пещеры, чтобы посвятить всю свою жизнь, все свое время, всю свою энергию внутреннему путешествию – но диалектика жизни ускользает от них.
   На Западе, наоборот – отказались от внутреннего, чтобы направить всю энергию на внешний мир, на покорение внешнего мира.
   И там, и там ошибались – и там, и там правы.
   Ошибались в том, что уделяли внимание только одной стороне, одной половине; одна часть занимала умы все больше и больше, а другая игнорировалась. Вы сами можете это видеть.
   На Востоке так много бедности, так много болезней, так много эпидемий, так много смерти. И при этом там есть нечто достойное внимания. Там как будто не существует революционного подхода вроде: «Мы должны изменить весь мир. Мы не можем больше жить в этой бедности, мы жили в бедности на протяжении столетий, мы жили в рабстве на протяжении столетий. Мы принимали все – бедность, рабство, болезни, смерть – без сопротивления, потому что все это внешнее. Наше же усилие было полностью направлено на внутреннюю работу».
   На Западе преодолели бедность, победили многие болезни, сделали жизнь человека более продолжительной. Человеческое тело стало красивее, жизнь – комфортнее, но человек как таковой – со всеми этими удобствами, всеми этими завоеваниями науки и техники – пропал. На Западе полностью забыли, для кого все это делалось. Внутри пустота. Все есть, но все – снаружи, а внутри – заторможенное сознание, почти отсутствующее.
   Так и Восток, и Запад смогли достичь успеха на своем пути, и оба они потерпели неудачу – потому что занимались только половиной человеческой жизни.
   Моя позиция заключается в том, чтобы принять человека во всей его целостности, во всей его полноте.
   Но надо понимать, что если вы принимаете целостность человека, вы принимаете и ее диалектику.
   Например, вы целый день тяжело работаете в поле, в саду, с вас льется пот. Ночью у вас будет отличный сон. Конечно, днем вы о сне и не думаете – вы ведь настроились на тяжелую работу, а мысли о сне не вяжутся с хорошим трудом. Но тут нет противоречия! Тяжелая работа днем подготовила вас к отдыху, и ночь будет глубоким расслаблением.
   Нищие спят лучше всех. Императоры не могут спать, потому что императоры забыли диалектику жизни. Вам нужны две ноги, чтобы ходить, вам нужны две руки, вам нужны два полушария мозга.
   Сейчас это уже стало общепринятой истиной: вы можете решать трудную математическую задачу, при которой задействована одна часть сознания, а затем долго и упорно заниматься музыкой – но из-за того, что при этом используется другая часть сознания, все это не превращается в одну изнурительную работу. Когда вы трудитесь над математической задачей, «музыкальная» часть вашего сознания на самом деле отдыхает; когда же вы занимаетесь музыкой, отдыхает ваше «математическое сознание».
   В университетах и школах по всему миру мы устраиваем перемены между уроками каждые сорок минут, потому что, как выяснилось, после сорока минут напряженного внимания та часть мозга, которая работала, устает. Просто смените предмет, и она начнет отдыхать.
   Сидя здесь, со мной, налейте в стакан сока как можно больше. Почувствуйте тишину в ее самой глубине – и после этого вы сможете, если хотите, кричать с крыш.
   Здесь нет никакого противоречия, ваши крики с крыш – это просто часть диалектического процесса. Ваше молчание и ваши слова – это просто как две руки, две ноги, день и ночь, периоды работы и отдыха. Не отделяйте их друг от друга, как противоположности; это было тем самым заблуждением, от которого пострадал весь мир.
   Восток подарил миру великих гениев, но он и сейчас живет так же, как раньше, в эпоху бычьих повозок – и все потому, что все эти гении просто медитировали. Их медитация так и не стала действием. Если бы они помедитировали несколько часов, а потом использовали бы ту внутреннюю тишину, которой достигли, внутренний покой и способность к медитации для научных исследований, Индия стала бы богатейшей страной на свете – как с точки зрения внутреннего, так и внешнего.
   То же самое верно и в отношении Запада: Запад породил великих гениев, но все эти гении занимались только вещами, внешними объектами. Они совершенно забыли о самих себе. Время от времени тот или иной гений об этом вспоминал, но было уже поздно. Альберт Эйнштейн на смертном одре сказал – а последние слова, помните, – это самые важные слова из всех, какие человек произносит в жизни, это заключение, сама суть его опыта. Так вот, его последние слова были: «Если я мог бы родиться заново, я хотел бы стать сантехником. Я не хочу снова быть физиком. Я хочу стать кем-то очень простым – например, сантехником».
   Уставший мозг, выжженный мозг… и при этом какими были его достижения? Хиросима и Нагасаки. А ведь этот человек мог стать Гаутамой Буддой. Он обладал таким пониманием, такой научной проницательностью, что, возможно, мог бы пойти и дальше, чем Будда, потому что, когда он смотрел на звезды, его взгляд проникал в них глубже, чем взгляд любого астронома до него. Все это одна и та же сила; дело только в том, куда она направлена.
   Но зачем останавливаться и застревать на чем-то одном? Почему нельзя оставаться в обоих измерениях? Что за необходимость зацикливаться на одной теме? «Я могу смотреть только наружу, я не могу смотреть внутрь», или наоборот. Главное – научиться смотреть глубоко и использовать это умение в обоих измерениях. Эйнштейн дал миру более совершенную науку, более совершенные технологии – но при этом он мог бы создать и лучших людей, лучшее человечество.
   Помните, только более совершенным людям можно давать в руки более совершенные технологии – иначе это попросту опасно.
   Восток умирает от нищеты, а Запад умирает от могущества. Люди на Западе изнемогают уже от собственного могущества, они пришли к тому, что теперь могут только убивать. Они не знают чего-то важного о жизни, потому что никогда не заглядывали внутрь. Восток знает многое о жизни, но без еды нельзя медитировать. Когда вы хотите есть и закрываете глаза, чтобы помедитировать, вы видите только булочки, плавающие в воздухе!
   Был однажды такой случай в жизни поэта Генриха Гейне. Гейне заблудился в густом лесу и бродил там три дня, очень изголодался и устал. Он был вне себя от страха, он не мог спать – лес вокруг был полон диких зверей. За все это время, за три дня, он не встретил ни одного человека, чтобы узнать, правильно или неправильно он идет и как попасть на верную дорогу. Целых три дня… и вот наступила ночь полнолуния.
   Голодный, уставший, сидя на дереве, он смотрел на полную луну. Он был великим поэтом, и тут он очень удивился, он просто не мог поверить своим глазам. Он много читал о луне, сам писал о ней. Вообще так много всего написано о луне – столько поэзии, столько живописи, столько произведений искусства на эту тему. И вот у Генриха Гейне было откровение: он привык видеть в луне лицо своей любимой; но сегодня он видел только буханку хлеба, плавающую в небе. Он смотрел снова и снова, но лицо так и не появилось.
   Это отличная идея – всегда придерживаться диалектики. Помните: надо стараться всегда рассматривать противоположности как что-то, друг друга дополняющее. Используйте противоположности как дополнения, и ваша жизнь будет более полной, ваша жизнь будет целостной.
   Я считаю, что есть только одна праведная жизнь: целостная жизнь – это и есть праведная жизнь.

Глава 2
В поисках направления: к золотому прошлому или золотому будущему?

   Важнее всего для человечества сегодня – понять, что прошлое предало его. Нет смысла больше доверять этому прошлому – это самоубийственно. Новое человечество – вот что нам срочно и абсолютно необходимо.
   Новое человечество – это не общество в старом смысле слова, не то общество, в котором индивидуальности – не более чем составные части. Новое человечество – это собрание индивидуальностей, которые чувствуют себя хозяевами, а общество им служит. Проявляться это будет по-разному. Не будет столько религий, но будет религиозное сознание. Не будет Бога-творца и деспота, потому что это приводит к рабству человека. Но будет божественность как признак наивысшего успеха, как признак просветления. И Бог будет повсюду – в каждой вещи, в каждом существе.
   Впервые в истории мы увидим общество, где индивидуальность не программируется – вместо этого ей помогают быть собой. Ей не будут навязывать какие-то идеалы, дисциплину, строгие образцы. Но она получит огромную любовь к свободе, такую большую, что сможет пожертвовать всем, даже жизнью – но не свободой. Новая индивидуальность не будет воспитываться под давлением, это будет естественная индивидуальность, без запретов, свободно выражающая себя во всем. Как растения «самовыражаются» цветом и ароматами, так и личности будут свободно выражать себя в новом обществе.
   Новая индивидуальность отвергнет ложную идею, что все люди равны. Люди не равны. Они уникальны, а это несравнимо более высокая идея, чем равенство. Новые индивидуальности не будут равными, но они получат равные возможности развивать свой творческий потенциал, каким бы он ни был.
   Не будет брака, любовь – вот единственный закон. Дети должны быть частью общины, и только община может решать, кто станет для них матерью и кто отцом. Нельзя это делать случайно и наугад. И это как раз то, что нужно сейчас для Земли.
   У нового человечества будет новая экология, природа не будет завоевываться, в ней будут жить и любить ее. Мы часть природы – как мы можем ее завоевывать? В новом человечестве не будет рас, не будет различий между нациями, между цветом кожи, кастами. Вообще не будет наций и государств. Будет только функциональное мировое правительство, причем его не будут выбирать, как сейчас, на обычных выборах обычные избиратели – потому что эти избиратели обязательно выберут людей своего собственного уровня.
   Картина совершенно переменится. Сейчас мы не разрешаем голосовать тем, кто не достиг еще двадцати одного года – избиратели должны быть взрослыми – и точно так же в будущем право голоса получат только те, у кого есть хорошее образование, по крайней мере степень бакалавра. При этом голоса будут отдаваться не за партии, партий вообще не будет, это будет непартийная система – голосование будет производиться непосредственно за того или иного человека.
   Министр образования, министр иностранных дел, министр внутренних дел, президент – все эти люди будут находиться на своих постах только в том случае, если у них будут соответствующие индивидуальные заслуги. Избиратели должны иметь не ниже чем бакалаврскую степень – но точно так же никто не заступит на свой пост, пока у него не будет докторской степени по его предмету. Таким образом, все чиновники будут экспертами в своей области, и в своих действиях они будут руководствоваться разумными соображениями образованного человека.
   И само правительство тоже не будет правительством в старом смысле. У него не будет власти, оно будет чисто функциональным. Оно будет служить обществу не на словах, а на деле.
   У жизни так много измерений, но политика доминирует над всем. Инопланетянин, открыв нашу газету, просто не смог бы понять, кто живет на Земле – одни политики? Убийцы? Самоубийцы? Насильники? Преступники?.. Газеты напичканы этими персонажами, и политиков среди них больше всего.
   Все творческие измерения жизни будут извлечены на свет, а уродливые и не нуждаются в том, чтобы их рекламировали. Если кто-то совершил убийство, это должно освещаться в прессе, но не для того, чтобы сказать, что убийца был преступником, а чтобы показать, почему ему пришлось совершить убийство, как так получилось, что его психика сформировалась неправильно, что все его воспитание пошло по неправильному пути. На его месте, в тех же условиях, каждый бы сделал то же самое. Так вы не осуждаете человека, вы осуждаете его воспитание, обучение, условия, в которых он живет, – и это полностью научно.
   Почему человек стал преступником? Потому что среда подталкивала его к тому, чтобы он стал преступником. Он хотел стать человеколюбцем, а стал душегубцем! Отрицательную сторону жизни не надо скрывать, о ней необходимо сообщать в прессе, но при этом не надо никого осуждать за проступок или даже преступление, потому что ни одно действие не характеризует всего человека. Действие – это только небольшая часть всей жизни.
   В газетах должно быть много позитивного, творческого. Девяносто процентов объема газет должно быть отведено под информацию о музыкантах, поэтах, скульпторах, танцовщиках, актерах, философах, и только десять процентов можно уделить политикам и криминалу. При этом все негативное должно анализироваться таким образом, чтобы индивидуальность не осуждалась. И политикам нужно давать место на страницах газет только для того, чтобы проинформировать о них общество – не более. Если они делают что-то хорошее, об этом надо сказать, если они делают что-то плохое, об этом тоже надо сказать, – но они не должны доминировать над всей нашей жизнью.
   Новому человечеству придется изменить всю структуру образования. Образование больше не будет построено на амбициях, как сейчас, оно не будет порождать в людях отчаянное желание получить как можно больше власти. Наоборот, оно будет творить творцов. Оно будет воспитывать людей, которые знают, как радоваться. Научить людей искусству жить, любить, смеяться, петь, танцевать, рисовать – вот что станет основной целью нового образования.
   Люди будут обучаться и науке, и технологиям, но даже те, кто изучают технические специальности или медицину, не должны оставаться глухими к прекрасной стороне жизни. Они не должны превращаться в роботов – а сейчас вы превращаетесь в роботов. Если вы постоянно изучаете объекты, то скоро забудете, что являетесь субъектом, и тоже станете объектом.
   Каждый, кто учится в школе, колледже или университете, должен будет проходить также курс медитации, но так, чтобы медитация шла изнутри. Медитация – это не то, что можно навязать извне. Само желание медитировать должно идти изнутри – не должно быть никакого насилия, потому что это вызовет только чувство протеста. Но, с другой стороны, медитация может помочь человеку отойти ото всех форм протеста – от зависти, ненависти, соперничества. Она может так очистить внутреннюю святыню человечества, что мы все будем взрослеть, но не стареть.
   Новый человек – это абсолютная необходимость. Тот, что сейчас, – уже мертв или умирает, долго он не проживет. Без человеческих существ нового типа само человечество исчезнет с лица Земли.
   Для меня будущее выглядит мрачным, с какой стороны на него ни посмотри – нет ничего хорошего ни в бедности и голоде, ни в капитализме западного типа. Надо ли людям стремиться к материальному богатству, если они равнодушны к внутреннему поиску? Но, с другой стороны, и бремя западного капитализма уже тяжело для мира: атомная бомба, тотальное насилие, механистичность жизни большинства людей, уничтожение лесов, загрязнение воды и воздуха, – так что неясно, сможет ли окружающая среда дальше поддерживать свой хрупкий баланс. Как сможет планета пережить это все?

   Будущее выглядит мрачным, да… но оно так уже выглядело. Тут нет ничего нового. Вы можете вернуться к самому началу человеческой истории, к ее самым первым моментам, когда Адам и Ева были изгнаны из Эдема, и вы увидите, что будущее уже и тогда выглядело мрачным. Только представьте себе, что Адам и Ева покидают Божий сад, и двери захлопываются за ними. Каким казалось им их будущее? Оно выглядело очень мрачным. Все, что они знали, было у них отнято. Их защита, их безопасность, их мир – все было отнято. Какая надежда на будущее могла быть у них? Только тьма и смерть. Наверное, это было очень страшно.
   Это не только метафора: каждый раз, когда ребенок рождается, будущее выглядит для него мрачным, потому что его «сад» – материнское лоно, безопасная, надежная среда – отнимается у ребенка, и беззащитный ребенок оказывается во внешнем мире. Как, вы думаете, ребенок себя при этом чувствует? Психоаналитики говорят, что самая большая травма – это родовая травма, и личность переживает ее на протяжении всей своей жизни. Слово «травма» происходит от корня, который означает «рана». Родовая травма – это серьезнейшая рана, очень редко можно найти человека, у которого эта рана зажила. Она заживает только в том случае, если человек становится просветленным, ведь когда человек становится просветленным, он как бы снова оказывается в вечном лоне Бога; во всех остальных случаях рана продолжает болеть и саднить. Всю свою жизнь вы пытаетесь спрятать от себя эту рану, но от того, что ее прячут, она ведь не исчезает. Каждый ребенок, который рождается, проходя через родовые пути, наверное чувствует, что будущее мрачно. И, кроме того, люди чувствуют это в любом возрасте, потому что их будущее – это всегда неизвестность, вот почему оно выглядит таким мрачным.
   В этих чувствах современного человека нет ничего нового, все это старо как мир. Вы можете открыть самые древние записи, и в каждой древней строчке будет говориться: «Будущее мрачно». И как следствие – золотое прошлое. «Будущее мрачно». В прошлом все было хорошо, это была Сатья-юга, век справедливости; а будущее, Кали-юга – это век мрака и смерти.
   Такой подход лежит глубоко в сознании у каждого из нас, он не зависит от времени и обстоятельств. Но вам надо отойти от этого пессимистического подхода.
   Все зависит от вашего отношения к делу.
   Вот пример: раньше великие державы все время воевали, потому что это было неопасно, войны были очень неэффективными. Поэтому за три тысячи лет у нас было пять тысяч войн. Никаких проблем, это была просто игра. Мужскому эгоистическому сознанию это очень нравилось, оно испытывало в этом потребность. Эти войны так и продолжались бы, если бы не была изобретена атомная бомба. Но само появление атомной бомбы привело к тому, что сейчас, если война начнется, она станет мировым самоубийством. Кто может взять на себя такой риск?
   Никто в этой войне не выиграет, все погибнут. Если не может быть победителей, какой смысл начинать игру? В войне есть смысл, если кто-то победит в ней, а кто-то проиграет. Но она превращается в абсурд, если никто не выигрывает, и оба противника гибнут. Существование атомной бомбы привело к тому, что великие державы больше не могут воевать друг с другом. Просто смешно сейчас начинать войну. Если все стороны будут уничтожены, какой смысл это делать? Атомная бомба сделала войну бессмысленной.
   Когда я думаю об атомной бомбе, у меня появляется огромная надежда. Я вообще не пессимист. Я считаю, что дела идут все лучше с каждым днем, лучше и лучше. Может быть, вы удивитесь, но для меня это очевидно.
   Именно благодаря атомной бомбе война стала тотальной. Прежде война была частным явлением – всего лишь несколько человек умирают – сейчас же от этого может погибнуть вся Земля. У нас уже наготове столько бомб, что мы можем убить всех до одного тысячу раз подряд, мы можем уничтожить тысячу таких планет, как наша. Земля теперь – это что-то очень маленькое рядом с этой гибельной силой, по сравнению с ней вся Земля – это ничто. Кто теперь возьмет на себя такой риск и, главное, ради чего? Вы даже не сможете порадоваться своей победе, вас тут уже не будет – никого не будет.
   Третья мировая война уже невозможна. И не потому, что Будда и Христос учили любви и ненасилию, нет! Из-за атомной бомбы, ведь смерть теперь абсолютна, самоубийство будет полным, тотальным. Не только человек исчезнет с лица земли, но и птицы, животные, деревья – не останется вообще никакой жизни.
   Это единственная возможность уйти от войн навсегда. Мы слишком хорошо научились убивать, так что уже не можем себе этого позволить. Подумайте об этом, и вы с удивлением обнаружите, что будущее уже не кажется вам мрачным.
   Да, может так случиться, что у вас из-за чего-то возникнет чувство подавленности, которое может перейти в агрессию – если все, на что вы надеялись, рухнуло, или же вы добились успеха, но успех вам ничего не дал – и вы испытываете огромное разочарование. У вас может даже возникнуть желание кого-то убить или покончить жизнь самоубийством. Но есть и другая возможность: вы можете переменить весь ваш образ мыслей. Вы можете прийти к мысли, что успех во внешнем мире вообще невозможен, что успех – это что-то внутреннее, прийти к убеждению, что вы всю жизнь бежали в неправильном направлении. Вы ошиблись с направлением и поэтому потерпели неудачу.
   Это чувство неудовлетворенности приводит к тому, что люди все больше и больше интересуются медитацией, молитвой, концентрацией на внутреннем мире. По моим наблюдениям, человек приходит к медитации, только если он стоит перед выбором: самоубийство или полная внутренняя трансформация. Когда во внешнем мире он видит только смерть и ничего больше, он обращается к внутреннему миру. Только здесь, на пике разочарования, человек начинает смотреть внутрь себя. Этот переворот не может случиться с теми, кто равнодушен ко всему, в ком нет жажды, стремления к внутренней трансформации; этот переворот происходит только тогда, когда нет иного выхода, и все пути оказались ложными. Как только вы переживаете полное разочарование в окружающем мире и всех внешних путях, когда все внешнее начинает казаться бессмысленным – только тогда у вас появляется желание, даже страстное стремление – к внутреннему путешествию.
   Это всегда было так. Только когда дело доходит до крайности, когда ваша жизнь переживает кризис, случается эта трансформация. Вода кипит при ста градусах – нужна именно такая степень нагрева. Когда наше общее разочарование дойдет до такого накала, кто-то пойдет на насилие, кто-то пойдет на убийство, кто-то покончит жизнь самоубийством, но основная часть человечества обратится к своему внутреннему миру.
   И не думайте, что это индустриализация и появление новых технологий превратили человека в механизм, сделали его машиной. Человек всегда был машиной. Индустриализация только вскрыла это, и это огромное открытие. Человек всегда жил в рабстве, но его рабство не было очевидным, вездесущим – была хоть какая-то иллюзия свободы.
   И только тотальная механизация наглядно показала нам, что мы – ничто иное, как машина. Да мы всегда были машиной! Будды всегда говорили нам, что мы существуем бессознательно, что мы существуем как роботы, что мы пока еще не являемся человеческими существами, вопреки тому, в чем уверяют нас наши иллюзии. В современном мире исчезли и эти иллюзии, и открылась истина: мы – не более чем машина, эффективная или неэффективная – но машина.
   Так и должно было случиться, потому что только тогда, когда машины вошли в нашу жизнь, мы поняли, как мы на них похожи. Раньше мы всегда жили среди деревьев, животных и людей, и это внушало нам ложное убеждение, что мы свободны.
   Свобода появляется только тогда, когда вы полностью осознаете происходящее. Только будда свободен. Свобода – это буддовость; никто другой не свободен, у него нет даже возможности освободиться. Но людям может казаться, что они свободны, и это очень успокаивающая иллюзия. Современный мир разрушает эту иллюзию, и это хорошо, потому что из-за этого появляется сильное желание освободиться, великая страсть к тому, чтобы выйти за пределы машины.
   Скажем, появление компьютера показало, что, как бы эффективно ни работало ваше сознание, не это на самом деле делает вас человеком, потому что компьютер все равно сможет делать то же самое лучше. Люди, отлично разбирающиеся в математике, может быть, обидятся, но компьютер справится со многими их задачами намного быстрее. Так работают компьютеры: даже если великий математик возьмется за решение задачи и потратит на это семьдесят лет – днем больше, днем меньше, – компьютер решит ее менее чем за секунду.
   Какой вывод мы должны сделать из этого? Мозг – не более чем биологический компьютер. Без появления компьютеров мы бы никогда не узнали, что мозг – это компьютер. Когда компьютер появился, даже мыслящие люди – крупные ученые, интеллектуалы, математики, специалисты – все эти люди свелись к машинам. Две тысячи лет назад это было невозможно: не было способа установить, что сознание функционирует как машина, что сознание – это не более чем механизм.
   Но есть и кое-что, что компьютер делать не может. Он может мыслить логически, но он не может любить; он может действовать рационально, но он не может медитировать.
   Компьютер не может медитировать, компьютер не может любить – в этом наша надежда, и именно в этом человек по-прежнему превосходит машины. Вы можете любить. Не логика, а любовь будет иметь решающее значение в будущем. Компьютер полностью логичен, он логичнее любого Аристотеля. Не математика, а любовь будет иметь значение – несмотря на то, что компьютер разбирается в математике лучше любого Эйнштейна.
   Скоро компьютер будет решать множество задач. Очень скоро он сможет решить любую проблему, на которую ученые раньше тратили годы. Компьютеру для этого потребуются секунды. В конце концов, наука вообще перейдет в «руки» компьютеров, а ученые будут просто ставить им задачи. Уже сейчас компьютер может решать множество разных задач быстрее, эффективнее и с меньшим количеством ошибок, чем мы.
   Все это имеет огромное значение. Может быть, вы даже испугаетесь этого, вы подумаете, что вообще ничего не осталось, что человек – не более чем машина… Но в этом и великая надежда, ведь компьютер открыл нам, что не разум – истинная реальность человека. Нам надо искать сердце, а у компьютера нет сердца. Только в этом поиске, только дав сердцу возможность танцевать, петь и любить, мы сможем удержать честь и достоинство человеческого существования, если нет – они исчезнут.
   Будущее кажется вам мрачным, потому что вы видите только мрачную сторону явления. Вы не знаете о светлой стороне. Я вижу, что заря уже близится. Да, ночь темна – но будущее не мрачно, вовсе нет.
   На самом деле сейчас впервые в человеческой истории миллионы людей могут стать буддами. В прошлом буддами становились очень редко, потому что мало кто осознавал механичность человека. Для того чтобы понять, что человек – это машина, нужны выдающиеся интеллектуальные способности. Но сейчас для этого интеллект не нужен, это и так очевидно.
   Ты говоришь: «Уничтожаются леса, загрязняются вода и воздух, так что неясно, сможет ли окружающая среда дальше поддерживать свой хрупкий баланс». Наука и технология всегда отличались одной чудесной особенностью – они создают проблемы, и они же их решают. Но пока проблемы нет, решить ее невозможно; лишь в свое время она становится настоящим вызовом. Сейчас величайший вызов для технологий – это поддержание баланса природы, поддержание экологической гармонии. Раньше этого вызова не было, это совершенно новая проблема.
   Впервые наука сталкивается с такой проблемой. Мы жили на этой планете миллионы лет. Медленно, очень медленно мы наращивали наш технологический потенциал, но никогда раньше у нас не было возможности разрушить природный баланс, мы были слишком малой силой на Земле.
   Теперь впервые наша энергия стала больше, намного больше, чем та энергия, которая есть у планеты для поддержания баланса. Это великое явление. Человек дошел до такого могущества, что может уничтожить природный баланс. Но он не уничтожит его, потому что уничтожить природный баланс – это значит уничтожить себя.
   Человек найдет новые пути – и они уже находятся. Для того чтобы восстановить тонкий баланс природы, не надо отказываться от технологий. Для этого не надо становиться хиппи, не надо становиться последователями Ганди, нет, совсем нет. Восстановить природный баланс можно более развитой технологией, более высокой технологией, лучшей технологией. Если технологии могут уничтожить баланс, почему технологии не могут восстановить его? Все, что может быть уничтожено, может быть сотворено заново. Скоро города будут парить в небе, в воздухе, в больших, гигантских пузырях! Можно будет уже не жить на земле. И это будет по-настоящему красиво – города, парящие в небе, и зеленая земля под вами, вновь бесконечные леса – планета, как она выглядела до того, как мы начали вырубать леса. Земля опять станет той же, что была. И вы сможете вернуться туда на выходные.
   Уже есть возможность запустить города плавать в океане, и это тоже будет прекрасно выглядеть. Можно сделать города под землей, и зеленые леса, красота Земли, не будут изуродованы. Можно жить в кондиционируемых городах под землей. Вы сможете иногда выбираться на поверхность для воскресной молитвы и возвращаться обратно. Человек сможет перебраться и на другие планеты. Луна станет нашей следующей колонией, местом нашего нового обитания.
   Технологический регресс – это не выход, регресс попросту невозможен. Человек сейчас уже не может жить без электричества, человек не может жить без всех тех удобств, которые дают ему технологии. В этом и нет необходимости – это сделало бы мир таким бедным. Вы не представляете, как люди жили раньше, они постоянно умирали от голода, постоянно болели. В прошлом, если рождалось двадцать детей, только двое из них выживали. Жизнь была просто отвратительной.
   Без машин это было самое настоящее рабство. Только благодаря машинам рабство исчезло с лица земли. Если машин еще добавится – еще часть этого рабства исчезнет. Лошади освободятся, если станет больше автомобилей; волы освободятся, если появятся механизмы, которые будут делать их работу; животные снова станут свободными.
   Без машин не было бы этой свободы. Если мы перестанем производить машины, люди снова станут рабами. Снова найдутся те, кто будет господствовать и притеснять остальных. Вы видели пирамиды? Они так прекрасны, но при постройке каждой из них умерли миллионы людей. Только так можно было построить эти громадины. Все самые прекрасные дворцы на свете, замки, крепости… В мире было так много насилия, и только так могли появиться эти дворцы. Великая Китайская стена – миллионы людей умерли на ее строительстве. Их заставляли строить, целые поколения людей подверглись насилию, чтобы была воздвигнута эта стена. Сейчас ее посещают туристы, которые совершенно забыли, что это была отвратительнейшая страница истории. В наше время электричество и техника взяли на себя нашу работу, человеку уже не надо многое делать самому. Техника может и полностью освободить человека от работы, так что Земля станет по-настоящему приятным местом – впервые в истории. Не надо возвращаться.
   Именно поэтому я против того подхода, который предлагал Ганди, абсолютно против. Если идти за Ганди, мир снова станет уродливым, бедным, грязным, больным. Нас ждет другой путь: надо двигаться к более совершенным технологиям, таким, которые смогут восстановить природный баланс. Земля и в самом деле может стать раем.
   Я целиком и полностью за науку. Мое видение мира не расходится с наукой, мое видение включает ее в себя. Я верю в научный мир. Через науку – к большей религиозности, большей, чем когда-либо, – вот что произойдет с человеком. Когда человек по-настоящему освободится, когда в мире останется только игра и не будет нужды работать – высвободится колоссальное творческое начало. Люди будут писать картины, люди будут петь, люди будут танцевать, люди будут сочинять стихи, люди будут медитировать. Вся их энергия высвободится, и они смогут воспарить к невиданным вершинам.
   Раньше только небольшая часть человечества могла творить, потому что всем остальным приходилось заниматься бесполезными вещами, которые машины могут сделать с легкостью, и при этом никого не придется беспокоить. Миллионы людей просто тратят на эту трудную работу всю жизнь. Вся их жизнь – это труд в поте лица, и никакого вдохновения. Этого не должно быть, это совершенно уродливое явление.
   И вот, наконец, человек может освободиться – впервые в истории.
   Только представьте… Все человечество, освободившееся от работы, от этой тюрьмы; его энергия направляется в новое русло. Люди медитируют, становятся исследователями, учеными, музыкантами, поэтами, художниками, танцорами, искателями приключений. Они почувствуют в этом потребность, потому что их энергия потребует выхода, выражения. Миллионы людей расцветут буддами.
   У меня огромные надежды на будущее.
   Ты говоришь: «Будущее выглядит мрачно, с какой стороны ни посмотри на него». Оно не мрачно. Оно может стать мрачным, если глупость возобладает над разумом. Если старое, омертвевшее сознание возобладает над разумом. Тогда оно будет мрачным. Если Ганди восторжествует, оно будет мрачным. Если тупые политики и диктаторы добьются своего, оно будет мрачным. Но если меня услышат и поймут, оно не будет мрачным.
   Ты говоришь: «Нет ничего хорошего ни в бедности и голоде, ни в капитализме западного типа». Я целиком и полностью за вестернизацию и за капитализм тоже, потому что капитализм – это единственная естественная система отношений. Коммунизм – это насильственная, принудительная, искусственная система. Капитализм – это естественный рост; никто никого не принуждает, рост происходит сам собой. Это этап человеческой эволюции. Капитализм отличается от коммунизма, при котором одна небольшая группа людей пытается заставить остальных следовать определенной системе. Капитализм вырос из свободы. Капитализм – это естественное явление, он полностью соответствует природе человека. Я всецело за Адама Смита и полностью против Карла Маркса. Капитализм – это свобода действий. Люди должны быть свободными, чтобы делать то, для чего они предназначены, – и правительство не имеет права препятствовать свободе людей. Правительство, которое мало чем управляет и мало во что вмешивается, – это отличное правительство. Это и есть капитализм. Вмешательство государства, национализация промышленности – все это противоречит природе человека. Коммунизм может существовать только в атмосфере диктатуры. Коммунизм не может быть демократическим, социализм никогда не был демократическим. Никогда еще не было социалиста с демократическим сознанием, по той простой причине, что социализм и коммунизм предполагают навязывание некой системы людям. Как можно при этом быть демократическим? Все навязывается силой, вся страна превращается в концлагерь.
   При капитализме нет необходимости в принуждении со стороны, и это демократично. Кроме того, и с психологической точки зрения в капитализме больше правды, потому что нет на свете двух человек, равных и одинаковых по психологии. Идея равенства – это вообще фальшивая, бесчеловечная, несправедливая, ненаучная идея. Нет двух человеческих существ, равных между собой; люди не равны. Они не равны ни в каком аспекте, какой только можно вообразить. Их таланты, ум, тела, здоровье, возраст, внешняя привлекательность, душевные качества – все разное. Не найдется двух индивидуальностей, равных или хотя бы немного похожих.
   И это очень хорошо! Разнообразие обогащает жизнь; разнообразие дает людям индивидуальность, уникальность.
   Капитализм – это свобода, он воплощает в себе свободу. Я не против равных возможностей для всех – пожалуйста, поймите меня правильно. Все возможности должны быть для всех одинаково доступными. Но с какой целью? Равные возможности для внутреннего роста, который будет, в конечном счете, неравен; равные возможности для того, чтобы отличаться, быть не таким, как все; равные возможности для того, чтобы стать тем, кем вы хотите стать.
   Социализм уничтожает человеческую свободу во имя равенства. Но равенство – это не то, что можно установить искусственно, это совершенно невозможно. Даже в Советской России не было равенства, классы остались, лишь сменили этикетки. Вначале они назывались пролетариат и буржуазия, потом стали управляющими и управляемыми, а границы между ними оказались еще прочнее. Вся страна превратилась в государство, основанное на тупой идее равенства.
   Коммунизм сделал людей серыми и скучными, без энтузиазма, никто не чувствовал, что есть такая вещь, как свобода быть собой, – и радость исчезла из жизни. Ни у кого не было рвения к работе ради других. Это неестественно, бесчеловечно. Откуда в вас возьмется энтузиазм, если вы работаете на бесчеловечное государство, на механизм под видом государства? Если вы работаете на благо ваших детей, вашей жены, тогда у вас будет энтузиазм. Если вы работаете для вашей жены, для того, чтобы она жила с вами в прекрасном доме, маленьком уютном домике на холме, у вас будет огромный энтузиазм. Если вы стремитесь к тому, чтобы ваши дети были здоровыми, у вас тоже будет огромный энтузиазм. Кому какое дело до государства? Зачем оно вообще нужно? Государство – это абстракция; никто не может любить государство. Коммунизм во имя равенства, как ни прекрасно это звучит, уничтожает самую важную ценность – свободу. Свобода – это высшая ценность. Нет ничего выше свободы, потому что только с ее помощью можно добиться и всего остального.
   Я полностью за капитализм. Капитализм проявляется совсем по-другому, чем коммунизм. Он помогает нам выразить себя, открыться, расцвести всей нашей внутренней целостности.
   Я не говорю, что в капитализме нет ничего неправильного. Там есть неправильные вещи, но не капитализм как таковой несет ответственность за них. Человеческое невежество несет за них ответственность, человеческое неразумие. Капитализм – не абсолютно совершенная система, в нем много неправильного. Это самая совершенная система из возможных, но она не может быть абсолютно совершенной – потому что человек несовершенен. Эта система просто отражает человека, со всеми его заблуждениями, со всеми человеческими ошибками, со всей человеческой глупостью… но при этом отражает очень хорошо.
   Коммунизм – это попытка жить хлебом единым. Хлеб нужен, но он нужен так, чтобы вы при этом могли еще и петь песни, чтобы вы могли влюбляться, чтобы вы могли рисовать. Хлеб нужен, но только как средство. Коммунизм же сделал средство конечной целью.
   Мне нравится вестернизированный мир, мир по западному образцу, потому что вестернизация – это просто модернизация. Забудьте о слове «Запад». Вестернизация – это модернизация: больше технологии, больше науки, и при этом более высокие технологии, чтобы мы смогли сберечь нашу Землю и весь ее хрупкий экологический баланс. Мир может быть усовершенствован – а значит, будущее не мрачно.
   Но есть огромная проблема в том, что наше устаревшее сознание против такого совершенствования. Старые традиции – это очень мощный тормоз. То, как работает старое, традиционное сознание, – и приводит к тому, что люди заканчивают жизнь самоубийством. Они думают, что у них была великая культура, великие ценности, великие идеи… И все это деградировало и выродилось! С сожалением оглядываясь назад, люди не могут воспринять тот великий взрыв знания, который уже произошел и который может превратить нашу Землю в настоящий рай. Поэтому старые идеи должны быть уничтожены.
   Люди часто спрашивают меня, особенно индийцы: «Что вы делаете для того, чтобы помочь Индии выбраться из нищеты?» Именно это я, собственно, и делаю, потому что для меня это не просто вопрос о том, как пойти и раздать одежду беднякам, – это как раз не поможет. Это вообще не имеет отношения к раздаче чего-либо, это не вопрос благотворительности, это вопрос изменения их сознания и структуры мышления. Но тогда проблема еще больше обостряется: они начинают ко мне относиться совсем уж враждебно. Так парадоксальна жизнь. То, что я говорю, может изменить судьбу Востока, это может превратить его уродство в красоту, но люди на Востоке по-прежнему остаются настроены против меня, ведь все, что бы я ни сказал, идет вразрез с их привычками, их идеями – идеями, формировавшимися на протяжении столетий. Вот почему вы так редко встретите здесь индийцев.
   Западное сознание мгновенно чувствует во мне что-то глубоко созвучное. Я всегда почитаю современное, новое. Западное сознание понимает меня в одно мгновение, оно чувствует тесное родство, но вот восточное сознание – только приходит в возбуждение. Когда восточное сознание слышит то, что я говорю, оно раздражается, становится враждебным, оно даже начинает защищаться.
   Если кто-то привязался слишком сильно к своему сознанию, то его сознание станет причиной всех его проблем. Он хочет сделать что-то с этими проблемами, но цепляется за свое сознание. Так нельзя. Надо сначала изменить сознание, тогда и проблемы исчезнут сами собой.
   Скажем, весь Восток испытывает мучения от подавленной сексуальности, очень серьезно подавленной, но, несмотря на это, все настаивают, что воздержание – это великая идея, что это закалка характера, закалка нравственности. Именно эти идеи и подавляют их сексуальность. Эти идеи сковывают их, сексуальность подавляется, и творческое начало подавляется вместе с ним, потому что сексуальная энергия – это и есть творческая энергия. Сама природа придумала этот способ, чтобы помочь вашей креативности. Секс – это креативность. Тот, кто подавил в себе сексуальное начало, не будет способен ни на какое творчество, он просто застрянет на месте.
   И что тут делать? Если вы посоветуете им добавить в свои отношения немного любви, немного чувственности, немного чувствительности, они тут же начнут относиться к вам враждебно, они скажут: «Тогда почему Будда сказал это, Махавира сказал то? Вы учите нас материализму!»
   А я просто учу вас целостности. И позвольте мне сказать, даже подход Будды не целостен, он частичен. Но я понимаю его, и если вы против меня, сейчас, через двадцать пять столетий после Будды – при том что Будда говорил все то же самое, что и я вам сейчас говорю, – то вы не только против меня, но и против него. Я могу понять, почему он так и не сказал вам о целостном росте личности, почему ему пришлось остаться частичным в своих идеях. Даже и то, что он сказал, было слишком для индийцев, буддизм был просто вышвырнут из страны – даже это было чересчур. Если бы он говорил так, как я говорю, его бы убили на месте. Не было никакой возможности это говорить, духовный климат был еще не готов, чтобы говорить о целостности.
   Я беру на себя этот риск и говорю вам о целостности – и наживаю себе ненужные неприятности! Я мог бы учить глупому и устаревшему виду духовности, и Индия очень гордилась бы мной, индийцы бы почитали меня. Но мне не нужно, чтобы меня почитали, мне не нужно, чтобы Индия мной гордилась. Все, что мне нужно, – это изменить испорченное сознание этой страны, дать ей новое видение.
   Не надо беспокоиться, что если в мире добавится научного знания и новых технологий, экологии будет нанесен ущерб. Не беспокойтесь. Технологии сами могут помочь преодолеть все эти трудности. Технологии – это только средства в руках людей, средства, которые могут изменить внешний мир. Внешний мир надо изменить полностью – это и будет решением проблемы. Мы можем привести его даже к лучшему экологическому состоянию, чем это сделала сама природа, – ведь те средства, которыми пользуется природа, отсталые и примитивные. В конце концов, что такое человек? Это высшее достижение самой природы. Если не человек установит новый экологический баланс, кто это сделает? Человек – это природа в своем высшем развитии, и именно через действия человека природа сможет решить все свои проблемы.
   Я не думаю, что будущее мрачно. Будущее очень светло, оно полно надежд. Мы никогда не видели это раньше, потому что впервые человек подобрался очень близко к тому, чтобы освободить себя от необходимости работать. Человек впервые в истории может жить в довольстве и в роскоши, а жить в роскоши будет означать еще и то, что человек сможет продвинуться глубоко внутрь себя, потому что во внешнем мире ему больше ничего не будет мешать. Вы сможете просто двигаться внутрь своего существа, вам даже придется это делать – ведь внешнее путешествие будет уже окончено. Все, что могло быть достигнуто во внешнем мире, было достигнуто… теперь – новое приключение.
   То, что произошло с Буддой, может произойти и со всем человечеством. Будда жил в роскоши – он был принцем – и именно благодаря этой роскоши он смог пережить просветление. У него не было никаких проблем во внешнем мире, он мог просто погрузиться в себя, мог искать способы и средства проникнуть в свой внутренний мир. Он исследовал вопрос: «Кто я?» И то, что произошло с Буддой, может произойти со всем человечеством, если все человечество станет богатым – прежде всего богатым во внешнем мире. Внешнее богатство – это начало пути к внутреннему богатству.
   Я учу такому подходу к религии, который включает в себя и науку; я учу такой религиозности, которая происходит из чувств, – чувственной. Я учу религиозности, которая принимает тело, любит тело, уважает тело. Я учу религиозности земной – земной, потому что она любит нашу прекрасную Землю, она не выступает против Земли. Именно Земля должна быть основой для полета в самые высокие сферы.

Глава 3
Три подхода к переменам: реформа, революция, бунт

   Эволюция человека проходит через три стадии: реформу, революцию и бунт. Реформа – это самая поверхностная стадия, она скользит по поверхности и никогда не затрагивает более глубоких слоев. Она приукрашивает человека, лишь формально меняя его вид. Она дает человеку этикет, манеры, цивилизованность – и не вносит никаких значительных изменений в его внутреннее существо. Она причесывает людей, лакирует их, но в глубине души они остаются теми же самыми. Это иллюзия, это фикция. Реформа дает людям респектабельность, но при этом делает их лицемерами. Она дает хорошие манеры, но эти манеры все равно противоречат внутреннему ядру человека. Наше внутреннее ядро никем даже еще не понято. Но зато в глазах общества реформа придает лоск.
   Реформа действует как смазка. Она поддерживает статус-кво, помогает сохранить то, что есть. Это, конечно, звучит парадоксально, ведь реформаторы говорят, что они меняют общество, но на самом деле все, что они делают, – это перекрашивают общество в новые цвета. Старому обществу легче существовать с новой окраской, чем со старой. Старое общество разлагается; реформа – способ обновить его. Дом рушится, опоры падают, фундамент сотрясается, а вы продолжаете добавлять подпорки, чтобы удержать его от разрушения еще какое-то время. Реформа – это раб существующего порядка; она служит прошлому, а не будущему.
   Второй подход – это революция: она проникает чуть глубже. Реформа меняет только идеи, представления, но не меняет образ действия. Революция проникает глубже и затрагивает структуру – но только ее поверхность, а не внутренние слои.
   Человек живет в двух плоскостях, физической и духовной. Революция затрагивает исключительно физическую сторону – экономику, политику – все это относится к физической плоскости. Она проникает в более глубокие пласты, чем реформа, она разрушает много старого и создает много нового, но само существо – внутреннее, сокровенное существо человека – остается прежним. Революция имеет дело с моралью, с характером. Реформа имеет дело с манерами, этикетом, цивилизованностью, она создает лишь иллюзию того, что внешнее поведение человека изменилось. Революция тоже воздействует только на внешнее поведение, однако воздействует глубже, она действительно меняет его. Но все равно это только поверхностные изменения, внутренний рисунок души остается тем же самым, сознание не меняется. Революция приводит к расколу между одним и другим.
   Первый подход, реформа, порождает лицемерие. Второй подход, революция, приводит к шизофрении, появляется внутреннее раздвоение, уже непреодолимое. В человеке начинают жить два существа, и мост между ними сломан. Именно поэтому революционеры во все времена отрицали существование души. Маркс и Энгельс, Ленин, Сталин и Мао – все они отрицали душу. Это и понятно, они не могут принять существование души, ведь если они примут его, вся их революция окажется чем-то поверхностным – и станет очевидно, что революция неполноценна, не тотальна.
   Реформаторы, заметьте, не отрицают душу. Они принимают ее существование, потому что она не доставляет им проблем, реформаторы просто никогда не доходят до этой точки, они не забираются так глубоко. Ганди не отрицал душу, он был реформатором. Реформаторы вообще никогда ничего не отрицают, они всему говорят «да», это вежливые люди. До тех пор, пока не возникнет самая настоятельная необходимость, они ничего не будут отвергать и все будут принимать. А вот революционеры отрицают существование души. Им приходится это делать, иначе революция окажется чем-то частичным, неполноценным.
   Третий подход – это бунт. Бунт идет из самого ядра, из сердцевины. Он меняет сознание, он радикален, это алхимическое превращение. Из бунта рождается новое существо, не только новое тело, не только новая маска – но новое существо. Это рождение нового человека.
   В истории сознания было три типа мыслителей – реформаторы, революционеры и бунтари. Ману, Моисей, Ганди – это реформаторы, их преобразования были самыми поверхностными. Иоанн Креститель, Маркс, Фрейд – это уже революционеры. А Иисус, Будда, Кришнамурти – это бунтари.
   Чтобы понимать, что такое бунт, надо дойти до самого сердца религиозности. Религиозность – это бунт, полнейшая перекройка человека. Религиозность – это разрыв с прошлым, начало нового, возможность бросить все старое. Ничего не должно продолжаться, потому что, если хотя бы что-то одно продолжится, старое останется, выживет.
   Реформы просто перекрашивают поверхность. Революции разрушают устаревшие внешние структуры, но внутренние структуры человека остаются теми же, что были. В послереволюционных коммунистических обществах «внутренний человек» оставался тем же самым, не было никакой разницы, ни малейшей. У него было то же самое сознание – такое же жадное, честолюбивое, эгоистическое, такое же сознание, какое мы сейчас видим в Америке и других капиталистических странах. Изменилась лишь внешняя структура общества. Внешние структуры, такие как законы, власть, экономика, политика, – все это меняется. Но как только полицейский режим ослабевает, принуждение со стороны правительства прекращается и люди снова возвращаются к старой жизни.
   Централизованные послереволюционные общества могут поддерживаться только постоянным насилием, они не могут быть демократичными, потому что позволить людям не зависеть от правительства – значит позволить им восстановить свое внутреннее существо и вернуть его снова к жизни. А ведь внутреннее существо человека и после революции по-прежнему остается, оно никуда не девается, его можно только ограничить, его можно лишь насильственно подавить. И люди в результате не могут жить своим внутренним началом, они живут так, как им предписывает правительство, они не могут жить в соответствии с желаниями своего внутреннего существа.
   Поэтому почти все коммунистические общества были диктаторскими. Такие общества всегда будут диктаторскими, потому что они боятся, что если человек получит свободу, то его сознание, которое каким было, таким и осталось, – жадность осталась, честолюбие осталось, – это сознание проявится снова. Люди снова станут богатыми и бедными, могущественными и бесправными. Люди начнут эксплуатировать друг друга, люди начнут бороться, чтобы удовлетворить свои амбиции. Конечно, в коммунистических обществах сильные и могущественные именно это всегда и делают. Хрущев похвалялся своими машинами, их количеством. Ни у кого больше в России их не было, хотя все хотели иметь машину. Это было просто внешнее насилие, а не настоящая революция.
   Настоящая революция происходит без насилия. Такая революция и называется бунтом.
   Еще немного различий в терминах, чтобы вы лучше понимали мой подход.
   Реформа никогда не требует от человека многого. Она как бы говорит: «Просто приукрась свой фасад». А весь дом при этом может оставаться грязным. Вы живете в грязи, так пусть хоть соседи этого не видят. А вот крыльцо должно быть совершенно образцовым, потому что ваши соседи не интересуются тем, что у вас внутри, в жилых комнатах. Они проходят мимо дома и видят только парадную дверь. Делайте что хотите, но только делайте это на заднем дворе. Входная дверь – это фасад, парадное, витрина для соседей. Вообще-то вы живете у себя дома, вы не живете на крыльце. Парадная дверь – это нечто искусственное, вы даже никогда не входите через нее, вы не выходите через нее – она там только для того, чтобы ее видели другие.
   Посмотрите, парадные двери – это то, что есть у всех. Это лица, маски, личины, персональные качества – их так назвали, потому что это персона, действующее лицо в театре. Немного губной помады, пудры и косметики, и получится персона. Но вас тут нет, это просто макияж.
   Революция проникает немного глубже, но совсем немного. Она наводит порядок в гостиной, так что вы можете пригласить туда гостей. В Индии это делают очень часто. В Индии прихожие выглядят очень красиво, но лучше и не пробуйте зайти дальше! Кухни грязные и уродливые, ванные – это что-то почти невозможное. Но никому нет дела до ванной и кухни, все заботятся только о том, какова гостиная. Ведь именно здесь вы принимаете гостей.
   Это неправильно. Это просто поддерживает ваш престиж, но не касается подлинного существа внутри вас. Наша мораль – это просто прекрасная гостиная. Может быть, вы можете позволить себе красиво ее отделать, может быть, у вас там даже висит картина Пикассо. Это зависит только от того, что вы можете себе позволить.
   Как раз вчера я читал небольшую историю…
   Чарли показывал город своему приятелю из деревни, Джорджу. Они наслаждались прогулкой, как вдруг Джордж сказал:

   – Смотри, видишь эту симпатичную девушку вон там? Она нам улыбается. Ты ее знаешь?

   – Да, это Бетти – двадцать долларов.

   – А кто эта брюнетка рядом с ней? Фигура у нее просто отпад!

   – Долли – сорок долларов.

   – А там, смотри, кто идет! Вот это я называю высший класс!

   – Глория – восемьдесят долларов.

   – Боже! – воскликнул Джордж. – А что, здесь вообще нет симпатичных, но порядочных девушек?

   – Есть, конечно, – ответил Чарли. – Но они тебе не по карману.

   Мораль доходит только до определенной границы, дальше она спотыкается и исчезает. Все на свете имеет свою цену. Мораль тоже имеет свою цену. Проверьте себя – если вы идете по улице и находите тысячу долларов, может быть, вы попробуете отыскать владельца. Если вы найдете десять тысяч, вы уже призадумаетесь, искать владельца или нет? Но если вы найдете сто тысяч долларов, то, без вопросов, вы возьмете их себе. Отсюда видно, насколько прочной является ваша мораль, – тысяча, десять тысяч, сто тысяч, у каждого своя цена. Кто-то может позволить себе столько-то, а дальше для него – уже слишком большая жертва. «Мораль этого не стоит!» – думаете вы. Значит, вы уже готовы быть аморальными.
   Моральный человек никогда не бывает полностью морален: только несколько слоев в нем моральны, а дальше начинается аморальность. И вы можете любого морального человека увести в аморальность очень легко. Вопрос только в цене этой морали.
   Однажды Мулла Насреддин ехал с женщиной в купе-люкс. Они были одни. Мулла представился своей попутчице, потом сказал:

   – Не хотите ли провести эту ночь со мной?

   Женщина очень рассердилась:

   – Что это значит? Вы с ума сошли? За кого вы меня принимаете? Я не проститутка!

   Мулла сказал:

   – Я дам вам десять тысяч долларов.

   Женщина начала улыбаться, села поближе к Мулле и взяла его за руку.

   Тогда Насреддин сказал:

   – А как насчет десяти долларов?

   Женщина опять возмутилась:

   – За кого вы меня принимаете?

   Насреддин ответил:

   – Я уже понял, кто вы. Теперь мы просто торгуемся о цене.

   Это всегда вопрос цены. Десять долларов – и женщина в ярости. Десять тысяч долларов – и женщина уже согласна переспать с вами. Не смейтесь над ней, это та ситуация, в которой находится каждый из нас.
   Революция не изменяет вас. Она проникает глубже, чем реформа, за нее приходится платить большую цену, но при этом в глубине вашего существа вы не меняетесь.
   Реформа – это частичная революция. Революция – это революция исключительно во внешнем мире. Бунт – это внутренняя революция. И только когда внутренний переворот совершился, это надежные изменения, до этого никакой надежности нет. Реформа порождает лицемеров, а революция делает вас шизофреником. Только бунт дает вам полноту бытия, спонтанность, душевное здоровье, целостность.
   Реформа придаст вам респектабельности. Если вы стремитесь к этому, вам больше ничего не надо. Она даст вам гибкую, пластичную личность. Для внешнего мира вы станете выглядеть очень привлекательно. Внутри вы будете гнить и дурно пахнуть, но никто не почувствует этого запаха, внешняя пластичность скроет его. Внутреннее существо будет становиться все отвратительнее, но для внешнего мира вы хорошо сохраните свое лицо.
   Революция приводит к внутреннему расколу. Вы можете стать хоть святым, но при этом грешник внутри вас не исчезнет, а будет только подавляться. Грешник не сливается со святым, он просто отрезается. Революция приводит к раздвоению личности, в вас появляются два разных мира. Естественное подавляется, мораль командует.
   «Моральный человек», диктатор, пытается подчинить свою жертву, «естественного человека». Но «естественный человек» очень силен, ведь он естественный! Он обязательно отомстит, он просочится в вашу жизнь через любую слабость, какая только у вас найдется. Он сокрушит вашу мораль, он породит чувство вины, и у вас будет постоянный внутренний конфликт, потому что никто не может победить природу и естественность.
   Ваш интеллект пытается опереться на мораль, но все ваше существо опирается на естественность. Мораль – в сознании, а естественность в подсознании. Сознание – это что-то очень маленькое, подсознание в девять раз больше и в девять раз сильнее, чем сознание. Но вы имеете ясное представление только о вашем сознании, и вот в результате получается, что в сознательной части вашего «Я» мораль тянет свою песню, а в подсознательной, которая в девять раз сильнее, все виды аморальности пускают в вас корни все глубже. И вы становитесь святым грешником – грешник будет подавляться, но ждать своего времени, чтобы вырваться на свободу и взять реванш.
   Поэтому люди чувствуют все время такую неудовлетворенность, поэтому они так рассеяны, – вся их энергия уходит на этот конфликт. Постоянное напряжение. Святые всегда напряжены, они испытывают соблазн и при этом боятся, боятся своего собственного существа, которое они подавили. И продолжают подавлять! В конце концов, внутреннее существо сбросит с себя моралиста, эгоиста, притворщика. И притворщик окончательно испарится.
   Святой всегда на грани какого-то безумия. Будьте уверены, если вы попробуете стать святым, то окажетесь на этой грани. Любая мелочь будет нарушать ваше внутреннее равновесие, так что вы можете в любой момент потерять всю свою святость. Так всегда бывает, если вы внутренне расколоты, – невроз поселяется в вас и процветает.
   Бунт – это внутренняя революция. Бунт начинается изнутри, реформа начинается снаружи. Никогда не начинайте снаружи. Начинайте с самой сокровенной сердцевины. Начинайте с самой сути вашего существа.
   Реформа говорит вам, что делать. Революция объясняет вам, как стать святым, существом иного характера, с лучшими качествами. Революция как бы заковывает вас в броню, доспехи, которые защищают вас от внешнего мира, а заодно и от внутреннего тоже. Твердая, стальная броня – вот что такое «характер».
   Подлинное человеческое существо не имеет характера. У Иисуса не было характера, это было его проблемой, поэтому евреи и были так сильно настроены против него. Он был текучей жидкостью – без характера, без брони. Он был открытым, ранимым, беззащитным – именно потому, что он не был моралистом. Он не был святым, он был мудрецом.
   Реформа делает из вас джентльмена. Революция делает вас святым. Бунт делает вас мудрым. Иисус был мудрецом, Будда был мудрецом. Все, что они делали, шло не от морали, а от некого внутреннего понимания; не из того, что какие-то правила были заданы в прошлом, а из спонтанного прозрения.
   Бунт проистекает из прозрения, революция – из характера, реформа – из чистых формальностей.
   Начните с большего понимания – это будет означать, что вы начинаете с внутреннего. Пусть свет распространяется оттуда, и так, в конце концов, все ваше существо будет озарено светом. Прийти к этому извне невозможно. Можно только изнутри – точно так, как семя прорастает изнутри, пускает росток изнутри и превращается в итоге в большое дерево. Пусть это будет частью вашей внутренней работы – прорастайте, как зерно.
   Реформа – это просто накладывание заплаток, что-то вроде ремонта – немного здесь починим, немного там, – но структура в целом не меняется. Реформа может приветствовать революцию или быть против революции – все это зависит от вас. Реформаторы бывают двух типов: те, кто готовят почву для революции, и те, кто пытаются предотвратить революцию. Реформа дает ощущение, что дела налаживаются, так зачем тогда вообще нужна революция? Зачем все эти хлопоты? Реформа дает надежду, и люди перестают бунтовать. Здесь все зависит от вас.
   Человек с правильным пониманием тоже может быть реформатором, но те, у кого этого понимания нет, не могут использовать реформу как средство для революции, наоборот, реформа становится препятствием для революции. То же самое и с революцией. Иногда революция – это первый шаг к бунту, но только для тех, кто наделен пониманием, иначе она будет только мешать. Кто-то думает: «Ну вот, революция уже случилась, зачем идти дальше? Мы и так уже сыты по горло».
   Так реформа может стать для вас препятствием или наоборот – помощью, содействием. То же и с революцией. Все зависит от того, есть у вас понимание или нет, все зависит от вашего сознания – насколько глубоко вы понимаете жизнь.
   Пусть это станет для вас одним из самых фундаментальных правил в работе и жизни: в конечном счете, все зависит от понимания, от глубины понимания. Даже то, что кажется неоценимой помощью для вас, может стать препятствием, если понимание недостаточно глубоко. А с другой стороны, иногда и яд может превратиться в лекарство, если использовать его с умом. Все лекарства были сделаны из ядов, но они не убивают, они помогают людям сохранить здоровье. В умелых руках даже яд становится лекарством, а в неумелых и лекарство может обернуться ядом.
   Должен ли бунтарь, мятежный дух, отвергать мир и общество?

   В прошлом было огромное количество людей, которые отвергли мир и общество. Такое отвержение – неотъемлемая часть почти всех религий, этот принцип лежит в их основе. Но сейчас бунтарь отвергает и это прошлое. Он не собирается повторять прошлое, он хочет внести что-то новое в этот мир.
   Те, кто отказываются от мира и общества, – это всего лишь эскаписты. Они на самом деле просто уходят от ответственности, не понимая, что тот, кто уходит от ответственности, в тот же миг отказывается и от свободы. Жизнь устроена сложно: свобода и ответственность идут рука об руку – или есть и то, и то, или нет ни того, ни другого.
   Чем больше вы стремитесь к свободе, тем больше вы должны быть готовы взять на себя ответственность. Но вне мира, вне общества вообще невозможно взять на себя ответственность. Нельзя забывать, что все, чему мы можем научиться в жизни, мы можем узнать только через личную ответственность.
   Красота слова «ответственность» давно утрачена. Ее сделали почти тем же, что и обязанность, но это совсем не так. Обязанность – это что-то, что делается с неохотой, это часть вашего духовного порабощения. Обязанности перед родителями, обязанности жены перед мужем, обязанности перед детьми – это совсем не то, что ответственность. Очень важно понимать слово «ответственность» правильно. Для этого нужно видеть в нем его корень – «ответ».
   Все ваши действия бывают двух типов: один – это реакция, второй – ответ, отклик. Реакция проистекает из прошлого опыта, из условий вашего существования, это что-то механическое. Ответ идет из вашего настоящего, из понимания, осознания, он не механический. Это не выполнение приказа, чужой команды, ведь вы исходите только из своего понимания. Вы не функционируете как зеркало, отражая ситуацию и отвечая на нее, это не следствие вашей памяти, прошлого опыта похожих ситуаций, не повторение ваших реакций, а действие – действие, которое делается заново, как в первый раз, именно в этот момент. Как ситуация не повторяется, так не повторяется и ваш ответ; и то, и другое происходит впервые. Именно это – одно из главных качеств бунтаря.
   Отвергая мир, уходя в леса и горы, вы просто лишаете себя возможности учиться на новых ситуациях. В гималайских пещерах у вас не будет никакой ответственности, но помните, что без ответственности вы перестанете совершенствоваться, ваше сознание застрянет на месте. Для внутреннего роста надо соприкасаться, сталкиваться с вызовами ответственности – и принимать эти вызовы.
   Те, кто уходят от мира, – просто трусы, это не бунт, хотя именно так до сих пор и считалось, эти люди казались проявлением мятежного духа. Они не бунтари, они просто трусы. Они не могут справиться с тяготами жизни. Они слабы, и они знают это, осознают, что они безвольны, – и предпочитают уйти от мира. Если вы уходите от мира, вам не придется ощущать свою слабость, свое безволие, и вы никогда не столкнетесь ни с одним вызовом. Но как же вы будете расти, если у вас не будет вызовов?
   Нет, бунтарь не должен отвергать мир и общество, – хотя есть, в самом деле, много того, что он должен отвергнуть. Он отвергает так называемую мораль, которую налагает на него общество, он отвергает так называемые ценности, навязываемые ему обществом, он отвергает «знания», принятые в обществе. Он не отвергает общество как таковое, но отвергает все, что это общество дает ему. Вот что такое настоящее отвержение.
   Бунтарь живет в обществе, борясь и сражаясь. Стоять посреди толпы и не подчиниться ей, но подчиниться только своему собственному сознанию, – это потрясающая возможность для внутреннего роста. Она дает вам возможность извлечь наружу лучшее, что в вас есть; и она дает вам значительность и чувство собственного достоинства.
   Бунтарь – это борец, воин. Как можно быть воином в гималайской пещере? С кем вы там собираетесь бороться? Бунтарь остается в обществе, но он уже не принадлежит обществу, не является его частью, – в этом его отвержение и в этом его бунт. Он не упрямый, он не «твердолобый», он не эгоист – он просто не хочет продолжать борьбу вслепую.
   Если он считает что-то правильным – он следует этому, но подчиняется при этом своему чувству правильности и неправильности, а не командам со стороны. И если он видит, что что-то неправильно, – он не делает этого, чего бы это ему ни стоило. Он может принять крестную муку, но никогда не примет духовное рабство.
   На самом деле, жизнь у бунтаря невероятно захватывающая: он постоянно сталкивается с проблемами, потому что в обществе приняты жесткие нормы, неизменные образцы, твердые идеалы. А бунтарь не может следовать этим твердым идеалам, ему надо слушаться того, что ему говорит его внутренний голос, пока еще тихий. Если его сердце говорит «нет», нет никакого способа, никакой силы, никакой возможности заставить его сказать «да». Можно убить бунтаря, но невозможно погасить его мятежный дух.
   Отречение бунтаря гораздо более великое, чем отречение Гаутамы Будды, Махавиры и миллионов других, – они просто отреклись от общества, ушли в леса и горы. Это легкий путь, но очень опасный, потому что он останавливает ваш внутренний рост.
   Настоящий бунтарь отвергает общество и все же в нем остается, постоянно борясь. Таким образом, он не только растет внутренне, но еще и дает возможность обществу узнать, что многое из того, что считалось правильным, на самом деле неправильно. Многое раньше казалось моральным, а на самом деле было аморальным, многое казалось умным, а на самом деле было безумным.
   Например, во всех мировых культурах ценилась девственность. Это всеобщий, повсеместно принятый идеал – женщина должна сохранять девственность до замужества. У девушки в вагине есть такая маленькая, тоненькая перепонка из кожи, которая не дает сперме дойти до яйцеклетки во время секса. И первое, чем интересовался мужчина, – это целостностью этой перепонки. Если ее целостность нарушена, значит, девушка уже не девственница. Иногда это могло произойти в ходе несчастного случая, при верховой езде или лазании по деревьям, целостность перепонки нарушалась, в ней могли появиться разрывы, хотя девушка при этом оставалась девственницей.
   В средние века она не могла уже в этом случае найти себе мужа, поэтому звали врачей, которые делали искусственную кожаную перепонку и вживляли ее, так что женщина снова как бы становилась девственницей. У глупости нет пределов.
   По сути, девственность вообще не должна иметь какое-то значение в обществе с правильным пониманием. Девственность означает, что женщина не имеет представления о том, что ее ждет после замужества. В более терпимом обществе юношам и девушкам позволяется узнать, что такое секс, еще до того, как у них начнется брачная жизнь, так что они знают точно, к чему стремятся, чего именно хотят. Должно быть вполне допустимо для женщины иметь столько партнеров до брака, сколько нужно, и то же самое для мужчины, потому что единственная возможность правильно выбрать себе мужа или жену – это пройти через этот опыт с большим количеством партнеров, с разными типами людей.
   Но вместо этого всегда пропагандировалось невежество – во имя девственности, во имя морали.
   Невежество не должно приветствоваться ни при каких обстоятельствах. В современном мире браки очень часто несчастны, и одна из главных причин этого – что мужчинам не позволяют до брака узнать в сексуальном отношении много женщин, а женщинам – много мужчин, – если бы это происходило, они бы лучше выбирали партнера, находили бы того, кто подходит им больше.
   Зато советуются с астрологами – как будто звездам есть дело до того, на ком вы женитесь, как будто звездам вы вообще интересны! Советуются с шарлатанами, определяющими будущее по руке, как будто линии на вашей ладони могут сообщить вам что-то о том, как выбрать правильно мужа или жену. Справляются по натальным картам… но все это абсолютно никчемные вещи. Сразу после вашего рождения и рождения вашей будущей жены не было ничего, что имело бы отношение к будущей жизни, ее и вашей. Но все это слишком рационально для вас. Человек пытается успокоить себя, убедить себя, что он прилагает максимальные усилия, чтобы найти подходящего партнера.
   Есть только одна возможность не ошибиться с выбором партнера: позволить юношам и девушкам вступать в сексуальные отношения с максимально возможным числом партнеров, в результате чего они узнают, чем отличаются одни женщины от других, одни мужчины от других. Таким образом, они смогут определить, с кем у них полная несовместимость, к кому они просто равнодушны, а с кем полнейшая гармония в отношениях. Кроме этой, другой возможности нет.
   Тот, кто наделен бунтарским духом, должен быть готов к тому, чтобы узнать все обо всех идеалах, даже самых древних, и действовать в соответствии со своим знанием и пониманием, а не с условностями, принятыми в обществе. Вот что такое подлинное отвержение.
   Лао-цзы – вот образец подлинного бунтаря, с которым не могут сравниться даже Гаутама Будда и Махавира, потому что Лао-цзы не уходил от мира, он оставался там и боролся. Он жил в соответствии со своим собственным пониманием, боролся и не избегал схватки. Его мудрость достигла такой глубины, что сам император оценил ее и предложил ему стать первым министром. Лао-цзы попросту отказался. Он сказал: «Все равно ничего не получится, потому что нет никакой возможности, чтобы мы пришли к одинаковым суждениям о жизни. Вы живете в соответствии с идеалами, которые оставили вам ваши предки, я живу так, как говорит мне мой ум». Император настаивал, ему казалось, что все это не может помешать делу. В первый же день службы Лао-цзы при дворе был пойман вор; он был пойман с поличным, при краже у самого большого богача столицы, и сознался в своей краже. Лао-цзы присудил шесть месяцев тюрьмы как богачу, так и вору. Богач сказал: «Что? Меня ограбили, я пострадал, и меня же и наказывают? Ты что, сумасшедший? Никогда такого не было, чтобы наказывали тех, кого ограбили».
   Лао-цзы ответил: «На самом деле тебя надо посадить в тюрьму на гораздо больший срок, чем вора, я тебя просто пожалел. Ведь ты собираешь налоги со всего города. И ты что, думаешь, деньги падают с неба? Из-за чего все эти люди так обеднели, что им пришлось стать ворами? Это твоя вина».
   «Я буду выносить такие приговоры по кражам и дальше, – продолжил он. – Оба пойдут в тюрьму: и вор, и обворованный. Твое преступление даже хуже, его проступок – ничто по сравнению с твоим. Он беден – и в этом твоя вина. Он украл крошечную часть твоих сокровищ, это ничтожное преступление. Эти деньги на самом деле принадлежат беднякам, у которых ты их отнял. Ты становишься все богаче и богаче, а они становятся беднее и беднее».
   Богач подумал: «Похоже, этот человек и в самом деле ненормальный, совершенно ненормальный. Я должен встретиться с императором». Он был так богат, что сам император брал у него взаймы. Богач рассказал императору о том, что случилось. Он сказал ему: «Если вы не уволите этого человека, вы будете следующим после меня, ведь откуда взялись ваши сокровища? Если я преступник, то вы тем более преступник». Император уловил логику ситуации. Он сказал Лао-цзы: «Наверное, ты прав, нам трудновато будет прийти к одинаковым представлениям о жизни. Ты свободен от этой службы».
   Этот человек был бунтарь: он жил в обществе, и он боролся в обществе. Его мятежное сознание могло порождать только такие мысли. Если бы он действовал, опираясь на прецеденты и своды законов, это было бы обычное реагирование на ситуацию. Но он даже не заглядывал в своды законов и не отыскивал прецеденты, он заглядывал внутрь себя, когда надо было понять ситуацию. Почему так много людей живет в бедности? Кто в этом виноват? Конечно, те, кто разбогател сверх всякой меры, – это и есть настоящие преступники.
   Бунтарь отвергает идеалы, мораль, религии, философские системы, ритуалы и суеверия общества – но не само общество. Он не трус – наоборот, он воин. Ему приходится прокладывать свой путь в борьбе и открывать дорогу для других бунтарей в мире – тех, кто придет вслед за ним.
   Раз уж мы вспомнили о мире… мир и общество – не одно и то же. Раньше те, кого называли религиозными людьми, отказывались и от мира, и от общества. Бунтарь борется с обществом, отвергает его идеалы, но при этом он любит мир – весь мир, его существование, ведь мир – это подлинный источник жизни. Отвергнуть его – значит быть против самой жизни. Все религии и были против жизни, они отрицали жизнь.
   Бунтарь утверждает жизнь. С ним приходят в мир все ценности, от которых мир становится прекраснее, в нем больше любви, которая обогащает мир. Это наш мир, мы часть его, и этот мир – часть нас, как мы можем отвергать его? Мира в гималайской пещере столько же, сколько на рыночной площади. Мир надо вскармливать, как дитя, потому что он вскармливает вас. Мир надо чтить, потому что это сам источник жизни. Весь тот сок, что струится в вас, все радости и праздники, которые были в вашей жизни, идут из существования как такового. Вместо того, чтобы убегать от них, лучше нырнуть в них глубже, пустить корни в глубочайшие источники жизни, источники любви и смеха. Так танцуйте и радуйтесь. Если вы будете относиться к жизни как к празднику, вы будете ближе к существованию, потому что существование – это вечный праздник. Ваша радость, ваше блаженство, ваш внутренний покой принесет покой и небу, и звездам; если вы будете в мире с существованием, это даст вам доступ к самым глубоким загадкам, какие только есть в мире. Нет другого пути к просветлению.
   Не надо презирать мир, надо его чтить. Бунтарь почитает само существование, он с безмерным благоговением относится к жизни, в какой бы форме она ни была, – к мужчинам, женщинам, деревьям, горам, звездам. Бунтарь чтит жизнь во всех формах, в каких она только существует. Это его признательность к миру, это его молитва, его религия, его революция.
   Быть бунтарем – значит дать начало совершенно новой жизни, совершенно новому виду жизни, это начало нового человечества, нового человека.
   Я хочу, чтобы взбунтовался весь мир, чтобы расцвели все возможности, чтобы их аромат разбудил всех. Мы перестанем быть подавленными индивидуальностями, какими были на протяжении столетий… животными, самыми задавленными из животных. Даже птицы и то намного более свободны, намного более естественны, живут в гораздо большей гармонии с природой, чем мы.
   Когда солнце встает, оно не стучит по каждому дереву: «Просыпайся, ночь прошла». Оно не приходит к каждому гнезду: «Пора петь, время пришло». Нет, как только солнце поднимается над горизонтом, цветы начинают распускаться сами собой. И птицы начинают петь – не по приказу свыше, а потому что не могут иначе – от радости, от блаженства.
   Когда-то я преподавал санскрит в колледже. В тот момент свободных квартир для преподавателей не было, а я был не женат, поэтому меня поселили в общежитии со студентами. В этом колледже изучали санскрит по старой традиционной методике: каждое утро студенты поднимались в четыре утра, принимали холодный душ и к пяти часам шли на построение для молитвы.
   В течение многих лет я тоже привык просыпаться очень рано утром, в полнейшей темноте… причем студенты даже не знали, что я их преподаватель, потому что мой курс лекций еще не начался.
   Надо сказать, что это было вообще ошибкой со стороны правительства – посылать меня в этот колледж, так как я не имел соответствующей квалификации, чтобы преподавать санскрит. Правительству потребовалось шесть месяцев, чтобы исправить свою ошибку. Бюрократия всегда действует очень медленно, медленней всего на свете, это как скорость света, только наоборот. Свет и бюрократия – это две противоположности.
   Итак, мне нечем было заняться, а студенты не имели понятия, что я преподаватель… и вместо молитвы они все богохульствовали, насмехались над ректором, над всем ритуалом. При этом холодный душ посреди холодной зимы – это было совершенно обязательным для всех.
   Я понял ситуацию. Я подумал: «Странно… Вместо молитвы они делают нечто прямо противоположное. Возможно, эти шесть месяцев в этом колледже приведут к тому, что они никогда больше не будут молиться в течение всей жизни. Они больше никогда не будут вставать рано, никогда в жизни. Эта шестимесячная пытка положит конец этому опыту».
   И я сказал ректору: «Это неправильно – делать молитву обязательной. Молитва не может быть по принуждению, любовь не может быть по принуждению».
   Он ответил: «Нет, тут нет никакого принуждения. Если я отменю приказ об обязательной молитве, они все равно будут молиться». Я сказал: «Попробуйте, сделайте это».
   И он отменил приказ. Кроме меня, никто больше не проснулся в четыре утра в тот день. Я пошел к ректору и постучался в дверь – он тоже спал. Он всегда спал в такое время, он никогда не участвовал в молитвах. Я сказал ему: «Ну что, посмотрите, – ни один студент из пяти сотен не проснулся, и ни один не пошел на молитву».
   Птицы не поют по принуждению. Кукушка не поет по указу президента, по необходимости, – она просто радуется вместе с солнцем, с деревьями. Существование – это постоянный праздник. Цветы раскрывают лепестки не по приказу, это не обязанность. Это отклик – ответ солнцу, благоговение, молитва, благодарность.
   Бунтарь живет естественно, откликается естественно, он везде дома и в согласии с существованием. Это экзистенциальное бытие. Вот правильное определение бунтарства: экзистенциальное бытие. Существование – это храм, существование – это святое писание, существование – это целая философия. Бунтарь – не экзистенциалист, но он экзистенциален – это его опыт.
   
Купить и читать книгу

Вы читаете ознакомительный отрывок. Если книга вам понравилась, вы можете купить полную версию и продолжить читать

<>